Реформы Петра I

Реформы Петра I.

Статьи по теме
Искать по теме

Для абсолютной монархии характерны наличие сильного разветвленного бюрократического аппарата, сильной регулярной армии, ликвидация всех сословно-представительных органов и учреждений. Все эти признаки были присущи и российскому абсолютизму. Однако у него были и свои характерные особенности:

если абсолютная монархия в Европе складывалась в условии развития капиталистических отношений и отмены старых феодальных институтов (особенно крепостного права), то абсолютизм в России совпал с развитием крепостничества;

Если социальной базой западноевропейского абсолютизма был союз дворян с городами (вольными, имперскими), то российский абсолютизм опирался в основном на крепостническое дворянство и служилое сословие.

Говоря об объективных закономерностях, сопровождавших государственное реформирование данного периода, не следует забывать и о субъективном факторе - личности Петра I. Настойчивость перед лицом преград, непрекращающиеся эксперименты с новыми указами - все это представляет картину его деятельности. Великий реформатор претворил в государственное устройство многочисленные изменения: произвел судебную и военную реформы, изменил административное деление, лично участвовал в составлении правовых кодексов и т.д.

Действительно, сегодня перед нашей страной вновь, как и триста лет назад, стоит необходимость государственного реформирования. На повестке дня -необходимость внесения изменений в организацию исполнительской власти (построение "вертикали власти"), нововведения в структуру и функционирование вооруженных сил, судебная реформа. В этой связи понятен наш интерес к аналогичным нововведениям, уже имевшим место в истории нашей страны.

Предпосылки реформ Петра I

XVIII в. вошел в историю как эпоха Нового времени. Она означала цивилизационный сдвиг: разрушение устоев традиционной европейской цивилизации и утверждение новой. Этот сдвиг получил название модернизации. Россия тоже встала на путь модернизации. Начало этому процессу положили реформы Петра I, охватившие многие сферы жизни общества. Предпосылки проведения петровских реформ:

- активизация внешней политики и деятельности российского государства;

- интенсивное развитие внутренней и внешней торговли, связанное с дальнейшим осуществлением реформы "посадского строения", принятием "Уставной таможенной грамоты" (1653), "Новоторгового устава" (1667);

- реформирование и совершенствование финансовой и налоговой систем;

- переход от ремесленно-цехового производства к мануфактурному с использованием элементов наемного труда и простейших механизмов;

-тенденция к абсолютизации верховной власти (ликвидация деятельности Земских соборов как сословно-представительных органов), включение в царский титул слова "самодержец";

- оформление общегосударственного законодательства (Соборное Уложение 1649) с учетом европейских законодательств, в частности Литовского статута. Дальнейшее совершенствование свода законов, связанное с принятием "новоуказанных" статей (с 1649 по 1690 гг. быдо принято 1535 указов, дополняющих Уложение);

- реорганизация и совершенствование вооруженных сил (создание полков мноземного строя, изменения в порядке комплектования полков, распределение полков по округам),

- размежевание общества под влиянием западноевропейской культуры и церковной реформы Никона, появление национально-консервативного и западнического течений.

Несмотря на обозначившуюся тенденцию европеизации России в XVII в., в целом она значительно отстовала от уровня развития западноевропейских государств. Стране нужна была сильная личность, которая обладала бы не только верховной властью, но и пониманием необходимости перемен, смелостью и решительностью, умом, энергией и талантом преобразователя. Такой деятель появился на исторической арене в лице Петра I.Промышленность по своей структуре была крепостнической, а по объему продукции значительно уступала промышленности западноевропейских стран.

Русское войско в значительной своей части состояло из отсталого дворянского ополчения и стрельцов, плохо вооруженных и обученных. Сложный и неповоротливый приказной государственный аппарат, во главе которого стояла боярская аристократия, не отвечал потребностям страны.

Отставала Русь и в области духовной культуры. В народные массы просвещение почти не проникало, и даже в правящих кругах немало было необразованных и вовсе неграмотных людей.

Россия XVII века самим ходом исторического развития была поставлена перед необходимостью коренных реформ, так как только таким путем могла обеспечить себе достойное место среди государств Запада и Востока.

Следует отметить, что к этому времени истории нашей страны уже произошли значительные сдвиги в ее развитии.

Возникли первые промышленные предприятия мануфактурного типа, росли кустарные промыслы, ремесла, развивалась торговля сельхозяйственными продуктами. Непрерывно возрастало общественное и географическое разделение труда - основа сложившегося и развивающегося всероссийского рынка. Город отделялся от деревни. Выделялись промысловые и земледельческие районы. Развивалась внутренняя и внешняя торговля.

Во второй половине XVII века начинает изменяться характер государственного строя на Руси, все более отчетливо оформляется абсолютизм. Получили дальнейшее развитие русская культура и науки: математика и механика, физика и химия, география и ботаника, астрономия и "рудознатство". Казаки-землепроходцы открыли ряд новых земель в Сибири.

Белинский был прав, когда говорил о делах и людях допетровской России: "Боже мой, какие эпохи, какие лица! Да их стало бы нескольким Шекспирам и Вальтерам Скоттам!"

