Римская юриспруденция

Римская юриспруденция.

Статьи по теме
Искать по теме

Римская юриспруденция ведет свое начало от практической деятельности юристов республиканского периода. Развивавшаяся экономика и усложнение форм оборота предъявляли новые разнообразные запросы, требовавшие точной формулировки прав рабовладельцев. Рядом с этим противоречия интересов крупных землевладельцев и богачей-ростовщиков на почве различия применявшихся теми и другими методов эксплуатации крестьян и других малоимущих слоев населения, в частности – провинциалов, в свою очередь, делало необходимой помощь юристов в целях наилучшего урегулирования возникавших вопросов.

1. Становление источников в Римском праве

Огромную роль в формировании римской правовой традиции в архаический период играли жрецы. Особенно выделялась среди них коллегия понтификов, которая присвоила себе привилегию формирования и толкования норм права. Понтифики были по сути дела первыми римскими юристами. В Риме (в отличие от стран Востока) сравнительно рано происходит религиозных норм, связанных с верованиями римлян и их долгом перед богами, и собственно правовых норм, связанных с деятельностью или с санкций римского государства. Тем не менее, понтифики по-прежнему контролировали всю юридическую деятельность в Риме. В связи с этим право в архаический период сохраняло во многом сакральный характер, совершение юридических актов требовало выполнения религиозного ритуала: жертвоприношения клятвы и т. д. Древнейшим источником права в Риме были правовые обычаи. Согласно римской исторической традиции, другим источником права являлась законодательство римских царей. Однако существование этих законов время от времени подвергается сомнению. В последние десятилетия исследователи склонны не отвергать эту традицию, считать достоверными сведения о законах римских царей, по крайней мере Нумы Помпилия и Сервия Тулия

Поскольку эти источники права, тесно связанные с традицией и религией римского народа (квиритов), выступали первоначально как патрицианские, в литературе высказовалось предположение о существовании особой системе правовых обычаев у плебеев. Движение плебеев за равноправие отразилось и в правовой сфере, поскольку патрицианские магистры и жрецы (понтифики) произвольно толковали неписаные обычаи, игнорируя интересы плебеев. С борьбой плебеев и патрициев связывается принятие (около 450 года до н.э.) первых писаных римских законов- Законов XII таблиц. Согласно традиционной версии, для их составления была создана первоначальная комиссия из 10патрициев (децемвиры), подготовившая законы на десяти таблицах, текст которых не удовлетворил плебейское население Рима. В результате острого политического конфликта была создана новая комиссия децемвиров, состояв как из патрициев, так и из плебеев, дополнившая первоначальный текст еще двумя таблицами.

Традиционная версия происхождения Законов XII таблиц в настоящее время нередко ставится под сомнение. В самом тексте Законов нет положений, свидетельствующих непосредственно об уравнении в правах патрициев и плебеев. Но очевидно, что Законы стали основой общего для патрициев и плебеев единого квиритского, или цивильного, права, предназначенного исключительно для римских граждан. Возможно, что принятие Законов XII таблиц было связано с борьбой плебеев с патрицианско-жреческой верхушкой, а также с противоречиями между светской и религиозной аристократией. Принятие Законов XIIтаблиц означало ослабление былых позиций понтификов, которые сохраняли за собой право хранить и толковать неписаные обычаи и законы, вырабатывать формы судебных исков и злоупотребляли этим правом. Хотя в Законах XIIтаблиц предусматривалось использование клятв и совершение других ритуальных действий, право уже было отделено от религиозных норм и приобрело светский характер.

Другим важным источником квиритского права были законы. Законы XII таблиц завершались указанием на то, что впредь всякое решение народного собрания должно иметь силу закона. С предложением о принятие нового закона в собрании обычно выступали должностные лица (магистраты), затем законопроект обсуждался в сенате и за три недели до голосования предавался гласности.В принятом законе выделялись, как правело три части. В первой указывался инициатор принятия закона, вторая содержала саму норму, т. е. правовые предписания, а в третьей устанавливалась санкция. Принятый народным собранием закон немедленно вступал в силу, если не предусматривалась специальная отсрочка, и его текст в случае особой важности выставлялся на форуме.

В древнейший период правовую силу имели также решения сената (сенатус-консульты), а в исключительных случаях и постановления магистратов. Так, на основе решения чрезвычайной комиссии децемвиров были изданы, например, Законы XII таблиц.

Толкование законов, как и цивильного права вообще, а также составление судебного календаря и исковых требований вплоть до конца IV века оставались привилегией понтификов, всячески охранявших свою монополию на судебные тайны. Окончательному освобождению права от религиозной оболочки, подрыву позиций жречества и началу светской юриспруденции способствовало хищение и предание гласности в 302 году до н.э. писцом Клавдием Флавием судебного календаря, формы исков и записей и толкований норм и обычаев, которые ранее в строгой секретности хранились в архивах понтификов.

