Российская судебная система XIX века

Российская судебная система XIX века.

Статьи по теме
Искать по теме

1. Судебная система в конце XVIII-первой половине XIX века, ее недостатки

Во второй половине XVIII в. в России шел процесс разложения феодально-крепостнического строя и развития буржуазных отношений. Он особенно усилился в первой половине XIX в. и привел к кризису феодализма. Во всех основных отраслях экономики шло постепенное формирование капиталистического уклада.

Развитие капиталистических отношений происходило в рамках старого феодального способа производства, который оставался господствующим и в этот период.

Дальнейшее развитие производительных сил вступало в противоречие с существующим строем, что приводило к обострению классовой борьбы и усилению антикрепостнического движения в России. Усиление эксплуатации крестьян, произвол помещиков и администрации вызывали крестьянские волнения. В первой половине XIX в. участились выступления крепостных, посессионных и наемных рабочих на мануфактурах, особенно на заводах Урала. Недовольство затронуло и армию (волнения в 1820 г. в Семеновском гвардейском полку, среди военных поселенцев и др.). Против национального угнетения выступали порабощенные царизмом народы (восстание в Польше в 1830-1831 гг.). В 1825 г. произошло восстание декабристов, положившее начало дворянскому этапу в истории революционного движения в России.

Все эти выступления были подавлены царской администрацией, но они оказали влияние на общественно-политическое развитие страны, на развитие государства и права, в частности, судебной системы.

Судебная реформа Екатерины II. Несмотря на ее актуальность в 18 веке уже в начале 19 века требовала изменений. Рассмотрим судебную реформу Екатерины II. Благодаря реформам Екатерины II, впервые в России появился суд, отделённый от исполнительной власти, хотя и зависимый от неё. Деятельность новых органов приобрела черты самоуправления, так как в ней принимали участие местные жители. Новые суды были выборными. Отдельно избирались суда для дворян, городского населения и для тех крестьян, которые не находились в крепостной зависимости (крепостных судил в основном сам помещик). Главная роль в этой новой судебной системе принадлежала помещикам. Каждые три года все уездные дворяне должны были съезжаться в центральный город уезда, чтобы выбирать из своей среды местную администрацию – предводителя дворянства, капитана-исправника, заседателей в суды, палаты и другие учреждения. В результате дворяне каждого уезда образовали сплочённое общество, через своих представителей влиявшее на управление делами уезда.

Судебная реформа отнюдь не означала ослабления мощной и разветвлённой системы центрального управления: её лишь "разгрузили" от мелких текущих дел, дав сословиям (дворянам, мещанам, крестьянам) права решать их самостоятельно. Таким образом, реформа 1775 года сделала большой шаг вперёд в разделении административных, судебных и финансовых дел.

Вследствие областной реформы был усилен полицейско-дворянский надзор за населением, увеличено число чиновников. Появились 216 новых городов за счёт упразднения автономии окраин (в 1775 г. была уничтожена Запорожская Сечь, упразднено казачье самоуправление на Дону, ликвидирована автономия Эстляндии и Лифляндии).

Таковы были главные меры, предпринятые Екатериной II относительно управления государством. В результате императрица усилила состав администрации, правильно распределила ведомства между органами управления и дала широкое участие земству в новых учреждениях. Но недостатком местного учреждения 1775 г. явилась прежняя система в центральном управлении, обязанность руководства и общего наблюдения. За исключением двух учреждений (совестного суда и приказа общественного призрения) все остальные были органами какого-либо одного сословия. Самоуправление получило строго сословный характер: оно не было нововведением для горожан, но было крупной реформой для дворянства.

Что представлял собой суд в России до 1864 г.? Уездные суды были первой инстанцией по гражданским и уголовным делам. Но для горожан, не дворян, существовал специальный суд – городской магистрат, а торговые иски рассматривались в коммерческих судах. Для духовенства был создан также особый суд. Кроме того, имелись различные ведомственные суды такие как военные, морские и др. Второй инстанцией, куда могли быть обжалованы решения уездных и городских судов, являлись губернские судебные палаты по гражданским и уголовным делам. Высшей апелляционной инстанцией по большинству дел служил Правительствующий сенат. В тех случаях, когда в Сенате возникали разногласия, дело подлежало рассмотрению в Государственном совете. Сенат, кроме того, выступал первой судебной инстанцией по делам крупных сановников.

