Теория истины

Теория истины.

Статьи по теме
Искать по теме

Объективисты абсолютизируют объективную истину. Для них истина существует вне человека и человечества. Истина и есть сама действительность, не зависящая от субъекта.

Но истина и действительность, – разные понятия. Действительность существует независимо от познающего субъекта. В самой реальности истин нет, а есть лишь предметы со своими свойствами. Она появляется в результате познания людьми этой реальности.

Истина объективна. Объект существует, не зависимо от человека, и любая теория отражает именно это свойство. Под объективной истиной понимают знание, продиктованное объектом. Истина не существует без человека и человечества. Поэтому истина – есть человеческое знание, но не сама реальность.

Истина никогда не даётся сразу и целиком. Существуют понятия абсолютной и относительной истины. Абсолютная истина – это знание, совпадающее с отображающим объектом. Достижение абсолютной истины – это идеал, а не реальный результат. Относительная истина – это знание, характеризующееся относительным соответствием своему объекту. Относительная истина представляет собой более или менее истинное знание. Относительная истина может уточняться и дополняться в процессе познания, поэтому она выступает как знание, подлежащее изменению. Абсолютная истина-знание неизменное. В ней нечего менять, так как её элементы соответствуют самому объекту.

1. Абсолютные и Относительные истины как бы исключают друг друга, но на самом деле они взаимосвязаны. Путь к Абсолютной истине лежит через серию Относительную Истину открытие атома.

2. В каждой Относительной Истине есть частичка Абсолютной истины – это две тенденции в развитии знаний.

Достижима ли АБС. истина?

Существует мнение, что Абсолютная истина не достижима. Эта точка зрения усиливает позиции агностицизма.

В любой момент развития науки остаются вещи, не познанные людьми. Познание зависит от сложности познаваемого объекта. Познание идёт от простого к сложному: ВЫВОД: Абсолютная истина о мире в целом существует лишь в качестве предела и идеала, к которому стремится человечество.

Границы научного познания.

Наука развивается неравномерно. Существуют две тенденции её развития: дифференциация и интеграция. Дифференциация – деление и размножение научных направлений. Интернет – объединение научных направлений. Наука развивается путём постановки проблем, и всякая проблема ограничивает поле исследования. Непознаваемость означает недоступность познания, а ограниченность научного познания, – что объект высвечивается в определённом ракурсе.

Вера и знание.

Наряду с научными методами познания существуют различные виды ненаучного. Оно отражает непосредственные условия существования человека – природная среда, быт, государственные процессы. Основой обыденного познания являются верные элементарные сведения о мире, что называется здравым смыслом. Этот вид включает в себя и убеждения, идеалы человека, его верования, фольклор как сконцентрированное знание о мире.

Мифологическое познание.

М. П. Возникло в древнейшие времена, когда не было индивидуального человека, но существовало лишь сознание рода. Миф – эмоционально-образное восприятие мира, сказание, легенда и предание. Миф характерен очеловечиванием сил внешней природы, которые непонятны человеку. Религиозное познание – это комплекс представлений о мире, в основе которого лежит вера в сверхъестественное. Художественное познание представляет собой образное мышление человека, воплощённое в различных формах искусства. Его назначение заключается в выражении эстетического отношения к миру. Философское познание – стремление к синтезу всех иных форм познавательной деятельности и личностное отношение к миру. Философия – это органичное единство научного знания и житейской мудрости

2. Диалектика абсолютной и объективной истины.