В III веке до н.э. – III веке н.э. формально продолжали действовать Законы XII таблиц {официально они были отменены в VI веке н.э. в ходе законодательных реформ византийского императора). Глубокое уважение римлян к своим правовым традициям и особенно благоговейное отношение к ЗаконамXII таблиц не позволяли им открыто отказаться от этого исторического памятника. Но существенные изменения в экономической и политической жизни Рима сделали необходимым фактический отказ в повседневной правовой практике от устаревших норм Законов XII таблиц и квиритского права в целом. Возникла насущная необходимость в создании новых форм правотворчества, более гибких и позволяющих учитывать меняющиеся общественные условия.

На новом этапе истории римского права его характерным источником становятся эдикты преторов, на базе которых наряду с цивильным правом (по-прежнему уважаемым, но все менее применяемым) вырастают новые, и совершенно самостоятельные правовые системы:"преторское право"и "право народов". Обе эти системы были результатом правотвор-ческой деятельности преторов. Таким образом, в Риме возникла сложная (по сути дела – тройная) система источников права. Вступая в должность, претор обнародовал свой эдикт, где содержались юридические формулы, с помощью которых он намеревался поддерживать порядок и вершить суд.Эти формулы существенно отклонялись от норм цивильного права, хотя формально претор должен был действовать в его рамках. Положения, которые содержались в эдиктах, сами не имели силу закона, но были обязательнными, поскольку поддерживались преторской властью. Сам претор был обязан следовать своему эдикту, срок которого истекал через год. Приходящий ему на смену претор, как правило, лишь несколько изменял эдикт своего предшественника, внося в него новые положения и отбрасывая устаревшие. Но поскольку основная часть эдикта сохранялась, преторское право, наряду с гибкостью и приспособляемостью, характеризовалось определенной преемственностью и стабильностью.

Особую роль в развитии права в классический период сыграли эдикты претора перегринов, должность которого учреждена в 242 году до н.э. Последний регулировал отношения между римскими гражданами и иностранцами(перегринами), а поэтому вообще не был связан нормами права. В своем правотворчестве он обладал большой свободой усмотрения, мог в своих правоположениях ссылаться на "справедливость" или на "естественный разум". Созданное преторами перегринов "право народов" было не международным, а внутригосударственным, т. е. римским правом, его наиболее развитой и совершенной частью.

С установлением империи постепенно изменилось и полажение императоров в ипреторов в политической системе Рима. Формально преторы сохраняли право на издание эдикта, но их активное правотворчество приходило в противоречие с растущим самовластием императоров. Поэтому уже в первые века нашей эры преторы взяли за правило полностью копировать эдикт своего предшественника. Таким образом, содержание эдикта становилось неизменным, и он не порождал новых норм права. В связи с этим император Андриан решил кодифицировать преторское право, поручив эту работу известному юристу Юлиану (между 125 и 138 гг. н.э.). Составленный последним эдикт (известный как эдикт Юли-

ана) был официально одобрен сенатус-консультом и получил название "вечного эдикта". Он стал обязательным для всех последующих магистратов. С этого времени преторский эдикт по сути дела застывает и перестает быть источником новых правовых норм.

Уже в первые годы империи падает значение народных собраний, которые к концу I в. н.э. крайне редко принимали новые законы, а затем вообще лишились этого права. При императорах вновь выросло значение сенатус-консультов, которые в предшествующий период (в эпоху республики) не обладали правовой силой. В первой I в. н.э. сенатус-консульты обычно не имели санкций, но они приобретали обязательную силу благодаря эдикту претора. Но Адриан вновь вернул сенату законодательную власть, и сенатус-консульты стали выступать в качестве закона. Роль их как источника права возросла, поскольку они составлялись от имени принцепса и часто назывались по его имени.

Постепенно укреплялась и расширялась и самостоятельная законодательная власть императоров. Первоначально императорские законы (конституции) рассматривались как результат делегации власти со стороны народных собраний, но во II в. н.э. юристы обосновали положение, согласно которому римский народ передал свою законадательную власть императорам. К этому времени законодательство императоров превращается в важнейший источник права. Законы императоров в отличие от многих актов магистратов действовали на всей территории римского государства, а не были ограничены пределами города или отдаленной провинции.

Акты императорской власти (конституции) делились на следующие основные, виды:

1) Эдикты – общие положения, основанные на власти "империум", а поэтому юридически обязательные только при жизни данного императора. Но уже со II в. н.э. они начинают соблюдаться и его преемниками.

2) Рескрипты – ответы или советы императора отдельным лицам или магистратам, запрашивающим консулътации по правовым вопросам.

3) Декреты – решения, вынесенные императором в судебных делах, на основе которых сложилась самостоятельная императорская юриспруденциях.

4) Мандаты – инструкции, адресованные правителям провинций, которые в ряде случаев содержали также нормы гражданского или уголовного права, которые применялись и к перегринам.

