Свержение татаро-монгольского ига и его историческое значение

Свержение татаро-монгольского ига и его историческое значение.

Статьи по теме
Искать по теме

1. Русь и Золотая орда: организация властвования

В декабре 1237г. полчища азиатских кочевников, руководимых монгольской династией Чингизидов, вторглись в пределы Рязанского княжества. Завоевав его, они обрушились на другие княжества, и в 1242 году установили свою власть над русскими землями.

Домонгольская Русь (ее географическое понятие) ограничивалась у современников Батыева нашествия сравнительно небольшой южной территорией, включавшей Киев, Чернигов Перяславль Южный и ряд других более мелких городов. Только после монголо-татарского завоевания, фактически уничтожившего южнорусские княжества, название "Русь" переносится на земли, лежавшие в междуречье Оки и Волги, и закрепится за ними.

В 30-е годы 13 века, накануне нашествия, Русь делилась на множество суверенных княжеств, иногда связанных военно-политическими договорами, иногда вассальной зависимостью. В общей сложности территории Древней Руси насчитывалось 18 крупных государственных образований, а если считать с вассальными княжествами, то около 30. При отсутствии политического единства, при неполном подчинении младших князей-вассалов старшим князьям, не было и единства военного. Поэтому монгольским ханам со своей великой армией, считавшейся наилучшей военной организацией мира в то время, не составило большого труда подчинить русские княжества и опутать их сложной административной системой.

Завоеванные татарским войском русские земли не вошли непосредственно в состав Золотой Орды. Золотоордынские ханы рассматривали русские земли как политически автономные, имеющие свою собственную власть, но находящиеся в зависимости от ханов и обязанные платить дань – "выход". Русские феодальные княжества стали в вассальные отношения к хану.

Чтобы как можно более четко поддерживать систему властвования, ханы вживляли элементы монгольской администрации на завоеванной территории. Цель ее была двойственной: обеспечивать армию рекрутами и собирать налоги для поддержания государства и императорской семьи.

Каждый русский князь должен был получить ярлык на княжение от хана. Хан мог в любое время забрать назад княжеский ярлык, если сомневался в преданности князя. Получение такой грамоты (ярлыка) обычно сопровождалось вручением русскими претендентами дорогих подарков хану и его близким родственникам, а с течением времени – и ближайшему окружению. Иногда русским князьям приходилось делать долги у ордынских купцов. Эти займы нередко намного превышали финансовые возможности князя. Тем самым еще более укреплялась зависимость русских князей от Золотой Орды.

Следует вспомнить, что во время правления Берке, налоги на Руси взимались мусульманскими купцами. Эта система стала причиной многих страданий жителей и позднее была отменена; после этого количество налоговых чиновников существенно возросло. В ханских ярлыках русскому духовенству упоминаются три категории сборщиков налогов: писцы (по-тюркски "битикчи"), сборщики налогов в сельской местности – даньщики и сборщиков налогов и таможенных пошлин в городе – таможенники.

Существовало две основных разновидности налогов: 1) прямые налоги с населения сельских районов; 2) городские налоги. Основной прямой налог назывался данью. В основе его была десятина. Первоначально, монголы требовали десятую часть "со всего". В их первом приказании (1237г.) люди и лошади были упомянуты особо. Несомненно, скот и продукты сельского хозяйства также подлежали десятине. После восстания в Новгороде в 1259г. был введен сверхналог (туска) как карательная мера. Предположительно, что он также собирался в натуральном виде. Хотя после этого случая взимание этого налога больше не повторилось, и основой дани продолжала оставаться десятина. Со временем количество десятины было упорядочено, и дань выплачивалась в серебре, а не натуральным продуктом. В Новгороде в 14 и 15 веках, сбор налога, соответствовавшего дани, назывался "черным cбором". Первоначально, должно быть, его платили шкурами черных куниц. Такие платежи назывались "черными", в отличие от платежей "белым" серебром. Однако во времена правления Василия Второго "черный сбор" определялся в серебряных гривнах.

