Война 1812 года

Война 1812 года.

Статьи по теме
Искать по теме

200 лет прошло со времени Первой Отечественной войны 1812 г. Тысячи научных и художественных произведений написано об этой войне. Наиболее выдающимися трудами являются труды академика Евгения Викторовича Тарле "Нашествие Наполеона на Россию" (1937 г.), дворянских историков Д.П.Бутурлина, А.И.Михайловского-Данилевского, М.И.Богдановича и др., историков буржуазной эпохи А.Н.Попова, Н.П.Михневича, Ю.Карцева

Отечественная война 1812, справедливая национально-освободительная война России против напавшей на неё наполеоновской Франции. Она явилась следствием глубоких политических и экономических противоречий между буржуазной Францией и феодально-крепостнической Россией, возникших ещё в конце 18 в. и особенно обострившихся в связи с завоевательными наполеоновскими войнами.

В Отечественной войне народы России и её армия проявили высокий героизм и мужество и развеяли миф о непобедимости Наполеона, освободив своё Отечество от иноземных захватчиков. Поражение Наполеона в 1812 явилось толчком к освобождению Западной Европы от наполеоновского господства. В результате освободительной борьбы народов Европы и заграничных походов русской армии 1813-14 рухнула наполеоновская империя.

Дальновидная стратегия русского командования одержала верх над военным искусством Наполеона, которое приносило ему победы в Западной Европе, но в агрессивной войне против России потерпело крушение. Умелое отступление в сочетании с упорной обороной с целью изматывания противника, блестящий фланговый марш-манёвр на Тарутино, параллельное преследование и план стратегического окружения противника значительно обогатили русское военное искусство.

Отечественная война оставила глубокий след в общественной жизни России. Под ее влиянием начала формироваться идеология декабристов. Яркие события Отечественной войны вдохновляли творчество многих русских писателей, художников, композиторов. События войны запечатлены в многочисленных памятниках и произведениях искусства, среди которых наиболее известны памятники на Бородинском поле и Бородинский музей, памятники в Малоярославце и Тарутине, Триумфальные арки в Москве и Ленинграде, Казанский собор в Ленинграде, "Военная галерея" Зимнего дворца, панорама "Бородинская битва" в Москве, памятники героям войны и т.д.

Предпосылки Отечественной войны 1812 года

В царствование Александра I Россия продолжала активную политику на Кавказе. В 1801 г. Восточная Грузия (Картлия и Кахетия) стали частью Российской империи. В 1803-1804 г. вассальную зависимость от России признала Западная Грузия (Мингрелия и Имеретия). В 1804 г. Россия начала войну с Персией (Ираном), которая продолжалась до 1813 г. В соответствии с Гюлистанским миром к России отошла часть Азербайджана.

Однако главное внимание России было приковано к Европе, где расширялись завоевания Наполеона Бонапарта – Первого консула, а затем императора Франции.

В 1804 г., после того, как по приказу Наполеона на германской территории был захвачен, увезен во Францию и расстрелян член королевской семьи Бурбонов герцог Энгиенский, Россия разорвала мир с Францией.

В 1805 г. коалиция Англии, Австрии, России и Швеции вступила в войну с наполеоновской Францией. Еще до того, как русская армия соединилась с австрийской, Наполеон разгромил австрийцев под Ульмом. Оставшись один на один с французами, русские войска под командованием М.И. Кутузова отступали. Арьергард русской армии под командованием П.И. Багратиона успешно сдерживал французов и нанес им серьезные потери под Шенграбеном. Наполеон, все еще желавший превратить Россию в союзника, готов был заключить мир на выгодных условиях. Но Александр потребовал, чтобы Франция отказалась от всех своих завоеваний.

В ноябре 1805 г. русско-австрийская армия потерпела сокрушительное поражение под Аустерлицем, потеряв 27 тыс. человек Кутузов, видя превосходство противника, пытался уклониться от генерального сражения, но Александр и его окружение самоуверенно настояли на нем. Впоследствии Наполеон считал Аустерлиц одной из самых выдающихся своих побед.

После Аустерлица Австрия подписала мир с Наполеоном. Однако Россия продолжала войну. В новой коалиции место Австрии заняла Пруссия.

К новой войне стремился и Наполеон, так как вскоре после победы под Аустерлицем английский флот под руководством адмирала Нельсона уничтожил французскую эскадру в битве при Трафальгаре и сделал невозможным давно готовившееся вторжение в Англию. Французский император хотел заставить Европу забыть об этой своей неудаче.

Прусская армия была уничтожена французами в двух одновременных сражениях: под Йеной и под Ауэрштедтом.

Россия вступила в войну уже после вступления французов в Берлин. Военные действия развернулись в Восточной Пруссии. Первое сражение под Прейсиш-Эйлау в январе 1807 г. оказалось очень кровопролитным, но не принесло победы ни той, ни другой стороне. Предложенный Наполеоном мир вновь был отвергнут Россией. Но в мае 1807 г. русские войска под командованием Л.Л. Беннигсена были разгромлены в сражении при Фридланде. У России не осталось выбора – мир был необходим.

Подписание мирного договора состоялось в Тильзите в июне 1807 г. России пришлось признать все завоевания Наполеона в Европе, согласиться на отторжение от Пруссии польских земель и создание зависимого от Франции герцогства Варшавского. Русские войска выводились из Молдавии и Валахии, а Франция становилась посредником в русско-турецких отношениях. Самое же тяжелое условие заключалось в том, что Россия должна была порвать отношения с Англией и присоединиться к континентальной блокаде, которую провозгласил Наполеон. Для русских купцов и помещиков блокада была разорительна, поскольку Франция не могла заменить Англию в качестве торгового партнера России: там не нуждались в таких количествах в русском лесе, хлебе и парусном полотне.

Вместе с тем, Наполеон пошел в Тильзите на довольно большие уступки. Россия и Франция стали союзниками. Россия получила свободу действий на севере Европы.

В 1808-1809 гг. русская армия вступила в Финляндию, а в 1809 г. войска под командованием М.Б. Барклая-де-Толли перешли по льду Ботнический залив и вторглись на территорию Швеции. По заключенному в том же году Фридрихсгамскому миру Финляндия перешла к России, став автономным Великим княжеством Финляндским.

В сентябре 1808 г. состоялась вторая встреча Наполеона и Александра I в Эрфурте. Наполеон признал права России на Финляндию и Валахию и обещал не вмешиваться в русско-турецкую войну. Александр признал права Франции на Испанию, где уже тогда развернулось партизанское движение против французских интервентов.

