Вещное право в римском праве

Вещное право в римском праве.

Статьи по теме
Искать по теме

Различие между владением (possessio) и собственностью (dominium).

В разговорной речи мы нередко употребляем слова "собственность" и "владение" в качестве синонимов. Но уже римские юристы предупреждали, что не существует ничего общего между собственностью и владением.

Они определяли владение как фактическое господство лица над вещью, соединенное, естественно, с желанием осуществлять эту власть для себя.

Что же недостает владению для того, чтобы стать собственностью физического или юридического лица? Чрезвычайно важной "детали" – права распоряжения, т.е. определения судьбы вещи: пользования ею, передачи в залог, дарения, перехода по наследству и т.д. Причем различие между владением и собственностью стало проводиться в римском праве лишь на позднем этапе его развития.

Самым распространенным видом владения было владение провинциальной землей. Ею можно было пользоваться (извлекать плоды, присваивать приносимый ею доход), однако право собственности на провинциальную землю принадлежало римскому государству, а владелец обязан был платить специальный налог.

Таким образом, можно было владеть вещью, но не иметь на нее права собственности. С другой стороны, нередко собственник по той или иной причине лишен фактического господства над вещью, а значит, и владения.

Из сути владения вытекает, что основанием для его возникновения служит ранее всего оккупация (захват вещи), сопряженная с намерением держать эту вещь для себя, иметь ее в своей власти. Но непременно этот захват не должен быть, ни тайным, ни насильственным: вор никогда не будет законным владельцем украденного; напротив, он "всегда в просрочке", т.е. считается незаконным владельцем с самого момента кражи со всеми вытекающими для него неблагоприятными последствиями (изъятие украденного, многократный штраф).

Таким образом, можно сказать, что владение возникает из добросовестного – без применения хитрости и насилия – пользования вещью, собственник которой либо неизвестен, либо безвестно отсутствует, либо не оказывает сопротивления. Беспрепятственно могут быть "захвачены" и присвоены заброшенные земли, дикие звери и рыбы, впервые открытые клады и пр., т.е. вещи, не находящиеся в чьей-либо собственности. И, конечно же, владелец должен быть заинтересован в улучшении владения и относиться к нему как к своей собственности (удобрять, орошать, огораживать).

Владение устанавливалось также традицией (traditio) – простым соглашением с лицом, до этого владевшим вещью, о ее передаче. Владение признавалось и тогда, когда вещь помещена в доме приобретателя; "товары, сложенные в амбарах, считаются переданными в силу передачи ключей" (Д.18.174); фактом передачи земельного участка считался показ участка с какого-нибудь высокого места приобретающему лицу (Д.41.2.18.2).

При таких способах установления владения оно могло быть законным (например, владение собственника), либо незаконным (см. рис. 2). В последнем случае оно было добросовестным, либо недобросовестным. Незаконное добросовестное владение имело место, когда лицо не знало, и не должно было знать, что не имеет право владеть вещью (например, приобретенной у несобственника). Незаконным недобросовестным владением признавалось владение вора.

Практическое значение института владения заключалось в той защите (см. рис. 3), которую ему давало римское право. До тех пор пока лицо, заявлявшее о себе как о собственнике вещи и требовавшее ее изъятия у несобственника-владельца, не докажет законности своих притязаний и не добьется соответствующего судебного решения, претор будет оказывать владельцу всю возможную защиту, включая интердикт-приказ о недозволенности самовольного захвата оспариваемой вещи, ибо бремя доказывания – самое трудное в соответствующих обстоятельствах – лежало всегда на истце.

Римское право признавало владением не любое фактическое обладание вещью и различало в связи с этим владение и держание. Близким к владению по своей юридической природе римские юристы считали держание (detentio) или, иначе говоря, посредственное владение. Под держанием точно так же понимали пользование, лишенное права распоряжения. Однако в данном случае речь шла о вещах, собственник которых известен и не устраняется от извлечения доходов, приносимых вещами. Примерами держания являются найм квартиры, орудий труда, рабочего скота и пр. Держание чаще всего возникало на основе договора с собственником вещи (договор аренды, хранения и т.д.).

Владение – всякое – прекращается с отпадением как фактического господства лица над вещью, так и самого намерения владеть ею.

