Территориальная организация общества

Территориальная организация общества.

Статьи по теме
Искать по теме

Россия особая страна не только по географическому протяжению, но и по тому, что российское общество вбирает в себя множество территориальных общностей, народов, этносов, обладающих своей культурой, традициями и верованиями. Россия – это вовсе не некий искусственный конгломерат территорий, наций, народностей, этносов, а единый нерасчленимый организм с общим для всех людей жизненным – природным и социальным – пространством. Народы и территории, вошедшие в состав российского государства на разных этапах его формирования, независимо от того, когда и как это произошло -добровольно или насильственным путем, на основе договорных или иных актов, уже в течение длительного времени составляют неразрывные части единого культурно-исторического и политико-экономического пространства. В этом единстве органически скреплены единые государственность, политическая и социокультурная система, единый образ жизни, с одной стороны, и этнонациональный, конфессиональный, национально-культурный плюрализм – с другой.

Российское общество, как и любая другая социальная система – это совокупность индивидов, групп, институтов. Система – это модель устойчивого, повторяющегося воспроизведения. Функции социальной системы – сохранение общества как системы. В России, как и в любом обществе, существуют общности: классовые, территориальные, корпоративные. Признаки социальной общности является: единство политических и экономических интересов; сплоченность и единство самих групп; уровень политической организованности; лидеры; место группы среди других групп; "вес" группы, ее влияние; политическая характеристика. Выразителями интересов групп являются партии, являющиеся важным элементом политической системы общества. Политическая – более общая форма власти, включающая в себя государственную. Государственная власть – форма политической власти располагающая монополией издавать и применять законы на всей территории государства.

Основным механизмом осуществления политической власти является влияние, а власть государственная располагает всеми средствами оказания влияния, в том числе и принуждением. Основными функциями государственной власти являются: поддержание целостности общества, сохранение связей между людьми даже насильственными средствами; регулирование, упорядочивание общественных процессов; обеспечение общественного порядка. Целью власти является приобщение людей к официальным нормам и ценностям, а так же обеспечение преемственности власти.

Территориальная организация общества, пространственная организация (территориальная структура) жизни людей, сложившаяся на определенном этапе социально-экономического развития; включает размещение населения и отраслей производственной и непроизводственной сферы, природопользование, территориальное разделение труда, экономическое или национально-этническое районирование, территориально-политическую и административно-территориальную организацию государства. Также называют и совокупность процессов или действий, влияющих на территориальную организацию общества. В современной России проблемы регионального развития приобрели чрезвычайное значение. Эти проблемы тормозят реформы и искажают их содержание, влияют на экономику на всех уровнях – от федерального до муниципального, осложняют национально- и межнационально- этнические, конфессиональные, социальные отношения в стране, обостряют межрегиональные противоречия и территориальные диспропорции. Таким образом, нерешенность региональных проблем не просто отрицательно влияет на жизнь страны, тормозит ее выход из кризиса, но и угрожает территориальной целостности Российского государства.

К настоящему времени в обществе уже сложилось представление об актуальности региональных проблем, их остроте, сложности, необходимости решать их, не откладывая в "долгий ящик". Однако выяснилось, что совсем не очевидно, как их решать: прежний опыт региональной политики оказался практически неосмысленным. Роль государства в развитии регионов на основе федерализма и рыночных отношений до сих пор остается неясной. В Российской Федерации отсутствует государственная стратегия регионального развития, призванная определять его предпосылки и механизмы на основе учета объективных законов развития территориальной организации общества (ТОО) и стратегических приоритетов.

ПРИЧИНЫ КРИЗИСА ТОО.

В период политического и экономического реформирования общества, его территориальная организация, сложившаяся в советский период, становится серьезным препятствием на пути реформ.

Децентрализация экономики и управления, повышение роли Советов, конфликтные ситуации в сфере государственного устройства и межнациональных отношений – все эти проблемы приобрели обостренный характер на фоне глубоких деформаций в территориальной организации общества. ТОО представляет собой исторически обусловленные формы территориальной организации производства, расселения, административно-территориального устройства и инфрастуктуры. Она формируется под влиянием ряда факторов – это, прежде всего, природные условия и ресурсы, научно-технический прогресс, а также эволюция общественного воспроизводства.