Истина как свойство знания не может не зависеть от познавательных способностей, при помощи которых получается это знание. Тогда вроде бы получается, что объективная истина зависит от субъективных факторов. Чтобы избавиться от такого нежелательного, но невольно напрашивающегося вывода, было введено ограничение на понимание субъекта познания. Это не реальный индивид, исследователь, ученый, а гносеологическая абстракция. Субъект обладает лишь способностями к познанию. Все остальные свойства человека (эмоции, воля, желания, привычки, склонности, память, талант) не относятся к субъекту познания, поскольку они индивидуальны, не всеобщи. Объективная истина не зависит именно от этих факторов, от индивидуальных особенностей конкретных людей, но зависит от их познавательных всеобщих способностей, которые в данном случае следует понимать как родовое свойство человека. Достижение объективной истины является основной целью научной деятельности. Практическая применимость знания, личные интересы, полезность в этом случае можно рассматривать как побочные моменты, которые важны, могут рассматриваться и учитываться, но лишь тогда, когда объективная истина уже получена, т. е. знание не только претендует на истинность, но уже стало таковым. Иногда говорят и о субъективной истине – ее следует понимать как характеристику мнения, узкую субъективную точку зрения, не претендующую на всеобщность и объективность. Понятия относительной и абсолютной истин связаны с пониманием познания как процесса, происходящего во времени и в определенных исторических условиях. Феномен относительной истины зависит от конкретных внешних условий и внутренних факторов познавательной деятельности. Любое вновь возникающее знание может быть относительно истинным. Здесь встают две проблемы. Первая проблема – соотношение истины и заблуждения. Если верно, что любое знание относительно истинно, то, как возможны заблуждения, ошибки, даже тупиковые ветви в развитии науки. Может быть, заблуждение – это и есть относительная истина? Но такое предположение выглядит довольно нелепо. Существование в науке ошибок и заблуждений особо доказывать не нужно, они реально были, есть и будут. Объяснить возникновение такого рода фактов можно различными способами. Например, когда появляются какие-либо научные концепции, люди еще не знают, истинны они или ложны, но могут их принимать на нерациональных основаниях, в частности верить в их истинность или принимать их за отсутствием других, более убедительных систем знания. Убеждение на такой основе – один из самых распространенных способов введения в научную практику и общественную жизнь научных концепций. Так принимались в свое время и считались научно самодостаточными гипотезы теплорода, эфира, пустого пространства, вечного двигателя. Даже более того, такие концепции после их принятия могут быть частично эмпирически подтверждаемыми. Например, геоцентрическая система Вселенной подтверждалась простыми эмпирическими наблюдениями, использовалась для вычисления положения небесных тел на небосводе. Подобные концепции имели значительное влияние на общественную жизнь, возможно даже, как в последнем случае, формировали устойчивое мировоззрение. Однако если ходом исторического развития науки они опровергались, то их называли заблуждениями. Вторая проблема связана с тем, что знание, как известно, зависит от внешних и внутренних факторов. Тогда вроде бы получается, что любое знание является относительно истинным. Здесь важно учитывать факт исторического развития знания: поскольку знание представляет собой познавательный процесс, то на каждом его временном срезе существуют абсолютные и относительные истины. Абсолютно истинное знание – теоретически обосновано, доказано настолько, что в его истинности не приходится сомневаться, или представляет собой несомненный эмпирический факт (результат многократно повторенного опыта, исторический факт). На самом деле трудно себе представить нашего современника, который передоказывает закон Архимеда или теорему Пифагора. Тем не менее, было такое время, когда данные законы еще не были доказаны, хотя люди эмпирически могли наблюдать и даже пользоваться фактами, соответствовавшими и закону Архимеда, и теореме Пифагора. Такого рода знание было относительно истинным, и только теоретическое, чисто рассудочное доказательство сделало его абсолютно истинным. Трудно также представить человека, который сомневается в том, что. Вторая мировая война закончилась разгромом фашистской Германии. Поэтому можно с уверенностью утверждать, что абсолютно истинное знание – это такое знание, которое в данный момент не может быть опровергнуто опытными проверками и экспериментом, т. е. его истинность уже не зависит от опыта. Обнаружение парадокса лжеца приписывают древнегреческому философу Евбулиду из Милета, жившему в IV в. до н. э. Предание донесло до нас сведения о том, что другой древнегреческий философ – Диодор Кронос умер от огорчения, не сумев решить этого парадокса. Истина исторична. Понятие конечной или неизменной истины – всего лишь призрак. Любой объект познания – неисчерпаем, он меняется, обладает множеством свойств, и связан с бесконечным числом связей, с окружающим миром. Каждая ступень познания ограничена уровнем развития общества, науки… Научные знания поэтому, носят относительный характер. Относительность знаний заключено в их неполноте и вероятностном характере. Истина поэтому относительна, ибо она отражает объект не полностью, не исчерпывающим образом. Относительная истина есть ограничено-верное знание о чем-либо. К абсолютным истинам относятся достоверно установленные факты, даты событий, рождения, смерти и т. д. Абсолютная истина – это такое содержание знания, кто не опровергается последующим развитием науки, а обогащается и постоянно подтверждается жизнью. Термин "абсолютное" применяется к любой относительной истине: поскольку она объективна, то в качестве момента содержит нечто абсолютное. И в этом смысле любая истина абсолютно – относительна. Развитие любой истины есть наращивание моментов "абсолютного". Новые теории являются более полными и глубокими, по сравнению с предыдущими. Но новые истины не сбрасывают под откос истории старые, а дополняют, конкретизируют или включают их в себя, как моменты более общих и глубоких истин. (Теория относительности Эйнштейна и Ньютоновская механика). Конкретность – это свойство истины, основанное на знании реальных связей, взаимодействия всех сторон объекта, главных, сущность свойств, тенденций его развития. Так истинность или ложность тех или иных суждений не может быть установлена, если не известны условия места, времени…, в которых они сформулированы. Суждение, верно отражает объект в данных условиях, становится ложным по отношению к тому же объекту в иных обстоятельствах (кипение воды при100 град). Каждый объект наряду с общими чертами наделен и индивидуален особенностями. В силу этого, наряду с обобщенным, необходим и конкретный подход к объекту: нет абстрактной истины, она всегда конкретна. Истинны ли, к примеру, принципы классической механики? Да, но в определенных пределах. И так для любой истины. Что дает людям гарантию истинности знания? Декарт, Спиноза, Лейбниц – критерий истины ясность и отчетливость мышления. Пример: квадрат имеет 4 стороны. Однако, ясность и очевидность – субъект состояния сознания, и они нуждаются в опоре на что-то более прочное. Критерий истинности находили и в правильности ее формального вывода, неверность такого подхода продемонстрировал Гегель в теореме о неполноте логик. Выдвигался и такой критерий истины, как общая значимость: истинно то, что соответствует мнению большинства. Однако вспомним Коперника. Он один был прав, а остальные – нет. Сущность и прагматический критерий истины: истинные идеи – это те, которые хорошо работают (полезные). Что лучше работает на нас, ведет нас, что лучше всего подходит к каждой части жизни и соединимо со всей совокупностью нашего опыта. Если представления о Боге будут удовлетворять этим критериям – то они истинные.

