Социальная работа с семьями группы риска

Социальная работа с семьями группы риска.

Статьи по теме
Искать по теме

Семья как социальный институт и малая социальная группа на современном этапе развития российского общества

Семья есть основанная на браке либо кровном родстве объединение людей, связанных взаимной ответственностью и общностью быта. Сначала следует обратить внимание на отличие понятий "семья" и "брак". Нередко первое более обширное понятие сводят ко второму. Но семья – это не только супружеские связи, уходящие вглубь времён на несколько поколений, но и горизонтальные, то есть отношения между родителями, детьми, братьями, сёстрами, и другими родственниками. В это же время любая семья создаёт личную культурную среду в масштабах общей культуры конкретного народа, конфессии, государства. И поэтому "войти в семью" – значит принять и усвоить её субкультуру. Тех, кто отвергает такой порядок, семья чаще всего отторгает (Л.К. Грачев, Л.В. Карцева, П.Д. Павленок, Е.И. Холостова и др.).

Для каждого человека семья – главный и основной компонент среды, в котором он живёт первую четверть своей жизни и который он пробует выстроить всю остальную жизнь.

Спецификой семьи считается её "несвобода" – в плане навязывания человеку основных правил и норм жизни. Впрочем, данная несвобода имеет собственные преимущества, так как она гарантирует членам семьи вероятность нормально удовлетворять собственные природные и культурные потребности.

Невозможно понять и оценить состояние и возможности современной семьи, пренебрегая кардинальными переменами, происходящими с ней на протяжении XX века (изменение общественного положения женщин, рост личной свободы любого члена общества и пр.). При всём при этом изменение института семьи разрешает одни проблемы и создаёт другие. Становится более очевидным, что такие направленности, как общее распространение добрачной практики сексуального поведения молодых людей, падение рождаемости, малодетность и сознательная бездетность нужно рассматривать в виде показателя существенных сдвигов в самом институте семьи.

Ученые выделяют для анализа три модели семьи: патриархальная, детоцентристская и супружеская, которые в действительности взаимно переплетаются [37]. Рассмотрим их подробнее.

Патриархальная семья – чаще всего встречающаяся модель. Ведущими в ней считаются родственные отношения: зависимость супруги от супруга, детей от родителей, благодаря чему происходит жёсткое закрепление семейных ролей. Брак внешне устойчив, семья состоит из нескольких поколений: дедушек и бабушек, детей и родителей. Главным считается супруг (муж): в его руках сосредоточены все финансовые ресурсы семьи, ему принадлежит принятие ключевых решений. Супруга (жена) берёт фамилию супруга (мужа), подчиняется ему и уважительно к нему относиться. Её основные функции – вести домашнее хозяйство, рожать и воспитывать детей. Для такой семьи часто характерна родительская власть и авторитарная система воспитания [21, с. 179].

Детоцентристская семья возвышает роль частной жизни, интимности и значимости детей. Отношения между супругом (мужем) и супругой (женой) более-менее равноправны, сексуальность, практикуемая в браке, не сводится лишь к деторождению.

Социализация приобретает иной смысл, потому что в семье может не быть брата либо сестры, слишком мало кузенов, контакты с которыми порой сведены до минимального количества. Ребёнок превращается в объект особой родительской заботы и стойкой привязанности, ему стараются дать максимально возможное образование.

Родительство считается основной задачей данной семьи. У таких супругов не существует закреплённых семейных ожиданий, вследствие этого возникает значимость обоюдного привыкания супругов в сексуальной, бытовой, духовной сферах. Пожилые родители (бабушки и дедушки) не хотят жить в доме детей, состоящих в браке, совершеннолетние дети, в свою очередь, предпочитают самостоятельность. Тогда как молодая семья, отделившись от родительской, не теряет с ней связь (Э.И. Тюрина, С.Ю. Филиппова, Е.И. Холостова и др.).

Перемена социального положения женщин приводит к возникновению супружеской (брачной) семьи. Женщины осваивают более новые сферы деятельности – трудовую, культурную, политическую, общественную, начинают преобразовывать домашнюю сферу и удачно всё это совмещают.

Этому положению дел способствует отмирание "двойного" эталона в отношении способности получения образования и профессиональной подготовки, обустройство домашнего быта, участие женщин в общественной жизни, рост детских образовательных учреждений и возможность планировать число детей. Но мужчины, утратив профессиональную монополию, не спешат расстаться с "классическими" семейными прерогативами, что собственно порождает многочисленные семейные конфликты.

Значит, супружество – это личностное взаимодействие супруга (мужа) и супруги (жены), регулируемое морально-нравственными принципами и свойственными им внутренними ценностями.

Для такого взаимодействия свойственна равноправность и в то же время расхождение ролей супругов. Почти во всех странах, супруги концентрируют идею семейной жизни скорее вокруг брака, нежели вокруг детей, тем самым, предавая огромную значимость супружеским взаимоотношениям.

К основным функциям семьи относятся:

- генеративная (репродуктивная), обеспечивающая рождение детей, продолжение человеческого рода;

- функция первичной социализации детей – воспитательная функция, позволяющая обеспечить детям воспитательное общение с родителями;

- финансовая и хозяйственно-бытовая – удовлетворение собственных ежедневных потребностей в личной гигиене, питании, уход в случае болезни и др. Семья приходит на помощь тому из членов, кто попадает в тяжёлое финансовое положение;

- поддерживает трудоспособность всех членов семьи. Так как бытовые услуги сократились и подорожали, то возросло значение бытовой функции, осуществляемой в семье в большинстве случаев на примитивном уровне, в отсутствии механизации;

- гедонистическая функция (функция здорового секса), позволяющая людям в семье осуществлять нормальную половую жизнь, содействующую здоровому образу жизни. Как показывает практика, собственно семейные люди живут дольше, нежели бессемейные. Удовлетворение данной потребности за счёт нерегулярных отношений со случайными партнёрами накладывает на человека лишний психологический груз и увеличивает вероятность заболеваний;

- рекреационная функция – восстановление (рекреация) физических и психологических сил, израсходованных на работе. "Мой дом – моя крепость";

- психотерапевтическая функция – предоставление чувственного убежища, где человека принимают и поддерживают таким, какой он есть. Данную функцию выполнять сейчас всё сложнее, так как стрессы претерпевают все члены семьи, потому каждому следует не только ждать психологической поддержки от членов семьи, но и самому её оказывать.

- духовного общения – духовное взаимообогащение, развитие личностей членов семьи;

- сфера первичного общественного контроля – морально-нравственная регламентация поведения членов семьи в разных сферах жизнедеятельности, также регламентация ответственности и обязательств в отношениях между супругами, детьми и родителями, представителями старшего и среднего поколений [8, 37].

Внешние условия довольно интенсивно оказывают влияние на эмоционально-чувственную атмосферу семьи.

В своем единстве перечисленные функции представляют систему семейных взаимоотношений, появление в данной системе дисфункции, то есть рассогласования в их взаимодействии как целого, приводит систему в аномальное состояние. Игнорирование, а иногда и полный отказ семьи по каким-нибудь первопричинам от исполнения какой-либо функции дестабилизирует домашний стиль жизни, появляется угроза её распада. Семьи, социальное функционирование которых по субъективным либо объективным причинам затруднено, характеризуются как семьи "социального риска" [21, с. 186].

Современное состояние семьи в России может характеризоваться как сложное. В последние пятьдесят лет количество зарегистрированных браков в расчёте на тысячу человек населения стабильно снижается как в Западной Европе, так и в Российской Федерации.

Если в 60-х годах прошедшего века в европейских государствах их количество составляло около восьми процентов, то сейчас опустилось до пяти процентов. Частично это связано со старением населения, частично – с повышением популярности иных форм партнёрства и сожительства. Средняя продолжительность брака при разводе колеблется от 10 до 17 лет.

В Российской Федерации браков сейчас заключается меньше на четыре процента, но в последнее время возросла доля людей, живущих в незарегистрированном браке – с трёх до семи процентов; 25 миллионов молодых россиян ни разу не женились и вовсе не выходили замуж.

Важное условие для рождения детей – дружная благополучная семья. Но в современной жизни эталон для подражания отыскать очень трудно. Традиционная формула семьи, как оказалось, не устраивает ни мужчин, ни женщин, во всяком случае, солидную их часть. Значительная часть жителей России высказались против обычных пожизненных браков. Семейным ценностям они предпочитают свободу, может быть, вследствие отсутствия других способов проявить её.

Кроме нередких разводов, в Российской Федерации брак, как и раньше, остается моногамным, хотя кратным. Существует ещё несколько способов реализации такого отношения. Это новые формы современного брака.