Помимо дани существовал ряд других прямых налогов. Поплужное (на севере Руси – посоха) было налогом на вспаханную землю. Яси являлся особым налогом на содержание конно-почтовых станций. Еще один налог, упоминающийся в ханских ярлыках, - война (военный, или солдатский налог). По-видимому, его собирали в те годы, когда не вербовали рекрутов.

И еще один налог в ярлыках называется пошлиной. Некоторые исследователи (И.Березин, Б.Шпулер) толкуют его в терминах монгольской системы налогообложения в Золотой Орде и других частях Монгольской империи как калан. В самом прямом смысле калан (тюркское слово) является налогом на землю; но это слово употреблялось в более широком значении с дополнительным смысловым оттенком "подчинение", "порабощение". Следует здесь заметить, что в Западной Руси в монгольский и послемонгольский период существовала категория царских рабов, которые назывались каланными. Тогда, если мы допустим, что "пошлина" соотносится с "налогом", мы сможем толковать ее как денежную плату вместо обязанности работать в качестве каланного. Однако четко не установлена идентичность "пошлины" и "калана".

Вдобавок к постоянным налогам ханы сохраняли за собой право требовать дополнительный налог. Известный как запрос, он упоминается в ярлыках, а иногда и в летописях.

Основной налог с городов назывался тамга. Как на монгольском, так и тюркском языках термин "тамга" обозначает "эмблему", особенно – эмблему клана. В качестве эмблемы администрации, тамга представляла собой рисунок на печати, а затем и саму печать, в особенности клеймо на поступающих в налог вещах.

Например, в Перми при Хулагу тамга являлась основным сбором в количестве примерно 0,4% от капитала. Тамга платилась золотом или, по крайней мере, подсчитывалась в золоте. Наиболее богатые купцы облагались индивидуально; купцы среднего достатка объединялись в ассоциации, которые служили единицами налогообложения. Со временем тамга приняла форму налога на оборот товаров и собиралась как таможенная пошлина. В современном русском языке "таможня" происходит от слова "тамга". Взимался также и местный налог на товары - мыт. Русские ремесла, по-видимому, также подлежали налогообложению.

Уже в конце 13 века некоторые русские князья и все русские князья в начале 14 века имели привилегию и обязанность – собирать дань и другие налоги. В связи с этим баскаки были отозваны, а мелкие сборщики налогов теперь назначались самими русскими князьями.

Общая сумма, которую каждый великий князь должен был выплатить хану, называлась "выходом". Хотя свидетельства о размерах ордынской дани несистематичны, относятся к разным периодам и разным княжествам, тем не менее, они дают общее представление о средствах, безвозвратно перетекавших из русских земель в Золотую Орду. Так, в конце 14 века платежи с Московского княжества и присоединенных к нему княжеств: Дмитровского, Галицкого (Галич Костромской), великого княжества Владимирского, составляли пять тысяч рублей в год. С одного Московского княжества собирали одну тысячу рублей выхода.

В начале 15 века с территории бывшего Нижегородского княжества (без суздальской его части) собиралось полторы тысячи рублей дани. Неизвестны размеры выхода с Рязанского, Тверского, Ростовского, Ярославского, Белозерского, Юрьевского, Суздальского, Смоленского княжеств. По-видимому, общая сумма ордынской дани с русских земель составляла не менее пятнадцати тысяч рублей в год. Хотя есть и другие сведения. Например, что общая цифра для Восточной Руси, исключая Великий Новгород, равнялось тогда ста сорока пяти тысячам рублей.

Чтобы понять, много это или мало, используем некоторые сведения, правда, относящиеся к 15 веку. В первой половине 15 века, четыре достаточно крупных села в плодородном суздальском ополье стоили пятьсот рублей. Волость Лужа (по-видимому, с городом Лужей) стоила семьсот восемьдесят рублей. Даже если взять первый вариант за истинный, то с трудом можно осознать, тот объем взимаемой оплаты в течение около двухсот пятидесяти лет.

