Теория фреймов Ирвина Гофмана

Теория фреймов Ирвина Гофмана.

Статьи по теме
Искать по теме

Понятие фрейма и теоретические особенности теории фреймов Ирвина Гофмана

Теория фреймов – подход, зародившийся в психологии коммуникаций, достигший пика своего развития в изучении форм повседневных взаимодействий и активно использующийся в современных прикладных исследованиях социологами, политологами и лингвистами. Начиная с конца 70-х годов ХХ в. по настоящее время, фрейм-анализ остается, прежде всего, теоретическим направлением и методом социологии повседневности (микросоциологии).

Фрейм – это понятие, используемое в социальных и гуманитарных науках, таких как – социология, психология, коммуникация, кибернетика, лингвистика и др., означающее в общем виде смысловую рамку, используемую человеком для понимания чего-либо и действий в рамках этого понимания..

Вахштайн заключает: "Фрейм – это одновременно "и "матрица возможных событий", которую таковой делает "расстановка ролей", и "схема интерпретации", событий субъектами, в них участвующими". По мнению Батыгина Г.С.: "Гофман приходит к новому пониманию перформанса исполнения. Перформанс, по Гофману, это структура (arrangement), которая превращает индивида в сценического исполнителя, который, в свою очередь, является объектом наблюдения со стороны людей, образующих "аудиторию", и этот исполнитель может разглядываться ими вдоль и поперек и действительно разглядывается без какого-либо риска обиды, поскольку сами его действия предназначены для разглядывания".

Фрейм устойчив, обладает рекурсивностью, т.е. в адекватной некоей прежней ситуации всплывает в памяти актора. Смена фрейма является следствием пребывания актора в несхожей с ранее имевшей место ситуацией. Перфоманс артиста на сцене – это цепочка фреймов: на авансцене, в диалоге с партнером у дверей дортуара (причем, фреймы в процессе разговора анализируются Гофманом особо), при выходе из декораций спальни и т.д. и т.д. Геннадий Батыгин пишет, что сама идея фрейма пришла в голову автору при разглядывании поведения обезьян в зоопарке3, так что он не намеревался, как, например, его чикагские коллеги У.Томас и Ф.Знанецкий, доискиваться мотивов и ценностных предпочтений акторов. Гофмана интересовал механизм "собирания" в нечто целое предельно малый по масштабам пространства и времени фрагмент обыденной ситуации.

Согласно Гофману, фрейм – это конституируемая агентами целостность, прежде всего практик, но вместе с тем – смыслов, которые люди в типичных, повторяющихся социальных ситуациях, в социальном контексте, придают своим действиям и действиям других (вербальным и не вербальным).

Фрейм у Гофмана – это "способность практического сознания "собирать" мир в организованное целое без участия дискурсивного контроля", это вид процедурного знания – "знание как" или последовательность действий, описывающих какой-либо креативный аспект предмета, либо его функциональный аспект. Аналитик Гофмана – Мэнинг подчёркивает, что фрейм – это "разбор наличных целостностей (социальных, культурных) и затем сборка структур как совокупности взаимодействующих элементов".Кроме того, фрейм, согласно Гофману, – это "определённая перспектива восприятия, создающая формальное определение ситуации".

Проблема повседневного контекста – центральная проблема теории фреймов. Собственно, термин "фрейм" и является собирательным обозначением контекста. Но если в практико-ориентированных теориях точкой отсчета является сам практический акт, уже содержащий в себе условия своего свершения или конституирующий их в процессе осуществления, то в фокусе теории фреймов находится контекст практического акта – контекст, наделенный относительно автономным, независимым от конкретных практик существованием.

Теория фреймов не является однородным теоретическим построением. Это комплекс концепций, наследующих аналитической традиции исследования повседневного мира и ориентированных на изучение архитектоники контекстов элементарных наблюдаемых событий. Центральное место среди этих построений занимает концепция фрейм-анализа И. Гофмана.

В то время, как традиционно человеческие действия рассматриваются как находящиеся в зависимости от ситуации в которой они производятся, и от личностных особенностей и качеств (диспозиций) человека, который их осуществляет, понятие фрейма вводит ещё один – смысловой ракурс их рассмотрения, выступая как смысловая рамка (или рамках социальных представлений), в рамках которой человек определяет для себя ситуацию в которой действует.

