Развитие тактики парусного флота в России в 18-19 веках

Развитие тактики парусного флота в России в 18-19 веках.

Статьи по теме
Искать по теме

Тактика военная (греч. taktiká – искусство построения войск, от tásso – строю войска), составная часть военного искусства, включающая теорию и практику подготовки и ведения боя соединениями, частями (кораблями) и подразделениями различных видов вооружённых сил, родов войск (сил) и специальных войск на суше, в воздухе и на море; военно-теоретическая дисциплина. Тактика охватывает изучение, разработку, подготовку и ведение всех видов боевых действий: наступления, обороны, встречного боя, тактических перегруппировок и т. д.

Тактика парусного флота – составная часть военно-морского искусства, включающая теорию и практику подготовки и ведения боя и других видов боевых действий на море соединениями, частями, подразделениями различных сил флота. Тактика зародилась в древности с появлением гребного флота, характерными чертами тактики которого были: стремление вести бой в тихую погоду и недалеко от берега, применение сомкнутого строя и фронтального столкновения кораблей, таранного удара, позднее и абордажа. Переходная эпоха от гребных судов к парусным продолжалась около века, т.е. с первой половины 16 в. до начала 17в. Именно в этот период появились регулярные военные флоты.

Тактика занимает подчинённое положение по отношению к оперативному искусству и стратегии. Оперативное искусство определяет задачи и направление развития тактики с учётом тактических возможностей соединений и частей, характера и особенностей их действий. Под влиянием изменений способов ведения военных действий, вызванных принятием на вооружение сил флота и усовершенствованных обычных средств поражения, взаимосвязь и взаимозависимость между стратегией, оперативным искусством и тактикой становятся более многогранными и динамичными. Тактические действия позволяют тактическому командованию проявлять известную самостоятельность в выборе способов боевых действий и быстрее добиваться успехов, которые обусловливают достижение оперативных результатов. В то же время стратегическое и оперативное командование нанесением мощных ударов по важным объектам и крупным группировкам войск (сил) противника может решать крупные стратегические (оперативные) задачи и создавать благоприятные условия для выполнения тактических задач.

Основные задачи тактики: изучение закономерностей, характера и содержания боя, разработка способов его подготовки и ведения; определение наиболее эффективных способов применения в бою средств поражения и защиты; исследование боевых свойств и возможностей подразделений, частей, соединений, определение их задач и боевых порядков при ведении боевых действий и методов организации взаимодействия между ними; изучение роли огня, ударов и маневра в бою; разработка рекомендаций по управлению войсками (силами), их боевому, специальному и тыловому обеспечению; изучение сил и средств противника и его приёмов ведения боя.

1. Основы тактики парусного флота

В 17 веке в России создаются постоянные флоты, которые стали важным военным средством осуществления внешней политики государства. Дальнейшее развитие корабельной артиллерии, использование её в качестве главного оружия в морских сражениях англо-голландских войн 17 века внесли коренные изменения в боевой состав, организационную структуру парусного флота и его тактику; была установлена классификация кораблей и определены их задачи. Эти изменения отразились на военно-морском флоте России.

Основу ударной мощи флотов составляли линейные корабли, а фрегатам, гребным судам и брандерам отводилась вспомогательная роль в морских сражениях и блокадных действиях. Сложилась боевая организация флота. Корабли стали объединяться в эскадры под единым командованием флагмана. Ведение боевых действий крупными силами флотов неоднородного состава повысило требования к управлению эскадрой в морском сражении, исход которого в значительно большей степени, чем прежде, стал определяться искусством флагмана – командира эскадры.

Основной тактической формой ведения морского боя эскадрами флотов стала линейная тактика, предусматривавшая маневрирование кораблей в линии баталии (кильватерной колонне). Такая тактика обеспечивала наиболее эффективное использование артиллерии, установленной на кораблях вдоль бортов в несколько рядов. Таран стал применяться всё реже. Абордаж сохранялся на всём протяжении существования парусных флотов. Линейная тактика господствовала на протяжении 17-18 веков.

К концу 18 века во всех флотах имелась так называемая тактическая таблица, являвшаяся основой для построения флотов в боевые порядки и построения для конвоирования транспортных судов. В ней содержались 16 вариантов ордеров и 3 варианта построения конвоев.

Тактике одиночного корабля посвятил свой труд капитан-командор П.Я.

