Женское пространство в культуре

Сохранение традиционной культуры напрямую связано с женским пространством. Изучение места и роли женщины в системе жизнеобеспечения общества, составляющей универсальные и фундаментальные основы этнической культуры, имеет большое научное значение. Женское пространство, в совокупности материальной, духовной, обрядовой, семейно-брачной сфер, восходит к древним мифоритуальным представлениям о женщине-матери.

Статьи по теме
Искать по теме

Понятие женского пространства

Женское пространство в культуре

Мир людей как система включает в себя множество взаимосвязанных структурных звеньев. Первичные, а возможно, и главные среди них – это мужская и женская половины человечества. Ведь предание гласит, что история началась с Адама и Евы. Они вопреки замыслу Бога определили строй жизни последующих поколений людей. И вина за нарушение Высшей воли лежит на первой женщине. Она выказала своенравие там, где мужчина был добросовестным исполнителем установленного порядка. Якобы с тех пор положение мужчины и женщины в обществе существенно различается. Каждый формирует свой особенный мир. Эти миры противопоставлены один другому, но невозможны друг без друга. Только их органичное взаимосочетание делает человеческое сообщество целостным и жизнестойким.

Качественные различия двух миров отмечены уже тем, что мужская среда и деятельность мужчин, как правило, формируют оболочку истории социума. В свою очередь, мир женщин большей частью скрыт от сторонних взглядов и известен, в частности мужчинам, гораздо хуже собственного. Очевидно для подобной "таинственности" у женщин были и остаются причины, что создает интригу во взаимоотношениях двух миров. "Женская тема" постоянно привлекала внимание мужчин, которые для начала отделяли женщин от себя: "Женщина является женщиной в силу отсутствия мужских свойств" (Аристотель). А после констатации реальных отличий – природных и социальных – стремились осмыслить феномен женщины и ее мира.

Само по себе понимание женское пространство берет начало в древности, когда существовал культ женщин. Под пространством понимаются не только физические границы женской функциональности в обществе, определяемой хозяйственными, социально-политическими и другими "материальными" факторами, но и пространство семиотическое, сопряженное с древними и изменявшимися в ходе исторического времени идеологическими постулатами. О женском пространстве можно говорить уже в силу его несовпадения с местом и ролью мужчины в жизни общества. В большинстве случаев мужское пространство создает контуры официальной культуры социума, тогда как женская субкультура пребывает как бы в тени.

Женское пространство, связанное с технологией жизнеобеспечения, обладало многомерным объемом бытия. Пронимальная символика маркировала гендерные границы, опосредуя отторжение представителей иных половозрастных групп. Это пространство было священным – там поддерживался огонь в очаге, готовилась пища, стояла домашняя утварь, т. е. это пространство сохраняло функции святилища хранительницы домашнего очага, которая поддерживала благополучие на различных уровнях: материальном, эмоциональном, ментальном и духовном.

В силу изменившихся общественных отношений и переосмыслением образа матери-богини как ужасного хтонического существа произошла трансформация женского культа – женщины стали восприниматься в качестве источника скверны и греховности, а ее пространство стало сакрально опасным. В связи с этим был выработан целый ряд запретов в отношении женщин, призванных охранить окружающих. Так, для выполнения домашних женских работ без угрозы осквернения домочадцев отводился специальный отрезок времени (ночь/рассвет), обычай держать и стирать свои вещи отдельно от остальных и пр. С окончанием репродуктивной деятельности женщина, уже как арюулган (чистая), попадала в культурную категорию "старуха" и становилась прямым воплощением образа матери-прародительницы, выполняла функции ритуального воспроизводства новых членов социума.

