Смутное время в русской истории

Смутное время в русской истории.

Статьи по теме
Искать по теме

Русские историки спорят относительно датировки начала Смуты. Николай Костомаров считает, что "первое русское лихолетье началось 15 мая 1591 г.", когда в Угличе погиб семилетний мальчик – царевич Дмитрий, последний сын Ивана Грозного. Ключевский называет началом смуты 1598 год, дату смерти Федора Ивановича. Есть исследователи, полагающие, что несчастья начались, когда Иван убил своего старшего сына. Наконец, есть все основания отсчитывать смутные времена со дня смерти Ивана Грозного 19 марта 1584 г. После смерти Ивана Грозного его наследники – слабоумный Федор и младенец Дмитрий – пугали неспособностью выполнять обязанности царя, что предвещало безудержное своеволие бояр, которое казалось тяжелее и страшнее законного своеволия царя.

Все согласны считать датой окончания смуты 1613 год, когда царем был выбран первый Романов – Михаил. Следовательно, смутные времена длились два, а то и три десятилетия. Продолжительность и трагичность событий, всколыхнувших все слои населения Руси, свидетельствуют о том, что корни кризиса уходили глубоко в государственный организм, в его прошлое.

1. Россия на рубеже XVI-XVII вв. кризис общества и государства. Борис Годунов

Правление Ивана IV явственно обнажило трагическую противоречивость российской истории. Царствование началось крупными успехами в деле укрепления России. Были присоединены Казанское и Астраханское ханства, что позволило взять под контроль торговый путь по Волге на всем ее протяжении; подготовлен новый "Судебник" (свод законов) и проведена судебная реформа. Унифицированы органы центрального управления – созданы приказы. Организовано постоянное стрелецкое войско; основана традиция созыва Земских соборов, как общенародного совета представителей всех сословий тогдашнего российского общества. Однако завершилось царствование тягчайшим надломом государственности. Не случайно Карамзин сравнивал итоги правления Ивана Грозного с монгольским нашествием, "игом Батыевым". Вторая половина правления Ивана IV, разительно отличаясь по своим последствиям от первой, повлекла за собой Великую Смуту и распад государства. Тирания престарелого Ивана Грозного во многом подготовила социальную катастрофу Смутного времени. Создав особый механизм опричнины, как способ утверждения ничем не ограниченного единодержавия, Иван IV развязал репрессии, сопровождавшиеся выселениями, конфискацией собственности, массовыми казнями. Летописи свидетельствуют о десятках тысяч погибших.

Массовый характер приняло бегство за западные рубежи, причем основная масса беглецов – захудалая служилая мелкота, опасавшаяся попасть под топор опричнины за вольнодумство. Аппарат государственного управления был дезорганизован террором. Погромы привели к запустению центральных областей страны. Хозяйственная разруха достигла катастрофических масштабов. По писцовым книгам 1573-1578 годов в Московском уезде числится от 93 до 96% пустующих земель.

На массовое бегство крестьян феодалы-землевладельцы и выражавшая их волю государственная власть ответили в последние два десятилетия XVI в. рядом мероприятий, которые имели своей целью усиление личной зависимости крестьянина от помещика и обеспечение его беспрепятственной эксплуатации. Решающим из этих мероприятий явилось установление с 1581 г. "заповедных лет", впредь до отмены которых крестьянам запрещалось переходить от одного владельца к другому. "Заповедные годы", которые были введены как временное явление, фактически означали ликвидацию права крестьянского выхода и отмену статей Судебников о Юрьеве дне. Составленные в результате общего описания земель в 80–90-х годах писцовые книги явились основным документом, удостоверявшим права феодалов на крестьян, живших в то время в их владениях.

Англичанин Джиль Флетчер посетил Московское царство четыре года спустя после смерти царя. На пути из Вологды в Москву, видя по дороге многие совершенно пустые деревни, отмечая повсюду разор и запустение, он писал: "Эта порочная политика и тираническая практика (хотя сейчас она и прекращена) так взволновала страну, так наполнила ее чувством смертельной ненависти, что она не успокоится (как это кажется теперь), покуда не вспыхнет пламенем гражданской войны". История подтвердила предвидение нельстивого и дальновидного современника. Впереди Россию ждала Великая Смута.