Гамалея. В 1827 г. для учащихся Морского кадетского корпуса он написал учебник "Опыт морской практики", в котором имелась глава "Сражаться с неприятелем". Он подробно описал приготовление парусного корабля к бою. Бой рекомендовалось начинать с дистанции 1,5 каб. В ходе боя могла возникнуть ситуация перехода к решительному сражению – сближению с противником на расстояние мушкетного выстрела, то есть менее 0,5 каб. В этом случае бой следовало вести, находясь позади траверза противника, что позволяло нанести удар с кормы. В сражениях корабли должны иметь минимальную скорость (4–5 уз.), обеспечивающую управляемость. Корабли, как правило, шли под одними марселями. При этом каждый корабль старались вести так, чтобы он не рыскал, а шел постоянным курсом: повышалась точность стрельбы. Во время сражения ложиться в дрейф не рекомендовалось. Из пушек нижнего дека стреляли ядрами по корпусу, а из пушек среднего и верхнего деков вели огонь книппелями или картечью по мачтам и снастям. При сближении на дистанцию решительного боя солдаты занимали места на шканцах, баке, юте и из ружей открывали огонь по противнику; свободные от вахты матросы вели огонь из мушкетонов картечью; на корабль противника бросали ручные гранаты. Гамалея не советовал вести огонь одновременно из всех пушек одного дека (одной батареи), так как это вызывало сильное сотрясение корпуса корабля и расшатывало узлы крепления, следовательно, снижались прочность и живучесть судна. Стрельба должна вестись так, чтобы огонь не прерывался. При стрельбе с близкого расстояния и на волнении после каждого выстрела на время заряжания пушки закрывали пушечными портами. В одной из статей Гамалея так описывал бой:

"Не трудно вообразить, какое взаимное разрушение производят два неприятельские корабля, устремленные с толикою яростию один на другого. Пролетают сквозь оба борта ядра и низвергают пушки, людей и все, что на пути их встречается: разбрасываются во все стороны сокрушенных ими частей корабля обломки, которые вящий людям вред, чем самые ядра, приключают; картечи и пули сыплются как град: наполняются палубы кровию., которой обезображенные и растерзанные трупы плавают: разрываются паруса и снасти; падают раздробленные мачты, и падением своим побивают людей, загромождают корабль и действию артиллерии препятствуют /вес бортового залпа 100-пушечного линейного корабля доходил до 2000 кг. В сих то обстоятельствах, которых одно воображение ужасает, начальник корабля, находясь безотлучно на шканцах и разсылая оказывает тот твердый дух и ту неустрашимость, которые действуют, когда разум колеблется и благоразумие недоумевает".

Если командир корабля видел, что артиллерия неприятеля сильнее во всех отношениях, то нужно было идти на абордаж. При подходе к противнику предлагалось вести интенсивный огонь, чтобы пороховым дымом скрыть от противника свои намерения. При сближении отдавались гордени, на которых поднимались дреки. Свободно свисающие дреки должны были зацепиться за выступающие части неприятельского судна, которое затем подтягивалось. Следовало также своими гротвантами сцепиться с бушпритом корабля противника, затем со шканцев и с бака на судно противника бросить дреки и начинать подтаскивать его к своему борту. Артиллерия должна действовать до самого последнего момента, после чего пушечные порты будут закрываться наглухо. После интенсивного ружейного обстрела на борт неприятельского судна переходят абордажные партии. Для взятия на абордаж крупных судов применяли специальные трапы, которые с помощью цепей опускались на уровень палубы неприятельского корабля, по ним перебегали солдаты абордажных партий. Из – за выпуклости формы корпуса корабля проводить абордаж становилось все труднее.

Изданная в 1832 г. во Франции книга о морской тактике явилась своего рода воплощением существовавших идей периода парусных флотов. Над этим трудом работала целая комиссия под председательством адмирала де Миссиена. Оценивая соотношения сил, стали выделять абсолютную и относительную силы флотов и с их учетом создавать теорию достижения превосходства над противником на главном направлении:

"Нужно различать во всяком флоте, как и во всяком корабле, абсолютную силу, то есть материальную мощь, которая определяется числом людей и пушек, и относительную силу, которая слагается из таланта, смелости, активности, настойчивости и дисциплины, играющих весьма важную роль в создании успеха.

Искусство состоит в том, чтобы приобрести в данный момент материальное превосходство над своим противником в числе и в абсолютной силе, вместо того чтобы противопоставлять ему симметрично расположенные равные силы".

Согласно тактике 1832 г., разрешалось проявлять инициативу флагманам и командирам кораблей. В этом документе отмечалось, что лучшим маневром является прорезание строя, для того чтобы поставить между двумя огнями одну из отрезанных частей противника или окружить ее и окончательно уничтожить, или "чтобы произвести общее расстройство флота противника и воспользоваться этим для уничтожения превосходящими силами частей этого флота, которые отделяются от главных сил и будут в разбросанном положении и в нерешительности.

