Способы защиты гражданских прав

Способы защиты гражданских прав.

Статьи по теме
Искать по теме

Понятие и содержание защиты гражданских прав

Защита гражданских прав – является одной из важнейших категорий теории гражданского и гражданско-процессуального права. Осуществление или реализация гражданских прав – это совершение участниками имущественного оборота тех действий, которые предусмотрены нормами законодательства и условиями связывающих их договорных и иных обязательств.

Посредством осуществления гражданских прав достигается практическая реализация тех хозяйственных, бытовых и иных целей, к достижению которых стремятся участники имущественного оборота: собственник использует в различных формах принадлежащее ему имущество, продавец реализует товары, автор вознаграждается за свое произведение и т.д. Осуществление права включает средства его защиты в случае нарушения. Наличие защиты – необходимый элемент любого гражданского права. Исследование данной категории предполагает, в свою очередь, выяснение содержания и соотношения ряда взаимосвязанных понятий, к числу которых, прежде всего, относится само право на защиту.

Гражданские права могут осуществляться их носителями как самостоятельно, так и с привлечением других лиц. Собственник реализует принадлежащие ему правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом, как правило, самостоятельно. Таким же образом реализуют свои правомочия и носители патентных и авторских прав. Они сами определяют формы, место и сроки осуществления принадлежащих им правомочий, учитывая, конечно, состояние рынка.

При наличии договорных отношений механизм осуществления права является иным: реализация управомоченным лицом-кредитором принадлежащих ему по договору правомочий зависит от поведения другой стороны – должника и исполнения им своих обязательств. Если должник не поставляет товар, некачественно выполняет работы или услуги, для осуществления своих прав кредитор должен прибегать к средствам защиты, предоставляемым ему законом.

При этом большинство договоров являются двусторонними и возлагают на управомоченную сторону – кредитора определенные обязанности: выдать аванс, погрузить груз, предоставить подрядчику фронт работ и т.д. Таким образом, осуществление гражданских прав предполагает во многих случаях взаимодействие должника и кредитора в рамках связывающих их правоотношений.

Согласно Гражданскому кодексу, граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют гражданские права своей волей и в своем интересе (п. 2 ст. 1 ГК). В другой общей норме ГК это положение сформулировано в иной редакции: граждане и юридические лица осуществляют принадлежащие им гражданские права по своему усмотрению (п. 1 ст. 9 ГК).

Таким образом, свободная воля субъектов гражданского права, выражающаяся в осознанном и желаемом поведении, признается ГК общей и необходимой предпосылкой юридически значимых действий по осуществлению права. При отсутствии воли или ее искажении юридическая сила действий может быть оспорена посредством признания состоявшихся сделок недействительными.

Самостоятельность субъектов гражданского права отражает потребности современного рынка, на котором выступают самостоятельные предприниматели и потребители, и имеет своим следствием диспозитивность большинства норм гражданского законодательства. Предписывать субъектам права сроки и порядок поведения гражданские законы и государственные органы не должны. Но они вправе определять в общегосударственных интересах общие рамки такого поведения посредством императивных норм и воздействовать на участников рынка через систему экономических рычагов и стимулов, прежде всего налогов и разного рода экономических преимуществ, а также механизма имущественной ответственности.

Приведенные общие правила ГК дополняются нормой, согласно которой недопустимо произвольное вмешательство кого-либо в частные дела (п. 1 ст. 1 ГК). Это также важное начало рыночного правового государства, обусловленное самостоятельностью предпринимателей и свободой частной жизни граждан; оно имеет особое значение для охраны личных прав граждан, таких, как достоинство личности, честь и доброе имя, личная и семейная тайна (п. 1 ст. 150 ГК).

Отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет согласно общему правилу п. 2 ст. 9 ГК прекращения этих прав. Эта норма вытекает из обоснованной выше юридической самостоятельности субъектов гражданского права при реализации, принадлежащих им прав. Однако такое общее решение знает ряд исключений, предусмотренных законом, прямо допускаемых п. 2 ст. 9 ГК.

Во-первых, срок действия некоторых гражданских прав ограничен, и отказ от их осуществления в течение этого времени влечет прекращение соответствующего права. Такие сроки получили в гражданском праве наименование пресекательных, или преклюзивных. Например, право требования к поручителю прекращается, если кредитор не предъявляет к нему иск в течение установленных законом сроков (п. 4 ст. 367 ГК), определенные и притом краткие сроки установлены законом для осуществления сособственником преимущественного права на покупку продаваемой доли в общей собственности (пп. 2 и 3 ст. 250 ГК).

Во-вторых, при нарушении гражданских прав для их защиты установлены сроки исковой давности, составляющие, по общему правилу, 3 года (ст. 196 ГК). Неосуществление права на защиту в течение этого срока согласно преобладающему доктринальному мнению не прекращает самого нарушенного права, однако практически будет создавать для управомоченного лица невозможность осуществить его, если другая сторона сошлется на истечение срока давности.

Самостоятельность субъектов гражданского права в осуществлении принадлежащих им правомочий и диспозитивность норм гражданского законодательства не означают, что обладатель права никак и ничем не ограничен в его осуществлении. Такое решение ослабляло бы регулирующую роль права и надежность имущественного оборота.

Во-первых, все гражданские права имеют определенные рамки, обусловленные предметом и назначением конкретного права, за пределы которых обладатель права выходить не должен. В большинстве случаев такие рамки должны устанавливаться посредством толкования норм законодательства. Очевидно, что права нанимателя жилого помещения ограничены назначением жилья – только для проживания в нем, а арендатор склада не вправе использовать его для иных целей.

Однако нередко рамки осуществления права прямо определяются самим законом. Например, акционеры – владельцы привилегированных акций общества не имеют права голоса на общем собрании акционеров (п. 1 ст. 32 Закона об акционерных обществах), а хранитель, по общему правилу, не может пользоваться переданной ему на хранение вещью и предоставлять ее в пользование третьим лицам (ст. 892 ГК).

Во-вторых, согласно п. 2 ст. 1 ГК гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона в той мере, в какой это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Это проявляется в ограничении оборота определенных объектов гражданского права, что прямо допускается ст. 129 ГК. В силу соответствующих законов ограничен оборот недр, земель, лесных и водных объектов, наркотических средств, оружия, а также исторических и культурных памятников.

В-третьих, в силу п. 1 ст. 10 ГК не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Правовое регулирование по этому вопросу требует специального рассмотрения.

Злоупотребление правом. Это сравнительно новый институт отечественного гражданского права, который все чаще применяется в судебной практике последних лет. В основе института лежит важный правовой принцип: осуществление субъективного права не должно вести к такому результату, который с точки зрения правопорядка и правосознания считается недобросовестным или несправедливым, и поэтому носитель субъективного права не получает правовую защиту.

Такая ситуация имела, например, место при разрешении спора, в котором должник, заключивший долгосрочный письменный договор и исполнявший его в течение ряда лет, после предъявления к нему в суде иска о неустойке заявил о недействительности заключенного договора, поскольку он был подписан со стороны должника не директором, а его заместителем. Суд признал, что такие действия являются злоупотреблением правом и не могут быть приняты во внимание.

Статья 10 ГК проводит различие между двумя случаями злоупотребления правом: действия граждан и юридических лиц исключительно с намерением причинить вред другому лицу и злоупотребление правом в иных формах. В этом втором случае для принятия обоснованного и справедливого решения необходимо определить рамки и формы осуществления права и установить, выходят ли совершаемые действия за эти пределы. Вопрос может быть выяснен только на основе изучения и оценки всех обстоятельств рассматриваемого случая, и, в конечном счете, его решает суд.

Для признания действия или бездействия злоупотреблением правом не обязательно возникновение вследствие этого имущественного или морального вреда. При осуществлении права в таких формах, которые являются злоупотреблением правом, суд согласно п. 2 ст. 10 ГК может отказать лицу в защите. Закон говорит о праве суда, а не о его обязанности вынести такое решение. Поэтому следует считать возможным частичный, а не полный отказ в защите права.

В случае злоупотребления правом может возникать обязанность возместить причиненные такими действиями убытки. Однако для этого необходимо наличие предусмотренных законом общих условий ответственности, и прежде всего причинной обусловленности убытков действием (бездействием), которое признается злоупотреблением правом.

Кроме того, для лица, злоупотребляющего правом, возможны и другие неблагоприятные последствия, предусмотренные законодательством. Так, при бесхозяйственном содержании культурных ценностей и ненадлежащем обращении с животными возможен их выкуп государством (ст. 240, 241 ГК).

Нормальное развитие рыночных отношений и защита прав потребителей требуют установления еще одного и притом важного ограничения при осуществлении предпринимателями своих гражданских прав. Согласно п. 1 ст. 10 ГК не допускается использовать гражданские права в целях ограничения конкуренции и злоупотреблять доминирующим положением на рынке. Это один из основных правовых принципов современной рыночной экономики, который ныне действует и в Российской Федерации.

Подробное законодательное регулирование в этой области дают Закон о конкуренции и дополняющий его Закон о защите конкуренции на рынке финансовых услуг.

Оба закона содержат широкую трактовку недобросовестной конкуренции и определяют ее как любые направленные на приобретение преимуществ действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат положениям законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и могут причинить или уже причинили убытки другим хозяйствующим субъектам – конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации.