Первоначально конституции императоров вопросов публичного порядка (организации администрации, преступлений и т, п.), но постепенно они все более и более охватывали все сферы правового регулирования. Многие выработанные в императорскую эпоху формы правовых актов оказали впоследствии большое влияние на законодательную технику средневековых монархий.

В период домината в связи с глубоким кризисом рабовладельческой системы римское право претерпевает изменения, но его основные институты практически сохраняются в прежнем виде, изменения в это время происходят именно в источниках права, среди которых все больший удельный вес приобретает законодательство императоров. В связи с установлением всевластия императоров новые поколения юристов утрачивают право давать обязательные консультации,лишются возможности формулировать новые правовые нормы, как это уже раньше произошло с преторами.

Сокращается число классических юристов, мнения которых по-прежнему рассматривались в качестве источникаправа. В 426 году специальными законами Феодосия II и Валентиана III о цитировании была признана юридическая сила за сочинениями лишь пяти юристов: Папиниана, Павла, Ульпиана, Модестина и Гая. Судьи должны были выявлять общее мнение этих юристов, а в случае разногласия между ними – мнение большинства, В случае равенства голосов решающим признавалось мнение Папиниана, если же в этом случае Папиниан не высказывался, мог действовать самостоятельно.

Утрата римским правом былого динамизма, стирание граней между цивильным и преторским правом, деление в едином императорском законодательстве утрачивает свой смысл, создали благоприятные кодификационных работ. Особенно оживленно работы по систематизации права велись в восточной части Римской империи (Византии). Здесь в конце III века н:э. составлены частные сборники римского права – Кодекс Грегориана и Кодекс Гермогениана, включившие в себя тексты императорских законов с 196 по 365 г,н.э., а в 438 году осуществлена первая официальная кодификация императорских конституций (Кодекс Феодосия).Особенностью сборника Феодосия, свидетельствующей о более высоком уровне кодификационных работ, было то, что он включал в себя только действующее императорское законодательство.

Всеобъемлющая систематизация римского права была проведена в 528–534 гг., т, е. уже после падения Западной Римской империи, по указанию византийского императора Юстиниана. Руководство кодификационными работами осуществлял видный юрист Трибониан. Результатом работы комиссии явилось составление ряда крупных сборников римского права, подвергшегося, однако, некоторым интерполяциям-включения норм более позднего, в частности греческого и восточного права. На более позднем этапе истории права (уже в средние века) эти сборники стали выступать как единый Свод законов Юстиниана.

Обширные кодификационные работы, которые велись под непосредственным руководством самого императора, снискавшего себе славу самого великого законодателя всех народов, начались с составления Кодекса Юстиниана. Подготовка Кодекса была поручена созданной в феврале 528 года комиссии, состоявшей из десяти высших должностных лиц и юристов, среди которых особенно выделялись Трибониан и Феофил. Комиссия была уполномочена, использовав ранее изданные частные и официальные сборники, а именно: Кодексы Грегориана и Гермогениана, Кодекс Феодосия, собрать воедино императорские конституции, устранить имеющиеся в них, противоречия, исключить устаревшие законодательные положения. Кодекс Юстиниана, первая редакция которого не сохранилась, был составлен с поразительной быстротой и издан 7 апреля 529г.Не вошедшие в него законодательные акты отныне подлежали отмене.

Поспешность в составлении Кодекса была причиной многих его недостатков (противоречий, устарелых положений)которые стали особенно очевидными в связи с составлением других частей кодификации Юстиниана, нововведений, содержавшихся в

особенно в сборнике "50 решений"гражданским правом и "правом народов"между квиритской и бонитарной собственностью и т. д.),делали необходимой разработку новой редакции Кодекса Юстиниана.Эта работа была поручена в начале 534 года комиссии из 5 юристов под руководством Трибониана. Переработанный вариант Кодекса (именно в этом виде он и сохранился) был опубликован 16 ноября 534 года, а 29 декабря того же года был наделен силой закона.

По примеру Законов XII таблиц Кодекс Юстиниана был на 12 книгах. В книге I рассматриваются вопросы права и христианской теологии, книги 2–:8 посвящены различным вопросам частного права, в книгах 9–12 затрагиваются различные стороны публичного права (административное управление, преступления и.наказания и т.,д.). Каждая книга распадается на титулы, а последние –на фрагменты.

В рамках отдельных титулов императорские конституции расположены в хронологическом порядке; древнейшая из использованных в Кодексе – Конституция Адриана 117 года (6.23.1), самая поздняя – Конституция Юстиниана от 4 ноября 534 года. Фрагменты, содержащие текст отдельных конституций, включают сведения об издавшем их императоре, о лице, кому они адресованы, о дате и месте их издания. Составителем Кодекса было разрешено вносить существенные изменения в цитируемые законнодательные положения (редактировать,сокращать и т. д.), о чем свидетельствуют сравнения с соответствующими тек-стами конституций по Кодексу Феодосия.

