Развитие института приемной семьи в России

Становление института приемной семьи в России

Статьи по теме
Искать по теме

История развития института замещающей семьи в России уходит корнями в XVIII век, когда Екатерина II издала Указ "Учреждения для управления губерниями" от 7 ноября 1775 г. В ст. 301 этого документа говорилось: "Буде же малолетний остался без всякого имения, тогда городовой сиротский суд старается поместить малолетнего по состоянию его, или в общественных для сирых училищах, или у доброхотных людей, дабы научился науке, или промыслу, или ремеслу, и доставлен был ему способ учиться добрым гражданином" (ссылка). Так в России зародилась одна из форм воспитания детей-сирот – патронат, целью которого являлась передача детей, оставшихся без родителей, в семьи "на руки надежным, добродетельным и добронравным людям за умеренную плату".

Под патронажем Императрицы существовали воспитательные дома и приюты, главное назначение которых было укрыть детей на время от беды, а затем отправить в семью "благонравного поведения".

В 1763 г. был учрежден Московский Воспитательный дом. В его стены принимали младенцев, "не спрашивая приносящего", кто он таков и чьего младенца принес, требовалось только спросить: не знает ли он, крещен ли младенец и как его имя. Поступивший под опеку Воспитательного дома ребенок должен был пользоваться всеми благами отечественного призрения, заботившегося о его проживании, а затем и воспитании из него полезного гражданина для Отечества.

Однако число детей в воспитательных учреждениях быстро росло, а условия жизни ухудшались. Чрезвычайная скученность, недостаток в питании, отсутствие ухода и медицинской помощи привели к высокой смертности детей.

Николай I повелел всех приносимых в Воспитательный дом грудных детей без всякого изъятия, сразу отсылать в деревни для воспитания и уже ни в коем случае без особого разрешения обратно не принимать. Учебные классы укомплектовывались только сиротами обер-офицеров, военных и гражданских чинов. Дети обучались по программам гимназий и в последствии переводились в различные высшие учебные заведения. Дети-сироты, которых отдавали на воспитание в деревни оставались под надзором Дома, их периодически навещал инспектор, а воспитателям выплачивалось денежное вознаграждение, девочкам при выходе замуж выдавалась небольшая сумма денег.

В годы правления Павла I устройство судеб сирот взяла на себя супруга императора Мария Федоровна. Она предлагала отдавать на воспитание детей-сирот в государевы деревни добропорядочным крестьянам. Предлагалось мальчикам жить в таких семьях до 18 лет, девочкам – до 15. Дальнейшее будущее этих детей устраивалось органами общественного призрения.

Главной целью государственных и частных учреждений дореволюционной России было воспитание детей-сирот, способных обеспечить себе средства к существованию и вести в дальнейшем достойный образ жизни. Надо отметить, что наблюдение и контроль за первыми годами самостоятельной жизни сирот продолжался после их выпуска и если была необходимость поддержки и помощи, то она осуществлялась опекунским Советом.

После Октябрьской революции 1917 г. воспитание детей было объявлено государственной заботой, а сам воспитательный процесс был унифицирован. Советская власть не сочла нужным сохранить патронат как форму воспитания детей. I Всероссийский съезд по охране детства (февраль 1918 г.) высказался против патроната "как против института, умирающего вместе с разрушением индивидуальной семьи" (ссылка) По закону об опеке и усыновлении воспитатели приемных детей не могли рассчитывать на государственную помощь. Как следствие, число желающих принять в свою семью чужих детей в стране становилось все меньше, а количество бездомных и брошенных детей стремительно росло.

В отличие от дореволюционных сиротских заведений, новые государственные детские дома влачили жалкое существование. Советская власть вынуждена была учитывать очевидные преимущества патронатного воспитания в обеспечении эффективной социальной адаптации детей при значительно меньших материальных затратах на их содержание. Органам народного образования было позволено направить деятельность на расширение применения устройства детей в семьи ремесленников и крестьян. Концепция патронатного воспитания в советской России начала реализоваться после проведения второго Всероссийского совещания охраны материнства и младенчества состоявшегося в апреле 1923 года. Крестьянским дворам, принимающим для подготовки к сельскохозяйственному труду воспитанников детских домов, разрешалось иметь дополнительные наделы земли для этих воспитанников, освобождать от уплаты единого сельскохозяйственного налога в течение трех лет.