Отдельного внимания заслуживает концептуальное восприятие женщины в Западной культуре. Воззрения ученых на природу "женского мира", как показывает изучение вопроса, неразрывно связаны с воззрениями на природу женщины вообще. Являясь, по сути, носителем и хранителем общечеловеческих моральных ценностей, национальных особенностей, биологическая особенность не подняла, а опустила ее статус. В культуре западного общества, патриархального по своей сути, сложилась социальная конструкция, в соответствии с которой такими подлинно человеческими качествами, как свобода, активность, способность к созданию нового обладают только те существа, которые не выполняют репродуктивную функцию, то есть мужчины. Женщина здесь – вторичное бытие. "Человек" в такой культуре отождествляется с мужчиной, когда же женщина, наделенная противоположными мужским качествам: иррациональность, эмоциональность, чувственность, – исключена из общественной жизни. Традиционно ее сущность определялась через неполноценность и зависимость, ограниченность и слабость, весь смысл жизни которой – служить мужчине и быть ему полезной. Тем самым вне сферы сексуальности и материнства жизнь женщины не имеет смысла. Даже в домашней сфере, которая всегда являлась прерогативой слабого пола, ей отводится исключительно обслуживающая роль.

Вся религиозная база европейского общества трактует иллюстрирует женскую роль в обществе, как обслуживающую. Женщина – принципиально зависимое и слабое существо, сотворенное из ребра Адама. Именно такое восприятие женщины в западном обществе создает специфическое восприятие женского пространства, как чего-то вторичного.

Подобно тому, как изменяется традиционная культура, трансформируется и гендерное пространство, чему способствуют социокультурные трансформации как процесс исторического развития общества. С изменением культуры меняется женское пространство и само понятие женского пространства в традиционной культуре, ломаются стереотипы, традиционные взгляды, изменяется поведение и мировоззрение ненецкой женщины, отношение самих женщин к традициям и религиозным нормам.

В процессе развития современного общества границы деятельности женщины были значительно расширены. Согласно гендерным исследованиям, у женщин, в отличие от мужчины, наблюдается более высокая способность адаптироваться в изменяющихся социальных условиях, данное качество женская половина общества вырабатывала годами, так как, выходя замуж, женщина полностью меняла свой образ жизни, была вынуждена приспосабливаться к новому окружению

К вопросу женского пространства обращаются ученые и философы, искусствоведы и антропологи. В зависимости от того, как воспринимается тендерная основа термина "Женское пространство" формируется общественное восприятие роли женщины в социуме. В современной России существует широкое многообразие трактовок женского пространства обоснованных ролью женщины в той или иной народности, населяющей территорию нашей Родины.

Женское пространство у славян

Славяне на начальном этапе своего развития огромное уважение выказывали женщинам, так как именно женщина являлась матерью и хранительницей очага.

Издревле символ женского начала выражал идею плодородия и жизни. В традиционной славянской вышивке сохранился ромбовидный знак, разделенный на четыре части с четырьмя точками. Именно в него славяне вложили суть плодородия – этот знак, обозначает одновременно и засеянное поле, и женскую беременность. Вся жизнь нашего далекого предка была пронизана ощущением единства с Богами. Обнимая любимого, славянская женщина порой отождествляла себя с Землей, когда-то вступившей в брак с Небом. Людская любовь ощущалась продолжением любви Богов. И благоговейное отношение к Земле-Матушке, кормящей и плодородной, порождало такое же отношение к людской женщине, ее удивительной возможности рожать детей.

Славяне хорошо осознавали функцию женщины, как хранительницы Рода, и вполне сознательно стремились сохранить и сберечь самое ценное, чем обладал народ, стремились оградить будущее от всякого посягательства и вреда [7].

Для этого женщину защищали и оберегали различными способами. Женщина носила много украшений. В те далекие времена любые украшения носили функцию оберегов, защищая самые уязвимые части тела. Одежда женщины имела также ярко выраженный защитный магический характер соответственно различным жизненным, бытовым ситуациям и определенным ритуалам, в частности вышивка на одежде.

Интересен, например, головной убор замужней женщины, женщины, о которой нужно заботится, чтобы она стала матерью, родила здоровых, крепких детей. Любой головной убор замужней женщины обязательно покрывал все волосы, это связано с верой в магическую силу волос. Считалось, что по волосу можно нанести большой урон человеку. Поэтому волосы замужней женщины тщательно покрывались "повоей". Другая разновидность головного убора "мужатой" женщины – кика, "рогатая" кика. Да, не удивляйтесь, на этом головном уборе над лбом женщины торчали рога. Огромный, могучий бык-тур был посвящен Богу Перуну и его рога означали мужское начало, способное уберечь от опасностей как среди людей, так и от вредоносной силы. Помимо этого в этих рогах был заключен еще и другой смысл, уже женский – смысл плодородия, связанный с почитанием нашими предками коров, крупного рогатого скота. Издревле наши пращуры считали коров подателями удачи, счастья, достатка, плодородия и жизни. Заметим, что старые женщины переставали носить рогатую кику, сменив ее на безрогую или просто на платок.

