Суд в системе государственных органов

Суд в системе государственных органов.

Статьи по теме
Искать по теме

Признаки и принципы правосудия

Судебная власть и правосудие – понятия родственные, близкие по содержанию, но не тождественные. Судебная власть призвана осуществлять правосудие. Правосудие – вид правоохранительной деятельности по рассмотрению и разрешению судами уголовных и гражданских дел в строгом соответствии с законом и установленной им процедурой.

Признаки правосудия:

а) принятие окончательных решений по важнейшим вопросам, касающихся прав и свобод человека, интересов общества и государства (признание виновным или невиновным, удовлетворение или отказ в удовлетворении исковых требований);

б) общеобязательная сила судебных решений. Вступившее в законную силу решение суда (приговор, постановление) обязательно для всех государственных органов, органов местного самоуправления, общественных организаций, должностных лиц, юридических и физических лиц на всей территории Российской Федерации. Неисполнение судебного решения влечет применение определенных мер государственного принуждения (вплоть до лишения свободы);

в) правосудие осуществляется только двумя способами:

1-й рассмотрение и разрешение в судебных заседаниях гражданских дел по спорам, затрагивающим права и интересы граждан, предприятий, учреждений и организаций;

2-й рассмотрение в судебных заседаниях уголовных дел и применение установленных законом мер наказания к лицам, виновным в совершении преступления, либо оправдание невиновных;

г) правосудие осуществляется только судом (судьей);

д) правосудие осуществляется в строгом соответствии с установленной законом процедурой рассмотрения и разрешения уголовных и гражданских дел. Закон определяет все важнейшие вопросы порядка осуществления правосудия: законный состав суда; лиц, принимающих участие в судебном заседании, их права и обязанности; стадии судебного разбирательства и т. п.

Правосудие в Российской Федерации строится на принципах, отражающих сущность и задачи демократического правового государства и закрепленных в Конституции Российской Федерации (гл. 7) и в Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 года "О судебной системе Российской Федерации".

Характеристика отдельных принципов правосудия:

1). Принцип законности – это принятие только нормативно-правовых актов, соответствующих нормативно-правовым актам с большей юридической силой и с соблюдением процедуры, установленной для их принятия, а также неукоснительное и добросовестное исполнение и соблюдение Конституции РФ, законов и иных нормативных актов всеми государственными органами, юридическими и физическими лицами, и т. п.

В сфере правосудия принцип законности означает соблюдение и исполнение законов и иных нормативных актов в первую очередь судом. Суд вправе не применять законы и иные нормативные акты, противоречащие Конституции РФ. Суд также не вправе применять закон или иной правовой акт, противоречащий международному договору Российской Федерации.

2). Принцип соблюдения прав и свобод личности при осуществлении правосудия. Правовые гарантии обеспечения прав человека включают в себя: право на жизнь и исключительный характер смертной казни; при осуществлении правосудия запрещаются любые действия, причиняющие вред жизни или здоровью человека или унижающие его достоинство (пытки, истязания и пр.); специальный порядок производства действий, нарушающих неприкосновенность частной жизни человека (выемка почтовой корреспонденции, прослушивание телефона и т.п.); неприкосновенность жилища и особый порядок производства обыска; установление ответственности виновных лиц за нарушение прав и свобод человека и гражданина.

3). Принцип осуществления правосудия только судом. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами (ст. 118, ч.1), учрежденными в соответствии с Конституцией РФ и Федеральным законом "О судебной системе Российской Федерации ". В Российской Федерации не допускается создание иных (в том числе чрезвычайных) судов (ст. 118, ч. 3).

4). Принцип независимости судей. Судьи, народные, присяжные и арбитражные заседатели независимы и принимают решения, руководствуясь лишь законом и своим правосознанием, без какого-либо влияния на них со стороны кого бы то ни было (включая органы законодательной, исполнительной властей, а также вышестоящих судов). Гарантии независимости судей обеспечиваются: неприкосновенностью судей; созданием органов судейского сообщества; материальным и социальным обеспечением судей; правом судей на отставку; жесткой регламентацией процедуры осуществления правосудия и т.д.

5). Принцип законности, компетентности и беспристрастия суда. Данный принцип призван способствовать правильному и справедливому разрешению гражданских и уголовных дел. Компетентность суда обеспечивается путем установления жесткого порядка наделения судей, народных, присяжных и арбитражных заседателей и полномочия, в том числе определения требований, которым должны соответствовать кандидаты на указанные должности. Обеспечение права на рассмотрение его дела тем судом, которому оно подсудно существуют особые правила определения подведомственности и подсудности различных катигорий дел. Изъятие дела из одного суда и передача его в другой допускается только в случаях, предусмотренных в законе, с соблюдением определенной процедуры. Обеспечение рассмотрения дела надлежащим составом суда, то есть возможные составы суда при рассмотрении уголовных дел по первой инстанции:

а) один судья-профессионал (в случае рассмотрения районным судом дела о преступлении, максимальное наказание, за которое не превышает 5-ти лет лишения свободы);

б) один судья-профессионал и два народных заседателя (по всем делам, кроме тех, которые судья рассматривает единолично);

в) три судьи-профессионала (с согласия обвиняемого по всем делам, кроме тех дел, подсудных районному суду);

г) один судья-профессионал и 12-ть присяжных заседателей (по ходатайству подсудимого в судах среднего звена субъектов Российской Федерации, где предусмотрено рассмотрение дел с участием присяжных заседателей, по делам о преступлениях, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 15-ти лет либо пожизненное заключение или смертная казнь).[7,34]

Гражданские дела в судах общей юрисдикции рассматриваются по первой инстанции судьей единолично (большинство дел) либо судьей и двумя народными заседателями.

Рассмотрение дел в кассационной, апелляционной и надзорной инстанциях проводится всегда в коллегиальном составе суда.

Беспристрастность суда от участия в разбирательстве дела отстраняются судебные заседатели:

а) имеющие прямую или косвенную заинтересованность в исходе дела (друзья, родственники и т. п.);

б) участвовавшие в выполнении каких-либо функций по делу (следователи, адвокаты, эксперты и т. п.).

6). Равенство всех перед законом и судом. Равенство всех перед законом означает одинаковое применение норм закона ко всем лицам: наделение их одинаковыми правами, возложение одинаковых обязанностей и единообразное возложение ответственности. Равенство перед судом предполагает равное наделение всех лиц, предстающих перед судом в одинаковом статусе (истец, ответчик, подсудимый, свидетель).

7). Принцип состязательности и равноправия сторон предполагает наделение сторон равными правами и возможностями по отстаиванию своих прав и законных интересов при осуществлении правосудия.

8). Право граждан на судебную защиту гарантирует судебную защиту прав и свобод личности от действия (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, общественных организаций, которые могут быть обжалованы в суд.

9). Каждый подозреваемый, обвиняемый и подсудимый имеют право на защиту. Самому эффективно защищать свои интересы, право на бесплатного адвоката и т. д.

10). Презумпция невиновности. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, а следователь, суд не вправе перелагать на него обязанности по доказыванию. Недоказанная виновность равняется доказанной невиновности. Неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого.

11). Принцип открытого разбирательства дел. Разбирательство дел во всех судах открытое. Это означает предоставление гражданам, не участвующим в рассмотрении дела, права присутствовать на судебном заседании, что повышает ответственность всех его участников и в первую очередь суда. (Не допускаются лица моложе 16-ти лет; доступ ограничен из-за недостаточной площади судебного помещения либо охрана государственной тайны или разбирательство дел, совершенных лицами не достигших 16-ти летнего возраста, а также рассмотрение полового преступления и в иных случаях предусмотренных законом.)

12). Принцип языка судопроизводства. Судопроизводство во всех судах ведется на русском языке, кроме федеральных судов общей юрисдикции, где судопроизводство может вестись на родном языке (также может предоставляться бесплатный переводчик).

13). Привлечение граждан к осуществлению правосудия. Граждане привлекаются к правосудию как народные заседатели, присяжные заседатели, арбитражные заседатели, общественные обвинители и защитники, и представители общественных организаций и трудовых коллективов.[7,88]

Специфика правосудия как государственной функции

Правосудие – особый вид юридической деятельности, выполнение которой возлагается обществом и государством на судебную власть. Представители судебной власти по самому характеру своей профессии должны быть свободны от политических пристрастий и не поддаваться воздействию чужого мнения. Таково основополагающее начало и главное правило судопроизводства, которое, как показывает история правосудия, постоянно нарушалось, что плодило и произвол и судебные ошибки'.