В 20-е – 30-е годы XX в. в регионах Дальнего Востока России предусматривались льготы по сельскохозяйственному налогу хозяйствам, принявшим к себе воспитанников детских домов.

В середине 20-х годов XX в. Осуществлялась передача беспризорных детей и части контингента детских домов в крестьянские семьи (не более двух детей в семью). Размер единовременного пособия, выдаваемого крестьянским дворам, принимавшим на воспитание детей, составлял 50 рублей. В 1925-1926 гг. в крестьянские и рабочие семьи было передано 25 детей, а в 1927г. – уже 208. К середине 30-х годов число патронируемых в крае достигло 1850 человек.

В 1925 году в стране началась компания по усыновлению детей, чтобы разгрузить детские дома. Но спустя какое-то время, Российское государство вынуждено было вновь вернуться к передаче детей в приемные семьи на основании письменного договора о воспитании. Гражданин, заменивший ребенку родителей, пользовался самой разнообразной помощью со стороны государства: ему выделялись средства для хозяйственного обзаведения, выплачивалось ежемесячное пособие на содержание приемного ребенка, предусматривались налоговые льготы и др. К середине 30-х годов на патронате находилось уже 38 тыс.несовершеннолетних.

В самом общем виде отношения патронирования, существовавшие в России в те годы, можно свести к следующим моментам:

- патронирование производилось на добровольных началах;

- гражданин-воспитатель (патрон) получал вознаграждение за свою деятельность;

- дети передавались на воспитание государственными органами власти и управления, что позволяло контролировать законность и правильность передачи несовершеннолетних в семьи;

- срок патронирования всегда ограничивался (от 5 месяцев до 3, 14, 16, а позднее – и 18 лет).

В годы Великой Отечественной войны поднялась вторая волна детской беспризорности, что обусловило возрождение практики передачи детей-сирот в семьи.

В 1957 г. делается попытка изучения особенностей патронатной семьи: А.И. Довгалевская описывает мотивы патронирования, критерии выбора ребенка, некоторые социальные характеристики семей, демонстрирует достаточно высокую эффективность данной модели воспитания детей-сирот.

В таком виде патронат просуществовал до 1 ноября 1969 г., т. е. до введения в действие нового Кодекса о браке и семье РСФСР. Согласно новой партийно-государственной политике школы-интернаты были признаны лучшей формой воспитания и обучения детей, а институт замещающей семьи прекращал свое существование. Отказ от этой формы воспитания объяснялся коммунистическими идеями: воспитание должно осуществляться на безвозмездной основе, лишь в силу морального долга. К тому же, считалось, что отпали условия для детской беспризорности и безнадзорности (патронат вводился как один из способов борьбы с ними).

В 1988 г. реанимация патронатной модели была связана с политикой "перестройки и гласности". При активном участии западных миссионеров стала активно возрождаться патронатная система воспитания детей.

Итак, рассмотрев процесс развития семейных форм воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, можно выявить как положительные, так и отрицательные стороны организации обустройства этой категории детей.

Исторические уроки внедрения семейных форм воспитания для современного российского государства состоят в следующем:

- власти боролись с беспризорностью и преступностью несовершеннолетних, а не защищали законные права и интересы ребенка;

- коллективная ответственность не оправдывала себя в должной мере из-за отсутствия соответствующего законодательства и нормативно-правовой базы;

- в обществе господствовало мнение, что замещающие родители должны брать на себя обязанности по воспитанию детей-сирот на общественных началах и энтузиазме.

Анализ отечественного исторического опыта социальной помощи детям, оставшимся без попечения родителей, показывает, что наибольшую эффективность дает их воспитание в замещающей семье, поскольку оно гарантирует обеспечение безопасность и защищенности ребенка. Также семейно воспитание имеет больше возможностей для развития детей по всем направлениям, нежели общественное.

Современная патронатная семья существенно отличается от дореволюционной. Сейчас труд патронатных родителей не оплачивается. Более того, они принимают на себя обязанность по содержанию принимаемых в семью приемных детей. Это предусмотрено, например, в п. 8 Типового договора, прилагаемого к Закону Республики Тыва от 6 марта 2000 г. "О порядке передачи детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на патронат в семьи граждан".