Конкретными проявлениями недобросовестной конкуренции являются, в частности, распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту или нанести ущерб его деловой репутации, введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества товара, некорректное сравнение своих товаров с товарами других хозяйствующих субъектов, незаконное использование результатов интеллектуальной деятельности, использование информации, составляющей коммерческую и служебную тайну.

Монополистическая деятельность на рынке раскрывается обоими названными законами через категорию "доминирующее положение". При этом считается, что его занимает хозяйствующий субъект, доля которого на рынке определенного товара составляет 65% и более, а на рынке финансовых услуг – финансовая организация, которая по объему своих услуг имеет возможность оказывать решающее влияние на общие условия предоставления таких услуг.

Таким субъектам запрещено совершение действий, которые могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и ущемление интересов других субъектов рынка. Круг таких запрещенных действий определен как примерный и включает изъятие товаров из обращения для создания дефицита или повышения цен, создание условий на рынке, ставящих его субъектов в неравное положение, нарушение установленных правил ценообразования, необоснованный отказ от заключения договоров.

Определенные виды сделок, существенно увеличивающих участие лиц в хозяйственных обществах и создающих условия для доминирующего положения, могут совершаться только после получения предварительного согласия антимонопольного органа (ст. 18 Закона о конкуренции).

В литературе последних лет недобросовестная конкуренция и использование доминирующего положения трактуются как случаи злоупотребления правом, что формально соответствует редакции ст. 10 ГК. Однако по своему содержанию и особым правовым последствиям, которые определяет Закон о конкуренции, их правильнее считать самостоятельным институтом гражданского права, призванным обеспечивать нормальное развитие и защиту рыночных отношений. В общем виде право на защиту можно определить как предоставленную управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права. Правовая квалификация данной возможности вызывает споры в литературе. Согласно традиционной концепции право на защиту является составной частью самого субъективного права наряду с правом на собственные действия, а также правом требовать определенного поведения от обязанных лиц. По мнению ряда ученых, обеспеченность субъективного права возможностью государственного принуждения – это его неотъемлемое качество, и такая возможность существует непараллельно с другими, закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями. Несмотря на некоторые различия, существующие между этими точками зрения, принципиальных расхождений между ними нет, так как в обоих случаях право на защиту рассматривается в качестве обязательного элемента самого субъективного права.

Такому пониманию права на защиту противостоит получающее все большее распространение в литературе мнение, в соответствии с которым право на защиту представляет собой самостоятельное субъективное право. Данное право в качестве реальной правовой возможности появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рамках возникающего при этом охранительного гражданского правоотношения. Эта позиция представляется наиболее убедительной.

Как и любое другое субъективное право, право на защиту включает в себя, с одной стороны, возможность совершения управомоченным лицом собственных положительных действий и, с другой стороны, возможность требования определенного поведения от обязанного лица. Право на собственные действия в данном случае включает в себя такие меры воздействия на нарушителя, как, например, необходимая оборона, применение так называемых оперативных санкций и т.д. Право требования определенного поведения от обязанного лица охватывает в основном меры воздействия, применяемые к нарушителю компетентными государственными органами, к которым потерпевший обращается за защитой нарушенных прав.

Предметом защиты являются не только субъективные гражданские права, но и охраняемые законом интересы (ст. 2 ГПК). Субъективное гражданское право и охраняемый законом интерес являются очень близкими и зачастую совпадающими правовыми категориями, в связи с чем, они не всегда разграничиваются в литературе. В самом деле, в основе всякого субъективного права лежит тот или иной интерес, для удовлетворения которого субъективное право и предоставляется управомоченному. Одновременно охраняемые интересы в большинстве случаев опосредуются конкретными субъективными правами, в связи с чем защита субъективного права представляет собой и защиту охраняемого законом интереса. Так, интерес арендатора в пользовании имуществом выступает в форме субъективного права владения и пользования имуществом, защитой которого обеспечивается и защита соответствующего интереса.

Однако субъекты гражданского права могут обладать и такими интересами, которые не опосредуются субъективными правами, а существуют самостоятельно в форме охраняемых законом интересов и как таковые подлежат защите в случае их нарушения. Примерами могут служить требования о защите чести и достоинства, об охране жилищных интересов членов семьи нанимателя при принудительном обмене, о признании сделки недействительной и т.д. Защита охраняемого законом интереса, а не собственно субъективного права имеет место и в тех случаях, когда в результате правонарушения само субъективное право прекращается. Например, при уничтожении вещи право собственности на нее не может быть защищено, так как его уже не существует. Следовательно, речь может идти лишь о защите охраняемого законом интереса бывшего собственника вещи в восстановлении своего имущественного положения, который обеспечивается с помощью иска из причинения вреда или иного адекватного взаимоотношениям сторон способа защиты. Таким образом, охраняемый законом интерес нередко выступает в гражданском праве в качестве самостоятельного предмета защиты.

Каждый способ защиты гражданского права может применяться в определенном процессуальном или процедурном порядке. Этот порядок именуется формой защиты гражданского права.

В науке гражданского права различают две основные формы защиты –юрисдикционную и неюрисдикционную.

Способы защиты гражданских прав

Рисунок 1 – Формы защиты гражданских прав

Юрисдикционная форма защиты – деятельность уполномоченных государственных органов по защите нарушенных или оспариваемых субъективных прав. Защита субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в предусмотренном законом порядке, т.е. посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты. Под формой защиты понимается комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов.

Юрисдикционная форма защиты есть деятельность уполномоченных органов по защите нарушенных или оспариваемых субъективных прав. Суть ее выражается в том, что лицо, права и законные интересы которого нарушены неправомерными действиями, обращается за защитой к государственным или иным компетентным органам (в суд, арбитражный, третейский суд, вышестоящую инстанцию и т.д.), которые уполномочены принять необходимые меры для восстановления нарушенного права и пресечения правонарушения.

В рамках юрисдикционной формы защиты, в свою очередь, выделяются общий и специальный порядки защиты нарушенных прав. По общему правилу защита гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в судебном порядке. Основная масса гражданско-правовых споров рассматривается районными, городскими, областными и иными судами общей компетенции. Наряду с ними судебную власть осуществляют арбитражные суды, которые разрешают споры, возникающие в процессе предпринимательской деятельности. По соглашению участников гражданского правоотношения спор между ними может быть передан на разрешение третейского суда. В случаях, когда конституционные права и свободы граждан нарушены или могут быть нарушены законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, граждане обладают правом на обращение в Конституционный Суд РФ.

В качестве средства судебной защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов выступает по общему правилу иск, т.е. обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности или о признании наличия или отсутствия правоотношения, с другой стороны. В отдельных случаях средством судебной защиты являются заявление, в частности по делам особого производства, или жалоба, в частности при обращении в Конституционный Суд РФ. Судебный или, как его нередко называют, исковой порядок защиты применяется во всех случаях, кроме тех, которые особо указаны в законе.

Специальным порядком защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов в соответствии со ст. 11 ГК следует признать административный порядок их защиты. Он применяется в виде исключения из общего правила, т.е. только в прямо указанных в законе случаях. В таком порядке происходит, например, защита прав и законных интересов участников гражданского оборота от действий тех хозяйствующих субъектов, которые злоупотребляют своим доминирующим положением на рынке определенного товара или осуществляют недобросовестную конкуренцию. Средством защиты гражданских прав, осуществляемой в административном порядке, является жалоба, подаваемая в соответствующий управленческий орган лицом, права и законные интересы которого пострадали в результате правонарушения.

Любое решение, принятое по жалобе потерпевшего в административном порядке, может быть обжаловано в суде (ст. 46 Конституции РФ, ч. 2 ст. 11 ГК). Это, в частности, означает, что избрание потерпевшим административного порядка защиты нарушенного права не лишает его возможности последующего, а порой и одновременного обращения по тому же вопросу в суд.

При этом следует учитывать, что при защите некоторых гражданских прав потерпевший, прежде чем предъявить иск (заявление, жалобу) в суд, должен обратиться с жалобой в государственный орган управления, специально созданный для разрешения определенной категории споров. Так, решение, принятое по заявке на регистрацию объекта промышленной собственности экспертами патентного ведомства, должно быть обжаловано заинтересованным лицом вначале в Палату по патентным спорам, после чего отрывается возможность для обращения в суд.

Кроме того, важно подчеркнуть, что положение о возможности обжалования в суде любого решения, принятого в административном порядке, носит общий характер. Иными словами, данная возможность имеется во всех случаях независимо от того, что в конкретном законе об этом ничего не сказано или даже подчеркнуто, что принятое в административном порядке решение является окончательным.

Неюрисдикционная форма защиты охватывает собой действия граждан и организаций по защите гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к государственным и иным компетентным органам. В Гражданском кодексе указанные действия объединены в понятие самозащита гражданских прав и рассматриваются в качестве одного из способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК). С данной их квалификацией в научном плане согласиться невозможно, так как здесь смешаны близкие, но отнюдь не совпадающие понятия – способ и форма защиты гражданских прав.

Самозащита гражданских прав с позиций теории – это форма их защиты, допускаемая тогда, когда потерпевший располагает возможностями правомерного воздействия на нарушителя, не прибегая к помощи судебных или иных правоохранительных органов. В рамках этой формы защиты обладатель нарушенного или оспариваемого права может использовать различные способы самозащиты, которые должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения (ст. 14 ГК). К допускаемым мерам самозащиты относятся, в частности, действия лица в состоянии необходимой обороны (ст. 1066 ГК) и крайней необходимости (ст. 1067 ГК), применение к нарушителю так называемых оперативных санкций, например отказ совершить определенные действия в интересах неисправного контрагента (отказ от оплаты, от передачи вещи и т.п.), поручение выполнения работы, не сделанной должником, другому лицу за счет должника (ст. 397 ГК) и некоторые другие действия.