В 1809 г. русские войска приняли участие в войне, которую Наполеон вел против Австрии. Однако участие русских войск было формальным и свелось большей частью к маневрированию без боя.

Уже во время свидания в Эрфурте стало очевидно, что отношения между союзниками начинают ухудшаться. Тому было много причин. С одной стороны, Тильзитский мир всегда рассматривали в России как позорный и вынужденный, а Наполеона и после его коронации продолжали воспринимать как узурпатора. С другой стороны, завоевания Наполеона, превратившие его в господина почти всей Европы, ставили Россию в действительно опасное положение. Восстановление польского государства, хотя и лишенного подлинной самостоятельности, также противоречило имперским интересам России, боявшейся роста освободительного движения на территориях, отошедших к ней при разделах Польши. Экономические интересы заставляли русское правительство попустительствовать контрабандной торговле с Англией, нарушая континентальную блокаду. Это крайне раздражало Наполеона и заставляло его подумывать о войне против России. Таким образом, новая война между Россией и Францией становилась неизбежной.

Приближение войны с Францией требовало скорейшего завершения русско-турецкой войны, длившейся без серьезных результатов с 1806 г. В 1811 г. командующим Дунайской армией был назначен М.И. Кутузов. Летом 1811 г. он нанес туркам поражение под Рущуком, окружил турецкую армию и заставил ее сдаться. В мае 1812 г. был подписан Бухарестский мир, по которому Россия получила Бессарабию. Граница России прошла по р. Прут. Результаты войны позволяли требовать и большего, но Россия торопилась с подписанием мира, стремясь освободить войска для действий на Западе и потому не настаивала на дальнейших уступках Турции.

Говоря о внешней политике России начала XIX в., следует не забывать о ее двойственности: Россия вела войны против завоевателя-Наполеона, но и сама преследовала агрессивные цели, прибегая, когда это было возможно и выгодно, к союзу с тем же Наполеоном.

Подготовка сторон к войне

Ни к одной из войн Наполеон не готовился так тщательно, как к походу на Россию. Подробнейшим образом разрабатывался план военных действий, создавались огромные склады боеприпасов, обмундирования и продовольствия. Была проведена серия новых наборов, при этом жестоким карам подвергались не только уклонившиеся от службы, но и их семьи.Со всей Европы сгонялись в армию Наполеона солдаты, свозились боеприпасы, продовольствие, фураж. К июню 1812 года армия, которую Наполеон называл "великой", насчитывала около 600 тысяч человек и имела 1200 артиллерийских орудия. Во главе их стояли прославленные маршалы и генералы

В России знали о подготовке Наполеона к войне. Русский посол в Париже князь А.Б.Куракин, начиная с 1810 г. регулярно, дважды в месяц, доставлял русскому военному министерству точные сведения о численности, вооружении и дислокации французских войск. Ценные сведения ему за крупные денежные суммы доставляли министр иностранных дел в правительстве Наполеона Талейран, а также Фуше.

С 1810 г. началось перевооружение русской армии, укрепление ее западных границ, строительство крепостей, устройство складов боеприпасов, фуража и продовольствия, но тяжелое финансовое положение не позволило выполнить программу полностью – собрать и экипировать достаточную армию. Архаическая рекрутская система не позволяла подготовить необходимые людские резервы для предстоящей войны. Против армии Наполеона Россия могла выставить 317 тыс. солдат, но и те были рассредоточены по широкому, более чем 600-верстному пространству вдоль западных ее границ: первая армия (М. Б. Барклая де Толли), располагалась на р. Неман и прикрывала Петербургское направление, вторая (П. И. Багратиона) находилась на юге Литвы и прикрывала Московское направление, третья (А. П. Тормасова) была дислоцирована на Волыни и прикрывала Киевское направление. Кроме того, Петербург прикрывал Нарвский корпус, а на юге России находилась Дунайская армия П. В. Чичагова – она прикрывала юго-западные границы России. Такое рассредоточение войск диктовалось тем, что французская армия дислоцировалась по широкому фронту от Кенигсберга до Люблина, и не было ясно главное направление удара, какое изберет Наполеон.

К марту 1812 г. Наполеон завершил подготовку к вторжению в Россию. Было собрано 678 тыс. солдат, из них французы составляли 356 тыс., остальные – немцы, австрийцы, швейцарцы, итальянцы, хорваты, датчане, португальцы и пр., 456 тыс. солдат составили армию вторжения, остальные – резерв, находившийся в Польше вдоль западных границ России. Хотя русская армия значительно уступала по численности, однако боевые качества русских солдат были выше разношерстного войска "двунадесяти языцев". "Моя армия составлена так, что одно движение поддерживает ее,– говорил Наполеон.– Во главе ее можно идти вперед, но не останавливаться и не отступать; это армия наступления, а не защиты" (Н.И.Павленко, В.Б.Кобрин, В.А.Федоров "История СССР с древнейших времен до 1861 года", Москва, "Просвещение", 1989, стр. 435-436). Любая неудача деморализующее действовала на такую армию.

Французская армия была намного лучше укомплектована, чем русская армия. Русская армия всегда славилась недостатком хороших офицеров и мужественных простых солдат. Недостаток хороших офицеров объяснялся тем, что хотя и существовал Петровский закон – знать обходила его. Солдаты брались из простого народа: из крепостных крестьян. Русская армия славилась артиллерией, кроме артиллерии была еще одна гордость – Русская Императорская гвардия, она состояла из дюжих мужиков двухметрового роста и использовалось только в крайнем случае. Во французской армии офицерские чины так просто не раздаривались – их нужно было заслужить. В армии были мужественные, дисциплинированные солдаты. Эти свои качества они показывали в каждой битве. Кроме того, у них был особый резерв, старая Гвардия, она состояла из старых, видавших виды солдат. Преимущество французской армии характеризовалось еще и тем, что она была больше и едина. Русская армия была разбросана по стране и делилась на четыре части. Правда, кроме армии существовали еще и партизанские отряды, которые сыграли большую роль в войне.

Как было сказано выше, Наполеон вступил в Россию 10 (22) июня 1812 года. В кратчайший срок понтонеры французского инженера генерала Эбленавели навели три моста. Русские лейб – казаки под командованием штабс – ротмистра Рубашкина задержать их не смогли. Главный удар Наполеон решил нанести на Москву и этим поразить Россию в сердце. Тактика Наполеона не изменилась, он хотел дать генеральное сражение и победив в нем, (в этом он не сомневался), уничтожить русскую армию.