Понятия "правосудие" и "судебная власть" нетождественны, хотя относятся к одной государственной функции, которая заключается в том, чтобы беспристрастно и объективно рассматривать и разрешать различные социальные споры и конфликты, связанные с действительным или предполагаемым нарушением норм права. Отправление правосудия – весьма сложная и многоплановая юридическая деятельность. Она требует от ее исполнителей высокого уровня профессиональных знаний, творческих способностей, жизненного опыта, житейской мудрости, а также соблюдения высоких морально-этических стандартов и в быту и в поведении в обществе.

Важно, однако, охарактеризовать основные, весьма специфические свойства правосудия с точки зрения традиционных правил судопроизводства и судоговорения.

Отметим следующие их них: во-первых, отправление правосудия в условиях сложного и разветвленного законодательства приобретает некоторые черты научно-исследовательской работы, которая, с одной стороны, преследует цель поиска истины, иначе говоря, достоверного установления фактов, а с другой – требует их точной правовой оценки, что достигается лишь путем тщательного анализа нормативных положений, выводимых из всей совокупности действующих источников права. Подчас к ним относятся не только сами нормативные положения, но и ранее состоявшиеся судебные решения по аналогичным вопросам (прецеденты), равно как и международно-правовые нормы, доктрины и суждения крупнейших авторитетов в области права.

Во-вторых, судебная деятельность немыслима вне соблюдения строгих процедурных форм, нарушение которых может стать предметом нового судебного разбирательства и даже привести к отмене однажды вынесенного решения.

Соблюдение процессуальной формы имеет принципиальное значение во многих отношениях: так, граждане могут вступать в контакты с судебным органом не по любому поводу, а только в связи: а) с нарушением их законных прав или интересов (возбуждение судебного процесса путем оформления искового требования); б) с привлечением к суду в качестве свидетеля, пострадавшего, истца или подозреваемого, подследственного, обвиняемого (в уголовном процессе).

Процедурные формы должны строго соблюдаться и в ходе самого судебного разбирательства, ибо в этом состоит абсолютно необходимое условие правильности расследования и рассмотрения гражданских и уголовных дел. Например, при возбуждении на суде какой-либо стороной ходатайства о вызове новых свидетелей и экспертов и об истребовании вещественных доказательств и документов лицо, заявившее ходатайство, обязано указать, для установления каких именно обстоятельств необходимы дополнительные доказательства.

Процедурный аспект деятельности по рассмотрению спорных вопросов служит одной из важных гарантий эффективности и непредвзятости при разрешении споров, хотя подчас это обстоятельство становится причиной волокиты в рассмотрении дела, а иногда и источником значительных материальных расходов.

Судебная деятельность предназначена исключительно для лиц, заинтересованных в разрешении юридического спора. Такой ее характер соответствует идее о том, что различные субъекты права должны сами проявлять определенную озабоченность и приложить некоторые старания для зашиты своих прав и интересов. Следовательно, судебный процесс не может быть так называемой всенародной операцией, т. е. предлагаться любому отдельному лицу или группе лиц для того, чтобы нападать на неизвестно кого за абсолютно любое поведение, не соответствующее закону.

В-третьих, деятельность по рассмотрению спорных вопросов представляет собой процедуру, которая не зависит только от клиентов, так как последние не пользуются абсолютной свободой ведения процесса по своей инициативе и на свой вкус и лад. В достаточно обобщенном виде – за исключением нескольких иногда значительных отклонений от общего правила – судебные процессы за каждую из участвующих в споре сторон ведут специальные помощники, каковыми чаще всего являются адвокаты, а в некоторых узкоспецифических случаях – поверенные лица или законные представители.

В-четвертых, важнейший принцип, определяющий деятельность по рассмотрению спорных вопросов, – это необходимость своевременного и наиболее полного представления доказательств. При разрешении спора любое право, любой интерес, та или иная юридическая ситуация, притязание или правомочие должны быть доказаны. Доказательство заключается в использовании любых законных средств или методов, при помощи которых одна из сторон четко устанавливает существование своих правомочий или реальность своих притязаний.

В суде рассмотрение и оценка доказательств по делу приобретают первостепенное и почти всегда решающее значение для исхода судебной тяжбы. При отсутствии допустимых доказательств судья будет вынужден (даже против своей воли) оставить без внимания приводимые истцом доводы, а также выдвигаемые им притязания. В этом случае судья, невзирая на свои симпатии и антипатии, должен отвергнуть ходатайство истца и принять решение в пользу противной стороны, ибо действует общий принцип – "бремя доказывания лежит на обвинителе".

В-пятых, суды обладают полнотой юрисдикции в том смысле, что никакие другие властные органы не вправе ставить под сомнение обязательность их исполнения. Решения судов наделяются особенной силой и эффективностью, которая в правовом обиходе называется властью постановления. Когда решение суда становится окончательным после использования всех возможных путей обжалования или истечения сроков опротестования, судебное решение приобретает необратимый характер и никто не может его изменить. Ставшее окончательным судебное решение является неприкосновенным даже для судьи, который его вынес. После подтверждения в конечных судебных инстанциях оно приобретает обязательную силу и непререкаемый авторитет для всех без исключения государственных органов и должностных лиц; в случае необходимости оно обеспечивается принудительно.[6,67].

Взаимодействие правосудия с другими ветвями государственной власти

Характер взаимоотношения между исполнительной и судебной властями более жесткий, чем между судебной и законодательной, хотя в его основе лежит также взаимоуважение к решениям каждой из них. В правовом государстве могущество исполнительной власти эффективно сдерживается не только конституцией и законами, но и судебными решениями. В совокупности их действие обеспечивает торжество принципа "господства права". Ведь именно этот принцип, по мнению Дж. Локка, еще со времен Великой хартии вольностей выражал сущность представительного правления в демократическом государстве.

Разделение властей не уничтожает единства демократической государственной власти оно существует в форме взаимодействия, взаимного контроля, "сдержек и противовесов" между самостоятельными властями. Законодательная власть издает законы, на основании которых действуют исполнительная и судебная власти, осуществляет бюджетный контроль, назначает или утверждает должностных лиц исполнительной и судебной властей. Исполнительная власть – обычно глава государства – утверждает и публикует принятые парламентом законы, вносит в парламент проекты законов, назначает судей, осуществляет право помилования и т.д., участвуя в осуществлении законодательной и судебной властей. Судебная власть толкует Конституцию, может признать законы, акты правительства или их отдельные предписания не соответствующими Конституции, а иные правовые акты – закону и лишить их юридической силы, контролируя в этом смысле законодательную и исполнительную власти, а отчасти и участвуя в их осуществлении.

В современном правовом государстве почтительное отношение всех граждан, не исключая должностных лиц государственного аппарата управления, к судебной власти имеет столь же важное значение, как и уважение к закону.

Из этого следует, что все структуры исполнительной власти как в центре, так и на местах, равно как и высокопоставленные государственные чиновники, по отношению к судебной власти и ее решениям не имеют иммунитета и не пользуются привилегиями, т.е. ведут себя так же, как и рядовые граждане.

Отделение судебной власти от исполнительной предполагает, что судья не должен зависеть ни от правительства, ни от главы государства.

Независимость судебной власти связана с целой гаммой следствий, определяющих специфику судебной функции и особый характер правового статуса судьи.

1. Поскольку судебная функция полностью отделяется от исполнительной власти, то должностные лица государственного аппарата управления не вправе вмешиваться в работу судьи. Будучи назначенными на свою должность, судьи не подпадают под дисциплинарные санкции со стороны правительства. Без личного согласия судьи его нельзя перемещать с одного поста на другой, давать ему новое назначение или даже продвигать по служебной лестнице.

2. Ни законодательные, ни правительственные органы не вправе контролировать ни процесс вынесения судебных решений, ни сами эти решения, например, путем направления в суды требований, указаний или пожеланий. Тем более эти органы не вправе брать на себя разрешение споров, относящихся к компетенции судебной власти.

3. Недопустимо налагать дисциплинарные санкции на судей за выносимые ими решения. Санкции такого рода имеют исключительный характер. Они применяются только на коллегиальной основе высшими советами магистратуры (Франция, Италия и др.) и выполняющими те же функции высшими дисциплинарными коллегиями при министерствах юстиции, высшими аттестационными комиссиями (Россия).

4.В России, например, уголовное дело в отношении судьи может быть возбуждено только Генеральным прокурором РФ или лицом, исполняющим его обязанности, при наличии на то согласия квалификационной коллегии судей соответствующего суда. Дав согласие на возбуждение дела, квалификационная коллегия не устраняется от дальнейшего контроля за ходом расследования, ибо без ее согласия судья не может быть подвергнут приводу, заключен под стражу, привлечен к участию в деле в качестве обвиняемого. Причем заключение судьи под стражу допускается не иначе как с санкции Генерального прокурора РФ или лица, исполняющего его обязанности, либо по решению суда (в дальнейшем, после приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией, санкцию на заключение под стражу будет давать только суд). При отказе квалификационной коллегии дать согласие на производство в отношении судьи таких действий Генеральный прокурор может обратиться по этому вопросу в Высшую квалификационную коллегию судей Российской Федерации.

