Регулирование внебиржевых деривативов в России

В настоящее время срочный рынок в России переживает стремительный рост. С каждым годом происходит неуклонное увеличение объемов и количества сделок.

Статьи по теме
Искать по теме

Действующее законодательство регулирующее внебиржевые деривативы в РФ

Регулирование внебиржевых деривативов в России

Мировой финансовый кризис привлек внимание к процессам, происходящим на срочных рынках. В начале XXI в. производные финансовые инструменты (деривативы) превратились из инструмента хеджирования риска в инструмент получения сверхприбыли. Профессор М.Г. Делягин подчеркивает: "Безумный, вышедший из-под всякого контроля рост производных ценных бумаг, раздача заведомо безвозвратных ипотечных кредитов и многоуровневая "перепаковка рисков", ставшие непосредственными причинами глобального финансового кризиса, производят на неподготовленного наблюдателя шоковое впечатление".

Объем торгов в РФ на 1 декабря 2009 г., по данным срочной секции РТС, вырос за год более чем в 5 раз и составил 85,6 млрд. руб., или 2 млн. контрактов, объем торгов на 1 декабря 2010 г. вырос за год более чем в 2 раза и составил 187,2 млрд. руб., или 3,6 млн. контрактов.

В данной связи необходимость совершенствования правового регулирования рынка деривативов является очень актуальной.

Формирование российского рынка деривативов на фондовые активы началось в 1996 году и было прерванное кризисом 1998. Несмотря на практически полный, демонтаж структур рынка, успевших сложиться за два первые года его функционирования, именно в "докризисный" период оформились некоторые особенности российского, рынка, характерные для него по сей день. Важнейшими из них являются: преобладание сегмента фьючерсов на отдельные акции в общей структуре объемов торговли более слабое развитие опционного сегмента, высокая степень концентрации торговой! активности в небольшом количестве наиболее востребованных контрактов, спекулятивный характер рынка и недостаточно выраженная активность хеджеров, преобладание электронного способа ведения торгов.

Причинами краха рынка в первую очередь стали общие для всего финансового сектора страны кризисные явления, вышедшие из под контроля государства, но также недостаточное внимание к механизмам снижения рисков со стороны биржевых институтов," злоупотребления" со стороны должностных лиц площадок и слабая степень проработанности нормативной базы.

Восстановление российского рынка деривативов на фондовые активы происходило в условиях высокой консолидации торговой активности в рамках одной инфраструктурной единицы – площадки FORTS.

Вплоть до начала 2014 года рынок внебиржевых деривативов развивался очень активно. Возможности, открывающиеся на рынке деривативов (фьючерсные и опционные контракты), с каждым годом привлекали к нему всё большее число специалистов и инвестеров. Так на FORTS по итогам 2009 года объем торгов вырос в 1,5 раза по сравнению 2008 годом и превысил 13,6 трлн. рублей (порядка $450 млрд). Более того, уже в январе 2010 г. объем торгов фьючерсами и опционами составил более $43 млрд. Говоря о начале 2014 года, то по данным FOREX объем торгов вырос на 23,6% по сравнению с 2011годом. Однако возникшие в 2014 году проблемы с взаимодействием стран ЕС и США с РФ привели к падению рынка внебиржевых деривативов.

Так падающий рубль подвел UC Rusal – UС Rusal потеряла почти $500 млн из-за переоценки финансовых деривативов, связанной с ослаблением рубля. Но в целом девальвация пошла компании на пользу.

В декабре 2014 в период резкого падения рубля Центробанк РФ наблюдал появление в России "теневого" рынка валютных деривативов, на сделках с которыми отечественные компании могли потерять десятки миллиардов рублей из-за падения курса рубля.

Многие банки умудрялись продавать существенный объем внебиржевых валютных деривативов своим клиентам, крупным корпорациям, а корпорации умудрялись эти деривативы заключать. И как следствие, когда цена на нефть поползла вниз, большую часть этих деривативов пришлось исполнять.

Важным шагом для рывка в развитии рынка внебиржевых деривативов в РФ стало осознание того, что в условиях кризисного состояния экономики деривативы могут стать эффективным инструментом оживления экономического роста, поскольку в соответствии со своим назначением позволяют осуществлять планирование в условиях высоких рисков роста цен и изменения курса валют. Однако важно не забывать, что отличительной особенностью деривативов является то, что они не связаны с количеством базового актива, обращающегося на рынке. Обладатели базового актива обычно не имеют никакого отношения к выпуску деривативов, что формирует весьма высокий уровень системного риска, и его регулирование является приоритетной задачей государства.