Защита гражданских прав и охраняемых законом интересов обеспечивается применением предусмотренных законом способов защиты.

Виды способов защиты гражданских прав

Под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя. Общий перечень этих мер дается в ст. 12 ГК, где говорится, что гражданские права защищаются путем их признания; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; иными способами, предусмотренными законом. Данный перечень едва ли можно признать научно обоснованным ввиду того, что некоторые из указанных в нем способов защиты взаимно перекрывают друг друга, а форма защиты (самозащита) признана одним из ее способов. Тем не менее закрепление в законе даже в таком несовершенном виде наиболее распространенных способов защиты является полезной мерой, так как потерпевшие ориентируются на возможный инструментарий средств защиты своих нарушенных прав, что облегчает их выбор.

Каждый гражданин, чьи права были нарушены, может воспользоваться конкретным способом защиты своего права. Способ защиты нарушенного права прямо определен специальным законом, регламентирующим конкретное гражданское правоотношение. Например, собственник, который незаконно лишен владения вещью, в соответствии со ст. 301 ГК вправе истребовать ее из чужого незаконного владения, т.е. восстановить положение, существовавшее до нарушения права. Чаще, однако, обладателю субъективного права предоставляется возможность определенного выбора способа защиты своего нарушенного права. Так, в договоре подряда, если подрядчик допустил отступления от условий договора, ухудшившие работу, или допустил иные недостатки в работе, заказчик вправе по своему выбору потребовать безвозмездного исправления указанных недостатков в разумный срок, или уменьшения установленной за работу цены, или возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда (ст. 723 ГК).

Закрепление в специальных нормах тех или иных способов защиты, равно как и выбор способа защиты из числа предусмотренных ст. 12 ГК в случаях, когда в специальных нормах нет указаний на конкретные способы защиты, в свою очередь, определяются спецификой защищаемого права и характером нарушения. Например, такие способы защиты, как возмещение убытков и взыскание неустойки, применяются чаще всего при нарушении имущественных прав. Напротив, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, является типичным способом защиты личных неимущественных прав. Достаточно очевидно влияние на выбор конкретных способов защиты и характера правонарушения. Так, если в результате правонарушения субъективное право полностью уничтожается, восстановить положение, существовавшее до нарушения права, практически невозможно, и потому подлежат применению те способы защиты, которые направлены на заглаживание причиненного вреда, – взыскание убытков и неустойки, возмещение вреда в натуре и т.п. Таким образом, хотя обладатель нарушенного субъективного права в очерченных законом рамках самостоятельно выбирает конкретный способ его защиты, сам этот выбор обычно предопределяется отмеченными выше обстоятельствами. Защита гражданских прав осуществляется путем:

- признания права;

- восстановления положения, существовавшего до нарушения права и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

- признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

- признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

- самозащиты права;

- присуждения к исполнению обязанности в натуре;

- возмещения убытков;

- взыскания неустойки;

- компенсации морального вреда;

- прекращения или изменения правоотношения;

- неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

- иными способами, предусмотренными законом.

Содержание указанных и иных способов защиты и порядок их применения конкретизируются в нормах действующего законодательства, а также в договорных соглашениях в случаях, разрешенных законом.

Рассмотрим подробнее каждый вид способов защиты. Признание права является одним из предусмотренных действующим гражданским законодательством случаев признания того или иного явления в рамках существующего публичного правопорядка. Так, именно путем признания производятся установление признание сделки недействительной, констатация несоответствия закону актов государственных органов и органов местного самоуправления, неплатежеспособности должника-банкрота, установление недееспособности (дееспособности) субъекта права и т.д. Вместе с тем признание права стоит особняком по отношению к иным способам защиты гражданских прав.

Признание права прямо обозначено ст. 12 ГК РФ в качестве одного из способов защиты гражданских прав, перечень которых открыт, допустив тем самым возможность нормативного установления иных способов защиты гражданских прав. Однако представляется, что, в отличие от носящих специальный характер способов защиты, основополагающие и универсальные способы перечислены все же непосредственно в ст. 12 ГК РФ. Именно в таком качестве выступает и признание права.

Опираясь на сложившуюся судебную практику, можно с уверенностью утверждать, что как способ защиты гражданских прав признание права применяется и к вещным, и к обязательственным правам. Так, из смысла п. 5 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда от 17 февраля 2004 г. "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение" прямо следует, что признание права возможно в отношении права собственности, права хозяйственного ведения, а также обязательственных прав, например, права из договора. Именно в этом смысле можно говорить об универсальном характере признания права как способа защиты.

Применительно к другим способам защиты гражданских прав признание права имеет исключительный характер: возможность применения того или иного средства защиты существует лишь для управомоченного лица, т.е. того, за кем существующим публичным порядком признается наличие нарушенного права.

Возможность защиты гражданских прав в форме признания права из обязательства без каких-либо оговорок признается нашей судебной практикой и допускается наряду с признанием прав вещных. Обращение за защитой права в данном случае – это, по существу, не требование о признании субъективного обязательственного права, а требование об установлении наличия обязательственного правоотношения (п. 5 указанного информационного письма), поскольку первое вне последнего невозможно. Однако признание обязательственного правоотношения существующим само по себе не обеспечит эффективной защиты обязательственного права. Обращение лица, считающего себя управомоченным в рамках обязательственного правоотношения, за непосредственной защитой своего права одним из указанных способов суд должен будет установить наличие или отсутствие между сторонами обязательства и, соответственно, выяснить принадлежность обратившемуся за защитой лицу субъективного гражданского права из обязательства, а, следовательно, и правомочия требования.

Так, например, арбитражный суд отказал ООО "РТФ Риэлтр" в иске к ЗАО "СМУ-4" о взыскании задолженности по договору, поскольку в ходе рассмотрения дела пришел к выводу о том, что договор между сторонами является ничтожным. Таким образом, установив при рассмотрении дела, что между сторонами не существует обязательственных правоотношений (ничтожная сделка недействительна с момента ее совершения и не влечет никаких последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью (ст. 167 ГК РФ), и ООО "РТФ Риэлтр" не является, соответственно, управомоченным лицом (обладателем субъективного обязательственного права), суд истцу в защите отказал. По другому делу ООО"Енисейский торговый дом" (истец) обратился в суд с иском к ООО "Сибсевэкс" (ответчик) о взыскании задолженности по арендной плате. Однако в ходе рассмотрения дела судом было установлено, что договор аренды не может быть признан заключенным, поскольку не было определено одно из существенных условий договора – его предмет.

Во всех случаях обращения за судебной защитой нарушенного субъективного права суд проверяет существование к тому правовых оснований, прежде всего, с точки зрения наличия у притязающего лица самого права, т.е. прямо или косвенно делает вывод об обладании истцом тем субъективным правом, которое давало бы ему основание к требованию о его защите.

Такой способ защиты гражданских прав, как пресечение действий, нарушающих право, давно известен в российском гражданском праве, законодательстве и правоприменении. Он назван в числе первых в нормативном перечне способов защиты гражданских прав (ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее – ГК РФ), упоминается во всех учебниках по гражданскому праву при характеристике института защиты гражданских прав, активно используется судами при разрешении гражданских дел. Однако даже при поверхностном исследовательском интересе к вопросу становится очевидным отсутствие какого-либо четкого теоретического понимания сущности этого способа защиты, условий его применения, места в системе иных способов защиты. Пресечение действий, нарушающих право, нередко относят к универсальным способам защиты, которые могут быть использованы для защиты любого субъективного права.

Кроме того, считается, что из общих способов "вытекают" другие частные способы защиты. В судебной практике к "разновидностям" этого способа защиты относят виндикационный иск, негаторный иск, признание недействительным акта государственного органа или органа самоуправления, запрещение деятельности, создающей опасность причинения вреда в будущем, изъятие из оборота и уничтожение по решению суда контрафактных материальных носителей, а также оборудования и материалов, главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав, присуждение к исполнению обязанности в натуре и др.

Универсальность способа защиты предполагает возможность защищать объекты всех гражданских прав от любых правонарушений. Однако способа защиты с такой характеристикой в действующем гражданском законодательстве нет вообще: "у каждого способа есть свой объект защиты, свои условия применения. Например, при незаконном внедоговорном владении имуществом собственника заявляется не иск о пресечении действия в виде незаконного владения, а иск об истребовании имущества. В качестве правового основания такого иска выступает ст. 302 ГК РФ, предусматривающая конкретный способ защиты. Традиционное упоминание судами при разрешении виндикационных притязаний одновременно и ст. 302, и абзаца 3 ст. 12 ГК РФ является процессуальным излишеством, никак не влияющим на резолютивную часть судебного решения.

Возможность предъявления требований при угрозе нарушения права допускается и судами. Верховный Суд Российской Федерации при рассмотрении дела о признании недействительным пункта нормативного акта подтвердил, что суд проверяет содержание оспариваемой нормы на соответствие федеральному законодательству "не только при непосредственном нарушении прав заявителя, но и в случае, если имеется угроза нарушения таких прав".Для возникновения угрозы нарушения права необходимо наличие допустимости возникновения дополнительных условий, при которых противоправные действия могут привести к нарушению субъективного права.