Важнейшую часть кодификации императора Юстиниана, выделявшуюся по богатству использованного правового материала,' составляют дигесты, или пандекты. Последний термин позаимствован из греческого языка, что означает "содержащий в себе все".

По замыслу Юстиниана, изложенному в специальной Конституции от 12 декабря 530 года, его дигесты должны стать всеобъемлющим сборником, охватывающим правовое наследие классической эпохи. Подготовка дигест была поручена специальной комиссии под руководством Трибониана, в которую вошли помимо видных чиновников и практиков известные профессора константинопольской (Феофил,Грациан) и бейрутской (Дорофей и Анатолий) правовых школ.Составели дигесты (позднее они стали называться компиляторами широкими полномочиями по отбору и сокращению текстов классических юристов ("древних юристов"), по устранению в них противоречий, повторений и устаревших положений, по внесению в них иных изменений с учетом императорских конституций.

В процессе работы над дигестами комиссия просмотрела и использовала 2 тыс. сочинений, обработала 3 млн.строчек. В случае возникновения спорных вопросов она обращалась за разъяснениями к Юстиниану, который издавал соответствующие конституции, составившие "50 Решений". учитывая масштабность использованного в них материала, были подготовлены исключительно за короткий срок, опубликованы 16 декабря 533 года специальной Конституцией.

Дигесты представляют собой уникальный правовой памятник, насчитывающий около 150 тыс. строк, включающий более 9 тыс. текстов, взятых из книг римских юристов, живших с I в. до н.э. по IV в. н.э. Более других в Дигестах цитируются Ульпиан, Павел, Папиниан, Юлиан, Пом-Модестин. Так, тексты Ульпиана составляют– 1/6, Папиниана – 1/18

Структурно Дигесты делятся на семь частей {в самом тексте такой рубрики нет) и на 50 книг, которые в свою очередь (кроме книг 30–32 о легатах и фидеикомиссах)расчленяются на титулы, имеющие названия. Титулы состоят из фрагментов, число и размеры которых неодинаковы. Каждый фрагмент содержит в себе текст из сочинения какого-нибудь юриста. Фрагмент приводится с указанием автора и названия работы, откуда почерпнута цитата.

Содержание Дигест весьма широко и разнообразно. В них рассматриваются некоторые общие вопросы правосудия и права, обосновывается деление права на публичное и частное, дается очерк возникновения и развития римского права, излагается понимание закона и т. д.но немного места отведено публичному праву, образом в последних книгах (47–50), где говорится о преступлениях и наказаниях, о процессе, правах фиска, городском управлении, военном пекулии и т; п. Представлены здесь и вопросы, относящиеся к сфере международного права: ведение войны, прием и отправка посольств, статус иностранцев и т, д.

Наиболее полно в Дигестах представлено частное право.Особенно много внимания в них уделено наследованию (позакону и завещанию), брачным отношениям, вещному праву, различным видам договоров. Дигесты написаны на латыни, но многие термины, а иногда и целые извлечения (из Марциана, Папиниана)даны по-гречески. Придав Дигестам силу закона, Юстиниан запретил их комментирование, а также ссылки на старые законы и сочинения юристов.

Первоначально текст Дигест Юстиниана не сохранился и полная копия (флорентийская рукопись) относится к VI или VII вв. Сохранился также ряд копий Дигесты Юстиниана, составленных в XI–XII вв., но в них. Были опущены значительные сокращения, а также значительные искажения

текста (так называемые –вульгаты)

Своеобразной частью кодификации Юстиниана является Институцией– элементарный учебник права, обращений императором к "юношеству, любящему законы",составления Институций по указанию Юстиниана в 530была составлена специальная комиссия из.Трибониана профессоров права Феофила и Дорофея. Последние и являются фактическими авторами Институцией Юстиниана, поскольку Трибониан в это время -был занят подготовкой Дигест. Институции были изданы 21ноября 533 года и в том же году получйли силу императорского закона, стали применяться как официальный источник права.В основу Институций Юстиниана были положены сочинения Гая (Институции и "Повседневные дела"), а также Институции Флорентина, Марциана, Ульпиана. Определенное влияние на них оказали дигесты, а также ряд императорских конституций. Институции Юстиниана, хотя и в меньшей степени, чем черты постклассического (позднеримского),права. Многие устаревшие правовые институты были из них исключены (например вышедшие из употребления формы брака, легесанкционной и формулярный процесс и т. п.).С другой стороны, был включен ряд новых положений, относящехся к юридическому лицу, конкубинату, колонату,и т. п. Некоторые вопросы в Институциях Юстиниана разработаны подробнее, чем в Институциях Гая, в частности получила дальнейшее развитие вещных прав, расширен круг оснований возникновений обязательств.

Как и.Институции Гая, Институции Юстиниана состоят из 4 книг. Под влиянием Дигест они были разделены на титулы, которые состоят из отдельных фрагментов.

Институцией Юстиниана позаимствована из Институцией Гая, расположение материала (особенно в последней книге) имеет некоторые отличия.