К концу XVI века Россия подошла как типичная восточная деспотия. Малоподвижное обществе развивалось медленно. Страна ощутимо отставала от Европы и разрыв нарастал. Эпидемии и недороды еще более ухудшали положение. Жесткий каркас самодержавной монархии, воздвигнутой Иваном Грозным, препятствовал национальному развитию. Кончина Ивана IV (1584 г.) дала начало ожесточенной схватке за власть.

Ключевский, анализируя причины Смуты, особо выделял социальный разлад. "Силы, стоявшие за царями, которые так часто сменялись, и за претендентами, которые боролись за царство, были различные слои московского общества. Каждый класс искал своего царя или ставил своего кандидата на царство: эти цари и кандидаты были только знаменами, под которыми шли друг на друга разные классы русского общества". Их столкновение отражало противоречия экономических интересов, что в отсутствии политико-правовых механизмов согласования этих интересов, вело к нарастанию антагонизма вплоть до ожесточенной гражданской войне.

Смерть бездетного царя Федора (1598г.) прервала преемственность власти – род Рюриковичей на московском престоле пресекся. Возник кризис власти – отсутствовал преемник с твердыми правами на верховную власть. Россия подошла к исторической развилке. Собранный в том же году Земский Собор (совещание представителей всех социальных слоев тогдашнего общества) высказался за избрание на царство фактического правителя Бориса Годунова. Боярская дума, заседавшая отдельно от Собора, призывала народ присягнуть ей, как высшему органу власти. Исход борьбы решил народ, высказавшись за Бориса Годунова, "согласившегося" на царство.

Царствование Бориса характеризуется начавшимся сближением России с Западом. В 1601 было заключено 20-летнее перемирие с Речью Посполитой. Годунов пытался наладить торговлю с Западной Европой. Он был первым царем, отправившим дворянских отроков за границу, поощрял распространение книгопечатания, для чего открывались новые типографии.

От Грозного Годунов наследовал мысль о необходимости присоединить Ливонию, чтобы, имея в руках гавани при Балтийском море, вступать в общение с народами Западной Европы. Открытая вражда между Польшей и Швецией давала возможность осуществить эту мечту, если бы только действовать решительно, приняв сторону одного из враждующих государств. Борис думал сделать из Ливонии вассальное королевство. С этой целью (в 1599 г.) вызвал в Москву соперника государей Швеции и Польши, шведского принца Густава. Вместе с тем, царь думал женить Густава на своей дочери Ксении, но Густав своим легкомысленным поведением навлек на себя гнев Бориса, был лишен Калуги, назначенной ему в удел до приобретения Ливонии, и был сослан в Углич. В общем, Борис хлопотал о присоединении Ливонии политическими средствами и ничего не достиг.

Годунов проявил себя как деятельный колонизатор и строитель городов. В земле черемисов был построен ряд городов, населенных русскими людьми: Цивильск, Уржум, Царев, город на Кокшаге, Санчурск и др. Нижняя Волга обеспечена постройкой Самары, Саратова и Царицына, а также постройкой в Астрахани в 1589 г. каменной крепости. Был построен город и на отдаленном Яике (Урале). Для защиты от опустошительных набегов крымских татар Годунов воздвиг крепости Курск, Воронеж, Оскол, Ливны, Кромы, Белгород, Валуйки.

В Сибири, где по смерти Ермака (6 августа 1584 г.) и по уходе обратно за Урал казацкой дружины русское дело казалось проигранным колонизация была упрочена постройкой Тюмени, Тобольска, Пелыма, Березова, Сургута, Тары, Нарыма, Кетского острога и переводом поселенцев из северо-восточной России. Во время правления Бориса также усилено укрепление Москвы постройкой Белого города (в 1586 г.), и воздвигнуты в 1596 г. каменные стены Смоленска, сослужившие великую службу в Смутное время. Ко времени правления Бориса также относится учреждение патриаршества (1589), которое сравняло первосвятителя русской церкви со вселенскими восточными патриархами и дало ему первенство пред митрополитом киевским.