В гуманитарных науках это, смысловое измерение фиксируется и в других понятиях, например, в рамках психологического изучения семьи и в рамках психологических близнецовых исследований вводится понятие индивидуальной (воспринимаемой) среды (противопоставляемое общей среде, в которой социализируются сиблинги), в котором фиксируется, что различия в социализации близнецов связаны с тем, как они сами воспринимают ту среду, в которой развиваются.

Пять пониманий, задаваемых первичными фреймами

Фреймы организованы в системы фреймов, которые Гофман определяет как первичные или базовые системы. Первичными они названы, потому что обладают подлинной реальностью, и за ними нет никакой другой интерпретации. Гофман разделяет два класса первичных систем фреймов: природные и социальные. Если природные системы фреймов рассматривают события как "чисто физические то есть ненаправленные и неодушевленные, то социальные фреймы напротив рассматривают события как осмысленные, волевые и разумные, где именно человек осуществляет свою деятельность. В качестве главной отличительной характеристики первичной системы фреймов.

Гофман выделяет то, что она определяет смысл ситуации, который существует только в данном контексте, но нигде больше. Среди функций первичной системы фреймов следует выделить возможность интерпретировать всевозможные явления и ситуации и давать им определения, понимать базовые характеристики культуры определенной социальной группы. Значение данной проблематики обусловлено тем, что любое явление или вещь должны быть каким-то образом объяснены или концептуализированы, а для этого их надо поместить в некоторую систему значений.

Кроме того, он предполагает существование определенных кодов, позволяющих достичь всеобщего понимания. Эти элементы в культурологических теориях играли роль универсальных основ, которые претерпевали изменения в разных культурных пространствах и временных срезах. Первичный фрейм, как нам представляется, соотносим с культурологическим понятием "культурная картина мира", поскольку он упорядочивает опыт группы в течение длительных временных промежутков. Он описывает принципы упорядочивания опыта. Первый из них – интерпретация необычных явлений ("комплекс необычного"). Это десакрализация, сведение к профанным формам, либо адаптация социального субъекта к элементу необычного в общем объеме. Существуют сохраняющиеся в каждой культуре технологии управления необычным, т. е. программа трансформации необычного в формы, доступные групповому пониманию и контролю. Первичные фреймы позволяют также упорядочивать опыт, который воспринимается участниками интеракции как случайность. Таким образом, первичный фрейм, действуя, как познавательная стратегия, организует предсказуемое и безопасное пространство культуры.

Гофман предпринимает попытку решить фундаментальную задачу культурологического знания – найти и описать принципы индивидуальной трансформации базовых образцов опыта (вторичной системы фреймов). Одним из механизмов такой трансформации, является "ключ", т. е. набор конвенций, посредством которых один вид деятельности преобразуется – переключается – в другой. Он рассматривает пять основных ключей: выдумка, состязание, церемониалы, техническая переналадка, "пересадка". Трансформация ситуации осуществляется посредством "переключения", т. е. изменения целей деятельности.

Первичные системы фреймов не заданы в качестве алгоритмов восприятия, а всегда находятся в процессе своего формирования. Фреймы социабельны. Иными словами, происходит постоянное "фреймирование" или форматирование реальности. Гофман говорит о "ключах" (keys) и "переключениях" (keyings) фреймов – соотнесении воспринимаемого события с его идеальным смысловым образцом. Key – это ключ, обозначающий тональность межличностного общения. Keying – транспозиция темы из одной тональности в другую. Keying означает также настройку распознавания ситуации. Опять же, здесь угадывается неокантианская процедура отнесения к идеальному типу, создающая возможность понимания. Хотя мы видим одни события, мы имеем основания ("ключи") говорить, что на самом деле они означают совсем иное: мы создаем нереальный мир, чтобы понимать мир реальный, и настраиваем эту процедуру так, как настраивается музыкальный инструмент.

