Режим и порядок отбывания наказания

Режим и порядок отбывания наказания

Статьи по теме
Искать по теме

Режим и порядок отбывания наказания в исправительных учреждениях

В теории уголовно-исполнительного права и в законодательстве понятие режима исполнения и отбывания лишения свободы получило подробное толкование в силу важности его функционального значения. Порядок исполнения и отбывания наказания (режим) выступает в качестве одного из основных средств исправления осужденных (ч. 2 ст. 9 УИК РФ). Он одновременно создает условия для применения других средств их исправления (ч. 2 ст. 82 УИК РФ). В Пакте о гражданских и политических правах (п. 3 ст. 10) подчеркивается, что "пенитенциарной системой предусматривается режим для заключенных, существенной целью которого является их исправление". Поэтому режим является неотъемлемой составной частью содержания исполнения и отбывания наказания и элементом процедуры исправления осужденного. Именно процесс отбывания наказания и его результаты подвергаются оценке для принятия решений о содержании исправительного воздействия либо применении правовых мер, стимулирующих позитивное отбывание наказания осужденным.

Понятие режима исполнения наказания изначально вошло в законодательство вместе с понятием "лишение свободы". Правила режима охватывают все сферы жизнедеятельности осужденных в исправительном учреждении как в нерабочее время, так и в процессе трудовой деятельности, которые находятся под контролем администрации ИУ (прил. №3, стр.67).

Поскольку режимом определяется внутренний распорядок исправительных учреждений, он включает в себя соответствующие требования по обеспечению правопорядка в них, соблюдению как осужденными, так и администрацией своих обязанностей и реализации прав. Его нормы обращены также к иным лицам, посещающим эти учреждения (представителям органов власти, общественных объединений, священнослужителям, родственникам осужденных, вольнонаемному персоналу производственных объектов, где работают осужденные). Они должны соблюдать установленный в этих учреждениях порядок и правила взаимоотношений с администрацией и осужденными.

Правила режима реализуются не только на территории исправительных учреждений и его производственных объектах, но и на прилегающих к ним территориях, на которых установлены режимные требования. Они устанавливаются в помещениях для проживания осужденных за пределами исправительного учреждения (ч. 3 ст. 121, ч. 4 ст. 96 и др.).

Режим отбывания осужденными наказания – это система возложенных законом на осужденных обязанностей и запретов, которые составляют наряду с карательными правоограничениями содержание наказания. Некарательное их свойство, тем не менее, при реализации опирается на правовой механизм принуждения. Например, требование соблюдения элементарных условий общежития не содержит каких-либо правоограничений. Их можно рассматривать как правила общежития. Так, в Правилах внутреннего распорядка в исправительных учреждениях осужденным предписывается бережно относиться к имуществу исправительного учреждения, содержать в чистоте жилые и служебные помещения, соблюдать правила личной гигиены и т.п. Однако невыполнение этих требований влечет для них применение мер моральной и правовой ответственности.

Хотя через содержание режима в ИУ и реализуется наказание в виде лишения свободы, все же он своими нормами охватывает более широкий круг отношений, кроме правоограничений и правил общежития, не имеющих карательного содержания. Правила исполнения и отбывания лишения свободы дают представление о содержании режима в узком смысле.

В широком смысле режим – вся совокупность материальных и процедурных норм, регламентирующих деятельность администрации исправительных учреждений по исполнению наказания, а также условий и правил отбывания уголовного наказания осужденными.

Правовое регулирование уголовно-исполнительного процесса в ИУ направлено на обеспечение функций:

- исполнения уголовного наказания;

- исправительного воздействия на осужденных;

- предупреждения совершения осужденными новых преступлений;

- отбывания осужденными наказания.

Функции уголовно-исполнительного права отражены в его целях и задачах (ст. 1 УИК РФ). Сущность их выражена в принципах уголовно-исполнительного законодательства (ст. 8 УИК РФ) и обеспечивается в форме карательного (ч. 1 ст. 43 УК РФ) и исправительного государственного принуждения (ст. 9 УИК РФ). Большое значение уделяется воспитательному процессу осужденных.