сожалению, мы еще только подходим к осознанию необходимости использования в регулировании развития общества такого механизма, как региональная политика, тогда как развитые страны имеют 30-40-летний опыт работы в этом направлении.

Следует также отметить, что региональная политика не тождественна территориальной. Под последней мы понимаем разрабатываемую на уровне общества систему долговременных целей, механизмов реализации и учета последствий деятельности по организации и обустройству территории страны в целом. Таким образом, территориальная политика – это реализации стратегии территориального развития страны с учетом специфики регионов. Региональная же политика – это деятельность по территориальной организации региона, которая может исходить как от местных органов, так и от центра.

В сферу региональной политики включаются следующие направления: соотношение и взаимодействие движущих сил регионального развития (государственный и частный сектора экономики); соотношение национального и регионального аспектов развития, центрального и регионального уровней управления; отношение к задаче подъема экономики депрессивных районов. Сюда же относятся региональные аспекты демографической политики, политики урбанизации, аграрной политики и др.

Различают прямые и косвенные методы проведения региональной политики. В первом случае государство активно участвует в капиталовложениях, направленных на совершенствование территориальной структуры хозяйства (создание центров роста, инфраструктуры и пр.); во втором – государство через финансовую (налоговую, кредитную, таможенную) систему стремится создать соответствующий экономический "климат" в тех или иных районах для стимулирования их ускоренного развития.

Несмотря на то, что в советское время понятие территории сводилось к утилитарно понимаемому ресурсу, было бы ошибкой утверждать, что в стране не было определенной территориальной политики. Конечно в отличие от развитых стран в СССР никогда не разрабатывался единый документ, в котором бы учитывался весь спектр проблем ТОО. У нас создавались программы (схемы) размещения производительных сил и отдельных отраслей народного хозяйства и, отдельно от них, расселения населения, развития транспорта, экологического регулирования. Это был ведомственный вариант исполнения ТОО. Но стратегические установки, сформулированные в разное время и в различных документах, конечно же, существовали. К важнейшим из них относятся следующие:

- обеспечение постоянного сдвига населения и производительных сил на Восток, с учетом потребности освоения природных ресурсов региона, а также необходимости регулирования хозяйственной деятельности в европейской части;

- ограничение роста крупных городов, стимулирование малых и средних; более равномерное размещение производства и населения;

- "выравнивание" уровней развития регионов и республик.

Сдвиг на Восток и политика ускоренного освоения Европейского Севера осуществлялись в режиме гигантомании и создания сырьевой монополии. Пренебрежение министерств и ведомств социальными проблемами отрицательно сказывалось на районах нового освоения, характерной для них стала высокая интенсивность миграционного оборота.

Никакого сдвига населения на Восток не произошло: в 1959 г. на территории Сибири и Дальнего Востока проживало 10,8 % населения СССР, а 30 лет спустя, в 1989 г., – 11,2 %.

Столь же неэффективным оказался итог реализации установки на регулирование расселения и развития городов. Вплоть до начала 80-х годов круг городов, в отношении которых существовали запрет или ограничения на новое промышленное строительство, непрерывно расширялся. В 1981 г. соответствующим постановлением количество таких городов было доведено до 259, причем в их числе оказались не только крупные и крупнейшие, но и некоторые средние города. Постановление 1981 г. распространялось и на пригородные территории.

В начале 60-х годов Госпланом СССР был подготовлен перечень 400 малых и средних городов, которые рекомендовались для размещения в них новых производственных (преимущественно промышленных) объектов. Однако в конечном счете эта политика успеха не имела: в 1959 г. на 78 городов, которые подвергались наиболее длительному регулированию, приходилось 2/5 городского населения страны, в 1989 г. – столько же. В 1959г. на Москву, Ленинград, Киев, Горький, Харьков, Свердловск, Ростов-на-Дону приходилось 13 % городского населения, спустя 30 лет – 12,5 %.