О маневре охвата говорится следующее:

"Только флот, более многочисленный, при всех прочих равных условиях может предпринять охват своего противника. Однако флот, который лучше маневрирует, может этим восполнить количество и произвести охват, оставляя пропуски против некоторых неприятельских кораблей или же совершенно не атакуя один из флангов противника".

Возможности подобных маневров тактики предлагали еще в 17 веке, но в их рассуждениях отсутствовали идеи сосредоточения сил, решительности и сокрушения неприятеля. Составители основ тактики 1832 г. отрицали значение абордажа "вследствие прогресса военно-морского искусства". Маневрирование должно было позволить "сосредоточить огонь большого числа кораблей против меньшего числа на флангах или в центре неприятельской линии при атаке сплоченной массой".

В тактике изложены проблемы погони и применения эскадры легких сил в авангарде для атаки арьергарда или отставших кораблей преследуемого флота. Фрегаты предназначались для установления сигналов, разведки, погони за неприятелем, для поддержки и буксировки поврежденных кораблей. Командиру каждой эскадры следовало иметь, кроме фрегатов, один легкий корабль, чтобы передавать приказания и облегчать их выполнение.

К концу периода парусных флотов флотоводцы и военно-морские теоретики считали наиболее совершенными следующие принципы выбора боевого порядка:

1)боевой порядок, позволяющий всем кораблям использовать их оружие против неприятеля без помех друг другу до конца боя;

2) боевой порядок кораблями без риска, позволяющий производить мгновенные повороты всеми, чтобы можно было быстро сосредоточено разделятся на отряды, а начальники распределяли корабли таким образом, чтобы боевой порядок был гибким, позволял им оказывать взаимную поддержку.

2. Этапы развития тактики парусного флота

I "Указ по галерам" 1696г.

В русском флоте впервые о боевом применении флота сообщалось в Указе по галерам, объявленном Петром I в мае 1696 г. во время второго Азовского похода. Указ состоял из 15 статей и содержал текст об определенных условных сигналах на случай предстоящих военных действий. В Указе сообщалось о том, как производить сигналы флагами, выстрелами, барабанным боем и фонарями. За постановку на якорь кораблей далеко друг от друга с командира взыскивался штраф один рубль; за несоблюдение своего места в строю – четыре рубля; за оставление товарища в бою или неготовность к бою (в случае получения предупреждения о том начальника) полагался приговор к смертной казни.

II Инструкции и артикулы военные, надлежащие к Российскому военному флоту" 1710 г.

В русском флоте появился руководящий документ под наименованием "Инструкции и артикулы военные, надлежащие к Российскому военному флоту", явившийся своего рода дисциплинарным уставом. Накануне в свет первого Морского устава на кораблях Балтийского флота проходил апробацию устав датского флота ("Инструкция о морских артикулах и кригесрехтах или воинских правах, Королевскаго Величества Дацкаго"), переведенный на русский язык по приказанию Петра I. Об этом документе, сыгравшем значительную роль в развитии русского флота, не упоминается ни в одном из отечественных трудов. В этом уставе имелась глава "О бое", где в 23 артикулах (статьях) излагались правила ведения морского боя. Командирам кораблей предписывалось строго удерживать место в боевом порядке и следить за сигналами флагмана. Рекомендовалось открывать артиллерийский огонь только с таких дистанций, которые позволяли нанести серьезные повреждения неприятельским кораблям. Имелись рекомендации по передаче управления эскадрой в случае гибели или серьезного повреждения флагманского корабля. Если корабль получал повреждения и терял ход, то его следовало отбуксировать в противоположную от неприятеля сторону, а если его спасти не удавалось, следовало снять команду, а сам корабль поджечь. Командиры кораблей должны были артиллерийским огнем и пороховым дымом обеспечивать свои брандеры, а затем принимать меры по спасению их команд.

III "Книга устав морской. 1720 г.

Вопросы о морской тактике нашли отражение в первом Морском уставе русского флота. При постановке кораблей на якорь мелким судам рекомендовалось становиться под их прикрытие, но так, чтобы не препятствовать линейным кораблям вести огонь по противнику. В случае перемены направления ветра мелкие суда должны были поменять свои якорные места, а при заходе на рейд с помощью установленных сигналов произвести взаимное опознавание. Во время сражения мелкие суда обязаны держаться возле фрегатов на внешней стороне линии баталии. При отступлении им следовало идти впереди флота, а при погоне за неприятелем – позади. Мелкие суда должны были оказывать помощь своим поврежденным кораблям, а также спасать команды с тонувших неприятельских судов, при этом стараться захватить в качестве трофеев их флаги и вымпелы. Рекомендовалось для передачи сигналов при флагманских кораблях иметь фрегаты, маневрирующие с противоположной неприятелю стороны.