В первой книге даются общие сведения о правосудии и праве, о правовом статусе лиц, о вольноотпущенниках,о браке, об отцовской власти, об опеке.

Вторая книга посвящена вещному праву. В ней подробно рассматриваются новые способы деления и свойства вещей,предусматриваются новые способы их приобретения, Здесь же говорится о завещаниях и легатах.

В третью книгу включены титулы, относящиеся к наследованию без завещания, степени когнатского родства и т. п. В этой же книге излагаются общие положения об обязательствах и обстоятельно освещаются отдельные виды договором.В отличие от Институций Гая обязательства из деликтов включены в четвертую книгу, где особенно подробно рассмотрен закон Аквилия о возмещении вреда. Далее разбираются вопросы защиты прав (разные виды исков и интердиктов). В заключительной части Институций Юстиниана

добавлены два титула, где перечислены обязанностилюдей и разные виды преступлений, особенно разработанные в императорском законодательстве (оскорбление величества, прелюбодеяние, отце убийство, и т. д.).

Как исторический источник Институции Юстиниана имеют меньшую ценность, чем Дигесты и Кодекс Юстиниана, но они обладают и несомненными достоинствами –систематическим, сжатым и четким изложением правового материала по широкому кругу вопросов. Подлинный текст

Институций Юстиниана не сохранился, наиболее древняя копия относится к IX веку.

В 535–555 гг. указанные выше три сборника римского права были дополнены сборниками конституций (новелл)самого Юстиниана, в которых в большей степени отразились уже особенности не римского права, а византийского общества и права. Однако эти сборники были составлены чатными лицами и не имели официального характера.Наиболее крупный из них включал 168 новелл, из которых153 принадлежат Юстиниану. Значительно позднее (в сред-ние века) сборники новелл Юстиниана стали включаться Corpus juris civilis в качестве его четвертой книги.

2. Юриспруденция в Древнем Риме

Деятельность старых республиканских юристов. Римская юриспруденция ведет свое начало от практической деятельности юристов республиканского периода. Развивавшаяся экономика и усложнение форм оборота предъявляли новые разнообразные запросы, требовавшие точной формулировки прав рабовладельцев. Рядом с этим противоречия интересов крупных землевладельцев и богачей-ростовщиков на почве различия применявшихся теми и другими методов эксплуатации крестьян и других малоимущих слоев населения, в частности – провинциалов, в свою очередь, делало необходимой помощь юристов в целях наилучшего урегулирования возникавших вопросов.

В республиканский период их деятельность имела практический характер и выражалась в редактировании формальных актов (cavere), в руководстве ведением судебных дел (agere), в даче советов (respondere). По дошедшим до нас отрывкам сочинений республиканских юристов и ссылкам на них позднейших юристов следует признать, что уже тогда юридическая техника достигла довольно высокого уровня.

Деятельность старых республиканских юристов выражалась, прежде всего, в толковании права.

Ita in civitale nostra aut iure, id est lege, constituitur, aut est proprium ius civile, quod sine scripto in sola prudentium interpretatione consistit (D. 1. 2. 2. 12. Pomponius).

(Так и в нашем государстве (правосудие) строится или на основании права, т.е. писаного закона, или действует собственное цивильное право, которое устанавливается без записи, одним толкованием знатоков права.)

В этих словах Помпония подчеркнута творческая роль римского толкования законов и его значение как источника права. Так, путем толкования XII таблиц были выработаны институты эманципации (освобождения) детей от отцовской власти, наследования по закону и др. Путем толкования развилась большая часть институтов цивильного права. Древнее толкование III – II вв. до н.э. строго держалось словесной формы, в которую облекались законы или сделки. Цицерон рисует это состояние и метод словами – veteres verba tenuerunt – древние держались за слова (pro Murena, 11), подчеркивая консерватизм методов старого толкования.

В соответствии с практическим характером деятельности старых республиканских юристов их литературная деятельность выражалась в комментариях к законам XII таблиц (таков комментарий Элия Пета Ката, II в. до н.э., в трех частях: объяснения текста, толкования юристов и исковые формулы). Более поздние произведения дают обобщение практики, ряд юридических правил – regulae (Марк Порций Катон – отец и сын, II до н.э.). Наконец, появились систематические комментарии по отдельным системам цивильного и преторского права. Кв. М. Сцевола (I в. до н.э.) был составителем первого подробного изложения цивильного права в 18 книгах. Сервий Сульпиций Руф (I в. до н.э.) дал первый комментарий преторского эдикта. Его ученик Алфен Вар комментировал обе системы (цивильного и преторского) права в 40 книгах дигест.

Из других республиканских юристов нужно назвать Марка Манилия, Марка Юния Брута и Публия Муция Сцеволу (II в. до н.э.), о которых позднейшие юристы говорили, что они "основали цивильное право" (D. 1. 2. 2. 39). Выдающимся юристом был также Цицерон (I в. до н.э.).