Пример надлежащего использования такого самостоятельного способа защиты, как пресечение действий, нарушающих право, приведен в п. 20 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о залоге": "Залогодатель, полагающий, что взыскание было обращено залогодержателем во внесудебном порядке с нарушением положений ГК РФ (в частности, предусмотренных в пунктах 2 и 3 статьи 348 Кодекса), Закона об ипотеке, Закона о залоге, вправе предъявить к залогодержателю иск о пресечении действий по реализации заложенного имущества (абзац третий статьи 12 ГК РФ). В целях предотвращения причинения залогодателю ущерба суд, рассматривающий такой иск, может принять обеспечительную меру в виде запрета залогодержателю совершать действия по реализации предмета залога". Эта правовая позиция ВАС РФ нашла широкую поддержку и в исследовательской среде.

Применительно к жилищным правоотношениям, институт признания сделки недействительной используется, в частности, при оспаривании договоров купли-продажи недвижимого имущества в целях возврата добросовестному продавцу недвижимого имущества, переданного покупателю, а также для возврата покупателю оплаченных денежных средств. Разумеется, недействительным может быть признан не только договор купли-продажи недвижимости, но и любой другой гражданско-правовой договор. В отличии от ситуаций, в которых между лицами отсутствуют договорные отношения, наличие договорных отношений или отношений, связанных с применением последствий недействительности, означает, что спор о возврате имущества собственнику подлежит разрешению не по правилам статей 301, 302 ГК РФ, регулирующих порядок возврата имущества из чужого незаконного владения, а в соответствии с законодательством, регулирующим именно эти отношения. Данная позиция определена в пункте 34 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав".

Правовую основу института признания сделки недействительной составляют положения ГК РФ, закрепленные в статьях 166-181. Ряд вопросов по применению отдельных положений недействительности регулируется отдельными постановлениями высших судов. Какого-либо единого документа, охватывающего все аспекты применение норм о недействительности, в настоящее время не существует. Гражданский кодекс разделяет недействительные сделки на оспоримые сделки, то есть недействительные по основаниям, установленным законом и иными правовыми актами в силу признания таковой судом и ничтожные, которые недействительны с момента их совершения независимо от признания судом. Вне зависимости от отнесения сделки к оспоримым и ничтожным, любая недействительная сделка не порождает гражданско-правовых последствий, наступления которых желали ее стороны.

Такие споры подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. Срок исковой давности для признания недействительной ничтожной сделки определяется пунктом 1 статьи 181 ГК РФ и составляет 3 года в отличии от срока исковой давности по требованию о признании недействительной оспоримой сделки, который составляет один год (пункт 2 статьи 181 ГК РФ). При удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной. В этом случае последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной инициативе. В связи с тем, что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения. Данное положение сформулировано в пункте 32 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6 и Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996). Практическое значение данного положения заключается в возможности обращения в суд с одной формой иска для всех видов недействительных сделок в отсутствии вероятности отказа в удовлетворении заявленных требований по основанию их несоответствия фактическим обстоятельствам.

Так, в случае недействительности сделки, совершенной признанным недееспособным гражданином, у другой стороны появляется обязанность возместить потерпевшему причиненный реальный ущерб. Данное правило применяется при условии, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны. Обязанность возместить причиненный реальный ущерб также предусмотрена в случае признания недействительными сделок, совершенных малолетними в возрасте до четырнадцати лет, несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет и гражданами, не способными понимать значения своих действий.

Согласно ст. 251 ГПК РФ гражданин или организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией РФ, законами и другими нормативными правовыми актами, а также прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.

С заявлением о признании нормативного правового акта противоречащим закону полностью или в части в суд вправе обратиться Президент РФ, Правительство РФ, законодательный (представительный) орган субъекта РФ, высшее должностное лицо субъекта РФ, орган местного самоуправления, глава муниципального считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом нарушена их компетенция.

Согласно ст. 197 АПК РФ дела, об оспаривании затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, в том числе судебных приставов-исполнителей, рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства с учетом особенностей, установленных гл. 24 АПК РФ. Производство по данной категории дел возбуждается на основании заявления заинтересованного лица, обратившегося в арбитражный суд с требованием о признании недействительными ненормативных правовых актов или о признании незаконными решений и действий (бездействия) указанных органов и лиц.

В соответствии с п. 2 ст. 61 ЗК РФ убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту и нарушающего права на землю и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица акта исполнительного органа государственной власти или акта органа местного самоуправления, подлежат возмещению в соответствии с гражданским законодательством.

Как следует из ст. 13 ГК РФ, ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными. В случае признания судом акта недействительным нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными ст. 12 ГК РФ.

Необходимо обратить внимание на то, что согласно п. 2 ст. 61 ЗК РФ убытки гражданам и юридическим лицам подлежат возмещению в случаях, если они были приняты не только исполнительным органом государственной власти, по и актом органа местного самоуправления. Такая позиция законодателя обусловлена тем, что органы местного самоуправления также располагают возможностями издавать нормативные либо ненормативные акты, причиняющие ущерб гражданам и юридическим лицам.

Существует достаточно обширная судебная практика по признанию недействительными ненормативных и реже нормативных правовых актов органов государственной власти и местного самоуправления в области использования и охраны земель. Так, образовательное учреждение "Волгоградский колледж потребительской кооперации" (далее – истец) заявил иск о признании недействительным постановления Комиссии по контролю за использованием и охраной земель Комитета по земельным ресурсам и землеустройству г. Волгограда № 0б-68-01г/к от 22.05.2013 года о привлечении к ответственности и наложению штрафа па истца за нарушение земельного законодательства. Истец является образовательным учреждением и в соответствии с государственным актом владеет земельным участком на праве бессрочного пользования.

В связи с выделением в центре Дзержинского района г. Волгограда рядом с территорией колледжа земельного участка под строительство нескольких коттеджей и ввиду того, что существующие подъезды к участку, выделенному под строительство, застройщиков по каким-то причинам не устраивают, администрация г. Волгограда вынесла постановление от 28.03.2013, которым обязала образовательное учреждение обеспечить беспрепятственный проход и проезд по территории колледжа. Застройщики коттеджей в постановлении поименованы как граждане – жители Дзержинского района. В связи с началом строительства коттеджей администрация пыталась понудить истца открыть проезд через территорию, предназначенную для образовательной деятельности, для большегрузного автотранспорта, перевозящего строительные материалы и строительный мусор. По мнению истца, такие действия нельзя признать соответствующими интересам граждан муниципального образования и ст. 22 Федерального закона от 10.12.1995 № 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения". В отношении земельного участка истца сервитут не устанавливался.

В соответствии со ст. 76 ЗК РФ, действовавшей на момент рассмотрения дела, площади, улицы, переулки, проезды, дороги, набережные относятся к землям общего пользования и должны быть оформлены надлежащим образом. Не производя оформления в установленном порядке, Комитет по земельным ресурсам и землеустройству г. Волгограда, выполняя указания администрации г. Волгограда, составил предписание об устранении нарушения земельного законодательства, которым обязал истца обеспечить проход и проезд через территорию колледжа от 4 мая 2013 г., а 21 мая 2013 г. был составлен протокол о нарушении земельного законодательства и в кратчайшие сроки истец был привлечен к ответственности за неисполнение вынесенного предписания.

Комитет по земельным ресурсам и землеустройству неправомерно привлек истца к ответственности за нарушение земельного законодательства, поскольку в действиях истца состава данного правонарушения не усматривается, истец действует в интересах учащихся образовательного учреждения, а значит и в интересах жителей г. Волгограда. В соответствии со ст. 13 ГК РФ ненормативный акт, не соответствующий требованиям нормативных актов, должен быть признан недействительным. На основании вышеизложенного арбитражный суд иск удовлетворил, признав недействительными и не порождающими правовых последствий с момента принятия постановление Комиссии по контролю за использованием и охраной земель Комитета по земельным ресурсам и землеустройству г. Волгограда о привлечении к ответственности и наложению штрафа на истца за нарушение земельного законодательства.

Одним из способов защиты гражданских прав является – самозащита. Под самозащитой гражданских прав понимается совершение управомоченным лицом не запрещенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав или интересов, интересов и прав других лиц и государств.

К ним, например, относятся фактические действия собственника или иного законного владельца, направленные на охрану имущества, а также аналогичные действия, совершенные в состоянии необходимой обороны или в условиях крайней необходимости.

Меры фактического характера, направленные на охрану прав граждан или организаций, могут быть как предусмотренными законом, так и вытекающими из обычно принятых в обществе мер такого рода. Это использование различного рода охранных средств и приспособлений в виде замков, охранной сигнализации на автомобилях и др. По общему правилу использование такого рода охранительных мер самозащиты допустимо, если не запрещено законом и соответствует обычно принятым правилам.

Использование названных мер самозащиты имеет свои границы и подчинено общим нормам и принципам осуществления субъективных гражданских прав. Недопустимо использование мер охраны имущества, опасных для жизни и здоровья окружающих, наносящих вред нравственным устоям общества и основам правопорядка.

Известен случай, когда собственник дачи огородил свой участок колючей проволокой, пропустив через ограду электрический ток. В другом случае владелец автомобиля так пристроил в гараже ружье, что вор при открывании двери должен был получить выстрел в ноги, но первым пострадавшим оказался сам автор такого "изобретения".

