Проверка прокурором законности и обоснованности приостановления предварительного следствия

Проверка прокурором законности и обоснованности приостановления предварительного следствия.

Статьи по теме
Искать по теме

Если проанализировать содержание этих оснований и элементов предмета прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования, указанных в ст. 29 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", то можно прийти к выводу, что надзор на данном участке нацелен на выяснение вопроса о том, явилось ли приостановление предварительного следствия объективно вынужденным и не противоречащим закону решением, принятым в условиях, исключающих возможность продолжения предварительного следствия либо его завершения. Проверяя с этой целью уголовные дела, прокурор должен выяснить следующее:

а) приостановлено ли предварительное следствие по ним по основаниям и в порядке, предусмотренным ст. 208 УПК РФ;

б) подтверждено ли материалами дела наличие оснований, по которым приостановлено предварительное следствие;

в) выполнено ли следователем требование о выполнении всех следственных действий, производство которых возможно в отсутствие лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого;

г) приняты ли все возможные меры по розыску либо установлению этого лица;

д) нет ли оснований для возобновления предварительного следствия в связи с его недостаточной полнотой;

е) уведомлен ли потерпевший о приостановлении предварительного следствия и предоставлена ли ему возможность обжалования данного процессуального решения.

Перераспределение процессуальных полномочий между прокурором и руководителем следственного органа не освободило прокурора от обязанности обеспечивать полноту и надлежащее качество предварительного следствия, принципиально реагировать на его необоснованное приостановление имеющимися надзорными средствами. Соответственно, возникает вопрос: всегда ли он может обеспечить решение этой задачи?

Согласно ч. 2 ст. 208 УПК РФ следователь направляет прокурору копию постановления о приостановлении предварительного следствия. Однако в УПК РФ не установлено время, в течение которого следователь должен это сделать. Согласно п. 11 приказа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации от 07.09.2007 № 5 "О мерах по организации процессуального контроля" руководитель следственного органа обязан обеспечивать своевременное направление прокурору копий процессуальных документов и уведомлений в случаях, предусмотренных УПК РФ. Однако что понимается в приказе под понятием "своевременность", остается только предполагать. Остается рассчитывать на налаженное взаимодействие прокурора и руководителя следственного органа, при котором проблем с немедленным получением прокурором копий рассматриваемых в настоящей статье и других процессуальных решений возникать не должно.

Проверка прокурором законности и обоснованности приостановления предварительного следствия согласно п. 1.11 приказа Генерального прокурора РФ от 06.09.2007 № 136 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия" должна проводиться в течение месяца после принятия данного решения. Практика показывает, что данный срок является оптимальным. Однако из содержания п. 22 приказа СКП от 07.09.2007 № 5 вытекает, что такую проверку в первую очередь должен произвести руководитель следственного органа. Представление прокурору приостановленного уголовного дела вместе с его заключением по результатам проверки законности и обоснованности приостановления следствия должно быть обычной практикой. С учетом резонансного характера преступления в связи с поступлением к прокурору жалобы на неполноту расследования его необоснованное приостановление, нарушение при этом прав признанного потерпевшим лица и т.п. прокурор обязан лично проверить материалы соответствующего уголовного дела независимо от того, проверено ли оно в порядке процессуального контроля. Таким образом обеспечивается надзор за исполнением положений п. 2, 3, 8, 11 ч. 1 ст. 39 УПК РФ в части осуществления надлежащего процессуального контроля за расследованием, его проведением в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 21 УПК РФ, приостановлением дела исключительно по предусмотренным законом и подтвержденным соответствующими доказательствами, а не надуманным основаниям. Ранее прокурор направлял руководителю следственного органа требование об устранении нарушений закона, допущенных при расследовании, одновременно проверяя соблюдение последним установленного в ч. 4 ст. 39 УПК РФ 5-суточного срока рассмотрения этого требования, обоснованность письменных возражений следователя на них и согласие руководителя следственного органа с этими возражениями, если таковое состоялось, а также направление прокурору сообщения о результатах рассмотрения его требования.