На данный момент достаточное распространение получает, его время от времени именуют "браком визитным". Данный брак может быть зарегистрирован, но супруги живут по отдельности, и вовсе не ведут общего хозяйства. При всём этом у них могут быть дети. Распространены среди молодёжи, к примеру, так называемые пробные браки, когда молодые люди вступают в брак, совместно ведут хозяйство, но не расписываются. Не тайна, что если пробный брак не перерастает в юридически оформленный, он где-то через три-четыре года распадается. Когда проводился выборочный опрос, мужчины в таких браках показали, что они свободны, они не считали себя женатыми, а женщины отвечали, что они замужем. И в соответствии с этим, в подобных браках очень редко появляются дети. Это объясняется тем, что всё-таки девушки не рискуют рожать. Они, по всей видимости, подсознательно ощущают нестабильность такой формы брака.

Случается очевидное расхождение гендерных ролей, декларируемых телевизионными программами, глянцевыми журналами, и существующих в действительности ещё больше запутывает сознание возможных невест и женихов. Настолько, что только пятьдесят семь процентов российских мужчин сегодня состоят в браке и сорок один процент женщин. Другими словами, по данным недавно проведённого опроса, более половины не имеет ни супругов, ни партнёров, непринципиально о какой форме брака идёт речь.

Реальные границы репродуктивного возраста – от 18 до 34 лет. На этот интервал приходится 90 процентов всех родившихся в России детей, если иметь в виду возраст их матерей. Оказалось, что из этого периода и у женщин, и у мужчин на жизнь в любых формах брака приходится меньше половины. Безбрачие бывает первичным (добрачное состояние, когда люди в брак ещё не вступили), вторичное (после развода или овдовения) и окончательное (люди, которые никогда не вступали в брак или даже в сожительство, достигнув уже возраста 45-49 лет).

В России почти самые высокие показатели вторичного безбрачия. В возрастах до 50 лет основной фактор, формирующий вторичное безбрачие – это разводы. Имеет некоторое значение ещё разрыв отношений без развода, но для нашей страны больше характерен формальный развод. Ситуация осложняется также тем, что в России заключается очень мало повторных браков (Е.П. Агапов, Э.И. Тюрина, Е.И. Холостова и др.).

Можно сказать, что в стране наблюдаются процесс коренной трансформации семьи как социального института также форм семейно-брачных отношений в современном обществе в отечественной и зарубежной социологии формируются две концепции трансформации семьи в современном мире – кризисная концепция и эволюционная концепция.

Кризисная концепция моногамной семьи ("парадигма кризиса") рассматривает многообразие форм семейной организации в современную эпоху как важнейший признак общего и окончательного кризиса семьи как социального института, и в мировом масштабе, и в масштабе России.

Данная концепция делает преимущественно акцент на следующих тенденциях развития современной семьи: распаде её нуклеарного ядра; потере традиционного количественного минимума членов семьи, исчезновении традиционных семейных отношений.

Российские представители кризисной концепции обращают пристальное внимание на глубокие социально-политические и экономические трансформации, произошедшие при переходе стран социалистического содружества к рыночной экономике, которые привели к "революции нравов" и общему кризису социального института семьи.

Адепты эволюционной концепции трансформации семьи в масштабах процесса модернизации ("парадигмы модернизации") усматривают суть произошедших с институтом семьи перемен во вступлении в последние десятилетия ХХ века большинства государств мира, в том числе бывших социалистических государств, включая Российскую Федерацию, во второй демографический переход.

При этом переходе ведущим типом семьи, по мнению адептов модернизаторской концепции трансформации семьи, становится материнская семья, за ней следует неполная, однодетная, бездетная и другие альтернативные традиционным формы семейно-брачных отношений.

Данная концепция рассматривает семью не как исчезающий, а как трансформирующийся социокультурный феномен, который в настоящее время имеет разнообразнейшие формы своей организации.

Таким образом, семья как социальный институт представляет собой относительно небольшое объединение людей, основанное на кровном родстве, браке или усыновлении. Она характеризуется общностью бюджета, быта и взаимной ответственностью, а, следовательно, совокупностью социальных отношений, основанных на биологических связях и правовых нормах. Российская семья переживает один из самых серьезных кризисов в своей истории и нуждается в активной социальной поддержке.

Типология семей "социального риска"

Современная система социальной работы с семьёй базируется на выделении семей "социального риска" и работе с ними. В качестве семей группы риска рассматриваются семьи, где по объективным или субъективным условиям социальное функционирование затруднено, и они практически неизбежно находятся в состоянии жизненного затруднения (Е.П. Агапов, Е.И. Холостова и др.).

Ученые и практики выделяют семьи, нуждающиеся в социальной защите, которые, составляют 2 группы:

1.Семьи, нуждающиеся в реальной социальной защите, то есть находящиеся в трудной жизненной ситуации:

- семья с инвалидом;

- многодетная семья;

- неполная семья;

- семья безработных;

- малообеспеченная семья;

- семья военнослужащего;

- семья, проживающая в деструктивном районе или покинувшая такой район (миграционная семья);

- семья с проблемным членом (наркозависимая личность; девиантное поведение; соматическое, психическое, инфекционное заболевание);

- семья с деструктивными взаимоотношениями (агрессия, насилие, затяжные конфликты, на грани или в стадии развода).

2.Семьи, нуждающиеся в профилактической социальной защите, то есть социально уязвимые семьи, которые потенциально могут оказаться в трудной жизненной ситуации:

- молодая семья;

- семья, ожидающая рождение ребенка;

- семья с новорождённым;

- семья с подростком;

- семья с демобилизованным из армии;

- семья с нарушением функций.

Остановимся подробнее на некоторых из них [8, 37].

Молодая семья – семья первых трёх лет после заключения брака при условии, что ни одному из супругов нет 30-ти лет. В структуре данной категории семьи различают два её вида – благополучная семья, полная и семья социального риска. К основным проблемам молодой российской семьи относятся: жилищные и финансовые трудности, также, молодые супруги проходят своеобразные ступени социализации: получение профессии, образования, рабочего места; им необходим период психологической адаптации к семейной жизни [37, с. 176].

Особенности молодой семьи как раз и определяют все важнейшие элементы её жизнедеятельности: структуру и характер внутрисемейных отношений, социальный потенциал, репродуктивные ориентации, материальное положение, что в совокупности составляет социально-демографический и психологический портрет современной семьи. Итак, в силу своей специфики молодая семья в России нуждается в своевременной комплексной поддержке со стороны государства, выражающейся в психологической и социально-экономической помощи.

На современном этапе развития современного российского общества реализация социально-биологических функций молодой семьи как социального института и малой социальной группы во многом зависит от её государственного статуса и от партнёрских взаимоотношений с органами власти. В отношениях молодой семьи с государством можно констатировать стремление к самостоятельности, так как более половины семей выражают желание в получении кредитов на образование, земли и средств производства, приобретение жилья. Небольшая нужда в присмотре и уходе за детьми свидетельствует о стремлении молодых семей воспитывать детей самостоятельно.

Семья, имеющая в своей структуре инвалида – это семья с особенным статусом, специфика и трудности которой определяются не только лишь личностными особенностями всех её членов и характером взаимоотношений между ними, но и большей занятостью решением проблем такого члена семьи, закрытостью семьи для внешнего мира, дефицитом общения, порой отсутствием работы, специфическим положением в семье инвалида, обусловленное его состоянием здоровья.

Потребности семей инвалидов символически подразделяются на две группы: общие, другими словами подобные нуждам семей остальных граждан и особые, другими словами, вызванные какой-либо болезнью инвалида как члена семьи [37, с. 215].

Наиболее обычными из "особых" потребностей инвалидов, живущих в семье считаются следующие: в восстановлении (компенсации) нарушенных способностей к разным видам деятельности, общении, передвижении, в свободном доступе к объектам культурной, социально-бытовой и других сферы, в трудоустройстве, в возможности получать знания, а также социально-психологической адаптации, комфортных бытовых условиях и материальной поддержке.

В связи с этим семьи инвалидов претерпевают ряд трудностей и проблем. Их можно поделить на: социально-медицинские, экономические и психологические (Е.П. Агапов, Л.М. Прокофьева, Е.И. Холостова и др.).

К социально-медицинским трудностям семей, имеющим в своей структуре инвалида относятся: невозможность получения своевременной и полной информации о заболевании такого члена семьи, отличительных особенностях течения болезни, прогнозе, ожидаемых социальных трудностях; овладение практическими навыками выполнения медицинских рекомендаций, поиск возможностей дополнительного консультирования, его госпитализация, получение путевки в санаторий; доступа к различным видам постоянного лечения и получения фармацевтических препаратов, которые могут им потребоваться для поддержания или повышения уровня их жизнедеятельности. Диспансерное медицинское обслуживание не предусматривает чётко налаженной этапности (по показаниям) – стационарная, амбулаторная, санаторная. Данный принцип прослеживается преимущественно для детей раннего возраста. Особенно низка и мала амбулаторная медицинская помощь инвалидам. Она оказывается преимущественно при острых заболеваниях. Недостаточна обеспеченность медицинскими препаратами и тренажёрами, слуховыми аппаратами, инвалидными колясками, ортопедической обувью, протезами [8].