Что означала ордынская дань для простого человека? Прямых свидетельств на сей счет нет. Можно воспользоваться лишь некоторыми косвенными доказательствами.

В 1384 г. московский летописец, переживший взятие в 1384 году Москвы и ряда других городов Тохтамышем, записал, что "была великая дань тяжкая по всему княжению великому, всякому без отдатка, со всякой деревни по полтине". На эти деньги можно было купить не менее десяти овец. Деревни в конце 14 века состояли из одного-трех дворов. Следовательно, одна семья должна была продать, самое малое, трех баранов, чтобы внести требуемую подать. Для крестьянского хозяйства это было ощутимой потерей. По свидетельству 1389 года, с московской волости Заячков, лежавшей в плодородной юго-западной части Московского княжества, взималось двадцать два рубля ордынского выхода. Согласно одной грамоте 1371 года, в Заячкове проживало сто шестьдесят семей. Следовательно, каждая семья должна была платить Орде около 0,14 руб. в год. На эти же деньги можно было купить около трехсот килограммов зерна. При средних урожаях в те времена в 2,5-3 центнера с гектара пашни, становится очевидным, что размер уплачиваемой Орде дани равнялся примерно одной десятой части урожая. В сочетании с другими повинностями дань становилась обременительной.

Впрочем, размеры ордынского выхода несколько колебались, не всегда он и выплачивался. Московский великий князь Дмитрий Иванович не платил дани со своих владений в 1361-1371 гг. и в 1374-1380 гг. Его сын, Василий, пользуясь раздорами в Орде, не отправлял туда выхода в 1396-1409 г., Иван Третий в 1479 г. отказался платить дань хану Большой Орды Ахмату, чем вызвал его безуспешный поход на русские земли в 1480 году.

Временные перерывы в уплате дани вовсе не означали отмену податей с населения. Собранные средства оставались у князей. Княжеские договорные грамоты и завещательные распоряжения второй половины 14 в. и 15 в. пестрят указаниями на условия распределения между князьями ордынской дани. Дмитрий Донской и его двоюродный брат, серпуховский князь Владимир Андреевич делят между собой собранный ордынский выход с Московского княжества в 1389 году: "А если нас Бог избавит, освободит от Орды, тогда мне две доли, а тебе третья". Внуки этих князей, великий князь Василий Темный и серпуховско-боровской князь Василий Ярославович, в середине 15 века заключают между собой соглашение, согласно которому "если переменит Бог Орду, а не будешь, господине, давати Орде, и тебе, господине, брать дань со своей отчины себе, а мне, господине, со своего удела брать дань себе". Хотя принцип распределения ордынской дани между князьями в 15 в. изменился (теперь каждый князь мог сам собирать дань в своих владениях), неизменным оставалось главное: ежегодный сбор дани в обычных условиях выплачивали Орде, а при благоприятных обстоятельствах накапливался в княжеских сокровищницах.

Вплоть до второй половины 15 в. монгольские посольства забирали "выход".

По ходу изучения материала по данной главе мы пришли к следующим выводам. Татаро-монголы не ставили перед собой задачи включения Руси в свою империю. Речь шла только о подчинении и получении дани, а потому сам характер внутренних отношений на Руси оставался в значительной степени нетронутым завоевателями.

В результате, подданство русских князей выражалось в форме раздачи ханами им ярлыков на княжение. Русские князья были также ограничены в административных полномочиях, поскольку из Орды назначались собственные чиновники для вербовки воинов и сбора дани.

Для более успешного и скорого управления завоеванной страной, монголы применили тот же принцип деления населения, что и в своей армии. Каждому району соответствовала определенная сеть административных чиновников. Выход состоял из нескольких видов налогов, основным из которых являлась дань.

В 15 веке институт баскачества был упразднен. Выход стали собирать сами князья.

2. Влияние татаро-монгольского ига на дальнейшую историческую судьбу русского государства

Во время монгольского периода начался процесс трансформации свободного общества в общество обязательной повинности.