В одной из статей сообщалось о том, как вести бой: "Когда наш флот или некоторая часть оного придет с неприятелем в бой тогда всем, как флагманам, так и капитанам, или командирам партикулярных кораблей, долженствует стать в своих местах добрым порядком, по данному им ордеру, как надлежит быть в бою без конфузии. И надлежит как эскадрам, так и партикулярным кораблям держать себя в умеренном расстоянии един за другим, не гораздо далеко, дабы неприятель не мог пробиться, ни же очень близко, дабы одному другова не повредить. И когда учинен, будет сигнал для вступления в бой или абордажу, тогда всем, как офицерам, так и рядовым, прилежно трудиться, по крайней возможности неприятелю вред учинить и оного с помощию божиею разорить тщатися, исполняя ордеры. А кто в таком случае явится преступен, тот казнен будет смертию: разве которой корабль под водою так пробит будет, что помпами одолевать воды не могут, иди мачты, или раины так перебиты будут, что действовать невозможно".

Рекомендовалось перед боем занимать наветренное положение. Согласно требованиям устава, перед боем командир должен позаботиться о приготовлении средств для борьбы с пожарами и для заделывания пробоин. Предписывалось открывать огонь по противнику с близких расстояний (с мушкетного выстрела), чтобы "можно вред учинить", при этом запрещалось покидать линию баталии под страхом лишения чина либо жизни. Запрещалось стрелять через свои корабли, а также по неприятелю, спустившему флаг. В случае повреждения флагманского корабля адмирал должен был перенести свой флаг на другой корабль и известить об этом эскадру или дивизию. При поврежденном флагманском корабле оставляли 1–2 корабля, а остальные продолжали бой или погоню. В случае гибели или тяжелого ранения флагмана управление переходило к командиру корабля, но при этом до окончания боя адмиральский флаг спускать запрещалось. В уставе предусматривалось заместительство в бою.

Флагманский артиллерист (цейхмейстер) во время боя обязан был находиться при флагмане. Если же для обстрела приморских крепостей посылались бомбардирские корабли, то цейхмейстер лично назначал им огневые позиции и контролировал обстрел.

В случае повреждения одного из кораблей ему разрешалось покинуть линию баталии, известив об этом флагмана, при этом ближайшие корабли прикрывали его от неприятеля. Оказывать ему помощь могли только с разрешения флагмана. В случае захвата корабля противником рекомендовалось использовать буксир (это мог быть один из кораблей), с помощью которого попытаться отвести свой корабль от неприятеля, а если это сделать невозможно, то уничтожить его – либо сжечь, либо затопить, причем приложить максимум усилий для спасения команды.

Для отвода от линии баталии брандеров противника рекомендовалось в районе боя шлюпки держать спущенными на воду.

При выходе неприятельского корабля из линии баталии его преследование без сигнала флагмана запрещалось. Если же линия баталии противника полностью нарушалась, и он начинал отступать, то по сигналу флагмана каждый корабль должен был самостоятельно осуществлять преследование в соответствии с обстановкой, а при возможности взять корабль противника на абордаж. При абордаже судна противника командиру корабля запрещалось переходить на борт неприятельского судна.

В уставе требовалась храбрость и категорически запрещалось выходить из боя и сдавать корабли неприятелю:

"В случае бою должен капитан или командующий кораблем не токмо сам мужественно против неприятеля биться, но и людей тому словами, а паче дая образ собою побуждать, дабы мужественно бились до последней возможности, и не должен корабля неприятелю отдать, ни в каком случае, под потерянием живота и чести".

"Которые от неприятеля отступят и побегут прежде, нежели они по сигналу аншефт командующего порядочно отведены будут (хотя б некоторые или многие корабли уже и побежали), имеют за это смертью казнены быть, и не надлежит никому, кроме перваго командира, оной сигнал чинить, под таким же штрафом".

Командирам кораблей предписывалось во время атаки брандерами прикрывать их, а затем обеспечивать возвращение шлюпок с личным составом. Тактика

брандеров была следующей:

"Когда капитан на брандере отправится для зажигания неприятеля, то он не должен его зажечь, пока не сцепится с кораблем неприятельским (разве принужден будет от необходимого случая, не прицепись к неприятелю, его зажечь), но должен совершенно ту свою экспедицию учинить по указу, под наказанием таким, которое лежит протчим капитаном о их должности во время бою".