Фактический провал городского регулирования породил глубокие деформации во всех звеньях ТОО. Он обусловил, в частности, тот факт, что в СССР крупнейшие города задержались на фазе экстенсивной индустриализации, по сравнению с развитыми странами, по крайней мере на 20-25 лет.

Что касается установки на сближение уровней социально-экономического развития регионов, то судьба ее оказалась не более удачной. Конечно, прежний, существовавший до 1917 г., разрыв между промышленно развитыми регионами России и окраинами был постепенно преодолен. Все окраинные регионы в той или иной мере были охвачены индустриализацией, контрасты оказались сглаженными. Но, во-первых, индустриализация была осуществлена на экстенсивной основе. Во-вторых, в Закавказье и Средней Азии не были полностью разрушены старые феодально-классовые структуры, которые при всевластии местной партийно-государственной бюрократии обрели новое экономической содержание, создав и особый механизм распределения и перераспределения. В третьих, на основе близорукой политики монокультуры и выросла гигантская теневая экономика, ставшая одной из фундаментальных "мин", взорвавших изнутри Советский Союз.

Экономика ряда регионов оказалась разъединенной на два своеобразных сектора: обрабатывающая промышленность, добывающие отрасли, а также энергетика развивались усилиями главным образом русскоязычного населения, которое стало своего рода носителем индустриальной цивилизации; в то же время сельское хозяйство, сфера услуг, система распределения, обмена и управления функционировали в режиме феодально-клановых отношений. В виде "европейской" модификации такая схема была реализована также в республиках Прибалтики и в Молдавии.

В других регионах механизмы экономического роста на исторически изжившей себя, основе при отсутствии научно-обоснованной региональной политики действовали иначе. Однако всюду баланс результатов являлся скорее негативным, нежели позитивным. С середины 60-х годов на смену общей тенденции выравнивания уровней социально-экономического развития регионов приходит противоположная тенденция – углубление дифференциации.

Таким образом, важнейшие установки в сфере территориального развития оказались или нереализованными, или реализованными в совершенно недостаточной мере, или, реализованными в превратной форме. Территориальная организация советского общества как целостное явление складывалась в большой степени на стихийной основе и как побочный результат решений, подчиненных прежде всего задачам экстенсивного экономического роста.

Помимо этого, были определены так называемые принципы размещения социалистического производства. А именно:

- комплексное развитие экономических районов;

- приближение промышленности к источникам сырья, энергии, трудовым ресурсам и т.д. с целью сокращения транспортных издержек;

- размещение производства с учетом задач повышения обороноспособности страны.

В совокупности эти принципы затрагивали многие аспекты развития ТОО и для того времени были прогрессивными.

В конце 60-х годов был определен основной принцип управления регионами областного ранга – областями, краями, автономными республиками: повышение вклада региона в экономику страны. Исходя из этого цель регионального развития имела чисто экономический характер; социальные задачи приобретали вторичное или даже вспомогательное значение.

Следует, однако, учитывать, что поскольку лишь немногие регионы были, говоря сегодняшним языком, донорами, то и практическая реализация этого принципа была и недостаточно последовательной, и территориально неоднородной: повышали вклад в экономику страны лишь регионы-доноры, остальные регионы решали другие задачи – их руководство стремилось сократить относительную убыточность хозяйства, либо осуществлять крупномасштабное строительство, связанное с новым ресурсным освоением, развитием военно-промышленного комплекса, обустройством приграничных районов и т. п. Решение подобных задач гарантировало централизованное обеспечение финансовыми и другими ресурсами.

Разумеется, на протяжении десятилетий карта "рентабельности" регионов менялась. В частности, это было связано с необходимостью очень крупных первоначальных капитальных вложений, которые начинали окупаться только спустя некоторое время (спустя 5-10-15 лет). Типичным является пример нефтегазового освоения на севере Западной Сибири: многомиллиардные первоначальные (именно "освоенческие") затраты были сделаны в 60-х годах, а поток "нефтедолларов" начался лишь в 70-х годах.