Судья ни в коем случае не может быть задержан, а равно принудительно доставлен в какой бы то ни было государственный орган в порядке производства по делам об административных правонарушениях. Судья, задержанный по подозрению в совершении преступления или доставленный в орган внутренних дел, другой государственный орган в порядке производства по делам об административных правонарушениях, по установлении его личности должен быть немедленно освобожден.

К судье не может быть применена ни одна из мер административного взыскания (предупреждение, штраф и т.п.). Точно так же к судье неприменимо ни одно из предусмотренных трудовым законодательством дисциплинарных взысканий (замечание, выговор и т.п.). Однако судья ответствен за профессиональные ошибки, например, он может нести в определенных случаях как гражданскую, так и уголовную ответственность за мнения или решения, высказанные или принятые в ходе осуществления правосудия, но только если вступившим в законную силу приговором суда будет установлено, что эти мнения или решения сложились вследствие преступного злоупотребления судейскими прерогативами, личного умысла (в результате подкупа, получения взятки или оказания встречных услуг со стороны заинтересованного в том или ином исходе дела клиента). Судья ответствен также и за упущения по службе в форме должностной халатности, например когда утрачивается важнейший для клиента документ.

Судебная власть в системе органов Российского государства

Судебная власть есть предоставленные специальным органам государства – судам – полномочия по разрешению отнесенных к их компетенции вопросов, возникающих при применении права, и реализация этих полномочий путем конституционного, гражданского, уголовного, административного и арбитражного судопроизводства с соблюдением процессуальных форм, создающих гарантию законности и справедливости, принимаемых судами решений.

Судебная власть призвана охранять право, правовые устои государственной и общественной жизни от любых нарушений, кто бы их не совершал. Правосудие в правовом государстве осуществляется только судебными органами. Никто не может присвоить себе функции суда. В своей правоохранительной деятельности суд руководствуется только законом, правом и не зависит от субъективных влияний законодательной или исполнительной власти. Независимость и законность правосудия являются важнейшей гарантией прав и свобод граждан, правовой государственности в целом.

Судебная власть как определенная функция суда обладает рядом основных признаков:

Судебная власть – вид государственной власти. Она осуществляется государственными органами, выражает государственную волю, ее составляют государственно-властные полномочия. В отличие от других видов власти, реально влияющих на жизнь людей, судебная власть – одна из трех ветвей государственной власти, установленная Конституцией и другими законами.

Судебная власть принадлежит только судам – государственным органам, образуемым в установленном законом порядке, формируемым из людей, способных на основе соответствующей подготовки и своих личных качеств осуществлять правосудие и реализовывать судебную власть в иных формах. Судебная власть в России принадлежит только судам в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных, народных и арбитражных заседателей. В соответствии с Всеобщей декларацией прав человека 1948 г. каждому человеку должно быть гарантировано право (на основе полного равенства) на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением требований справедливости независимым и беспристрастным судом.[3,55]

Исключительность судебной власти – следующий ее признак. Судебную власть вправе осуществлять только суды. Важнейшая функция судебной власти – осуществление правосудия – по Конституции Российской Федерации принадлежит только суду, только суд может признать человека виновным в преступлении и подвергнуть его уголовному наказанию.

Независимость, самостоятельность, обособленность – характеристики судебной власти. При выполнении своих функций судьи подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. Независимость судебной власти одновременно означает запрет каждому суду и судье подчиняться воздействию с чьей-либо стороны при рассмотрении конкретных дел и принятию по ним решений, обязанность противостоять попыткам такого воздействия. Самостоятельность судебной власти означает, что судебные функции суд не делит с какими-либо другими органами, а решения суда не требуют чьих-либо санкций или утверждения.

Суды, осуществляющие судебную власть, образуют самостоятельную ветвь государственной власти. Обособленность судебной власти означает, что суды образуют систему государственных органов, не входящую в какую-либо другую государственную структуру, систему, не подчиненную при выполнении своих функций кому-либо.

Процессуальный порядок деятельности – важнейший признак судебной власти. Процессуальный порядок определяет только закон. Закон подробно регулирует правила действий суда и принятия им решений при рассмотрении конкретных дел. Процессуальный порядок, регулируя правила судебной процедуры, представляет собой высокую социальную ценность. Он призван обеспечить законность всей деятельности органов, осуществляющих судебную власть, законность, обоснованность и справедливость судебных решений, охрану прав лиц, чьи интересы с той или иной степени затрагивает судебную власть.

Осуществление полномочий путем судопроизводства – признак судебной власти. Судопроизводство представляет собой деятельность, которая начинается при наличии предусмотренных законом оснований и поводов. Эта деятельность развивается в последовательности, установленной процессуальным законом и протекает в процессуальных формах.

Подзаконность судебной власти означает, что компетенция судов, их полномочия определяются Конституцией Российской Федерации и другими федеральными законами. Законодательные органы, законодательная власть не вправе вмешиваться в производство по конкретным делам. Но созданные ею законы должны неукоснительно соблюдаться судами. Судьи всех судов, в том числе и Конституционного Суда, независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону.

Особой юридической силой обладает толкование Конституции Российской Федерации Конституционным Судом Российской Федерации. Оно является официальным и обязательным для всех органов государственной власти и местного самоуправления, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.[3,45]

Функции судебной власти

Суды при определенных условиях способны восполнять законодательство посредством судебной практики. В современных условиях судебная власть, особенно на уровне высших судебных инстанций, призывается к тому, чтобы содействовать законодательным органам как в корректировке законов, так и в восполнении пробелов в законодательном регулировании. То обстоятельство, что судебная власть восполняет дело законодателя, ныне представляется вполне нормальной и легитимной формой деятельности, имеющей вспомогательный, или субсидиарный, характер по отношению к усилиям законодателя.

Судебная практика, возникающая в результате судебной деятельности, занимает как бы среднее, промежуточное положение между обычаем и законом. Имея много общего с обычаем, она в других отношениях, напротив, сближается с законом. Если обычай первоначально складывается как простое обыкновение, без какого-либо помысла о правовом нормировании общественных отношений, то судебная практика, напротив, подобно закону, возникает в силу целенаправленного стремления к реализации той или иной юридической нормы или основополагающего правового принципа.

Судебный прецедент – интересный феномен, обеспечивающий эффективность, предсказуемость и единообразие судебной практики. Эффективность выражается в быстроте вынесения решения на основе рассмотренных ранее аналогичных дел. Предсказуемость проявляется двояко: знание существующих прецедентов позволяет или сократить количество рассматриваемых дел в суде (ибо ясен исход дел), или разработать в соответствии с предыдущими прецедентами правовой фундамент дела. Единообразие означает один и тот же подход к аналогичным делам на основе прецедента.

Однако возникают ситуации, когда при разрешении частного вопроса судья нередко подвергает сомнению какое-либо общее положение, но, будучи убежден, что, отвергнув в процессе разбирательства дела каждый довод, вытекающий из этого положения, он воздерживается от того, чтобы проигнорировать законоположение целиком. В этом случае он остается в пределах естественной для него сферы деятельности. Если же судья решительно выступит против какого-либо общего правоположения или, напротив, проигнорирует его при рассмотрении дела, тогда он выходит за рамки, которые определены для судебной власти по конституции, т.е. перестает быть представителем судебной власти как власти сугубо арбитральной. В таком случае суды вправе обращаться к законодателю с обоснованными предложениями.

Между судебным прецедентом и сложившейся судебной практикой нельзя ставить знак равенства. Прецедент в отличие от судебной практики, т.е. суммарного результата рассмотрения конкретных дел, создается отдельно вынесенным судебным решением, которое вправе принимать лишь высшие судебные инстанции.

Следовательно, основное отличие судебной практики от закона заключается в подчиненности каждого из составляющих ее решений требованиям закона как источника права более высокого иерархического уровня. В странах, где верховенство закона является конституционным принципом, ни одно из судебных решений не должно иметь преимущества перед законом и всякий раз, когда возникает коллизия между требованиями закона и выводами, содержащимися в судебном решении, приоритет отдается закону.

Понятие "судебный прецедент" надо отграничивать от понятия "судебный казус". В обыденной речи мы не очень четко разграничиваем эти понятия, называя прецедентом едва ли не любое решение суда. Строго говоря, это не так. Суды рассматривают десятки и сотни тысяч уголовных и гражданских дел, но далеко не каждое из них становится прецедентом.