XVII век был временем, когда Россия установил постоянное общение с Западной Европой, завязала с ней более тесные торговые и международные связи, использовала ее технику и науку, воспринимала ее культуру и просвещение. Учась и заимствуя, Россия развивалась самостоятельно, брала только то, что было ей нужно, и только тогда, когда это было необходимо. Это было время накопления сил русского народа, которое дало возможность осуществить подготовленные самим ходом исторического развития России грандиозные реформы Петра. Реформы Петра была подготовлена всей предшествующей историй народа, "требовались народом". Уже до Петра начертана была довольно цельная преобразовательная программа, во многом совпадавшая с реформами Петра, в ином шедшая даже дальше их. Подготавливалось преобразование вообще, которое при мирном ходе дел могло рассрочиться на целый ряд поколений. Реформа, как она была исполнена Петром, была его личным делом, делом беспримерно насильственным и, однако, непроизвольным и необходимым. Внешние опасности государства опережали естественный рост народа, закосневшего в своем развитии. Обновление России нельзя было предоставлять постепенной тихой работе времени, не подталкиваемой насильственно.

Реформы коснулись буквально всех сторон жизни русского государства и русского народа, однако к основным из них следует отнести следующие реформы: военную, органов власти и управления, сословного устройства русского общества, податную, церковную, а также в области культуры и быта.

Следует отметить, что основной движущей силой петровских реформ стала война.

Экономические реформы Петра 1

В Петровскую эпоху российская экономика, и, прежде всего промышленность совершила гигантский скачок. В то же время развитие хозяйства в первой четверти XVIII в. шло путями, намеченными предыдущим периодом. В Московском государстве XVI-XVII в. существовали крупные промышленные предприятия - Пушечный двор, Печатный двор, оружейные заводы в Туле, верфь в Дединове и др. Политика Петра в отношении экономической жизни характеризовалась высокой степенью применения командных и протекционистских методов.

В сельском хозяйстве возможности совершенствования черпались из дальнейшего освоения плодородных земель, возделывания технических культур, дававших сырье для промышленности, развития животноводства, продвижения земледелия на восток и юг, а также более интенсивной эксплуатации крестьян. Возросшие потребности государства в сырье для российской промышленности привели к широкому распространению таких культур, как лен и конопля. Указ 1715 г. поощрял выращивание льна и конопли, а также табака, тутовых деревьев для шелкопрядов. Указ 1712 г. предписывал создавать коневодческие хозяйства в Казанской, Азовской и Киевской губерниях, поощрялось также овцеводство.

В Петровскую эпоху происходит резкое разграничение страны на две зоны ведения феодального хозяйства - неурожайный Север, где феодалы переводили своих крестьян на денежный оброк, зачастую отпуская их в город и другие сельскохозяйственные местности на заработки, и плодородный Юг, где дворяне-землевладельцы стремились к расширению барщины.

Также усиливались государственные повинности крестьян. Их силами строились города (на строительстве Петербурга работали 40 тыс. крестьян), мануфактуры, мосты, дороги; проводились ежегодные рекрутские наборы, повышались старые денежные сборы и вводились новые. Главной целью политики Петра все время являлось получение как можно больших денежных и людских ресурсов для государственных нужд.

Были проведены две переписи - в 1710 и 1718 гг. По переписи 1718 г. единицей обложения становилась "душа" мужского пола, вне зависимости от возраста, с которой взималась подушная подать в размере 70 копеек в год (с государственных крестьян - 1 руб. 10 коп. в год).

Это упорядочило податную политику и резко подняло доходы государства (примерно в 4 раза; к концу правления Петра они составляли до 12 млн. руб. в год).

В промышленности произошла резкая переориентация с мелких крестьянских и ремесленных хозяйств на мануфактуры. При Петре было основано не менее 200 новых мануфактур, он всячески поощрял их создание. Политика государства была также направлена на ограждение молодой российской промышленности от конкуренции со стороны западноевропейской путем введения очень высоких таможенных пошлин (Таможенный устав 1724 г.) Российская мануфактура, хотя и имела капиталистические черты, но использование на ней преимущественно труда крестьян - посессионных, приписных, оброчных и др. делало ее крепостническим предприятием. В зависимости от того, чьей собственностью они являлись, мануфактуры делились на казенные, купеческие и помещичьи. В 1721 г. промышленникам было предоставлено право покупать крестьян для закрепления их за предприятием (посессионные крестьяне).

Государственные казенные заводы использовали труд государственных крестьян, приписных крестьян, рекрутов и свободных наемных мастеров. Они в основном обслуживали тяжелую промышленность - металлургию, судоверфи, рудники. На купеческих мануфактурах, выпускавших преимущественно товары широкого потребления, работали и посессионные, и оброчные крестьяне, а также вольнонаемная рабочая сила. Помещичьи предприятия полностью обеспечивались силами крепостных помещика-владельца.

Протекционистская политика Петра вела к появлению мануфактур в самых разных отраслях промышленности, зачастую появлявшихся в России впервые. Основными были те, которые работали на армию и флот: металлургические, оружейные, судостроительные, суконные, полотняные, кожевенные и т.п. Поощрялась предпринимательская деятельность, создавались льготные условия для людей, которые создавали новые мануфактуры или брали в аренду государственные.

Возникают мануфактуры во многих отраслях - стекольной, пороховой, бумагоделательной, парусинной, полотняной, шелкоткацкой, суконной, кожевенной, канатной, шляпной, красочной, лесопильной и многих других. Возникновение литейной промышленности в Карелии на базе уральских руд, строительство Вышневолоцкого канала, способствовали развитию металлургии в новых районах и вывели Россию на одно из первых мест в мире в этой отрасли.