Оглядываясь на 25-40 лет назад не трудно понять, что та парадигма развития советской экономики, которая реализовывалась в 50-60-х годах, была типичным паллиативом. Уже было очевидно, что по "сталинскому пути" экономика не могла больше поступательно развиваться, ее возможности были полностью исчерпаны и сохранение и даже наращивание системы ГУЛАГа не могло вывести ее на новые рубежи. Нужна была принципиально новая система подходов, которая позволила бы максимально использовать в развитии хозяйства достижения НТП, осуществить модернизацию отраслевой структуры экономики, внедрить новые методы хозяйствования, новые принципы и методы территориального развития. Однако в этот период такая концепция появиться еще не могла – к этому были не готовы- Коммунистическая партия Советского Союза, системы управления экономикой, экономической наукой и т. п.

В результате на смену экстенсивному развитию экономики периода 1956-1970 годов пришло то, что позже стали называть периодом застоя. По нашему мнению, более верно квалифицировать этот период как ресурсозатратный – в 1971-1985 годах в Советском Союзе "проедались" его природные ресурсы; миллиарды "нефтедолларов" затрачивались на текущие, часто далеко не важнейшие нужды, а не на модернизацию материально-технической базы экономики. В итоге экономический кризис стал неизбежным.

У нас в стране существовал разрыв между целями, результатами и последствиями территориальной политики. Причин несколько, но основных можно выделить две.

1. Огосударствление экономики и унификация форм собственности сделали, по существу, условной категорией цены и тарифы. При этом размещение производства и его территориальная организация осуществлялись, фактически, на внеэкономической основе. Система сплошного бюджетного финансирования, в том числе и убыточных предприятий, при условии гарантированного сбыта создали экономику, в которой расстояние как бы перестало играть значение, а природные ресурсы и земля не имели стоимости.

2. Исключив влияние механизма товарно-денежных отношений на территориальную организацию производительных сил, государство превратилось в абсолютного монополиста в деле размещения производства.

На деле же, свехцентрализованное государственное управление экономикой свелось к тому, что реальное распоряжение национальными ресурсами стало прерогативой министерств. В созданных экономических условиях деятельность ведомств оценивалось по выполнению плана и освоению средств, именно по этому шли безостановочные вложения в новое.строительство в освоенной европейской части страны, в крупные города, т.к. с отраслевой точки зрения это более эффективный способ выполнения плана. В итоге, общегосударственная территориальная политика становится невыгодной ведомствам страны.

В результате нереализованной стратегии территориального развития появились острейшие проблемы, затрагивающие все стороны жизни общества.

1. Особый характер урбанизационных процессов, который выражается, с одной стороны, в сверхконцентрации производства и населения в небольшом числе крупных городов, а с другой – в существенном ослаблении, фактическом вымывании малых и средних городских поселений. Всего 56 крупнейших городов вобрали в себя более 40% 'основных фондов промышленности и 23 % всего населения. По типу и динамике этот процесс соответствовал Индии, Аргентине, Нигерии. Однако дело не только в концентрации как таковой, но и в ее характере. В развитых странах, в результате структурной перестройки хозяйства из крупных городов были вынесены так называемые традиционные отрасли промышленности: энергетика, металлургия..., а сами города стали центрами наукоемкого производства и новейших технологий. К сожалению, хозяйственная структура наших городов законсервировалась на этапе классической индустриализации с высоким удельным весом промышленности, в том числе тяжелой; стареющими фондами; изношенной инфраструктурой, искусственно раздутой системой рабочих мест и занятостью.

2. Межрегиональная дифференция в экономической и социальной сферах. Особенно остро это проявлялось при распределении основных фондов и вуровне заработной платы.

3. Возникновение обширных районов и зон острого экологического неблагополучия. Многие из них охватывают обширные регионы – район Арала, целинные земли Казахстана, зона Чернобыля. Характерное для советского периода экстенсивное хозяйствование привело как в старых районах, так и в районах нового освоения к серьезным нарушениям экологического равновесия в системе "общество – среда – хозяйство".