Важным аспектом нормативно-правового регулирования внебиржевых деривативов является часть первая Гражданского кодекса РФ которая включает раздел III "Общая часть обязательственного права", в том числе общие положения о договоре. Глава 27 ГК РФ, в частности, содержит определения некоторых видов договоров, характеризуемых различными критериями, – возмездный и безвозмездный договоры, публичный договор, договор присоединения и др.

Статья 424 ГК РФ содержит правила, касающиеся установления и определения цены, по которой оплачивается исполнение договора. На основании статей 423 и 424 ГК РФ можно сделать вывод, что дериватив является специальным подвидом возмездного договора, который согласно пункту 2 статьи 424 ГК РФ прямо предусматривает случаи и условия изменения цены исполнения договора.

Обоснованность определения нового вида договора, названного деривативом, в части первой ГК РФ объясняется его востребованностью в различных отраслях законодательства.

Российский бизнес уже давно стал работать с деривативами, однако гражданско-правовое регулирование подобных сделок на законодательном уровне до недавнего времени оставалось "белым пятном", что сопровождалось отсутствием судебной защиты срочных сделок. Регламентация использования этих инструментов рыночной экономики в России осуществлялась следующими нормативно-правовыми актами: Федеральным законом РФ "О рынке ценных бумаг", Налоговым кодексом Российской Федерации, а также Положением о Федеральной службе по финансовым рынкам, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации N317 от 30.06.2004 г.

Специалистами постоянно обсуждалась проблема формирования основных понятий для рынка производных финансовых инструментов – терминов "срочная сделка", "производный финансовый инструмент" или "дериватив".

В пояснительной записке к законопроекту "О внесении дополнений в ст. 1062 Гражданского кодекса Российской Федерации" утверждалось, что дать определение "срочной сделки" невозможно, что подтверждается отсутствием данной дефиниции в законодательстве целого ряда европейских стран.

Согласно общим нормам ГК РФ (ст. 431) при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. При выявлении цели договора суд принимает во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующую договору практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота и т.п.

Важнейшим вопросом формирования правового регулирования как внебиржевых деривативов в частности так и рынка производных финансовых инструментов в целом является также определение понятия "базовый актив". В зависимости от решения данного вопроса определяется, сколь "широк" будет рынок производных финансовых инструментов (срочный рынок).

В качестве основных элементов базового актива определены: ценные бумаги, товары, валюта, процентные ставки, уровень инфляции, официальная статистическая информация, физические, биологические и/или химические показатели состояния окружающей среды, обстоятельства, свидетельствующие о неисполнении или ненадлежащем исполнении одним или несколькими юридическими лицами, государствами или муниципальными образованиями своих обязанностей, договоры, являющиеся производными финансовыми инструментами, обстоятельства, которые предусмотрены федеральными законами или нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг и относительно которых неизвестно, наступят они или не наступят, значения, рассчитываемые на основании одного или совокупности нескольких показателей, и от цен (значений) которых и (или) наступления которых зависят обязательства стороны или сторон договора, являющегося производным финансовым инструментом.

Таким образом, объективно сложившиеся обстоятельства в финансовом обеспечении производственной деятельности отечественных предприятий потребовала от государственных органов страны разработать и принять адекватные нормативно-правовые акты направленные на регулирование рынка внебиржевых деривативов. Возможности, открывающиеся на рынке деривативов (фьючерсные и опционные контракты), с каждым годом привлекают к нему всё большее число трейдеров.

В число задач, которые должны стоять перед российским законодательством, регулирующим рынок внебиржевых деривативов законодательством выделим следующие:

  1. создание основы для судебной защиты для внебиржевых производных финансовых инструментов;
  2. создание общей основы для регулирования всех видов производных финансовых инструментов независимо от базового актива;
  3. создание современной основы для снижения рисков на рынке биржевых производных финансовых инструментов.

Последовательными решениями по развитию рынка деривативов в России стали следующие решения: 28 февраля 2011 года в России принимается Федеральный закон "О клиринге и клиринговой деятельности". Согласно этому документу, в России вводится отдельный вид профессиональной деятельности на финансовом рынке, который именуется "клиринговая деятельность" (деятельность по оказанию клиринговых услуг в соответствии с утвержденными клиринговой организацией правилами клиринга, зарегистрированными в установленном порядке Центральным банком Российской Федерации). Центральный контрагент берет на себя функцию посредника между продавцом и покупателем, для осуществления взаиморасчета между ними по тем обязательствам, которые возникли в результате заключения срочных договоров.