Семьи инвалидов вынуждены преодолевать экономические трудности, вызванные ограничением или отсутствием трудоспособности и адаптационной способности. Основными источниками доходов составляющий бюджет семьи инвалидов служит пенсия по инвалидности либо военная, детские пособия и примерно у трети семей инвалидов – дополняется зарплатой здорового члена семьи.

В семьях, имеющих ребёнка с ограниченными возможностями, уровень материальной обеспеченности ниже, нежели в семьях, воспитывающих здоровых детей. Этот факт связан с рядом причин: вынужденной сменой работы нередко с потерей заработной платы, вынужденным неучастием доли матерей в общественном производстве, оформление отпуска без содержания для лечения и содержания ребёнка, затратами на приобретение дефицитных медикаментов, технических средств, оплату консультантов, медицинских сестёр по массажу и т.п. [37, с. 220].

Значимой характеристикой, оказывающей влияние как на средний доход на одного члена такой семьи, так и на удовлетворенность жилищными условиями инвалидов является фактическое проживание в их семьях детей, родителей и других родственников. Потому, финансовые, жилищные проблемы в этой категории семьи возрастают. Жилище обычно не адаптировано для таких семей. В данных семьях появляются проблемы, связанные с приобретением продуктов питания, лекарств, одежды и обуви, предметов бытовой техники, самой простой мебели.

Особенного внимания заслуживают психологические проблемы семей, имеющим в своей структуре инвалида, которые довольно существенно отличаются в семьях с ребёнком-инвалидом, со взрослым инвалидом или с престарелым инвалидом. Так, когда в семье появляется ребёнок с ограниченными возможностями, она переживает кризис. Установлено, что у огромного количества родителей (в первую очередь у матерей) появляются пограничные нервно-психические расстройства, ощущение собственной неполноценности, чувство вины. Родители часто теряют уверенность в себе, неспособны верно организовывать общение и воспитание ребёнка, не замечают его действительных потребностей, не могут правильно оценивать его возможности.

Появление проблем во внутрисемейных отношениях в семьях, где инвалидом стал взрослый человек, связано сначала с изменением социальных ролей и обязательств в семье. Логика общественной роли члена семьи, ставшего инвалидом, может приводить к болезненным как для семьи, так и для самого инвалида последствиям. Супружеские конфликты на этой основе имеют все шансы привести к распаду семьи. В семьях со взрослыми инвалидами трудоспособного возраста семейные взаимоотношения более неблагоприятны.

Отношения инвалидов и здоровых членов семьи подразумевают ответственность за данные взаимоотношения двух сторон. У многих из них не хватает общественных навыков, умения "подать себя" в общении с коллегами, знакомыми, администрацией, потенциальными работодателями. Это в первую очередь касается инвалидов с детства, испытывающих недостаток социального опыта. Они далеко не всегда воспринимают нюансы человеческих взаимоотношений в семье, воспринимают других людей очень обобщенно, оценивают их на основании лишь некоторых, в основном моральных качеств – доброты, сочувствия. Опыт работы общественных организаций инвалидов, психологические исследования в данной области показывают, что инвалиды и члены их семей предпочитают объединяться и идентифицировать себя с людьми/семьями, имеющими то же заболевание, что и у самого инвалида или же члена их семьи и часто плохо относятся к другим. Одним из важнейших показателей социально-психологического комфорта людей является их удовлетворенность жизнью. Не случайно этот вопрос в той мере или иной форме входит в различные социологические опросы населения. Практически половина инвалидов и членов их семей оценивает качество своей жизни как неудовлетворительное, и лишь около трети считают её удовлетворительной (М.А. Скворцова, Э.И. Тюрина и др.).

Среди исследователей нет единого мнения в определении понятия многодетной семьи. Так в социологии к многодетной семье относят, ту в которой пять и более детей. Для субъектов Российской Федерации с отрицательным естественным приростом населения – семья с тремя и более детьми (в том числе усыновлёнными), включая: детей, обучающихся в общеобразовательных учреждениях, до достижения ими 18 лет; детей, обучающихся в учреждениях среднего профессионального и высшего профессионального образования дневной формы обучения любых организационно-правовых форм, до окончания обучения, до достижения ими 22 лет.

Для субъектов Российской Федерации с положительным естественным приростом населения – семья с четырьмя и более детьми (включая вышеуказанные категории лиц).

Многодетной считают семью: с 4 и более детьми – в республиках Тыва и Марий Эл, Сахалинской области, Владимирской области (при условии низких доходов); с 5 и более детьми – в Ингушетии и Читинской области многодетными считаются семьи с 5 и более детьми, причём в Читинской области помощь им оказывается при условии низких доходов; в Чувашии и Мордовии многодетность определяется в зависимости от типа семьи – это полные семьи с 4 и более детьми и неполные – с 3 и более детьми.

По данным Всероссийской переписи населения России 2010 г. доля многодетных семей от общего числа семей с детьми 6,6%, или около 1,5 млн., в них живёт только каждый шестой ребёнок.

Все многодетные семьи могут быть распределены на три группы: семьи, многодетность в которых запланирована; семьи, возникшие вследствие второго и последующих браков матери (реже – отца), в которых рождаются новые дети; неблагополучные многодетные семьи, возникшие вследствие безответственного поведения родителей, иногда на фоне интеллектуально-психической сниженности, алкоголизма, асоциального образа жизни [49].

Многодетная семья сталкивается как с естественными проблемами, характерными для любой семьи так и специфическими, характерными только данной категории семей. Большая часть социальных проблем многодетной семьи вытекают из её материального положения. Это проблемы здоровья, качественного образования, жилищная, психолого – педагогическая и т. д. Многодетные семьи считаются наименее обеспеченными, с невысоким среднемесячным заработком на одного члена семьи, так как, с рождением каждого ребёнка доход семьи резко уменьшается и ведёт к увеличению издержек на питание, одежду и т.д.

Исследователи единодушны в одном: многодетные семьи в настоящее время устойчиво занимают незначительную долю в общем количестве семей, тема рождаемости в целом и выживания многодетной семьи в частности, очень актуальна, решение демографической проблемы имеет стратегическое значение, и от него зависит будущее страны [18, с. 40].

Многодетная семья более распространена на селе, однако, сельских многодетных семей становится все меньше, сегодня меняется соотношение городской и сельской семьей в пользу городской. Из страны с подавляющим большинством сельских жителей Россия превращается в урбанизированную страну, в связи, с чем особые опасения вызывает разрушение вековых семейных традиций, и, прежде всего, традиции многодетности.

На современном этапе государство придаёт огромное значение социальной работе с многодетными семьями. В Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года определены приоритеты государства по увеличению уровня рождаемости за счёт рождения в семьях второго и последующего детей, а также по укреплению института семьи и сохранению духовно – нравственных традиций семейных отношений. Доказательством этого является Указ Президента Российской Федерации об учреждении ордена "Родительская слава" от 13 мая 2008 года № 775. На основании этого указа в Кремле проходит ежегодная церемония вручения этой награды. Начиная с 2009 года, многодетные родители получают знак ордена и его миниатюрную копию для ношения в торжественных случаях, а также поощряются единовременным денежным пособием.

В последнее время исследователи (И.Б. Орлов) чаще обращают внимание на специфику положения в обществе неполных семей. Под термином "неполные семьи" понимаются категории семей, в которых одинокий родитель проживает с ребёнком несовершеннолетнего возраста и несёт за него основную ответственность. Таким образом, неполная семья – семья с одним родителем и детьми. Помимо прочего неполная семья – малая группа с неполными связями, где нет классической системы взаимоотношений: отец – дети, мать – отец, дети – дедушки и бабушки [28, с. 205].

Неполные семьи классифицируются по различным признакам: полу родителя (отцовская или же материнская); первопричинам, вследствие которых они возникли; структуре (количеству детей, наличию/ отсутствию совместно проживающих родственников).

Также семья считается неполной и тогда, когда в ней проживают родители/ родственники одинокой матери или же отца. Это так называемая расширенная неполная семья. Когда старшее поколение представлено брачной парой (дедушка и бабушка), с которой проживает разведённая, овдовевшая или никогда не бывшая замужем дочь и её ребёнок, то такая семья также является неполной, потому что в ней нет супружеской пары в среднем поколении.