Необходимо рассмотреть какова роль монголов в этом процессе. Чтобы выяснить это, мы должны кратко рассмотреть изменения, которые произошли в русской национальной экономике, политике, социальной организации за монгольский период.

Массовое разграбление и уничтожение собственности и жизни на Руси во время монгольского нашествия 1237-1240 годов было ошеломляющим ударом, который нарушил нормальное течение экономической и политической жизни. Трудно точно оценить потери русских, но, вне всяких сомнений, они были колоссальны, и, если мы включим в это число огромные толпы людей, мужчин и женщин, уведенных монголами в рабство, они вряд ли составляли меньше 10% от общего населения.

Больше всего в этой катастрофе пострадали города. Такие старые центры русской цивилизации, как Киев, Чернигов, Перяславль, Рязань, Суздаль, несколько более молодой Владимир суздальский, а также некоторые другие города, были полностью разрушены, а первые три из вышеперечисленных потеряли свое былое значение на несколько столетий.

В конце 50-х годов археологами было установлено, что во Владимиро-Суздальском княжестве, в Черниговских землях, Рязанско-Муромском крае из 157 поселений, датируемых домонгольским временем, более 110 (т.е. более двух третей) прекратили свое существование в 13 в. На многих обнаружены следы пожарищ. Лишь кое-где хозяйственная жизнь возобновилась через 200-300 лет. На территориях Смоленского княжества, которые почти не затронуло нашествие, численность поселений в 13 в. сократилась на треть.

Монгольская политика забирать искусных мастеров и квалифицированных ремесленников на службу к хану накладывала новое бремя даже на те города, которые не постигло физическое разрушение в первый период завоевания. К великому хану посылалась квота лучших русских ювелиров и ремесленников.

В результате монгольских завоеваний роль рабского труда значительно возросла. Основная масса русских, попадавших в Золотую Орду, становилась рабами. Кого же предпочитали брать в плен завоеватели? Так Плано Карпини, итальянский монах-францисканец, посланный к монголам с грамотой от папы Иннокентия Четвертого в 1245 году, сообщает в своих записках, что при взятии осажденного города "татары спрашиваю, кто из них (жителей) ремесленники, и их оставляют, а других, исключая тех, кого захотят иметь рабами, убивают топором". О том же повествуется и в другом месте: "В земле Саррацинов и других, в среде которых они являются как бы господами, они забирают лучших ремесленников и приставляют их ко всем своим делам. Другие же ремесленники платят им дань от своего занятия".

Мастера различных специальностей нужны были Орде для строительства городов, зданий, для изготовления оружия, украшений, керамики – всего того, чем впоследствии стала знаменитой золотая Орда. Именно согнанные из разных стран ремесленники и создали ее пеструю, яркую материальную культуру.

Многие ремесленники отправлялись к хану Золотой Орды для личных нужд, а также на строительство и украшение его столицы – Сарая. Ремесленники разного рода – купцы, оружейники и т.д. – поступали также в распоряжение членов дома Джучи, а также высших военачальников монгольских армий в Южной Руси. Рассредоточение русских мастеров-ремесленников в монгольском мире истощило на время источник опыта собственно Руси и не могло не прервать развития производственных традиций. Так, перестали изготавливаться шиферные пряслица; резко сократилось, а затем и исчезло производство стеклянных браслетов и бус; прекратилось изготовление керамических амфор; резкий упадок испытало искусство перегородчатой эмали; сложная техника черни и зерни в ювелирных работах возродилось лишь в 16в.; было утрачено искусство резчиков по белому камню, творениями которых мы любуемся при осмотре домонгольских Дмитровского собора в Юрьеве Польском; на несколько столетий исчезла многоцветная строительная керамика. Производство скани остановилось почти на столетие, после чего возобновилось под влиянием центрально-азиатских образцов. Строительные ремесла в Восточной Руси претерпели значительный регресс. Каменных зданий в первое столетие монгольского владычества было возведено меньше, чем за предыдущий век, качество работ заметно ухудшилось.