3. Истина как ценность. Метафизика об истине.

Ценности составляют особый раздел философии – акуналогии (учение о ценностях). Со времен античности ведутся споры о том, является ли ценность атрибутом вещи или же она результат оценивания, продиктованные потребностями личности и общества. В 1 случае ценность трактуется как нечто объективное, существующее независимо от человека, в 2 сводится к субъективным оценочным суждениям произвольность характера сущность ценностей выводится из потребностей человека, а не из объектов. Если согласится с тем, что ценность – лишь свойство явлений природы и общества, неизбежно отожествление истины и ценности. Однако еще Сократ спрашивал "Что есть благо?" (аксиология) Знание является важным, но не единость – цель достижения блага. Ценность, как истина, но является свойством самой действительности. Она возникает как отношение между миром природы и общества и динамически применяется потребности человека. Ценностью является то, что обладает положительными значениями для человека ценности, такой вариант осознания ценностей выступает в форме оценки. В отличии от истины оценка состоит не в достижении соответствия познания действительности веществ, а устанавливает значимость вещей для человека. Между истиной и ценностью существует связь, не смотря на их различия истинное знание, может быть предметом оценивания, характеризуется как ценность. В свою очередь установить значимость мира явлений для человека можно лишь благодаря знанию о них. Судить о значимости вещей, значит иметь представление о том, что она обладает необходимых субъекту качествами.