В специальной литературе выделяются следующие виды неполных семей:

- неполные семьи, возникшие вследствие расторжения брака родителей. Уровень разводимости в нашей стране последнее десятилетие увеличивается. Так, по статистике ЗАГСов на любые 10 зарегистрированных браков в нашей стране приходится 4 расторжения брака;

- неполные семьи, образовавшиеся вследствие гибели одного из родителей, которые определяют специфику таких семей: "естественность" либо искусственность её образования. В первом случае предпосылкой считается смерть кого-то из супругов от естественных первопричин (наследственных тяжелых болезней или же старости и сопровождающих её болезней), во втором – вследствие несчастных случаев, пагубных пристрастий, неожиданных болезней и т.п.

Статистика утверждает, что больше неполных материнских семей, нежели отцовских. Вероятно, данный факт можно пояснить тем, что смертность мужчин выше, чем женщин. Но стоит заметить, что в наиболее уязвимом положении оказываются все же отцовские неполные семьи, но не материнские, потому именно вдовцы чаще стремятся жениться второй раз;

- неполные семьи, сложившиеся вследствие внебрачного рождения малыша (детей). Внебрачная рождаемость, количество которой в последнее время непреклонно возрастёт, считается одним из важнейших показателей общественного социального неблагополучия (Е.П. Агапов, Т.В. Денисенко, А.В. Котляров, И.Б. Орлов, Э.И. Тюрина и др.).

Выделяют несколько категорий женщин, решивших создать неполную семью: родившие малыша в отсутствии супруга сознательно; родившие ребёнка без мужа вынужденно; усыновившие ребёнка в отсутствии супруга.

При внебрачных рождениях семья вначале считается неполной, так как ребёнок с первых дней жизни воспитывается исключительно матерью, без отца. Такая семья всегда состоит из матери с детьми. В современной России наблюдается тенденция к понижению общепризнанных норм брачности. Статистика утверждает, что более 30% граждан в нашей стране живут в незарегистрированном браке.

Таким образом, на практике наиболее частыми причинами образования неполных семей считаются развод супругов и внебрачное рождение. На данный момент в любой седьмой семье с несовершеннолетними детьми отсутствует один из родителей. В соответствии с этим, данные виды неполных семей в современной России считаются доминирующими.

Социальные проблемы неполных семей связаны в первую очередь с малообеспеченностью, наличием одного трудового дохода в семье, как правило – дохода женщины. В тех случаях, когда одинокая мать не получает помощи по уходу за ребёнком и воспитанию его со стороны родственников, ей крайне трудно работать в режиме полной занятости. Значительной доли матерей (около двадцати процентов) помощи по уходу за ребёнком и по его воспитанию практически никто из близких не оказывает [49, 53].

Потому, важной среди полного комплекса социально-экономических проблем неполных семей является проблема трудоустройства, поскольку одинокий родитель нуждается в высокооплачиваемой работе, близко расположенной от дома, возможности иметь свободный график, отсутствии командировок и ночных смен.

Очередной проблемой, характерной для неполных семей, считается жилищный вопрос, который, в большинстве случаев, появляется из-за проблематичности либо невозможности размена жилплощади в ситуации расторжения брака между супругами.

В одних случаях, разведённые родители вынуждены проживать совместно, что так же, способствует обострению конфликтов, приводящих к нервно-психическому истощению как взрослых, так и детей.

В других, одинокий родитель, обычно, мать, живёт со своими родителями. Вероятность сделать лучше свои жилищные условия для большинства российских неполных семей минимальна (Н.Л. Западнова, А.В. Котлярова, Э.И. Тюрина, Е.И. Холостова и др.).

Более важными являются социально-психологические трудности неполных семей. К данной группе проблем можно отнести следующие:

- угнетённость и чувство собственной неполноценности, которые имеют все шансы претерпевать дети после развода их родителей. Также, тесный контакт с родителем, оставшимся в одиночестве, неудовлетворенность личной жизнью, которую взрослый остро переживает, негативно влияет на формирование личности ребёнка, нарушают формирование у него адекватного представления об отношениях между полами;

- появление чувства вины перед детьми, нередко у женщин (поскольку в большинстве случаев неполные семьи – это мать, которая одна воспитывает детей), что является причиной их гиперопеки;

- в других случаях, вымещение обиды на ребёнке одинокой матерью за неудачную личную жизнь, что приводит к постоянным конфликтам между взрослым и детьми (ребёнком) и гипоопеке;

- повышение ответственности одинокого родителя за происходящее в семье и с ребёнком.

Неполная семья не имеет целостной гармоничной системы отношений. Для таких семей характерна несбалансированность между двумя группами членов семьи – тех, кто нуждается в материальной и духовной поддержке и тех, кто обеспечивает это удовлетворение [49, 53].

Еще одной из социально-психологических проблем неполных семей является затруднение в полоролевой идентификации и ориентации детей, так как в таких семьях ребёнок лишён образца того, как должны вести себя мужчины и женщины в различных ролевых ситуациях и как следствие в будущем, в своей собственной семье человек не всегда сможет продемонстрировать адекватное полоролевое поведение, что в свою очередь, приводит к дисфункциональности, конфликтам и также распаду семьи, созданной выходцем неполной семьи [15, с. 5].

Кроме того, для таких семей характерны медицинские проблемы. Так, многие мужчины и женщины после развода страдают нейропсихическими заболеваниями, особенно это характерно для матерей, воспитывающих детей дошкольного и младшего школьного возраста.

В ситуации, когда один из супругов не являлся инициатором развода, то он достаточно тяжело переживает случившееся, причиной тому является резкое снижение самооценки.

Особого внимания заслуживают специфические проблемы отцовской неполной семьи, так как, с одной стороны, как правило, страдает уклад жизни, с другой, – отцы имеют наибольшие шансы на создание новой семьи, нежели одинокие матери и как следствие возникают проблемы, связанные с построением взаимоотношений детей с мачехой.

Повторный брак также может изменить жизнь ребёнка, особенно, если новый взрослый входит в семью со своим ребёнком, создать проблему рождения общего ребёнка, обострить проблему отношений родственников с обеих сторон к повторному браку.

Среди проблем неполных семей особенно острой предстаёт проблема её функционирования как института воспитания и социализации детей. Неполная семья, как и любая семья, вообще, призвана выполнять такую важную функцию, как воспитательную.

Процесс воспитания ребёнка в неполной семье обычно деформирован, хотя бы потому, что воспитание ребёнка без отца не может быть полноценным (Л.К. Грачев, Т.В. Денисенко, Ж.А. Захарова и др.).

Дети из неполных семей испытывают острую потребность в определённом социальном статусе – иметь обоих родителей. При разрыве отношений, родители часто занимают противоположные позиции в деле воспитания, что, несомненно, сказывается на детях.

Воспитательные позиции родителей могут существенно расходиться, что вызывает у ребёнка чувство растерянности и неполноценности, поскольку оба родителя являются для него значимыми. Такие дети обычно хуже адаптируются в социальной среде.

Семьи с неблагоприятным психологическим микроклиматом, конфликтными отношениями, педагогической несостоятельностью родителей. К указанному типу семей могут относиться семьи, различные по составу, возрасту, благосостоянию, социальному положению и т.д.

Среди них могут быть неполные, многодетные, девиантные, студенческие, семьи, имеющие в составе инвалида, семьи с малолетними детьми и т.д.

Проблемы, с которыми сталкиваются такие семьи и из-за которых у них возникают конфликты, очень разнообразны: жилищные и материальные проблемы, безработица, состояние здоровья кого-либо из членов семьи (как физического, так и психического), проблемы взаимоотношений между супругами и с родительскими семьями, проблемы, связанные с детьми (их рождением, воспитанием и т.д.), алкоголизм, семейное насилие и т.д.

Одной из важных является проблема неподготовленности к браку ни своими родителями, ни обществом, а так как дети в основном рождаются у молодых родителей, то супруги испытывают большие трудности, конфликты, в семье складывается неблагоприятный психологический климат.

Некоторые родители не знают, как воспитывать своих детей, многие к этому не готовы, а другие этого не желают в силу своего отношения к детям или к жизни (девиантные семьи) [33, с. 291].

Социально-экономические проблемы тоже зачастую оказывают большое влияние на психологический климат семьи.

Особенностями современного экономического положения неблагополучных семей являются:

- снижение уровня среднедушевого дохода;

- увеличение среди малообеспеченных семей доли семей с детьми;

- рост дифференциации доходов разных социальных групп населения;

- падение уровня жизни;

- резкое снижение рождаемости;

- высокий уровень разводов и рождения детей вне брака;

- рост числа семей с отрицательным психологическим климатом;

- рост числа семей с педагогической несостоятельностью родителей [19, 24, 28].

К социально-психологическим проблемам можно отнести жестокость, агрессию, грубость, чрезмерную конфликтность, ревность, супружескую неверность, эгоизм, жадность, неуравновешенность характеров супругов или одного из них, чрезмерную замкнутость, непонимание и др.