Прецедент – это нормообразующее правило поведения, закрепленное судом высокой инстанции. Прецедентами становятся лишь те судебные решения, которые используются впоследствии как твердое основание для решения других подобных дел по аналогии в фактах и обстоятельствах с целью достижения единообразия в судебной практике.

Существенно и то обстоятельство, что судебные прецеденты, имеющие значение нормы права, реально создают лишь высшие судебные инстанции. В своем исследовании, посвященном английскому прецедентному праву, это обстоятельство подчеркнул выдающийся английский юрист Руперт Кросс. В настоящее время общее представление об английской доктрине прецедента сводится к следующему: каждый суд обязан следовать решению более высокого по положению суда, а апелляционные суды (кроме Палаты лордов) связаны своими прежними решениями.

Чтобы обеспечить среди источников права верховенство закона, в правовом государстве устанавливается судебный или квазисудебный конституционный контроль, который реализуется в рамках конституционной юстиции как заглавной ветви правосудия.

Конституционные суды независимы и организационно обособлены от законодательной и исполнительной властей. В специальном законе устанавливается предметная подсудность (компетенция) суда. Как правило, конституционному суду подведомственны все споры, связанные с нарушением конституции, равно как и все действия, основанные на антиконституционных актах.

Суд как орган судебной власти

Судебная власть в России принадлежит только судебным органам. Ее осуществляет только суд (ст. 1 Закона о судебной системе). Понятие "суд" применяется в различных значениях: и как здание, в котором размещается соответствующее учреждение, и как состав суда, принявший решение по конкретному делу, и т. д.

Суд, реализующий судебную власть, – только государственный орган. Иные организации, в названии которых содержится слово "суд" (например, суды чести в Вооруженных Силах), судебной властью в том смысле, который заложен в Конституции Российской Федерации и соответствующих законах, не обладают и судами не являются.

Конституция РФ предусматривает следующие виды органов, которым принадлежат полномочия по осуществлению судебной власти: Конституционный Суд Российской Федерации (ст. 125), суды общей юрисдикции (ст. 126), арбитражные суды (ст. 127). Все они относятся к федеральным судам. Но Закон о судебной системе определил и суды субъектов Российской Федерации, отнеся к ним конституционные (уставные) суды субъектов Федерации и мировых судей (ч. 4ст.4).

По процессуальной компетенции суды подразделяются на:

- суды первой инстанции;

- суды второй (кассационной) инстанции;

- суды надзорной инстанции.

Судебной инстанцией считается суд (или его структурное подразделение), выполняющий ту или иную судебную функцию, связанную с разрешением судебных дел (принятие решения по существу дела, проверка законности и обоснованности этих решений).

Суд первой инстанции – это разбирательство дела по существу с целью осуждения или оправдания подсудимого – по уголовному делу и удовлетворения иска или отказа в иске – по гражданскому делу. Дела по первой инстанции могут рассматривать все суды в пределах своей компетенции, но основное количество уголовных и гражданских дел по первой инстанции рассматривают районные суды. Наиболее сложные или особого общественного значения судебные дела рассматривают по существу вышестоящие суды вплоть до Верховного Суда Российской Федерации.

Процесс разбирательства дела заключается в анализе судьей доказательств и установлении истины. В результате разбирательства уголовного дела суд выносит приговор, а по гражданскому делу – решения, которые не могут быть ни изменены, ни отменены этим судом.

Решения и приговоры большинства судов в течение установленного законом срока (7 дней для приговора, 10 дней для решения) не вступают в законную силу и могут быть обжалованы в кассационном порядке подсудимым, потерпевшим, истцом или ответчиком либо опротестованы прокурором в суд второй инстанции.

Суд второй инстанции – для мировых судей и районных судов – областной и соответствующие ему суды, а для областного суда – Верховный Суд Российской Федерации) на основании жалоб заинтересованных лип или кассационного протеста прокурора проверяет законность и обоснованность решений суда первой инстанции, не вступивших в законную силу, и полномочен:

признав приговор (решение) правильным, оставить его в силе, а кассационную жалобу или протест без удовлетворения;

установив, что приговор (решение) суда первой инстанции не соответствует материалам дела, отменить его и передать дело на новое рассмотрение;

прекратить дело и направить уголовное дело на дополнительное расследование;

изменить в определенных пределах приговор или решение; вынести новое решение по гражданскому делу.

По итогам кассационного разбирательства дела суд второй инстанции выносит определение, которое вступает в законную силу немедленно и не подлежит ни обжалованию, ни опротестованию в кассационном порядке. Оно может быть опротестовано лишь в порядке судебного надзора.

Суд надзорной инстанции по протестам лиц, указанных в законе (председатели областных и соответствующих судов, председатели Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ и их заместители, прокуроры республик, краев, областей, Генеральный прокурор РФ и его заместители) проверяет законность и обоснованность вступивших в законную силу решений суда первой инстанции, а также решений суда кассационной инстанции либо нижестоящей надзорной инстанции.

Пересмотр дел в порядке надзора возможен только в президиумах судов субъектов Российской Федерации, в судебных коллегиях и в Президиуме Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а также в военных судах округов и им соответствующих судах.

Разбирательство осуществляется без участия народных заседателей; в судебном заседании, как правило, не участвуют лица, заинтересованные в деле. В зависимости от результатов рассмотрения дела надзорная судебная инстанция может оставить без изменения, опротестованные судебные акты или отменить (изменить) их (в случае несоответствия их закону) с передачей дела на новое рассмотрение с любой состоявшейся стадии процесса, например со стадии рассмотрения дела, в суде первой инстанции, либо прекратить дело. Судебные акты надзорных инстанций (постановления президиумов или определения коллегий) вступают в законную силу немедленно.

Высший Арбитражный Суд РФ рассматривает в качестве суда первой инстанции дела, отнесенные законом к его исключительной компетенции, и проверяет в порядке надзора судебные акты других арбитражных судов РФ.

Следует иметь в виду, что, несмотря на термины "вышестоящий" и "нижестоящий", дистанционная взаимосвязь судов исключает подчинение одних судов другим. Закон четко обозначил границы компетенции судов кассационной и надзорной инстанций. Суд вышестоящей инстанции может отменить приговор, но не вправе дать указания о квалификации содеянного, о мере наказания, об оценке доказательств, характере решения.

Конструирование правовых норм, определяющих организацию прокуратуры, в главе 7 Конституции, озаглавленной "Судебная власть", не должно вводить в заблуждение и давать повод рассматривать прокуратуру как один из органов судебной системы. Единственный субъект этой системы – суд.[4,77]

Система судов Российской Федерации

Судебная система – совокупность всех действующих в Российской Федерации в соответствии с её Конституцией судов, объединенная единством задач судебной власти, принципов организации и деятельности судов, построенная с учетом федеративного и административно-территориального устройства государства.

Единство судебной системы Российской Федерации обеспечивается путем:

- установления судебной системы Российской Федерации Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом о судебной системе РФ;

- соблюдения всеми федеральными судами и мировыми судьями установленных федеральными законами правил судопроизводства;

- применения всеми судами Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, а также конституций (уставов) и других законов субъектов Российской Федерации;

- признания обязательности исполнения на всей территории Российской Федерации судебных постановлений, вступивших в законную силу;

- законодательного закрепления единства статуса судей;

- финансирования федеральных судов и мировых судей из федерального бюджета.

В Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему Российской Федерации.

Систему федеральных судов составляют:

1) Конституционный Суд Российской Федерации;

2) Суды общей юрисдикции, возглавляемые Верховным Судом РФ;

3) Арбитражные суды во главе с Высшим Арбитражным Судом РФ.

Кроме того, Законом "О судебной системе РФ" предусмотрены суды субъектов РФ – конституционные (уставные) суды и мировые судьи.

Совокупность указанных судов РФ связана единством задач по отправлению правосудия и процессуальной формой функционирования. В настоящее время в соответствии с Конституцией и законодательством о судоустройстве все суды обладают некоторыми организационными и функциональными связями, что дает основание рассматривать каждое из звеньев судебной системы в качестве ее элементов. Таким образом, законодатель создал стройную судебную систему, определил основные направления и порядок осуществления судебной власти, решил, во всяком случае принципиально, существенный вопрос о гарантиях единства судебной системы РФ, разграничении федеральных судов и судов субъектов федерации.

Конституция РФ и Федеральный Закон определяют содержание и пределы полномочий по законодательному регулированию создания судебных органов. Так, создание судебной системы как организационной структуры судебной власти Конституция РФ относит к исключительной компетенции Российской Федерации. Согласно п. "г" ст. 71 Конституции в ведении Российской Федерации находится установление системы федеральных органов судебной власти, порядка их организации и деятельности. В сферу компетенции Российской Федерации входит также судоустройство (п. "о" ст. 71), понимаемое не только как совокупность законодательных актов, регулирующих образование, организацию и деятельность судов, непосредственно осуществляющих правосудие, но и как сложная система правовых институтов, обеспечивающих деятельность судов, их организационное и процессуальное взаимодействие.