Как правило, приостановленное уголовное дело должно быть доставлено для проверки в прокуратуру. Вместе с тем может быть целесообразным в рамках отлаженного взаимодействия его изучение прокурорским работником непосредственно в следственном органе. Нередко возникает необходимость неотложного выяснения им у следователя, сотрудника оперативно-розыскного подразделения отдельных не отраженных в материалах дела сведений о ходе расследования, что лучше сделать на месте. Для изучения дела в этом случае прокурору должны быть представлены соответствующие условия.

Согласно материалам надзорной практики основной причиной приостановления предварительного следствия является неустановление лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. В меньшей степени такое процессуальное решение принимается в связи с тем, что подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия, еще реже – по остальным предусмотренным ч. 1 ст. 208 УПК РФ основаниям. Проверяя приостановленное дело, прокурор в первую очередь обращает внимание на то, насколько соответствует требованиям УПК РФ принятие следователем решения о приостановлении следствия по каждому из этих оснований, а также приняты ли им "меры к устранению обстоятельств, препятствующих дальнейшему расследованию… чтобы лицо, совершившее преступление, было обнаружено, вина его доказана и дело о нем направлено в суд".

Мотивировка следователем принятого решения должна быть убедительной, объективной и обоснованной. Правильно пишет А.Л. Протопопов, что в постановлении о приостановлении следствия нередко содержатся формальные фразы о том, что срок следствия истек, а преступник не установлен. Постановление должно быть кратким и в то же время содержать суть дела. Можно согласиться с В.М. Быковым и В.Д. Ломовским, что в описательной его части следует излагать совершение преступления, доказательства его совершения, в том числе определенным лицом, основание приостановления уголовного дела с указанием соответствующих пункта и статьи Уголовно-процессуального кодекса.

При изучении дела во всех случаях выясняются: законность его возбуждения и обоснованность квалификации содеянного по той или иной норме Особенной части УК РФ; проведение всех направленных на установление виновных лиц следственных действий, возможных в их отсутствие; принятие необходимых до приостановления следствия процессуальных решений – о привлечении в качестве обвиняемого, об избрании в отношении него меры пресечения, об объявлении скрывшегося от следствия лица в розыск и др.

Как правило, недостатки расследования, в связи с которыми преступления остаются нераскрытыми, носят не единичный, а комплексный характер, а потому находятся во взаимосвязи. Они могут быть вызваны как объективными, так и субъективными причинами. Для их установления и анализа прокурор должен знать методику расследования соответствующего вида преступлений, чтобы в описательно-мотивировочной части адресованного руководителю следственного органа требования об устранении нарушений положений ч. 2 ст. 21 УПК РФ, во-первых, указать конкретные недостатки предыдущего расследования и, во-вторых, обратить внимание на необходимость выполнения с этой целью определенных следственных действий. В этом требование прокурора в какой-то мере сродни ранее дававшемуся им указанию по уголовному делу, хотя такое сравнение не вполне состоятельно.

Лишение прокурора права отменять незаконные и необоснованные процессуальные решения следователей представляется неоправданным. Реализуя идею разделения в системе органов прокуратуры предварительного следствия и надзора путем выведения следователя из административного подчинения прокурора, законотворцы пошли еще дальше. С принятием Федерального закона от 05.06.2007 № 87-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" фактически был ликвидирован баланс процессуальных прав следователя и руководителя следственного органа, с одной стороны, и прокурора – с другой. Сотрудникам того же следственного аппарата оказался переданным практически весь комплекс властно-распорядительных полномочий по контролю за законностью процессуальной деятельности следователя, которыми до принятия названного Закона был наделен прокурор. Безусловно, следователь должен быть освобожден от неправомерного и необоснованного вмешательства в ход осуществляемого им расследования. Он вправе самостоятельно определять его направление и тактику. Однако проверка принимаемых следователем процессуальных решений его непосредственным руководителем, с одобрения которого принимаются эти решения, не всегда может обеспечить их законность, обоснованность и объективность.

Согласно п. 23 приказа СКП РФ от 07.09.2007 № 6 "О мерах по организации предварительного следствия" по приостановленным производством делам не реже одного раза в месяц следователь должен запрашивать и получать информацию о ходе исполнения поручения из органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, а в случаях недостаточно активного проведения розыска скрывшегося подозреваемого или обвиняемого обращаться к прокурору о проверке исполнения Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" по конкретному делу. Авторы приказа упустили из виду, что, во-первых, основанием проведения прокурором проверки исполнения законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности служат другие основания во-вторых, обращение следователя к прокурору за тем, чтобы он проверил состояние розыска лица, которое не всегда бывает известно, может свидетельствовать об отсутствии должного взаимодействия между следователем и сотрудниками оперативно-розыскного подразделения; в-третьих, существуют определенные этические аспекты такого взаимодействия, которые также следует учитывать следователю, прежде чем апеллировать к прокурору.