Фрегаты обязаны были защищать линейные корабли от атак неприятельских брандеров; разрешалось допустить потерю фрегата ради спасения линейного корабля.

IV "Начальные основания морской тактики" 1791 г.

В России вышел труд Кинсбергена, явившийся значительным вкладом в теорию военно-морского искусства. Автором были изложены основы линейной тактики. Интерес представляет приложение, в котором впервые в России сформулированы принципы маневренной тактики. Он предлагал совершать нападение на неприятельский авангард, арьергард или кордебаталию превосходящими по численности силами. При этом он предполагал, что перед боем флоту удалось занять наветренное положение и построиться в линию баталии. При нападении на неприятельский авангард следовало перестроиться в две линии, одна из которых состояла бы из сильнейших кораблей и предназначалась для нападения на авангард, а вторая – препятствовала кораблям противника, не находящимся в бою. Аналогичный маневр должен выполняться и при нападении на неприятельский арьергард. В обоих случаях рекомендовалось создавать превосходство в силах хотя бы на один корабль. При нападении на неприятельскую кордебаталию во второй линии нужно было иметь корабли для отражения нападения неприятельского авангарда или арьергарда, или их одновременного нападения. Особенно эффективными были маневры, связанные с окружением неприятельского авангарда или арьергарда. Выполняя этот маневр, противника брали в два огня, т.е. обстреливали его и с правого, и с левого бортов. При пересечении линии баталии противника корабли, выполнявшие маневр окружения, должны были с расстояния пистолетного выстрела дать несколько залпов по противнику. Предлагался маневр, при котором весь флот выполнял бы атаку по неприятельскому арьергарду. В этом случае авангард и кордебаталия противника в сражении участия не принимали. При нападении флот спускался на неприятельский арьергард и с выходом на дистанцию залпа наносил удар по противнику. С подходом к концевому кораблю кордебаталии головной корабль ложился на обратный курс и выходил снова на позицию атаки; самые сильные корабли ставили в голову колонны. Предлагался также маневр по прорезанию неприятельской линии баталии. Основа морской тактики сводилась в так называемую тактическую таблицу, в которой содержались все основные строи, являвшиеся основанием для эволюции флота.

V "Устав военного флота". 1797г.

Если в уставе Петра I вопросы, касающиеся ведения морского боя, излагались в связи с обязанностями должностных лиц, то в уставе Павла I этой проблеме была посвящена целая глава. Устав Павла считался новым и передовым. В нем имелись четкие рекомендации, как действовать флоту при высадке морского десанта и при взятии неприятельской приморской крепости, уничтожении кораблей противника, находящихся в базе прикрытой боковым заграждением, приводились правила подготовки и ведения морского сражения в открытом море. Автором этого документа был вице-президент Адмиралтейств-коллегий адмирал Г.Г. Кушелев. Примечательно, что при Павле I все серьезные вопросы рассматривались специальными воинскими и хозяйственными советами; это, естественно, лишало флагманов возможности самостоятельно принимать решения (в том числе и при ведении военных действий). В воинский совет входили все флагманы (как дивизионные, так и эскадренные), цейхмейстер, капитаны всех судов, начальники над солдатами и десантными войсками. По специальному сигналу флагмана они являлись на его корабль. Как и полагалось, первым высказывался младший по чину. Выступления на заседаниях совета заносили в протоколы.