Важным законодательным актом правительства Бориса Годунова по крестьянскому вопросу явился указ 1597 г. о сыске беглых крестьян, сыгравший большую роль в развитии процесса закрепощения. Согласно указу крестьяне, бежавшие после 1592 г., подлежали безусловному возвращению их прежнему владельцу; крестьяне же, бежавшие ранее 1592 г., оставались за новым владельцем. Уже создавшееся закрепление крестьянства делало более прочным и обеспеченным хозяйство помещика, а указ 1597 г. устанавливал 5-летний срок для исков о беглых.

Царствование Бориса началось сравнительно успешно. Однако вскоре Россию поразили невиданные по масштабам неурожаи и голод. В 1601г. шли долгие дожди, а затем грянули ранние морозы и, по словам современника, "поби мраз сильный всяк труд дел человеческих в полех". Три подряд неурожая (ими не были затронуты только южные пограничные уезды) в условиях общей нестабильности крестьянских хозяйств привели к обвалу экономической жизни и социального устройства. Умерших от голода считали сотнями тысяч ("вымерла треть царства Московского"), цены на зерно подскочили в десятки раз, большое число поместий было на грани полного разорения. В таких условиях не приходилось долго ждать социального взрыва. И он последовал.

В 1601-1602 Годунов пошел даже на временное восстановление Юрьева дня. Правда, он разрешил не выход, а лишь вывоз крестьян. Дворяне таким образом спасали свои имения от окончательного запустения и разорения. Разрешение, данное Годуновым, касалось лишь мелких служилых людей, оно не распространялось на земли членов Боярской думы и духовенства.

В 1603г. восстания приняли массовый характер. Начинались народные бунты. Самым крупным было восстание под предводительством атамана Хлопка, разразившееся в 1603г. В нем участвовали в основном казаки и холопы. Царские войска смогли разбить восставших, но успокоить страну не удалось – было уже поздно.

Некоторые историки полагают, что будь у Годунова несколько спокойных лет, то реформы, проведенные Петром I, могли быть осуществлены на сто лет раньше. Однако в реальности этого не произошло. Центральные органы власти оказались либо разрушены, либо парализованы и все больше утрачивали способность контролировать положение в стране. Россия стояла на пороге междоусобной кровопролитной войны; ее захлестывали мятежи, возникла череда самозванцев.

2. Первая гражданская война в России. Феномен самозванчества.

России начала XVII в. такая терминология, как "гражданская война" была незнакома, современники нашли иное емкое слово – Смута. Сейчас есть все научные основания причислить ее к гражданским войнам (а не к крестьянскому движению).

Первый сигнал прямой угрозы правительству Годунова прозвучал в 1602 г. Массовые разбои во многих областях страны приобрели такой размах, что потребовалась отправка особых воинских отрядов во главе с членами государева двора. Очередной взрыв социальных движений подстерегал царя в следующем году. В конце лета на некоторое время оказалась парализованной Смоленская дорога, важнейшая коммуникация от столицы к западной границе. Там действовали отряды беглых холопов под водительством Хлопка. Приказ (полк) московских стрельцов под командованием окольничего И.Ф. Басманова разбил повстанцев. Все взятые в плен холопы были казнены. Но многие бежали на юг. В те же летние месяцы 1603 г. произошло одно из ключевых событий Смуты: легенда о царевиче-избавителе обрела реального носителя имени. В Брагине, владении князя А. Вишневецкого, один из служителей объявил себя чудесно спасшимся "царевичем Дмитрием", сыном Ивана Грозного. Вскоре в пограничных крепостях России появились подметные листы. В них говорилось о спасении царевича благодаря Божьему покровительству, о законных правах на московский престол. На первый взгляд, не приходилось говорить сколько-нибудь серьезно об осуществимости похода на Москву. Тем не менее, он состоялся. А 30 июня 1605 г. в Успенском соборе Кремля состоялась коронация. Российское государство получило нового "царя".

