Уголовная ответственность и её реализация

Уголовная ответственность и её реализация.

Статьи по теме
Искать по теме

Понятие и содержание ответственности в уголовном праве

В своей работе О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский справедливо отметили, что, какими бы специальными вопросами отраслевые юридические дисциплины ни занимались, для всех них важно установить, что такое юридическая ответственность и каковы общие основания ее возникновения.

Поэтому исследование вопросов дифференциации уголовной ответственности мы начнем с рассмотрения сущности уголовной ответственности и более широкого понятия – юридической ответственности.

Как известно, надежным инструментом, обеспечивающим функционирование правовой системы, реальность правовых установлений, их общеобязательность, является государственное принуждение.

Государственное принуждение, преломленное через право, правом "насыщенное", выполняющее в нем свои, специфические задачи, выступает в качестве правового принуждения.

То, что понимается в праве под ответственностью, есть двустороннее отношение: с одной стороны, лица, совершившего преступление, с другой, – государства в лице органов, призванных вести борьбу с преступностью. Следовательно, и уголовная ответственность – общественное отношение.

Уголовная ответственность – это сложное социально-правовое последствие совершения преступления, которое включает четыре элемента:

1) основанную на нормах уголовного закона и вытекающую из факта совершения преступления обязанность лица дать отчет в содеянном перед государством в лице его уполномоченных органов;

2) выраженную в судебном приговоре отрицательную оценку(осуждение, признание преступным) совершенного деяния и порицание (выражение упрека) лица, совершившего это деяние;

3) назначенное виновному наказание или иную меру уголовно-правового характера;

4) судимость как специфическое правовое последствие осуждения с отбыванием назначенного наказания.

При наличии уголовной ответственности решается вопрос о виновности лица в совершении преступления и о назначении ему в случае признания виновным наказания. Вопрос разрешается судом и только судом, выступающим в качестве единственного органа правосудия.

В российском уголовном праве законодатель, многократно используя термин "уголовная ответственность" в нормах Общей и Особенной частей Уголовного кодекса, не дает ему легального определения. Поэтому содержание этого понятия вызывает в теории права значительные расхождения.

Для установления содержания уголовной ответственности важно выяснить соотношение таких явлений, как уголовная ответственность, уголовное правоотношение, уголовное правосудие. Но прежде определим начальный и конечный моменты "жизни" каждого из них.

П.Е. Недбайло и В.Г. Смирнов, отождествляя уголовную ответственность с уголовным правоотношением, считают моментом их возникновения вынесение судом обвинительного приговора. Им возражает Л.М. Карнеева, которая полагает, что эти авторы смешивают уголовную ответственность с уголовным правоотношением. По ее мнению, уголовное правоотношение возникает в момент совершения преступления, а уголовная ответственность как реализация возникшего ранее правоотношения – в момент вынесения обвинительного приговора.

Не говоря пока о соотношении уголовной ответственности и уголовного правоотношения, отметим, что отнесение начального момента уголовной ответственности к постановлению (или вступлению в законную силу) обвинительного приговора встречает в последние годы несогласие. Если против этого не возражает, то, во всяком случае, высказывает иную мысль И.С. Самощенко. По его мнению, юридическая ответственность заключается в том, что нарушитель должен дать отчет в своем проступке, и, если была его вина, он теряет во мнении государства и общественности, претерпевает лишения, предусмотренные правовыми санкциями. Из того положения, что нарушитель должен отчитаться за свои действия, вытекает необходимость какого-то разбирательства до вынесения приговора или иного решения компетентного органа о взыскании.

Начальный момент уголовной ответственности до вынесения обвинительного приговора видит В.И. Курляндский. Он полагает, что уголовная ответственность как обязанность отвечать за свои действия возникает в силу объективного факта – совершения преступления и не зависит от формальных моментов – привлечения лица к уголовной ответственности. Наоборот, привлечение субъекта к уголовной ответственности (предъявление обвинения и т.д.) покоится на уже возникшей ранее обязанности лица держать ответ за совершенное преступление.