Вероятно, известные политические последствия этого кризиса могли бы быть иными, но фактом стал распад Советского Союза. Соответственно изменилось целеполагание российской региональной политики.

Наша страна явилась пионером в самой постановке вопроса о необходимости формировать долговременные цели территориального развития. В итоге Запад взял на вооружение такие элементы этого подхода, как государственное регулирование роста городов, политика подъема экономики депрессивных районов, планомерное формирование территориально-хозяйственных комплексов разного масштаба. При этом территориальная политика оказалась обеспечена реальным механизмом практической реализации. Мы же, по существу, так и остались лишь авторами идей и наблюдателями их реализации у других.

ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА СЕГОДНЯ.

Формируя современную территориальную стратегию необходимо учитывать определенное диалектическое противоречие. С одной стороны, децентрализация власти и управления создает условия для действенной региональной политики, посредством которой возможно многих территориальных проблем. Но с другой – любая мера децентрализации сужает возможности централизованного воздействия на территорию страны в целом и, значит, решение вопросов, выходящих за пределы регионов, затрагивающих интересы государства. Это означает, что необходимо разведение целей стратегии территориального развития по их значимости и по уровням того механизма, который их в состоянии реализовать.

Такого рода регулирование территориального развития в масштабах страны не может обойтись без специального документа. Он должен носить стратегический характер и охватывать все важнейшие стороны территориального развития страны. Такого рода общенациональные программы уже много лет существуют практически во всех развитых странах.

Во Франции это "Региональный план социально-экономического развития и устройства территорий", в Германии – "Федеральная программа организации пространства", в Японии – "План всестороннего развития территории страны". Различными являются сроки действия таких программ, есть определенная специфика и в их содержании. Однако, три обстоятельства являются общими для программ всех стран: во-первых, все они исходят от государства, им разрабатываются и реализуются (хотя и не только им). Естественно и ответственность за осуществление программ лежит на государстве, в том числе и финансовая. Во-вторых, такого рода программы, являются документами именно территориального регулирования, направленными на организацию, устройства территории страны в целом, что не исключает, а предполагает дифференцированное отношение к тем или иным регионам. В-третьих, программы реализуются как с помощью административных рычагов, так и экономических.

В функциональном отношении подобные программы решают две главные задачи.

1. Это документ централизованного регулирования территориального устройства страны в целом.

2. Программа является регламентирующим документом, т.к. содержит в себе механизм ориентированный на недопущение таких действий субъектов территориальной политики, которые могут иметь негативные последствия.

Опыт разработки программ обустройства территорий развитыми странами свидетельствует о необходимости некоторых обязательных составных элементов. Среди них:

1) социальные установки программы. Здесь могут ставиться вопросы качества среды обитания, снижения уровня безработицы и т.д.;

2) общие установки по регулированию размещения производства. Начиная с 60-х годов программы такого рода (Великобритания, Япония, Франция)главным направлением в этой сфере считают предотвращение избыточной концентрации производства, разгрузку регионов и агломераций;

3) политика в сфере расселения;

4) общенациональные инфраструктурные проекты – транспорт, связь, информация.

5) региональный разрез общенациональных программ: выделение регионов, нуждающихся в первоочередном гос. субсидировании, либо поддержке иными средствами.

Важной составной частью регулирования территориального развития общества является специфическая городская политика. Далеко не случайно движение Запада в сторону осознания необходимости государственного программирования территориального развития начиналось именно с городского уровня.

Современная территориальная стратегия нуждается в существенной корректировке. Суть дела в том, что городская политика должна исходить не только из собственно городских проблем. Регулирование развития городов позволяет значительно изменять территориальную структуру производства и его организацию на обширных территориях. Важно и то, что объектом регулирования воздействия западных программ выступают не только сами города, но и регионы. Важно подчеркнуть, что городская политика в развитых странах по существу смыкается с региональной политикой.