Важным аспектом в этом законе стало закрепление на законодательном уровне понятия ликвидационного неттинга (неттинг – полное или частичное прекращение способом, установленным правилами клиринга). Согласно этому ФЗ, вводится регулирование ликвидационного неттинга по внебиржевым договорам РЕПО, договорам, являющимся производными финансовыми инструментами, а также договорам иного вида, объектом которых являются ценные бумаги и (или) иностранная валюта, заключенным не на организованных торгах (внебиржевые сделки). Поскольку контрагенты (участники торгов) вносят обязательное обеспечение Центральному контрагенту для покрытия своих возникших обязательств по каждой сделке, клиринговая организация при полном или частичном неисполнении таких обязательств со стороны второй стороны обязана осуществлять ликвидационный неттинг и покрывать возникшие убытки за счет внесенного обеспечения.

Создание Центрального контрагента в лице клиринговой организации, по мнению автора, стало важным решением и в части улучшения инфраструктуры финансового рынка и в части усиления его прозрачности и надежности, а значит и привлекательности для иностранных инвесторов. С 28 февраля 2013 года услуги централизованного клиринга для внебиржевых деривативов стала оказывать и ОАО "Московская биржа". Пока централизованный клиринг доступен для процентных свопов на ставку RUONIA, MOSPRIME и LIBOR, валютных свопов USD/RUB и валютно- процентных свопов USD/RUB на сроки от 0 дней до 5 лет. В планах Биржи на 2014 год – введение клиринга внебиржевых опционных контрактов на валюту.

Для внебиржевых сделок создается специализированный институт – торговый репозитарий, на который возлагается обязательный учет и регистрация всех сделок. Регулирование этого сегмента финансового рынка осуществляется на основании Приказа ФСФР № 11-68/пз-н от 28 декабря 2012 г. "Об утверждении порядка ведения реестра договоров, заключенных на условиях генерального соглашения (единого договора), предоставления информации, необходимой для ведения указанного реестра и информации из указанного реестра, а также представления реестра договоров, заключенных на условиях генерального соглашения (единого договора) в федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг". Этот приказ, с точки зрения регулирования рынка кредитных деривативов, для нашего исследования представляет наибольший интерес. Рассмотрим эти нововведения подробней.

Для применения ликвидационного неттинга в соответствии с действующим законодательством стороны всех внебиржевых сделок, в том числе и с участием кредитных производных финансовых инструментов, заключенных на условиях генерального соглашения (единого договора), обязаны предоставлять информацию о них в одну из организаций (фондовая биржа, клиринговая организация, саморегулируемая организация), которая осуществляет ведение реестра внебиржевых сделок и предоставление в ФСФР России информации, содержащейся в реестре Репозитария.

Деятельность Репозитария и порядок его взаимодействия с участниками рынка и регулятором по состоянию на начало 2014 года детально регламентируется Приказом ФСФР №11-68 пз/н.

Приказ ФСФР детально определяет порядок предоставления информации обо всех внебиржевых сделках и перечень требуемых данных.

Перечень внебиржевых сделок, подлежащих обязательной отчетности, охватывает более широкий круг транзакций, чем только внебиржевые деривативы. В соответствии с Приказом ФСФР перечень включает:

1. договоры репо;

2. договоры валютного (конверсионного) свопа (не являющиеся деривативами);

3. договоры, являющиеся производными финансовыми инструментами (неограниченный список, формализованный на уровне приложения к Приказу только табличным представлением с выделением таких групп деривативов, как форварды, опционы, свопы и кредитные свопы; а согласно стандартной документации – гораздо более широкий список инструментов, варьирующихся в зависимости от базового типа инструментов, базовых активов и наличия дополнительных параметров сделок);

4. договоры иного вида, объектом которых являются ценные бумаги и/или иностранная валюта (наименее прозрачный пункт списка, являющийся, по сути, открытым, включающим такие сделки, как сделки спот с валютой и ценными бумагами, кредитование ценными бумагами, валютные кредиты и депозиты, иные сделки, заключенные на основании генеральных соглашений).

При этом в настоящее время российское регулирование предусматривает некоторое ограничение, состоящее в том, что отчетность предоставляется по перечисленным сделкам, заключенным только на основании генеральных соглашений.