Обнаружив противника, флот должен был построиться в боевой порядок (линию бейдевинда). Если флот противника по своей численности был значительно больше, то по уставу требовалось построение в строй деретрет, мелкие суда и транспорты помещались внутри строя. Флагман старался занять наветренное положение по отношению к противнику. При построении в линию баталии, фрегаты занимали места рядом с флагманскими кораблями, а остальные – на противоположной от противника стороне либо следовали чуть впереди авангарда. Репетичные фрегаты находились от линии баталии на половину пушечного выстрела, а другие фрегаты – на половину пушечного выстрела от последних. Такое построение обеспечивало прикрытие всех фрегатов линейными кораблями. Суда меньших рангов располагались за фрегатами на удалении половины пушечного выстрела от них, брандеры и бомбардирские корабли – в одном строю либо с фрегатами, либо с более мелкими судами. Их старались расположить в промежутках между линейными кораблями. Если противник уступал в численности кораблей, то рекомендовалось из кораблей, не вошедших в линию баталии, формировать резервную эскадру, которая будет располагаться между фрегатами (впереди или позади линии баталии). При слабом волнении на воду спускали шлюпки для отвода неприятельских брандеров. К каждому брандеру прикреплялся линейный корабль или фрегат, которые должны были его прикрывать во время атаки неприятельского судна и обеспечивать возвращение команды брандера на шлюпке. Боевую линию старались построить в сомкнутом строю кильватерной колонны. Вместо поврежденных кораблей можно было ставить корабли из резервной эскадры. Флагман заботился о том, чтобы в течение всего сражения не было разрыва линии баталии. Если не представлялось возможности сократить образовавшийся разрыв, в эти промежутки ставили фрегаты, бомбардирские корабли и даже брандеры. Согласно уставу, начинать сражение на расстоянии от неприятеля более пушечного выстрела было нельзя. Сражение следовало начинать с выполнения залпа всем бортом или пушками одного дека (одной батареи). Если корабль получал серьезные повреждения, то его следовало поджечь, а затем пустить на неприятельскую линию баталии, предварительно сняв команду. Но такой маневр был возможен только в случае нахождения флота в наветренном положении. Прорывающегося сквозь строй неприятеля надлежало атаковать брандерами или брать на абордаж. В случае замешательства противника необходимо было отрезать его арьергард и с помощью резервной эскадры взять в два огня. При значительном уменьшении числа линейных кораблей противника в образовавшиеся разрывы боевого порядка направлялись фрегаты для овладения грузовыми судами неприятеля. При большом числе линейных кораблей голову либо хвост неприятельской линии баталии брали в два огня. Пересекая неприятельскую линию строя, корабль разряжался по головному или концевому кораблю всем лагом, т.е. производил полный залп. При этом маневре между кораблями удерживалось минимальное расстояние (не более 0,5 каб.). Когда на неприятельском корабле замечалась значительная потеря личного состава, корабль брали на абордаж. Сближаясь, применяли орудия нижнего и среднего деков, а при начале абордажа производили залп картечью из пушек верхнего дека. При атаке флота, стоящего в гавани, следовало вблизи крепости высаживать десант для захвата береговых батарей противника с суши, а также пытаться захватить близлежащие островки для установки на них батарей. В уставе имелись рекомендации по уничтожению бонового заграждения, перекрывавшего вход в неприятельский порт. После прорыва бонового заграждения в порт посылали брандеры, а уже после них – линейные корабли. Если в составе флота брандеров не было, то для взятия нескольких ближайших судов противника использовали абордаж.

В уставе 1797 г. приводились достаточно подробные наставления относительно высадки морского десанта. Для перевозки десанта применяли купеческие суда. Перевозка войск на линейных кораблях не рекомендовалась. Десантными войсками, в составе которых находились специалисты, знающие военно-инженерное дело, командовал сухопутный генерал. Согласно уставу, руководство высадкой десанта осуществлял флотский начальник, первым заместителем которого был сухопутный генерал (командир десанта). Перед высадкой следовало произвести рекогносцировку местности и установить степень защищенности берега. Если в районе имелись батареи противника, то высадку поддерживали бомбардирские корабли. Линейные корабли и прамы в ходе высадки десанта занимались блокированием сил противника в близлежащей крепости. При этом с линейных кораблей, находившихся на шпринге, а также маневрировавших на малых ходах, могли стрелять. Если глубины не позволяли подойти близко к берегу для обстрела, то надо было применять прамы, канонерские лодки и плавучие батареи. Для введения противника в заблуждение и для его изматывания рекомендовалось высаживать ложные десанты. Высаживали войска на берег с малых боевых кораблей (небольших фрегатов, пакетботов, ботов, галер, канонерских лодок и др.). В строю фронта скольких кильватерных колонн им следовало подойти поближе к берегу и стать на шпринг для обстрела побережья. В это время на воду спускались шлюпки, на которых десант доставляли на берег. Начинать высадку надо было на рассвете только после очищения берега от сил неприятеля путем применения артиллерийского огня.

Следует отметить, что устав Павла I просуществовал недолго: после его убийства в 1801 г. на флоте стал применяться петровский устав 1724 г. В отечественной историографии об уставе Павла I сложилось предвзятое мнение: считают что этот документ всецело заимствован из английского морского устава 1734 г. (к тому времени отмененного в британском флоте). Такое мнение впервые было высказано в объяснительной записке при подготовке Морского устава 1853 г. Считаю это мнение ошибочным.

В уставе Павла I рекомендовалось прорезание строя противника, впервые примененное адмиралом Роднеем в Доминикском сражении в 1782 г Вряд ли английский морской устав 1734 г. мог содержать такой прием.

VI Морской устав 1853 г.