Цели воспитательного воздействия на осужденных:

Условия отбывания наказания в исправительных учреждениях

Нам представляется, что установленный порядок исполнения и отбывания наказания целесообразней обозначить не привычной категорией "режим", употребляемой для обозначения процедуры исполнения и других видов наказаний, а понятием "правопорядок в ИУ", так как он отражал бы содержание всей совокупности правовых отношений, субъектами которых являются как администрация ИУ, так и осужденные. Понятие же режим, на наш взгляд, несколько искажает сущность уголовно-исполнительных правоотношений, сужает представления об осужденном как активном и ответственном их субъекте. Оно порождает иллюзию "неограниченных" прав администрации ИУ и полной зависимости осужденного от ее оценок и решений.

Такой подход к оценке понятия "режим" не нов. Он был обозначен в юридической науке в 70-е годы прошлого века. Сторонником этой идеи был Н.А. Стручков. Он прямо отмечал: "...Режим – это правопорядок в исправительно-трудовых учреждениях, обеспечивающий исправление и перевоспитание осужденных, решение задач частного (специального) и общего предупреждения преступлений".

В определенной степени эту позицию поддерживали А.И. Васильев, А.В. Маслихин, В.А. Фефелов, которые вполне обоснованно отмечали: "Если подходить к приведенным определениям режима с точки зрения субъекта – осужденного к лишению свободы, то предпочтение следует отдать авторам, которые режим определяют как правопорядок отбывания наказания. Такая характеристика режима представляется более точной и верной по своей сути".

Однако в то время в теории она не получила развития, так как понятие "режим" чаще рассматривался правовой категорией применительно к деятельности исправительных учреждений. Ряд авторов по этому поводу отмечали: "Что касается режима как порядка исполнения наказания, иными словами, правопорядка, установленного в ИТУ, то оно слишком широко, ибо понятие режима значительно уже понятия правопорядка в ИТУ".

Более того, неоправданное преобладание внимания правовой науки к проблеме исполнения лишения свободы приводило к деформации теории исполнения наказания в целом. На наш взгляд, попытка законодательного решения проблемы прав осужденных и прав человека в ИУ на начальном этапе постсталинского периода получила развитие через институт "режима отбывания наказания в ИУ". В этой связи АИ. Васильев, А В. Маслихин, В.А. Фефелов отмечают: "...Возникает необходимость в выделении тех правил режима, которые обращены законодателем к осужденным". Думается, такой подход в актуализации режима не в полной мере верен. Дело в том, что правовое положение осужденных – это и есть совокупность тех прав и обязанностей, которые являются неотъемлемой частью правил и норм, составляющих правовую основу порядка исполнения и отбывания наказания, в том числе в условиях исправительных учреждений. Правовые требования исполнения и отбывания наказания в одинаковой мере обращены как к осужденному, так и к органу, исполняющему наказание. Они составляют основу уголовно-исполнительных правоотношений. Применительно к правовому регулированию уголовно-исполнительной деятельности исправительных учреждений и образу жизни осужденных в них выделение норм и требований, обращенных к субъектам единых правоотношений, может быть лишь условным, не иметь обязательной дифференциации правовой формы. Это излишне и усложняет характер самих правовых отношений.