В России примеры самозванчества до Григория Отрепьева неизвестны. Надо признать, что Лжедмитрий I обладал выдающимися способностями. В Речи Посполитой он последовательно прошел круги православной знати и монашества, антитринитариев и покровительствующим им аристократов, пожил на Запорожской Сечи, а через князя А. Вишневецкого попал к тем представителям польских католиков-магнатов, которые ориентировались на короля Сигизмунда III. В руках опытного политика, воеводы Юрия Мнишка, обладавшего разветвленными бранно-родственными связями, не вполне ясные мечтания Лжедмитрия I стали приобретать очертания вполне реального предприятия. Он обещал ключевым фигурам то, чего они хотели. Королю – пограничные области России и активное участие в войне против Швеции. Ю. Мнишку и его 16-летней дочери Марине – богатства кремлевской казны, уплату немереных долгов будущего тестя и снова территории России. Не суть важно, что принятые обязательства противоречили друг другу. Папе – через его нунция и польских иезуитов – он обещал введение католичества в России и уж во всяком случае свободу католической пропаганды, участие в антиосманском союзе, свободу действий в России Ордена иезуитов и т.д. Для убедительности он тайно перешел в католичество весной 1604 г. В итоге он получил политическую и моральную поддержку Рима, скрытую политическую и экономическую помощь от короля и ряда магнатов. Правда, цифры не впечатляли: к исходу лета 1604 г. воеводе удалось собрать под знамена московского царевича не более 2 тыс. наемников – конницы и пехоты.

К моменту пересечения Лжедмитрием русской границы украинских казаков в его войске было значительно больше, чем наемников. Чуть позднее, уже на русской территории в его лагерь прибывают основные части донских казаков. На исходе 1604 г. к Лжедмитрию пришли главные силы запорожцев со своей артиллерией. Самозванец приобрел множество крепостей и стойких сторонников самим фактом своего появления на российской земле. Время и место его похода (в юго-западном пограничье) оказались неожиданностью для правительства: его передовым отрядам и имени царевича сдались Чернигов, Путивль и множество других крепостей. Схема повторялась из раза в раз: появление отряда сторонников царевича под стенами города быстро приводило к восстанию против воевод местных жителей и гарнизона, аресту годуновских военачальников и их отправке к Лжедмитрию. Кризис, а затем и развал царской армии, осаждавшей несколько месяцев небольшую крепость Кромы, смерть Бориса Годунова, наконец, всеобщее восстание во всем южном пограничье и антиправительственное выступление в столице 1 июня 1605 г. довершили дело: Лжедмитрий выиграл борьбу за престол.

Несомненно, это было актом гражданской войны. Налицо раскол общества и территории на два лагеря с двумя центрами, вооруженная борьба за верховную власть, параллельные и соперничающие институты государственного управления. Во время пребывания Самозванца в Путивле в феврале–мае 1605 г. при нем функционировали собственная Боярская дума, свой орган представительства от местных сословий, свои приказы и дьяки. Из Путивля Лжедмитрий рассылал воевод по городам.

Лжедмитрий усидел на троне чуть менее года. Его политика носила явно компромиссный характер. Сознательно он избрал образцом в стиле правления период Избранной рады. Была произведена массовая раздача денежного жалованья служилому дворянству и увеличены поместные оклады. Стимулировались поездки за рубеж купцов. Была начата проверка прав собственности в конфликтах между церковными вотчинами и дворцовыми владениями, а также черносошными землями. Готовился новый законодательный кодекс, причем в нем обобщалось законодательство за вторую половину XVI в. Он намеревался собрать выборных представителей от уездных дворянских корпораций с изложением нужд. Не исключено, что, удержись он у власти, быть может, реализовался бы вариант постепенного преодоления раскола общества путем компромиссов.