В Российском флоте появился новый Морской устав, действовавший практически до начала Первой мировой войны. В этом документе никаких указаний относительно морской тактики не было. По всей видимости, это произошло потому, что устав писали в период, когда боевые свойства и применение паровых судов в морском бою изучены не были.

3. Опыт применения сил парусного флота

В период царствования Петра I в военных действиях русской армии и флота наблюдаются взятие и оборона приморских крепостей. Понимая, что крепости являются основой обороны рубежей государства, Петр 1 уже 1692 г. на р. Яузе построил крепость Пресбург. а в 1694 г. провел Кожуховские маневры, в которых войска участвовали в учебном штурме крепости.

В ходе Русско-турецкой войны (1787 – 1791 гг.) центром обороны Днепро-Бугского лимана являлась Очаковская крепость, борьба за которую приняла упорный характер. Большое значение имели русские укрепления на Кинбурнской косе. Оборона этой крепости с точки зрения военного искусства признана образцовой. Действия турецких войск против Кинбурна обеспечивались двумя эскадрами: Очаковская эскадра блокировала устье Днепра, а Варнская – прикрывала блокаду с моря со стороны Севастополя.

После высадки войск турки начали наступление в направлении русской крепости. Генерал от инфантерии А.В. Суворов отдал приказ – отразить штурм в момент, когда противник приблизится на расстояние менее версты. Действовали решительно и сбросили противника в море. Русские войска вели только фронтальное наступление. Осуществить обход противника с флангов они не могли, т. к. правый фланг простреливался корабельной артиллерией, а левый фланг был доступен только для конницы, которая к началу контрудара не прибыла. Инициатива по нескольку раз переходила от одной стороны к другой. Суворов вовремя ввел в сражение резерв численностью до 2 тыс. человек и при поддержке галеры "Десна" сбросил турок в море. Из 5 тыс. человек спаслось не более 700 турецких солдат и офицеров. Русские потеряли около 500 человек убитыми и ранеными.

Рассматривая действия по обороне Кинбурнской крепости, можно сделать следующие выводы: русские войска не получили поддержки флота, что затруднило противодействие высадке войск противника, была исключена возможность нейтрализации его кораблей артиллерийской поддержки; удачное построение русских войск позволило маневрировать в пределах направления главного удара; в связи с хорошей организацией разведки правильно оценивалась обстановка и принимались грамотные решения.

План Кинбурнской операции.

Взятие морской крепости Корфу является классическим примером проведения комбинированной операции, в ходе которой наблюдался высокий уровень военно-морского искусства. Действия русско-турецкого флота начались в октябре 1798 г. с установления морской блокады. В конце года в блокаде крепости участвовали 12 линейных кораблей, 11 фрегатов и несколько мелких судов. Однако из-за наступивших холодов и болезни некоторых членов команд осаду прекратили.

К середине февраля 1799 г., закончив подготовительные мероприятия, вице-адмирал Ф. Ф. Ушаков разработал и объявил подчиненным флагманам и командирам общий план штурма крепости Корфу. С морского направления крепость прикрывалась скалистым островом Видо, на котором французы установили 5 батарей и центральный редут. На рейде находились линейный корабль, фрегат и бомбардирское судно, включенные в общую систему обороны крепости.

18 февраля 1799 г. в 7 ч утра началась атака острова Видо с массированного обстрела крепости с дистанции картечного выстрела. В 11 ч утра Ушаков дал команду на высадку десанта, которая началась одновременно в трех местах. При подходе шлюпок с десантом к берегу корабли и фрегаты не прекращали стрельбу. Шлюпочный десант общей численностью 2159 человек высадился на широком фронте. Места высадки находились между соседними батареями противника. С помощью нанесения фланговых ударов батареи были захвачены с ходу. Затем десантники повели наступление на центральный редут с трех направлений. К 2 ч дня остров Видо был захвачен русским десантом. 20 февраля французская крепость Корфу капитулировала.

В этой операции Ушаков грамотно избрал направление главного удара, создав превосходство в силах над противником; правильно выбрал места высадки морских десантов и в течение всего штурма крепости достиг высокого напряжения сил.

План операции по взятию крепости Корфу. 1799 г.

Во время Русско-турецкой войны (1828–1829 гг.) ЧФ участвовал в осаде и взятии нескольких турецких приморских крепостей, в т. ч. Анапы, Варны, Инады, Сизополя и других.

В начале осады Анапы утром 7 мая 1828 г. 5 линейных кораблей, 4 фрегата и несколько бомбардирских судов в течение четырех часов вели интенсивный обстрел приморской крепости, выпустив более 8 тыс. снарядов. Далее корабли ежедневно обстреливали крепость. Бомбардировка с моря прекращалась только при сильном волнении моря. Оказавшись в кольце блокады, 12 июля турки сложили оружие.

