Россия светское государство

Россия – светское государство.

Статьи по теме
Искать по теме

Понятие и особенности светского государства

Светское государство – это государство, легитимность которого не зависит от религиозных или идеологических источников, в котором абсолютный суверенитет государственного порядка не позволяет противопоставлять себе никакой предшествующий или высший порядок, не устанавливающее какую-либо религию или идеологию в качестве общеобязательной, свободное от санкционирования или давления религии или идеологии и от подчинения "государственной деятельности религиозным объединениям и объединениям, деятельность которых направлена на распространение идеологии, независимое от их вмешательства в совокупность урегулированных правом политических, публично-властных отношений, в устройство и деятельность органов государственной власти, иных государственных органов и учреждений, а также правовых и общественно-политических институтов".

Светскость государства – это такая конституционно-правовая характеристика, которая отражает или закрепляет социальную и формальную независимость легитимности государства от религиозных или идеологических источников, недопустимость противопоставления абсолютному суверенитету государственного порядка никакого предшествующего или высшего порядка, отсутствие общеобязательной религии или идеологии, независимость государства и государственно- правовых отношений от санкционирования или давления религии или идеологии и от подчинения государственной деятельности религиозным объединениям и объединениям, деятельность которых направлена на распространение идеологии, от их вмешательства в совокупность урегулированных правом политических, публично-властных отношений, устройство и деятельность органов государственной власти, иных государственных органов и учреждений, а также правовых и общественно- политических институтов.

Понимание светскости государства – это обусловленная особенностями государства и его правовой системы, национально-культурными традициями, картиной распределения национально-культурной и религиозной идентичности общества система взглядов на содержание светскости государства и обусловленные светскостью государства ограничения на взаимоотношения между государством и религиозными объединениями. Каждой модели взаимоотношений между государством и религиозными объединениями корреспондирует определенное качество светскости как категории и определенное ее понимание. Если в США реализовано понимание светскости как "светскости индифферентной" или "светскости агрессивно-индифферентной", в СССР – как светскости, тождественной атеистичности, то в современных Франции, Германии, Великобритании и других европейских странах светскость трактуется как "светскость конструктивная", "светскость понимающая".

В настоящее время в конституционном праве признаны ряд признаков светского государства, представленные на рисунке 1.

Россия – светское государство

Рисунок 1. Признаки светского государства

Очевидно, что указания предложенных существенных признаков светского государства явно недостаточно для полного описания содержания данного государства, поэтому необходимо детально раскрыть эти признаки через характеризующие уже их признаки.

Рассматривая содержание светского государства, можно говорить и о таком признаке этого государства, как светскость легитимности государства.

Важно отметить, данный признак не является существенным признаком светского государства, вместе с тем находя свое отражение в приведенных выше существенных признаках данного государства.

Существенные признаки отделения от государства религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии:

1. Независимость государства и религиозных объединений, равно как и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии, в соответствующих сферах их компетенции предполагает:

– независимость формирования, устройства и деятельности государства, правовой системы и правовых отношений от религиозного или идеологического санкционирования или давления, от религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии;

– независимость порядка формирования и деятельности органов государства, иных органов и учреждений, а также государственного управления от санкционирования или контроля религиозными объединениями и объединениями, деятельность которых направлена на распространение идеологии, за исключением осуществления общественного контроля за выполнением государством своих функций в соответствии с законодательством;

– недопустимость вмешательства государства, его органов и должностных лиц во внутренние дела законно действующих религиозных объединений, в том числе в вопросы внутреннего устройства религиозных объединений, а также в вопросы определения гражданами своего отношения к религии.

2. Недопустимость смешения и подмены компетенции государства и религиозных объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии, предполагает:

– недопустимость передачи государством религиозным объединениям и объединениям, деятельность которых направлена на распространение идеологии, их органам управления, должностным лицам или служителям религиозного культа государственно-властных полномочий органов государственной власти, иных государственных органов или учреждений;

– недопустимость создания и деятельности в органах государственной власти подразделений религиозных объединении и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии; создания и деятельности в иных государственных органах и учреждениях подразделений религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии, что не исключает осуществления ими образовательной, культурно-просветительской и благотворительной деятельности в порядке, установленном законодательством Российской Федерации; сотрудничества с государством в социально значимых проектах; аренды или безвозмездного пользования ими зданиями, сооружениями или помещениями, находящимися в собственности государства;

– недопустимость создания в государственной судебной системе особых религиозных или идеологических судов, а также распространения своей юрисдикции на всех граждан судов религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии; участия государства в реализации решений таких судов;

– недопустимость финансирования государством религиозной деятельности религиозных объединений и идеологической деятельности объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии, что не исключает возможности содействия государства благотворительной и культурно-просветительской и иной социально значимой деятельности указанных объединений в соответствии с законодательством;

– недопустимость одновременного замещения политических должностей руководителями религиозных объединений или объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии.