Позже В.И. Курляндский, выступив в печати вместе с М.П. Карпушиным, отошел от этой точки зрения. Оба автора считают, что нужно различать уголовную ответственность в процессуальном и материальном смысле. Первая возникает с предъявлением обвинения, вторая – с вынесением приговора, ибо ее суть заключается в судебной ответственности. Разграничивать уголовную ответственность в процессуальном и материальном смысле, разумеется, можно, но такое разграничение свидетельствует лишь о существовании видов и этапов единой уголовной ответственности.

В вопросе о начальном моменте уголовной ответственности прав Я.М. Брайнин, который, считая основанием уголовной ответственности наличие в действиях лица состава преступления, полагает, что ответственность наступает лишь с момента установления состава преступления. Процессуальным актом, исходящим из этого обстоятельства и потому констатирующим начало уголовной ответственности, он считает привлечение лица в качестве обвиняемого.

Несколько по-иному определяет начальный момент уголовной ответственности Н.А. Огурцов. Видя специфику любой юридической ответственности в государственной принуждении, он считает, что уголовная ответственность начинается там, где начинается государственное принуждение, т.е. с момента применения процессуальных мер принуждения.

Что касается последующего содержания уголовной ответственности, то, как правило, в него включают процесс исполнения наказания. Так, по мнению В.Г. Смирнова, уголовная ответственность прекращается с истечением сроков наказания или погашением сроков судимости. Таким образом, следует ограничить существование уголовной ответственности сроком от предъявления обвинения до истечения сроков наказания или истечения и погашения сроков судимости.

Лицо может быть освобождено от ответственности на любой стадии уголовного процесса. Это вызывает и прекращение всяких взаимоотношений органов государства с соответствующим лицом. В случае же назначения наказания эти взаимоотношения прекращаются, когда виновное лицо отбудет назначенное ему судом уголовное наказание. Значит, уголовная ответственность охватывает ряд стадий:

– предварительное расследование уголовного дела (дознание, предварительное следствие по возбужденному уголовному делу),

– судебное производство (предание суду, рассмотрение дела в суде первой инстанции и назначение наказания,

– вступление приговора в законную силу, обращение приговора к исполнению,

– в исключительных случаях – пересмотр приговоров определений и постановлений, вступивших в законную силу,

– исполнение наказания и постепенитенциарное воздействие.

Каждый из названных этапов имеет свои специфические задачи. Первый этап (стадия), когда осуществляется предварительное расследование уголовного дела, носит подготовительный характер. Он проходит в форме процессуальной деятельности по поводу деяния, предварительно уже получившего материально-правовую оценку – квалификацию. Второй этап (стадия) – осуществление правосудия – предполагает непосредственную реализацию уголовной ответственности в материально-правовом смысле. Он проходит также в форме процессуальной деятельности. Третий этап (стадия) – завершающий. Он осуществляется в рамках применения норм исправительно-трудового права, имеющих и материальное, и процессуальное содержание, хотя и на этой стадии сохраняется возможность изменения наказания в соответствии с кормами уголовного и уголовно-процессуального права. Таковы этапы или стадии уголовной ответственности.

С точки зрения содержания уголовная ответственность – это реализация определенных общественных отношений, которые регулируются правовыми нормами трех отраслей права: уголовного, уголовно-процессуального и исправительно-трудового, иначе говоря, уголовную ответственность образует реализация уголовных, уголовно-процессуальных и исправительно-трудовых правоотношений. При этом определяющую роль играют уголовные правоотношения, что объясняется ведущим положением уголовного права по отношению к уголовно-процессуальному и исправительно-трудовому в общем комплексе этих трех отраслей права, входящих в систему права.

Оценка уголовной ответственности как совокупности определенных правоотношений позволяет определить и основания уголовной ответственности. Этот вопрос неоднократно освещался в юридической литературе, но его связь с тем, что уголовная ответственность представляет собой правоотношение (совокупность правоотношений) или недостаточно подчеркивалась или вовсе отрицалась.