Недопустимость подобного рода "охранных" средств очевидна, так как они направлены не только на охрану имущества, но и на причинение вреда лицу, которое может вступить в контакт с такого рода сооружениями даже по неосторожности. Из этого следует, что управомоченный субъект вправе использовать лишь такие меры самозащиты, которые не ущемляют прав и законных интересов других лиц. Если же использование недозволенных средств защиты причиняет вред другим лицам, то возникает предусмотренная законом обязанность по возмещению причиненного вреда.

Вместе с тем в случаях, предусмотренных законом, причинение вреда правонарушителю или третьим лицам действиями управомоченного субъекта по защите своих прав и интересов признается правомерным. Речь идет о действиях, совершенных в состоянии необходимой обороны или в условиях крайней необходимости.

Защита гражданских прав в судебном порядке

Возможность судебной защиты гражданских прав служит одной из гарантий их осуществления. Право на судебную защиту является правом, гарантированным ст.46 Конституции.

Гражданские права подлежат защите в суде независимо от того, имеется ли соответствующее указание в ГК и иных законах. Суд защищает не только права, но и законные интересы, при этом защите подлежит как нарушенное, так и оспариваемое право. Судебный порядок является преимущественной, но не единственной формой защиты прав.

К судебным органам, осуществляющим защиту гражданских прав, отнесены суд общей юрисдикции, арбитражный суд и третейский суд. Споры с участием граждан – физических лиц, как правило, подведомственны судам общей юрисдикции. Споры с участием юридических лиц и граждан – индивидуальных предпринимателей рассматривает арбитражный суд. К подведомственности арбитражного суда отнесены экономические споры, возникшие из гражданских, административных и иных правоотношений между юридическими лицами, гражданами – индивидуальными предпринимателями, между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации; между субъектами Российской Федерации. Арбитражный суд рассматривает дела с участием организаций и граждан Российской Федерации, а также иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую деятельность, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или соглашением сторон спорного правоотношения.

К экономическим относятся споры о разногласиях по договору в случаях, предусмотренных законом, об изменении условий договора либо о его расторжении; споры о собственности; о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств и другие имущественные споры, возникающие в предпринимательской деятельности и вытекающие из гражданских отношений. Экономическими спорами законы об арбитражном суде называют также споры из административных и иных правоотношений, связанные с защитой гражданских прав организаций и индивидуальных предпринимателей, в том числе о признании недействительными ненормативных (индивидуальных) неправомерных актов государственных органов и органов местного самоуправления, отказ или уклонение от государственной регистрации организации или гражданина – индивидуального предпринимателя и в иных случаях, когда предусмотрена государственная регистрация и др.

Действующее гражданское законодательство позволяет выделить два принципиально отличных случая применения такого способа защиты, как признание права собственности, различия в которых обусловлены спецификой оснований. Первый способ – когда законом с признанием права собственности в судебном порядке связывается сам факт возникновения названного права (например, бесхозяйные вещи для органа местного самоуправления, на территории которого они находятся, самовольная постройка); второй способ – связывающий возникновение права собственности с иными обстоятельствами (например, сделка, приобретательная давность, клад, находка), когда признание права используется исключительно как способ защиты.

Оценка случаев обращения в суд с иском о признании права собственности в ситуациях, когда возникновение названного права не связывается законом с необходимостью его судебного признания (вынесения соответствующего решения), требует, прежде всего, выработки критериев применения указанного способа защиты.

Так, например, в случаях, когда имущество приобретается по сделке, момент возникновения у приобретателя права собственности определен, как правило, передачей имущества, если законом или соглашением сторон не предусмотрено иное (например, ст. 491 ГК РФ допускает возможность сохранения права собственности на имущество за продавцом до момента оплаты товара или наступления иных обстоятельств, независимо от момента его фактической передачи). Судебные споры в данном случае могут возникнуть в случае отказа в государственной регистрации права собственности со стороны уполномоченного государственного учреждения юстиции, если предметом договора являлось отчуждение недвижимого имущества, или в случае оспаривания сделки, лежащей в основании такого отчуждения.

В судебной практике встречаются случаи признания судом права собственности в ситуации, когда указанное право перешло к истцу по сделке. Так, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 3 июля 2003 г. по делу N А57-13813/2002-4 подтвердил правильность судебных актов нижестоящих судов о признании права собственности на недвижимое имущество за ООО "Вольскагропромэнерго", ссылавшееся в обоснование исковых требований на приобретение указанного объекта по договору купли-продажи от 25 мая 1977 г. При этом судами в ходе рассмотрения дела не были выясненыобстоятельства, побудившие истца обратиться с иском о признании права собственности, такие, например, как наличие досудебного спора о праве между истцом и Комитетом по управлению имуществом Саратовской области (ответчиком), отказ в государственной регистрации права со стороны уполномоченного учреждения юстиции Применение в данном случае одного из способов защиты гражданских прав (признания права) необоснованно, поскольку не обусловлено его нарушением.

Также должен решаться вопрос и в случае с приобретением имущества в собственность в силу, например, приобретательной давности. Так, согласно п. 1 ст. 234 ГК РФ лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее им как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет, либо иным имуществом в течение 5 лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность). Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

Повышение роли судебной защиты гражданских прав, расширение компетенции суда в применении гражданского законодательства отражено во многих нормах ГК. Он отводит суду важную роль в осуществлении гражданских прав и в применении способов их защиты. Расширение случаев, когда заключение гражданско-правового договора становится обязательным для одной из сторон, придание судебному решению значения юридического факта усиливает влияние судебных актов на осуществление предпринимательской деятельности.

Ряд норм ГК содержит оценочные критерии. Так, в силу ст.151 ГК размер компенсации морального вреда определяется судом с учетом принципа добросовестности и разумности.

Роль суда в защите гражданских прав, значения судебной и судебно-арбитражной практики в применении ГК и других актов гражданского законодательства – велики.

Приведу пример из судебной практики Костомукшского городского суда. Слушалось дело с участием истца Ч.Н.Н., ответчика представителя ГУ УПФ РФ в г.Костомукша РК Г.М.Д. Рассматривалось в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ч. к ГУ Управлению пенсионного фонда РФ в г.Костомукша РК о признании отказа в перерасчете фиксированного базового размера пенсии с учётом иждивенца незаконны.

Истица обратилась в суд с иском по тем основаниям, что она является получателем трудовой пенсии по возрасту. У нее на иждивении – дочь Ч.Т., 1977 года рождения, инвалид с детства, которая находится на её полном содержании и получает от неё помощь, которая является для неё основным и единственным источником дохода. В августе 2014 года она обратилась к ответчику с заявлением о перерасчёте фиксированного базового размера пенсии с учётом иждивенца. В перерасчёте пенсии ей было отказано. Отказ считает незаконным. Просит суд признать отказ в назначении ей фиксированного базового размера трудовой пенсии с учётом иждивенца незаконным и обязать ответчика произвести перерасчёт фиксированного базового размера трудовой пенсии с учётом иждивенца с 01.09.2014 года.

В судебном заседании истица поддержала иск. Представитель ответчика иск не признала и пояснила, что члены семьи признаются состоявшими на иждивении родителя, если они находятся на его полном содержании или получают от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию. Из справок о размере пенсии усматривается, что размер пенсии Ч.Т. выше пенсии получаемой истицей, в связи с чем, дочь истицы не является ее иждивенцем. Выслушав объяснения сторон, исследовав письменные материалы дела, суд считает иск не подлежащим удовлетворению.

В судебном заседании установлено, что истица является получателем трудовой пенсии по возрасту. У истицы есть дочь Ч.Т.А., 15.10.1977 года рождения, которая является инвалидом с детства. Согласно справке ВТЭ-287 №030287 Ч.Т. нетрудоспособна, нуждается в постоянном постороннем уходе. Истица проживает вместе с дочерью. В октябре 2009г. обратилась в пенсионный орган с заявлением о перерасчёте фиксированного размера пенсии с учётом иждивенца, в чём ей было отказано.

В соответствии со ст.14 Закона "О трудовых пенсиях в РФ" №173-ФЗ от 17.12.2001г. лицам, на иждивении которых находятся нетрудоспособные члены семьи, указанные в пп.1,3 и 4 п.2 и п.3 ст.9 Закона от 17.12.2001., размер базовой части трудовой пенсии устанавливается в повышенном размере с учётом указанных иждивенцев.

Действующее законодательство определяет понятие иждивения в ч.3 ст.9 Федерального закона от 17 декабря 2001г. № 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", которая гласит, что члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию.

В силу ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Из справок о полученных суммах пенсий и ЕДВ следует, что размер пенсии Ч.Т. с июля по сентябрь 2014 года – составил 22866 руб., а истицы за такой же период – 15979,18 руб. Таким образом, размер пенсии получаемой Ч.Т. превысил доход истицы на 6886,82 руб. Истицей не представлены доказательства, которые бы свидетельствовали об имеющемся у неё дополнительном источнике дохода. В судебном заседании истица подтвердила, что размер пенсии дочери, больше, чем размер ее пенсии.

Оценивая собранные по делу доказательства в их совокупности, суд считает, что Ч.Т. имеет самостоятельный источник дохода в виде получаемой пенсии по инвалидности и не находится на иждивении у Ч.Н.Н.