Со сдачей приморской крепости Варны турки лишались важного опорного пункта и базы снабжения своих войск, а русские получали возможность, опираясь на эту крепость, закрепиться на территории Болгарии и не отступать на зимний период за р. Дунай. С начала действий против Варны корабли ЧФ перевозили войска и крейсировали вдоль берега (до пролива Босфор), препятствуя проникновению турецкого флота в данный район. При осаде Варны ЧФ обеспечивал перевозку сюда войск и боевой техники. Укрепления Варны были достаточно сильными: со стороны моря она прикрывалась каменной стеной с бойницами, имевшей фланговое прикрытие. На левом фланге морского фронта располагалась башня, приспособленная для обстрела низменной части побережья. За главным валом (ближе к морю) находилась цитадель, состоявшая из 12 башен.

На основе опыта многих войн было показано, что блокада приморской крепости – весьма сложная операция, особенно в удаленных от метрополии районах. Практически во всех случаях корабли и суда оборонявшейся стороны относительно легко прорывали блокаду.

План операции по взятию Варны.1828г. (приложение №3)

Выводы

Парусный флот, как и другой вид войск, имеет свою тактику, которая изучает боевые свойства и возможности соединений, кораблей, способы их применения и действий в бою самостоятельно и во взаимодействии с другими видами и родами войск.

Общие закономерности и положения по подготовке и ведению боя соединениями, частями и подразделениями всех видов вооружённых сил, родов войск (сил) и специальных войск составляют основы общей теории тактики. Исследуя многообразные условия ведения боя, тактика парусного флота не даёт готовых рецептов. Она вырабатывает только главные, наиболее важные положения и правила, следуя которым, командир принимает самостоятельное решение, соответствующее конкретным условиям боевой обстановки, проявляя творческую инициативу.

Изменения в тактике и её развитие связаны с достигнутым уровнем производства, изобретениями новых видов оружия и боевой техники, степенью общего развития и состоянием морального духа войск, их обученности, развитием стратегии и оперативного искусства, организацией войск. Непосредственное влияние на тактику и способы боевых действий оказывают люди и военная техника.

Именно тактика – наиболее изменяющаяся часть военного искусства. На нее влияют также состояние и подготовка вооружённых сил противника, способы их действий и другие факторы. Новые тактические способы, основанные на возможностях более совершенной военной техники, находятся в постоянной борьбе со старыми способами ведения боя, которые перестали или перестают отвечать сложившимся условиям, но укрепились в теории и практике.

Литература

1. Конституция Российской Федерации от 12 дек 1993 г. по сост. на 2007г.

2.. Апостольский П. Стратегия войны1912.//История России-М-2003.-С.144.

3. Болосов А.И., Болосов М.А. Флот России день за днем -М- 2005.-С.56.

4. Драгомиров М.И. Учебник тактики – СПб- 1881.С.231.

5. Зверев Б. И.Страницы военно-морской летописи России. М-2000.С.249.

6. Золотарёв В.А. Военная безопасность государства Российского.- М-1998.С.128.

7. Доценко В.Д.История военно-морского искусства-СПб.-Эксмо. -2005-С.46.

8. Ларингфан Ф.Господство личности на войне. – М- 1996г.-С.89.

9. Михайлов О.. Суворов исторический роман – М- 1995-С.67.

10. Оскаров В.Г. Международные отношения – М-1994. – 448с.

11. Ростунов И. И. Генералиссимус А. В. Суворов: жизнь и полководческая деятельность- М.1995.-С.34.

12. Салябинин. С. Честь мундира. Чины, традиции, лица. Русская армия от Петра I до Николая II.-М- 2003-С.78.

13. Сердюкова Д.Д.//Обозреватель.М -2006-№2-С.49.

14. Теплов Б.М. Ум полководца.- Спб-1999-С.27.

15. Улушко У.С.//Военно-исторический журнал- 2006 -№12-С.67.

16. Черкасов П.П. История императорской России -М-2000.С.54.

17. Эмиров Ю.А., Котелевская И.В. Правовые акты.- М.- 2003.С.124.

18. Юмытов. Ю.Т.//Военно-исторический журнал- 2003- №11-С.99.

Приложение №1.

План Кинбурнской операции

Развитие тактики парусного флота в России в 18-19 веках

Приложение№2

План операции по взятию крепости Корфу. 1799 г.

Развитие тактики парусного флота в России в 18-19 веках

Приложение№3

План операции по взятию Варны 1328г.

Развитие тактики парусного флота в России в 18-19 веках