Большое влияние на нарушение психологического микроклимата семьи оказывают медицинские проблемы: хронические заболевания, венерические заболевания, психические и сексуальные отклонения, импотенция, фригидность, инвалидность, бесплодие.

Таким образом, к числу семей "социального риска" относятся неполные, многодетные, молодые семьи, а также семьи с детьми-инвалидами и семьи с неблагоприятным психологическим микроклиматом, конфликтными отношениями, педагогической несостоятельностью родителей. Наиболее активными проблемами семей "социального риска" являются социально-психологические, социально-педагогические. экономические.

Технологии обнаружения и предупреждения социальных проблем семьи

В России технологии социальной работы с семьёй и детьми активно развиваются на протяжении последних 30 лет . Сформировалась нормативно-правовая база, обеспечивающая технологический подход, а в учреждениях и органах социальной защиты наработан серьёзный опыт применения конкретных процедур социальной адаптации и реабилитации несовершеннолетних, социальной поддержки семьи.

Нормативную основу применения технологий помимо федеральных законов и приказов министерства составляют государственные стандарты социального обслуживания, разработанные и внедрённые в практику в соответствии с требованиями ФЗ "Об основах социального обслуживания населения". Технологию социальной работы отличает от социальной услуги большая степень сложности, комплексность и алгоритмичностъ. Правила, предписывающие порядок необходимых шагов или этапов, составляют алгоритм действий специалистов учреждений социального обслуживания или действий иных лиц, имеющих отношение к трудной жизненной ситуации ребёнка.

От метода социальной работы технологию отличает ориентация на конкретное решение типичной проблемы, единство процедур, алгоритмов и инструментария.

Общий алгоритм социальной работы с семьей и детьми включает следующие процедуры (этапы):

1) сбор информации о семье, детях, трудной жизненной ситуации (знакомство с членами семьи, с детьми, интервьюирование, беседа, обследование жилищных условий и др.);

2) изучение первичной информации и постановка социального диагноза (изучение причин неблагополучия в семье, ценностных ориентаций и личностных особенностей членов семьи, социально-педагогическая диагностика ребёнка, формулирование текущего положения, состояния, проблем семьи, ребёнка);

3) составление плана (программы) социальной работы с семьёй (ребёнком);

4) осуществление действий в соответствии с планом, включая взаимодействие со всеми заинтересованными организациями;

5) контрольные посещения семьи, встречи с ребёнком;

6) формулирование промежуточных выводов о результатах работы с точки зрения решения задач, поставленных в плане (Е.П. Агапов, Л.К. Грачев, П.Д. Павленок, Е.И. Холостова и др.).

Таким образом, в России на общемировой кризис семьи накладываются последствия социально-экономического кризиса, который определяет её развитие на рубеже ХХ – ХХI веков.

Вследствие этого значительное количество российских семей перешли в категорию социально незащищённых и требуют пристального внимания социальных служб.

Нестабильность российской семьи, имеющая следствием увеличение числа неполных семей, её дезорганизация, которая находит своё отражение в увеличении количества конфликтных семей, значительный рост числа малообеспеченных семей, достаточно быстрый рост числа семей с детьми-инвалидами, переход в группу риска молодых семей: всё это обуславливает важность социальной работы с семьей в современной России [9].

Все социальные проблемы современности в той или иной степени касаются семьи, отражаются в её самочувствии, способности выполнять свои многочисленные функции, справляться с трудностями. Семья выступает как первый воспитательный институт, связь с которым человек ощущает на протяжении всей своей жизни.

Проблемы семьи – это целый комплекс психологических, социологических, экономических, юридических проблем.

Основной проблемой всех типов семей является разрешение вопроса о предназначении семьи в современном мире. Возникнув, как основная форма жизнеустройства, семья первоначально сосредоточивала в себе все основные функции по обслуживанию человеческой деятельности.

Постепенно избавляясь от ряда этих функций, разделяя их с другими социальными институтами, семья столкнулась с тем фактом, что сегодня трудно выделить некоторый специфический вид деятельности, который может осуществить только семья или который может быть сделан только в семье.

В сущности, все функции, которые; когда-то принадлежали преимущественно семье, сегодня могут быть осуществлены вне семьи. В связи с этим встает вопрос, что же такое семья – исторический пережиток, который существует только в силу приверженности людей бытовым традициям, или фундаментальный социальный институт, вне рамок которого существование человека невозможно.

Технологии предупреждения (превентивные технологии) являются в арсенале социальной политики государства первичными, поскольку проблему всегда проще и дешевле предупредить, чем решать.

Поэтому приоритет профилактики как направления социальной защиты семьи и детства закреплён законодательно (Л.К. Грачев, П.Д. Павленок, М.А. Скворцова, Е.И. Холостова и др.).

Профилактические процедуры крайне актуальны и для неполных, многодетных, малообеспеченных семей, для иных семей "группы риска", а также несовершеннолетних, уже находящихся в социально опасном положении.

Профилактические мероприятия проще всего технологизируются (т. е. разбиваются на процедуры с определённым алгоритмом), но при этом определить их результативность сложнее всего.

Социальная профилактика в работе с семьей и детьми традиционно связана с предупреждением приобретения вредных привычек, совершения правонарушений и иных антиобщественных действий.

Технологии социальной профилактики могут включать процедуры санитарно-просветительской, культурно-просветительской, информационной и физкультурно-оздоровительной работы среди мальчиков и девочек, их родителей и ближайшего социального окружения.

Самыми доступными и популярными процедурами технологий социальной профилактики являются:

- издание и распространение буклетов, брошюр, листовок, содержащих информацию о последствиях употребления алкоголя, табака, наркотиков, и о других социальных рисках и проблемах;

- установка плакатов и билбордов с социально профилактической информацией;

- передача местным средствам массовой информации специальных сведений о профилактике, в том числе создание специальных телепередач;

- визиты в учреждения систем образования, здравоохранения, культуры, исполнения наказаний для проведения профилактических мероприятий.

- открытие специальной телефонной линии для предоставления необходимой информации о профилактике;

- игровые занятия с детьми на профилактические темы;

- индивидуальное консультирование;

- уличные акции [35, 49, 56].

Алгоритмы технологий социальной профилактики обычно включают последовательность нескольких процедур и зависят от следующих факторов:

- количество семей, детей, на которых направлена технология;

- характер предупреждаемой проблемы;

- имеющиеся ресурсы социальной работы и инструментарий;

- запланированные показатели эффективности (Э.И. Тюрина, Е.И. Холостова и др.).

К показателям эффективности технологий социальной профилактики могут относиться:

- доля (количество) целевой аудитории, охваченной профилактической технологией (мероприятием);

- доля (количество) целевой аудитории, правильно воспринимающей содержание профилактической технологии (мероприятия);

- доля (количество) целевой аудитории, изменившей своё отношение к проблеме или поведение, связанное с проблемой в результате применения технологии;

- количество распространённых носителей профилактической информации (буклеты, листовки и др.);

- прогнозируемое снижение показателя уровня распространённости предупреждаемой проблемы.

Технология социальной диагностики – это система операций и процедур, объединённых алгоритмами и инструментарием, направленная на определение характеристик и оценку состояния объекта (человека, семьи, социальной группы) [53, с. 171].

Общая цель технологий социальной диагностики несовершеннолетних – определение наличия проблем у ребёнка, особенностей проблемной ситуации, биопсихосоциального состояния участников этой ситуации.

Традиционные методы диагностики включают наблюдение, опрос, анкетирование. Большой популярностью у специалистов центров социальной помощи семье и детям пользуются проективные методики, направленные на изучение детско-родительских взаимоотношений.

Сбор необходимой информации о семье и ребёнке с технологической точки зрения ограничивается разнообразными процедурами общения, наблюдения и тестирования.

Для достоверной диагностики кроме методик измерения нуждаемости и неблагополучия необходим также неизменный или, наоборот, гибкий эталон, сравнивая полученные данные с которым, специалисты ставят социальный диагноз ребёнку и его семье.

Социальный диагноз, в отличие от медицинского, отличается большей относительностью выводов и гибкостью критериев оценки состояния. Это обусловлено тем, что семья и ребёнок в ней – крайне динамичная система, может быть даже более сложная, чем система человеческого организма.

Вместе с тем, процедуры определения конкретных показателей семейного и детского неблагополучия уже хорошо отработаны, их описания содержатся в государственных стандартах социального обслуживания и многочисленных методических пособиях.

Алгоритм технологии социальной диагностики складывается обычно по принципу от частного к общему. Это значит, что специалист вначале собирает конкретные биографические данные, ситуационные факты, свидетельства, а затем уже обобщает их, делая выводы (В.В. Трофимова, Э.И. Тюрина, Е.И. Холостова, Т.В. Шипунова и др.).