А.А. Герцензон основанием уголовной ответственности считает совершение преступления, А.А. Пионтковский и Я.М. Брайнин, М.П. Карпушкин и В.И. Курляндский – состав преступления, Б.С. Утевский – вину, Т.Л. Сергеева – виновность. Б.С. Маньковский одно время полагал, что основанием уголовной ответственности является вина, потом изменил свою точку зрения, признав ее основанием состав (преступления, который, в свою очередь, объединяет объективное и субъективное основания. Мы полностью согласимся с мнением Б.С. Маньковского, так как именно вина является основанием для несения уголовной ответственности.

Таким образом, основанием уголовной ответственности может быть только преступление. Это не означает отрицания важности в этом вопросе самого состава преступления. Категории состава преступления – единственный и необходимый уголовно-правовой инструмент для признания совершенного деяния именно преступлением. Образуется следующая логическая последовательность практического применения основных уголовно-правовых понятий: "общественно опасное деяние" – "состав преступления" – "преступление" – "уголовная ответственность".

Термин "состав преступления" должен находиться в подчиненном положении по отношению к понятию преступления. Именно преступление является единственным основанием уголовной ответственности. А инструмент установления этого основания – состав преступления.

Иногда в литературе встречается понятие условий уголовной ответственности. Так, М.Д. Шаргородский в качестве необходимого условия называет преступное деяние. Д.А. Герцензон полагал, что "для признания лица ответственным за совершенное им общественно опасное деяние закон предусматривает определенные условия, в своей совокупности образующие состав преступления. Отсутствие хотя бы одного из этих условий исключает уголовную ответственность". А.Н. Трайнин, говоря, что "наличие в действиях субъекта состава преступления в достаточной мере обосновывает применение к виновному уголовной санкции", условиями считал не те обстоятельства, за которые закон карает, а при наличии которых возможна уголовная ответственность. Например, возраст или вменяемость.

В праве понятие уголовная ответственность имеет две стороны: с одной стороны, лица, совершившего преступление, с другой, – государства в лице органов, призванных вести борьбу с преступностью.

В современном уголовном праве дается определение уголовной ответственности с точки зрения её содержания. Содержание уголовной ответственности – это реализация определенных общественных отношений, которые регулируются правовыми нормами трех отраслей права: уголовного, уголовно-процессуального и исправительно-трудового, иначе говоря, уголовную ответственность образует реализация уголовных, уголовно-процессуальных и исправительно-трудовых правоотношений.

Многие исследователи в области уголовного права сошлись во мнении, что основанием уголовной ответственности может быть только преступление.

Объективно-субъективная природа основания уголовной ответственности

Уголовная ответственность, будучи по своей социально-правовой функции объективной категорией, содержательно заключает в себе субъективные моменты. Иными словами, уголовной ответственности присущи объективная и субъективная стороны. Объективная и субъективная стороны уголовной ответственности выражают вовне специфику собственно ответственности как уголовно-правовой категории, которая, возникнув, существует объективно (реально), независимо от того, желательна она для лица, совершившего преступление, или нет. Кроме того, объективная и субъективная стороны уголовной ответственности отражают и глубину личного чувства ответственности у этого лица.

Объясняется это, очевидно, тем, что уголовная ответственность, возникшая как внешняя (по отношению к отдельному индивиду) социально-правовая форма взаимосвязи преступника с отдельным человеком или обществом в целом, в результате интериоризации (т. е. перехода извне внутрь) способна породить, а в большинстве случаев и порождает, наряду с другими факторами социальной действительности, в сознании отдельных людей чувство ответственного отношения к благам других людей или к общественным благам, охраняемым всем комплексом социально-правовых установлений. Этим в определенной степени можно объяснить то, что большое число людей соблюдают законы (в том числе и уголовные) в силу своей внутренней привычки, ставшей для них жизненной необходимостью.

Взгляд на уголовную ответственность как на правоотношение (правоотношение уголовной ответственности) позволяет, в частности, определить оптимальную дозировку соотношения объективного и субъективного признаков состава преступления, что находит свое конкретное воплощение в объеме уголовной ответственности и характере мер государственного принуждения, применяемых к лицу, совершившему преступление. При этом следует учитывать динамическую подвижность границ указанного соотношения. Еще в глубокой древности на ответственность смотрели двояко: с одной стороны, как на внешнее наложение воли общества на волю индивида, как на воздаяние ему по заслугам, с другой – как на осознание индивидом своей роли в цепи явлений и влияния на их развитие.