При создании правовой модели приемной семьи законодатель использовал лучший опыт в вопросах устройства и воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Приемная семья, с одной стороны, имеет все признаки семьи, т.к. это общность совместно проживающих лиц, объединенных правами и обязанностями, она предусмотрена семейным законодательством, а с другой стороны, имеет только ей присущие особенности. Они будут определены при исследовании субъектного состава, предмета, содержания договора о приемной семье. Следует отметить, что Семейный кодекс РФ (далее – СК РФ) не содержит определения понятия "приемная семья". Однако в юридической литературе этот вопрос обсуждается.

Так, по мнению М.В. Антокольской, "приемная семья является гибридной формой, содержащей в себе некоторые черты опеки, детского учреждения и усыновления".

Признавая ее некоторое сходство с ними, думается, что она тем не менее существенно отличается от них.

Например, Е.Ю. Валявина также определяет приемную семью как форму воспитания детей.

С.Ю. Чашкова смешивает эти понятия, в одном случае называя приемную семью формой воспитания, а в другом случае – формой устройства. В этой связи следует выяснить: какое же определение приемной семьи будет верным, правильно ли ее называть формой воспитания детей.

Не соглашаясь с авторами, полагающими, что приемная семья – это форма воспитания детей, считаем, что их взгляд на приемную семью как форму воспитания детей не соответствует, во-первых, позиции законодателя, во-вторых, узок, не точен, в-третьих, не учитывает различий в понятиях "устройство", "воспитание" и "форма".

Если проанализировать ст. 151 СК РФ и ст. 1 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", где приемная семья определяется как "форма устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на основании договора о передаче ребенка (детей) на воспитание в семью между органом опеки и попечительства и приемными родителями (супругами) или отдельными гражданами, желающими взять детей на воспитание в семью", то установим, что законодатель последовательно определяет в разных нормативных актах приемную семью как форму устройства детей.

Опыт организации приемных семей в постсоветской России ведет отсчет с 1996 г., и можно считать, что, несмотря на проблемы, возникавшие в течение прошедшего времени, в целом он оказался достаточно удачным.

Изучение приемной семьи приобретает особую актуальность в связи со значительным ростом числа такого вида семей в регионах.

Динамика этого роста в значительной степени объясняется предоставлением федеральных субвенций в региональные бюджеты для финансирования приемных семей. Многое зависит и от инициативы регионов "в освоении" предложенных средств, их готовности содействовать формированию и успешному развитию приемных семей. Неслучайно численность их существенно различается; она прямо не связана с числом выявляемых детей, лишенных попечения родителей.

Отметим, что после принятия в 2008 г. "Закона об опеке и попечительстве" институт приемной семьи юридически стал одним из видов "возмездной опеки" – за счет бюджетных средств, в отличие от другого ее вида – за счет доходов от имущества подопечного.

В Республике Тыва по состоянию на 01.01.2015 года зарегистрировано 4769 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, из них 3230 – находятся под опекой (попечительством) граждан, 1459 – в детских домах, интернатах и на патронатном воспитании, 80 – воспитываются в приемных семьях.

Из общего количества детей указанной категории лишь 793 (16,6 %) – настоящие сироты, остальные – так называемые "социальные" сироты при живых родителях.

Отмечая позитивное значение изменений в законодательстве, нельзя не признать, что оно еще недостаточно способствует качественному функционированию приемной семьи.

Выводы

В истории права нормы об опеке и попечительстве занимали в правовых системах разное место, имели разное содержание, что предопределялось в конечном счете отличием принципов и задач данного института. В России опека длительное время не имела легального определения и чаще всего понималась как генеральное понятие, как институт, объединяющий в себе собственно опеку и попечительство. Приоритетной задачей данного института всегда являлась охрана интересов детей как наиболее значимой категории нуждающихся в социальной заботе лиц. Актуализация этой задачи связана с появлением "социального сиротства". Нормы об опеке и попечительстве впервые появляются в законодательстве лишь при установлении контроля со стороны государственной власти за лицами, фактически осуществляющими попечение. До этого момента опека осуществляется семьей, общиной, родом под воздействием норм обычного права и в управлении со стороны публичной власти не нуждается. Потребность развернутого правового регулирования отношений, связанных с опекой, породила существование целого института опеки и попечительства, содержащего как общие положения, так и правила об отдельных видах опеки.