Социальная диагностика трудной жизненной ситуации ребёнка и его личности проводится по следующим основным критериям:

- социальный статус семьи (полная или неполная, уровень доходов и др.);

- социальные проблемы семьи;

- информация о социально-бытовых условиях проживания ребёнка;

- особенности отношений ребёнка с ближайшим окружением (школа, улица и т.п.).

Социально-педагогическая и психологическая диагностика ребёнка проводится по следующим основным критериям:

- готовность идти на контакт, адекватность реакций и т.п.;

- уровень тревожности, агрессивности и т.п.;

- информация об увлечениях;

- уровень усвоения ребёнком социальных навыков;

- тип семейного воспитания [48, 49, 56].

Диагностика несовершеннолетних, проводимая командой специалистов, затрагивает познавательную, коммуникативную, эмоционально-волевую сферы развития ребёнка.

Информация о детях и семьях, находящихся в социально опасном положении, поступает в учреждения системы социальной защиты населения следующими способами:

- путём выявления детей и семей в ходе выполнения прямых служебных обязанностей специалистов центра;

- через акты обследования жилищно-бытовых условий семьи (от администрации районов города, специалистов органов управления образованием, территориальных органов министерства здравоохранения и социального развития);

- через протоколы об административных правонарушениях и представления органов внутренних дел;

- через устные и письменные сообщения от граждан, общественных организаций, педагогов школ и врачей больниц (В.В. Трофимова, Э.И. Тюрина, Е.И. Холостова и др.).

К технологиям социальной работы, призванным выявить появление социальных проблем семьи и предотвратить их появление относят и технологию социального патронажа.

Для решения поставленных в исследовании задач, были так же рассмотрены понятия "социальный патронаж", "социальное сопровождение".

Согласно отечественным ученым и практикам социальный патронаж представляет собой систематическое наблюдение за изменениями в жизни семьи и детей, осуществляемое социальными службами с целью снижения социальных рисков и своевременного предотвращения возможных проблем [48, с. 210].

Процедуры социального патронажа однотипны: посещение семьи на дому или посещение ребёнка в учебном (медицинском) учреждении с диагностическими и контрольными целями.

Патронаж представляет возможность наблюдения за семьёй в естественных условиях, позволяет установить и поддерживать длительные, близкие к дружеским связи с семьёй и детьми, своевременно выявлять проблемные ситуации, оказывать незамедлительную помощь (В.В. Трофимова, Э.И. Тюрина, Е.И. Холостова и др.).

Крайне важно соблюдать главные принципы патронажа: добровольность принятия помощи семьёй, право семьи на самоопределение и конфиденциальность.

Социальное сопровождение – это консультативный патронаж, основанный на социальном посредничестве и межведомственном взаимодействии (В.В. Трофимова).

В одном из докладов по решению проблем детей-инвалидов, эксперты "Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации" отмечают: "Переход к новой модели реабилитации ребёнка-инвалида направлен на работу с ребёнком и сопровождение семьи, в которой он воспитывается.

Целью социального, психолого-педагогического сопровождения является помощь семье в создании для ребёнка с инвалидностью благоприятных и безопасных условий жизнедеятельности, социализации, а также поддерживающей среды для самой семьи".

Сопровождение семьи с ребёнком-инвалидом развёрнуто во времени и включает в себя этапы становления, развития и завершения сопровождения.

На каждом из этапов ставятся определенные задачи по сопровождению и используются специальные виды технологий.

Основные принципы деятельности службы сопровождения включают:

- сопровождение семьи как целостной системы, имеющей собственные закономерности развития;

- ориентацию на динамику системных процессов в воспитании и развитии детей-инвалидов;

- определение формы сопровождения, его содержания и интенсивности, а также характера взаимодействия с другими учреждениями в соответствии с потребностями семьи, воспитывающей ребёнка-инвалида;

- опережение, то есть опору на превентивные меры, профилактику кризисов восприятия ребёнка-инвалида;

- опору при сопровождении на эффективные семьи как на группу психологической поддержки;

- поддержку объединения родителей в целях расширения возможностей и видов помощи семьям, воспитывающим детей-инвалидов, включая вовлечение родителей в реализацию программ сопровождения семьи;

- создание условий для непрерывного профессионального роста сотрудников службы и расширения области их компетентности [48, 53].

Таким образом, к технологиям обнаружения и предупреждения социальных проблем в семьях "группы риска" следует отнести:

- социальное сопровождение – консультативный патронаж, основанный на социальном посредничестве и межведомственном взаимодействии;

- социальную диагностику – процесс исследования социального объекта, явления путем распознавания и изучения причинно-следственных связей, отношений, характеризующих его состояние и тенденции развития;

- социальный патронаж – систематическое наблюдение за изменениями в жизни семьи и детей, осуществляемое социальными службами.

Их реализация призвана содействовать более успешной социальной работе с семьями "группы риска".

Методы решения актуальных семейных проблем

После диагностирования социальных проблем у семьи приходит черёд технологий социальной работы, нацеленных на решение проблем клиента. В нашей работе мы остановимся на наиболее распространённых в отечественной социальной работе технологиях: социальном консультировании и посредничестве, а также на социальной адаптации и реабилитации семей и их членов.

Технология консультирования в социальной работе – это система операций и процедур, объединённых алгоритмами и инструментарием, направленная на организованное специалистом по социальной работе общение с клиентом в связи с его трудной жизненной ситуацией (Т. Ахола, Ж.А. Захарова, Л.М. Прокофьева, Е.И. Холостова и др.).

Относительно социальной работы с семьей и детьми, консультирование должно рассматриваться как технология, которая реализуется только между взрослым и взрослым. Консультирование – это всегда отношения юридически равноправных и психологически равновеликих лиц. В обсуждении проблем, когда консультантом является взрослый, а консультируемый – ребёнком, действуют совсем другие законы, это иное "консультирование" [47, с. 178].

Поэтому технология консультирования семьи сводится к психосоциальной работе с родителями, бабушками, дедушками, опекунами, попечителями и другими законными представителями несовершеннолетних.

Среди наиболее распространённых операций консультирования можно выделить: "активное слушание", информирование, убеждение, внушение, художественные аналогии, "эмоциональное заражение", мини-тренинг и др. Иногда их называют также приёмами, техниками или методами консультирования, что не является ошибкой, если консультирование рассматривается не с точки зрения технологического подхода.

При этом консультационная беседа может выполнять различные задачи: от психологических до социально-экономических.

В семейном консультировании наиболее актуальны те темы, которые интересуют самих родителей, а это вопросы получения пособий и другой материальной помощи, сохранения здоровья ребёнка, подготовки к школе, ошибки воспитания. Если семья не является инициатором взаимодействия со специалистом, то консультирование может проводиться в завуалированной форме.

Выделяют также очную и заочную формы консультирования, причём последняя приобретает особую популярность благодаря распространению интернета (консультирование по электронной почте, ICQ и т. п.).

Семейное психосоциальное консультирование, независимо от его алгоритмов, должно подчиняться следующим основным принципам:

- принцип многомерности диагноза (необходимо учитывать мнения всех сторон);

- принцип уважения права на самоопределение (человек должен сам принимать решение о своей собственной судьбе);

- принцип "принятия" (отказ от установки на бескомпромиссное осуждение личности родителя за педагогические промахи и другие ошибки);

- принцип проведения границ полномочий консультанта (различение рабочих и дружеских отношений, установление границы между клиентом как клиентом и клиентом как человеком);

- принцип конфиденциальности.

Близкой к технологии социального консультирования является технология социального посредничества.

Социальным посредничеством обычно называют два содержательно близких вида деятельности:

- процесс оказания социальной помощи, при котором нейтральная третья сторона помогает двум или более лицам самостоятельно искать взаимоприемлемые решения их общих проблем и находить подходящие сторонам соглашения;

- процесс оказания социальной помощи, при котором клиенту оказываются услуги по налаживанию контактов с лицами и учреждениями, от которых зависит решение проблем клиента.

В практике центров социальной помощи семье и детям посредническая деятельность осуществляется когда:

- социальный работник не может предложить пути и средства разрешения проблем клиента самостоятельно или в своём учреждении;

- проблемы клиента могут быть решены только при участии представителей нескольких учреждений;

- клиент нуждается в налаживании конструктивных межличностных отношений с окружающими [38, 42, 48].

В настоящее время в России приобретает популярность технология примирения, направленная на разрешение конфликтов между учащимися. Рассмотрим социальное посредничество на её примере (Е.И. Холостова, Т.В. Шипунова и др.).

Незаинтересованная сторона, выступая посредником (медиатором), способствует обсуждению сложившихся противоречий между участниками конфликта и достижению определенных договоренностей. Преимущества данной технологии в том, что медиатор непосредственно работает с чувствами конфликтующих, позволяя подросткам избавиться от обиды и ненависти, спокойно договориться о возмещении вреда.