Создание высших судов российской судебной системы закреплено в гл. 7 "Судебная власть" Конституции РФ, где указаны общие полномочия и определено место в судебной иерархии Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.

Конституция РФ и Закон о судебной системе определяют, какие судебные органы в России вправе реализовывать указанные в Конституции РФ виды судопроизводства и осуществлять правосудие как основную форму судебной деятельности.

Судебной властью наделяются только государственные органы, учрежденные в соответствии с порядком, установленным Конституцией РФ, и названные в федеральном конституционном законе. Таким образом, соблюдение установленного законом порядка образования судебного органа выступает в качестве первого условия его легитимности.

Утверждению этого принципа формирования судебной системы посвящена комментируемая статья.

Закон о судебной системе предусматривает специальный законодательный порядок создания и упразднения судов как органов судебной власти.

Для того чтобы уяснить содержание понятия "порядок создания и упразднения судов", необходимо раскрыть содержание таких судоустройственных характеристик, как:

а) конституционное определение компетенции по установлению законодательных основ формирования судов;

б) определение структуры их системы;

в) установление процедуры образования и упразднения;

г) гарантии самостоятельности судов и независимости судей от иных отраслей государственной власти;

д) круг полномочий судов, особенностей порядка организации их деятельности.

По всем этим вопросам Конституция РФ содержит те или иные указания и предписания. Обращает на себя внимание то, что Конституция РФ содержит лишь одно положение, прямо относящееся к проблеме создания судов. Это категорический запрет на создание чрезвычайных судов (ч. 3 ст. 118).

Такое решение неслучайно. Оно учитывает длительную и противоречивую практику становления российского судоустройства. Исторический опыт свидетельствует, что образование чрезвычайных судов неоднократно вызывалось экстраординарной политической обстановкой в стране, сопровождалось формированием неконституционных судебных органов, попранием демократических основ правосудия, нарушением принципов законности и прав человека и гражданина.

Компетенция каждого суда определяется законом; судебная власть осуществляется им, как правило, на территории определенного государственно-административного или структурного образования (в отношении военных судов). Этими пределами ограничивается его юрисдикция, т.е. право осуществлять правосудие. Право граждан на судебную защиту, на обращение в суд не должно страдать от упразднения конкретного судебного органа. Поэтому комментируемый Закон специально обязывает государственные органы позаботиться об одновременной передаче относящихся к ведению упраздняемого суда дел и материалов в юрисдикцию другого суда (ч. 3 ст. 17).

Суды различаются пределами и содержанием осуществляемой ими власти, характером их юрисдикции (общая и специальная). Юрисдикция конкретного суда может распространяться на определенное административно-территориальное образование (район, область, республику), на структурное образование Вооруженных Сил РФ (гарнизон, военный округ (флот), на судебный округ (не совпадающий с отдельными административно-территориальными единицами в системе федеральных арбитражных судов), на судебный участок (для мировых судей). Территориальная или структурная сфера деятельности суда отражается в его наименовании (Московский городской суд, военный суд Одинцовского гарнизона).

Как известно, конституционные суды в Российской Федерации не представляют собой единой системы. Создание конституционных (уставных) судов является правом, а не обязанностью субъектов Федерации. Образование и упразднение этих судебных органов входит в компетенцию законодательных органов субъектов Федерации. Соответствующими законами субъектов Федерации должны определяться порядок их организации, компетенция, структура, процедура деятельности (см. комментарий к ст. 27).

Учреждение системы высших судов в Конституции РФ означает, что изменение этой системы, упразднение ее отдельных звеньев возможно только путем внесения поправок в Конституцию. Упразднение иных федеральных судов комментируемый Закон допускает только путем принятия соответствующего федерального закона. Однако если эти суды образованы федеральным конституционным законом (например, арбитражные, военные), то изменение их структуры, упразднение также должно осуществляться путем принятия федерального конституционного закона.

Закон в принципе не исключает возможности внесения изменений в эту систему и даже упразднения отдельных ее структур. Однако в результате упразднения конкретного суда не должен образоваться вакуум юрисдикции. Под юрисдикцией суда принято понимать установленную законом совокупность правомочий суда на разрешение правовых споров и рассмотрение дел о правонарушениях, т.е. на оценку действий юридического лица или иного субъекта права с точки зрения их правомерности, решение вопросов ответственности правонарушителей и применения к ним юридических санкций.

В установленных законом случаях судебная юрисдикция может распространяться на определенных лиц или социальную группу (на военнослужащих, совершивших воинские преступления; на судей при рассмотрении уголовных дел по обвинению судей в совершении преступлений в случаях, предусмотренных Законом о статусе судей; на Президента РФ при даче заключения высшими судебными органами РФ в процессе возбуждения вопроса об отрешении его от должности в порядке ст. 93 Конституции РФ.

Правосудие есть не что иное, как оптимальный способ решения возникших или потенциальных (в случае установления фактов) споров, достижения компромисса. Разрешение же спора, в свою очередь, есть способ реализации законного права любого субъекта. Поэтому судьи, решая правовые и социальные задачи, должны проявлять максимальную беспристрастность, обеспечивать надежность правовых связей, одинаково служить каждому гражданину, даже назначая ему наказание.

Достижение максимального доверия общества, граждан – существеннейшая цель профессиональной карьеры судьи. Степень доверия к судьям и суду определяет реальное состояние независимости суда. Нет доверия суду – нет независимости суда. Но именно для решения этих задач судья наделяется правом на судейское усмотрение, проявляющееся, в частности, в решении ряда правовых вопросов на основе внутреннего убеждения, разумеется, в соответствии с законом и фактическими обстоятельствами. Судья обязан сопоставлять акты государственного и иного органа, должностного лица с нормативно-правовыми актами, имеющими высшую юридическую силу, и принимать решение именно в соответствии с ними.

Место и роль органов правосудия в механизме государственной власти

Задачи и функции государства реализуются посредством деятельности его механизма. Государство как таковое существует, проявляет себя во вне, функционирует через свой механизм, через входящие в него государственные органы и работающих в них служащих. Механизм государства есть та организационная материальная сила, располагая которой, государство осуществляет власть. Механизм государства, охватывающий все государственные органы, является структурным и предметным олицетворением государства, представляет собой его реальное материализованное воплощение, его "плоть и кровь". Государственный механизм является важным и необходимым атрибутом любого государства, его "материальной субстанцией" и "физическим воплощением государственной власти". Очевидно, что без глубокого и всестороннего понимания природы и сущности государства, без представления о том, как оно функционирует и каков его механизм, практически невозможно грамотное и квалифицированное управление им.

Государственный механизм исследован в юридической литературе достаточно полно. Однако определения понятий государственного механизма Российской Федерации, его сущности, структуры, принципов формирования и функционирования до настоящего времени все еще недостаточно разработаны, что объясняется многоаспектностью, многогранностью самого института государства и государственно-правовых явлений в различные исторические эпохи.

В настоящее время широкое распространение имело следующее определение механизма государства, предложенное В.В. Копейчиковым: "Механизм государства включает в себя всю систему советских государственных организаций – организованных государством коллективом людей, обеспечивающих руководство и непосредственное осуществление функций государства. Государственные организации, образующие в своей совокупности механизм государства в зависимости от существа стоящих перед ним задач (своего основного назначения) и вытекающих отсюда различий в компетенции, порядке образования, внутренней структуре и т.д. делятся на органы государства, государственные предприятия и государственные учреждения".

Таким образом механизм государства представляет собой систему трех основных элементов: государственных органов, государственных предприятий и государственных учреждений.

Логичность и другие достоинства данного определения несомненны. Мнение В.В. Копейчикова относительно понятия механизма государства разделяет и ряд других ученых – специалистов в области теории государства и права, государственного и административного права. Так, вопросы о месте предприятий и учреждений в механизме государства, о делении государственных организаций на органы государства, предприятия и учреждения рассматривают в своих работах В.А. Власов, С.Ф. Кечекьян, Ю.М. Козлов, Ц.А. Ямпольская и др.

Однако в юридической литературе имеют место и иные определения понятия механизма государства. Так, М.И. Байтин считает, что "механизм современного российского государства – это пронизанная едиными, законодательно закрепленными принципами, основанная на разделении властей и располагающая необходимыми материальными придатками система государственных органов, посредством которых осуществляются задачи и функции государства". Таким образом, по мнению М.И. Байтина, структура механизма государства ограничивается лишь государственными органами, что представляется неверным.

На наш взгляд, только функционирование специальной системы органов и учреждений, входящих в государственный механизм, позволяет организованно и эффективно реализовывать задачи и функции государства, его предназначение в обществе.