Бесчисленное количество ситуаций, с которыми сталкиваются люди, казалось бы, требует для входа в них бесчисленного количества "ключей". Однако Гофман предлагает всего пять основных "ключей" к первичным системам фреймов. Это выдумка (make-believe), состязание (contest), церемониал (ceremonial), техническая переналадка (technical redoing), пересадка (regrounding). Выдумки превращают серьезное в несерьезное, создают вымышленные миры. Любое драматургическое представление реальности представляет собой "выдумку". Имея ключ к такого рода ситуациям, люди (во всяком случае, режиссеры) отличают инсценировки от реальности. Таковы фреймы театра, кинематографа, массовой информации. Состязание – это переключение фрейма схватки в безопасную форму игры, которая поддерживает ощущение риска и неопределенности обстоятельств. Церемониал временно отделяет участников от мира и превращает ("фреймирует") их в живое воплощение ролей, демонстрируя тем самым образцы надлежащего поведения. Церемониал присяги создает солдата, присуждение ученой степени превращает нормального человека в доктора наук, а свадебная церемония являет собой ключ к фрейму жениха и невесты. Техническая переналадка – собирательное слово для обозначения разного рода презентаций, инсценировок, демонстраций, выставок и т. п. Во всех этих случаях реальная ситуация превращается в ее изображение и сопровождается отчетливыми фоновыми указаниями на ее восприятие как реальной. Пересадка – своеобразный ключ к пониманию мотивов действия в ситуациях, когда изображение не соответствует реальности. Например, казино нанимает псевдоигроков, которые должны изображать увлеченность игрой, хотя на самом деле они нанимаются не для игры.

В той степени, в какой первичные системы фреймов могут быть настроены на восприятие определенных смысловых пластов ("подключены" к ним или "отключены" от них), они могут быть многократно перенастроены или переключены. Такое переключение существенным образом изменяет и сами фреймы, и предыдущие настройки. Поэтому задача заключается в последовательном обнаружении различных смысловых слоев фрейма, каждый из которых является, как таковой, подлинным. Соответственно, понимание фрейма зависит от статуса участника взаимодействия, точнее, от его удаленности от "центра" или границы фрейма, заданных языковыми средствами статусной идентификации. Например, наблюдая за развертыванием сценического действия в театре с дистанцированной позиции зрителя, мы отдаем себе отчет (принимаем фрейм), что происходящее на сцене – выдумка, хотя можем предполагать, что актеры, играющие Ромео и Джульетту, действительно любят друг друга. Кроме переключений и настроек, средством изменения первичных систем фреймов служат фабрикации. Фрейм является сфабрикованным, когда он специально направлен на введение в заблуждение некоторых участников взаимодействия, которые не могут знать, что на самом деле происходит внутри фрейма. Легкая форма фабрикации не опасна и морально оправданна. Например, вера юного музыканта в то, что его игра доставляет слушателям удовольствие, а не отвращение, – вполне полезная фабрикация. Иное дело – фабрикация в корыстных целях, то, что называется обманом.

Проблемы и противоречия теории фреймов И.Гофмана

Фрейм-анализ в социальных науках

Теорию фрейм-анализа ждал холодный прием в социологическом сообществе. Для символических интеракционистов эта книга Гофмана означала его окончательный разрыв с исследованиями символически опосредованных форм повседневных коммуникаций. Для этнометодологов стала иллюстрацией банкротства и эмпирического бессилия "формальной социологии". Молодыми конверс-аналитиками была воспринята как неудачный эксперимент по скрещиванию микросоциологии с прагматикой дискурса. Впрочем, авторитет Гофмана в тот момент был столь высок, что вряд ли скептическое отношение коллег к фрейм-анализу могло ему чем-либо повредить. Признание анализа фреймов (не в последнюю очередь благодаря его востребованности в социолингвистических исследованиях) произошло позже, уже перед смертью Гофмана.

В России теория фреймов известна скорее как направление фундаментального знания, нежели как прикладная концепция. В последнее время были издано несколько работ, посвященных анализу методологических предпосылок теории фреймов, среди которых можно выделить статьи и диссертацию В.С.Вахштайна, статью В.Волкова Л.Цуриковой, а также достаточно подробный обзор взглядов У.Гэмсона в монографии Г.Г.Почепцова. Также недавно были переведены работы классика социологического фрейм-анализа Иргвинга Гофмана, переизданы труды его предшественника и автора термина "фрейм" Грегори Бейтсона, вновь получили внимание вышедшие ранее работы Марвина Минского, Чарльза Филмора и других.

В тоже время большой массив работ о применении фрейм-анализа в маркетинговых коммуникациях, изучении СМИ, исследовании переговорного процесса и многих других областях не находят своего отклика в России. Лишь недавно появились, основанные на ставших уже классическими работах Д.Сноу и Р.Бенфорда, российские исследования, посвященные применению теории фреймов для анализа протестных движений.