Отечественное уголовное право исходит из признания двуединого, объективно-субъективного основания уголовной ответственности, таким образом подчеркивая свой релятивный (относительный) характер. При этом объективные и субъективные элементы основания уголовной ответственности не конкурируют между собой, не вытесняют друг друга, а лишь в совокупности образуют единое основание уголовной ответственности. В решении этого вопроса недопустима как недооценка, так и переоценка объективного и субъективного моментов, на основании которых в каждом конкретном случае определяется не только объем уголовной ответственности, но вид и размер назначаемого наказания, а также решается ряд других вопросов, существенно влияющих на содержание правового статуса осужденного.

Для цивилизованного уголовного права является аксиомой тезис о том, что намерения и убеждения человека, как бы порицаемы они ни были, если они не воплощены им в деянии, не влекут уголовной ответственности. Поэтому недооценка объективных признаков основания уголовной ответственности за счет гипертрофирования субъективного неизбежно приведет (и приводит) к беззаконию и произволу. Очевидно, что только в оптимальном сочетании объективных и субъективных моментов должен решаться вопрос об основании уголовной ответственности в каждом конкретном случае законодательного конструирования соответствующего состава преступления.

Вопрос о соотношении объективных и субъективных элементов в основании уголовной ответственности имеет, помимо всего изложенного, очень важное значение в реализации, в частности, таких принципов уголовного права, как неотвратимость уголовной ответственности и наказания, индивидуализация уголовной ответственности и наказания. Известно, например, что персональная уголовная ответственность является необходимым условием ее индивидуализации.

В философии под основанием понимается исходное условие, предпосылка существования некоторого явления или системы явлений. Вопрос об основании (предпосылке) существования уголовной ответственности до сих пор является дискуссионным. Высказывают различные мнения как относительно количества, так и относительно содержания элементов основания уголовной ответственности.

В каждом конкретном случае совершения преступления между его творцом (преступником) и государством в лице его соответствующих компетентных органов возникает своеобразное отношение, обусловливающее специфику уголовной ответственности. Последняя имеет свое основание и предметное содержание, ограничивающееся соответствующими фактическими и уголовно-правовыми параметрами.

В настоящее время подавляющее число правоведов основание уголовной ответственности рассматривают через призму состава преступления. Однако свою идею они высказывают по-разному. Для одних единственным основанием уголовной ответственности по уголовному праву является установление в действиях определенного состава преступления. Но ведь установление состава преступления есть процесс познания, оценки, сравнения совершенного деяния с описанием его в законе. Деяние в своем наличном бытии всегда конкретно, истинно. Установление же его законодательных границ всегда относительно и не всегда может быть истинным и конкретным.

Очевидно, что только в оптимальном сочетании объективных и субъективных моментов должен решаться вопрос об основании уголовной ответственности в каждом конкретном случае законодательного конструирования соответствующего состава преступления.

Вопрос о соотношении объективных и субъективных элементов в основании уголовной ответственности имеет, помимо всего изложенного, очень важное значение в реализации, в частности, таких принципов уголовного права, как неотвратимость уголовной ответственности и наказания, индивидуализация уголовной ответственности и наказания. Известно, например, что персональная уголовная ответственность является необходимым условием ее индивидуализации.

Особенности реализации уголовной ответственности в российском законодательстве

Реализация уголовной ответственности представляет собой процесс воздействия на лицо, совершившее преступление. Этот процесс состоит из пяти этапов:

1) привлечение к уголовной ответственности лица путем издания уголовно-процессуального акта – постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого;

2) вынесение обвинительного приговора, включая его вступление в силу;

3) назначение наказания;

4) исполнение наказания;

5) сохранение постпенитенциарных последствий, основным из которых является судимость.