3. Недопустимость вмешательства религиозных объединений в совокупность урегулированных правом политических, публично-властных отношений:

– недопустимость преследования религиозными объединениями политических целей;

– недопустимость участия религиозных объединений, а также их руководителей, выступающих в качестве представителей соответствующих религиозных объединений, в избирательных кампаниях по выборам в органы государственной власти, вхождения религиозных объединений в избирательные блоки, выдвижения религиозными объединениями кандидатов в депутаты и на выборные государственные должности, ведения предвыборной агитации, внесения пожертвований в избирательные фонды кандидатов, участия в деятельности политических партий и политических движений, оказания им материальной и иной помощи, что не исключает прав граждан – членов религиозных объединений принимать участие в личном качестве в выборах и референдумах в установленном законом порядке.

4. Недопустимость установления религиозных или идеологических норм в качестве источников права в государстве предполагает:

– нормы религиозных установлений не являются источниками права в государстве, за исключением случаев, специально оговоренных законодательством;

– решение руководящих органов религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии, не имеют силы правовых норм или актов, а государство не участвует в их реализации для членов религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии;

– правовой статус гражданского состояния личности определяется нормами государственного законодательства.

Свобода мысли, убеждения и вероисповедания включают в себя право иметь, принимать или менять религию или убеждения по своему выбору и свободу исповедовать свою религию и убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в отправлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов и учений, право не исповедовать никакой религии и не подвергаться какому-либо принуждению, умаляющему его свободу, иметь или принимать религию и убеждения по своему выбору, право на ассоциацию и целый ряд других прав.

– Существенные признаки принципа недопустимости установления общеобязательной религии или идеологии – это запрет на законодательное закрепление какой-либо религии или идеологии в качестве общеобязательной. Право на свободное мировоззренческое самоопределение является существенным признаком недопустимости установления общеобязательной религии или идеологии.

Правовые аспекты светской России

Российская Федерация является светским государством. Известно, что Конституция РФ закрепила в качестве правовой основы такие цивилизованные нормы, как свобода совести (ст. 28) и светскость государства (ст. 14). Статьей 28 "каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними". Статья 14 декларирует: "1. Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. 2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом". Часть 2 ст. 19 органично дополняет ст.ст. 14 и 28: "Государство гарантирует равенство прав и свобод граждан независимо от... отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств".

В связи с формированием правового государства и повышением роли церкви в нашей стране является крайне актуальным вопрос о значении и месте реализации вышеупомянутых норм, составляющих основу конституционного строя, в жизни современного Российского государства. Краткий историко-правовой экскурс призван дать ответ на вопрос о непростой судьбе свободы совести и светского государства в России.

Сегодня трудно представить принцип свободы совести и идеи светского государства по отдельности, вне взаимной связи и зависимости. Ряд отечественных авторов в своих работах по данной проблеме относят принцип отделения церкви от государства к одной из важнейших гарантий свободы совести.

В советское время объективный анализ светскости государства по идеологическим мотивам был затруднен. Г.Р. Гольст считал, что "регулирование свободы совести в СССР не только не противоречит задачам научно-атеистической пропаганды, но, наоборот, создает необходимые условия для ее проведения". Светский характер государства трактовался дискриминационно для религиозных объединений. По мнению В.В. Клочкова, принцип отделения церкви от государства означал ограничение деятельности религиозных организаций выполнением одной функции – удовлетворением религиозных потребностей граждан и полным изъятием у них любых функций не только государственных, но и общественных объединений".

С начала 90-х годов XX века, после принятия в РФ нового законодательства о свободе совести и религиозных объединениях, в трудах правоведов рассматривались преимущественно отдельные аспекты понятия светского государства. В настоящее время в российском конституционном праве существует множество работ посвященных законодательству РФ регулирующему светскость государства.