Развитие сельского хозяйства в центральной и северной частях страны являлось одним из следствий миграции населения в первый период монгольского господства в районы, казавшиеся наиболее безопасными от набегов, такие как окрестности Москвы и Твери. Также быстро заселялись северо-восточные части Великого княжества Владимирского, преимущественно районы Костромы и Галича. С ростом населения все больше и больше лесов расчищалось под пашню.

Теперь нам следует рассмотреть развитие торговли на Руси во время монгольского периода. По всей видимости, контроль над торговыми путями был важным аспектом монгольской политики, а международная торговля являлась одной из основ монгольской империи так же, как и Золотой Орды. Золотоордынские ханы, и особенно Менгу Тимур, много делали для развития торговли и с Новгородом, и с итальянскими колониями в Крыму и на Азове. Региональные монгольские правители тоже покровительствовали торговле. Отсюда можно было бы предположить, что монгольское господство будет благоприятствовать развитию русской торговли. В целом так и было, но не весь период. В первые сто лет монгольского владычества русская внутренняя торговля сильно уменьшилась из-за разрушения городских ремесел, а вследствие этого – неспособность городов удовлетворять потребности сельских жителей. Что же касается внешней торговли, то ее монополизировала могущественная корпорация мусульманских купцов.

Только при Менгу Тимуре, благодаря его свободной торговой политике, русские купцы получили шанс на участие в торговле с Западом. Новгород поддерживал оживленную и выгодную торговлю с Генуей. Москва и Тверь торговали с Новгородом и Псковом, также с Литвой и Польшей, а через них с Богемией и Германией.

Если говорить о политическом влиянии со стороны Золотой Орды во время татаро-монгольского ига, то можно с уверенностью сказать, что традиционные взаимоотношения между монархией, демократией и аристократией, как тремя элементами власти, были совершенно разрушены монгольским нашествием. Прежнее равновесие их исчезло.

Одним из подтверждений этому может служить постепенное сокращение власти вече (одного из главных демократических институтов) и последующее его исчезновение. Князьям и боярам удалось приспособиться к требованиям завоевателей и установить с ними относительный мир. Горожане же и ремесленники особенно, вскипали негодованием при каждом очередном ограничении, вводимом новыми правителями. Поэтому монголы, со своей стороны, были полны решимости подавить сопротивление городов и ликвидировать вече как политический институт. Для этого, по всей видимости, они склонили русских князей к сотрудничеству, поскольку те сами опасались революционных тенденций вече в городах.

Совместными усилиями монголы и князья предотвратили общее распространение городских волнений во второй половине 13 в. и подавляли разгоравшиеся время от времени восстания. Власть вече, таким образом, резко сократилась, а к середине 14 в. оно прекратило нормальную деятельность в большинстве городов Восточной Руси и не может рассматриваться как элемент правления. "Само слово "вече" стало синонимом мятежа".

Кроме того, постепенно усиливалась и расширялась хозяйственная база князей. С ограничением политической власти монголами, им ничего не оставалось, как уделять больше времени руководству своими владениями. В результате великокняжеские владения превратились в главную основу и экономическую силу княжества. Земельные поместья не только являлись одним из основных источников дохода великого князя, но также они стали ядром его владений в административном смысле. Вся концепция княжеской власти была теперь изменена наследственными традициями. Теперь во всех княжествах главенствовал наследственный принцип передачи власти от отца к сыну. Следует здесь сразу отметить, что монголы с первых дней признали права династии Рюрика на великое княжение. В Москве семейная традиция обязывала каждого князя выделять удел всем его сыновьям, но, в отличие от других княжеств, он обычно делал долю старшего сына - наследника престола, больше доли остальных. Сначала материальное превосходство старшего сына была не сильно заметна. Но, как принципы, эта тенденция сыграла огромную роль, т.к. каждый последующий князь мог увеличить пропорцию в пользу своего старшего сына. Мотивом этого было, очевидно, желание надежно гарантировать каждому последующему правителю господствующее положение в своем роду, если не полное единство княжеского правления. Дмитрий Донской был первым, кто "благословил" своего старшего сына Василия Первого Великим княжеством Владимирским. В свою очередь, чтобы закрепить права своего старшего сына – Ивана Третьего, уже Василий Второй объявил его великим князем и соправителем в конце 1447 или начале 1449 года. А во второй половине его правления, Василий Второй без колебаний "благословляет" Ивана Третьего своей "отчиной", великим княжеством. Тот вступил на стол по этому благословению, не заботясь уже об утверждении хана.