Таким образом, для наличия владения необходимы были два элемента: фактическое обладание вещью и воля, намерение владеть вещью как своей собственной. Отсутствие последнего элемента (воли) означало, что нет владения, а есть держание вещи.

Юридическое значение различия между владением и держанием заключалось в том, что владельцы могли самостоятельно (от своего имени) защищаться от всяких незаконных посягательств на вещь, в то время как держатель вещи (например, арендатор) вынужден был каждый раз обращаться за защитой к собственнику, а сам подавать иск не мог.

В раннем Риме институт владения имел особое значение в условиях неразвитой частной собственности. Исторически владение предшествовало праву частной собственности и составляло начальную ступень его развития. Из владения раннего квиритского права (например, владение общинной землей) в последующем вырастет право собственности..

Институт частной собственности, обозначавшийся впоследствии термином dominium или proprietas, существует со всеми своими основными чертами уже в старом цивильном праве, и римские юристы рассматривают его, как институт исконный. Между тем в древнейшей истории мы встречает некоторые разрозненные явления (деление вещей на res mancipi и nec mancipi, воспоминание о различии familia и pecunia и т. д.), которые – особенно в связи с данными истории других народов – заставляют думать, что и в Риме частная собственность установилась не сразу, что ее установлению предшествовал долгий период подготовки и выработки этого понятия. Но, разумеется, относительно этого доисторического периода римской собственности мы можем делать только более или менее вероятные предположения.

В Риме понимали под собственностью наиболее полное и абсолютное право пользования и распоряжения с теми лишь ограничениями, которые установлены законом или договором.

Пользоваться – значит извлекать выгоду, приносимую вещью; распоряжаться – значит определять ее судьбу.

Когда мы говорим "наиболее абсолютное", а не абсолютное право распоряжения вещами, нужно иметь в виду ограничения, установленные законом. Это очень важно для понимания института собственности вообще. Кроме того, собственность есть господство прямое, непосредственное, исключительное (т.е. с устранением третьего лица от посягательства на вещь), легко приспосабливаемое (т.е. как только отпадает какое-либо из ограничений права собственности, собственник автоматически восстанавливает свое исключительное право). Поэтому, когда речь идет о правомочиях собственника, имеется в виду известная триада: владение – пользование – распоряжение, а это есть не что иное как право собственника распоряжаться принадлежащей ему вещью по своему усмотрению и даже произволу, право произвольного обращения с вещью.

Суперфиций как вид вещного права

Суперфиций. Superficies в общем смысле означало все созданное над и под землей и связанное с поверхностью земли. Как особое правоотношение superficies представляет собою наследственное и отчуждаемое право пользования в течение длительного срока строением, возведенным на чужой земле. Постройка здания производилась за счет нанимателя участка (суперфициария). Право собственности на строение признавалось за собственником земли – semper superficiem solo cedere все находящееся на земле, но связанное с ней принадлежит (как accessio) собственнику земли. Однако только суперфициарию принадлежало в течение срока суперфициарного договора право осуществлять пользование зданием. У классических юристов superficies рассматривалось как право на чужую вещь могущее переходить от одного лица к другому, независимо от того, сохраняется ли право собственности на землю в прежних руках или же отчуждается.

Исторически это соглашение о superficies возникло в отношении земель, принадлежавших государству или городам – loca publica, не подлежавших продаже, и носило публично-правовой характер. За предоставленную под постройку землю наниматели должны были в установленные сроки вносить государству определенную наемную плату – поземельный оброк solarium (vectigal). В дальнейшем, с деградацией экономической жизни и обострением потребностей городского населения в жилье, практику сдавать в аренду землю под постройку на длительный срок за определенную плату (solarium) усвоили и частные лица (D. 43. 18. 2), и таким образом это отношение перешло и в область частного права.

Отношение, носившее прежде характер обязательственного, развилось в практике преторов и получило значение права на вещи – ius in re. Суперфиций стал рассматриваться как вещь, юридически относящуюся к области частного права. Отношение, носившее прежде характер обязательственного, развилось в практике преторов и получило значение права на вещи – ius in re. Суперфиций стал рассматриваться как вещь, юридически отделенная от поверхности и имеющая обособленное правовое положение. Это вполне соответствовало возросшей ценности домов в городах (D. 44. 7. 44. 1).