На основании изложенного, суд приходит к выводу о том, что комиссия по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан в УПФР г. Костомукша РК правомерно отказала истице в установлении фиксированного базового размера пенсии в повышенном размере.

Руководствуясь ст. ст. 194, 198 ГПК РФ, суд решил: в удовлетворении иска Ч.Н.Н. отказать. Решение может быть обжаловано в течение 10 дней в Верховный Суд Республики Карелия через Костомукшский городской суд.

Еще один пример бракоразводного процесса № 2-…/2014 по иску гражданки Г. к гражданину Г. о расторжении брака и взысканию алиментов.

Гражданка Г. обратилась в Костомукшский городской суд с иском к гражданину Г. о расторжении брака и взысканию алиментов. Рассматривая дело, суд полностью проверил все его обстоятельства и пришел к правильному выводу, что семья у сторон распалась, и обоснованно удовлетворил иск о расторжении брака. Кроме этого суд решил взыскать с гражданина Г. в пользу гражданки Г. алименты на содержание 2-х детей в размере одной трети заработка и (или) иного дохода ежемесячно, начиная с 14.09.2014 г. и до совершеннолетия детей.

Во время прохождения мною практики в Костомукшском городском суде, я присутствовала при рассмотрении административных материалов. Приведу пример. Гражданин К. доставлен в отделение полиции г. Костомукши в нетрезвом состоянии, где на него был составлен административный протокол, за совершение мелкого хулиганства. Из материалов дела следует, что 18.08.2014 года, около 21 часа, гражданин К. возле дома 31 по ул. Антикайнена, находясь в состоянии алкогольного опьянения, грубо выражался нецензурной бранью, размахивал руками, на замечания не реагировал, нарушая тем самым общественный порядок и спокойствие граждан. На основании изложенного, и руководствуясь статьей 20.1. КоАП – мелкое хулиганство, 25.08. 2014 года, судья вынес постановление о привлечении гражданина К. к административному взысканию в виде административного ареста сроком на 4 суток.

Практика Костомукшского городского суда показывает, что большее количество граждан, которые привлекались к административному взысканию в виде административного ареста, повторно данные правонарушения не совершают.

Начало моей практики совпало с рассмотрением гражданского дела (01.09.2014 года) в отношении выпускницы Костомукшской средней школы. В Костомукше это первый случай серьезного нарушения процедуры ЕГЭ и произошел он 02.06.2014 года. Телефон Костомукшской выпускницы зазвонил прямо во время экзамена. Комиссия приняла решение – результаты экзамена по физике Костомукшской школьницы – аннулировать. Без аттестата она не осталась. ЕГЭ по физике основным не является, в отличие от испытаний по русскому и математике.

Ее законные представители не согласились с позицией ответственных лиц, которые анулировали результаты ЕГЭ и решили в судебном порядке отстоять свои гражданский права. На данном судебном заседании я присутствовала. На заседания не явились и просили рассмотреть в их отсутствие некоторые участники, например, – председатель комиссии С. Но истец настояла на том, чтобы заседание перенесли на другой срок и чтобы суд обеспечил явку всех лиц, участников данного конфликта. Второе судебное заседание было назначено на 30 сентября 2014 года.

Защита гражданских прав в административном порядке

К административному порядку защиты гражданских прав, применяемому в предусмотренных законом случаях, можно отнести, во-первых, обжалование действий и актов государственных органов в вышестоящий по отношению к ним орган исполнительной власти. Во-вторых, принятие государственными органами, наделенными юрисдикционными полномочиями, решений с использованием способов защиты гражданских прав, предусмотренных ст.12 ГК, при соблюдении установленной нормативными актами процедуры. В соответствии со ст.371 ТК граждане и юридические лица, не согласные с постановлением таможенного органа, сначала подают жалобу в его вышестоящий орган – региональное таможенное управление и только после этого, если постановление таможни оставлено без изменения, иски предъявляются юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями в арбитражный суд, а гражданами – в суд общей юрисдикции по месту нахождения таможни.

Также в административном порядке могут быть обжалованы решения налоговых органов. Однако в соответствии с Законом РФ от 27 декабря 1991 г. "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", юридические лица и граждане вправе выбирать между административным порядком защиты гражданских прав и судебным, т.е. обращаться в суд, минуя вышестоящий налоговый орган.

Административный порядок оспаривания патента или решения об отказе в выдаче патента установлен ст.22 и 29 Патентного закона. Возражения на отказ в выдаче патента и опротестование его выдачи направляются в Апелляционную палату. Жалоба на решение Апелляционной палаты может быть подана в Высшую патентную палату. И хотя Патентный закон не допускает передачи таких споров в суд, признавая решение Высшей патентной палаты окончательным, оно в силу п.2 ст.11 ГК может быть обжаловано в судебном порядке.

Рассмотрим административный порядок защиты гражданских прав, осуществляемой антимонопольными органами и органами регулирования деятельности субъектов естественных монополий. Законами "О конкуренции", "О рекламе", "О защите прав потребителей" антимонопольные органы (Государственный антимонопольный комитет Российской Федерации и его территориальные управления) в случае злоупотребления хозяйствующими субъектами доминирующим положением и нарушения гражданских прав других лиц, прав потребителей, а также использования ненадлежащей рекламы наделены полномочиями возбуждать дела по заявлениям заинтересованных лиц или по собственной инициативе. Они рассматривают возбужденное дело с вызовом заинтересованных лиц, с соблюдением сроков, порядка, установленных Правилами, принимают решение и на основании решения направляют предписание прекратить нарушение установленных этими законами запретов; восстановить первоначальное положение; заключить или расторгнуть договор с другим хозяйствующим субъектом или внести в него изменения; возместить причиненные убытки; осуществить контррекламу и др. Таким образом, антимонопольные органы применяют способы защиты гражданских прав, предусмотренные ст.12 ГК.

Аналогичными полномочиями наделил Закон о естественных монополиях органы регулирования естественных монополий. Дела, связанные с нарушением Закона о конкуренции, рассматриваются в соответствии с Правилами рассмотрения дел о нарушениях антимонопольного законодательства, утвержденный приказом ГКАП РФ от 26 июля 1996г. (БНА РФ, 1996, No.4, с.47). Порядок рассмотрения дел по признакам нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе был утвержден приказом ГКАП РФ от 13 ноября 1995г. No.147 (БНА РФ, 1996, No.3, с.9).

Положение о порядке рассмотрения ГКАП РФ и его территориальными управлениями дел о нарушении законов и иных актов Российской Федерации, регулирующих отношения в области защиты прав потребителей, действует в редакции, утв. приказом ГКАП РФ от 4 апреля 1996г. (РВ от 30 мая 1996г.).

В соответствии со ст.23 Закона о естественных монополиях порядок рассмотрения органами регулирования естественных монополий дел о нарушении этого Закона должен быть установлен Правительством РФ.

Все упомянутые законы предусматривают порядок обжалования в суд решений (предписаний), принятых антимонопольными органами и органами регулирования естественных монополий.

Антимонопольные органы и органы регулирования естественных монополий при защите гражданских прав в административном порядке имеют в своем распоряжении такие методы воздействия на нарушителей запретов, как принятие решения и дача на его основе хозяйствующим субъектам, органам исполнительной власти и местного самоуправления соответствующего предписания, применение штрафов и иных административных взысканий.

Нужно отметить, что решение, касающееся защиты гражданских прав и принятое в административном порядке, в любом случае может быть обжаловано в суд (п. 2 ст. 11 ГК). Обращение заинтересованного лица в вышестоящий в порядке подчиненности орган или к должностному лицу не является обязательным условием для подачи заявления в суд (ст. 247 ГПК РФ).

Неюрисдикционная форма защиты гражданского права – это защита гражданского права самостоятельными действиями управомоченного лица без обращения к государственным и иным уполномоченным государством органам. Такая форма защиты имеет место при самозащите гражданских прав и при применении управомоченным лицом мер оперативного воздействия.

Действия, нарушающие права и интересы субъектов гражданско-правовых отношений, совершаются не только их контрагентами, но и государственными органами и их должностными лицами. Такие действия могут выражаться, например, в неправомерном отказе в выдаче ордера на жилое помещение или отказе в регистрации какой-либо сделки с недвижимым имуществом.

Закон "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" устанавливает, что гражданин вправе обратиться с жалобой на действия (решения), нарушающие его права и свободы, по своему усмотрению либо непосредственно в суд, либо к вышестоящему в порядке подчиненности государственному органу, органу местного самоуправления, учреждению, предприятию или объединению, общественному объединению, должностному лицу, государственному служащему (ст. 4 Закона).

Вышестоящие в порядке подчиненности орган, должностное лицо обязаны рассмотреть жалобу в месячный срок с момента ее подачи. Если гражданину в удовлетворении жалобы отказано или он не получил ответа в течение месяца со дня ее подачи, он вправе обратиться с жалобой в суд.

Жалоба может быть подана гражданином, права которого нарушены, или его представителем, а также по просьбе гражданина надлежащей уполномоченным представителем общественной организации, трудового коллектива.

Приведу пример. К Главе администрации Костомукшского городского округа А.Г. Лохно обратился с жалобой гражданин П., проживающий по адресу: г. Костомукша, ул. Антикайнена, дом 2,кв. 109. Соц. положение – пенсионер. Льготная категория – инвалид 2 группы.