Для "государственных преступников", то есть по политическим делам, учреждались временные специальные судебные органы. Функции высшего судебного органа по делам духовенства выполнял Синод. По большинству дел, которые относились к категории незначительных, судебные функции осуществлялись полицией, которая имела право наказывать розгами до 30 ударов и арестом до 3 месяцев. Крепостное крестьянство вообще не могло обращаться в государственные суды.

Следовательно, огромная масса населения была неподсудна государственному разбирательству. Было 20 ведомственных и сословных судов, причем границы их подсудности оставались неясными. Суды находились в сильной зависимости от административной власти. Нередко судебные решения отменялись распоряжениями начальства. Как сказал однажды министр внутренних дел С.С. Ланской "административная власть погоняет юстицией". В общих судах господствовал аппарат канцелярии. Взяточничество было обычным явлением. Судебная реформа была призвана нанести удар худшему из видов произвола, произволу судебному, прикрывающемуся маской формальной справедливости. Она имела своим последствием оживление в обществе умственных интересов и научных трудов. Со старой судебной практикой науке было нечего делать.

Различные рычаги государственной машины самодержавия стали явственно обнаруживать свою негодность к середине XIX века, но, пожалуй, ни один из органов государственного аппарата не находился в столь скверном состоянии, как судебная система.

Система судоустройства России до 60-х годов XIX в. определялась положениями Учреждения о губерниях 1775 г. При систематизации русского права М. М. Сперанским это законодательство вошло в книгу 2 тома XV Свода законов. Как писал А. Ф. Кони, получилось "бессвязное собрание самых разновременных постановлений, механически сливавших воедино Уложение царя Алексея Михайловича, указы Петра и, как выразился в 1835 году Государственный совет, "виды правительства", обнародованные в 1784, 1796, 1823 годах.

Суд не был отделен от администрации и носил ярко выраженный сословный характер. Система судебных органов была крайне сложной. Судопроизводство, как и раньше, носило канцелярский характер, в нем продолжала применяться теория формальной оценки доказательств, отсутствовала гласность процесса, не было равенства сторон, обвиняемый не имел права на защиту.

Другой порок дореформенного суда – взяточничество. Это, наряду с произволом и невежеством чиновников, типичное для всех звеньев государственного аппарата явление здесь приобрело настолько чудовищный, всепоглощающий размах, что его вынуждены были признать даже самые ярые защитники самодержавно-крепостнических порядков. Подавляющее большинство судебных чиновников рассматривали свою должность как средство наживы и самым бесцеремонным образом требовали взятки со всех обращавшихся в суд. Попытки правительства бороться со взяточничеством не давали никаких результатов, т. к. этот порок охватил весь государственный аппарат. Крайне низкая общая грамотность судей, не говоря уже о грамотности юридической, обусловила фактическое сосредоточение всего дела правосудия в руках канцелярских чиновников и секретарей.

В дореформенном суде господствовала инквизиционная (розыскная) форма судопроизводства. Процесс проходил в глубокой тайне. Принцип письменности предполагал, что суд решает дело не на основе живого, непосредственного восприятия доказательств, личного ознакомления со всеми материалами дела, непосредственного устного допроса обвиняемого-подсудимого, свидетелей, а опираясь на письменные материалы, полученные во время следствия. Да и доказательства оценивались по формальной системе. Их сила заранее определялась законом, который твердо устанавливал, что может, а что не может быть доказательством. Закон же устанавливал и степень достоверности допускаемых доказательств, деля их на несовершенные и совершенные, т. е. такие, которые давали основание для окончательного приговора и не могли быть опровергнуты подсудимым. Но и среди них особо выделялось признание – "лутчее свидетельство всего света". Для получения его широко применялась пытка, формально запрещенная в 1801 году, но на практике просуществовавшая на протяжении всей первой половины XIX века.