К концу царствования Петра в России существовала развитая многоотраслевая промышленность с центрами в Петербурге, Москве, на Урале. Крупнейшими предприятиями были Адмиралтейская верфь, Арсенал, петербургские пороховые заводы, металлургические заводы Урала, Хамовный двор в Москве. Шло укрепление всероссийского рынка, накопление капитала благодаря меркантилистской политике государства. Россия поставляла на мировые рынки конкурентоспособные товары: железо, полотна, юфть, поташ, пушнину, икру.

Тысячи россиян проходили в Европе обучение разным специальностям, и в свою очередь иностранцы - инженеры-оружейники, металлурги, мастера шлюзного дела нанимались на российскую службу. Благодаря этому Россия обогащалась самыми передовыми технологиями Европы.

В результате Петровской политики в экономической области за сверхкороткий срок была создана мощная промышленность, способная полностью обеспечить военные и государственные нужды и ни в чем не зависящая от импорта.

Реформы органов власти и управления

Переход к абсолютизму, означал прежде всего отмирание сословно-представительных органов. Отмирает наиболее характерный орган сословно-представительной монархии — земские соборы. В 1651 и 1653 гг. земские соборы созываются в последний раз в полном составе. После этого они вырождаются в совещания царей с представителями сословий по тем или иным вопросам. Так, в правление Алексея Михайловича и Федора Алексеевича собираются несколько раз совещания с посадскими и служилыми людьми, которые решают вопросы, относящиеся только к данному сословию. Например, в 1682 г. на одном из таких совещаний было отменено местничество. После смерти Федора дважды собирались фиктивные соборы для избрания ему преемника. Эти соборы были лишь сборищем сторонников избрания на престол Петра или Ивана. Как известно, в первый раз царем был провозглашен Петр, а во второй раз — оба мальчика.

Прекратил свое существование и второй орган, ограничивавший власть царя, — Боярская дума. Падение значения Боярской думы также происходило постепенно и, прежде всего, отразилось на численном росте Думы. Если при Иване Грозном в Думе сидел 21 человек, то при Алексее Михайловиче — уже 59, а при Федоре Алексеевиче — 167. В силу этого если раньше Дума могла собираться каждый день и весьма оперативно, то теперь это сделать было затруднительно. Дума стала собираться лишь по торжественным, парадным случаям. Действительные функции Думы стали осуществляться лишь ее частью, так называемой комнатой, включавшей в себя весьма узкий круг лиц, наиболее приближенных к царю. При Федоре Алексеевиче Дума вовсе утратила значение политического органа. А Петр I в самом начале своей реформаторской деятельности окончательно ее упразднил.

Но переход к абсолютизму не сводился лишь к освобождению царя от каких-то сдерживавших его сил. Переход к абсолютизму, его расцвет означали и перестройку всего государственного аппарата. Эти позитивные мероприятия по реконструкции феодального государства, по приспособлению его к новым условиям классовой борьбы были проведены уже в XVIII в., в особенности в правление Петра I и Екатерины П. Все эти мероприятия были направлены на укрепление феодального государства как машины в руках господствующего класса для подавления сопротивления эксплуатируемых, для удержания в узде крепостного крестьянства.

Усиление власти монарха, свойственное абсолютизму, выразилось и в некоторых внешних атрибутах, важнейшим из которых явилось провозглашение царя императором. В ознаменование победы в Северной войне Сенат поднес это звание Петру I. Оно со временем было признано зарубежными державами и перешло к его преемникам.

Однако абсолютный монарх, сосредоточивший в своих руках всю законодательную, исполнительную и судебную власть, не мог, разумеется, выполнять все государственные функции единолично. Ему понадобилась целая система новых центральных и местных органов.

При Петре I был учрежден Сенат, который выполнял функции высшего законосовещательного, административного и судебного органа, порой заменяющего и особу императора. Однако при Екатерине I положение Сената существенно меняется. В феврале 1726 г. был создан Верховный тайный совет, оттеснивший Сенат. Если при Петре он подчинялся непосредственно императору, то теперь между Сенатом и императрицей вставал Верховный тайный совет. Сенат оказался в подчиненном положении.

При Петре I были существенно преобразованы органы центрального управления. На смену сложной и запутанной системе приказов пришла новая четкая система коллегий. По существу, они стали первыми органами отраслевого управления. Каждая из коллегий должна была ведать четко определенной отраслью управления: иностранными делами, морскими делами, государственными делами и т.д.

Важным явлением в развитии формы государственного единства стало коренное преобразование административно-территориального устройства России, произведенное в XVIII в. На смену прежнему конгломерату разного рода земель, имеющих различные размеры, наименования, статус, пришла стройная и единая система административно-территориального деления, созданная по определенным принципам, не лишенным известной научности и носящим в определенной мере буржуазный характер. В отличие от XVII в. с его дробным управлением, когда уезды, отдельные города, а иной раз волости и отдельные слободы непосредственно подчинялись центру, а уезды по территории и населению отличались друг от друга, петровская реформа установила более четкое административно-территориальное деление. До некоторой степени Россия даже обогнала развитые европейские державы, как, например, Францию, где новое административное деление было введено лишь после буржуазной революции.