В соответствии со статьей 1 УК РФ уголовное законодательство предусматривает уголовную ответственность. Это значит, что законодатель формулирует определенные уголовно-правовые запреты, за нарушение которых любое лицо подлежит уголовной ответственности. Предусмотренная уголовным законом ответственность имеет абстрактный характер: она не имеет ни юридического факта, порождающего реальную ответственность, ни конкретного адресата. По сути, она представляет запрет-предупреждение, извещает о том, что любое лицо, нарушившее запрет, окажется в сфере действия уголовного закона.

Возникновение уголовной ответственности связано с фактом совершения преступления конкретным лицом. В этот момент между ним и государством возникает уголовно-правовое отношение и уголовная ответственность. Последняя с момента совершения преступления существует в виде единственного своего элемента – обязанности правонарушителя отчитаться перед государством в содеянном, подвергнуться осуждению и мерам принуждения уголовно-правового характера. Если преступление не будет зафиксировано правоохранительными органами или не будет раскрыто, то возникшее правоотношение не наполнится реальным содержанием, а уголовная ответственность останется нереализованной, т.е. не получит своего развития в остальных элементах. Она останется нереализованной и в тех случаях, когда правоохранительные органы, установив обстоятельства совершения преступления, сочтут возможным на основании уголовного закона и при наличии необходимых условий освободить лицо, совершившее преступление, от уголовной ответственности. В этом случае уголовная ответственность прекращается (т.е. искусственно прерывается), не получив логически естественного развития и объективной реализации.

На этапе установления уголовной ответственности важное значение имеет ее дифференциация законодателем. Под дифференциацией уголовной ответственности понимается "градация ее самим законодателем в уголовном законе, в результате которой им устанавливаются различные уголовно-правовые последствия в зависимости от типовой степени общественной опасности преступления и типовой опасности личности совершившего преступление".

Средствами дифференциации уголовной ответственности являются, во-первых, градирование видов и размера наказания за преступление в зависимости от наличия квалифицирующих признаков и обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а во-вторых, корректирование общих минимальных и максимальных пределов наказания, установленных санкцией, в зависимости от стадии, на которой было совершено преступление, от наличия рецидива преступлений и т.д. Правовыми инструментами дифференциации уголовной ответственности являются: установление различных санкций в разных частях статей Особенной части Уголовного кодекса России; конструирование специальных квалифицированных либо привилегированных составов преступления; обязательное смягчение или обязательное усиление наказания; условное осуждение и в определенной мере – отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющих малолетних детей.

Реализация уголовной ответственности означает, что после возникновения уголовного правоотношения права и обязанности его субъектов были реализованы в точном соответствии с предписаниями закона. Этому предшествуют сложные фактические отношения между субъектами, направленные на установление характера и пределов взаимных прав и обязанностей и осуществляемые в определенной процессуальной форме. После уточнения содержания и объема прав и обязанностей субъектов уголовная ответственность лица, совершившего преступление, находит свое объективное воплощение в тех или иных мерах государственного принуждения, избираемых по воле государства в лице его компетентного органа. Эти меры называются формами реализации уголовной ответственности.

Уголовный кодекс Российской Федерации устанавливает несколько форм реализации уголовной ответственности. Самой естественной и самой распространенной формой реализации уголовной ответственности является наказание. Она заключается в том, что лицу, совершившему преступление, выносится обвинительный приговор, в котором совершенному деянию от имени государства дается отрицательная правовая оценка, а подсудимому, признанному виновным в совершении преступления, выражается порицание и назначается наказание как наиболее репрессивная форма уголовно-правового воздействия. Отбытие назначенного наказания (полное или частичное) влечет за собой специфическое правовое последствие в виде судимости. В этой (и только в этой) форме реализации уголовная ответственность проявляется во всех своих четырех элементах:

– обязанность отчитаться в содеянном и подвергнуться осуждению и принуждению,

– осуждение, порицание,

– мера государственного принуждения в форме наказания,

– судимость.

Разновидностью данной формы реализации уголовной ответственности являются условное осуждение и осуждение с отсрочкой отбывания наказания.