Режим исполнения лишения свободы (правопорядок в ИУ) – это форма реализации кары. Объем же кары в лишении свободы действительно определен в ст. 56 УК РФ. Он постоянен независимо от того, в каких условиях осужденный отбывает этот вид наказания. Нормы же уголовно-исполнительного законодательства лишь позволяют в пределах общего объема кары лишения свободы либо усиливать, либо ослаблять его, исходя из принципа дифференциации и индивидуализации исполнения наказания. Тем самым правовой порядок исполнения лишения свободы, определенный приговором суда, регламентируется нормами уголовно-исполнительного законодательства. Правовая же форма реализации кары и ее претерпевание должны объединяться общим понятием правопорядок, охватывающим всю систему отношений, включая быт и досуг осужденных, их взаимоотношения и т.д. Поэтому вряд ли правильна постановка в теории и законодательстве вопроса различия режима в тюрьмах и видов режима в исправительных колониях. Это разные виды ИУ, которые предназначены для обеспечения различной степени изоляции осужденных Разные виды исправительных колоний, кроме колоний-поселений, также призваны обеспечивать раздельное содержание различных категорий Осужденных при сравнительно равных условиях их изоляции и правоограничений. Исправительные колонии целесообразно различать не по видам режима, а по категориям осужденных, обособляющих определенные группы: колонии-поселения для осужденных первой категории и переведенных осужденных из ИУ второй и третьей категории (ИК общего режима – для осужденных второй категории, ИК строгого режима – для осужденных третьей категории), ИК особого режима – для осужденных четвертой категории. Данные категории осужденных определены в ст. 74 УИК РФ. Исходя из нее, поясним разделения осужденных на группы:

1) осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности, умышленные преступления небольшой и средней тяжести;

2) осужденные мужчины, кроме перечисленных в 3 и 4 категориях, а также осужденные женщины;

3) мужчины, впервые осужденные к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений; при рецидиве преступлений и опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы;

4) осужденные мужчины при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, а также осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы на определенный срок или пожизненным лишением свободы.

Поэтому мы не можем поддержать положение, сформулированное в уголовно-исполнительном праве о том, что режим исполнения наказания сводится лишь к функциональным направлениям деятельности учреждении и органов, исполняющих уголовные наказания. Правовой порядок исполнения наказания значительно шире, чем он установлен нормами отечественного законодательства, и, тем более, он никак не может быть сведен к функциям режима исполнения наказания.

Теория функций режима несет в себе также определенную ограниченность на оценку правового порядка исполнения наказания. Исполнение наказания представляет собой единый процесс государственного принуждения, общий правовой формат которого составляют правоограничения, отражающие сущность и содержание конкретного вида наказания. Вместе с тем процесс исполнения наказания, связанный с исправительным воздействием, включает в свое содержание не только ограничения карательного характера. Исходя из исправительных целей наказания (ч. 2 ст. 43 УК РФ) к осужденным применяются также в принудительном порядке меры исправительного и предупредительного воздействия.

Понятие правопорядок в ИУ более четко позиционирует осужденного как субъекта уголовно-исполнительных правоотношений, призванного отбывать наказание – выполнять возложенные на него законом обязанности и требования, а также нести должную ответственность за уклонение и злостное уклонение от их исполнения. Восприятие уголовно-исполнительным законодательством понятия "правопорядок в исправительном учреждении", на наш взгляд, должно повлечь пересмотр системы ответственности осужденных за ненадлежащее отбывание лишения свободы и тем самым обеспечить большую эффективность лишения свободы как уголовного наказания.

Виды режимов в исправительных учреждениях

В научной литературе режим воспринимается как универсальное правовое явление, содержащее и наказание, и иные принудительные меры, его обеспечивающие. Об универсальности, в частности, свидетельствует определение режима, содержащее и кару (ограничения), и порядок ее реализации, и предупредительные средства, ее обеспечивающие, и воспитательные дисциплинирующие меры, применяемые к осужденным. Так. в одном из учебников разъясняется, что, "выражая кару, режим отбывания наказания одновременно содержит ряд элементов, которые по своему характеру не относятся к проявлениям карательного воздействия на лиц, отбывающих наказания, и не связаны с правоограничениями. В содержание режима в исправительных учреждениях законодатель включает, в частности, реализацию прав и законных интересов осужденных, их личную безопасность, изменение условий отбывания наказания в зависимости от поведения". В учебнике "Уголовно-исполнительное право России" под редакцией профессора В.И. Селиверстова сказано, что "режим выполняет и карательные, и иные функции в процессе обеспечения исполнения наказания".