В своей жалобе он указал, что нарушены его гражданские права. Я, Павл. Николай Иванович, являюсь членом СОТ "Калевала" с 1993 года. Имею приватизированный участок в собственности, ул. Радужная 90. Согласно законодательству, согласование строительства с соседями, владеющими смежными участками земли, необходимо при строительстве жилого дома или хозяйственных построек, если они близко расположены к "красной линии" или границам участка. Я и мой сосед – Е., при приватизации согласовали межевание и сами границы земельного участка. Но мой сосед, Е., решил самовольно, по своему усмотрению изменить ранее согласованную межу. В мой адрес сыплются угрозы физической расправы, оскорбления, выдвигаются требования по изменению межи в пользу Е.

Также гражданин Е. строит баню вблизи межи, с нарушением СниП 30-02-97. Схематическое размещение бани относительно моего земельного участка указано на нижеследующей схеме. На данной схеме приложения №1: между точками н3 и точкой 4 – Егоров складировал бочки, шпалы, доски и другой мусор. Так как забор, по вине Е., не установлен, то на мой участок он весь мусор со своего участка: большие камни (фото прилагается), кора, и другой мусор. Мною сфотографировано место, куда будут сливаться стоки. На фото видна привязка к местности в виде бани и самодельно сделанного желоба из досок, по которому будут стекать стоки из бани соседа на мой участок (фото прилагается).

Нахождение и проживание в таких условиях, является крайне затруднительным, так как я опасаюсь за свою жизнь.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 2 ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан",

ПРОШУ:

1. Рассмотреть настоящее заявление в установленные сроки.

2. Оказать содействие в установлении и фиксации изложенного нарушения.

3. Защитить мои гражданские права.

4. О решении, принятом по настоящему заявлению, прошу сообщить мне в письменном виде по вышеуказанному адресу.

Данный порядок обжалования является альтернативным, т.е. лицо, чьи права и законные интересы нарушены, может по своему выбору обратиться за защитой либо в суд, либо в вышестоящий орган. Наряду с таким порядком имеются и категории споров или неправомерных действий, которые могут быть обжалованы в суд только после предварительного обжалования их вышестоящему должностному лицу или органу. К числу таких споров относятся, например, споры по решениям должностных лиц органов государственной жилищной инспекции.

Такие споры рассматриваются руководителем соответствующей инспекции или Главной государственной жилищной инспекцией, и лишь в случае несогласия предприятий, организаций, учреждений с решением о приостановлении, ограничении или прекращении их деятельности это решение может быть обжаловано в суде или арбитражном суде (п. 9 Положения "О государственной жилищной инспекции в РФ". Аналогичный порядок установлен законом "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О статусе судей в РФ". В соответствии с п. 11 ст. 13 Закона РФ "О статусе судей в РФ" внесены изменения, позволяющие судье, полномочия которого приостановлены, например, по основанию согласия квалификационной коллегии судей на привлечение судьи к уголовной ответственности или заключение его под стражу, обжаловать такое решение в Высшую квалификационную коллегию судей. И только решение Высшей квалификационной коллегии судей может быть обжаловано в Верховный Суд РФ.

Особо хотелось бы остановиться на порядке обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях. Такой порядок установлен гл. 30 Кодекса РФ "Об административных правонарушениях". Постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано лицами, указанными в статьях 25.1 – 25.5 Кодекса РФ "Об административных правонарушениях" (лицо, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении; потерпевший; законные представители физического лица; законные представители юридического лица; защитник и представитель). Жалоба на постановление по делу об административном правонарушении подается судье, в орган, должностному лицу, которыми вынесено постановление по делу и которые обязаны в течение трех суток со дня поступления жалобы направить ее со всеми материалами дела в соответствующий суд, вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу.

Жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти дней со дня вынесения постановления. В случае пропуска указанного срока по уважительным причинам этот срок по заявлению лица, в отношении которого вынесено постановление, может быть восстановлен органом (должностным лицом), правомочным рассматривать жалобу.

Постановление начальника органа внутренних дел по делу о мелком хулиганстве может быть отменено или изменено по протесту прокурора самим начальником органа внутренних дел, а также независимо от наличия протеста прокурора начальником вышестоящего органа внутренних дел.

Лицо, чьи права нарушены незаконными действиями государственных органов (их должностными лицами), вправе обратиться за защитой не только в вышестоящий, но и в надзорный орган, осуществляющий контрольные функции за деятельностью соответствующих подразделений исполнительной власти. Одним из таких органов является прокуратура.

В случае поступления жалобы на действия поднадзорных органов прокурор вправе опротестовать противоречащие закону правовые акты, вносить представления об устранении нарушений закона. Протест прокурор или его заместитель приносит на противоречащий закону правовой акт в орган или должностному лицу, которые этот акт издали, либо обращается в суд.

Такой протест должен быть рассмотрен соответствующими органами не позднее 10 дней с момента его поступления, а в случае принесения протеста на решение представительного (законного) органа субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления – на ближайшем заседании. В случаях, когда обстоятельства требуют немедленного устранения нарушения закона прокурор, вправе установить сокращенный срок его рассмотрения.

Помимо судебных органов, а также государственных органов, осуществляющих защиту нарушенных прав, следует выделить и иные органы, осуществляющие такую защиту, но не являющиеся государственными. К их числу можно отнести, например, нотариат, поскольку наряду с государственными нотариусами в настоящее время имеется достаточно большое количество частных нотариусов. В соответствии с Законом РФ "Основы законодательства РФ о нотариате" от 11 февраля 1993 г. нотариат – орган, который призван обеспечивать защиту прав и законных интересов физических и юридических лиц путем совершения определенных нотариальных действия от имени Российской Федерации (ст. 1 Основ). Частные и государственные нотариусы, а также должностные лица консульских учреждений РФ вправе совершать такое нотариальное действие, как исполнительная надпись (ст. 35, 36, 38 Основ). Исполнительная надпись совершается указанными лицами на документах, устанавливающих задолженность с целью взыскания денежных сумм или истребования имущества от должника. При этом взыскание задолженности может быть произведено на основании исполнительной надписи в бесспорном порядке. Перечень документов, по которым возможно такое взыскание, определяется Правительством РФ.

Основы содержат определенные ограничения в применении данной защиты нарушенного права. Так, одним из ограничений является то, что совершение исполнительной надписи возможно лишь в случае предоставления документов, подтверждающих бесспорность задолженности или иной ответственности должника перед взыскателем. Другим же ограничением является срок обращения за совершением такого нотариального действия. В отношениях граждан он определен в три года и исчисляется с даты возникновения права на иск, а в отношениях между предприятиями, учреждениями и организациями – не более одного года. В случаях, когда для требования, по которому выдается исполнительная надпись, законом установлен иной срок давности, надпись выдается в пределах этого срока.

Основы достаточно детально регламентируют содержание исполнительной надписи. Она должна содержать фамилию, инициалы, должность лица, ее совершившего; наименование, адрес взыскателя и должника; обозначение срока, за которое должно производиться взыскание; указание суммы, подлежащей взысканию, или предметов, подлежащих истребованию от должника; обозначение суммы государственной пошлины, тарифа за совершение исполнительной надписи; дату совершения исполнительной надписи; ее номер в реестре; подпись лица, совершившего надпись, и его печать.

Такое детальное указание на реквизиты исполнительной надписи обусловлено той юридической силой, которой она обладает. Исполнительная надпись, по общему правилу, может быть предъявлена к принудительному исполнению, если взыскателем или должником является гражданин – в течение 3 лет, а если взыскателем или должником является организация, учреждение или предприятие – 1 года.

Таким образом, очевидно, что частные, государственные нотариусы, должностные лица консульских учреждений РФ вправе осуществлять защиту гражданских прав и интересов участников хозяйственного оборота путем совершения исполнительной надписи. Совершением исполнительной надписи нотариус может реализовывать некоторые из способов защиты гражданских прав, указанных в ст.12 ГК РФ. Это такие способы, как возмещение убытков, взыскание неустойки и некоторые другие.

Защита гражданских прав посредством процедуры медиации

27 июля 2010 года, был принят Закон о медиации (вступил в действие 1 января 2011 года). Прошло почти четыре года. Сегодня медиация стала одной из популярных тем, наиболее обсуждаемых на различных научно-практических конференциях. Резко возросло число публикаций, посвященных исследованию данного института. Однако при невысоком уровне востребованности медиации на практике возникает вопрос: что удалось достичь российскому обществу за этот небольшой срок?

Изначально медиация была встречена обществом весьма неоднозначно. Многие были настроены скептически и настороженно к данному институту. Пессимисты до сих пор в нее не верят. В специальной литературе и юридических сообществах нередкими были высказывания о бесполезности нововведения. Такие высказывания зачастую сопровождались недопониманием сущности медиации. Население до сих пор не в полной мере информировано о том, что такое медиация и какая от нее польза.

Но, несмотря на описанные выше трудности, началось одновременное освоение и реализация института медиации. Через полтора года после вступления в силу Федерального закона от 27.07.2010 N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" (далее – Закон о медиации), 6 июня 2012 года, Президиум ВС РФ в своей справке отразил основные направления практики применения указанного Закона. Также внесены необходимые уточнения в ГК РФ, ГПК РФ, АПК РФ, ТК РФ, Федеральный закон от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе".Федеральными законами N 185-ФЗ и N 233-ФЗ 2 и 23 июля 2013 года внесены изменения в ч. 1 ст. 16 и п. 1 ч. 4 ст. 18 Закона о медиации. Однако изменения не касались сути процедуры.