Фрейм – анализ используется теории коммуникаций. Несмотря на то, что СМИ и "агентам публичного влияния" порою приписывают решающую роль в формировании общественного сознания и общественного мнения, следует признать, что с точки зрения решения задач управления коммуникациями, попытки разработать универсальную методику по управлению коммуникациями на основе теории фреймов не принесли значимых результатов. Нам не приходилось встречать исследования, которые, основываясь на теории фреймов, предлагали бы новые нетривиальные способы выполнения классических управленческих функций в целях организации коммуникаций. Предлагаемые рекомендации отвечали здравому смыслу, но, на наш взгляд, не более чем. К примеру, в качестве концептуальной основы деятельности профессиональных коммуникаторов предлагалась модель "сети субсидий".

Коммуникаторы, согласно этой модели, должны "субсидировать" СМИ, государственных служащих и граждан. "Субсидировать" СМИ можно посредством снижения издержек собираемой журналистами информации и повышения ее культурного резонанса (сенсационности); государственных служащих – с помощью снижения издержек получения и дальнейшего процессирования информации, а также снижения рисков занятия публичной позиции по тому или иному вопросу; граждан – создавая эмоционально яркие и идеологически отчетливые образы и слоганы, связывая свою позицию с позицией политической фигуры или группы.

Данные рекомендации, на наш взгляд, самоочевидны для специалистов в области коммуникаций, их ценность может заключаться лишь в схематизации их деятельности для "аутсайдеров". Проследим возможность использования аналитического инструментария теории фреймов в качестве источника информации для принятия управленческих решений. На данный момент, в исследованиях подобного рода фрейм-анализ реализуется, прежде всего, как эмпирический подход к исследованию массовых коммуникаций.

В развитии направления фрейм анализа, ориентированного на изучение публичного дискурса можно отметить ряд серьезных достижений. В качестве наиболее заметных отметим попытки составить список механизмов фреймирования и разработку компьютерных программ, позволяющие проводить количественный контент анализ фреймов в СМИ через регистрацию определенных ключевых слов.

Недостатки фрейм-анализа указывают на основные направления его совершенствования. По мнению ряда авторов необходимо разделение фреймов, которые создаются уникальными ситуациями, и оказываются к этим ситуациям в значительной степени "привязанными", и неких универсальных фреймов, проявление которых можно увидеть во многих жизненных ситуациях. Хотя данная терминология еще не устоялась, первые типы фреймов называют дискурсивными, вторые – культурными фреймами.

По мнению Дж.Хертога и А.Маклеода путь развития фрейм-анализа лежит через создание системы для классификации культурных фреймов. Изучение культурных фреймов "должно генерировать относительно стабильный, широко разделяемый набор культурных фреймов и субфреймов, которые оказываются валидными на протяжении значительного промежутка времени во многих областях".

Фрейм-наблюдение имеет свое значение при анализе публичных конфликтов. Так, зачастую противоборствующие стороны имеют разные представления о том, с чем связан их спор. Как правило, в таких случаях можно выделить фрейм "истории в целом" – то есть некое обобщающее определение ситуации, в которой находятся участники. Такие фреймы довольно специфичны, зависимы от конкретного случая. Вместе с тем их сопоставление может быть полезно для понимания существа возникших противоречий.

Таким образом фрейм-анализ широко используется в социальных науках и является незаменимым элементом при проведении всевозможных исследований.

Проблемы теории фреймов И.Гофмана

Книга Ирвина Гофмана "Анализ фреймов: эссе об организации повседневного опыта" выбивается из многих канонов – она не характерна для американской социологии 70-х, не характерна для Чикагской школы, одним из наследников которой Гофман считался ранее, и более того – она не характерна для самого Гофмана. В предшествующих работах И. Гофман старательно избегал "абстрактного теоретизирования" и ограничивал собственные теоретические претензии обобщением и систематизацией результатов анализа конкретных наблюдений повседневной жизни. Однако "Анализ фреймов" изобилует интерпретациями феноменологических теорий А. Шюца и А. Гурвича, "обыгрыванием" тем лингвистической философии Л. Витгенштейна, многочисленными заимствованиями из теоретических работ по социолингвистике (от Дж. Остина до Р. Якобсона), развитием положений классических (У. Джемс) и современных (Г. Бейтсон) психологических концепций. За внешней эклектичностью "Анализа фреймов" скрывается попытка создания фундаментальной социологической теории, нацеленной на изучение архитектоники повседневных контекстов в их когнитивных, материальных, языковых аспектах. Ни в одной своей работе до "Анализа фреймов" (и, заметим, ни в одном тексте после него) Гофман не предпринимал столь же масштабных "наступлений" на основные проблемы социальной теории.