В большинстве случаев данная технология реализуется на базе учебных заведений в виде школьной службы примирения. Медиаторами такой службы становятся сами школьники, обычно при деликатном кураторстве взрослого.

Учащиеся-посредники всегда лучше осведомлены о ситуации и говорят со сверстниками на равных. Обладая коммуникабельностью и авторитетом в классе, подростки-медиаторы принимают разные точки зрения, стараются договариваться и проявлять терпимость к конфликтующим.

Практика подтверждает, что это благоприятно сказывается не только на тех, кого примиряют, но и на самого медиатора. Тем более, что ровеснику-примирителю обычно больше доверяют, чем взрослому.

Передача полномочий по разрешению конфликта от взрослых к детям предполагает серьезную педагогическую подготовку всей школьной среды, поэтому технологию примирения внедряют поэтапно.

Основной процедурой технологии является встреча участников конфликта, организуемая медиатором за "столом переговоров". Дополнительными процедурами выступают беседы с конфликтующими сторонами по отдельности, их консультирование, обсуждение конкретных тем, связанных с враждой. Участие в программе примирения должно быть добровольным и бесплатным [53, 56].

Таким образом, технология примирения позволяет преодолевать вражду между сторонами конфликта и совместно находить конструктивное разрешение проблемы.

Социальная реабилитация и социальная адаптация в практической социальной работе обычно выступают как две стороны одного и того же процесса.

Технология социальной реабилитации – это система операций и процедур, объединенных алгоритмами и инструментарием, направленная на максимально более полную компенсацию ограничений жизнедеятельности и восстановление утраченных социальных связей.

Технология социальной адаптации – это система операций и процедур, объединённых алгоритмами и инструментарием, направленная на приспособление человека, находящегося в трудной жизненной ситуации, к принятым в обществе правилам и нормам поведения, окружающей его среде жизнедеятельности [47, с. 151].

Процедуры социальной реабилитации и адаптации крайне многообразны и зависят от типа решаемых проблем и формы работы с семьей и ребёнком. Более того, принадлежность технологии к реабилитационной или адаптационной категории определяется скорее целеполаганием исполнителя, чем самими процедурами технологии.

Рассмотрим в качестве примера сущность адаптационно-реабилитационного характера технологии оказания помощи на базе транзитной социальной квартиры.

Так в некоторых областях России, в рамках программы сотрудничества Европейского Союза и России осуществляется региональный проект "Шаг навстречу", направленный на развитие социального сопровождения, социальной коррекции и реабилитации детей-сирот и молодёжи, освободившейся из мест лишения свободы.

На базе районного центра социальной помощи семье и детям была открыта в качестве структурного подразделения транзитная социальная квартира (ТСК). Право на получение данного временного жилья имеют в первую очередь выпускники государственных учреждений для детей-сирот, жертвы насилия, молодые люди, освобождающиеся из мест заключения (согласно положению о транзитной квартире временный приют предоставляется молодежи до 23 лет).

ТСК представляет собой однокомнатную квартиру с телефоном, телевизором и всеми необходимыми бытовыми условиями. Проживающие в квартире до трудоустройства имеют право на временное бесплатное и частично бесплатное получение продуктов для самостоятельного приготовления пищи, а также одежды и обуви. После устройства на работу молодой человек начинает оплачивать проживание, и его снимают с довольствия.

Социальная работа по их адаптации и реабилитации осуществляется не стихийно, а на специально разработанной нормативной основе. Утверждено положение о ТСК, а также алгоритм адаптации в виде многоэтапной программы работы с проживающим в квартире [37, 41].

Находясь под контролем специалистов, подросток не просто живет в квартире, пользуясь возможностью на время избежать бездомности или других проблем, а приобретает навыки конструктивной самостоятельной жизни в социуме. Действия специалистов по обучению молодого человека этим навыкам составляют технологические процедуры:

- обучение умению найти работу;

- тренировка навыка рационально планировать свой бюджет и тратить деньги;

- содействие в планировании свободного времени;

- совместный поиск возможностей для получения постоянного жилья;

- обучение беременных несовершеннолетних уходу за детьми и др. [там же].

Соответственно, каждая из процедур делится на более мелкие операции, представляющие собой конкретные услуги, действия, коммуникативные акты, мероприятия, простые и однотипные по использованию, но в комплексе составляющие сложный реабилитационный и адаптационный алгоритм.

Психологи, педагоги, специалисты по социальной работе обучают социального квартиранта коммуникативным навыкам, умению правильно реагировать на критику, корректно налаживать отношения с представителями противоположного пола.

Социальное посредничество – неотъемлемая часть реабилитационной технологии адаптации на базе ТСК. Специалистами социальных служб осуществляется тесное взаимодействие со специалистами различных органов и учреждений, от которых зависит решение проблем подростков.

Социальная терапия (СТ) – один из самых неоднозначных терминов в социальной работе. Понятие "социальное лечение" можно использовать в различных смыслах. Спектр инструментов ("социальных лекарств") данной технологии настолько широк, а разброс социальных проблем ("социальных болезней") настолько велик, что фактически любое направление практической социальной работы можно с определённой оговоркой называть социальной терапией [22, с. 148].

Наиболее рациональным подходом к проведению границ между социальной терапией как технологией и множеством иных форм социальной помощи, представляется выделение социальной терапии как деятельности, направленной на создание благоприятных условий для социальной адаптации и реабилитации с использованием специальных средств и методов.

О конкретной технологии социальной терапии можно говорить в зависимости от того, какой инструмент или метод применяется для улучшения условий восстановления и приспособления ребёнка, попавшего в определённую трудную жизненную ситуацию. Поэтому многообразие форм социальной терапии с технологической точки зрения есть не более чем многообразие инструментария, используемого социальным работником, психологом, педагогом в целях социализации ребёнка (В.Л. Кокоренко, Н.М. Платонова и др.).

Технологии социальной терапии наиболее часто выступают в качестве структурного элемента реабилитационных и коррекционных технологий. Например, анималотерапия используется в восстановлении способности к общению и обучению некоторых категорий детей-инвалидов, а трудотерапия применяется в социальной коррекции девиантного поведения подростков.

Таким образом, в России сформировался широкий спектр методов, используемых для решения актуальных семейных проблем, а именно: социальное посредничество – неотъемлемая часть реабилитационной технологии адаптации на базе транзитной социальной квартиры, социальная терапия – деятельность, направленная на создание благоприятных условий для социальной адаптации и реабилитации с использованием специальных средств, метод примирения – технология преодоления вражды между сторонами конфликта и совместное нахождение конструктивного разрешение проблемы.

Литература

Нормативно-правовая база

1. Всеобщая Декларация прав человека (принята 10.12.1948 Генеральной Ассамблеей ООН) // Международное публичное право. Сборник документов.

2. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. – 2009. – 21 янв.

3. Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. N 195-ФЗ "Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями). URL: http://base.garant.ru/105642/ (дата обращения 24 ноября 2015).

4. Указ Президента Российской Федерации от 13 мая 2008 г. N 775 "Об учреждении ордена "Родительская слава" // Российская газета. – 2008. – 4 июнь.

5. Указ Президента РФ "О мерах социальной поддержки многодетных семей" от 05.05.1992 № 431 (в редакции от 25.02.2003 № 250).

6. Указ Президента РФ "О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 – 2017 годы" от 01.06.2012 № 761.

7. Устав казенного учреждения Воронежской области "Областной центр социальной помощи семье и детям "Буревестник". – Воронеж, 2013. – 11 с.

Специальная литература

8. Агапов, Е.П. Семьеведение: учебное пособие / Е.П. Агапов, О.А. Нор-Аревян. – М.: Издательско-торговая корпорация Дашков и К°, 2012. – 400 с.

9. Анализ положения детей в Российской Федерации: на пути к обществу равных возможностей: Совместный доклад Независимого института социальной политики и Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ). – М.: Политика, 2011. 272 с.

10. Андреева, Т.В. Семейная психология / Т.В. Андреева. – М.: Академия, 2010. – 380 с.

11. Ахола, Т. Психотерапевтическое консультирование. Беседа, направленная на решение / Т. Ахола, Б. Фурман. – СПб.: Речь, 2011. – 160 с.

12. Бажуткин, Д. Развитие стационарных форм социального обслуживания / Д. Бажуткин // Социальное обеспечение, 2013. – № 7. – С. 34-36.

13. Быкова, Н.Л. Схема анализа взаимодействия членов малых групп в условиях решения общей задачи (на примере супружеских пар) / Н.Л. Быкова, Е.В. Васильева // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: Психология. – 2012. – №2. – С.88-95.

14. Василькова, Т.А. Социальная педагогика / Т.А. Василькова, Ю.В. Василькова. – М.: КНОРУС, 2010. – 240 с.

15. Грачев, Л.К. Программы социальной работы с семьями, имеющими детей-инвалидов / Л.К. Грачев. – М.: Гардарика, 2011. – 176 с.