Для дореформенного суда характерна множественность судебных органов, сложность и запутанность процессуальных требований, невозможность порой определить круг дел, которых должен подлежать рассмотрению того или иного судебного органа. Дела бесконечно перекочевывали из одного суда в другой, зачастую возвращаясь в первую инстанцию, откуда вновь начинали долгий путь вверх, на что нередко уходили десятилетия.

Другой порок дореформенного суда – взяточничество. Это, наряду с произволом и невежеством чиновников, типичное для всех звеньев государственного аппарата, явление здесь приобрело настолько чудовищный, всепоглощающий размах, что его вынуждены были признать даже самые ярые защитники самодержавно-крепостнических порядков. Подавляющее большинство судебных чиновников рассматривали свою должность как средство наживы и самым бесцеремонным образом требовали взятки со всех обращавшихся в суд. Попытки правительства бороться со взяточничеством не давали никаких результатов, т.к. этот порок охватил весь государственный аппарат. Крайне низкая общая грамотность судей, не говоря уже о грамотности юридической, обуславливала фактическое сосредоточение всего дела правосудия в руках канцелярских чиновников и секретарей.

Резкой критике подвергали российскую судебную систему революционные демократы (А. Н. Радищев, декабристы, А. И. Герцен, Н. П. Огарев) и революционеры-разночинцы. И даже отъявленные реакционеры не могли не признать необходимость ее реформы.

2. Попытки проведения судебной реформы в первой половине XIX века

В начале 19 века Россия превратилась в крупную империю, разделенную на 50 губерний. Реформы Екатерины 2 дали толчок развитию экономики, торговли, городского хозяйства. Возникла острая необходимость в решении спорных вопросов, возникавших в области коммерции, торговли, предпринимательства.

Старая судебная система, в своей основе созданная при Екатерине II и реорганизованная в 1801 г., громоздкая и малоэффективная, уже давно не отвечала предъявляемым к ней требованиям. Существовали уездные суды для всех сословий (уездный земский суд для дворян, уездная расправа для государственных крестьян, городовые магистраты для горожан). Вместо упраздненных судов второго звена (на уровне губерний) в губернских центрах действовали палаты уголовного и гражданского суда, и которых можно было обжаловать решения низшей инстанции. Кроме того в столицах действовали надворные суды для дворян и чиновников. Всю систему возглавлял Сенат как высшая судебная инстанция. Существовали также специальные суды: военный, духовный, коммерческий. В совестных судах, где заседали по два представителя от каждого сословия, рассматривались межсословные споры.

В 1803 году М. М. Сперанский предложил широкую программу усовершенствования судебной системы России, получившую дальнейшее развитие во "Введении к уложению государственных законов" 1809 года1. В 1821 и 1826 годах он возвращался к проектам судебных преобразований, которые поддержал В. П. Кочубей. В 1836 году II отделение императорской канцелярии и Министерство юстиции разработали новые проекты законов о судоустройстве и судопроизводстве, основанные на принципах, предложенных еще в 1827 году статс-секретарем М. А. Балугьянским, но и они не были утверждены. В 1837 году II отделение и Министерство юстиции представили проект улучшения следственной части, этому же был посвящен доклад Д. Н. Блудова, составленный в 1844 году. Все эти документы в случае их принятия могли бы существенно улучшить судебную систему России, но, поскольку они, пусть и весьма робко, проводили некоторые буржуазные принципы, правительство их отвергло.

Хотя судебная реформа, казалось бы, затрагивала лишь специфическую часть государственного механизма и всей политической системы, автору данной работы думается, что ее нельзя провести изолированно, без решения коренных вопросов общественной жизни, в первую очередь крестьянского. Именно поэтому остались без последствий все начинания, проводимые при Николае I, и именно поэтому с восшествием на престол его сына, когда возникли идеи крестьянской реформы, развернулись практические работы и по реформе судебной. Если судебную реформу нельзя было провести без раскрепощения крестьян, то и это раскрепощение в свою очередь требовало, по мнению даже самих помещиков, преобразования судебной системы хотя бы уже потому, что освобожденные крестьяне выходили из-под юрисдикции их бывших владельцев.