Структурными единицами метафизики истины являются 3 основных компонента: это истина как таковая, отношение к истине, продукт отношения к истине. Срезу необходимо заметить, что категория истины не есть операбельным предметом в системе априорно-трансцендентного аппарата метафизики, а, являясь исходной позицией для моделирования как спекулятивной, так и предметно-практической подструктуры человеческой деятельности, имманирует проявляя себя в конкретных элементах сущностной явлености.

Истина как таковое не есть продукт мышления, так же как и не является источником этого процесса. Для более удобного обращения с истиной необходимо возвести её в ранг метакатегории, но и это не будет означать, что она не выразима в понятиях. Если учесть, что статусом сверхкатегории является бытие и сущее, то истину нужно понимать как стоящую на ряду с ними, и даже не боясь отождествлять эти универсалии, подвергнуть анализу подструктуры метафизической цепочки.

Мир явленный нам в предметах не есть продукт истины, а только лишь синтез единичной явлености с субъективным восприятием, который на пути к понятийному аппарату приобретает номинальные качества истинного суждения. Проблема выражения истины в понятиях заключается в том, что пробелы и трещины, которые преодолевает "фотон" истины, заполнены социальными предпосылками для искажения действительности. Однако это не ведёт к агностицизму, ибо агностицизм –– есть нежелание преодолевать барьеры на пути к познанию. Необходимо признать непознаваемость абсолютной истины, но только не в смысле скептицизма, а так как если бы мы задали вопрос физику: "А где находилась Вселенная в момент сингулярности?" Т. е. истина не требует и не нуждается в познании. А все наши суждения о ней сплошная катофатика. Но это не отменяет наше стремление познавать.

Восходя от понятий к категориям, мы не приближаемся к выражению истины как к сверхкатегории т.к. истина находится вне структуры познавательного аппарата, но за предикатами мышления стоит догматичность априорных элементов эмпирии.

Переходя к вопросу об отношении к истине нужно сказать, что в этом плане человек проявляет себя сверх активно. Вся история человечества построена на активном или пассивном, но всё же отношением к истине. И если кто-то против субъективного и догматичного отношения к феномену истины, тот отрицает раскол христианства, тот отрицает различные уровни социального и экономического развития государств и т.д.

На метафизическом уровне отношение к истине проявляется в моделировании и даже в некотором смысле модернизации понятийного аппарата с ориентацией на априорную догму, и это нисколько не сближает нас с абсолютной истиной как таковой. К примеру, атеист отрицая существование Бога берёт в качестве исходной позиции Его отсутствие и тем самым догматизирует свою философию, т.е. его презумпция –– есть застывший познавательный аппарат (то же и с верующим). Но для верующего "Аз есть истина…", т.е. Бог в каком-то смысле тождествен истине и это единственный стимул для жизнедеятельности познавательной цепи верующего человека. Ни первый, ни второй случай нас не приближает к истине в плане рационального познания. И очень хорошо, что истина лежит вне пределов нашей деятельности, ибо человек уничтожает всё, к чему дотрагивается его рука. Но и абсолютная истина нам не нужна, нам нужно лишь отношение к ней, а её продукты являются индикаторами наших познавательных аберраций. К тому же запредельная дислокация истины оставляет место для интенсивного поиска.

Истина в обыденном понимании не продукт субъективного восприятия, а лишь его коррелят.

ВЫВОД: Формы и способы познания разнообразны и в достаточной степени совершенны. Они характеризуют человека как уникальное явление, обладающее интеллектуальной властью и, практически бесконечно, расширяющее диапазон своих исследований и возможностей.