Начало Отечественной Войны 1812 года

19 мая 1812 года утром Наполеон с императрицей, сопутствуемый частью императорского двора, выехал в Дрезден. Говорилось, что он едет в Дрезден для смотра великой армии на Висле, но все знали, что он едет на войну с Россией. На рассвете 21 июня он прибыл в местечко Вильковышки, в нескольких километрах от Немана. 22 июня по его приказу началось движение от Вильковышек к реке. В авангарде великой армии шёл 3-й полк конных егерей.

Есть с десяток различных показаний о численности великой армии, перешедшей через Неман. Наполеон говорил о 400 тысячах человек, барон Фен, его личный секретарь, – о 300 тысячах, Сегюр – о 375 тысячах, Фезанзак – о 500 тысячах. Цифра 420 тысяч – цифра, на которой останавливаются чаще всего показания, говорящие именно о переходе через Неман; 30 тысяч австрийцев корпуса Шварценберга в войне участвовали, но через Неман не переходили. В главных силах Наполеона числились около 380 тысяч человек, на обоих флангах (у Макдональда на северном, рижском, направлении и у Шварценберга на южном) – в общей сложности 60 – 65 тысяч.

Затем в течение июля и августа на русскую территорию было переброшено ещё около 55 тысяч человек, наконец, уже в разгаре войны, ещё корпус маршала Виктора (30 тысяч человек) и для пополнения потерь маршевые батальоны (около 70 тысяч человек).

В момент вторжения Наполеона русские войска были разбросаны на пространстве в 800 верст. Некоторые уверяют, что Барклай де Толли сначала думал о сражении, но тут же пришлось от этой мысли отказаться: численность наполеоновских войск, вступивших в Россию, оказалась гораздо большей, чем предполагали в русском штабе и при дворе.

У Багратиона было в конце июня 1812 года шесть дивизий, а Наполеон направил против него почти вдвое – 11 дивизий. У Барклая было 12 дивизий, а Наполеон двинул против него около 17.

Первоначальный план, по свидетельству генерала графа Толя, заключался в том, чтобы действовать наступательно, и только непомерное превосходство сил Наполеона, сосредоточившихся между Кенисбергом и Варшавой, и некоторые политические обстоятельства побудили переменить план, "положено было вести войну оборонительную", потому что из 360 – 400 тысяч (считая уже с донским войском и с гвардией), которые были в тот момент в России, непосредственно Наполеону противопоставить можно было всего лишь, уже считая с армией Тормасова, 220 тысяч человек. Да и то эта цифра была лишь на бумаге.

Наполеон предполагал, переходя Неман, что русская действующая непосредственно против него армия равна приблизительно 200 тысячам человек. Он ошибался. На самом деле, если исключить южную армию (генерала Тормасова), которому противостоял австрийский корпус Шварценберга, вот какими силами располагало русское командование в день вторжения Наполеона: в армии Барклая (1-й армии) было 118 тысяч человек; в армии Багратиона (2-й армии) – 35 тысяч человек, в общем – 153 тысячи. При отступлении к Дриссе, к Бобруйску, к Могилёву, к Смоленску в эти армии вливались гарнизоны и пополнения, и это число возросло бы до 181800 человек, если бы пришлось выделить для охраны петербургских путей армию (генерала Витгенштейна) в 25 тысяч человек и если бы не потери в боях (7 тысяч человек). За вычетом этих двух цифр из 181800 получается 149800 человек, которые должны были оказаться в Смоленске 3 августа, когда, наконец, Барклай и Багратион соединились. Но на самом деле оказалось в Смоленске всего-навсего 113 тысяч человек, то есть на 36800 человек меньше, чем можно было бы ожидать. Болезни, смертность от болезней, отставание съели эту огромную массу. Размеры этой убыли смущают генерал-квартирмейстера Толя, и он в своих воспоминаниях склонен даже поэтому несколько усомниться в точности первоначальной цифры; по его мнению, в момент вторжения Наполеона обе русские армии вместе (Багратиона и Барклая) были равны не 153 тысячам человек, но тысяч на 15 меньше. Во всяком случае, огромная убыль больными и отсталыми в русской армии не подлежит никакому сомнению. Дезертирство литовских уроженцев из русской армии в этот период войны было, и по русским и по французским свидетельствам, значительным.

Каждая русская пехотная дивизия состояла из 18 батальонов и имела в общем 10500 человек. Каждый пехотный полк состоял из двух батальонов линейных и одного запасного, обучавшегося в тылу. Кавалерийский полк состоял из шести эскадронов и одного запасного. Кавалерия была равна 48 тысячам человек. Артиллерия делилась, на роты, и каждая из них была равна 250 человекам. Всего в России весной 1812 года было 133 артиллерийских роты. По подсчётам графа Толя, общее количество войск, которыми располагала Россия в начале кампании 1812 года, считая уже и Кавказскую линию, и Грузию, и Крым с Херсонской губернией, было равно 283 тысячам пехоты, 14 тысячам кавалерии, 25 тысячам артиллерии и, сверх того, 30 тысячам донских казаков и гвардии, охранявшей Петербург. У Наполеона, не считая войск, стоявших гарнизонами во всех странах его громадной империи, и кроме нескольких сот тысяч, воевавших в Испании, было к началу кампании под руками 360 тысяч пехоты, 70 тысяч кавалерии и 35 тысяч артиллерии. Сюда не входят вспомогательные части "союзных" с Наполеоном Австрии и Пруссии.

После того, как с трудом удалось убедить Александра I покинуть армию, Барклай остался единоличным распорядителем судеб 1-й армии, Он приказал отступать на Витебск. Начальником его штаба был назначен А. П. Ермолов, генерал-квартирмейстером – полковник Толь.

Никого не удивило бы, если бы, например, Александр I в начале войны 1812 года назначил Багратиона главнокомандующим. Но Александр этого не сделал. С другой стороны, царь боялся обидеть Багратиона назначением Барклая де Толли. С характерной для Александра половинчатостью и нерешительностью он назначил обоих: Барклая – командующим 1-й армией, Багратиона – командующим 2-й, причём каждый из них оказался независимым в своих действиях от другого. Это лукавое решение, очень запутавшее все дела, дополнялось ещё одной существенной чертой: 1-я армия (Барклая) была в два с лишним раза больше 2-й (багратионовской).

Началось нашествие, и тут между обоими командующими возникла безнадёжная ссора. Багратион смотрел на тактику Барклая, как на тактику ошибочную. Он рвался в бой, но со своими ничтожными силами он не мог, не губя своей армии, противостоять огромным силам Наполеона, а все его призывы к Барклаю оставались безрезультатными. Неистовый гнев Багратиона возрастал и возрастал, потому что при отсутствии поддержки со стороны Барклая он принуждён был и сам тоже отступать, а это он считал гибелью для России.