В 1708 г. вся территория страны была разделена на 8 губерний (чуть позже на 11). Их границы даже не определялись, а в губернию включались города с прилежащими землями, тяготеющие к губернскому центру, связанные с ним дорогами. В две из них (Петербургскую и Азовскую) были назначены генерал-губернаторы, а в остальные - губернаторы из числа виднейших государственных деятелей, облеченных большой властью и доверием царя (Ментиков, Апраксин, Стрешнев и т.д.). В помощь губернаторам назначались помощники, ведавшие отраслями управления (военной, финансами, юстицией и т.д.). Созданы были губернские канцелярии. Губернии делились на уезды позже названные долями во главе с комендантами. Смысл реформы состоял в том, чтобы перенести центр тяжести в управлении на места. При огромных расстояниях в нашей стране и тогдашних средствах сообщения невозможно было оперативно управлять столь огромной территорией непосредственно из центра, как это пытались делать в предшествующий период. Необходима была разумная децентрализация власти, однако на первом этапе реформа не удалась. Назначая губернаторами крупных государственных деятелей, Петр I хотел, чтобы эти люди на месте от имени царя могли оперативно принимать решения. Но ведь они по большей части были обремены многочисленными обязанностями (Меншиков и Апраксин - президенты "первейших" коллегий и сенаторы и т.д.) и практически не могли быть непрерывно в своих губерниях, а правившие вместо них вице-губернаторы не имели таких полномочий и доверия царя.

Поэтому в 1719 г. проводится второй этап реформы. Губернии делятся на провинции, сначала на 45, а потом на 50. В пограничные провинции назначаются также губернаторы, а во внутренние-воеводы. И хотя губернии продолжали существовать, но за губернаторами остается командование войсками, общий надзор за управлением, а основной единицей местного управлений становится провинция. В каждой из них создается аппарат управления и назначаются чиновники, отвечавшие за сбор налогов, набор рекрутов и т.д. Они помимо губернатора и воеводы подчинялись также соответствующей коллегии в центре. Провинции в свою очередь были разделены на дистрикты, управлявшиеся земскими комиссарами. Таким образом, на местах была создана трехзвенная система: губерния, провинция, дистрикт. Однако города имели свое городское управление: в губернских городах - магистраты, в уездных - ратуши. Общее руководство магистратами и ратушами осуществлял Главный магистрат, действовавший на правах государственной коллегии. Его деятельность регламентировалась Регламентом Главному магистрату.

Постепенно количество губерний росло как за счет присоединения к России новых земель, так и за счет разукрупнения чрезмерно больших губерний. В результате к моменту проведения новой губернской реформы Екатериной II к 1775 г. в империи насчитывалось уже 23 губернии, а к концу века их число достигло полусотни. Рост числа губерний, а следовательно, уменьшение их территорий привели к упразднению в принципе провинций, созданных в начале века, ставших излишним промежуточным звеном. Правда, в некоторых губерниях провинции сохранились.

В результате реформ центрального и местного аппарата управления образовалась огромная армия чиновников. И чем больше и многочисленней был этот аппарат, тем в большей мере он был подвержен болезни, которая свойственна любой бюрократии - коррупции (взяточничеству и казнокрадству), которая особенно разрастается в условиях бесконтрольности и безнаказанности. Поэтому Петр I был озабочен поисками форм контроля за деятельностью госаппарата. Эти формы были многообразны: ведомственный контроль коллегии за деятельностью их местных уполномоченных; контроль Сената за всем аппаратом, в том числе и коллегиями; ревизион-коллегия осуществляла финансовый контроль и проверку счетов. Но этого было недостаточно.

Поэтому в 1711 г. учреждаются должности фискалов во главе с генерал-фискалом и его помощником обер-фискалом (от лат. fiscus -государственная казна). Фискалы призваны были оберегать казну путем вербовки агентуры в госучреждениях и выявления оперативным путем взяточников и казнокрадов. В 1715 г. специальным указом царь установил, что за донос на взяточника и казнокрада, а также на тех, кто злоумышляет против государства, доносчик в случае подтверждения его доноса получит половину имущества виновного, а холоп, донесший на своего господина, -вдобавок еще и волю. В стране поднялась такая волна доносов, что в 1718 г. царю пришлось издать указ о том, чтобы "подметные письма" (доносы) сжигали на том месте, где их обнаружили, не распечатывая и не читая. Дело в том, что доносчики, опасаясь нередких в таких случаях пыток, подбрасывали анонимки ("подметные письма") к дверям государственных учреждений или церквей.

Тогда в 1722 г. Петр 1 издал указ об учреждении должности генерал-прокурора ("ока государева"). Генерал-прокурору были подчинены обер-прокуроры в Сенате и в Синоде, прокуроры в коллегиях и в губерниях. Они должны были присутствовать на заседаниях тех учреждений, при которых они были учреждены и осуществлять гласный общий надзор за законностью и исполнением указов и повелений императора и Сената. Однако, поскольку генерал-прокурору был подчинен институт фискалов, то прокуратура руководила и негласным агентурным надзором. А за всеми учреждениями, в том числе и Сенатом, и Синодом, и прокурорами, и фискалами наблюдало "недремлющее око" Тайной канцелярии.

Но ничто не помогало. Взяточничество и казнокрадство процветало. Так, уличен был во взятках и казнен сам обер-фискал Нестеров. Казнен сибирский губернатор князь Гагарин, умудрившийся украсть бриллианты, купленные в Китае для жены Петра I пока их везли через Сибирь. А на царского фаворита князя Меншикова был сделан начет (царь обязал вернуть украденное) в размере почти годового бюджета Российской империи.

Тем самым итоги реформирования органов власти и управления можно назвать противоречивыми. К его положительным результатам можно отнести отмирание сословно-представительных органов управления (Земские соборы, приказы). С другой стороны, реформы тормозились отсутствием должных форм контроля соблюдения законности высших чиновников государства со стороны императора.