Важным элементом, позволяющим России быть светским государством является Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных организациях". Данный нормативный правовой акт многократно был предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ. Судами общей юрисдикции были рассмотрены десятки гражданских дел, связанных с применением его отдельных положений. Но споры идут и не прекращаются.

Однако, формулируя в законодательстве содержание понятия светского (или светскости) государства, следует иметь в виду независимость и суверенность государственных интересов и религиозных объединений (равно как и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии) в соответствующих сферах их компетенции, принципиальное различие сфер компетенции (сфер деятельности, целей, задач, методов их решения) государства и религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии, а также иные значимые обстоятельства.

В данном случае под суверенностью понимаются верховенство и самостоятельность, обладание исключительной компетенцией. Так, государство не вмешивается в вопросы вероучительского характера, определения гражданами религиозной принадлежности, в вопросы внyтpeнней самоорганизации религиозного объединения и др., а религиозные объединения не вмешиваются в вопросы государственного управления, в совокупность урегулированных правом политических, публично-властных отношений, устройство и деятельность органов государственной власти, иных государственных органов и учреждений, а также правовых и политических институтов и пр.

Равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от убеждений и отношения к религии и равенство религиозных объединений перед законом – это конституционный принцип, означающий равенство юридических прав и обязанностей религиозных объединений, действующих в соответствии с законодательством, равные требования, предъявляемые законодательством ко всем религиозным объединениям, независимо от каких-либо их характеристик, установления единых правовых актов деятельности религиозных объединений, распространение установленных законодательством запретов и ограничений на все религиозные объединения в одинаковом объеме, установление в законодательстве равных мер ответственности в отношении любых религиозных объединений и их членов за совершенное правонарушение и др. Принцип равенства религиозных объединений перед законом допускает возможность предоставления тем или иным религиозным объединениям дополнительных преференций, являющихся элементом государственной политики в области отношений с религиозными объединениями, и не препятствует выделению государством религиозных организаций традиционных религий, наделению их соответствующим конституционно-правовым статусом и расширенному сотрудничеству с ними, не ущемляя при этом права и свободы иных религиозных организаций.

При этом высокая степень значимости светского Российского государства выражена в особой защите принципа светскости данного государства и признании фундаментального конституционного значения этого принципа в качестве одной из основ конституционного строя Российской Федерации.

Особенности реализации права на свободу совести в законодательстве РФ

Свобода совести и свобода вероисповедания основаны на светском характере российского государства, в котором никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Содержание свободы вероисповедания включает в себя, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними. Установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии в Российской Федерации не допускается.

Гарантией свободы совести и свободы вероисповедания в России является то, что никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, обучении религии.

Важным элементом свободы вероисповедания является право гражданина на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими. Воспитание и образование детей осуществляется родителями или лицами, их заменяющими, с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания. По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы.

В узком смысле законодательство о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях включает в себя те нормативно-правовые акты и отдельные нормы права, которые приняты специально для регулирования соответствующих правоотношений. Поэтому в состав данного законодательства входят, например, не Всеобщая декларация прав человека и Конституция Российской Федерации в целом, а только те их статьи (нормы), которые посвящены свободе совести. В широком смысле в его состав должны быть включены также и правовые нормы, в которых свобода совести и свобода вероисповедания упоминаются среди других прав и свобод, и нормы, обеспечивающие и регулирующие наиболее общие права и свободы человека, например свободу слова, подразумевающую, в частности, свободу высказываний о религии.

Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях" (ст. 2) установлено, что: "Законодательство о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях состоит из соответствующих норм Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, из настоящего Федерального закона, принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также нормативных правовых актов субъектов РФ".

Государство придерживается нейтральной стороны в вопросах убеждений и веры. Итак, в составе законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях можно выделить следующие компоненты:

1. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры, участником которых является Российская Федерация.

2. Нормы Конституции Российской Федерации.

3. Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, имеющие основным предметом регулирования свободу совести, свободу вероисповедания, деятельность религиозных объединений.

4. Нормы федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, имеющих другой основной предмет регулирования, затрагивающие реализацию права на свободу совести, свободу вероисповедания и деятельность религиозных объединений.

5. Нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, связанные с вопросами свободы совести и деятельности религиозных объединений.

В числе важнейших международных документов, положениями которых защищается свобода совести:

– Всеобщая Декларация прав человека (принята и провозглашена Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 10.12.1948 г.). Статья 18 Декларации посвящена свободе совести, мысли и религии.

– Международный пакт о гражданских и политических правах. Статья 18 Пакта посвящена свободе совести, мысли и религии, основаниям ее ограничения.

– Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений. Статья 6 подробно раскрывает содержание свободы совести, мысли и религии.

– Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Статья 9 ЕКПЧ защищает свободу совести, мысли и религии, определяет основания для ее ограничения. Итоговый документ Венской встречи 1989 г. представителей государств – участников СБСЕ. Принцип 16 документа посвящен обеспечению свободы личности исповедовать религию и содержит перечень конкретных условий, создание которых для этого необходимо.

– Декларация глав государств – участников Содружества Независимых государств о международных обязательствах в области прав человека и основных свобод.

– Конвенция Содружества Независимых государств о правах и основных свободах человека.

Норма Конституции, согласно которой данные международные акты являются частью правовой системы Российской Федерации, открывает возможность прямого действия этих норм международного права, их применения органами власти, включая суды.

Помимо всего выше сказанного необходимо подчеркнуть, что свобода совести и свобода вероисповедания относятся к числу конституционных прав и свобод, не подлежащих ограничению в условиях чрезвычайного положения, которое может быть введено согласно статье 56 Конституции.

Подводя итог изложенному, можно сделать вывод, что свобода совести и вероисповедания – неотъемлемое конституционное право каждого человека следовать своим морально-нравственным убеждениям по вопросам определения своего отношения к религиозным и иным духовным ценностям не нарушая права других индивидуумов, гарантированное и обеспечиваемое государством.

Конституционно-правовые основы деятельности религиозных организаций

Религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками.

Религиозное объединение отвечает таким признакам, как вероисповедание; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.

По форме религиозные объединения могут быть религиозной группой или религиозной организацией..

В зависимости от территориальной сферы деятельности религиозные организации делятся на местные и централизованные.Централизованной религиозной организацией признается религиозная организация, состоящая в соответствии со своим уставом не менее чем из трех местных религиозных организаций.

Взаимосвязь государства и религиозных объединений сводится к тому, что по отношению к религиозным объединениям: государство не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ебенка на свободу совести и свободу вероисповедания; государство не возлагает на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления; государство не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит законодательству; государство обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях; государство регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказывает финансовую и иную помощь; деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления не сопровождается публичными религиозными обрядами и церемониями; органы юстиции осуществляют регистрацию и контроль за деятельностью религиозных объединений.

Процедура государственной регистрация религиозных организаций в Российской Федерации осуществляется на основе Федеральных законов от 08.08.2001 № 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее – Федеральный закон № 129-ФЗ) и Федеральным законом № 125-ФЗ.

Решение о государственной регистрации религиозной организации принимается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области государственной регистрации общественных объединений или его территориальным органом. Таким органом является Министерство юстиции Российской Федерации и его территориальные органы.

Внесение в единый государственный реестр юридических лиц сведений о создании, реорганизации и ликвидации религиозных организаций осуществляется уполномоченным регистрирующим органом на основании принимаемого федеральным органом государственной регистрации или его территориальным органом решения о соответствующей государственной регистрации, а именно Федеральная налоговая службы и ее территориальные органы.

Центральный аппарат Министерства юстиции Российской Федерации принимает решение о государственной регистрации централизованной религиозной организации, имеющей местные религиозные организации на территориях двух и более субъектов Российской Федерации.

Решение о государственной регистрации местной религиозной организации, а также централизованной религиозной организации, имеющей местные религиозные организации на территории одного субъекта Российской Федерации, принимается территориальным органом Министерства юстиции Российской Федерации в соответствующем субъекте Российской Федерации, то есть Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Волгоградской области.

Стандарт и порядок предоставления центральным аппаратом Министерства юстиции Российской Федерации и его территориальными органами государственной услуги по принятию решения о государственной регистрации некоммерческих организаций при их создании, реорганизации, ликвидации, внесении в их учредительные документы изменений, принятии решения о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц сведений о некоммерческих организациях определяются Административным регламентом предоставления Министерством юстиции Российской Федерации государственной услуги по принятию решения о государственной регистрации некоммерческих организаций, утвержденный приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 30.12.2011 № 455.