Однако теория фреймов Гофмана содержит ряд проблем и противоречий. По словам М.Черныш теория фреймов – это "лишь надстройка на большом корабле структурно-функционального анализа. В этой парадигме всегда были проблемы с будущим, воспроизводство в ней эксплицировалось заведомо лучше, чем производство".

Анализируя порядок социального взаимодействия, Гофман делает это посредством рассмотрения структуры и смены позиций индивида во взаимодействии, или отношений между "персонажами". Однако центральным объектом его анализа всегда оказывается отдельный индивид (понимаемый, конечно, не в качестве психологического субъекта, а как подвижная система множественных интеракционных фигур). В противоположность этому я, в свою очередь, стремилась проанализировать речевое взаимодействие исходя из него самого, рассматривая практику чтения лекции на основе практических составляющих ее речевого осуществления как они реализуются в данном конкретном случае. Переформулируя гофмановское выражение "Нет… людей и их действий. Скорее, есть действия и их люди", можно было бы в таком случае сказать: "Нет действий и их людей. Скорее, есть взаимодействия и их эффекты". Ирвин Гофман в одной из своих самых спорных работ – "Где действие", ставя задачу определить, что понимают люди под действием в повседневном мире, приходит к неожиданному утверждению: в повседневном мире прототипом действия (то есть наиболее характерным действием) являются азартные игры. Эпиграфом к этой работе Гофман выбрал фразу, приписываемую бесстрашному воздушному акробату и канатоходцу Карлу Валленда: "Быть на проволоке – вот жизнь; все остальное подождет". В повседневной жизни, утверждает И. Гофман, индивиды относят к действию лишь то, что "состоит из решения задач с неясным исходом, предпринятого ради достижения какой-то пользы. Возбуждение и возможность проявить характер, являющиеся побочным продуктом азартной игры и опасной судьбоносной сцены, становятся неявной целью всего представления"

Гофман различал базовые фреймы, создающие первичные схемы восприятия и интерпретации событий, и превращенные фреймы, трансформирующие деятельность, уже осмысленную в терминах первичной системы фреймов. Так, например, если роман двух влюбленных в повседневной жизни мы рассматриваем как базовый, первичный фрейм, то роман влюбленных на экране, на театральной сцене или в ритуальном танце будет превращением первичного фрейма.

Здесь Гофман приходит к явному парадоксу. Если настоящая жизнь – та, которая проходит "на проволоке" или в казино, выпадает из повседневной рутины, требует повышенного внимания к себе, дает самые яркие эмоциональные переживания, то базовым фреймом оказывается мир казино, а повседневная жизнь – лишь его бледным слепком, превращенным фреймом.

Проницательный Энтони Гидденс, следуя логике Ирвина Гофмана, отмечает, что в последнее время индивиды добровольно идут на риски, чтобы пережить новые ощущения, пережить эмоции, почувствовать адреналин. Люди целенаправленно создают рискованные ситуации, чтобы получить возможность проявить смелость, мужество, решительность, отвагу и находчивость. Рискованные занятия культивируются: это и экстремальные виды спорта и отдыха, особенно популярные среди молодежи, и азартные игры, которые привлекают внимание все большего количества людей.

Именно подход к рискам является одним из самых спорных моментов в теории фреймов Гофмана и до сих пор вызывает жаркие споры как5 среди сторонников, так и среди противников теории.

Современное понимание теории фреймов Ирвина Гофмана

Работы И. Гофмана – от изложения социальной драматургии до создания фрейм-анализа – стали (и продолжают становиться) предметом многочисленных интерпретаций.

Социологическая теория фреймов опирается на понимание повседневного контекста, сформулированное в прагматистской и феноменологической философских традициях. Поэтому идея фрейма дополняется в ней идеей метаконтекста или "системы фреймов": контексты организованы в метаконтексты. Одним из таких метаконтекстов является повседневная реальность, как совокупность рутинных социальных взаимодействий.

Критикуя гофмановскую теорию, Н. Дензин и Ч. Келлер писали: "Театральная и метафорическая интерпретация Гофманом "фрейма" заводит его в несуществующий мир театра, где трансформации надстраиваются над трансформациями... Если структуралистская интерпретация "Анализа фреймов" подтверждается (а мы полагаем, что это так), тогда вклад Гофмана в интерпретативную социальную науку оказывается ограниченным. Его фреймы – замороженные формы. Его концепция реальности – обманчива и туманна. Постулированные им "трансформации" не имеют под собой никакой основы или причины. Его фреймы схватывают события на периферии социальной жизни. Мистификации, промахи, ложные шаги, порнография, благотворительность, репетиции, игры без игр, игры животных, телевизионная реклама, театральные сценарии, грандиозные обманы и Дон Кихот в кукольном представлении, безусловно, находятся на краю повседневной жизни большинства людей... Никакого взаимодействия в "Анализе фреймов" нет".