Отчетность по внебиржевым договорам должна будет предоставлена обеими сторонами сделок либо одним или несколькими представителями сторон – информирующими лицами. Под эти требования попадают все участники рынка, являющиеся резидентами РФ заключающие внебиржевые сделки на основании генеральных соглашений, без каких-либо исключений для конечных пользователей (клиентов, корпораций, физических лиц).

Процедура ликвидационного неттинга становится возможной для участников рынка только в случае своевременного предоставления отчетности по внебиржевым сделкам в торговый Репозитарий и ее успешной регистрации. Сроки на предоставление информации предусмотрены крайне сжатые – в течение трех дней с даты заключения, изменения или прекращения соответствующего договора

В России новые требования к капиталу банков в соответствии с нормами Базеля III вступили в силу 1 января 2014 года. Банк России 26 июня 2014 года опубликовал Положение от 30 мая 2014 года N° 421-П "О порядке расчета показателя краткосрочной ликвидности ("Базель III")". Начиная с отчетности на 1 августа и до конца 2014 года крупные российские банки должны рассчитывать данный показатель и предоставлять данные в Банк России. Ожидается, что в качестве пруденциального норматива он будет введен с 1 января 2015 года. Требования в части рыночного и операционного рисков в соответствии с Базелем 2,5 и Базелем II уже внедрены.

Банк России также проводит активную работу в части внедрения IRB-подхода Базеля II, что важно в целях развития риск-менеджмента в банках и снижения зависимости от оценок рейтинговых агентств. В частности, в текущем году Банком России были проведены консультации по проекту Положения о порядке расчета величины кредитного риска на основе внутренних рейтингов, в настоящий момент документ готовится к принятию.

В 2013 году в рамках работы по совершенствованию регулирования деятельности кредитных организаций и повышению эффективности банковского надзора, в том числе на консолидированной основе, Банк России издал нормативные акты, вступившие в силу с 1 января 2014 года, устанавливающие нормы регулирования деятельности банковских групп, включая методологию определения величины собственных средств (капитала), обязательных нормативов, и порядок осуществления надзора за банковскими группами, а также порядок раскрытия кредитными организациями перед широким кругом пользователей информации о принимаемых рисках, процедурах их оценки, управления рисками и капиталом на индивидуальной и консолидированной основе в соответствии с положениями Компонента 3 "Рыночная дисциплина" Базеля II.

Необходимо отметить, что на российском рынке внебиржевых производных финансовых инструментов в последние годы серьезно укрепилась законодательно-правовая база, что дало дополнительный импульс для его развития. В феврале 2011 г. в российском законодательстве была сформирована база для появления механизма ликвидационного неттинга для внебиржевых деривативов, отсутствие которого до сих пор является, по сути, последним сдерживающим фактором развития данного рынка. Однако именно этот механизм в ходе его законодательной реализации был увязан с вышеописанными глобальными тенденциями в области регулирования внебиржевого рынка деривативов и, в частности, с созданием в России института торгового репозитария. Это означает, что создание репозитария на российском финансовом рынке будет обеспечивать достижение двух важных целей:предоставление дополнительной защиты для участников рынка в форме ликвидационного неттинга, с одной стороны, и обязательной отчетности по заключаемым внебиржевым сделкам для повышения прозрачности рынка и предоставления возможностей анализа текущих рисков для регуляторов – с другой.

Сочетание данных целей обусловливает и необходимость, и обязанность российской инфраструктуры по скорейшей, но при этом максимально аккуратной реализации института торгового репозитария, а в дальнейшем и института центрального контрагента на рынке ОТС-деривативов.