Военная реформа Петра I

Начало реформирования вооруженных сил относится ко второй половине XVII в. Уже тогда создаются первые рейтарские и солдатские полки нового строя из даточных и "охочих" людей (т.е. добровольцев). Но их было еще сравнительно немного, и основу вооруженных сил все еще составляло дворянское конное ополчение и стрелецкие полки. Хотя стрельцы и носили единообразную форму и вооружение, но денежное жалование, получаемое ими, было ничтожно. В основном они служили за предоставлявшиеся им льготы по торговле и на занятие ремеслом, поэтому были привязаны к постоянным местам жительства. Стрелецкие полки ни по своему социальному составу, ни по своей организации не могли явиться надежной опорой дворянскому правительству. Не могли они также и всерьез противостоять регулярным войскам западных стран, а, следовательно, быть достаточно надежным орудием решения внешнеполитических задач.

Поэтому Петр I, придя к власти в 1689 г., столкнулся с необходимостью проведения радикальной военной реформы и формирования массовой регулярной армии. Ее ядром стали два гвардейских (бывших "потешных") полка: Преображенский и Семеновский. Эти полки, укомплектованные в основном молодыми дворянами, стали одновременно школой офицерских кадров для новой армии. Первоначально была сделана ставка на приглашение на русскую службу иностранных офицеров. Однако поведение иностранцев в сражении под Нарвой в 1700 г., когда они во главе с главнокомандующим фон Круи перешли на сторону шведов, заставило отказаться от этой практики. Офицерские должности стали замещаться преимущественно русскими дворянами.

Помимо подготовки офицерских кадров из солдат и сержантов гвардейских полков, кадры готовились также в бомбардирской школе (1698 г.), артиллерийских школах (1701 и 1712 гг.), навигацких (1698 г.) классах и инженерных школах (1709 г.) и Морской академии (1715 г.). Практиковалась также посылка молодых дворян для обучения за границу. Рядовой состав первоначально комплектовался из числа "охотников" (добровольцев) и даточных людей (крепостных, которых отбирали у помещиков). К 1705 г. окончательно оформился порядок набора рекрутов. Их набирали по одному от каждых 20 крестьянских и посадских дворов раз в 5 лет или каждый год - по одному от 100 дворов. Таким образом установилась новая повинность -рекрутская для крестьянства и посадских людей. Хотя верхи посада - купцы, заводчики, фабриканты, а также дети духовенства освобождались от рекрутской повинности. После введения подушной подати и переписи мужского населения податных сословий в 1723 г. порядок рекрутского набора был изменен. Рекрутов стали набирать не от количества дворов, а от численности мужских податных душ. Вооруженные силы делились на полевую армию, которая состояла из 52 пехотных (из них 5 гренадерских) и 33 кавалерийских полков, и гарнизонные войска. В состав пехотных и кавалерийских полков включалась артиллерия.

Регулярная армия содержалась полностью за счет государства, одета была в единообразную казенную форму, вооружена стандартным казенным оружием (до Петра I оружие и лошади у дворян-ополченцев, да и у стрельцов были свои). Артиллерийские орудия были единых стандартных калибров, что существенно облегчало снабжение боеприпасами. Ведь ранее, в XVI - XVII веках, пушки отливались индивидуально пушечными мастерами, которые их и обслуживали. Армия обучалась по единым Воинским уставам и инструкциям.

Общая численность полевой армии к 1725 г. составляла 130 тыс. человек, в гарнизонных войсках, призванных обеспечить порядок внутри страны, насчитывалось 68 тыс. человек. Кроме того, для охраны южных границ были образованы ландмилиция в составе нескольких конных иррегулярных полков общей численностью в 30 тыс. человек. Наконец, имелись еще иррегулярные казачьи украинские и донские полки и национальные формирования (башкирские и татарские) общей численностью 105-107 тыс. чел.

Одновременно при Петре 1 был создан военно-морской флот. С завоеванием Прибалтики флот получил удобные незамерзающие порты. Для обороны новой столицы - Петербурга на острове Котлин строится мощная крепость - Крондштадт. В 1724 г. Балтийский флот России был самым мощным на Балтике. Он имел 32 линейных корабля, 16 фрегатов, 8 шняв и 85 галер, а также части морской пехоты.

Радикально изменилась система военного управления. Вместо многочисленных приказов, между которыми ранее было раздроблено военное управление, Петр I учредил военную коллегию и адмиралтейств-коллегию для руководства армией и военно-морским флотом. Таким образом, военное управление было строго централизировано. Общая численность войск к концу XVIII в. возросла до полумиллиона человек и они полностью обеспечивались вооружением, снаряжением и боеприпасами за счет отечественной промышленности (она производила в месяц 25-30 тыс. ружей и несколько сот артиллерийских орудий).

"Создание регулярной армии было частью задачи, которую ставил перед собой Пётр, получив нарвский урок. Пётр не мыслил без флота могущества своего государства, не представлял без кораблей своей жизни. Создание флота было для него первейшим долгом после создания армии, естественным продолжением дела, некогда начатого его отцом, царём Алексеем Михайловичем, при котором в Дединове на Оке был спущен первый русский корабль "Орёл". Все эти чувства хорошо отражены в преамбуле Морского устава 1720 года".

"Строительство петровского флота, как известно, началось в Воронеже в 1695 – 1696 годах. Сам Пётр был незаурядным кораблестроителем, предложившим много новых технических решений, начиная с проектирования и кончая использованием морских судов. Одновременно со строительством кораблей в Петербурге и Кронштадте создавались мощные военно-морские базы, дополненные базой в Эстляндии (Рогервик; ныне Палтийски). В Кронштадте строилась уникальная система каналов и шлюзов, которая позволяла беспрепятственно ремонтировать, вооружать и даже хранить в межсезонье на берегу огромные корабли"6.