3. Предпосылки и подготовка судебной реформы 1864 г

Вызванная развивавшимися в стране капиталистическими отношениями, судебная реформа отразила классовые интересы буржуазии, проводилась на основе судебных уставов, принятых 20 ноября 1864 года "Учреждение судебных установлений", уставы уголовного и гражданского судопроизводства, устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. На окраинах России уставы вводились со значительными изменениями; окончательно процесс был завершен лишь к 1896 году

Крымская война 1853-1856 гг., закончившаяся поражением России, показала экономическую, политическую и военную несостоятельность царизма, обнаружив пороки и язвы социально-экономической системы.

"Существующее в стране смещение властей законодательной, исполнительной и судебной способствует развитию бюрократизма. Нам, русским, необходимее воспитать в себе чувство уважения к закону, ибо мы привыкали прибегать к темным и негласным путям мимо открытых и законных, когда хотим покончить спорное дело легко и просто. Мы сбились со столбовой дороги законности и заблудились по проселкам. Нас нужно оттуда вывести, а для этого нужно отлучить от дверей тайной полиции и губернаторов, да указать на открытые двери судебных мест". В сказанном понимание необходимости судебной реформы. "Поднять юридические нравы народа, внушить ему негодование к кривосудию и любовь к правде было бы поистине святым делом". Но как осуществить это? Прежде всего, ввести гласность и устность судопроизводства. "Пора исполнять над нашими исполнителями, следователями, судьями единственно неподкупный контроль общественного мнения, пора дать средство оглашать во всеуслышание темные дела и скрытые беззакония. Тогда, но только тогда, мы можем излечиться от старого недуга и догнать в правосудии другие образованные страны".

Как видно, кризисное состояние государственного механизма России стало очевидным. Это явилось необходимой предпосылкой осознания неизбежности реформы. "К концу Крымской кампании, – вспоминал Оболенский, – чувствовалась неизбежность существенных реформ".

Активно затрагивался один из злободневнейших вопросов – реформа правосудия. Здесь очевидны две тенденции. Первая – показать никчемность отечественной юстиции и образцовое состояние правосудия стран Запада. Вторая – обосновать необходимые законодательные изменения правосудия. Появились предложения об уничтожении канцелярской тайны, о введении гласности и публичности судопроизводства. Гласность в суде определялась требованиями гласности общественной жизни.

Крепостное право исключало законность. Крепостное право предполагало зависимость юстиции от административной власти.

Таким образом, реформировать государственный механизм, юстицию было невозможно без отмены крепостного права

Что представлял собой дореформенный суд в России? Уездные суды были первой инстанцией по гражданским и уголовным делам. Но для горожан (недворян) существовал специальный суд – городской магистрат, а торговые иски рассматривались в коммерческих судах. Для духовенства был создан также особы суд. Кроме того, имелись различные ведомственные суды (военные, морские и др.). Второй инстанцией, куда могли быть обжалованы решения уездных и городских судов, являлись губернские судебные палаты по гражданским и уголовным делам. Высшей апелляционной инстанцией по большинству дел служил Правительствующий сенат. В тех случаях, когда в Сенате возникали разногласия, дело подлежало рассмотрению в Государственном совете. Сенат, кроме того, выступал первой судебной инстанцией по делам крупных сановников.

Для "государственных преступников", то есть по политическим делам, учреждались временные специальные судебные органы. Функции высшего судебного органа по делам духовенства выполнял Синод. По большинству дел, которые относились к категории незначительных, судебные функции осуществлялись полицией, которая имела право наказывать розгами до 30 ударов и арестом до 3 месяцев. Крепостное крестьянство вообще не могло обращаться в государственные суды.

Следовательно, огромная масса населения была неподсудна государственному разбирательству. Было 20 ведомственных и сословных судов, причем границы их подсудности оставались неясными. Суды находились в сильной зависимости от административной власти. Нередко судебные решения отменялись распоряжениями начальства. В общих судах господствовал аппарат канцелярии. Взяточничество было обычным явлением.