Ещё не прошло и полных пяти дней с момента вторжения Наполеона на русскую территорию, как уже обнаружился полный раздор между обоими главными командирами русских армий. Багратион был в состоянии почти непрерывного раздражения. Он ненавидел Барклая и не верил ему. Уже с первых дней войны Багратион без ярости не может говорить о Барклае.

Александр I поддерживал тактику Барклая де Толли, и потому Багратион срывал свой гнев на Барклае. Не мог же он писать царю, чтобы тот не мешал ему! Ведь что спасло Багратиона от грозившей ему неминуемой капитуляции? Не только грубые ошибки бездарного Жерома Бонапарта, короля вестфальского, но и собственный блестящий стратегический талант русского полководца. Багратион получает в Слуцке известие, что к Бобруйску направляются громадные неприятельские силы. Не теряя ни одной минуты, форсированным маршем Багратион спешит к Бобруйску, чтобы успеть миновать опасное место, хотя знает, что Александр этого не желает и раздражён этим отходом. 14 июля Платов, по приказу Багратиона, имел удачное дело против французских конных егерей при местечке Мир, отбросил их и разгромил часть их полка. Это несколько задержало преследование и дало главным силам Багратиона возможность сравнительно более спокойно совершить свой отход. Вот, наконец, миновав страшнейшую опасность, спасши свою армию, спасши обозы, совершив дело, которое при таких условиях никто в тогдашней Европе, кроме разве самого Наполеона, не мог бы сделать, Багратион приходит в Бобруйск и здесь получает "рескрипт" Александра: царь (и до того времени зливший, смущавший и всячески сбивавший с толку Багратиона) изволит делать ему выговор за то, что Багратион не пошёл в Минск, куда идти, по мнению Багратиона, не было никакого смысла и, главное, никакой возможности. В том же рескрипте давал и новые советы на будущее время, столь же несерьёзные и ненужные. И опять Багратион, к счастью, не послушался. 25, 26, 27 июля Багратион, пройдя к Новому Быхову, перешёл со всей своей спасённой им армией через Днепр.

В течение десяти жарких и томительных июльских дней Барклай шёл от Дриссы через Полоцк к Витебску, последовательно получая донесения от лазутчиков и от разведки, что Наполеон с главными силами тоже идёт на Витебск. Если бы при Барклае была вся армия, которой он располагал на Дриссе, то и в таком случае можно было опасаться, что против 100 тысяч русских Наполеон приведёт в Витебск от 150 до 200 тысяч человек. Но ведь у Барклая не было даже и полных 75 тысяч человек: он должен был выделить из своих 100 тысяч целую четверть (25 тысяч человек) для усиления Витгенштейна, охранявшего опасную дорогу на Петербург.

Тревога в Петербурге была большая, и придворная аристократия не очень задерживалась в том году в столице. Панически трусила мать Александра, вдова Павла I, императрица Мария Фёдоровна. Она всё куда-то собиралась, укладывалась, наводила справки о максимально безопасных местах и так далее. Лишь когда Александр приехал в Петербург, где благоразумно просидел всю войну, Мария Фёдоровна несколько поуспокоилась. В такой же тревоге находился и цесаревич Константин Павлович. Но он больше возлагал свои надежды не на бегство, а на скорейший мир с Наполеоном. Впрочем, Константин ещё был пока "при армии", то есть путался в штабе, давал советы, раздражал Барклая до того, что молчаливый и сдержанный, Барклай начинал несправедливо нападать на своих адъютантов за невозможностью выругать от души назойливого цесаревича, который не только своей надменной курносой физиономией, но и нелепостью мышления напоминал своего отца Павла Петровича.

Итак, нужно было защищать Петербург с его правительственными учреждениями, с царской семьёй. Такова была задача, возложенная Барклаем на Витгенштейна.

Генерал Витгенштейн был полководцем очень посредственным и нерешительным, к тому же ответственная роль защитника Петербурга сильно его подавляла. Ещё в первые дни войны он имел неудачное столкновение с французами и предпринял вынужденное отступление. В его распоряжении было 25 тысяч человек. Против Витгенштейна шёл маршал Удино (герцог Реджио). У маршала Удино было 28 тысяч человек, хотя Наполеон распорядился с начала вторжения, чтобы у него было 37 тысяч, потому что, по мысли императора, Удино должен был, соединившись с Макдональдом, осаждавшим Ригу, угрожать Петербургу. Удино занял Полоцк и пошёл к Северу, стремясь, согласно уговору с Макдональдом, обойти Вигтенштейна с севера и, отбросив его к югу, то есть к левому флангу центральной наполеоновской армии, уничтожить весь витгенштейновский корпус и открыть себе дорогу на Петербург. Из этого, однако, ничего не вышло. Макдональд не выполнил ни одного из всех тех действий, какие были уговорены между ним и Удино, а раздробил свои силы между осадой Риги и городом Динабургом, куда благополучно вошёл, но где и застрял. Знаменитый наполеоновский маршал, который за всю свою долгую боевую жизнь был побеждён только один раз – и побеждён в Италии самим Суворовым, – не потому оказался тут несостоятельным, что сробел перед Витгенштейном, который как стратег и тактик был в сравнении с ним ничтожной величиной, но дело было в том, что Наполеон дал ему 32500 человек, из которых две трети были пруссаки, а в остальной трети – почти все вестфальцы и баварцы и только немного поляков. Из всех этих войск усердствовали одни пруссаки.