Второй акт Смуты открылся избранием на царство Василия Шуйского, главы заговора против Лжедмитрия I. Представитель рода нижегородско-суздальских Рюриковичей, он входил в круг наиболее могущественной аристократии страны. На юге избрание Шуйского было воспринято как узурпация власти одним из ненавистных бояр. В дни коронации Шуйского имел место Земский собор, на который выбирало своих представителей уездное дворянство (в частности, из Смоленска). В середине лета юг вновь заполыхал: комбинация антиправительственных сил повторилась теперь в увеличенном масштабе.

Высшим этапом войны начала XVII в. (1606-1607гг.) было восстание Ивана Болотникова, в котором участвовали холопы, крестьяне, посадские люди, стрельцы, казаки, а также присоединившиеся к ним дворяне. Война охватила юго-запад и юг России (около 70 городов), Нижнее и Среднее Поволжье. Восставшие разгромили войска нового русского царя Василия Шуйского под Кромами, Ельцом, на реках Угра и Лопасня и др. В октябре-декабре 1606г. восставшие осадили Москву, однако из-за начавшихся разногласий и предательства дворян потерпели поражение и отступили к Калуге, а затем в Тулу. Летом-осенью 1607г. вместе с отрядами холопа Ильи Горчакова (Илейки Муромца) восставшие сражались под Тулой. Осада Тулы продолжалась четыре месяца, после чего город был сдан, восстание подавлено. Болотников был сослан в Каргополь, ослеплен и утоплен.

Появление и гибель первого Лжедмитрия I сопровождались всплеском международного интереса к тому, что разворачивалось на просторах России. Восстание Болотникова такой популярностью не пользовалось, но именно оно продемонстрировало всю глубину кризиса общества и государства заинтересованным соседям. Так родилась авантюра второго Самозванца. На исходе лета 1607 г., еще до падения Тулы, в пограничном Стародубе появился новый "Дмитрий Иванович". Его подлинность тут же удостоверили московские приказные лица… Начался новый этап Смуты, связанный с открытой военной польско-шведской интервенцией.

3. Борьба России с польско-шведской интервенцией.

Понятие "интервенции" (от позднелат. interventio – вмешательство) раскрывается как насильственное вмешательство одного или нескольких государств во внутренние дела другого государства.

Правительство Речи Посполитой внимательно следило за положением в Русском государстве, надеясь как минимум захватить Смоленск и Чернигово-Северскую землю. Польские правящие круги были недовольны результатами Ливонской войны. Большая и весьма влиятельная часть господствующего класса Речи Посполитой стремилась пересмотреть условия перемирия, заключённого в Запольском Яме. Папство также ожидало благоприятного момента для введения на Руси католицизма. Правящие круги Речи Посполитой и католической церкви намеревались расчленить Россию и ликвидировать ее государственную самостоятельность. При этом польские магнаты рассчитывали на обострение русоко-шведских отношений, особенно после Тявзинского мира 1595 г., позволившего Русскому государству ликвидировать наиболее тяжёлые последствия Ливонской войны и вернуть выход к Балтийскому морю.

В скрытой форме интервенция выразилась в поддержке Лжедмитрия I и Лжедмитрия II. Открытая интервенция под руководством Сигизмунда III началась при Василии Шуйском, когда в сентябре 1609 г. был осажден Смоленск и в 1610 г. состоялся поход на Москву и ее захват. К этому времени Василий Шуйский был свергнут дворянами с престола, и в России наступило междуцарствие – Семибоярщина. Боярская дума пошла на сделку с польскими интервентами и склонилась призвать на русский престол польского короля малолетнего Владислава, католика, что было прямым предательством национальных интересов России. Кроме того, летом 1610 г. началась шведская интервенция с целью отторгнуть от России Псков, Новгород, северозападные и северорусские области.