Весьма характерна в этом смысле действовавшая в Японии городская политика. В ее рамках были определены так называемые "зоны стимулирования передислокации" промышленного производства. Деконцентрация здесь выступила только как средство, а что касается целевых установок, то они и социальные, и экологические. Городская политика опирается на разветвленный экономический механизм – субсидии местным властям для финансирования производственной инфраструктуры, создания промышленных парков, прямые займы и льготы частным фирмам, от которых также зависит реализация программ. Однако и административное регулирование не сбрасывалось со счетов: в Японии был принят специальный "Закон о стимулировании перемещения промышленности". Широко практиковались административные меры в Великобритании в отношении перегруженного юго-востока страны, во Франции – при регулировании так называемого Парижского городского района.

В современных условиях городская политика направлена на решение двух важнейших задач.

Во-первых, необходимо глубокое осовременивание хозяйственной структуры промышленных городов. В частности, освобождение их от рутинного производства, материало-, водо- и трудоемких производств, и наращивание высокотехнологичных и наукоемких производств.

Изменение структуры хозяйства городов базируется, прежде всего, на изменении форм собственности предприятий, а, следовательно, и на смене системы управления городским хозяйством.

Во-вторых, важной задачей городского регулирования становится формирование качественно новой системы территориальной организации производства и среды обитания, на основе глубоко интегрированных систем; информационной, производственной и социальной инфраструктуры, транспортной сети и т.д.

Heт сомнений в том, что городская политика сопряженная фактически с регулированием развития целых регионов позволила развитым странам решить проблемы построения постиндустриального общества. Поэтому сегодня перед нами стоит задача не только хозяйственной перепрофилизации городов, но и организации в них принципиально иной социальной среды и среды обитания.

Таким образом, именно города со специфической внутренней структурой, становятся точками роста национальной экономики. Реформы в сфере городской политики должны проводиться в рамках программы регионального развития. Одним из перспективных вариантов нам представляется разработка и реализация концепции "открытого" города.

Понятие "открытости", как формы либерализации экономики, уже довольно давно и активно используется политиками и экономистами. Однако, форм либерализации достаточно много. Сюда относятся образования различные по территориальному, режимному и функциональному типу. С этой точки зрения нам представляется необходимым более четко определить понятие "открытого" города.

"Открытый" город – не является экстерриториальным образованием и, с точки зрения таможенного законодательства, находится в пределах таможенной территории государства. Однако, в отличие от других субъектов региональной политики, имеет значительно большие полномочия, по ведению предпринимательской и внешнеэкономической деятельности. Полномочия "открытого" города определяет специальный экономико-правовой режим (СЭПР), предусматривающий определенные налоговые, таможенные и финансовые преференции.

Необходимо подчеркнуть, что концепция "открытого" города не имеет специальной ориентации на привлечение иностранного капитала. В городе создаются льготные условия для инвестирования капитала (независимо от страны его происхождения) и осуществлении каких-либо видов деятельности.

Главная цель установления режима открытости в пределах города – это решение местных экономических, социальных и экологических проблем с учетом общегосударственных хозяйственных задач на основе совместного предпринимательства. Наиболее актуальны следующие из них:

- привлечение и эффективное использование современной технологии, управленческого опыта, дополнительных финансовых и материальных ресурсов;

- развитие социальной и производственной инфраструктуры;

- наращивание экспортного потенциала региона;

- реконструкция промышленных предприятий и коммунального хозяйства;

- привлечение иностранных инвестиций с целью создания предприятий с высокой оборачиваемостью капитала;

- подготовка квалифицированных кадров для предпринимательской деятельности.

Открытому городу предоставляются следующие права:

- организация и регистрация субъектов предпринимательской деятельности;

- установление размеров налоговых и иных платежей, транспортных тарифов,

- сроков амортизации и др. льгот инвесторам;

- установление режима выдачи лицензий на ввоз/вывоз товаров и услуг;

- создание внешнеторговых компаний и ассоциаций делового сотрудничества;

- исходя из принципа самоокупаемости и самофинансирования, непосредственное осуществление предпринимательской деятельности.