Для государственной регистрации местной религиозной организации учредители представляют в Управление следующие документы: заявление о государственной регистрации; список лиц, создающих религиозную организацию, с указанием гражданства, места жительства, даты рождения; устав религиозной организации; протокол учредительного собрания; документ, подтверждающий существование религиозной группы на данной территории на протяжении не менее пятнадцати лет, выданный органом местного самоуправления, или подтверждающий ее вхождение в централизованную религиозную организацию, выданный ее руководящим центром; в случае, если заявителем не представлен указанный документ, территориальный орган Минюста России самостоятельно запрашивает его в соответствующем органе местного самоуправления; сведения об основах вероучения и соответствующей ему практики, в том числе об истории возникновения религии и данного объединения, о формах и методах его деятельности, об отношении к семье и браку, к образованию, особенностях отношения к здоровью последователей данной религии, ограничениях для членов и служителей организации в отношении их гражданских прав и обязанностей; сведения об адресе постоянно действующего руководящего органа создаваемой религиозной организации, по которому осуществляется связь с религиозной организацией.

В случае если вышестоящий руководящий орган (центр) образуемой религиозной организации находится за пределами Российской Федерации, дополнительно к указанным документам в установленном порядке представляется устав или иной основополагающий документ иностранной религиозной организации, который удостоверен государственным органом государства нахождения этой организации.

Общий срок предоставления государственной услуги центральным аппаратом Минюста России и его территориальными органами, без учета времени на исполнение функций регистрирующим органом, не должен превышать одного месяца и трех дней или шести месяцев и трех дней (при проведении государственной религиоведческой экспертизы).

Религиозной организации могут отказать в государственной регистрации, если: ее цели и деятельность противоречат Конституции и законодательству РФ; она не признана религиозной; устав и другие представленные документы не соответствуют требованиям законодательства РФ или содержащиеся в них сведения недостоверны; в Едином государственном реестре юридических лиц ранее зарегистрирована организация с тем, же наименованием неправомочен.

Основания для ликвидации религиозной организации, запрета на деятельность религиозного объединения в судебном порядке:

1. нарушение общественной безопасности и общественного порядка, подрыв безопасности государства;

2. действия, направленные на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

3. создание вооруженных формирований;

4. пропаганда войны, разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни, человеконенавистничества;

5. принуждение к разрушению семьи;

6. посягательство на личность, права и свободы граждан;

7. нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий;

8. склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном, для жизни и здоровья состоянии;

9. воспрепятствование получению обязательного образования;

10. принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения.

Религиозным объединениям запрещается вмешиваться в деятельность органов государства и местного самоуправления. Государственные органы и органы местного самоуправления не вправе передавать свои полномочия религиозным организациям либо принимать на себя какие-либо функции последних. Религиозные организации равны перед законом. Им разрешается иметь собственность, средства массовой информации, заниматься благотворительной деятельностью. Они могут получать от государства определенные финансовые льготы.

Закон разрешает деятельность религиозных объединений по оказанию помощи своим членам в конфликтных ситуациях, признает право священнослужителя на отказ от дачи свидетельских показаний по обстоятельствам, ставших ему известными из исповеди. Государство сотрудничает с религиозными объединениями в противодействии экстремистской деятельности.

Религиозные объединения и их иерархи не включены в систему государственной власти и местного самоуправления; они не могут влиять на принятие государственных решений. Действия органов государственной власти и местного самоуправления не согласовываются с религиозными объединениями.

Граждане России обладают равными правами независимо от их религиозных воззрений. Государство не участвует в регулировании внутреннего устройства религиозных объединений. Ни одного религиозного объединения не может финансироваться из государственного бюджета.

В государственных органах, органах местного самоуправления, учебных заведениях не могут образовываться структуры религиозных организаций. Решения руководящих органов религиозных организаций не имеют значения публично-правовых норм. Государственные служащие не вправе использовать служебное положение в интересах религиозных объединений. Они могут участвовать в религиозных церемониях как обычные верующие, а не в официальном качестве. В служебных кабинетах не должны размещаться предметы религиозной символики.

Государство ограничивает деятельность религиозных или отдельных лиц в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц. Ограничения по этим основаниям допускает и Международный пакет о гражданских и политических правах.