Не полагаясь на баварцев и вестфальцев своего корпуса, Макдональд бездействовал. Удино остался без поддержки и, желая обойти Витгенштейна, сам оказался обойдённым. Между Клястицами и Якубовым он встретился с Витгенштейном, и встретился как раз тогда, когда целую треть своего отряда должен был отделить для охраны мостов через Дриссу, а другую треть под начальством генерала Вердье отправил к Себежу. 30 июля Витгенштейн имел успех в столкновении с сильно ослабленным таким образом маршалом Удино, отбросил маршала с его позиции обратно к Полоцку. Арьергардом Витгенштейна командовал генерал Кульнев, который и пустился преследовать отступающего маршала. Кульнев, подобно Н. Н. Раевскому, Багратиону, Неверовскому, Кутузову, был одним из очень немногих генералов, достигавших полной власти над солдатами без помощи зуботычин, палок и розог. Но была у Якова Петровича Кульнева одна слабая сторона: он необычайно увлекался в битве и действовал нередко очертя голову, безумно рискуя и своей и чужой жизнью. В бою под Клястицами 30 июля не его начальник Витгенштейн, а именно он, Кульнев, был победителем Удино, взял почти весь обоз маршала и 900 пленных. Увлёкшись на другой день преследованием французов, Кульнев со своими 12 тысячами, которые отделил ему для этого Витгенштейн, бросился за отступающим маршалом. Неосторожно подавшись вперёд, он натолкнулся на остановившийся внезапно и быстро построенный вновь боевой порядок отряд Удино. Кульнев попал между двух огней и был отброшен с тяжкими потерями. Его отряд потерял около 2 тысяч человек и восемь орудий. Когда разбитый отряд уже отступал под огнём французских батарей, Кульнев, передают очевидцы, "печально шёл в последних рядах своего арьергарда", подвергаясь наибольшей опасности обстрела. Французское ядро ударило в него и оторвало обе ноги. Смерть последовала почти моментально. Разбив Кульнева, отряд маршала Удино всё-таки вернулся в Полоцк и здесь с этих пор, то есть со 2-3 августа, долго стоял в бездействии. Корпус Витгенштейна тоже не подавал особых признаков жизни, довольствуясь больше обсервационной, чем непосредственно активной ролью. А Макдональд по-прежнему казался бесцельно им мобилизованным между Ригой и Динабургом.

Барклай и Багратион, теснимые неприятелем, отступали на Витебск и Могилёв при страшной жаре, полуголодные, по целым дням не видя свежей воды. Отступление обеих русских армий было очень тяжёлым. Был иной раз плох офицерский состав. Храбрости среди офицеров было сколько угодно, но иногда неосторожность, небрежность, неуменье найтись в трудную минуту мешали Барклаю и Багратиону, не всегда давали им возможность быть твёрдо уверенными в том, что их приказы будут выполнены.

Интендантская часть была поставлена из рук вон плохо. Воровство царило неописуемое. Вот вступает в Поречье отходящая от французов армия Барклая (дело было в конце июля). Обнаруживается, что нечем накормить лошадей. А где же несколько тысяч четвертей овса, где 65 тысячи пудов сена, которые должны находиться, по провиантским бумагам, в магазинах Поречья и за которые казна уже уплатила все деньги? Оказывается, как раз только что провиантский комиссионер распорядился всё это сжечь, полагая, по своим стратегическим соображениям, что Наполеон может захватить Поречье. Ермолову это показалось подозрительным, он потребовал справки: когда велено было закупить и свезти весь этот овёс и всё это сено в магазины Поречья. Оказалось, что всего две недели тому назад. А так как перевозочных средств было очень мало (почти все подводы были уже взяты армией), то в такой короткий срок свезти всё было никак нельзя. Наглая ложь комиссионера выяснилась вполне: он, конечно, и не думал ничего покупать и свозить, а просто сжёг пустые магазины и этим аккуратно свёл баланс в отчётной ведомости. И поплелись дальше некормленые лошади, таща артиллерию и голодных всадников.

Очень плоха была и медицинская часть. Врачей было ничтожное количество, да и те были плохи. Организация помощи раненым решительно никуда не годилась (Жилин П. А. "Отечественная война 1812 года" Наука,1988).

Так отступали отделённые друг от друга обе небольшие русские армии, преследуемые наседающими французами.

Назначение Кутузова. Бородинское сражение и московский пожар

В конце июля у Смоленска русским армиям удалось соединиться. Александр, к тому времени вернувшийся в Петербург, медлил с назначением главнокомандующего. Общее руководство армиями взял на себя Барклай, занимавший в то время пост военного министра. Хороший стратег и мужественный воин, он был молчалив, замкнут, малодоступен, почти никогда не говорил с солдатами. В армии его не любили. Багратион, сторонник более активных действий, открыто выражал несогласие с тактикой Барклая. Генералы не ладили друг с другом. В несогласованности их действий многие видели причину того, что после кровопролитного сражения русские войска оставили Смоленск. Отступление снижало боевой дух армии, участились случаи мародерства, поползли слухи об измене. В армии и обществе заговорили о том, что Барклай "ведет гостя в Москву".

Тем временем, победоносно завершив войну с Турцией, в Петербург вернулся М. И. Кутузов. В ту пору ему шел 67-й год. Ученик и соратник Суворова, он обладал широким стратегическим мышлением, большим жизненным и военным опытом. Помимо этого, он был известен как обаятельный человек и отличный рассказчик. С дамами он беседовал по-французски, в письмах к супруге изъяснялся на старомодном языке XVIII в., а в разговорах с мужиками и солдатами употреблял простой и красочный русский язык.

О Кутузове сразу заговорили как о единственном человеке, способном занять пост главнокомандующего. Но Александр недолюбливал Кутузова. Герой турецкой войны должен был десять дней ждать аудиенции у царя. Но в конце концов Александру пришлось явить "монаршую милрсть": Кутузову был пожалован титул светлейшего князя.

Московское и Петербургское ополчения избрали Кутузова своим начальником. Даже некоторые близкие к царю люди советовали положиться на Кутузова. И Александр должен был уступить. "Общество желало его назначения, и я его назначил,– сказал он в сердцах,– сам же я умываю руки". В дальнейшем царь не раз подумывал о замене Кутузова на Барклая, но так и не решился это сделать.

Однако Александр был тверд в борьбе с Наполеоном и внес в нее немалый вклад. Проведя трудные переговоры с шведским королем, он сумел удержать его от союза с французским императором. Так была достигнута еще одна победа в этой войне.

По дороге в армию Кутузов часто повторял: "Если только Смоленск застану в наших руках, то неприятелю не бывать в Москве". За Торжком он узнал, что Смоленск оставлен. "Ключ к Москве взят",– с огорчением сказал Кутузов. После этого его мысли вновь и вновь возвращались к тому, какой выбор он должен сделать. "Не решен еще вопрос,– писал он в одном из писем,– потерять ли армию или потерять Москву".

17 августа у села Царево Займище Кутузов прибыл в армию, встреченный общим ликованием. Офицеры поздравляли друг друга, а солдаты быстро сложили поговорку: "Пришел Кутузов бить французов". "Разве можно с такими молодцами отступать?" – говорил он, осматривая войска. Но затем, разобравшись в обстановке, дал приказ продолжить отступление: надо было навести порядок в армии и соединиться с подходящими резервами.

При помощи решительных мер Кутузов улучшил снабжение армии, пресек мародерство, подтянул дисциплину. Большие надежды главнокомандующий возлагал на формировавшееся в Москве ополчение.