Режим "открытого" города обладает еще одной важной особенностью. Открытость является многослойной или многоуровневой. Под этим подразумевается различный статус субъектов "открытого" города. Одни из них пользуются общими преференциями, предоставляемыми СЭПР, другие – могут сформировать специализированные субзоны. Однако, если открытость базируется на режимном подходе (т.н. беспроволочная зона), то в основе субзон лежит территориальный подход. Специализированные субзоны создаются в административных границах города на базе существующих производственных, научных, торговых и др. комплексов и рассматриваются как территории, расположенные за пределами таможенной границы. Таким образом, речь идет о возможности создания локальных СЭЗ в пределах города. Необходимо подчеркнуть, что режим СЭЗ автоматически не распространяется на субъектов "открытого" города.

В целях привлечения инвестиций, современной технологии и управленческого опыта предлагается следующая последовательность формирования и развития открытой экономики города:

- введение в административных границах города "открытого" режима;

- формирование локальных СЭЗ в пределах города;

- разработка комплексной программы развития СЭЗ на основе совместного использования инфраструктуры города.

Быстрый оборот торгового, промышленного и финансового капитала; отработка хозяйственного механизма функционирования локальных СЭЗ позволят привлечь крупные иностранные инвестиции, создать конкурентноспособное наукоемкое производство.

Результаты хозяйственной деятельности должны быть направлены, в первую очередь, на обеспечение приоритетного развития социальной сферы, обеспечение трудоспособного населения рациональной занятостью.

Обсуждение "Основных направлений социально-экономического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу" представленных правительством РФ в Госдуму страны и альтернативного документа "Концепция стратегического развития России до 2010 года", разработанного рабочей группой под руководством члена президиума Государственного Совета РФ В.И.Ишаева в апреле 2001 года, не продвинуло ситуацию ни на шаг вперед.

Современная политико-территориальная структура российского общества сложилась в результате исторического развития и преобразований, произошедших в последнее десятилетие реформ. Россия находится на пути перехода от одного политического режима (тоталитарного) к другому (демократическому). Но преждевременно говорить, что такая тенденция сегодня устойчива и необратима. Россия не имела, характерных для Запада демократических традиций и политической культуры. Российское общество глубоко отличалось от западных почти тотальной милитаризацией, суперцентрализацией, преобладанием в народном сознании коллективистских ценностей, полиэтническим составом населения, отсутствием массовых демократических движений, способных сформировать альтернативную номенклатуре политическую элиту, и т.д. Государственное управление обществом, характерное для советского периода, во многом было отторгнуто изменившимися условиями жизни. Что потребовало изменения, как в системе власти, так и в характере управления органами власти, перераспределение полномочий федерального Центра и субъектов Федерации.

Современное российское общество находится в переходном состоянии. Изменение коснулось как государственных органов власти, так и структуры самого общества. Постепенно происходит социальное структурирование общества, складываются пока не четко очерченные группы интересов, появляется социальная база для "классовых" партий. Современная политическая культура в России имеет недолгую историю. Партийная система находится в процессе становления. Общество не совсем структурировано, и интересы многих групп населения остаются не представленными в политическом процессе.

Современное российское общество еще нельзя назвать зрелым гражданским обществом, судебная система слаба и не полностью независима, парламент в основном подконтролен президенту. В обеспечении эволюции гражданского общества должны сыграть свою роль государственные институты, судебная система, политические партии, профсоюзы, общественные организации и движения. В целом, однако, их функционирование в решающей степени определяется уровнем политической культуры. Предстоит длительный период овладения политической культурой и активизации общественно-политических организаций и движений.

Последние годы 20 века Россия была государством, ведущим войну за свою целостность в Чечне и переживающим экономический кризис. Ее характерной чертой было также длительное противоборство между законодательной и исполнительной властью и разделение полномочий между центром и регионами. В силу российской специфики и в контексте развернувшихся ныне споров и дискуссий о перспективах сохранения целостности страны в число первоочередных выдвинулась проблема политико-территориального устройства.