Являясь институциональной формой выражения религии и важнейшим условием ее социального бытия, религиозные объединения создаются и действуют с целью удовлетворения религиозных потребностей людей, определяющих сущность и назначение религиозных объединений. Эти объединения занимаются благотворительной, образовательной и иными видами деятельности тем самым, оказывая конструктивное воздействие на гражданское общество.

Формирование надлежащего правового статуса религиозных объединений является фактором предотвращения возможных межконфессиональных конфликтов, преодоления религиозного экстремизма, подрывающего основы гражданского общества.

Федеральным законом от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", установлено, что религиозные организации не участвуют в деятельности политических партий и политических движений, не имеют права оказывать им материальную поддержку, не могут участвовать в выборах в органы власти и в органы местного самоуправления, не выполняют функции органов государственной власти и других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления. Правомерность таких ограничений вытекает из существа религиозных объединений, их назначения, связанного с удовлетворением религиозных потребностей и интересов людей. В данном случае речь идет о правомерных ограничениях прав религиозных объединений, которые направлены на сохранение религии как фактора, консолидирующего общество.

Следует отметить, что важным шагом в совершенствовании законодательства о религиозных объединениях могло бы стать исключение из преамбулы Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" фразы "признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России".

Требует уточнения целый ряд норм необоснованно ограничивающих права религиозных объединений. В частности, предусмотренный в законе пятнадцатилетний временной ценз, как необходимое условие создания религиозной организации, является, по нашему мнению, навязыванием религиозным общинам членства в централизованных религиозных организациях, что противоречит принципу свободы совести, предполагающему добровольность участия каждого в религиозных объединениях. В этой связи предлагается внести соответствующие изменения в пункт 1 статьи 9 и пункт 5 статьи 11 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях".

Одной из проблем, требующей правового регулирования в соответствии с нормами международного права, является проблема "иностранного источника" в религиозном объединении. По данному вопросу сформулирована позиция Европейского суда по правам человека не совпадающая с нормами законодательства о религиозных объединениях. Закон устанавливает различное отношение государства к российским и иностранным гражданам, с точки зрения их способности публично осуществлять право на свободу совести посредством участия в деятельности религиозных объединений. Между тем, согласно Конституции Российской Федерации свобода вероисповедания, включающая "право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию", гарантируется каждому.

Другой вопрос, заслуживающий внимания законодателя, касается уточнения понятия "централизованная религиозная организация". Централизованные и местные религиозные организации являются разновидностями религиозной организации как самостоятельной организационно-правовой формы юридических лиц. При этом правовое положение централизованных религиозных организаций неопределенно: Федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" называет их собственно религиозными организациями, которые опять же состоят из религиозных организаций. Это не соответствует положению, сформулированному в пункте 1 статьи 8 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", согласно которому религиозной организацией является "объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих в Российской Федерации". Соответственно централизованные религиозные организации не могут признаваться разновидностью религиозных организаций.

Актуальные конституционно-правовые проблемы и перспективы Российской Федерации как светского государства

Прежде всего, выделим проблему взаимодействия государства и различных религиозных конфессии. В настоящее время отмечается частое появление выдвигаемых различными политическими деятелями законодательных инициатив, в которых предлагается так или иначе выделить традиционные для России конфессии и придать соответствующим религиозным организациям расширенную правосубъектность.

Все более важное значение в связи с происходящими в мире событиями и с вооруженным конфликтом на Северном Кавказе имеет борьба с экстремизмом на религиозной почве. Следует отметить, что руководители крупнейших действующих в России религиозных организаций принимают активное участие в миротворческих процессах, в организации отпора терроризму, использующему религиозные лозунги. В то же время в отсутствие четких законодательно определенных критериев и при недостаточно совершенных механизмах судебной экспертизы имеют место попытки признать в судебном порядке "экстремистской литературой" некоторые богословские сочинения, религиозные лозунги и пр. вполне традиционного характера, имеющие право на существование в свободном обществе.