В таком широком аспекте режим определяется исходя из того, что ст. 56 и 58 УК РФ предусматривают разновидности лишения свободы по видам режима исправительных учреждений (общий, строгий, особый, тюремный и другие). Так. ч. 1 ст. 58 УК РФ определяет, что лишение свободы заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в колонию-поселение, помещение в воспитательную колонию, лечебное исправительное учреждение, исправительную колонию общего, строгого или особого режима либо в тюрьму. Вот почему ст. 82 УИК РФ прямо включает в понятие режима изоляцию и различные условия содержания осужденных в зависимости от вида исправительного учреждения, их изменение, исполнение возложенных на осужденных обязанностей (все это составляет карательное наполнение наказания), а также средства профилактического воздействия: охрану осужденных, надзор за ними, обеспечение личной безопасности, раздельное содержание разных категорий осужденных.

Таким образом, режим в понимании законодателя – это набор (конгломерат) и карательных, и иных принудительных средств воздействия на осужденных.

Однако на рубеже 70-80-х годов прошлого столетия появились работы, в которых авторы стали выделять из компонентов, составляющих режим, те из них. которые не входят в его содержание, а обеспечивают его (охрана, надзор, меры безопасности и пр.). Появилось утверждение о том, что режим и средства его обеспечения – самостоятельные правовые явления, имеющие различное назначение.

В свое время профессор И.С. Ной, критикуя сторонников признания режима самостоятельным карательным фактором лишения свободы, определил ему роль не средства кары, а регулятора карательной силы. Нетрудно догадаться, что появилась идея о режиме как средстве, обеспечивающем реализацию наказания и достижение его целей. В своих работах мы поддержали эту идею и обосновали необходимость определения режима, обеспечивающего наказание, а не режима наказания. Объяснение этому мы нашли в УИК РФ, который в разных главах представляет режим некарательный (гл. 12) и условия отбывания наказания в виде ограничений, кары (гл. 13). В то же время мы находим, что обеспечивающий режим исходит не от уголовного права, а является институтом уголовно-исполнительного права. Определяется он, не исходя из тяжести преступления (ст. 58 УК РФ), а в зависимости от поведения осужденного во время отбывания наказания.

Режим обеспечения отбывания наказания должен быть ориентирован в первую очередь на общественную опасность личности осужденного, которая проявляется через ее поведение, и лишь факультативно – на тяжесть совершенного им преступления. В этом отношении прав Р. Кинг, который заметил: "Ошибочно считалось, что самые опасные преступники в тюрьмах создают наибольшее число проблем, чаще других нарушают режим. Однако есть преступники, которые являются сверхопасными на свободе, но просто образцовыми заключенными в тюрьме, и наоборот, есть заключенные, которые создают огромное количество проблем в тюрьме, но не собираются убегать, а в случае побега большой опасности для общества не представляют".

Установленные действующим законодательством карательные режимы ИУ (в зависимости от тяжести преступлений и прежних судимостей) не могут гибко реагировать на криминальные проявления осужденных, непосредственно и своевременно обеспечивать правопорядок в местах изоляции и автономно гарантировать безопасность осужденных и персонала. Именно поэтому в ИУ устанавливаются режимы обеспечения отбывания наказания, реагирующие на неправомерное поведение осужденных: тюремный режим для злостных нарушителей режима, переведенных из исправительных колоний (ч. 7 ст. 74 УИК РФ); строгие условия отбывания наказания в исправительных колониях для злостных нарушителей режима (ч. 3 и 4 ст. 120, ч. 4 и 5 ст. 122, ч. 3 и 4 ст. 124); режим помещений камерного типа и единых помещений камерного типа для злостных нарушителей режима (пп. "г", "д", "е" ч. 1 ст. 115); режим содержания осужденных в штрафном изоляторе за нарушение порядка отбывания наказания (п. "в" ч. 1 ст. 115); установление профилактического учета (контроля) за лицами, допустившими правонарушения, характер и направленность которых свидетельствуют о возможности совершения преступления в будущем: склонные к побегу, употреблению спиртных напитков и наркотиков, изготовлению запрещенных предметов и т. п. (Инструкция о надзоре за осужденными); создание режима особых условий в исправительных учреждениях при возникновении массовых беспорядков и при групповых неповиновениях осужденных (ст. 85 УИК РФ); установление административного надзора за освобожденными из мест лишения свободы в случае признания их злостными нарушителями режима (ст. 173.1 УИК РФ).