Москва в эти дни жила необычной жизнью. Большинство тех, кто мог носить оружие, записывались в ополчение. Старики, женщины, дети отправлялись в путь. После оставления Смоленска от московских застав потянулись вереницы карет и колясок. Потом их сменили повозки и простые телеги. А затем пошли пешеходы.

14 августа состоялись торжественные проводы московского ополчения. Замечательный русский поэт В.А.Жуковский, ушедший с ополчением навстречу врагу, был человеком совсем не военным. Он писал, что "записался под знамена не для чина, не для креста и не по выбору собственному, а потому что в это время всякому должно было быть военным, даже и не имея охоты". Московское ополчение участвовало в Бородинской битве (Михайловский-Данилевский А.И.Отечественная война 1812 года. Воспоминания современников М.: "Reality" 2006).

С 27 августа на трех учебных площадях Петербурга в течение пяти дней производилось ускоренное обучение 13 тысяч ратников. Впоследствии Петербургское и Новгородское ополчения использовались для усиления войск, прикрывавших Петербург. Несколько позднее включились в военные действия Тверское, Ярославское, Владимирское, Рязанское, Тульское и Калужское ополчения, а также калмыцкие, татарские и башкирские полки.

В конце августа численный перевес все еще был на стороне французов. Но Кутузов знал, что нельзя слишком долго сдерживать рвущуюся в бой армию. Тем более что русское общество требовало решительных действий и было готово сделать все для победы.

Вечером 22 августа главные силы русской армии остановились у села Бородина на Новой Смоленской дороге, в 110 км от Москвы. К югу от села, километрах в пяти, была деревня Утица – на Старой Смоленской дороге. Развернувшись между ними на холмистой местности, русская армия преградила неприятелю путь на Мо.скву. Когда главнокомандующий осматривал Бородинское поле, высоко в небе над ним парил исполинский орел. "Куда он, туда и орел",– вспоминал ординарец Кутузова. Это сочли за добрый знак.

Русская армия насчитывала 132 тысячи человек (в том числе 21 тысяча плохо вооруженных ополченцев). Французская армия, преследовавшая ее по пятам,– 135 тысяч. Штаб Кутузова, полагая, что в армии противника около 190 тысяч человек, избрал оборонительный план.

Французы подошли к Бородину на следующий же день, но были задержаны у деревни Шевардино. 24 августа неприятель штурмовал Шевардинский редут. Небольшой отряд русских войск храбро отражал атаки превосходящих сил противника. В это время на Бородинском поле русские солдаты спешно возводили укрепления. В центре обороны, на Курганной высоте, была развернута батарея из 18 орудий. Она входила в состав корпуса, которым руководил генерал Н. Н. Раевский. Впоследствии ее стали называть батареей Раевского. Левее от нее, недалеко от села Семеновского, были вырыты земляные укрепления (флеши), на которых разместили 36 орудий. Это был ключевой пункт обороны левого фланга, которым командовал П. И. Багратион. Его имя закрепилось в названии флешей.

26 августа 1812 г. в половине шестого утра началось Бородинское сражение. Наполеон намеревался прорвать русские позиции в центре, обойти левый фланг, отбросить русскую армию от Старой Смоленской дороги и освободить себе путь на Москву. Но обходный маневр не удался: близ Утицы французы были остановлены. Основной же удар Наполеон обрушил на Багратионо-вы флеши. Их штурм продолжался почти непрерывно в течение шести часов. Багратион получил тяжелое ранение, командование флангом перешло к генерал-лейтенанту П. П. Коновницыну. Около полудня, ценой огромных потерь, французы овладели укреплениями. Русские войска отошли на ближайшие холмы. Попытка французской кавалерии сбить русских с новой позиции успеха не имела.

В это же время были отбиты две атаки французов на батарею Раевского. Пока готовилась третья атака, в тылу французов оказалась русская кавалерия во главе с казачьим атаманом М.И.Платовым и генералом Ф.П.Уваровым. Прошло несколько часов, пока французы организовали отпор. Это время Кутузов использовал для переброски подкреплений в "горячие точки". Третья, решающая атака на батарею Раевского была предпринята около двух часов дня. Схватка длилась более полутора часов. Под напором превосходящих сил русские были вынуждены отойти. Наполеон бросил им вслед кавалерию. Но русская кавалерия ответила контратакой, и французы были остановлены. Вклинившись в оборону русских войск, они не смогли добиться прорыва. Путь на Москву по-прежнему был для них закрыт. День закончился под грохот артиллерии. Канонада Бородинского сражения, как говорили, была слышна у московских застав. С наступлением темноты Наполеон приказал оставить ряд захваченных пунктов, в том числе батарею Раевского (Антонов В.С., М.Б.Огнянов, Н.И.Пирумова "Книга для чтения по истории России XIX века", Москва, "Просвещение", 1999).

Атакующая сторона обычно несет более крупные потери. В боях 24–26 августа Наполеон потерял 58,5 тысяч солдат и офицеров. Потери русской армии были не намного меньше – 44 тысячи. Это объяснялось тем, что по ходу боя армии неоднократно менялись ролями – русские выбивали французов с захваченных позиций. Большие потери русские войска несли от вражеской артиллерии. В Бородинском сражении русская армия имела небольшой перевес в количестве пушек, но французы вели более сосредоточенный огонь. На действиях русской артиллерии сказалась гибель в разгар сражения ее командующего генерала А. И. Кутайсова. Русская армия потеряла около тысячи офицеров и 23 генерала. Умер от раны отважный Багратион.

Ввиду больших потерь и принимая во внимание, что у Наполеона остался нетронутый резерв (Старая гвардия), Кутузов приказал утром 27 августа отойти с поля сражения.

Армия подошла к Москве, в которой к тому времени осталась примерно четвертая часть населения. 1 сентября в деревне Фили под Москвой состоялся военный совет, на котором Кутузов поставил вопрос, дать ли под стенами древней столицы еще одно сражение или отступить без боя. Ряд генералов (Бенигсен, Дохтуров, Уваров, Коновницын) настаивали на сражении. Барклай возражал, указывая, что в случае неудачного исхода армия не сможет быстро отступить по узким улицам большого города и произойдет катастрофа. Кутузов тоже не был доволен позицией, занятой русской армией. "Пока будет еще существовать армия и находиться в состоянии противиться неприятелю,– сказал он,– до тех пор останется еще надежда с честью окончить войну, но при уничтожении армии не только Москва, но и вся Россия была бы потеряна".