26. Деятельность классических юристов. Особого расцвета римская юриспруденция достигла в период принципата (I – III вв. н.э.), признаваемый за классический. В именно эту эпоху право частной собственности, частное право, достигло своего высшего развития. Это обусловливало широкое развитие деятельности юристов.

Задачи, стоявшие перед юристами классической эпохи, отличались большой сложностью. Классовые противоречия все больше углублялись и обострялись, восстания рабов приняли такие формы и размеры, что весь рабовладельческий строй оказывался в опасности, и требовались чрезвычайные меры для обеспечения господства верхушки рабовладельческого класса. Беспрерывно росли и противоречия между различными группировками свободного населения. С другой стороны, рост государственной территории, расширение торгового оборота, развитие и усложнение всех хозяйственных отношений вызывали необходимость соответствующих изменений правовой надстройки. Необходимо было проявить гибкость и разрешать вновь возникающие вопросы в интересах господствующего класса, в первую очередь – в целях закрепления неограниченного права собственности рабовладельцев на рабов и права собственности на землю.

Классические юристы успешно справились со стоявшими перед ними задачами. Верные своему практическому направлению, они в своих кратких и весьма четких решениях отдельных казусов удовлетворяли новые запросы жизни в соответствии с интересами господствующего класса. При этом нередко наблюдалось, что, устанавливая по существу новые принципы, римские юристы приурочивали их к старым понятиям и подкрепляли ссылкой на авторитет старых юристов: в этом сказывался присущий римским юристам консерватизм. Но, наряду с этим, в их деятельности, и прежде всего в толковании закона, определенно сказывалось и прогрессивное начало. На место прежнего словесно-грамматического толкования законов и сделок является толкование ex voluntate, основанное на отыскании воли закона или сторон. Как говорит Цельз,

scire leges non hoc est verba earum tenere, sed vim ac potestatem (D. 1. 3. 17).

(знать законы – это не значит держаться за их слова, но (понимать) их силу и значение (мощь).)

Классические юристы не отходили, однако, без нужды от грамматически-словесного толкования. При отсутствии в словах закона или сделки какой-либо двусмысленности недопустимо особо ставить вопрос о воле – quaestio voluntatis.

Cum in verbis nulla ambiguitas est, non debet admitti voluntatis quaestio (D. 32. 25. 1).

(Когда слова не возбуждают никаких разногласий, не следует допускать (постановки) вопроса о воле.)

Отходя от старого, строго цивильного права (strictum ius), новое толкование направилось в сторону искания aequum et bonum – справедливого и доброго.

Это новое толкование опиралось на зачатки тогдашней науки. Риторическая теория толкования права к концу республики вошла в систему обучения, достигла зрелости и оказала глубокое влияние на римскую юриспруденцию. Она примыкала к аристотелевской науке и ставила себе целью научить своих учеников возможно логичному толкованию. Риторическая теория энергично протестовала против старого формализма и буквального толкования, из которого проистекало, что высочайшее право – summum ius – становилось глубочайшей несправедливостью – summa iniuria. В спорных случаях теория внушала искать настоящей воли законодателя, выявлять те цели, которые преследовал законодатель (ratio legis), в юридических же сделках цели, которые ставили себе договаривающиеся стороны (lex contractus).

В республиканскую эпоху не существовало юрисконсультов и заинтересованные лица обычно обращались к тем, к кому имели доверие. Август и его преемники, в целях привлечения на свою сторону авторитетного сословия юристов, предоставили некоторым наиболее выдающимся юристам ius publice respondendi – право давать официальные консультации по поручению императора, ex auctoritate principis (D. 1. 2. 2. 48 – 50; Гай. 1. 7) в ответ на запросы, обращавшиеся к императору. Responsa (ответы) таких привилегированных юристов имели такую же силу, как и собственные императорские толкования, и были обязательны для судей.

В период от I до середины III вв. работали многие выдающиеся юристы, совмещавшие глубину теоретических знаний, практические дарования, педагогически-воспитательное влияние и, наконец, оставившие литературное наследие. Целую эпоху в этом отношении составил юрист начала принципата М.А. Лабеон, приверженец республиканских идей, новатор в области права (plurima innovare instituit). Лабеон оказал продолжительное влияние на дальнейшее развитие юриспруденции и считается основателем юридической школы прокулианцев (названной по имени его ближайшего ученика Прокула). Его политический противник Капитон, имевший меньшее значение, был основателем другой юридической школы – Сабиньянской, названной по имени его знаменитого ученика Мазурия Сабина (незнатного происхождения, достигшего только к 50 г. всаднического звания). Сабин был величайшим юристом I в. н.э., комментировавшим цивильное право. Из школы прокулианцев вышли Ювенций Цельз – отец и сын. Из сабинианцев во II в. надо отметить Сальвия Юлиана, получившего при Адриане поручение кодифицировать преторское право и успешно выполнившего это поручение (см. п. 21). Ученик Сабина – Африкан много сохранил от своего учителя, следуя ему иногда дословно, но отличается трудностью для понимания. Трудно сказать, к какой школе относился Помпоний, которому история римского права обязана сведениями о развитии юриспруденции и отдельных ее представителях (D. 1. 2. 2. 47 – 53). Последним сабинианцем считается Гай, не отличавшийся глубиной, но оставивший учебное руководство – Институции, написанные с большой ясностью. К III в. н.э. относится стоящий вне школ Эмилий Папиниан, острейший среди римских казуистов, блестящий по сжатости стилист, ставший для позднейших поколений "первым из всех" (primus omnium). Папиниан занимал выдающееся место по совершенству формы и точности приемов подведения отдельных случаев под соответствующие правила и нормы права.