Что в этой критике звучит более угрожающим обвинением: "структурализм", отказ от изучения "живого взаимодействия" или исследование "несуществующего мира", туманной реальности? Очевидно, две эти претензии связаны так же тесно, как внимание к "небуквальным-реальностям" связано со "структуралистским" способом их анализа в работах самого Гофмана.

Отражения отражений отнюдь не находятся на периферии социальной жизни. Они заполняют повседневность, делая ее все более виртуальной, убеждающей нас в реальности несуществующего. Таким образом, исследователь повседневности оказывается перед выбором: или продолжить поиск ускользающего оригинала, фундаментального уровня социальной реальности в практиках повседневного взаимодействия или, признав тождество оригинала и копии, переключиться с изображения в зеркале на сами процессы отражения, искажения, трансформации. Теория фреймов Ирвина Гофмана – яркий пример того, как эти процессы могут быть описаны на языке не "практико-ориентированной" социологии повседневности.

В книге Ирвина Гофмана "Анализ фреймов" развертывается целая система микросоциологических описаний в определенном смысле аналогичных описаниям социальных институтов в макросоциологии. И тогда фрагменты эмпирической реальности, рассыпанные на отрезки или фрагменты, преобразуются с помощью фреймов в определенные ситуации. На этой основе становится возможным и социальное взаимодействие, связанное с пониманием.

Литература

Научная литература:

1. Батыгин Г.С. Континуум фреймов: социологическая теория Ирвинга Гофмана / Гофман И. Анализ фреймов: эссе об организации повседневного опыта: Пер. с англ. / Под ред. Г. С. Батыгина и Л. А. Козловой; вступит. статья Г. С. Батыгина. – М.: Институт социологии РАН, 2003

2. Вахштайн В.С. "Неудобная" классика социологии ХХ века: творческое наследие Ирвинга Гофмана. Препринт – М.: ГУ-ВШЭ, 2006.

3. Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни / Пер. с англ. и вступ. статья А.Д. Ковалева. М.: Канон-Пресс-Ц, Кучково поле, 2000.

4. Гоффман И. Анализ фреймов: эссе об организации повседневного опыта: Пер. с англ. / Под ред. Г. С. Батыгина и Л.А.Козловой; вступит. статья Г. С. Батыгина. – М.: Институт социологии РАН, 2003

5. Как люди делают себя. Обычные россияне в необычных обстоятельствах: концептуальное осмысление восьми наблюдавшихся случаев / Под общ. ред. В. А. Ядова, Е. Н. Даниловой, К. Клеман. – М.: Логос, 2010

6. Келли Г. Процесс каузальной атрибуции Современная зарубежная социальная психология. Тексты. Под ред. Г.М.Андреевой, Н.Н.Богомоловой, Л.А.Петровской. М.: Изд-во МГУ, 1984

7. Почепцов Г.Г.Теория коммуникации. M: Лингва, 2010

Периодические издания и интернет-источники:

8. Вахштайн В.С. Книга о "реальности социальной реальности:: И. Гофман. Анализ фреймов: эссе об организации повседневного опыта: Пер. с англ. / Под ред. Г.С. Батыгина и Л.А. Козловой; Вступ. ст. Г.С. Батыгина. М.: Институт социологии РАН, 2003.// Социологический Журнал, 2004, № 3-4

9. Вахштайн В.С. Кризис "социетального" и фрейм-анализ повседневности // Векторы развития современной России: Международная научно-практическая конференция. М.: МВШСЭН, 2004

10. Вахштайн В.С. Памяти Ирвинга Гофмана// Социологическое обозрение Том 6. № 2. 2007 С.-65-78

11. Гидденс Э. Судьба, риск и безопасность // THESIS. 1994. № 5. С. 107-134.

12. Мавлетова А. Казино: территория эмоциональности или расчета?//[

13. Морозов Е.А. Фрейм-анализ в управлении публичными конфликтами // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук №10, 2009. – С. 372-384

14. Черныш М.Ф. Новая социальная группа – "информационные" работники // Социологические исследования, 2002 №11. -С. 61-68