По мнению М.О. Шахова основные тенденции, проблемы и перспективы развития государственно-конфессиональных отношений выглядят следующим образом:

– сохранение существенной роли религиозных организаций в жизни страны;

– стабилизация численности религиозных организаций и верующих. Бурный рост, при котором число зарегистрированных религиозных организаций некоторых конфессии за два-три года увеличивалось в несколько раз, остался в прошлом, в 1990-х гг.;

– развитие законодательной базы и правоприменительной практики;

– расширение спектра деятельности религиозных организаций: социальная работа, благотворительность, культурно-просветительная, образовательная деятельность. Развитие сотрудничества между органами государственной власти и религиозными организациями в решении социально значимых задач;

– сохранение отдельных очагов этноконфессиональной напряженности, проявлений религиозного экстремизма;

– продолжение процесса секуляризации общества как отражение мирового процесса может конкурировать с ростом религиозности отдельных социальных или этнических групп, мотивированным потребностью самоидентификации;

– проблема глобализации и внедрения новых технологий, их влияние на эсхатологические ожидания верующих. Конфликты, связанные с новыми формами контроля над личностью, противоречия между нормами светского законодательства и религиозными убеждениями некоторых граждан будут возникать вновь и вновь.

Отсутствие принятой государством концепции государственной политики в сфере отношений с религиозными объединениями, отсутствие в органах государственной власти и управления, в иных государственных органах, а также в органах муниципального управления профессионалов, глубоко разбирающихся в вопросах правового регулирования и реализации взаимоотношений между государством и религиозными объединениями и способных реализовывать качественные и масштабные проекты в "точке оптимизации" светскости и культуросообразности, несовершенство законодательства – все это характеризует общее состояние отношений государства и религиозных объединений в сфере образования и приводит к инициированию мероприятий, противоречащих российскому законодательству.

Часть 3 статьи 9 Конституции РФ гарантирует право человека не быть принуждаемым к выражению своих мнений или убеждений или отказу от них. Это, в частности, означает, что никто, включая представителей органов власти, работодателей, не вправе требовать от гражданина сведений о его религиозных убеждениях, принадлежности к какому-либо религиозному объединению.

В то же время в случаях, когда законодательство предусматривает возможность освобождения гражданина от исполнения каких-либо обязанностей, несовместимых с его религиозными убеждениями, считается правомерным требование предоставить сведения об этих убеждениях. Этот вопрос неоднократно возникал в ситуациях, когда лица, желавшие в силу своих религиозных убеждений воспользоваться правом на замену военной службы альтернативной гражданской службой, отказывались раскрыть, каковы именно эти религиозные убеждения, ссылаясь на ст. 29 ч. 3 Конституции. Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 17.10.06 г. № 447-О по жалобам граждан Жидкова Михаила Александровича и Пильникова Олега Сергеевича на нарушение их конституционных прав статьей 11 Федерального закона "Об альтернативной гражданской службе", "обращенное к призывнику требование обосновать наличие убеждений и вероисповедания, препятствующих прохождению военной службы, не является нарушением свободы совести… поскольку из статьи 59 (часть 3) Конституции РФ вытекает лишь обязанность изложить соответствующие доводы, которая не может рассматриваться как противоречащая статье 29 (часть 3) Конституции РФ, согласно которой никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них, поскольку процесс обоснования наличия убеждений вызван не принуждением гражданина, а его собственной инициативой – заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской службой".

В настоящее время особую актуальность в деятельности органов государственной власти приобретает проблема политико-правовой реализации светского государства. Суть этой проблемы заключается в адекватном определении места и роли религии и религиозных институтов в правовом светском государстве.

Конечно, в РФ существует огромное количество проблем в сфере правого регулирования светскости государства. Только грамотное выявление проблем и разработка адекватных мер по их преодолению сможет обеспечить высокий уровень развития гражданского общества.

В настоящее время в законодательстве прописано, что государство обязано обеспечивать светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. Таким образом, российское государство на законодательном уровне позиционирует себя как светское.

В настоящее время существует явная необходимость внести в действующие законодательные акты поправки, направленные на упорядочение регистрации религиозных организаций, осуществления за ними контроля со стороны государственных и общественных институтов, применения санкций в отношении лиц и организаций, допускающих экстремистские действия, включая конфискацию имущества религиозных организаций.

Литература

1. Конституция Российской Федерации в ред. от 30.12.2008 N 6-ФКЗ и от 30.12.2008 N 7-ФКЗ // Справочно-правовая система "Гарант": [Электронный ресурс] / НПП "Гарант-Сервис".