Теперь сформулируем именно те проблемы, которые мешают РФ полноценно действовать в сфере операций с внебиржевыми деривативами. В первую очередь обращает на себя внимание определенная дискриминация иностранных участников рынка в части судебной защиты трансграничных ПФИ с их участием. Сохраняется положение, при котором иностранный банк или профучастник, заключающий деривативную сделку непосредственно с российской компанией, не подпадает под квалифицирующие признаки специального субъекта, описанного в п. 2 ст. 1062 ГК РФ, и потому подвержен риску признания ПФИ с его участием не подлежащим судебной защите в России. Это создает диспропорции в распределении риска на рынке и способствует злоупотреблению формальной интерпретацией ст. 1062 ГК РФ недобросовестными компаниями. Следует подчеркнуть, что положения ГК РФ резко контрастируют с законодательными нормами о ликвидационном неттинге, которые признают участие в неттинге по ПФИ с российскими компаниями иностранных банков и профучастников. Да и с точки зрения экономической сущности возникающих на этом рынке отношений довольно часты ситуации, в которых потребности крупных российских компаний в хеджировании их основных рыночных рисков в силу их масштаба могут быть удовлетворены только несколькими крупнейшими российскими банками или гораздо более многочисленными крупными иностранными банками. С этой точки зрения, дискриминация иностранных банков и профучастников, наблюдающаяся в п. 2 ст. 1062 ГК РФ, в известной мере отражается и на крупных российских компаниях, поскольку указанные ограничения вынуждают иностранные банки нести дополнительные затраты на создание сложных договорных, финансовых и организационных структур для оказания услуг на российском рынке ПФИ, укладывающихся в ограничения ст. 1062 ГК РФ, что приводит к удорожанию таких услуг для российских компаний. В связи с этим представляется необходимым изменить п. 2 ст. 1062 ГК РФ, прямо указав в нем международные финансовые организации и иностранных лиц, которые согласно своему личному закону вправе заниматься банковской деятельностью и деятельностью профучастников рынка ценных бумаг.

В настоящее время необходимо полностью пересмотреть законодательную позицию на связанную с рынком внебиржевых деривативов. Этот обосновано тем, что всвязи с резким падением курса рубля последние несколько месяцев Центральный Банк Российской Федерации наблюдает ситуацию, при которой у крупных российских корпораций убытки по внебиржевым активам с валютной компонентой начали исчисляться десятками миллиардов рублей. По словам Сергея Моисеева "... мы столкнулись с новым феноменом – это теневой рынок внебиржевых деривативов, риски по которому для нас остаются загадкой, поскольку ни объем рынка, ни объем потерь не раскрываются".

В завершении необходимо подчеркнуть, что российский рынок деривативов по своим объемам пока еще сильно отстает от западных, хотя его среднемесячный объем уже составляет многие сотни миллионов долларов. Существует целый ряд причин, тормозящих его развитие: прежде всего молодость финансового рынка, недостаточность поддержки со стороны государства, законодательные пробелы, тяжелая внешнеполитическая ситуация и волотильность курса рубля.

Модель наиболее подходящая для имплементации в российское законодательство

Имплементация в буквальном смысле означает обеспечение практического результата и фактического выполнения конкретными средствами. Большой юридический словарь определяет ее как фактическое осуществление международных обязательств на внутригосударственном уровне путем трансформации международноправовых норм в национальные законы и подзаконные акты.

Данный термин получил отражение в многочисленных резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, международных конвенциях, а также в других нормативно-правовых актах.

Имплементация норм международного права в национальное законодательство понимается как процесс, складывающийся из совокупности процедур и средств, способствующих повышению эффективности реализации этих норм. В результате имплементации происходит, с одной стороны, заимствование положений международного права (процедуры, институты, фрагменты языка, нормативные правовые акты, принципы, ценности, правовые идеи), а с другой – трансформация национального законодательства с целью обновления и совершенствования норм национальной правовой системы.

Главная цель имплементации норм международного права в национальное законодательство заключается не в масштабных изменениях принципов и ценностей, на которых базируется национальная правовая система, а в постепенной ее трансформации с целью сближения правовых систем.

Существующие проблемы имплементации международно-правовых норм в национальное законодательство следует рассматривать с учетом условий, необходимых для нормального функционирования имплементационного процесса, в частности, проблемы примата международного права, соотношение национального права с международным, порядок их взаимодействия. Вопрос о соотношении международного и национального права относится к одним из наиболее сложных, затрагивающих государственный суверенитет. Несмотря на это, данная проблема имеет давнюю историю. Под влиянием интеграционных процессов на сегодняшний день примат международного права над национальным законодательством признается практически всеми государствами.

Как показывается практика, имплементационный процесс состоит из двух уровней – международного и национального. Имплементация на международном уровне заключается в выработке международных норм, регламентирующих совместную организационно-правовую деятельность субъектов международного права, направленную на осуществление целей, заложенных в международных обязательствах. Что касается национального механизма имплементации международно-правовых норм, то он состоит в выработке норм в рамках национального права, устанавливающих процессуальный порядок реализации международно-правовых норм, регламентирующих организационно-правовую деятельность органов государства и правоприменительную практику в связи с реализацией международно-правовых норм, направленную на фактическое выполнение принятых государством международных обязательств.

Изучив основы законодательства США и ЕС о внебиржевых деривативах, считаю необходимым сказать, что для России необходимо разработать свою собственную систему правового регулирования внебиржевых деривативов. Так как законодательство ЕС и США не могут быть эффективно использованы на рынках РФ в силу своей высокой коллизионности.