Претор предоставил суперфициарию интердикт о суперфиции – interdictum de superficie, наподобие интердикта uti possidetis (п. 181), предназначенный для защиты пользования от третьих лиц. Суперфициарий in perpetuo получал, согласно обещанию претора, иск на вещь – actio de superficie (in rem), аналогичный иску о собственности, utilis rei vindicatio. Он предоставлялся в случае потери владения постройкой. После расследования дела, направленного против третьего лица и признания нарушения его права (включая и собственника), происходило восстановление.

Для установления суперфиция по цивильному праву было недостаточно простого договора, а требовалась еще передача постройки. Претор уполномочивал приобретателя на exceptio pacti против новых приобретателей земли. Право суперфиция могло устанавливаться также путем давности и легатов. Суперфициарий мог передавать свое право по наследству и путем сделок между живыми – отчуждать, закладывать, обременять сервитутами, но лишь без ущерба для прав собственника земли. Для сделок отчуждения требовалось согласие собственника.

Суперфициарий обязан был уплачивать собственнику земли в срок поземельную ренту (solarium). Эта уплата включала всегда не только текущие платежи, но и все недоимки, накопившиеся за прежнее время. Суперфициарий оплачивал также все государственные подати и налоги.

Собственник не мог произвольно лишить суперфициария его правомочий. Он ограничивался получением с него solarium и, в случае неуплаты в установленные сроки, мог возбудить иск о собственности (rei vindicatio).

Прекращался суперфиций с истечением назначенного при его установлении срока, вследствие дереликции, т.е. отказа от этого права со стороны суперфициария, слияния прав, т.е. приобретения суперфициарием права собственности на участок или собственником – суперфиция, а также вследствие погасительной давности.

Виды владения

Самым распространенным видом владения было владение провинциальной землей. Ею можно было пользоваться (извлекать плоды, присваивать приносимый ею доход), однако право собственности на провинциальную землю принадлежало римскому государству, а владелец обязан был платить специальный налог.

Таким образом, можно было владеть вещью, но не иметь на нее права собственности. С другой стороны, нередко собственник по той или иной причине лишен фактического господства над вещью, а значит, и владения.

Из сути владения вытекает, что основанием для его возникновения служит ранее всего оккупация (захват вещи), сопряженная с намерением держать эту вещь для себя, иметь ее в своей власти. Но непременно этот захват не должен быть, ни тайным, ни насильственным: вор никогда не будет законным владельцем украденного; напротив, он "всегда в просрочке", т.е. считается незаконным владельцем с самого момента кражи со всеми вытекающими для него неблагоприятными последствиями (изъятие украденного, многократный штраф).

Таким образом, можно сказать, что владение возникает из добросовестного – без применения хитрости и насилия – пользования вещью, собственник которой либо неизвестен, либо безвестно отсутствует, либо не оказывает сопротивления. Беспрепятственно могут быть "захвачены" и присвоены заброшенные земли, дикие звери и рыбы, впервые открытые клады и пр., т.е. вещи, не находящиеся в чьей-либо собственности. И, конечно же, владелец должен быть заинтересован в улучшении владения и относиться к нему как к своей собственности (удобрять, орошать, огораживать).

Владение устанавливалось также традицией (traditio) – простым соглашением с лицом, до этого владевшим вещью, о ее передаче. Владение признавалось и тогда, когда вещь помещена в доме приобретателя; "товары, сложенные в амбарах, считаются переданными в силу передачи ключей" (Д.18.174); фактом передачи земельного участка считался показ участка с какого-нибудь высокого места приобретающему лицу (Д.41.2.18.2).

При таких способах установления владения оно могло быть законным (например, владение собственника), либо незаконным (см. рис. 2). В последнем случае оно было добросовестным, либо недобросовестным. Незаконное добросовестное владение имело место, когда лицо не знало, и не должно было знать, что не имеет право владеть вещью (например, приобретенной у несобственника). Незаконным недобросовестным владением признавалось владение вора.

Виды сервитутов

Виды сервитутов

Литература

1. Институции Гая: Книга вторая М.: Норма 2000

2. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. – М., 1973

3. Омельченко О.А. Римское право: учебник М.: Эксмо, 2005.

4. Римское частное право Учебник Под редакцией И.Б. Новицкого и профессора И.С. Перетерского М.: Проспект 2006

5. Мосин О.В. Римское право, его значение в истории развития человечества и современной юриспруденции М: Проспект, 2004

6. Законы 12 таблиц