Все указанные режимы или усиливают карательные возможности наказания (перевод в тюрьму и в строгие условия), или представляют собой дисциплинарные меры воздействия (помещение в штрафной изолятор), или применяются в виде профилактической меры (профилактический учет, административный надзор). Чаще всего за этими мерами следует изоляция нарушителей режима от других осужденных, ограничение их передвижения, помещение в условия камерного содержания, а также усиление надзора и контроля за их поведением. Однако непременным условием применения данных мер является отклоняющееся от установленных норм отрицательное поведение осужденных. Все эти режимы имеют временные параметры, то есть определяют правовое состояние осужденных на некоторое время (от 15 суток до 3 лет).

Факторы, учитываемые судом при назначении наказания (тяжесть преступления, прежние судимости и др.) не могут являться основой установления режимов обеспечения отбывания наказания. Как мы ранее отмечали, общественно опасные свойства личности, принимаемые во внимание при назначении наказания, во многих случаях перестают быть таковыми в условиях изоляции осужденного. В исправительных учреждениях происходит своеобразная переориентация антиобщественной направленности личности преступника, так как при этом преобразуются сами общественные отношения.

Таким образом, мы выделили карательные режимы, установленные уголовным законом (режимы наказания), включающие в себя весь арсенал средств принудительного воздействия на осужденных независимо от их поведения в ИУ. и уголовно-исполнительные режимы обеспечения отбывания наказания, реагирующие на отклоняющееся от установленных норм поведение осужденных. Однако есть еще третья разновидность режима, связанная с обеспечением мер безопасности в ИУ. Они исходят не от факторов, учитываемых при назначении наказания, и не от отклоняющегося поведения осужденных во время его отбывания, а определяются криминологической характеристикой совершенного им преступления и его личности. Например, согласно ч. 4 ст. 73 УИК РФ осужденные за преступления определенного вида (предусмотренные ст. 126. 205-206. 208-211 и др.), а также осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, пожизненно лишенные свободы и другие направляются для отбывания наказания в места, указанные федеральным органом УИС; за некоторыми осужденными устанавливается оперативно-профилактический контроль в ИУ по факту совершения определенной категории преступлений; осужденным при особо опасном рецидиве преступлений не предоставляются выезды за пределы исправительного учреждения, переводы в колонию-поселение, расконвоирование; судом устанавливается административный надзор за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего и пр.

Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года предусматривает раздельное содержание осужденных с учетом не только тяжести совершенного преступления, но и криминологической характеристики этого лица, при этом особое внимание уделяется осужденным, прочно усвоившим и распространяющим элементы поведения криминальной среды. Самое главное, на наш взгляд, заключается в том, что должны быть определены безопасные места содержания этой категории лиц. В Концепции предлагается переход на тюремную систему отбывания наказания, при которой камерное содержание способно обеспечить надежную изоляцию этих лиц. Но в настоящее время в условиях колонии подобную функцию могли бы выполнять единые помещения камерного типа (ЕПКТ). Они конкурируют с помещениями камерного типа (ПКТ). Разница между этими мерами дисциплинарного взыскания заключается в сроках содержания: ЕПКТ – до 1 года, ПКТ – до 6 месяцев, обе эти меры предусмотрены в качестве мер взыскания (ст. 115 УИК РФ