Менее яркими, но также крупными юристами III в. н.э. были Павел и Ульпиан. Павел являлся представителем того направления юристов, которые видели основную задачу в собирании, обработке и комментировании работ предшественников. Он был все же более смел и оригинален, чем действовавший несколько позднее в том же направлении многоречивый Ульпиан.

С середины III в. н.э. начинается упадок юриспруденции. Если в эпоху принципата юристы были нужны императору в качестве одного из каналов для проведения и поддержки императорской политики, то при доминате эта их роль оказалась уже законченной. Императорская власть стала абсолютной, и воля императора оказалась единственным источником права. Ius respondendi больше не дается; юристы работают главным образом в качестве чиновников императорской канцелярии. Однако responsa классических юристов сохранили значение источника права: в 426 г. был издан Закон "О цитировании юристов", признававший обязательное значение за сочинениями Папиниана, Павла, Ульпиана, Гая, Модестина (и тех юристов, сочинения которых приводятся этими авторами). При различии мнений этих юристов предписывалось придерживаться мнения, за которое высказалось большинство, а при равенстве голосов отдавалось предпочтение мнению Папиниана.

Юридическая литература классической эпохи была чрезвычайно разнообразна и различно освещала проблемы права. Для начинающих назначались элементарные руководства – институции (institutiones, enchiridia), определения (definitiones), правила (regulae). Практическим целям служили сборники консультаций и казусов – ответы, письма, проблемы и диспутации (responsa, epistolae, quaestiones, disputationes). Более обширные работы представляли комментарии к эдикту, книги по цивильному праву, комментарии к Кв. Муцию и М. Сабину, где излагалась прежняя система ius civile (libri iuris civilis). Настоящие своды давали дигесты, в которых рассматривалось одновременно и преторское, и цивильное право. Сюда же относились комментарии к отдельным законам, сенатусконсультам, монографии по отдельным отраслям права, специальные монографии по законодательству – своду XII таблиц, императорскому законодательству.

Наибольшей популярностью пользовались краткие элементарные руководства – institutiones. Обучение юристов в республиканском Риме выражалось в допущении молодых юристов к слушанию даваемых консультаций и к обсуждению с ними отдельных казусов (instruere). В конце республики стали вести систематическое чтение лекций (instituere). В качестве пособия к этим занятиям и появились institutiones. Наибольшей популярностью пользовались Институции Гая. В конце классического периода появились Институции Марциана, Каллистрата, Павла и Ульпиана. Но они не могли затмить старых Институций Гая (II в. н.э.), послуживших в дальнейшем образцом институционной системы. Их своеобразную систему можно назвать доктринальной; при отсутствии или лишь кратком рассмотрении исторического материала все сосредоточено на догматическом изложении действующего права. Институционная система излагает право и его применение не разрозненно, в случайном смешении казуистики, как это делали упоминавшиеся выше "Вопросы" и "Ответы", "Правила" и "Споры", а стремится весь материал расчленить с точки зрения общих правовых категорий, какими прежде всего являются лица, вещи и иски.

Институции Гая дополняются еще его сочинением "Res quotidianae" ("Повседневные дела"). В совокупности они дают краткий обзор всего действующего права, привлекая к изложению две системы – цивильного и преторского права, с преобладанием догматического изложения над историческим. Институции Гая получили широкое распространение у юристов и грамматиков последующей эпохи, а в VI в. н.э. они, правда, в искаженном и переработанном виде, были внесены в кодификацию Юстиниана (см. п. 38). Еще в V в. н.э. они распространялись в Италии в списках, в своем подлинном виде. Один из таких списков, с ошибками и искажениями, был найден в библиотеке в Вероне ученым Нибуром (1816 г.). Текст Институций был стерт и покрыт сверху посланиями Иеронима (VIII или IX в.). Восстановленная рукопись – палимпсест (т.е. пергамент, текст которого был ранее соскоблен и по нему было написано что-нибудь заново) известен под названием Веронской. В 1933 г. в Александрии были куплены у антиквара пергаментные листы с отрывками Гая, дополняющие Веронский палимпсест. Они называются то "новыми отрывками Гая", то – Александрийский, Египетский и Флорентийский Гай (по месту находки и хранения). Существуют русские переводы Институций Гая – Расснера (1888 г.), Дыдынского (1890 – 1892 гг.), М. Бобина – III и IV книг (Харьков, 1892 г.).