2. Федеральный закон от 26.09.1997 N 125-ФЗ в ред. от 02.07.2013 "О свободе совести и о религиозных объединениях"с изм. и доп. от 01.09.2013 // "Российская газета", N 190, 01.10.1997.

3. Определение Конституционного Суда РФ № 447-0 По жалобам граждан Жидкова Михаила Александровича и Пильникова Олега Сергеевича на нарушение их конституционных прав статьей 11 федерального закона "Об альтернативной гражданской службе"

4. Астапенко В.А. Конституционное право РФ – М.: Норма, 2014

5. Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения: материалы международной научно-практической конференции (г. Уфа, 21 февраля 2011 г.): в 3 ч. / под общ. ред.А.В. Рагулина, М.С. Шайхуллина; Евразийский научно – исследовательский институт проблем права. – Уфа, 2011.

6. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. – М.: Проспект. 2013.

7. Малюшин А.А. Концепция современного правового государства. Салехард, 2014

8. Понкин И.В. Правовые основы светскости государства и образования. М.: Про-Пресс, 2013.

9. Свобода убеждений, совести и религии в современной России: специализир. информ.-аналит. докл.: монография / Сост. и общ. ред. С. А. Бурьянов, Н. В. Костенко. – М.: Наука, 2012.

10. Смоленский М.Б. Конституция РФ с комментариями – Ростов – на – Дону: Феникс, 2012

11. Социальное партнерство государства и религиозных организаций / Под ред. В.И. Якунина, С.С. Сулакшина – М.: Научный эксперт, 2011

12. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права Учебное пособие /Под ред. З. М. Черниловского;Сост. В. Н.Садиков. – М.: Академия, 2009

13. Шахов М.О. Правовые основы деятельности религиозных объединений в Российской Федерации – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2013

14. Каневский К.Г. Правовое регулирование государственно-конфессиональных отношений в Российской Федерации: Дис.... канд. юрид. наук. – М.: 2004.

15. Куницын Игорь Алексеевич Правовой статус религиозных объединений в современной России: Особенности и актуальные проблемы/ дис. кандидата юр. наук

16. Мещерякова А.Ф. Светское государство в современной России: конституционно-правовой анализ. Дис. кандидат юридических наук – Пенза, 2010

17. Амелин Н. М. Субъекты правовых отношений государства с религиозными объединениями в гражданском обществе // Вестник Владимирского юридического института. 2010. № 2(15). С. 49 – 52.

18. Белявский Д.С. История реализации права на свободу совести в России на федеральном и региональном уровне (конец XX – начало XXI вв.)

19. Валеев Р. М. Международная защита прав человека на свободу совести и религии // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. 2012. № 2[76]. С. 122 –126.

20. Воронкова М. Л. Гуманитарное сотрудничество государства и религиозных объединений в современной России // Вестник Поволжской академии государственной службы. 2011. № 3. С. 50 – 56.

21. Воронкова М. Л. История взаимодействия государства и религиозных объединений в России // Ленинградский юридический журнал. 2012. № 3. С. 77-85.

22. Гусаева К.Г. Свобода совести как правовая категория // Право и политика. 2009. №7. С. 34 – 38

23. Иванюк О.А. Свобода совести и свобода вероисповедания: соотношение понятий и границы законодательного регулирования // Журнал российского права. 2010. № 9. с. 46 – 58.

24. Ильин Е.Е. Попытка законодательного ограничения прав и свобод граждан в области свободы совести // Пробелы в российском законодательстве. 2010. № 2. С. 37 – 38.

25. Епифанова Т. В., Вертий М.Ю. Государственная политика в области обеспечения свободы совести // Философия права. 2007. № 1. С. 119 –123.

26. Кокорин М.В. Контроль органов исполнительной власти за деятельностью религиозных объединений // Власть и управление на Востоке России. 2008. № 1. С. 139 – 144.

27. Мухаметзянова-Дуггал Р.М. Модель государственной политики в сфере свободы совести // Вестник Московского государственного областного университета. Серия История и политические науки. 2011. № 2. С. 220 – 225.

28. Пчелинцев А. Десять лет на страже светскости. Главное – не навредить хрупкому межконфессиональному миру

29. Савва С.С. Конституционное закрепление светского государства в России: национальный и международно-правовой аспекты // Журнал российского права. – 2009. – № 12. С.11