Второй формой реализации уголовной ответственности является осуждение без назначения наказания. Статья 80.1 УК РФ предусматривает постановление обвинительного приговора без назначения наказания лицу, впервые совершившему преступление небольшой или средней тяжести, если судом будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными. В этом случае уголовная ответственность реализуется только в двух своих элементах:

– обязанность отчитаться в содеянном,

– официальное признание совершенного деяния преступлением и порицание лица, его совершившего.

Согласно нормам УК РФ осуждение без назначения наказания возможно и в отношении несовершеннолетних, совершивших преступление небольшой или средней тяжести. При этом к осужденным, освобожденным от наказания, обязательно применяются принудительные меры воспитательного воздействия, предусмотренные в части 2 ст. 90 УК РФ.

В соответствии с частью 3 ст. 92 УК РФ несовершеннолетний, осужденный к лишению свободы за преступление средней тяжести или за тяжкое преступление, может быть освобожден судом от отбывания наказания и помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.

В случаях освобождения несовершеннолетних от наказания уголовная ответственность проявляется в трех ее элементах:

обязанность отчитаться в содеянном, подвергнуться осуждению и принуждению,

порицание, осуждение, выраженное в обвинительном приговоре,

государственное принуждение в виде принудительных мер воспитательного воздействия или помещения в закрытое учебно-воспитательное учреждение. Последний элемент уголовной ответственности – судимость – в этом случае отсутствует.

Следует подчеркнуть, что принудительные меры воспитательного воздействия являются формой реализации уголовной ответственности только в том случае, когда они применяются вместо наказания на основании обвинительного приговора суда. Если же они применяются судом по прекращенному уголовному делу при освобождении от уголовной ответственности (ст. 90 УК РФ), то формой реализации уголовной ответственности они не являются.

В заключении подчеркнем, что на этапе реализации уголовной ответственности важное значение имеет ее индивидуализация, которая означает деятельность суда по избранию формы реализации уголовной ответственности и определению объема карательного воздействия на правонарушителя. "Дифференциация уголовной ответственности осуществляется в законе, предварительно, до совершения преступления, индивидуализация же ответственности возможна лишь после совершения конкретного преступления индивидуумом".

Проблема реализации уголовного наказания в РФ

Проблема форм проявления и реализации уголовной ответственности является одной из дискуссионных проблем в теории уголовного права. На этот счёт имеются различные суждения, но нет раскрытия их содержания на должном уровне.

В теории уголовного права сложилось мнение о том, что позитивно-перспективная и негативно-ретроспективная виды ответственности являются принципиально различными категориями. По мнению автора, позитивный и ретроспективный аспекты юридической ответственности не противостоят друг другу, они тесно связаны и выражают разные стороны одного и того же понятия.

Такое понимание юридической ответственности раскрывает большое воспитательное значение этой проблемы. Позитивная юридическая ответственность имеет громадное значение для характеристики и реализации правового статуса личности в обществе. Она не всегда выражается в действиях и юридических фактах. Но наиболее она прозрачна в правомерных действиях, непосредственно, при вынужденных обстоятельствах. К ним относятся: необходимая оборона, крайняя необходимость, причинение вреда лицу, совершившему преступление и т.д.

Относительно самостоятельной проблемой, заслуживающей фундаментального исследования, является вопрос о конструировании санкций уголовно-правовых норм об ответственности за должностные преступления. Не прибегая к подробному анализу всех аспектов этой проблемы, отметим лишь, что при построении санкций рассматриваемых уголовно-правовых норм целесообразно учитывать имеющийся позитивный опыт их законодательного конструирования в правовых системах развитых зарубежных стран. В частности, с учетом специфики общественно опасного поведения должностных лиц желательно включать в санкции соответствующих уголовно-правовых норм в качестве и основного и обязательного дополнительного наказания такой его вид, как лишение права занимать определенную должность и заниматься служебной деятельностью в системе государственного и муниципального управления.