Нередко в учебных и монографических изданиях понятие "механизм государства" применяют как синоним категории "государственный аппарат", признавая их совпадающими по объему и содержанию. Государственный механизм в таком случае именуется государственным аппаратом в широком смысле слова, а система государственных органов – аппаратом в узком смысле слова. Наряду с данной точкой зрения имеются и другие мнения, в соответствии с которыми понятие "механизм государства" значительно шире понятия "государственный аппарат". В этом случае государственный механизм рассматривается как совокупность различных государственных органов, организаций, вооруженных сил, материальных средств государственной власти, а государственный аппарат ограничивается лишь системой государственных органов.

В последние годы в правовой литературе обращают на себя внимание исследования, в основе которых лежит попытка рассматривать механизм государства в динамике, во взаимоотношении между собой его составных частей. Среди сторонников данной точки зрения следует назвать, например, Э.П. Григониса, СИ. Игонькину, И.П. Антонова, В.В. Гибова.

Одним из первых это мнение еще в 1972 году высказал Г.А. Мурашин: "Механизм государства употребляется наряду с термином "государственный аппарат", однако лучше определяется суть этого явления... не в статике, а в движении"[1 c.45].

Наиболее последовательно эта позиция была аргументирована Э.П. Григонисом, который обращаясь к лексическому значению слов "аппарат" (как совокупности учреждений, обслуживающих какую-либо отрасль управления) и "механизм" (как системы, где движение одного вызывает движение другого), пришел к следующему выводу: понятия "государственный аппарат" и "государственный механизм" лежат в разных плоскостях и соотносятся между собой как вещь, находящаяся в покое, статике (государственный аппарат), и та же вещь, находящаяся в движении, в динамике (механизм государства).

Само понятие механизма государства Э.П. Григонис определяет как "функционирование, действие органов государства", что выражается в определенных способах, принципах функционирования системы государственных органов (государственного аппарата), во взаимосвязи и взаимодействии между собой его отдельных частей.

Нельзя не учитывать тот факт, что в настоящее время в России утвердился и продолжает формироваться новый тип государственного механизма. В связи с этим некоторые точки зрения, предложенные в период существования механизма советского государства, построенного на основе руководящей роли партии и огосударствлении многих сфер жизни общества, вовсе не применимы к определению механизма современного российского государства, его структуры, принципов формирования и функционирования[5 c.55].

Анализ приведенных выше определений и размышлений по поводу сущности исследуемого понятия позволяет нам сделать вывод, что на современном этапе механизм государства представляет собой систему государственных органов, функционирование которых основано на законодательно закрепленном принципе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, располагающих необходимыми "вещественными" (материальными) придатками, а также государственных учреждений и организаций, посредством деятельности которых осуществляются задачи и функции государства. При этом мы полагаем, что более точным было бы определять механизм государства как указанную систему в динамике, т.е. в действии, в процессе осуществления государственной власти.

Независимо от того, какой смысл вкладывается в понятие и содержание механизма государства, его важнейшими и неотъемлемыми частями неизменно выступают государственные органы. Именно они заполняют содержание и формируют структуру механизма государства. От каждого из них, взятого в отдельности или вместе с другими государственными органами, от уровня их развития, четкости определения сферы деятельности и компетенции, упорядоченности их взаимоотношений между собой и с негосударственными органами и организациями, входящими в качестве структурных элементов в политическую систему общества, в значительной степени зависит уровень развития и эффективность государственного аппарата.

Место судебных органов в системе государственного аппарата

Важное и исключительное место в структуре государственного аппарата занимает система судебных органов, основной социальной функцией которых является осуществление правосудия. Подобно тому, как представительные и исполнительные органы являются носителями соответственно законодательной и исполнительной власти, система судебных органов выступает в качестве носителя судебной власти. Это положение закрепляется в конституциях и законах ряда современных государств.

С начала коренной реконструкции Российского государства и соответствующих государственных структур на рубеже 80-90-х гг. XX в. и выдвижением общегосударственной цели по созданию правового государства пристальный интерес отечественных теоретиков права вызывает вопрос места и роли принципа разделения властей в правовом государстве. В контексте такой постановки проблемы объектом внимания ученых стала относительно новая в правоведении категория – "судебная власть".

Взаимоотношение судов с другими государственными органами

Взаимоотношение же судебной власти с другими ветвями власти можно в самом же общем виде охарактеризовать следующим образом. Законодательная власть издает законы, на основании которых действуют органы судебной власти, учреждает сами судебные институты, устанавливает принципы деятельности органов судебной власти, участвует в процедуре формирования судейского корпуса. Отдельно следует отметить роль Президента Российской Федерации, который назначает судей на должности; обладает правом помилования и т.д., участвуя тем самым в осуществлении судебной власти. Исполнительная власть (Правительство Российской Федерации) разрабатывает федеральный бюджет, определяя в том числе объем финансирования судебной власти; осуществляет управление федеральной собственностью (например, решает вопросы передачи каких-либо зданий судам и т.п.). Сложнейшие взаимоотношения складываются между судом и прокуратурой, органами, осуществляющими предварительное расследование и оперативно-розыскную деятельность.

В свою очередь, судебная власть обладает правом законодательной инициативы; толкует Конституцию; осуществляет конституционный судебный контроль (т.е. может признать законы, акты Правительства или их отдельные предписания не соответствующими Конституции, а иные правовые акты – закону и лишить их юридической силы) и общий нормоконтроль, принимает непосредственное участие в процедуре отрешения от должности Президента Российской Федерации (контролируя в этом смысле законодательную и исполнительную власти).

Роль органов правосудия в современных условиях значительно возросла и в качественном, и в количественном аспекте. Достаточно констатировать тот факт, что компетенция судебной власти постоянно расширяется, а в орбиту правосудия попадает все большее число граждан, коллективов и организаций; правосудие становится последним прибежищем для тех, кто отчаялся в поисках справедливого разрешения спора или конфликта.

Законы (их большая часть) обретают жизнь благодаря суду, они проходят испытание судебной практикой. Суд получает возможность оценить закон с точки зрения идеалов правового государства и способствовать законодателю в его совершенствовании.

В Российской Федерации сведения о преступлениях и лицах, их совершивших, аккумулируются в органах, возбуждающих уголовные дела, и в информационных центрах МВД России. Указанные сведения являются составной частью оперативно-справочных учетов органов внутренних дел. Формирование баз данных и предоставление информации по ним осуществляется в интересах правоохранительных органов, судов и других органов и организаций, которым требуются соответствующие сведения.

Представляется, что суды общей юрисдикции некорректно рассматривать в качестве самостоятельных субъектов регистрации и учета преступлений с точки зрения концепции разделения властей и установленной законодательством компетенции судебных органов.

Роль судов в механизме учета преступлений и лиц, их совершивших, заключается только в предоставлении информации о результатах рассмотрения уголовных дел, учете преступлений по составам частного обвинения, принятых к производству суда на основании поступивших в суд заявлений потерпевших о привлечении к уголовной ответственности, и предоставлении необходимой для учета информации в отношении лиц, осужденных по составам частного обвинения и преступлений, ими совершенных.

Преступления по составам частного обвинения в общей структуре преступности составляют незначительную долю, однако без них картина является искаженной, не точной [5,45]. При рассмотрении вопросов регистрации и учета преступлений по составам частного обвинения необходимо выделять дела частного обвинения, поступившие в суд с обвинительными актами, и дела, принятые к производству мировым судьей по заявлениям потерпевших.

Регистрация и учет первых должны осуществляться в общем порядке. В случаях, когда заявитель обратился о преступлении частного обвинения непосредственно не к мировому судье, а в органы внутренних дел, оно также должно быть зарегистрировано в книге учета сообщений о преступлениях. По результатам рассмотрения сообщения о преступлении в порядке ч. 3 ст. 145 УПК РФ в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ соответствующие материалы с постановлением о передаче материалов в суд должны быть направлены для рассмотрения мировому судье.

Поступившие материалы, а также заявления о преступлениях частного обвинения, поданные непосредственно мировому судье, регистрируются в журнале учета заявлений по делам частного обвинения, предусмотренном инструкциями по судебному делопроизводству. Заявление потерпевшего по составам частного обвинения в дальнейшем рассматривается судьей в порядке, предусмотренном главой 41 УПК РФ, независимо от порядка поступления такого заявления. При этом заявления, поступившие из органов внутренних дел в случае их несоответствия требованиям ст. 319 УПК, возвращаются заявителю, а в случае их устранения судьей решается вопрос о принятии заявления к производству. Принятые к производству заявления учитываются в судебном делопроизводстве как поступившие уголовные дела с даты принятия заявления в документах первичного учета на уголовное дело и отражаются в статистической отчетности о результатах рассмотрения уголовных дел.