В начале 1611 г. в Рязани и Нижнем Новгороде начало собираться ополчение, ставившее своей целью изгнание из России польских интервентов. Начавшись в Рязани, движение в короткий срок охватило всю область к югу от Оки. Оно распространилось также из Нижнего Новгорода по всему Поволжью. Города посылали друг другу грамоты с призывами начать борьбу и создать ополчение. Движение возглавил рязанский воевода Прокопий Ляпунов. К Ляпунову присоединились тульские, калужские, северские и украинные служилые люди – дворяне, дети боярские, казаки. К ополчению примкнули некоторые военные отряды, служившие ранее царю Василию Шуйскому, а также остатки вооруженных сил распавшегося Тушинского лагеря во главе с Иваном Заруцким и князем Дмитрием Трубецким. Для ополчения Ляпунова характерна разъединённость, обособленность отдельных отрядов. В начале 1611 г. первое ополчение двинулось к Москве. Возмущение и отдельные выступления против иноземных захватчиков в Москве 19 марта 1611 г. переросли в восстание. 20 марта интервенты получили подкрепление, которое помогло им подавить восстание и произвести дикую расправу над жителями столицы. Московское восстание 19–20 марта 1611 г., сожжение столицы и избиение её жителей вызвали у русских людей бурный рост патриотизма. Ряды ополчения, подходившего к Москве, быстро пополнялись.

Ополчение состояло из разнородных социальных групп. В нем были сильны внутренние противоречия, которые оказались для него роковыми. Смерть Ляпунова послужила поводом к распаду ополчения. Овладеть Москвой первому ополчению не удалось.

Осенью 1611 г. поднимается новая, более мощная волна национально-освободительного движения. Центром его снова оказался Нижний Новгород.

Во главе второго ополчения встали стольник князь Д.М. Пожарский и нижегородский староста К. Минин. Многое в организации и намерениях второго земского ополчения противоречило порядкам и целям первого. Все города и уезды по дороге присоединялись к ополченцам. Упредив действия казаков первого ополчения, отряды второго появились в Ярославле ранней весной уже как общероссийская сила. Несколько месяцев пребывания в этом городе окончательно оформили устройство второго ополчения. В Ярославле были восстановлены основные приказы: сюда из-под Москвы, из провинции стекались опытные приказные, умевшие поставить дело управления на добротную основу. Руководители ополчения всерьез занялись внешней политикой. Несколько месяцев совместной работы доказали взаимодополнение руководителей ополчения: опытный и удачливый воевода, человек твердых убеждений, Пожарский возложил текущее управление на Минина, обеспечившего финансы и снабжение.

Отстоять независимости Российского государства и изгнать интервентов можно было только всем народом. Успех народного ополчения был обеспечен высоким подъёмом народно-освободительного движения, охватившего самые широкие слои русского народа, и проявленными в борьбе с иноземными захватчиками исключительным мужеством и героизмом.

Под воздействием грамот Гермогена и старцев Троице-Сергиева монастыря сформировалась идеологическая платформа: не брать царем Ивана Дмитриевича (сына Марины Мнишек), не приглашать на русский престол любого зарубежного претендента, первая цель – освобождение столицы с последующим созывом Земского собора для избрания нового царя. Патриарх Гермоген говорил он в своей первой грамоте народу: "Отцы ваши не только к Московскому царству врагов своих не подпускали, но и сами ходили в морские оттоки в дальние расстояния и в незнаемые страны, как орлы острозрящие и быстролетящие, как на крыльях парящие, и все под руку покорили Московскому Государю-Царю". Патриарх Гермоген напоминает об основной идее государственности – самостоятельности политики, указывает и необходимые условия для этого: активность или, иными словами, постоянную работу и подвиг, т.е. подъем духа и самодержавное единство власти. Известная "грамота Гермогена" собрала русский народ воедино, а потому мы можем смело утверждать, что взгляд патриарха отвечал народному самосознанию.

После освобождения в октябре 1612 г. Москвы, провала двух попыток Сигизмунда (1612 и 1617гг.) снова захватить русскую столицу польская интервенция завершилась Деулинским перемирием с Речью Посполитой в 1618 г. уже при новом царе из новой династии Романовых – Михаиле Романове (1596-1645). По этому соглашению Польша получила Смоленские (кроме Вязьмы), Черниговские и Новгород-Северские земли. Всего к полякам отошло 19 русских городов, в том числе и Смоленск.