Встал вопрос, в какую сторону отступать. Барклай предложил идти к Волге: "Волга, протекая по плодороднейшим губерниям, кормит Россию". Если бы приняли это предложение, отступать пришлось бы по Владимирской дороге. Но Кутузов не согласился: "Мы должны помышлять теперь не о краях, продовольствующих Россию, но о тех, которые снабжают армию, а посему нам следует взять направление на полуденные (южные) губернии". Решено было идти по Рязанской дороге. Закрывая совет, Кутузов сказал: "Что бы ни случилось, я принимаю на себя ответственность пред государем, Отечеством и армиею".

На следующий день русская армия вышла из Москвы. Когда удалось оторваться от неприятеля, Кутузов приказал оставить Рязанскую дорогу и проселочными дорогами, через Подольск, перейти на Калужскую. В Калуге и ее окрестностях были сосредоточены продовольственные склады, необходимые для армии. Вечером того же дня проходящие войска заметили огромное зарево, поднявшееся над Москвой.

В оставленной русскими войсками и обезлюдевшей Москве орудовали мародеры из "Великой армии" и обыкновенные грабители. Французское командование сначала не придало значения начавшимся в разных местах пожарам. Но в сухую и теплую погоду огонь быстро распространялся. И вот уже сплошь загорелись Арбат и Замоскворечье, вспыхнули деревянные строения на Моховой. Охватил огонь торговые ряды Китай-города. В огромные костры превратились баржи с сеном на Москве-реке.

Огненное кольцо сжималось вокруг Кремля, где остановился Наполеон. Поздно вечером император со свитой выехал из Кремля и по горящей Тверской перебрался в Петровский загородный дворец.

Кутузов пил чай и беседовал с крестьянами, когда ему сообщили о пожаре. Помолчав, он сказал: "Жалко это, правда, но подождите, я ему голову проломаю".

Москва горела шесть дней. Погибло три четверти городских построек. Пожар уничтожил и провиантские склады. Французская армия сразу оказалась на грани голода (История Москвы – учебные пособия, изд. "Международный дом Сотрудничества", 2006 год).

Партизанское движение

Русская армия расположилась у Тарутина, в 80 км от Москвы, прикрывая тульские оружейные заводы и плодородные южные губернии. Подтягивались резервы, залечивались раны. Обосновавшийся в Москве Наполеон полагал, что кампания окончена, и ждал предложений о мире. Но никто не слал к нему послов. Гордому завоевателю пришлось самому обращаться с запросами к Кутузову и Александру I. Кутузов отвечал уклончиво, ссылаясь на отсутствие полномочий. Однако возглавляемая им армия была решительно против переговоров о мире. Между тем при дворе шла закулисная борьба. Вдовствующая императрица Мария Федоровна, брат царя Константин и царский любимец Аракчеев возглавили придворную группировку, требовавшую мира с Наполеоном. К ним присоединился канцлер Н. П. Румянцев. Между армией и двором возникли напряженные отношения, и генералы довели до сведения царя свое пожелание об отставке Румянцева. Александр посчитал такой поступок величайшей дерзостью, но подавил свой гнев. Румянцев остался на посту канцлера. Но вступать в переговоры с Наполеоном царь отказался.

Положение наполеоновской армии быстро ухудшалось. Оторвавшись от своих тыловых баз, она существовала за счет изъятия продуктов у местного населения. Повсюду бесчинствовали фуражиры и мародеры. Подмосковные крестьяне, как прежде смоленские, уходили в леса. На смоленской земле и в Подмосковье развернулось партизанское движение. Отрядами партизан руководили бежавшие из плена солдаты, местные помещики, особо авторитетные крестьяне. Под командованием крепостного крестьянина Герасима Курина в Подмосковье сражалось свыше 5 тысяч пеших и 500 конных крестьян. В Смоленской губернии широкую известность получила старостиха Василиса Кожина, возглавлявшая отряд из подростков и женщин. Партизаны выслеживали и уничтожали отдельные небольшие группы наполеоновских солдат.

Кутузов, быстро оценивший значение партизанской войны, стал засылать в тыл неприятеля летучие кавалерийские отряды. Пользуясь поддержкой населения, они наносили чувствительные удары по врагу. Одним из первых пошел в партизаны поэт и гусар Денис Васильевич Давыдов (1784–1839). Подполковник А. С. Фигнер проник в оккупированную Москву и слал донесения в штаб Кутузова. Затем он организовал партизанский отряд из отставших солдат и крестьян. Его донесения способствовали успеху русских войск в сражении под Тарутином. Смелые рейды по тылам противника совершал отряд А. Н. Сеславина. Отряд И. С. Дорохова, взаимодействуя с крестьянскими повстанцами, в конце сентября освободил город Верею. В октябре партизанские отряды Давыдова, Фигнера, Сеславина и В. В. Орлова-Давыдова, действуя совместно, окружили и взяли в плен 2 тысячи французов. За месяц пребывания в Москве французская армия потеряла около 30 тысяч человек (Отечественная война 1812 г.: Энциклопедия, М.: "Росмэн" 2004).

Отступление Наполеона из Москвы и гибель его армии

Приближались холода, и Наполеон понял, что зимовать на московских пепелищах было бы безумием. В начале октября у села Тарутина произошло сражение между французским авангардом и частями русской армии. Французы отступили с большими потерями. Будто бы для того, чтобы "наказать" русских, Наполеон 7 октября вывел свою армию из Москвы. Передовые части двух армий встретились у Малоярославца. Пока город переходил из рук в руки, подошли главные силы. Перед Наполеоном встал вопрос: давать ли генеральное сражение, чтобы прорваться на Калужскую дорогу, или отступать по Смоленской, где его ожидали сожженные и разграбленные села и озлобленное население. На этот раз непобедимый Наполеон решил не искушать судьбу и дал приказ отступать на Смоленск.

Но оказалось, что от судьбы не уйдешь. Отступавшие французские войска подвергались непрерывным ударам казаков, летучих кавалерийских отрядов, партизан. От бескормицы падали лошади, спешивалась французская кавалерия, приходилось бросать артиллерию. Кутузовская армия двигалась параллельно наполеоновской, все время угрожая вырваться вперед и отрезать пути отступления. Из-за этого Наполеон не смог задержаться в Смоленске дольше четырех дней. В ноябре начались холода, и положение французской армии стало критическим. Только гвардия и присоединившиеся к ней два корпуса сохраняли боеспособность. Огромные потери наполеоновская армия понесла при переправе у реки Березины 14–16 ноября. Вскоре после этого Наполеон выехал в Париж, оставив армию. В середине декабря жалкие ее остатки перешли обратно через Неман. Преследовавшая Наполеона русская армия тоже понесла большие потери – не только в боях, но и от холода, плохого питания, болезней, изнурительных маршей. К берегам Немана вышла лишь половина той армии, что стояла у Тарутина (Тарле Е. В. "Нашествие Наполеона на Россию. 1812 год" М.: "Конус" 2005).