Из обширной литературы юристов-классиков до нас в полном виде дошло очень немного и часто в искаженном виде. Помимо упомянутых выше Институций Гая следует отметить:

(1) Так называемые fragmenta Ulpiani. Дошедшая до нас рукопись была написана в Галлии в X в. и найдена в библиотеке Ватикана. В ней содержатся извлечения из сочинения Ульпиана – liber singularis regularum. Написано это сочинение по системе Институций Гая.

(2) Sententiarum libri quinque ad filium – называемые sententiae receptae Павла. Принадлежность их Павлу сомнительна. Это руководство по гражданскому и уголовному праву и процессу благодаря полноте и относительной краткости было широко распространено и особо отмечено в Законе о цитировании (см. п. 29). В послеклассическую эпоху было издано в сокращенном и переработанном виде. Извлечения вошли в Вестготский свод законов.

31. Позднейшие литературные памятники. Из более поздних памятников IV и V вв. эпохи домината дошли:

(1) Так называемые Fragmenta Vaticana – рукопись, найденная в 1821 г. в Ватиканской библиотеке; она представляет собой сборник ius и leges и содержит семь глав: о купле-продаже, узуфрукте, приданом, опеке, дарении и прокураторах. Ius представлено в извлечениях из сочинений Папиниана, Ульпиана и Павла (Гай не представлен). Leges – почти исключительно конституции до 318 г., а также три многоречивых закона Константина и один Валентиниана I от 372 г. О происхождении сборника ничего не известно. Труд, по-видимому, составлен до 438 г., так как Кодекс Феодосия (см. п. 35) в нем не упоминается.

(2) Collatio legum Mosaicarum et Romanarum (неизвестного автора) в трех рукописях VIII – XI вв., содержит сопоставление законов Моисея и римского права в 16 главах, относящихся преимущественно к уголовному праву.

(3) Consultatio veteris cuiusdam iurisconsulti. Это сборник мнений юриста (имя которого неизвестно), жившего, по-видимому, в Галлии, в конце V или начале VI в. Автор дает советы (главным образом из области договорного права) своим доверителям.

(4) Leges saeculares – сирийско-римский законник, который пользовался большим влиянием на Востоке и не был вытеснен законодательством Юстиниана. Книга излагает римское право весьма неполно, часто не понимая и искажая смысл путем добавлений, по-видимому, из местного права. В основание положены изречения классических юристов, но в результате усиленной и часто непонятной переработки они почти неузнаваемы. Работа была написана первоначально по-гречески, затем переведена на сирийский язык, и этот перевод подвергся переработке на арабском и армянском языках.

Выводы

Юристы, являвшиеся представителями класса рабовладельцев, с успехом разрешали ставившиеся им жизнью задачи: закрепление прав собственника, выработку форм договоров и т.п.

В республиканскую эпоху не существовало юрисконсультов и заинтересованные лица обычно обращались к тем, к кому имели доверие. Август и его преемники, в целях привлечения на свою сторону авторитетного сословия юристов.

С середины III в. н.э. начинается упадок юриспруденции.

Юридическая литература классической эпохи была чрезвычайно разнообразна и различно освещала проблемы права.

Из юристов эпохи домината сколько-нибудь выдающимся можно признать Гермогениана (приблизительно IV в.).

Литература

Институции Гая: Книга вторая М.: Норма 2000

Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. – М., 1973

Омельченко О.А. Римское право: учебник М.: Эксмо, 2005.

Римское частное право Учебник Под редакцией И.Б. Новицкого и профессора И.С. Перетерского М.: Проспект 2006

Мосин О.В. Римское право, его значение в истории развития человечества и современной юриспруденции М: Проспект, 2004

Законы 12 таблиц

Бартошек М. Римское право: понятие, термины, определения.М.: Юридическая литература, 1989.

Дождев Д.В. Практический курс римского частного права. Ч. 1: Учебно-практическое пособие. М.: Дело, 2000.

Дождев Д.В. Основание защиты владения в римском праве. М.: Институт государства и права РАН, 1996.

Иоффе О.С. Мусин В.А. Основы римского гражданского права. Л.: Ленинградский университет, 1974.

Кофанов Л.Л. Обязательственное право в архаическом Риме. Долговой вопрос. М.: Юрист, 1994.

Максименко СТ., Ситкова О.К. Осуществление и защита прав по римскому частному праву: Учебно-методическое пособие./ Под ред. Н. П. Антилопа. Саратов: Изд-во ГО У ВПО "Саратовская государственная академия права", 2005.

Пилнева В.В. Римское частное право: Учебное подобие. 3-е изд., доп. М.: ИНФРА-М, 2Ш1.