C детства женщину готовили к своему предназначению. С младенчества детей вводили в мир сказок, верований, традиций – ребенок проходил духовную школу, которую в свою очередь он передавал своим детям и внукам. Во всевозможных потешках, присказках, поговорках, сказках содержатся уроки для их слушателя, психологические и бытовые, заговоры на крепкое здоровье ребеночка, его красоту, ум, счастливую судьбу. Они формировали (формируют и до сих пор) нравственные привычки, отношение к важнейшим аспектам народной духовной жизни, воспитывали настоящий славянский дух. Помимо общего в вопросах воспитания, многие прибаутки, потешки, игры, заговоры мальчиков и девочек обязательно отличались. Девочкам нужна красота, здоровое потомство, любовь и забота о ней мужа, красивым народным образом девицы являлась яблонька – плодовое дерево, именно садовое, за которым надо ухаживать, заботиться, оберегать. Мальчикам необходима сила, выносливость, крепость тела и духа, именно все то, что присуще дубу – священному дереву славян. В сказках тоже девочка или мальчик подсознательно прочитывал различную символику, разный смысл, воспринимали по-разному уроки сказки. Как только ребенок обучался ходить, он начинал приобретать опыт общения, игры со всеми детьми от мала до велика. Игры, танцы физически развивали, закаляли ребенка, готовили его тело соответственно половому предназначению. Лет с 5-7 от роду славянских детей приучали к хозяйственным работам. Девочка в этом возрасте выпрядала свою первую нить. Это событие сопровождалось магическим обрядом: нередко первую нить хранили до дня свадьбы, чтобы одеть ее как пояс под платьями.

У славян существовали "женские дома", где старшие женщины обучали девочек женским премудростям, женской магии, ремеслу (ткачеству, прядению), лечению, умению вести дом. Этнографы замечают, что такие дома очень напоминают избушку Бабы Яги. Сказки достаточно часто рисуют нам примеры такой "инициации" женщин. Пройдя ее, т.е. после обучения в таких тайных домах, девушка становилась внутренне сильнее (научалась чувствовать силу и помощь Рода), утончалась ее интуиция, умение ей пользоваться, девушка становилась физически, психологически и духовно готовой к взрослой жизни, замужней жизни, рядом с мужем и его родней, быть матерью.

Современная цивилизация развивалась под мужским влиянием, по законам мужского развития и восприятия. Это создавало женщине необходимость внешне подстраиваться под мужские законы, что во многом служило разрушительно для внутреннего мира женщины.

Особенности женского пространства у народов Северного Кавказа

Представления о пространственном разграничении женского и мужского имеют на кавказской почве корни, уходящие в глубокую древность.

Женская субкультура находит свое выражение в пространственных, числовых, цветовых и других семиотических знаках. С женским началом идентифицируются некоторые объекты вещного окружения человека, как связанные непосредственно с реальными функциями женщин, так и восходящие к символическому образу предмета. Домашняя утварь, имеющая емкость, являлась символом женской идентификации: поварешка, клейница, чашки, котел, а также (что важно для данного исследования) первая (берестяная) колыбель. Эти вещи в качестве гендерного (женского) символа включены в ритуал или известны как действующие объекты сказок мифологического происхождения [4, с.25].

Детали свадебного ритуала выражали народные идеалы в отношении семьи – единство мужа и жены, многодетность, долгая совместная жизнь. О высоком месте, которое отводилось семье, домашнему очагу, говорит развитая охранительная обрядность в отношении семейных символов – огня (очага), колыбели, семейных покровителей. В руках женщины была данная обрядность и значительная часть иных ритуальных функций. Целый арсенал знаний и практических навыков очистительной магии стоял за женщинами.