Петровское время стало расцветом галерного флота, известного с античных времён. Пётр правильно оценил его значение для борьбы с противником в мелководных шхерах Финского и Ботнического заливов.

"Флот нуждался в офицерском составе, знающем военно-морское дело, а верфи в кораблестроителях. Ни тех, ни других в России не было, и царь идёт на необычный шаг – посылает за границу молодых дворян для изучения морского дела. В декабре 1696 года Петру пришла мысль снарядить за границу посольство, поручив ему заботу об организации коалиции европейских держав для продолжения борьбы с Османской империей. Посольство, кроме того, должно было нанять за границей специалистов на русскую службу, закупить оружие, а также пристроить для обучения новую партию дворян. Программа их обучения предусматривала овладение минимумом военно-морских знаний, а затем и искусством кораблестроения"10.

Судебная реформа Петра I

Судебная реформа явилась составным элементом реформы центральных и местных органов государственного аппарата. Судебную реформу Петр I начал проводить в 1719 г., когда были учреждены Юстиц-коллегия, надворные суды в губерниях и нижние суды в провинциях.

Смысл реформы состоял в отделении суда от администрации, чтобы дать правовые гарантии купцам и промышленникам от притеснений дворянской администрации. Однако идея отделения суда от администрации и вообще идея разделения властей, заимствованная с Запада, не соответствовала российским условиям начала XVIII в. Идея разделения властей свойственна феодализму в условиях нарастающего его кризиса, разлагающемуся под натиском буржуазии. В России буржуазные элементы были еще слишком слабы, чтобы "освоить" сделанную им уступку в виде суда, независимого от администрации. На практике подданные видели власть в лице губернаторов и иных администраторов, им и обжаловали решения надворных судов. Губернаторы вмешивались в судебные дела. Хаос во взаимоотношениях судов и местных властей привел к тому, что в 1722 г. вместо нижних судов были созданы провинциальные суды в составе воеводы и асессоров (заседателей), а в 1727 г. упраздняются и надворные суды. Их функции передавались губернаторам. Дела по политическим обвинениям (как уже говорилось выше) решались в органах политической полиции (Тайной канцелярии, Тайной экспедиции) и в Сенате, а нередко и лично императорами. Таким образом, попытка судебной реформы в начале XVIII в. потерпела неудачу.

Общая тенденция развития процессуального законодательства и судебной практики предшествующих веков — постепенное увеличение удельного веса розыска в ущерб так называемому суду, т. е. замена состязательного принципа следственным, инквизиционным — привела к полной победе розыска в начале правления Петра I. Владимирский-Буданов считал, что "до Петра Великого вообще надо признать еще состязательные формы процесса общим явлением, а следственные — исключением". Иной точки зрения придерживался С. В. Юшков. Он полагал, что в это время только "менее важные уголовные и гражданские дела... рассматривались в порядке обвинительного процесса, т. е. так называемого суда". М. А. Чельцов говорил о "последних остатках состязательного процесса (старинного "суда")", которые, по его словам, исчезают при Петре I.. Думается, однако, что розыск нельзя еще до Петра I считать господствующей формой процесса, но нельзя считать и исключением.

Тенденция к замене суда розыском определяется обострением классовой борьбы, неизбежно вытекающим из общего развития феодализма.

Переход к высшей и последней стадии феодализма — абсолютизму, обусловленный в России в первую очередь громадным размахом крестьянских восстаний, сопровождается стремлением господствующего класса к наиболее беспощадным, террористическим формам подавления сопротивления трудящихся масс. В этом деле не последнюю роль играет и судебная репрессия.

Суд призван стать быстрым и решительным орудием в руках государства для пресечения всякого рода попыток нарушить установленный порядок. От судебных органов требовалось, чтобы они стремились не столько к установлению истины, сколько к устрашению трудящихся. В этом плане для государства более важно покарать иногда и невиновного, чем вообще никого не покарать, ибо главная цепь — общее предупреждение ("чтоб другим не повадно было так воровать"). Этим задачам и отвечает процессуальное законодательство эпохи Петра I.

Ужесточение репрессии, свойственное переходу к абсолютизму, отражалось и в процессуальном праве. Усиливается наказание за "процессуальные преступления": за лжеприсягу и лжесвидетельство теперь вводится смертная казнь.

В начале своего царствования Петр совершает решительный поворот в сторону розыска. Именным указом 21 февраля 1697 г. "Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных расспросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлинных деньгах" полностью отменяется состязательный процесс с заменой его по всем делам процессом следственным, инквизиционным. Сам по себе указ 21февраля 1697 г. не создает принципиально новых форм процесса. Он использует уже известные, сложившиеся на протяжении веков формы розыска.

Закон очень краток, в нем записаны лишь основные, принципиальные положения. Следовательно, он не заменял предыдущее законодательство о розыске, а наоборот, предполагал его использование в нужных пределах. Это хорошо видно из указа 16 марта 1697 г., изданного в дополнение и развитие февральского указа. Мартовский указ говорит: "а которые статьи в Уложенье надлежат к розыску и по тем статьям разыскивать по прежнему ".

Указ 21 февраля 1697 г. был дополнен и развит "Кратким изображением процессов или судебных тяжеб". "Краткое изображение процессов", основываясь на принципах указа 1697 г., развивает их применительно к военной юстиции, военному судопроизводству, являясь, таким образом, специальным законом по отношению к общему закону. Первое издание этого памятника появилось еще до 1715 г., возможно в 1712 г.