Т.о., действия монголов по внесению раздора между князьями посредством перетасовки ярлыков на княжение, играя на политических амбициях последних – стали причиной, не "желая этого", кардинальных изменений в наследственной традиции.

С другой стороны, в Орде русские князья усваивали новые, неизвестные на Руси формы политического общения ("бить челом"). Понятие абсолютной, деспотической власти, с которой русские были знакомы лишь теоретически, на примере Византии, вошло в политическую культуру Руси на примере ордынского хана. Ослабление городов создавало возможность для князей самим претендовать на такую же власть и подобное выражение чувств подданных.

Под влиянием специфически азиатских правовых форм и способов наказания, у русских развивалось традиционное родоплеменное представление о карающей власти общества и ограниченности княжеского права наказывать людей.

Теперь карающей силой стало не общество, а государство в лице палача. Именно в это время Русь узнала "китайские казни" - кнут ("торговая казнь"), отрезание частей лица (носа, ушей, языка), пытки на дознании и следствии. Это было совершенно новое отношение к человеку по сравнению с 10 веком, временем Владимира Святославовича.

В условиях ига исчезло представление о необходимости баланса прав и обязанностей. Обязанности по отношению к татаро-монголам использовались независимо от того, давало ли это какие-нибудь права. Это коренным образом расходилось с сословной моралью Запада, где обязанности были следствием определенных прав, предоставленных человеку. В России ценность власти стала выше, чем ценность права. Историк Б.Д. Греков по этому поводу говорил:"Нашествие татар впервые познакомило русских княжения с властью, с которой нельзя входить в соглашение, которой надо подчиняться безусловно". Власть подчиняла себе понятия права, собственности, чести, достоинства.

В то же время происходит ограничение прав женщин, характерное для восточного патриархального общества. Если на Западе процветал средневековый культ женщин, рыцарский обычай поклоняться Прекрасной Даме, то на Руси девушек запирали в высокие терема, оберегали от общения с мужчинами, замужние женщины должны были определенным образом одеваться (обязательно носить платок), были ограничены в имущественных правах, в быту.

Зависимость от монголо-татар, широкие торговые и политические связи с Золотой Ордой и другими восточными дворами приводил к бракам русских князей с татарскими "царевнами", стремлению подражать обычаям ханского двора. Все это порождало

заимствование восточных обычаев, распространяющихся от верхов общества до низов.

Например, русские князья переняли у ханов роскошь в одежде и убранстве дома. Многие специалисты говорят о восточных чертах русского искусства после 15 в. в многоцветной узорчатой керамике, в богатой орнаментом резьбе по кости, в элементах архитектуры, в майолике и др. Даже существует такое мнение, что известная шапка Мономаха имеет ордынское происхождение.

Хотя есть и противоположная точка зрения. Например, специалист по прикладному искусству Т.В. Николаева доказала, что русские произведения первой половины 14 в. (даже сделанные для великих князей) – кресты-мощевики и др. – исполнены на невысоком художественном и техническом уровне. Иго тут сыграло свою роль – были нарушены традиции домонгольского художественного ремесла Древней Руси. Но ни в формах этих изделий, ни в их декоративной системе невозможно заметить какого-либо восточного, тем более золотоордынского заимствования. Лишь в середине 14 в. появляются изделия и памятники, в которых есть ордынские сюжеты, но их число ничтожно мало, и все они не выбиваются из общей канвы восточных узоров и орнаментальных мотивов. Также существует иная версия происхождения шапки Мономаха, а именно, что она создавалась греками в московских митрополичьих мастерских.