"Судебная реформа, – считал Кони, – призвана была нанести удар худшему из видов произвола, произволу судебному, прикрывающемуся маской формальной справедливости. Она имела своим последствием оживление в обществе умственных интересов и научных трудов. Со старой судебной практикой науке было нечего делать.

Существенное влияние на проекты судебной реформы оказывала подготовка отмены крепостного права. Губернские дворянские комитеты, организованные для выяснения пожеланий дворянства об отмене крепостной зависимости, в 1858 г. представили свои предложения. Их "постоянно и внимательно читал Александр II, – писал А. В. Головин.

Член Владимирского комитета И. С. Безобразов заявил о невозможности крестьянской реформы без судебной. Если последняя не будет осуществлена, то выход из крепостной зависимости приведет крестьян к тому, что "…лишив их защиты крепостной власти, передать на жертву произвола, жадности и лихоимства чиновников. Что, если одно крепостное право, то суровое, то мягкое, заменится другим, всегда суровым и никогда не смягчающимся? Напрасны будут труды наши, напрасны жертвы".

Член Рязанского губернского комитета князь С.Б.Волконский и А.С.Офросимов видели в судебной реформе единственную гарантию реализации законодательства об отмене крепостного права. "…Без судебной реформы останутся не удовлетворены интересы дворянства". "Важное обеспечение исправного поступления повинностей к владельцам, – отмечал член Рязанского комитета А.И.Кошелев, – заключается в надлежащем устройстве судебных властей". Если судоустройство останется "чиновничье под надзором других чиновников, то недоимок накопится много: помещики предпочтут их терпеть, чем тратить вдвое на подкуп должностных лиц, а крестьяне, и не внося оброков, будут разорены данями в пользу блюстителей общественного беспорядка и таковой же безнравственности".

Без судебной реформы невозможно обеспечить неприкосновенность личности и собственности.

Гарантировать беспрепятственное владение, пользование и распоряжение землей крестьянству мог только суд. Он же обеспечивал в этом случае и интересы помещика, рассчитывавшего на вознаграждение. Однако юстиция была неудовлетворенна. По силе и резкости выделялось мнение А.М.Унковского – лидера тверского дворянства, служившего долгое время судьей и знавшего правосудие "изнутри". Суд "у нас не значит ничего, – писал он, – Администрация держит всю власть и отдает чиновников под суд тогда, когда это будет угодно их начальникам". Поэтому "администрация наша представляет целую систему злоупотребления, возведенную на степень государственного устройства. При этой системе нигде нет права и господствует один низкий, необузданный произвол, уважающий только деньги и общественное положение".

Губернские комитеты предлагали ввести конкретные институты, оздоровляющие юстицию. Парначев предлагал открыть судопроизводство с независимым судом, упростить следствие, обязать полицию отвечать перед судом. Аналогичные мысли высказывал один из членов Нижегородского губернского комитета Г.Н.Нестеров, Тверского – Е.А.Карно-Сысоев, Харьковского – Д.Я.Хрущев. И.С.Безобразов считал целесообразным установить ответственность каждого перед судом, независимость судебной власти, учредить присяжных, организовать мировой суд, разрешавший маловажные дела. Эти предложения были направлены на утверждение буржуазного правосудия. Обоснование их необходимости дал А.М.Унковский. Он писал: "Итак все дело в гласности, в учреждении независимого суда, в ответственности должностных лиц перед судом, в строгом разделении властей. Без этого строгое исполнение законов ничем не может быть обеспечено, и самое положение о крестьянах, выходящим из крепостной зависимости, останется мертвою буквою, наряду со всеми прочими томами наших государственных законов… Чего может ожидать Россия при освобождении крестьян без учреждения независимого суда и ответственности" перед ним чиновников? Беспорядков и смут". Независимый суд возможен только при присяжных заседателях. Суд присяжных единственно "самостоятельный суд, независимый от исполнительной власти, и притом словесный и гласный… потому что другого независимого суда на свете нет и не было". Народ достоин суда присяжных, который безопасен для монархии и "может существовать при всякой системе государственного управления". Не угрожает самодержавию бессословный суд, равенство всех перед законом.