С учетом позитивного зарубежного опыта правовой регламентации данного вида наказания за должностные ("беловоротничковые") преступления (например, в УК Испании), следует значительно увеличить его максимальные сроки, а за тяжкие и особо тяжкие преступления мы предлагаем предусмотреть в УК РФ новый вид данного наказания – пожизненное лишение права на занятие определенной деятельностью или должности (абсолютное поражение в правах) и включить его в систему наказаний, предусмотренную в Общей части УК РФ (ст. 44). Разумеется, реализация этого предложения предполагает существенную корректировку и ряда других уголовно-правовых норм. В частности, нужно будет предусмотреть возможность условно-досрочного освобождения от отбывания этого вида наказания, включив соответствующее положение в ст. 79 УК РФ. Необходимо будет решить и вопрос о порядке и сроках погашения или снятия судимости в отношении лиц, осужденных к этому виду наказания (ст. 86 УК РФ).

Еще одной проблемой является юридическая природа помещения несовершеннолетнего в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних, предусмотренная в части 2 статьи 92 УК РФ в качестве вида освобождения от наказания. Мы полагаем, что помещение несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение является самостоятельным видом освобождения от наказания несовершеннолетних, а значит и формой реализации уголовной ответственности.

В целях более эффективного применения уголовного законодательства к несовершеннолетним, необходимо, на наш взгляд внести следующее изменение в уголовный закон. Признать принудительные меры воспитательного воздействия видом освобождения несовершеннолетних только от наказания. То есть, в статье 90 УК РФ в части первой фразу "может быть освобожден от уголовной ответственности" заменить на "может быть освобожден от наказания.

Сложившаяся практика реализации уголовной ответственности не отвечает современной криминальной ситуации и основным направлениям уголовной политики, что требует внесения корректив в систему форм реализации ответственности, систему наказаний, судебную и уголовно- исполнительную практику

Литература

1. Уголовно-исполнительный кодекс РФ (УИК РФ) от 08.01.1997 N 1-ФЗ // Российская газета, N 9, 16.01.1997

2. Уголовный кодекс РФ (УК РФ) от 13.06.1996 N 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ 17.06.1996, N 25, ст. 2954

3. Абросимова Е.Н. Уголовное право РФ. Курс лекций – М.: Норма, 2010.

4. Бабий Н.А. Уголовное право. – М: Юриспруденция, 2006

5. Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение – М.: Юрид. лит., 1967

6. Кочои С.М.Уголовное право. Общая и Особенная части: Краткий курс – М.: Волтерс Клувер, 2010.

7. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. М.: Юрайт, 2011.

8. Самойлов Н.Г. Уголовное право РФ. Общая часть. – М.: Эксмо, 2011.

9. Самощенко И. С., М. Х. Фарукшин. Ответственность по советскому законодательству. М.: Юридическая литература, 1971.

10. Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Рарога А.И. – М.: Эксмо. 2009.

11. Уголовное право России. Общая часть/Под редакцией В.П. Ревина – М.: Юстицинформ, 2010.

12. Уголовное право: Общая часть и Особенная части: Учебник / Под ред.д-ра юрид. наук, профессора В.К. Дуюнова.- М.: РИОР, 2009

13. Юлина А.П. Уголовное право РФ. Курс лекций. – М.: Проспект, 2011.

14. Антоненко Н.Г. Судья в уголовном праве. Автореф. дис. на степень канд. юр. наук – Ростов-на Дону: 2011

15. Мирошниченко, Д. В. Коррупция и уголовно-правовое воздействие на нее: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов: 2009.

16. Ремизов М.В. Дифференциация уголовной ответственности за преступления против интересов публичной службы. Дис. на соискание ученой степени кандидата юридических наук – М.: 2004.

17. Ангелов Р.Г. Проблемы соотнесенности преступления и наказания в УК РФ // Вестник СГУ. Право. № 5. 2010. С.123-131

18. Курбанова А.С. Некоторые проблемы реализации ответственности в уголовном праве // "Черные дыры" в российском законодательстве. 2009. – С.102-104

19. Наумов А.В., Огурцов Н. К вопросу о понятии уголовной ответственности // Проблемы повышения эффективности предварительного следствия. Материалы конференции следователей МВД Литовской ССР. – Вильнюс, 1969. – С. 126-128