В целом решение задачи обеспечения безопасности осужденных, персонала и иных граждан, поставленной в Законе РФ "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", должно осуществляться за счет определения полноценной системы безопасности, которая должна быть отлажена так, чтобы по прибытии осужденного в ИУ и после его изучения он был определен в классификационную группу по критерию опасности личности. Для этого потребуются не только специалисты определенных профилей, которые изучали бы осужденного в первоначальный период его пребывания в исправительном учреждении, но и налаженная система сбора, накопления, систематизации и передачи информации о личности правонарушителя от следователя и администрации следственного изолятора в исправительное учреждение. Таким образом, для применения режима безопасности достаточно того, что осужденный отбывает наказание за преступление, имеющее опасность по криминологическому основанию (например, за совершение террористического акта, участие в преступном сообществе), а также того, что он может оказать отрицательное влияние на других осужденных (например, из-за приверженности к тюремной субкультуре и ее принудительного насаждения в среде осужденных). Содержание режима безопасности составляет раздельное содержание разных категорий осужденных и обеспечение личной безопасности осужденных и персонала (ч. 1 ст. 82 УИК РФ).

Проблемы нарушения режима в исправительных учреждениях

Согласно Федеральному закону от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ " О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" и "ПВР СИЗО УИС" режим представляет собой порядок и условия содержания под стражей лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Он определяет правила изоляции от общества заключенных, надзор за ними, правоограничения, правила внутреннего распорядка, раздельное содержание различных категорий лиц, меры профилактического воздействия, применяемые к ним.

Лица, содержащиеся под стражей, обязаны соблюдать и выполнять требования режима, однако, как показывает практика, заключенные не всегда выполняют эти требования и допускают нарушения.

Нарушение режима содержания в СИЗО совершается отрицательно настроенной частью заключенных, которые придерживаются "воровских традиций", чем зарабатывают и поддерживают свой авторитет в среде заключенных.

В СИЗО ФСИН России в 2010 г. выявлено 381 000 нарушений режима содержания, в 2011 – 338 100, в 2012 г. – 400 500. В 2010 г. 277 900 человек, или 73 %, подвергались наказанию за допущенные нарушения режима содержания (2011 г. – 258 200, или 76,4 %), из них: объявлены выговоры – 235 700 человек, или 84,8 % от общего количества наказанных (2011 г. – 216 000, или 83,7 %), водворялись в карцер – 36 400 человек, или 15,2 % (2011 г. – 41 700, или 16,3 %).

30 % сотрудников оперативного отдела и отдела режима считают, что из всех нарушений режима содержания спецконтингентом в следственных изоляторах наиболее часто совершается нарушение правил изоляции (межкамерная связь), 21% – участие в азартных играх, 15% – употребление спиртных напитков и изделий на спиртовой основе 15% – изготовление, хранение или передача запрещенных предметов, веществ и продуктов питания, 10% – неповиновение представителям администрации следственного изолятора или их оскорбление при отсутствии признаков преступления, 9% – порча имущества, выдаваемого во временное пользование, и порча камерного имущества.

Из этого следует, что самым распространенным нарушением режима содержания в следственных изоляторах является нарушение правил изоляции (межкамерная связь). По данным ФСИН России, в 2012 г. в следственных изоляторах было зафиксировано 177 600 нарушений правил изоляции, допущенных подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными (в 2013 г. – 138 100).

В ходе исследования установлены следующие пути и способы межкамерной связи и связи с лицами, находящимися на свободе: перестукивание через стены, батареи отопительной системы; переговоры через санузлы, расположенные по обе стороны стены; перекрикивания через окна; перекрикивания через двери камер; перекрикивание между прогулочными дворами; передача записок и иных предметов через канализацию, "кабуры" (отверстия в стенах, полу, потолке); передача записок путем перебрасывания через стены прогулочных дворов; передача записок и предметов через осужденных из хозяйственной обслуги, через заключенных, направляемых в суд, исправительную колонию, на экспертизу; оставление записок в тайниках прогулочных дворов; передача записок и устной информации через сотрудников учреждения, недобросовестно относящихся к своим обязанностям.

Следующим по частоте нарушением режима содержания является участие заключенных в азартных играх. Лица, заключенные под стражу, имеют право пользоваться настольными играми (шашками, шахматами, нардами, домино), однако в п. 3 приложения 1 ПВР СИЗО сказано, что "запрещается играть в настольные игры с целью извлечения материальной или иной выгоды".