Видя бедственное положение армии и страны, Кутузов склонялся к тому, чтобы закончить войну. Но Александр был убежден, что Наполеон, оставаясь у власти, будет представлять постоянную угрозу миру. Вскоре русская армия возобновила военные действия.

Итоги Отечественной войны 1812 года

Наполеоновское нашествие было огромным несчастьем для России. В прах и пепел были обращены многие города. В огне московского пожара навеки исчезли драгоценные реликвии прошлого. Громадный урон понесли промышленность и сельское хозяйство. Впоследствии Московская губерния быстро оправилась от опустошения, а в Смоленской и Псковской вплоть до середины века численность населения была меньше, чем в 1811 г.

Но общая беда, как известно, сближает людей. В борьбе с врагом тесно сплотилось население центральных губерний, составлявшее ядро русской нации. Не только губернии, непосредственно пострадавшие от нашествия, но и примыкавшие к ним земли, принимавшие беженцев и раненых, отправлявшие ратников, продовольствие и вооружение, жили в те дни одной жизнью, одним делом. Это значительно ускорило сложный и длительный процесс консолидации русской нации. Теснее сблизились с русским народом другие народы России (Антонов В.С., М.Б.Огнянов, Н.И.Пирумова "Книга для чтения по истории России XIX века", Москва, "Просвещение", 1999 ).

Жертвенная роль, выпавшая на долю Москвы в драматических событиях 1812 г., еще более возвысила ее значение как духовного центра России. Наоборот, сановный Петербург, двор, официальное правительство оказались на периферии событий. О них в тот грозный год как бы почти забыли. Александру I так и не удалось сблизиться с народом. И потому, наверное, так не любил он Кутузова, что не мог, не в пример старому фельдмаршалу, запросто попить с крестьянами чай.

М. И. Кутузов, в ком счастливо сочетались лучшие черты русского характера, не случайно оказался в центре событий. Выдвинутый народом, обществом, в тот год он стал по существу национальным лидером. В самом названии Отечественной войны как бы подчеркивается ее общественный, народный характер. В 1812 г. русское общество вновь взяло, как во времена Минина и Пожарского, дело защиты Отечества в свои руки. В борьбе с иностранными захватчиками Россия отстояла свою независимость и территориальную целостность (М.И.Кутузов "Письма, записки", Москва, "Военное издательство", 1989).

К весне 1813 г. значительная часть Польши была очищена от наполеоновских войск. Русская армия под командованием М. И. Кутузова вступила на территорию Пруссии. Прусский король, боявшийся Наполеона как огня, настаивал на продолжении союза с ним. Но прусская армия объявила о прекращении военных действий против русских войск. По всей* Германии развернулось народное движение против оккупантов. В тылу французских войск действовали партизанские отряды. Одним из них командовал русский офицер А. С. Фигнер. (Осенью он погиб, пытаясь вырваться из окружения.)

В феврале 1813 г. Россия и Пруссия заключили союзный договор, а затем французы были изгнаны из Берлина. Наполеон, однако, собрал новую армию, численно превосходившую действовавшие против него войска. В апреле умер Михаил Илларионович Кутузов. После этого русско-прусские войска потерпели ряд поражений. В военных действиях наступила пауза, и развернулась борьба.

Наполеоновские послы, проявившая неуступчивость, не смогла предотвратить образование новой антифранцузской коалиции в составе России, Англии, Пруссии, Австрии и Швеции. В октябре 1813 г. произошло грандиозное Лейпцигское сражение ("битва народов"), С обеих сторон в нем участвовало более полумиллиона человек. Руководство действиями союзников в битве фактически осуществлял Александр I. Наполеон был разбит, но из-за несогласованных действий союзников сумел выйти из окружения. В конце 1813 – начале 1814 г. союзные армии вступили на территорию Франции. 18(30) марта капитулировал Париж.

Наполеон был сослан на остров Эльба в Средиземном море. Но через год он высадился на французском берегу и без единого выстрела вступил в Париж. На этот раз его правление продолжалось всего сто дней. В июне 1815 г. в битве на картофельных полях близ селения Ватерлоо в Бельгии он потерпел решающее поражение от соединенных сил английской, голландской и прусской армий.

Выводы

За время войны были полностью разрушены многие города, в огне московского пожара навеки исчезли многие драгоценные реликвии прошлого. Громадный ущерб был нанесен промышленности и сельскому хозяйству.

Война значительно ускорила длительный и сложный процесс консолидации русской нации. Теснее сблизились с русским и другие народы России. Жертвенная роль, выпавшая на долю Москвы в драматических событиях 1812 года, еще более возвысила ее значение как духовного центра России.

После наполеоновского нашествия возникло длительное отчуждение между Россией и Францией. Лишь к концу 19-го века отношения улучшились, а затем началось сближение.

Наполеон был сослан на остров Эльба в Средиземном море. Но через год он высадился на французском береге и без единого выстрела вступил в Париж. На этот раз его правление продолжалось всего сто дней.

Война повлекла за собой ряд международных соглашений между странами, выступавшими против наполеоновской Франции. В 1814 году в Вене был созван конгресс для решения вопроса о послевоенном устройстве. По венским соглашениям в состав России перешла значительная часть Польши вместе с Варшавой.

В 1815 году, когда конгресс в Вене закончился, русский, прусский иавстрийский монархи подписали договор о священном союзе.

Литература

Антонов В.С. Книга для чтения по истории России XIX века.- М.: Просвещение, 1999

Жилин П. А. Отечественная война 1812 года – М.:Наука,1988

История Москвы – учебные пособия – М.: Международный дом Сотрудничества, 2006

М.И.Кутузов Письма, записки- М.:. "Военное издательство", 1989

Михайловский-Данилевский А.И.Отечественная война 1812 года. Воспоминания современников – М.: "Reality" 2006

Отечественная война 1812 г.: Энциклопедия- М.: "Росмэн" 2004

Пунский В.О., А.Я. Юдовская "Новая история – М.:"Просвещение" 2004

Сборник "Старая Москва", изд. Дрофа, Москва 2000 год

Смирнов А. С. "Москва – героям 1812 года – М.: Путеводитель, 1996

Тарле Е. В. "Нашествие Наполеона на Россию. 1812 год – М.: "Конус" 2005

Фролов Б. П. Да, были люди в наше время... -М.: Издательство: Animi Fortitudo 2006.

Энциклопедия Всемирная история – М.:"Росмэн" 2006