В мировоззрении каждого человека и в культуре в целом ситуация родов и рождения ребенка занимает особое место. Во-первых, роды, как любой переломный момент жизни, ведущий к перемене статуса человека в обществе, неизбежно становились предметом интенсивной рефлексии, как отдельного человека, так и всего коллектива. Во-вторых, беременность и роды связаны с особым пограничным состоянием, представление о котором в мифологической картине мира всегда подразумевает усиление опасности для человека и особенной его уязвимости в это время. В-третьих, являясь одним из важнейших переходных обрядов, процесс рождения ребенка связан с хорошо разработанным, сложным ритуалом, включавшим ряд обязательных или факультативных обрядовых действий, которые направлены на обеспечение благополучия ребенка и всей семьи.

В традициях населения большей части Северного Кавказа разным отношением к мужчине и женщине было отмечено само появление ребенка на свет. В известном смысле оно даже предшествовало акту рождения, так как желание иметь сыновей женщины пытались осуществить, надевая на себя специальные амулеты. Под знаком подобной надежды проходили месяцы ожидания, но, естественно, мечты сбывались далеко не всегда. У некоторых народностей на Кавказе даже существовал обычай умерщвления дочерей. Его обосновывали обычно тем, что женщина не способна к войне, грабежам и слаба физически.

Существенно разнились по характеру игры мальчиков и девочек. У первых они отличались подвижностью, ибо тренировали физические качества, которыми должен был обладать войн.

На территории Кавказа по-прежнему остается специфическое отношение к женщине, девушке, девочке. Корни несколько пренебрежительного отношения лежат в прошлом данной территории. Характерное отношение к девочке/девушке зафиксировано поговорками, гласящими, что "у девушки кожа толстая", "лоб крепок", "лицо крепкое, если бросить ее под жернов мельницы, и то живой выйдет", а терпелива она настолько, что даже "если руку отрежешь, то и тогда она не пикнет".

В настоящее время культура на территории Кавказских Республик сохраняет много элементов консервативного традиционного уклада. Место женщины в обществе меняется очень медленно.

Итак, меняется культура, изменяется гендерное пространство, мировоззрение кавказской женщины. Но как бы она ни была независима в экономическом и социальном плане, у нее все еще крепок "патриархальный" этнический стереотип женского поведения. Данный вопрос требует дальнейшего изучения. Хочется еще отметить, что женщина – та основа, на которой держится жизнь семьи, рода, соответственно, и культура в целом.

Женское пространство у бурятов

Теперь обратимся к особенностям женского пространства у бурятов. Женщина там была уважаема и почитаема. Однако, за ней была закреплена сложная система функций: чадородие, сакральная защита семьи и рода.

Высокое положение хозяйки дома и, как следствие, власть и свобода в семье и обществе, приобретались только при благополучном рождении детей, т. е. при получении статуса женщины-матери. Значимость материнства в семье и обществе опирается не только на родильные способности женщины. Она восходит к архаическим мифоритуальным воззрениям, согласно которым женщина-мать выступала как хранительницей, воспроизводящей сульдэ (душ) детей и животных, так и материальное, сакральное благополучие, поскольку являла собой природное вместилище (материнское чрево), моделированное через женское предметное окружение: украшения, одежду, утварь. Вся деятельность женщины-матери ассоциировалась с родильными (порождение, протаскивание, вытаскивание) и магическими функциями, меняющими качественное состояние вещей. С материнством связана функция защиты потомства: на вербальном уровне – через молитвы, пение; через физиологию – материнское молоко, тело, волосы, руки. С матерью связывалось понятие защиты благополучия дома, домашнего очага. Сложился образ матери как медиатора между миром людей и миром богов [10, с.121].

Статус молодой невестки обусловливался демонстрацией перед старшими женщинами рода мужа как своих жреческих способностей для обращения к духам домашнего очага и местности, так и морально-нравственной духовной силы, необходимые для создания семьи, ведения домашнего хозяйства и получения статуса матери. Основным предназначением женщины в традиционной культуре было продолжение рода, обретение семейного счастья, обеспечение старости.