О введении буржуазных институтов говорилось и в адресах дворянства Александру II, Владимирское дворянство убеждало царя в адресе 15 января 1860 г. в невозможности крестьянской реформы без судебной, "потому что освобожденные крестьяне, лишенные защиты помещиков, при отсутствии правосудия и ответственности должностных лиц подвергнутся еще большей и невыносимой зависимости от произвола чиновников и через то могут совсем потерять уважение к действительной законности". Поэтому "для мирного и благоприятного исхода предстоящей реформы" необходимо:

1) разделить власти: административную, судебную и полицейскую;

2) определить "ответственность всех и каждого перед судом";

3) ввести гласность гражданского и уголовного судопроизводства;

4) учредить суд присяжных.

Наряду с либеральными предложениями реформы правосудия были пожелания прерогативы дворянства в суде.

Правительство отвергло либеральные предложения, поскольку реализация принципов равенства всех перед судом, гласности, института присяжных и т. д. противоречила феодальной государственности.

Поворот правительства в отношении к судебной реформе с переоценкой ее институтов произошел в конце 1858 – начале 1859 гг. под влиянием решения отменить крепостное право с наделением крестьян землей.

Необходимость спешной судебной реформы диктовалась экономикой страны, находившейся в застое. Без нее нельзя было рассчитывать на помощь иностранного капитала.

Таким образом, судебная реформа становилась очевидной для правительственных кругов. Однако они отрицали в то же время институты, известные странам Запада, гарантировавшие неприкосновенность личности, собственности, режим законности.

Выводы

Судебная реформа Екатерины II. Несмотря на ее актуальность в 18 веке уже в начале 19 века требовала изменений. Она просто-напросто изжила себя.

Множественность судебных органов, их сословный характер, отсутствие четкости в определении подсудности дел порождали сложность и запутанность процессуальных норм.

Система судоустройства России до 60-х годов XIX в. определялась положениями Учреждения о губерниях 1775 г.

В 1803 году М. М. Сперанский предложил широкую программу усовершенствования судебной системы России, получившую дальнейшее развитие во "Введении к уложению государственных законов" 1809 года. Однако этих изменений было не достаточно.

В 1864 г. старая судебная система была упразднена, и новая судебная система, введенная "Учреждением судебных установлений", приобрела следующий вид. Она состояла из 2 структур:

1) местных судов (для решения малозначительных дел) – волостных и мировых;

2) общих судов, включавших в себя окружной суд и судебную палату. Во главе судебной системы стоял Сенат.

Литература

1. История государственного управления России. Учебник / Отв. ред. В.Г.Игнатов. Ростов на Дону, 1999.

2. Горинов М.М., Данилов А.А., Дмитриенко В.П. История России. Ч.1-III. М., 1994.

3. Исаев И.А. История государства и права России: Полный курс лекций. М.,1999.

4. Исаев И.А., Золотухина Н.М. История политических и правовых учений России XI-XX вв. М., 1995.

5. Тонких В.А., Ярецкий Ю.Л. История политической и правовой мысли России. М., 1999.

6. Беляев И.Д. История русского законодательства. Спб., Нева 1999.

7. История России. В 3-х т. Под ред. А.Н.Сахарова. М., 1996.

8. История России с древнейших времён до 1861 года. / Под ред. Н.И.Павленко. М., 1996.

9. Заичкин И.А., Почкаев И.Н. "Русская история: От Екатерины Великой до Александра II" М.: Мысль, 1994.

10. Шмурло Е.Ф. История России (IX – XX вв.). М., 1999.

11. Корнилов А.А. Курс истории России XIX в. М., 1993.

12. Наше Отечество: Опыт политической истории. Т. 1-2. М., 1991.

13. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. М., 1993.

14. Андреев А.Р. История государственной власти в России. М., 1999.

15. История России с древнейших времен до конца XVII в. Отв. ред. А.Н.Сахаров, А.П.Новосельцев. М., 1996.

16. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. М., 1993.

17. Сперанский М. М Записка об устройстве судебных и правительственных учреждений в России / Проекты и записки. – М.-Ленинград, 1961

18. Смолярчук В. И., Анатолий Федорович Кони. – М., 1981