В случае вынесения обвинительного приговора по делу частного обвинения, после вступления его в законную силу, преступление, по факту которого было вынесено соответствующее решение, будет отражено в статистическом учете, а лицо, его совершившее, поставлено на учет в соответствующем информационном центре.

Таким образом, в Положении о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений закреплено, что по составам частного обвинения лицо подлежит постановке на учет только в случае вступления в отношении него в законную силу обвинительного приговора. При этом заполнение судьями всех предусмотренных документов первичного учета на преступление, лицо, его совершившее, на потерпевшего представлялось неприемлемым, в силу того, что такой учет предусмотрен для различных стадий регистрации преступления, возбуждения и расследования уголовных дел и наличия в учетных документах большого числа показателей и статистических признаков, не относящихся к составам преступлений частного обвинения. Заполнение статистических карточек вменено органам внутренних дел на территории которого данное преступление произошло.

В ее содержание включены реквизиты по результатам рассмотрения уголовного дела в отношении лица таким образом, что можно проследить результат рассмотрения по каждому составу обвинения. Форма связанных показателей состава обвинения, результата по нему и окончательной квалификации этого состава преступления по результатам рассмотрения дела в суде позволяет даже визуально проследить связь между квалификацией обвинения и результатом судебного рассмотрения. Введение отдельного раздела показателей по неотбытым наказаниям, присоединенным по совокупности приговоров позволяет осуществлять оценку достоверности и корректности данных об итоговом наказании, назначенном по обвинительному приговору, так и обеспечить целостность информации о лицах, имеющих неснятые и непогашенные судимости.

В настоящее время механизм взаимодействия с судами по заполнению бланка формы N 6 строится таким образом: бланк с частично заполненными данными на лицо должен прикрепляться к направляемому в суд уголовному делу и далее заполняется в суде после вступления судебного постановления в законную силу.

В органах внутренних дел при направлении прокурором уголовного дела в суд в порядке ст. 222 УПК РФ или п. 1 ч. 1 ст. 226 УПК РФ или при прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям (п. 3, 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 27, ч. 1 ст. 427 УПК РФ, ст.ст. 25, 28 УПК РФ) следователями заполняется ф. 2 "Статистическая карточка на лицо, совершившее преступление", для внесения соответствующего решения в статистические учеты и одновременно ф. 1-А "Учетная алфавитная карточка формы 1" для постановки на централизованный учет. При этом сведения из статистических учетов автоматически в оперативную картотеку не попадают.

Представляется, что заполнение бумажного носителя формы в суде, не связанного с автоматизированным судопроизводством, а затем перенесение с него сведений в автоматизированные информационные системы в информационных центрах требует значительных трудозатрат и зависимо от человеческого фактора, соответственно, неизбежны задержки во времени и ошибки при ручном вводе информации. Ошибки и неполнота в сведениях могут существенно нарушить интересы граждан при необходимости получения сведений из информационных центров.

Следовательно, необходима реализация задачи автоматизированного формирования из баз данных в судах информации, содержащейся в форме N 6, и передача ее в согласованных форматах для автоматизированной загрузки в АИС информационных центров, а также нормативное закрепление порядка передачи информации в межведомственном регламенте.

Однако необходимо отметить, что взаимодействие судов и информационных центров органов внутренних дел в отношении лиц, привлеченных к уголовной ответственности, не должно завершаться предоставлением формы N 6, как оговорено вышеприведенным приказом. Так, после вступления судебного постановления в законную силу возможен еще пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам, в порядке надзора или изменение приговора в связи с принятием нового закона (приговор приводится в соответствие с новым законом), отмена или продление испытательного срока условного осуждения, отмена отсрочка исполнении приговора, снятия судимости, замена одного вида уголовного наказания другим.

Эти действия в соответствии со ст.ст. 396, 400 УПК РФ могут совершаться как судами, вынесшими приговор, так и по месту его исполнения или месту жительства осужденного. Статистические данные свидетельствуют об изменении значительной доли приговоров. Так, в связи с приведением приговоров в соответствие с изменениями уголовного закона (Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 162) за 2004 год судами были рассмотрены более 600 тыс. ходатайств осужденных, из них удовлетворены 490 тыс. ходатайств, по которым 59 тыс. лиц освобождены от уголовной ответственности в связи с декриминализацией, а 115,7 тыс. лиц снижен срок лишения свободы.

Однако обязанность судов предоставлять информационным центрам МВД России сведения, корректирующие информацию по вступившим в законную силу приговорам, предусмотрена только в ведомственном приказе МВД России. Представляется, что нормы о взаимодействии судов по вопросам, связанным с исполнением приговоров, снятием судимости, должны быть включены в дальнейшем в межведомственный приказ "О едином учете преступлений" и найти отражение в инструкциях по судебному делопроизводству в части процедур представления судами информации после исполнения приговора. Для обеспечения прав граждан на информацию должен быть обеспечен оперативный обмен информацией между судами и информационными центрами МВД России, обеспечена ее достоверность и полнота, в том числе и статистическими методами. Инструкции по судебному делопроизводству должны быть дополнены положением, что в случае отмены или изменения вступившего в законную силу приговора в порядке надзора или исполнения приговора заверенная копия соответствующего судебного постановления в трехдневный срок направляется судом, его вынесшим, в информационный центр территориального органа МВД России по месту вынесения приговора.

В широком смысле проблема единого учета состоит в том, чтобы создать единую систему учета лиц, совершивших преступления, от момента возбуждения до исполнения уголовного наказания.

Показатели статистических карточек на подсудимого, заполняемых в судах общей юрисдикции, на основании которой формируется статистическая отчетность по судимости в органах Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, частично дублируются в части социально-демографических показателей на подсудимых с формами первичного статистического учета лиц, совершивших преступления, обрабатываемых в информационных центрах МВД России, однако содержание этих показателей значительно шире.

Статистика преступности и судимости в Российской Федерации в настоящее время разделена между ведомствами. Огромный массив криминологических учетов, осуществляемых МВД России, в том числе предусмотренный формами, утвержденными приказом "О едином учете преступлений", не может быть использован при анализе данных судебной статистики, поскольку отсутствует сквозной информационный и статистический учет лиц от момента совершения преступления через суд до исполнения приговора.

Данные из заполняемой судами статистической карточки формы N 6 используются для формирования справочной информации о судимости, выдаваемой по запросам следователей и дознавателей, а также по запросам заинтересованных граждан [3,78]. Данные этой формы опять же частично дублируют показатели статистической карточки на подсудимого в части результатов рассмотрения уголовного дела. Сведения, содержащиеся в форме о результатах рассмотрения уголовного дела в отношении лица, не используются в информационных центрах для статистического учета, в том числе для формирования статистики судимости.

Формирование статистики судимости как составной части статистической информации о лице, совершившем преступление, на основании единой межведомственной информационной автоматизированной системы учета лиц, совершивших преступления, – задача государственного масштаба. Необходимо создание объединенного межведомственного банка данных, причем речь идет не просто о сопоставимости учетных показателей или единообразном подходе к анализу статистических данных различными правоохранительными ведомствами и в судебной системе, а о едином первоисточнике информации, его обработке, хранении и передаче на уровне современных технологий. Создание единой межведомственной автоматизированной информационной системы учета лиц, совершивших преступления, в которой была бы связана информация органов следствия, судов общей юрисдикции, уголовно-исполнительной системы, в настоящее время является решаемой задачей с учетом уровня развития информационных технологий. Однако ее реализация на сегодняшний день не имеет соответствующих организационно-правовых основ[7,45].

Надо отметить, что попытки создания межведомственной информационной системы коллективного пользования, в которой бы прослеживалось движение уголовного дела от момента его возбуждения до вступления судебного решения в законную силу и его исполнения и где содержалась бы необходимая структурированная информация в полном объеме о лицах, совершивших преступления, неоднократно предпринимались еще в советский период. В Концепции судебной реформы также указывалось, что "статистика следственная и судебная вообще не связаны между собой".

Для анализа практики применения статей УК РФ, возбуждения по ним уголовных дел и результатов судебного рассмотрения необходимо иметь возможность проследить результат судебного рассмотрения по конкретному зарегистрированному преступлению, которому следствие дало определенную квалификацию. В настоящее время такой анализ можно сделать на основании данных статистики судимости лишь косвенным образом.