По традиционным воззрениям, в случае нереализованной функции материнства женская природа становилась отрицательной и сакрально опасной для общества. Такие женщины попадали в категорию "несчастных и обиженных судьбой", их статус был самым низким, а положение самым плачевным. Чтобы избежать такой участи, женщины искали любые средства избавления от бесплодия: совершали специальные обряды, посещали священные места, связанные с женским культом плодородия, усыновляли детей. Приемная мать, как и родившая ребенка вне брака, получали не меньшие почет и уважение. Считалось, что они выполнили свое предназначение – продолжили род, обрели семейное счастье, обеспечили старость.

С окончанием репродуктивной деятельности пожилая женщина уже как субъект выполняла функции воспроизводства иного плана и на ином уровне. Она осуществляла многочисленные и семантически насыщенные посвятительные церемонии, связанные с культом матерей-прародительниц: проведение с неофитом похоронных церемоний и отправлений; наделение индивида новыми свойствами и качествами; последующее воскрешение и включение его в новую социокультурную среду. Особый почет и уважение получала пожилая женщина, находящаяся в статусе "благополучной" -имеющая детей, внуков, достаток, здоровье. Она могла присутствовать на родовых обрядах (в отличие от остальных женщин, которые не имели права их посещать), ее голос принимался в расчет при обсуждении важных общественно-значимых моментов, к ней обращались за советом и т. д. На высокое социальное положение указывала особая прическа.

Особенности женского пространства у бурятов нашло отражение в женском костюме. Все действия с костюмным комплексом связаны с выполнением социализующей функции, способствующей сохранению здоровья, долголетия и потомства. У бурят был выработан ряд правил, регламентирующих отношение человека к одежде, согласно которым сначала надевают обувь, затем верхнюю одежд, при этом пуговицы начинают застегивать с нижней, и последним надевают головной убор. При снятии одежды соблюдается обратный порядок. В надевании одежды нашла отражение и пространственная организация мира.

В период полового созревания одежда девушки претерпевает кардинальные изменения: при сохранении прежнего цельного покроя рукавов, платье шили уже отрезным по талии без кушака. Девушка отращивает косу, надевает девичьи украшения. Достижение брачного возраста и совершеннолетие отмечалось ношением специальных головных, накосных, наспинных украшений, изменением прически, украшениями из серебра со вставками из коралла.

Роль женщины у бурятов эволюционирует вместе с российским обществом. Если говорить об изменении традиционной культуры, которое приводит к трансформации положения бурятской женщины, здесь наблюдается двусторонний процесс: изменение положения женщины напрямую приводит к изменению традиционной культуры. Меняется мировоззрение, меняется и культура.

Литература

  1. Батоева Д. Б., Галданова Р. Г., Николаева Д. А., Скрынникова Т. Д. Обряды в традиционной культуре бурят. М.: Академия, 2002.
  2. Белецкая, 1984: Белецкая Е. М. Поединок с девой-воительницей в героических илли // Вопр. поэтики и жанровой классиф. чеченских героико- ист. песен илли. Грозный, 1984
  3. Бутовская М. Л., Гучинова Э. Б. Мужчина и женщина современной Калмыкии: традиционные стереотипы и реальность // Гендерные проблемы в этнографии. М., 1998.
  4. Карпов Ю. Ю. Женское пространство в культуре народов Кавказа. СПб., 2001.
  5. Клемм Г.Ф. Культура и быт черкесов. Пер. с нем. Саранчиной Г.С., Составитель Б. Едыдж. Майкоп: Изд-во "Паштов З.В.", 2015.
  6. Костиков Л. В. Законы тундры. К вопросу о положении женщин у самоедов // Труды Полярной комиссии-3. 1930. С. 45-46.
  7. Маршенкулова Ф. А. Проблемы изучения женской повседневности на Cсеверном Кавказе // Современные проблемы науки и образования #2, 2015 – С.162
  8. Николаева Д.А. Женское пространство в традиционной культуре бурят – М.: диссер. доктора исторических наук, 2011
  9. О женщине – хранительницах Рода славянского // [Электронный ресурс] Режим доступа: https://rodoswet.ru/o-xranitelnicax-roda-slavyanskogo///
  10. Сорокина С. А. Гендерные аспекты традиционной культуры народов Севера, Сибири и Дальнего Востока: дис.... канд. культуролог. наук. СПб., 2005.