Кроме того, Министерство труда и социальной защиты РФ в 2013 – 2014 годах начало активную работу по подготовке профессиональных стандартов в соответствии со ст. 195.1 ТК РФ, в том числе и профстандарта "Специалист в области медиации".

Медиация – сложное и многоаспектное явление, нуждающееся в самостоятельном исследовании по разным научным направлениям и доктринам.

Способы защиты гражданских прав

Рисунок 2 – Правила проведения процедуры медиации

С легальной точки зрения медиация – процедура урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения. Однако выраженный в ст. 2 Закона о медиации подход к дефиниции медиации не отражает реальной оценки понимания ее сути. Исследования медиации должны базироваться исключительно на комплексном подходе и системном определении медиации.

Во-первых, в философском понимании медиацию можно изучать как новую идеологию человечества, направленную на построение культуры взаимоотношений людей в диалоге общения путем ведения переговоров.

Во-вторых, с точки зрения психологии это коммуникация, на первоначальном этапе, как правило, отягощенная негативными эмоциями спорящих субъектов, направленная на погашение конфликта путем нахождения компромиссного решения, устраивающего стороны. Управляет этим особым видом коммуникации медиатор, выполняющий роль миротворца, чья деятельность направлена на восстановление согласия между субъектами коммуникаций.

В-третьих, медиацию можно раскрывать как особое посредничество в предупреждении и разрешении конфликтов, прежде всего политических.

В-четвертых, по мнениям социологов, медиация – наименее изученный вид человеческой деятельности, поэтому она в качестве социального института находится в процессе становления. Очевидно, что медиация является социальным регулятором. Признавая ее общественную полезность, нужно уточнить, что медиация представляет собой социально ориентированный институт, призванный минимизировать конфликтность и научить членов общества мирному ведению переговоров. Дополнительно определяя место медиации среди уже известных институтов, можно обнаружить ее сходство с социальным партнерством.

В-пятых, медиация одновременно является правовым институтом с ярко выраженным сочетанием частно-публичных начал. Это такая примирительная процедура, которая демонстрирует совершенствование механизмов разрешения споров и защиты нарушенных субъективных прав. Иными словами, это альтернативный традиционному судопроизводству способ урегулирования конфликтов. При этом медиация – универсальная процедура, применяемая ко многим спорам, возникающим в сфере частноправового регулирования.

Наконец, медиацию следует обозначить как комплексное научное направление, которое требует своей дальнейшей проработки учеными как материальных, так и процессуальных отраслей права.

Базируясь на общетеоретических разработках медиации, каждый субъект РФ начал свою практику ее использования. При этом отдельные регионы уже имели опыт применения медиации в экспериментальном порядке. Кроме того, в каких-то городах с легкостью откликнулись на реализацию положений Закона о медиации как вузы по подготовке медиаторов, так и специалисты по получению соответствующего образования, в каких-то такая мобильность не прослеживалась.

Литература

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. с поправками от 30.12. 2008 г. № 7-ФКЗ [Текст] // Российская газета. – 1993. – № 237; 2008. – 31 декабря. – № 267.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ в ред. ФЗ от 6.12.2011 г. № 405-ФЗ [Текст] // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301; 2011. – № 50. – Ст. 7347.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 г. № 14-ФЗв ред. ФЗ от 30.11.2011 г. № 363-ФЗ [Текст] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – №5. – Ст. 410; 2011. – № 49 (Ч. 1). – Ст. 7041.

4. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ с изм. 04.11.2014 г. [Текст] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – №5. – Ст. 410; 2011. – № 49 (Ч. 1). – Ст. 7041.

5. Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации): федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ [Текст] // Собрание законодательства РФ. – 21.07.2008. – № 30. – Ст. 4588.

6. О персональных данных: федеральный закон от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ в ред. ФЗ от 25.07.2011 г. № 261-ФЗ [Текст] // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 31 (Ч.1). – Ст. 3451; 2011. – № 31. -Ст. 4701.

7. О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях Закон РФ от 19.02.1993 N 4520-1-ФЗ в ред. ФЗ от 21.07.2014 [Текст] // Собрание законодательства РФ. – 28.07.1997. – № 30. – Ст. 3588.

Научная литература

8 Андреев, Ю.Н. Гражданское право [Текст] / Ю.Н. Андреев. – Новоросийск: Юристь. – 2004. –396с. – ISBN 5-88107-041-0.

9 Бугаенко, Н.В., Кратенко, М.В. Судебная практика по гражданским делам. Споры о защите прав потребителей. Научно-практическое пособие. [Текст] / Н.В. Бугаенко, М.В. Кратенко – М.: Юстицинформ. – 2013. – 458с. – ISBN 978-5-7205-1194-4

10 Брагинский, М.И., Витрянский, В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. [Текст] / М.И Брагинский, В.В. Витрянский – М.: Статут. – 2011. – 274с. – ISBN 978-5-8354-0751-4

11 Вавилин, Е.В. Самозащита гражданских прав [Текст] / Е.В. Вавилин. // Российская юстиция. – 2012. – № 1. – ISSN: 0131–6761

12 Веняляйнен, М. Медиация и юридическая помощь в трансграничных семейных спорах [Текст] / М. Веняляйнен. // Семейное и жилищное право. – 2014. – № 1. – С.13 – ISSN 1999-477X

13 Елисеева, А.А. Личные неимущественные семейные права несовершеннолетних детей и проблемы их реализации [Текст] / А.А Елисеева. // Ученые записки РГСУ. – 2010. – № 4 (80). – С. 42 – 46. – ISSN 2071-3665

14 Короткова, О.И. Признание сделки с недвижимостью недействительной и применение последствий ее недействительности как один из способов защиты гражданских прав. [Текст] / О.И Короткова. // Законодательство и экономика. – 2014. – № 1. – С.14-17 – ISSN 0869-1983

15 Краснова, С.А. Теоретические основы классификации гражданско-правовых способов защиты [Текст] / С.А Краснова // Журнал российского права. – 2011.- № 2. – С.21-23 – ISSN 1605 – 6590

16 Кравченко, А.А. К вопросу о понятии способа защиты гражданских прав [Текст] / А.А. Кравченко // Адвокат. – 2014. – № 7. – С.17-18. – ISSN 1818-703X

17 Курбатов, А.Я. Защита прав и законных интересов в условиях "модернизации" правовой системы России. [Текст] / А.Я. Курбатов – М.: Юстицинформ. – 2013. – 315с. – ISBN 5-89158-052-7

18 Кузнецова, О.А. Понятие пресечения действий, нарушающих право, как способа защиты гражданских прав [Текст] / О.А. Кузнецова // Современное право. – 2013. – № 12. – С.67. – ISSN 1991-6027

19 Минкина, Н.И. Медиация в России: правовые основы становления и развития [Текст] / Н.И. Минкина // Вестник Алтайской академии экономики и права. -2013. – № 32. – Т. 1. – ISSN 2226-3977

20 Минкина, Н. И.Медиация: первые итоги. [Текст] / Н.И. Минкина // ЭЖ-Юрист. – 2014. – № 36. – С.51-52. – ISSN 2533-3465

21 Мелехин, А.В. Судебная власть Российской Федерации. [Текст] / А.В. Мелехин. – М.: Маркет. – 2007. – 276с. – ISBN 5-7958-0139-9

22 Николюкин, С.В. Правовые технологии посредничества (медиации) в Российской Федерации: Научно-практическое пособие. [Текст] / С.В. Николюкин. – М.: Юстицинформ. – 2013. – 456с. – ISBN 978-5-7205-1177-7

23 Паркинсон, Л. Адекватное разрешение споров [Текст] / Л.Паркинсон // Медиация и право. – 2010. – N 1 (15). – С. 42 – 46. – ISSN: 1814-2052

24 Скворцова, Т.А. Предпринимательское право: Учебное пособие. [Текст] / Т.А Скворцова – М.: Юстицинформ. – 2014. – 312с – ISBN, 5-222-09795-1

25 Скуратовская, М.М. Юридически значимые сообщения в судебных и несудебных формах защиты гражданских прав [Текст] / М.М. Скуратовская // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2014. – № 6. – С.53. – ISSN 1992-8041

26 Соменков, С.А. Об обращении взыскания на предмет залога. [Текст] / С.А. Соменков // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2012. – № 5. – С.13. – ISSN 1992-8041

27 Рассолова, М.М. Гражданское право: учебник [Текст] / М.М. Рассолова – М.: Юнити-Дана. – 2012 г. – с. 917. – ISBN: 978-5-9988-0032-0,

Материалы судебной практики

28 О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел, связанных с реализацией инвалидами прав, гарантированных Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС": Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14.12.2000 № 35 с изм. от 11.05.2007// Справочно-правовая система "Консультант Плюс": [Электронный ресурс] / Компания "Консультант Плюс". – Посл. Обновление 18.11.2014.

29 Обзор судебной практики по вопросам, возникающим при рассмотрении дел, связанных с садоводческими, огородническими и дачными некоммерческими объединениями, за 2010 – 2013 год: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 02.07.2014 // Справочно-правовая система "Консультант Плюс": [Электронный ресурс] / Компания "Консультант Плюс". – Посл. Обновление 18.11.2014.

30 Решение Верховного Суда РФ от 06.11.2001 N ГКПИ01-1369 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2002. – № 6.