Тем не менее, отдельные заключенные при помощи настольных игр и игральных карт устраивают игры "на интерес": деньги, продукты питания, табачные изделия, личные вещи заключенных и т. д. Заключенные играют в карты с целью самоутверждения, развлечения, приобретения ценностей, подчинения своему влиянию других заключенных.

Лица, привлекаемые к уголовной ответственности впервые, наиболее подвержены вовлечению в азартные игры, так как полностью не осознают последствий возможного проигрыша. Такими последствиями могут быть: совершение преступлений в отношении сокамерников либо сотрудников учреждения с целью отработать долг; конфликтные ситуации, возникающие между игравшими, из-за несвоевременно отданного долга; совершение побегов из СИЗО с целью уклонения от уплаты долга и др. Своевременное выявление указанных лиц и проведение в отношении их профилактических мероприятий будет способствовать предупреждению преступлений и нарушений режима в СИЗО.

Общественно опасным нарушением режима содержания является употребление заключенными спиртных напитков и изделий на спиртовой основе. Находясь в состоянии алкогольного опьянения, они могут не подчиниться и оказать сопротивление представителям администрации, совершить другие нарушения режима содержания, а также преступления в отношении сокамерников.

Употребление спиртных напитков в следственных изоляторах не редкость. Кроме того, заключенными нередко используются спиртосодержащие вещества, изготовленные путем перегонки алкогольной массы (закваски, самогонной браги и т. п.), полученной в результате брожения зерновых продуктов, сахара, овощей, фруктов, риса, включая самогон, брагу и другие крепкие спиртные напитки кустарной выработки. Имеются случаи доставки им алкогольных напитков сотрудниками администрации (так, в 2012 г. сотрудниками оперативных отделов СИЗО было выявлено 13 фактов доставки алкогольных напитков заключенным, в 2011 г.-15).

Статистический анализ показал, что в 2012 г. было изъято алкогольных напитков и иных изделий на спиртовой основе в следственных изоляторах 18 221,85 л, что на 305,48 л, или на 1,7 %, больше, чем в 2011 г. (17 916,37 л). Следует отметить, что если в 2011 г. доля спиртосодержащей продукции, изготовленной в учреждении, от общего количества составила 96,3 %, то в 2012 г. она увеличилась до 97,9 %. В 2010 г. было изъято 13 809,3 л, из них 7657,6 л, или 55,5 %, изготовленных в учреждении.

Приведенные данные свидетельствуют о ежегодном увеличении количества изъятых алкогольных напитков и изделий на спиртовой основе, что может быть расценено, с одной стороны, как усиление работы оперативно-режимных служб СИЗО по обнаружению и изъятию спиртных напитков, с другой – как ослабление профилактической работы с заключенными, которые изготавливают и употребляют данные напитки.

Опасным нарушением режима содержания является изготовление, хранение или передача запрещенных предметов, веществ и продуктов питания заключенными. К числу запрещенных предметов, наиболее часто изымаемых в следственных изоляторах, относятся: колюще-режущие предметы, конструктивно схожие с холодным оружием; денежные средства и ценные вещи; средства мобильной связи, зарядные устройства к ним и SIM-карты; фотоаппараты; медицинские шприцы, ножовочные полотна, самодельные электрокипятильники; самодельные станки для бритья; игральные карты; электробритвы, проволока и веревки; осколки стекла; медикаменты и др.

Проведенный опрос сотрудников оперативно-режимных подразделений показал, что наличие запрещенных предметов в камерах способствует совершению преступлений, так считают 91% респондентов.

При ответе на вопрос, какие запрещенные предметы могут способствовать совершению преступлений в следственных изоляторах, 26,5% опрошенных указали спиртные напитки, наркотические средства и психотропные вещества, 23,5 – денежные средства и ценные вещи, 19,4 -средства мобильной связи, 13,3 – игральные карты и 7,3% – колюще-режущие предметы.