В случае приостановления предварительного следствия в связи с тем, что место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует, прокурору наряду с вопросами законности, обоснованности возбуждения дела, наличием в деле достаточных доказательств причастности этого лица к преступлению, обоснованности уголовно-правовой оценки содеянного им надлежит выяснить:

1) существование объективных условий, которые временно препятствуют участию этого лица в предварительном следствии. К этим условиям принято относить: нахождение подозреваемого или обвиняемого за границей в служебной командировке, туристической поездке, на учебе; выезд подозреваемого или обвиняемого за границу для постоянного проживания; нахождение подозреваемого или обвиняемого в дальнем плавании, экспедиции, на зимовке, на приисках, в труднодоступных в определенное время года местах либо на территории, временно изолированной в результате стихийного бедствия;

2) наличие в деле документов, подтверждающих принятие следователем мер по обеспечению явки этого лица в место производства предварительного следствия, в том числе для его эстрадиции.

При этом не будет противоречить закону приостановление предварительного следствия по рассматриваемому основанию в связи с разрешением организационных вопросов об экстрадиции. Однако считается противоречащим закону приостановление предварительного следствия на время исполнения международного поручения об оказании правовой помощи, заключающейся в производстве следственных действий по ходатайству российской стороны, поскольку их производство после приостановления предварительного следствия не допускается.

Приостановление предварительного следствия в связи с временным тяжелым заболеванием подозреваемого или обвиняемого, причастность которого к преступлению подтверждена комплексом достаточных, надежных и объективных доказательств, допустимо только на основании медицинского заключения о наличии у данного лица временного (т.е. не хронического, излечимого в будущем) тяжелого физического или психического заболевания, характер которого временно препятствует его участию в следственных и иных процессуальных действиях. Медицинское заключение должно быть дано квалифицированными специалистами в соответствующей области медицины, подписано ими и заверено печатью.

Незаконным постановление следователя о приостановлении предварительного следствия может быть признано в случае, если оно вынесено в отсутствие оснований, перечисленных в ч. 1 ст. 208 УПК РФ:

материалами уголовного дела не подтверждается наличие соответствующих оснований принятия данного решения, ссылка на которые сделана в постановлении;

производство по делу приостановлено по основаниям, не предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ. Необоснованным такое постановление признается, если не выполнены все следственные действия, проведение которых возможно в отсутствие лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого; не истек срок предварительного следствия и, следовательно, имеются возможности продолжения процессуальной деятельности по установлению этого лица.

Признав приостановление предварительного следствия незаконным или необоснованным, прокурор направляет руководителю следственного органа требование, в котором предлагает ему отменить постановление о приостановлении предварительного следствия по одному из названных или по нескольким основаниям. О содержании описательно-мотивировочной части такого требования сказано выше. В случае повторного приостановления производства по данному делу прокурор проверяет, устранены ли перечисленные им в требовании недостатки в ходе дополнительного следствия.

Если прокурор сочтет решение следователя о приостановлении предварительного следствия законным и обоснованным, он составляет соответствующее заключение. Заключение не является процессуальным документом, поэтому оно помещается в надзорное производство, как и копия требования, адресованного руководителю следственного органа. Оно должно содержать достаточную аргументацию признания прокурором решения следователя законным и обоснованным. При направлении дела для проверки в вышестоящую прокуратуру к нему прилагаются данное заключение, а также копия заключения руководителя следственного органа, которое должно находиться в контрольном производстве, заводимом по каждому возбужденному делу согласно п. 11 приказа СКП от 07.09.2007 № 5.

В последующем названные и другие материалы должны изучаться при обобщении и анализе организации и состояния работы по расследованию преступлений, процессуального контроля и прокурорского надзора за этой деятельностью.

Отметим явную необходимость возвращения прокурору властно-распорядительных полномочий по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия, использование которых позволило бы более оперативно, конструктивно и результативно влиять на качество расследования преступлений.