Проблема заимствования элементов золотоордынского искусства может послужить темой для следующего нашего исследования, а мы пока продолжим начатое.

Следствием влияния татаро-монгольского ига могут служить и новые черты ментальности в характере русского человека. Кроме того, в русский язык прочно вошли новые слова татарского происхождения (ямщик, например), пословицы (Незваный гость хуже татарина) или выражения (Как Мамай прошел).

О татаро-монгольском иге и по сей день напоминают нам названия улиц, площадей (Черкизовский район в Москве), сел. До сих пор значение и происхождение многих из них неизвестно. Ярким примером тому может служить Ордынка в Москве. Истоки этого топонима до сих пор неясны. Существует три версии. Согласно первой, Ордынка – это в прошлом место, где жили представители монголов. По второй версии, здесь происходил обмен между русскими и монгольскими купцами. Третья же гласит, что Ордынкой, прежде всего, называлась проходящая в этом районе дорога, по которой вывозилась дань.

Итак, как мы видим, в традиционную схему ига как перманентной борьбы с "погаными татарами", плохо укладываются факты проникновения различных ордынских традиций на Русь.

Перейдем к подведению некоторых итогов. Нами был проведен сравнительный анализ русского государства и общества домонгольского и пост монгольского периодов. В результате чего выяснилось, что в России к 16 в. сформировалась новая форма власти – монархистская с элементами восточной деспотии. Также происходит унификация всех отношений – исчезли все промежуточные звенья, которые дробили и ограничивали прерогативы верховной власти. На этот процесс самое непосредственное влияние оказало политическое общение русских князей с татарскими ханами. Кстати, по этому поводу некоторые историки считают Россию даже преемницей Золотой Орды.

Несмотря на всю свою "преемственность", с другой стороны, Древняя Русь фактически была разорена после Батыева нашествия, а затем, вследствие татаро-монгольского ига истощена экономически. Уводились в плен талантливые ремесленники и мастера, в результате чего была прервано развитие лучших производственных традиций, разорялись города от сбора непомерной дани и т.д. Еще потом долгое время русское государство не в состоянии было оправиться от причиненного ему ущерба.

В то же время не стоит забывать о хотя и немногих, но положительных сторонах татаро-монгольского ига. Культура Киевской Руси изначально складывалась из славянских, скандинавских, финских, балтийских, иранских и тюркских элементов. Так почему же Золотая Орда должна отличаться от всех других? Надо признать, что и она оставила свой след в искусстве нашего государства.

Литература

1. Аннинский С.А. Известия венгерских миссионеров 13-14 вв. о татарах и Восточной Европе.// "Исторический архив" – 2005. - № 3. – с.87.

2. Валянский Г.В., Калюжный Д.И. Монголо-татарское иго – великая ложь истории // Комсомольская правда. – 2003. – 11 августа.

3. Греков Б.Д. Монголы и Русь. Опыт политической истории. – М.: Изд. дом "Наука", 2005.

4. Греков Б.Д., А.Ю. Якубовский. Золотая Орда и ее падение. – М.: Изд. дом "Наука", 2005.

5. Ионов И.Н. Российская Цивилизация 9–нач. 20 веков. – М.: Инфра-М 2004.

6. Карамзин Н.М. История государства Российского.

7. Каргалов В.В. Монголо-татарское нашествие на Русь. – М.: Инфра-М, 2005.

8. Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций: В 3-х книгах. – Кн.1. М.: Мысль, 1998.

9. Кучкин В.А. Русские земли под владычеством Золотой Орды. // Преподавание истории в школе. – 2004. - №3.

10. Рязановский К.Л. К вопросу о влиянии монгольской культуры и права на русскую культуру и право// Вопросы истории. – 2003. - №7.

11. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. – М.: АСТ, 2001.

12. Трепавлов В.А. Государственный строй Монгольской империи 13в. Проблема государственной преемственности. – М.: Инфра-М 2001.