Мотивы проноса и хранения запрещенных предметов разнообразны.

Колюще-режущие предметы, конструктивно схожие с холодным оружием (самодельные ножи, супинаторы, металлические штыри, заточенные черенки от ложек) могут быть использованы для изготовления различных поделок, нарезки продуктов питания и различных материалов в быту, нанесения самоповреждений, совершения нападений на сотрудников администрации. В связи с этим оперативно-режимным службам необходимо тщательно подходить к проведению обысковых мероприятий. В 2011 г. был изъят 3461 колюще-режущий предмет, в 2010 – 5361, в 2009 г. – 10 107.

Денежные средства и ценные вещи доставляются в СИЗО, и хранятся с целью приобретения продуктов питания, табачных изделий, спиртных напитков, сильнодействующих лекарственных препаратов и наркотических средств, а также для подкупа сотрудников администрации. Так, в 2011 г. у лиц, содержащихся в следственных изоляторах, изъято 13 490,8 тыс. рублей, в 2010 – 9782,717, в 2009 – 8726.

Средства мобильной связи заключенные используют для общения с родственниками, адвокатами, преступными авторитетами, а также с заключенными и осужденными, находящимися в местах лишения свободы; давления на потерпевших, свидетелей, очевидцев, сотрудников правоохранительных органов; организации поставок запрещенных предметов на территорию СИЗО. В следственных изоляторах ФСИН России в 2011 г. было изъято 8951 средство мобильной связи, в 2010 – 7212, в 2009 г. – 5066.

Рассмотрим такое нарушение режима содержания, как угроза неповиновения представителям администрации СИЗО или их оскорбление при отсутствии признаков преступления.

Неповиновение законным требованиям сотрудников мест содержания под стражей – это демонстративное невыполнение их приказов, указаний. Проступок выражается в бездействии в то время, когда подозреваемый или обвиняемый был обязан выполнить требование соответствующего сотрудника, в отказе прекратить карточную игру, вернуться с прогулки в камеру, перейти в другую камеру, привести в порядок спальное место, убрать камеру и т. п.

Оскорбление сотрудников мест содержания под стражей или иных лиц, то есть умышленное унижение их чести и достоинства, выраженное в неприличной форме, влечет за собой уголовную ответственность в соответствии со ст. 130 УК РФ лишь при наличии их жалобы, поскольку это дело частного обвинения. При отсутствии жалобы содеянное нельзя рассматривать как преступление (ч. 2 ст. 20 УПК РФ). Данное нарушение может стать актом защиты своего человеческого достоинства и личных прав в ответ на неправомерные действия и требования к заключенным со стороны представителей администрации. Иногда правомерные действия сотрудников неадекватно воспринимаются заключенными. Нарушение может быть обусловлено стремлением отстоять или повысить свой статус среди сокамерников, завоевать или упрочить авторитет в их среде, развлечься.

Еще одним нарушением режима содержания является порча имущества, выдаваемого во временное пользование, и порча камерного имущества.

Правила поведения подозреваемых и обвиняемых обязывают их бережно относиться к имуществу СИЗО. Пренебрегая этим, отдельные заключенные рвут, сжигают постельные принадлежности, ломают мебель, спальные места, инвентарь, рисуют на стенах камеры, бьют стекла в камерах, лампочки и другие осветительные приборы, портят радиоточки, рвут выданные им для чтения книги. Статья 51 ПВР СИЗО предусматривает материальную ответственность заключенных за причиненный государству во время содержания под стражей материальный ущерб.

Как правило, заключенные портят камерное и выданное им имущество для совершения других нарушений режима содержания (нарушение правил изоляции, изготовление и хранение запрещенных предметов), из хулиганских побуждений, из чувства мести к сотрудникам администрации, в целях развлечения.

Таким образом, перечисленные нарушения режима содержания подозреваемыми и обвиняемыми в следственных изоляторах имеют свои характерные особенности, знание которых поможет сотрудникам оперативных, режимных и воспитательных отделов в их выявлении, предупреждении и пресечении.