В правовой науке вопрос о пределах действия "Краткого изображения процессов" вызвал споры. Владимирский-Буданов счел необходимым применить осторожную формулировку: "Законодатель не объяснил, к какого рода судам и делам должно быть применено "Краткое изображение процессов". Думать надобно, что по первоначальной его мы ели применение его ограничивается военными судами". Некоторые исследователи прямо утверждали, что этот закон применялся в невоенных судах, ссылаясь на указ Петра I Сенату 10 апреля 1716 г.

Пределы действия Артикула воинского распространялись только на военные суды. Эти доказательства вполне относятся и к "Краткому изображению процессов", которое тесно связано с Артикулом.

Указ 10 апреля 1716 г. следует понимать не в том смысле, что он распространял Воинский устав на гражданские органы, а лишь в том, что эти органы, когда их деятельность в той или иной мере соприкасалась с армией, должны были иметь в виду данный закон. Имеются сведения лишь о более позднем применении "Краткого изображения процессов" в невоенных судах.

Таким образом, в своей процессуальной части этот документ представляет собой специальный закон по отношению к указу от 21 февраля 1697 г. Указ устанавливал общие принципы розыскного процесса.

Вместе с тем закон не просто детализирует применительно к армейской обстановке принципы процесса, изложенные в указах 21 февраля и 16 марта 1697 г., которые опирались на Соборное Уложение. Он вносит существенно новые формы и институты в процессуальное право России. Эти нововведения в определенной мере проистекают из западных источников, которыми пользовались составители русских воинских законов, но они, несомненно, отражают и уровень общественно-политического и правового развития России, достигнутый ею к началу XVIII в., дальнейшее развитие абсолютизма.

Поскольку "Краткое изображение процессов" имело ограниченную сферу применения и было именно кратким, нельзя сказать, что Соборное Уложение в части, касающейся розыскного процесса, полностью потеряло силу.

По словам Владимирского-Буданова, в "Кратком изображении" "нашло себе место полное применение понятия следственного (инквизиционного) процесса...". Тем не менее, отдельные элементы состязательности все же сохраняются: возможность для сторон проявлять некоторую инициативу в движении дела, обмен челобитной и ответом, определение круга спорных вопросов и доказательств и др. Впрочем, "чистого" следственного процесса, очевидно, не бывает.

Каковы же характерные черты розыскного ("инквизиционного") процесса?

Во-первых, дело начиналось в большинстве случаев по инициативе государства, т.е. самого суда, независимо от того, из какого источника суд получил сведения о совершенном деянии, хотя дела о гражданско-правовых спорах по-прежнему начинались, как правило, по челобитной грамоте истца или потерпевшего. Во-вторых, в розыскном процессе судьи сами вели следствие и сами же решали дело, т.е. данные предварительного следствия не перепроверялись в судебном следствии Другими людьми, у которых мог сложиться иной взгляд на доказательства и существо дела. Таким образом, розыск не давал гарантии от возможного предвзятого подхода судей к делу, сложившегося в ходе следствия.

В-третьих, в розыскном процессе обвиняемый бесправен, он всего лишь объект деятельности суда, который "исследует" дело при помощи пытки (дыбы, кнута, раскаленных щипцов и т.д.), добиваясь собственного признания. Если подсудимый давал противоречивые показания, то его пытали, добиваясь согласованных показаний. Нередко пытали и свидетелей, если они давали разноречивые показания. По делам о "слове и деле государевом" пытали и доносчика, стремясь выяснить правду ли он донес или оговорил обвиняемого. Показания обвиняемого и свидетелей фиксировались в протоколах. По важным делам руководитель секретной полиции (Тайной канцелярии, Тайной экспедиции), судьи сами участвовали в допросах. По менее важным делам допрашивали чиновники более низкого ранга, а затем составлялась краткая выписка из дела (резюме показаний свидетелей, обвиняемого, осмотра вещественных доказательств), которая отсылалась "на верх", т.е. судьям и начальникам судебного органа, которые по этой выписке и решали дела. Подчас судьи по таким делам вообще не видели подсудимого. Отсюда следует вывод, что в розыскном процессе отсутствовали состязательность, устность, гласность, непосредственность, т.е. подсудимый нередко не находился непосредственно перед судьями. Судьи видели только письменные документы - краткие выписки из следственного дела и доказательств не перепроверяли.

В-четвертых, для розыскного процесса характерна система формальных доказательств. Ее суть заключалась в том, что признавались лишь строго определенные доказательства, значение каждого их вида заранее определялось в законе. При помощи формального закрепления системы доказательств правительство пыталось ограничить произвол и злоупотребления судей. Судьи обязывались основывать свои решения не на личном и произвольном усмотрении судьи, а на объективных доказательствах, определенным законом.

"Лучшим доказательством всего света" закон считал собственное признание обвиняемого. Если обвиняемый признавался, то и следствие заканчивалось, можно было выносить приговор. Для того, чтобы получить признание и применялась пытка. В вопросе о применении пытки явно сказывался феодальный характер права, ибо от пытки часто освобождались знатные дворяне и сановники высших рангов. Пытка была главным рычагом всей системы формальных доказательств, всего розыскного процесса.