В период так называемого междуцарствия (1610-1613 гг.) положение Московского государства казалось совершенно безвыходным. Поляки занимали Москву и Смоленск, шведы – Великий Новгород; шайки иноземных авантюристов и своих "воров" разоряли несчастную страну, убивали и грабили мирное население. Когда земля стала "безгосударной", политические связи между отдельными областями порвались, но все же общество не распалось: его спасли связи национальные и религиозные. Городские общества центральных и северных областей, возглавляемые своими выборными властями, становятся носителями и проповедниками национального сознания и общественной солидарности. В своей переписке города призывают одни других "быти в любви и в совете и в соединении друг с другом", и "в том крест целовати меж себя, что нам с вами, а вам с нами и ожить и умереть вместе", и за "истинную христианскую веру на разорителей нашея християнские веры, на польских и литовских людей и на русских воров стояти крепко", а потом "выбрати бы нам на Московское государство государя всею землею Российской державы". Вожди нижегородского ополчения, со своей стороны, призывают города соединиться, "чтоб нам, по совету всего государства, выбрати общим советом государя, чтоб без государя московское государство до конца не разорилося"..., "и выбрати б нам государя все Землею... всемирным советом".

Одержанная победа окружила ореолом славы имена героев этой битвы и первых среди них – "выборного человека" Кузьму Минина и "большого богатыря" Дмитрия Пожарского.

4. Земский собор 1613 года: воцарение династии Романовых.

В октябре 1612 г. Москва стала свободной. Однако в результате польско-шведской интервенции страна находилась в состоянии сильнейшего экономического упадка. На месте сотен сёл и деревень на территории, подвергшейся оккупации, в центральной части страны, а также на западной и юго-западной окраинах оставались только развалины. В уцелевших поселениях большая часть дворов стояла пустыми, владельцы их были перебиты или разбрелись. Значительно сократилась площадь возделываемых полей. Число малопашенных или беспашенных дворов на помещичьих землях доходило до 70%.

Важнейшей задачей было восстановление государственной власти и освобождение еще занятых интервентами областей. Восстановление государственной власти мыслилось руководителями ополчения в привычной для того времени форме монархии. Эту задачу должен был выполнить Земский собор, которому предстояло избрать царя.

Первые грамоты с призывом избирать депутатов на Земский собор были направлены по городам вскоре после очищения столицы. Сроки работы Собора переносились не один раз. Но в первой декаде января 1613 г., до подъезда депутатов из ряда городов, заседания Собора открылись в Успенском соборе Кремля. Предварительно были определены нормы представительства от городов и групп населения. По сравнению с Советом второго ополчения особой новизны не было. Полагалось 10 человек от города при сохранении того перечня сословий, по которому призывали в Совет ополчения, включая черносошных крестьян. Традиционные и ведущие курии Собора – Освященный собор, Дума, дворовые московские чины (включая приказных), сохранили свою роль. Заседания собора, одного из самых больших и полных по числу участников, открылись в январе 1613 г. В отличие от других земских соборов XVI–XVII вв. в нем была слабо представлена знать, главную роль играли дворянство и духовенство, были представлены посадские люди, казаки, стрельцы, возможно и черносошные крестьяне.

Прежде всего собор решил определить, кто не может быть кандидатом: "Литовского и Свийского короля и их детей, за их многие неправды, и иных некоторых земель людей на Московское государство не обирать, и Маринки с сыном не хотеть". Документов, зарегистрировавших споры на соборе, не сохранилось. Но решение исключить из обсуждения Владислава (официально все еще считавшегося царем), Сигизмунда и

шведского принца Филиппа свидетельствовало, что их сторонники были. Князю Пожарскому приписывают поддержку Филиппа. Казаки, представленные очень сильно, не переставали мечтать о привилегиях, полученных ими от самозванцев.