В утвержденном в настоящее время документе первичного статистического учета для судов общей юрисдикции – статистической карточке на подсудимого и статистической отчетности о состоянии судимости фиксируется число осужденных по основной и дополнительной квалификациям (ф. 10а), а также итоговые результаты рассмотрения уголовных дел в отношении лиц и меры наказания по совокупности преступлений и приговоров по ряду распространенных составов или группировкам составов преступлений (ф. 10.1). По всем составам преступлений результаты фиксируются только по основной квалификации по приговору или судебному постановлению (ф. 10.3). Таким образом, если действия привлеченного к уголовной ответственности лица судом были переквалифицированы или интересующий состав преступления является не основной квалификацией по рассматриваемому уголовному делу, то анализ результатов судебного рассмотрения на основании имеющихся в ведомствах статистических данных не может быть проведен.

Например, по данным ГИАЦ МВД России в 2004 году было выявлено несколько сотен преступлений, связанных с легализацией (отмыванием) доходов (ст.ст. 174, 174.1 УК РФ), однако в данных судебной статистики за год имелись только несколько десятков осужденных и несколько единиц оправданных или лиц, в отношении которых дела были прекращены в суде. В связи с поручением Председателя Верховного Суда РФ в территориальные органы Судебного департамента в субъектах Российской Федерации был направлен запрос о наличии в районных судах или суде областного звена в производстве в текущем году уголовных дел, в которых имеется обвинение по интересующим статьям и результаты их рассмотрения в первой и вышестоящих инстанциях. Только анализ поступившей по запросу информации дал возможность выявить причину значительных расхождений в статистических данных. Обвинение по ст.ст. 174, 174.1 УК РФ, как правило, предъявлялось с обвинениями по другим статьям, а результатами рассмотрения дела являлась переквалификация или прекращение дела по этим статьям, и, соответственно в статистике судимости лица по таким уголовным делам были учтены как осужденные по другим статьям.

Аналогичная ситуация возникла при изучении Управлением по борьбе с организованной преступностью МВД России судебной практики по ст. 210 УК РФ "Организация преступного сообщества (преступной организации)".

Указанную проблему предлагается решить путем изменения структуры показателей документов первичного учета уголовной статистики.

Соблюдение единых подходов при разработке, сопоставимости статистических показателей в статистической карточке о результатах судебного рассмотрения и статистической карточке на подсудимого и возможность дальнейшей интеграции при использовании автоматизированных технологий можно рассматривать как этап в решении проблемы учета преступлений и лиц, их совершивших, в широком смысле – создания межведомственной системы учета лиц, совершивших преступления. Имеются мнения, что сведения, содержащиеся в статистической карточке ф. N 6 о результатах судебного разбирательства, могут быть также использованы для оценки полноты и качества собранных доказательств эпизодов преступной деятельности и доказанности участия обвиняемых в совершении преступления.

Значение судебной власти

Значимость судебной ветви власти и ее органов определяется тем, что в правовом государстве это та реальная опора, которая обеспечивает прочность всей конструкции государственности, создает условия для ее устойчивого развития в политической, социальной, экономической сферах.

Сегодня термин "судебная власть" уже прочно вошел в юридический лексикон. Однако, как справедливо отмечают некоторые исследователи данной категории, остается не решенным до конца вопрос общего определения судебной власти. На наш взгляд, понятие "судебная власть" можно определять с позиции двух подходов: либо как принадлежащую судьям власть по отправлению правосудия, либо как элемент механизма разделения властей. В первом случае судебная власть представляет собой принадлежащее судам как государственным органам исключительное властное полномочие разрешать на основе закона возникающие в обществе конфликты правового характера путем осуществления в особой процессуальной форме правосудия и принятия обязательных для исполнения решений. Исходя же из концепции разделения властей, судебная власть – это самостоятельная и независимая ветвь государственной власти, построенная на основе системы "сдержек и противовесов" и представленная системой государственных органов (судов), наделенных исключительными полномочиями по отправлению правосудия.

Таким образом, правосудие – вид государственной деятельности, которая осуществляется от имени государства специальными государственными органами – судами, направленная на разрешение социальных конфликтов, связанных с действительным или предполагаемым нарушением норм права (путем рассмотрения в судебных заседаниях с соблюдением установленной законом процессуальной формы гражданских, уголовных и иных дел), и наделена возможностью применения мер принудительного характера.

Во все времена осуществление правосудия считалось важнейшим атрибутом государственного суверенитета. Не случайно судебные решения выносятся от имени верховной власти государства: именно она обладает абсолютной монополией на осуществление правосудия. Это означает, что никакое другое учреждение, кроме законодательно установленных государством судебных органов, не имеет полномочий на вынесение приговоров или постановлений, обладающих силой судебного решения и подлежащих исполнению. В современных демократических государствах правосудие функционирует независимо от законодательной и исполнительной властей и имеет строго очерченную в конституции и особых законах компетенцию. Отправление правосудия как специфической государственной функции состоит в наиболее общем виде в том, чтобы обеспечивать надлежащее применение законов посредством восстановления как нарушенного права, так и нарушенного равновесия в гражданских правоотношениях.

История развития мировой цивилизации убеждает в том, что из всех возможных правовых методов и средств обеспечения прав, свобод и интересов граждан наиболее совершенным является судебный порядок их защиты. Именно суд представляет собой орган, который в силу своего положения в системе государственного механизма, своей независимости от других ветвей власти имеет реальную возможность противостоять любым посягательствам на права и свободы граждан.

Суды всех видов постоянно решают две важнейшие и взаимодополняющие задачи: правозащитную и правовосстановительную. Их не могут выполнять в полном объеме другие правоприменяющие учреждения, так как решения судов после подтверждения их в окончательных судебных инстанциях приобретают обязательную силу для всех государственных органов и должностных лиц, а в случае необходимости обеспечиваются принудительно.

Литература

1. Конституция Российской Федерации (от 12.12.93)

2. Федеральный Конституционный Закон о Судебной системе Российской Федерации (от 31.12.96)

3. ФЗ "О судебном департаменте при Верховном суде РФ" (от 31.07.1995)

4. Всеобщая Декларация Прав человека (от 10.12.1948)

5. Закон о Конституционном Суде Российской Федерации (от 21.07.1994)

6. Уголовно Процессуальный Кодекс Российской Федерации (от 07.08.2000)

7. Анисимов Л.Н. Конституционное право России: Учебно-методические материалы и программа. – "Юстицинформ", 2006 г.

8. Высшие органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в условиях административной реформы (С.С. Собянин, "Журнал российского права", N 10, октябрь 2006 г.)

9. Истина в суде (Ю. Лермонтов, "Новая бухгалтерия", выпуск 11, ноябрь 2007 г.)

10. К вопросу об эффективности системы судов общей юрисдикции в современных рыночных условиях (Ю. Сергеев, "Право и экономика", N 11, ноябрь 2006 г.)

11. Комментарий к Конституции Российской Федерации (под общ. ред. Л.В. Лазарева). – Система ГАРАНТ, 2007 г.

12. Некоторые вопросы компетенции судов общей юрисдикции в сфере нормоконтроля (Ю.В. Линская, "Российская юстиция", N 7, июль 2006г.)

13. О роли актов судов в российской правоприменительной практике (З.Х. Осетрова, "Гражданин и право", N 4, апрель 2007 г.)

14. О правовой определенности и судебном нормотворчестве (А.Р. Султанов, "Российская юстиция", N 3, март 2006 г.)

15. Правовая определенность и судебное нормотворчество (А.Р. Султанов, "Законодательство и экономика", N 11, ноябрь 2007 г.)

16. О некоторых конституционно-правовых аспектах исследования категорий "судебная власть" и "судебная система" субъектов Российской Федерации (С.Г. Павликов, "Российская юстиция", N 6, июнь 2007 г.)

17. О месте и роли органов правосудия в механизме государственной власти (О.И. Мамина, "Российская юстиция", N 3, март 2007 г.)

18. Об актуализации проблемы образования конституционных (уставных) судов (А.М. Цалиев, "Российская юстиция", N 5, май 2007 г.)

19. О целесообразности кодификации законодательства о судах и судьях (М.И. Клеандров, "Российская юстиция", N 1, январь 2006 г.)

20. Проблема противоречия принципа судебной защиты прав принципу разделения исполнительной и судебной властей (И.В. Невзоров, "Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения", N 3, май-июнь 2005 г.)

21. Правовой статус судей: соотношение конституционного права и государственной службы (П.М. Морхат, "Гражданин и право", N 6, июнь 2007 г.)

22. Реалии судебной реформы в России (В.В. Волков, "Предприниматель без образования юридического лица. ПБОЮЛ", N 2, февраль 2005 г.)

23. Судьи. Суд. Процесс (С.М. Амосов, "Законодательство", N 9, сентябрь 2006 г.)

24. Система и структура федеральных органов исполнительной власти: теория и практика (В.Г. Вишняков, "Журнал российского права", N 8, август 2006 г.)

25. Функция судебного контроля как необходимое условие развития демократических основ (В.В. Горбань, "Российская юстиция", N 3, март 2007 г.)