16. Дармодехин, С.В. Государственная семейная политика в России: история и современность / С.В. Дармодехин. – М.: Юнити, 2011. – 230 с.

17. Дементьева, Н.Ф. Социальная работа в учреждениях социально-реабилитационного профиля и медико-социальной экспертизы: учебное пособие / Н.Ф. Дементьева, Л.И. Старовойтова. – М.: Издательский центр Академия, 2010. – 272 с.

18. Денисенко, Т.В. Срочная социальная помощь малообеспеченным семьям / Т.В. Денисенко, Н.Ю. Зыкова // Актуальные вопросы социального служения: из опыта работы учреждений системы соцзащиты Центрального Черноземья.- Воронеж, 2010. С. 122-125.

19. Западнова, Н.Л. Качество жизни – основа социального благополучия семьи / Н.Л. Западнова // Социальная работа. 2007. № 5. С. 3-8.

20. Захарова, Ж.А. Социальные технологии по работе с семьей: традиции и инновации / Ж.А. Захарова. – Кострома: ГКУ ОСРЦН Добрый дом, 2012. – 47 с.

21. Карцева, Л.В. Психология и педагогика социальной работы с семьей: учебное пособие / Л.В. Карцева. М.: Издательско-торговая корпорация Дашков и К°, 2012. – 224 с.

22. Кокоренко, В.Л. Социальная работа с детьми и подростками: учеб. пособие для студ. учреждений высш. проф. образования / В.Л. Кокоренко, Н.Ю. Кучукова, И.Ю. Маргошина. – М.: Издательский центр Академия, 2011. – 256 с.

23. Корсаненкова, Ю.Б. Социальные пособия семьям с детьми и иные меры их социальной поддержки в России / Ю.Б. Корсаненкова, А.Ф. Корсаненкова. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2011. – 288 с.

24. Котлярова, А.В. Социально-психологический аспект проблем детей из малообеспеченных семей в России / А.В. Котлярова, Н.Ю. Зыкова // Актуальные вопросы социальной работы в Центральном Черноземье: сб. ст. по матер. науч.-практич. конференции. Воронеж, 2011. С. 107-112.

25. Мельников, В.П. История социальной работы в России: Учебное пособие. – 4-е изд. / В.П. Мельников, Е.И. Холостова. – М.: Издательско-торговая корпорация Дашков и К°, 2011. – 334с.

26. Митрофанова, С.Ю. Детская бедность: постановка проблемы / С.Ю. Митрофанова // IV Всероссийский социологический конгресс: Cоциология в системе научного управления обществом. – 2012. – С. 2381-2382.

27. Никольская, И.М. Семейная социограмма в психологическом консультировании / И.М. Никольская. – СПб.: Речь, 2010. – 223 с.

28. Орлов, И.Б. Неблагополучные семьи в неблагополучной стране (стратегия и тактики выживания) / И.Б. Орлов, Н.А. Орлова // Духовность. Научный журнал. – 2010. – № 2. – С. 184-198.

29. Осипова, А.А. Справочник психолога по работе в кризисных ситуациях / А.А. Осипова. – Ростов н/Д.: Феникс, 2006. – 315 с.

30. Павленок, П.Д. Психология социальной работы с различными группами населения: учеб. пособие / П.Д. Павленок, М.Я. Руднева. – М.: ИНФРА-М, 2010. – 272 с.

31. Пилюгина, Л.В. Адресная социальная помощь малоимущим гражданам/ Л.В. Пилюгина, Л.В. Малышева // Актуальные вопросы социальной работы в Центральном Черноземье: сб. ст. по матер. науч.- практич. конференции. Воронеж, 2011. С. 205-207.

32. Платонова, Н.М. Инновации в социальной работе: учебное пособие / Н.М. Платонова, М.Ю. Платонов. – М.: Издательский центр "Академия", 2012. – 256 с.

33. Подласкина, Е.Н. Социальная работа с малообеспеченными категориями граждан: проблемы и пути решения (региональный опыт) / Е.Н. Подласкина, Г.В. Жданкина // Актуальные вопросы социального служения: из опыта работы учреждений системы соцзащиты Центрального Черноземья. Воронеж, 2010. С. 289-292.

34. Прокофьева, Л.М. Социальный контракт – новая форма оказания государственной адресной социальной помощи населению в субъектах Российской Федерации / Л.М. Прокофьева // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. – № 8. – 2010 г.

35. Психология социальной работы: учеб. пособие / О.Н. Александрова, О.Н. Боголюбова, Н.Л. Васильева [и др.]; Под общ. ред. М.А. Гулиной. – СПб.: Питер, 2012. – 352 с.

36. Ремезова, В.В. Организация программной деятельности по профилактике семейного неблагополучия в центре социальной помощи семье и детям / В.В. Ремезова, С.А. Хлопова // Работник социальной службы. – 2010. – №1. – С. 13-28.

37. Семьеведение: / Под ред. Е.И. Холостовой, О.Г. Прохоровой, Е.М. Черняк. – М.: Издательство Юрайт, 2013. – 403 с.

38. Скворцова, М.А. Роль социальной службы в формировании благополучной обстановки в семье, воспитывающей ребенка с ограниченными возможностями / М.А. Скворцова // Работник социальной службы. – 2013. – №4. – С. 17 – 23.

39. Смехов, В.А. Опыт психологической диагностики и коррекции конфликтного общения в семье / В.А. Смехов // Вопросы психологии. – 2012. – № 4. – С. 83-92.

40. Социальная работа с различными группами населения: учебное пособие / под ред. Н.Ф. Басова. – М.: КНОРУС, 2012. – 281 с.

41. Социальные технологии по работе с семьей: традиции и инновации. – Кострома: ГКУ ОСРЦН "Добрый дом", 2012. – 47 с.

42. Социальный патронаж семей группы риска. Методологические рекомендации. – Ростов-на-Дону, 2002. – 29 с.

43. Столяренко, А.М. Социальная психология: учебник / А.М. Столяренко. – М.: Издательство Юнити-Дана, 2012. – 510 с.

44. Тарабакина, Л.В. Эмоциональное развитие подростков: учебное пособие / Л.В. Тарабакина. – М.: МПГУ, 2011. – 208 с.

45. Тараданов, А.А. Социально благополучная семья как цель семейной политики и предмет исследования / А.А. Тараданов // Семья в России. – 2013. – №3. – С. 35-43.

46. Тараканова, Т.А. Планирование деятельности центра социальной помощи семье и детям / Т.А. Тараканова // Работник социальной службы. – 2010. – №10. – С. 32-37.

47. Технологии профилактики семейного неблагополучия. Пособие. – М.: ИП Матушкина И.И., 2012. – С. 227.

48. Трофимова, В.В. Педагогическое сопровождение социализации подростка из неблагополучной семьи в ситуации развода родителей / В.В. Трофимова // Молодой ученый. – 2013. – №6. – С. 163-168.

49. Тюрина, Э.И. Социальная работа с семьей и детьми: учебник / Э.И. Тюрина, Н.Ю. Кучукова, Е.А. Пенцова. – М.: Издательский центр Академия, 2009. – 288 с.

50. Филиппова, С.Ю. Опыт организации работы по решению вопросов семейного неблагополучия в городском округе / С.Ю. Филиппова // Работник социальной службы. – 2013. – № 8. – С. 107-109.

51. Фирсов, М.В. Психология социальной работы. Содержание и методы психосоциальной практики: учебное пособие / М.В. Фирсов, Б.Ю. Шапиро. – М.: Издательство Юрайт, 2012. – 400 с.

52. Фирсов, М.В. Теория социальной работы: учебник / М.В. Фирсов, Е.Г. Студенова. – М.: Издательство Юрайт, 2012. – 464 с.

53. Холостова, Е.И. Социальная работа с семьей: учебное пособие / Е.И. Холостова. – М.: Издательско-торговая корпорация Дашков и К°, 2010. – 244 с.

54. Цвернова, А. В. Потенциал центра социальной помощи семье и детям и его использование в профилактической и реабилитационной работе: историческая ретроспектива и современная ситуация / А. В. Цвернова // Работник социальной службы. – 2012. – № 6. – С. 15-21.

55. Циткилов, П.Я. Материальное и жилищное неблагополучие как приоритетная проблема российской молодой семьи и подходы к ее решению в социальной практике / П.Я. Циткилов // Отечественный журнал социальной работы. – 2012. – №3. – С. 154-161.

56. Шипунова, Т.В. Технология социальной работы. Социальная работа с лицами девиантного поведения / Т.В. Шипунова. – М.: Издательский центр Академия, 2011. – 240 с.

57. Шмелева, С.В. Медико-социальная реабилитация: учебник / С.В. Шмелева. – М.: РГСУ, 2013. – 208 с.