Важными доказательствами являлись показания свидетелей. Ими могли быть только "добрые и беспорочные люди, которым бы можно поверить". Свидетель должен был говорить только то, что видел и слышал лично. "Знатным особам" и "шляхетским женам" разрешалось давать показания дома. Не все свидетели были равноценны. Закон отдавал предпочтение свидетелю мужчине перед женщиной, знатному - перед незнатным, духовному перед светским. Показания одного свидетеля признавались лишь половинным доказательством. Согласные показания двух свидетелей, тем более "лучших", были "полным" доказательством. Важное значение придавалось письменным документам как доказательствам: расписки, купчие крепости, духовные грамоты, выписки из судейских, торговых и прочих книг. Однако купеческие книги считались лишь половиной доказательства. Присяга потеряла свое прежнее значение: ей не верили. Новым видом доказательств, впервые официально введенных Петром I, явились заключения судебно-медицинской экспертизы. В Артикуле воинском прямо говорилось, что при убийстве требуется "лекарей определить, которые бы тело мертвое взрезали и подлинно разыскали, что какая причина к смерти была12". Стала применяться и судебно-психиатрическая экспертиза.

И, наконец, еще одна особенность розыскного процесса. Он мог завершиться не только вынесением обвинительного или оправдательного (что было крайне редко) приговора, но и решением суда "об оставлении в подозрении" (при недостатке улик). Оставленный в подозрении не мог занимать должности в госаппарате, выступать свидетелем в суде, имели место и иные ограничения его прав.

Можно отметить в рассматриваемом документе такую тенденцию: инициатива сторон сужается за счет расширения прав суда, в то же время деятельность суда и оценка им обстоятельств дела все жестче регламентируются законом, для проявления собственного усмотрения и какой-либо инициативы судей почти не остается места. Воля сторон и воля суда поглощается и заменяется волей законодателя. В этом и проявляется укрепление абсолютизма с его стремлением сосредоточить управление всеми областями жизни в руках одного лица — самодержавного монарха.

Судьями в военных судах являются строевые командиры, в качестве второй инстанции выступает соответствующий начальник, приговоры судов в ряде случаев утверждаются вышестоящим начальством. Нет пока деления на органы предварительного следствия и судебные органы.

В соответствии с этим в процессе отсутствует деление на предварительное производство и производство дел непосредственно в суде.

Определенным диссонансом к предшествующему законодательству звучит именной указ от 5 ноября 1723 г. "О форме суда". Этот указ отменяет розыск и делает суд единственной формой процесса.

Уголовное дело возбуждается всегда в суде первой ступени, т. е. в уездном суде, городовом магистрате или нижней расправе. Эти органы вправе и решать дела, но в пределах своей компетенции. Из их ведения исключены преступления, за которые может последовать смертная или торговая казнь, а также лишение чести. Производство по таким делам передается в суды второй ступени, т. е. в верхний земский суд, губернский магистрат или соответственно в верхнюю расправу.

В этом случае суды первой ступени выступают как следственные органы. Суды второй ступени, разобрав дело по существу, выносят приговор, но при этом обязательно посылают его на ревизию в палату уголовного суда.

Суммируя вышесказанное, можно утверждать, что судебная реформа, предпринятая Петром, в наибольшей степени среди прочих государственных реформ носила противоречивый характер. В частности, тенденция к увеличению удельного веса розыска в ущерб суду явилась шагом назад в развитии отечественной судебной системы. Кроме того, рассмотрение политических и уголовных дел, гражданско-правовых споров в единой форме розыска приводило к злоупотреблениям судей. Поэтому Петр I Указом о форме суда 1723 г. восстановил судебный процесс с его состязательностью, устностью и непосредственностью, хотя и с несколько большей ролью суда и некоторыми ограничениями прав сторон. Розыскная форма судебного процесса сохранялось только для рассмотрения дел о государственной измене, бунте и "злодействе". Под последним термином понимались дела о богохульстве, совращении в раскол, убийстве, разбое и татьбе с поличным. Однако вскоре дела "доносительные" и "фискальные", т.е. о казнокрадстве тоже стали рассматриваться в форме розыска. Основная масса уголовных дел стала решаться в порядке розыска, а по правилам состязательного процесса (по Указу о форме суда) лишь мелкие уголовные дела и гражданско-правовые споры.

Выводы

С середины XVII в. сословно-представительная монархия перерастает в абсолютную, что отражает вступление феодализма в новую стадию. В эпоху позднего феодализма классовое деление общества оформляется как сословное. Сословный строй приобретает черты замкнутости, консерватизма.

Форма правления при абсолютизме остается прежняя — монархическая, но содержание ее и внешние атрибуты меняются. Власть монарха становится неограниченной, провозглашение его императором подчеркивает могущество как во внешней, так и во внутренней сферах.

В данный период в Российской империи развиваются отношения унитаризма, закрепленные в особенности реформами административно-территориального устройства, проведенными при Петре I

Переход к абсолютизму характеризуется заметными изменениями в государственном механизме. Отмирают и упраздняются сословно-представительные органы, создается сложная, разветвленная, дорогостоящая система органов, наполненных чиновниками-дворянами.

В период становления и упрочения абсолютизма происходит существенное развитие права. Издаются многие крупные законы, проводится работа по систематизации законодательства. Хотя нового общего уложения подготовлено не было, впервые в истории русского права создаются кодексы — военно-уголовный, процессуальный.

Петр I сделал первую попытку отделить суд от административных органов. Попытка эта, предпринятая во имя искоренения злоупотреблений администрацией и судьями, не была осуществлена последними и находилась в резком противоречии с полицейским абсолютизмом и крепостным строем России.