После решения о нежелательных кандидатах, начались обсуждения желательных. Кандидатов было немного. Князь Василий Голицын, подходивший по знатности и способностям, был в польском плену. Князь Мстиславский отказался. Василий Ключевский безжалостно констатирует: "Московское государство выходило из страшной смуты без героев; его выводили из беды добрые, но посредственные люди". 7 февраля собор принял решение: царем был избран Михаил Романов, сын Филарета. Оглашение имени нового царя было отложено на две недели: Собор не хотел ошибиться. Но это было лишь предварительное избрание, наметившее соборного кандидата. Окончательное решение предоставили всей земле. Тайно разослали по городам верных людей выведать мнение народа, кого хотят на Московское царство. Народ оказался достаточно подготовленным. Посланные воротились с донесением: все от мала до велика хотят на царство Михаила Романова, а "опричь его никак никого на государство не хотеть". Фактически это был один из первых (если не первый) на Руси социологический опрос.

Кандидатура Михаила Федоровича Романова не вызывала возражений. 21 февраля 1613 г. Михаил Романов был провозглашен царем в большом Московском дворце, еще не отстроенном после двухлетней польской оккупации. На трон вступила новая династия. Смута официально закончилась.

Для русского народа, столько раз неудачно выбиравшего новых царей во время Смуты, прочным казалось избрание лишь того, кто хоть как-нибудь был связан с прежним царским домом; восторжествовала старая привычная идея "природного царя". Иначе смотрели на Михаила Романова бояре. Стремясь "выбрать не способнейшего, а удобнейшего", они рассчитывали, что при нем не повторятся испытания, пережитые боярством в царствование Грозного и Годунова.

Кандидатура Михаила Романова устраивала разные слои общества. Новое московское правительство, первостепенную роль в котором играл отец царя патриарх Филарет, восстанавливая государство после смуты, руководствовалось принципом: все должно быть по старине. Для успокоения общества, преодоления разрухи консервативная политика была необходима, однако Смута внесла в общественную жизнь много таких перемен, что, по сути, правительственная политика оказалась реформаторской.

Часто в описании Смуты на факте избрания Михаила ставят точку. Однако следует отметить, что без международного урегулирования нельзя было считать гражданскую войну законченной. Лишь к концу 1618 г. территория Русского государства была освобождена от интервентов, за исключением земель, отошедших к Швеции по Столбовскому миру и оставшихся под властью Речи Посполитой по Деулинскому перемирию.

Выводы

Каждое из многочисленных объяснений причин Смутного времени (объяснений много, ибо историки очень интересовались трагической, полной бури и грома, эпохой, выделяя одну из граней) содержит долю истины.

Итоги Смутного времени неоднозначны. Во-первых, выход из Смуты и восстановление государственности обеспечила народная самоорганизация. И, во-вторых, социальная катастрофа вновь поставила средневековое русское общество перед выбором способа правления: конституционная монархия или неограниченное самодержавие.

Эпоха XVI-XVII вв. была для России переломной. Здесь завершился процесс складывания единого государства и определился его тип как многонационального централизованного государства. Сложилась государственная система крепостного права. В то же время в России усилилась тенденция разложения натуральности хозяйства, начинается формирование единого всероссийского рынка. Государство увеличивает свою территорию, активно участвует в географических открытиях и все более вовлекается в орбиту общеевропейской политики и торговли. Так же, как в странах Западной Европы, в России в эту эпоху проявилась тенденция ослабления церкви и продвижения государственного устройства от сословнопредставительной монархии к абсолютизму.

Литература

1. Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней / сост. А.С. Орлов и др. – М. – 2000

2. Карамзин Н. М. История государства Российского, т. 8

3. Ключевский В. Курс русской истории. Т. 3. – "Слово". – 2004

4. Корецкий В. И. История Руси: Летописания 2ой пол. XVI – нач.XVII. М. – 1986

5. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М., 1994

6. Скрынников Р.Г. Борис Годунов. М. – 1992

7. Гросул В.Я. Истоки трех русских революций // Отечественная история. – М., 1997. – N 6. – С. 34-54

8. Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен. //"Художественный язык средневековья". М. – 1982