Использование же целиком Закона Додда Фрэнка или положений EMIR не способно полноценно обеспечить безопасность на рынке внебиржевых деривативов. В данных законах не предусмотрены регулирующие инструменты способные эффективно функционировать в условиях российской действительности.

Кроме того, полный перенос законодательства Соединенных Штатов Америки или Европейского Союза не представляется целесообразным в силу агрессивной политики по отношению к Российским рынкам и России в целом.

Конечно, на мой взгляд, рекомендуется использовать меры по снижению рисков закрепленные в EMIR:

  • своевременное подтверждение сделок,
  • сверка портфелей (portfolio reconciliation).

В Российской Федерации до сих пор нет полноценного закона регулирующего деривативы. Первые попытки адекватного правового регулирования ПФИ были предприняты еще в 2004 году. Существует законопроект "О производных финансовых инструментах". По замыслу разработчиков он призван заложить основы судебной защиты для внебиржевых производных финансовых инструментов, регулирования всех видов производных финансовых инструментов независимо от базового актива и снижения рисков на рынке биржевых производных финансовых инструментов.

В соответствии с проектом предлагалось внести в статью 1062 ГК РФ изменения, которые бы исключили возможность отказа в судебной защите обязательствам по таким сделкам пари, сторонами которых являются юридические лица. Этот подход полностью соответствует российскому гражданскому законодательству, целью которого является дестимулировать участие в сделках пари граждан, и отвечает реальности экономических отношений, не позволяющей дать исчерпывающий перечень внебиржевых производных финансовых инструментов, которые могут отвечать экономическим интересам юридических лиц. Этот подход нашел свое отражение и в положении проекта (ст. 3), не ограничивающем базовый актив форвардных контрактов.

Однако данный нормативный акт не был принят. Несмотря на то, что закон был, не окончательно проработан в нем были положительные моменты способные облегчить судебные разбирательства по делам связанным с внебиржевыми деривативами. В итоге законопроект был отозван его автором.

Далее был предложен законопроект о деривативах, который так же не был воплощен в жизнь. Все это говорит о том, что при здравом рассуждении перенос законодательства ЕС и США не представляется разумным шагом. Наоборот слепое следование российского рынка веяниям запада может привести к его краху.

В современных реалиях для совершенствования регулирования рынка внебиржевых деривативов важно образование единого регулятора на базе Банка России. На протяжении уже нескольких лет выявляются различные подходы к регулированию участников финансового рынка, в первую очередь, банков и инфраструктурных организаций, что является определенным тормозом для дальнейшего развития финансовых рынков.

Литература

  1. Делягин М. Г.Кризис человечества. Выживет ли Россия в нерусской смуте? – М.: АСТ, 2011-С.512
  2. Бутурлин И.В. Правовое регулирование рынка деривативов в Российской Федерации // Вопросы экономики и права. 2011. N 2,С. 198-202
  3. Объем торгов на FORTS превысил 12 млрд долларов //[Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.option.ru/glossary/market-today/obem-torgov-na-FORTS-prevysil-12-mlrd-dollarov
  4. Дайджест российских СМИ – 26 февраля // [Электронный ресурс] http://ria.ru/announce/20150226/1049682400.html#ixzz3TvxYEn69
  5. Федеральный закон от 22.04.1996 N 39-ФЗ в ред. от 21.07.2014, с изм. от 29.12.2014 "О рынке ценных бумаг" с изм. и доп., вступ. в силу 01.01.2015 // "Российская газета", N 79, 25.04.1996.
  6. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ в ред. от 05.05.2014 с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2014// "Российская газета", N 238-239, 08.12.1994.
  7. Федеральный закон от 07.02.2011 N 7-ФЗ в ред. от 12.03.2014 "О клиринге и клиринговой деятельности"// Парламентская газета, N 8, 18-24.02.2011.
  8. Положение о порядке расчета показателя краткосрочной ликвидности ("Базель III") утв. Банком России 30.05.2014 N 421-П в ред. от 25.11.2014 // Вестник Банка России, N 60, 26.06.2014.
  9. ЦБ отмечает появление в России "теневого" рынка валютных деривативов // [Электронный ресурс] http://ria.ru/economy/20141210/1037568140.html
  10. Худякова Л. С. Посткризисное финансовое регулирование на межгосударственном уровне // Мировая экономика и международные отношения. 2013. № 1.