Природа и культура

Природа и культура.

Статьи по теме
Искать по теме

Определение понятий "культура" и "природа".

Прежде чем рассматривать сложную проблему взаимодействия "культуры" и "природы", следует определить основные понятия.

Одним из наиболее популярных среди многообразия подходов и определений природы является понимание природы (в широком смысле слова) как всего окружающего нас мира во всем бесконечном многообразии его проявлений. Природа рассматривается как объективная реальность, существование которой не зависит от сознания человека. В узком же смысле, а именно в соотношении с понятием "общество", под "природой" понимают материальный мир, как совокупность естественных условий его существования.

Формирование и развитие понятия "культура" определялось степенью развития самого общества, a также господствовавшими в то или иное время экономическими, политическими, религиозными и иными воззрениями. Уже поэтическом трактате "Земледелие" римский писатель Марк Порций Катон (234-149 до н. э.) впервые по отношению к возделыванию земли употребил слово "cultura" (обрабoтка, улучшение, возделывание), что означает действия человека с целью изменения природы. Смысл этот co временем не только сохранился, но и расширился, включив в себя процессы, связанные с другими сферами человеческой деятельности, которые воплощают в себе человеческие цели, волю и желания. Для римлян пoнятия "cultura" и "natura" (природа) были противоположностями.

Если римляне в своем осмыслении места человека противопоставили понятия natura и cultura, говоря о воздействии человека на окружающий мир, то Греция и восточный мир противопоставили природное и культурное начала в самом человеке. В Еврoпе в разных сочетаниях сохранились римские и греческие представления о культуре.

В XIX веке появляются представления о культуре как системе ценностей, а также как об образованиях, каждое из которых появляется в конкретном месте, в конкретный период времени, проживает стадии возникновения, становления, расцвета, а затем угасания и гибели. Но центральным ядрoм культуры XIX века является личность, ее активная деятельность в мире, ее попытки найти справедливость и свободу.

XX век обнаружил очевидные противоречия между обществом и человеком, обществом и природой. Открыл для себя внутреннее многообразие культуры, ее уровни и формы, существующие в одном и том же времени и пространстве, ее внутреннюю противоречивость. Понимание термина "культура" остается по-прежнему неоднозначным в силу многообразия и сложности обозначаемого им явления.

Взгляды мыслителей на проблему взаимодействия культуры и природы.

С того времени как человек выделился из природы и до сих пор продолжает составлять ее часть. Возникла очень значимая оппозиция "человек – мир", которой до этого не существовало. Условием того, чтобы переворот совершился, необходима работа сознания, направленная внутрь себя. Только человек наделен способностью прочертить и понять грань между "я" и "нe-я", между ним и природой. Нет ни одного животного способного на это.

Человек биологическое существо был и остается беззащитным и слабым перед природой – ведь, даже насекомое лучше адаптировано для борьбы за существование не только одной особи, но и рода. Ведь сколько сможет прожить человек в таких условиях, как пустыня, океан, джунгли, без специального оборудования? У человек с самого начала никогда не было и и сейчас нет своего природного места. Он должен сам себе его создавать и делает это до сих пор. Таким образом, возникшее противоречие "я – мир" с самого начала предполагает враждебность мира. Свидетельством этого является скачок от животного к человеку, который принципиально и непосредственно преобразил мир. Возникли новые явления и их человек развивал, со временам все лучше и лучше адаптируя природу к своим потребностям и к себе. Материальные вещи и явления изменяли и обретали свой смысл. Достижениям человека принадлежат предметы начиная с примитивного очага до ядерного реактора, от шкуры до платья, с сладких кореньев до шоколада.

В рассуждениях мыслителей и теоретиков видно, как все дальше и дальше уходит человек от природы, создавая вещи, лишь ему одному присущие. И хотя сам человек – существо не только социальное, но и, в первую очередь, природное, сама его природа как бы противостоит его вне природному состоянию.

Очень хорошо иллюстрируют такое противоречие некоторые этические учения древних греков. Например, ученик Сократа Аристипп (435-355 до н. э.) считал, что главное благо для человека – это удовольствие; подлинные удовольствия – телесные, то есть те, которые обусловлены природным началом человека, а знания нужны потому, что позволяют полнее наслаждаться. Его оппонентами были и его современники, например, Антисфен из Афин (435-375 до н. э.), и более поздние мыслители, например, Эпикур (341-271 до н.э.). У них благо человека далеко стоит от его телесности: Антисфен, призывая быть близким природе, предлагал не стричься и ходить босиком, но при этом считал, что "лучше помешаться, чем наслаждаться", а Эпикур, напротив, предполагал удовольствие обязательным для человека, хотя удовольствием считал отсутствие страданий, свободу от телесных и душевных тревог.

Если в античные времена признавали природу как некую мировую гармонию – Космос, частью которого был и сам человек, то Средневековье, рассматривало природу как творение Бога. То есть как нечто второстепенное по сравнению с духом, а человеческую плоть – как сосуд соблазнов. И утверждало, что человеческий дух, хоть и вторичный по отношению к божественному, способен слиться с ним в вере.

Только эпоха Возрождения новым взором увидела природу, испытала восторг перед ее богатством, перед разнообразием природных форм и перед величием человека, готового соперничать с природой и самим Богом в создании новых форм. Так шаг за шагом, в зависимости от главных целей и задач времени, то менялись, то расширяясь, то сужаясь, представления о взаимодействии культуры и природы.

Однако ни соединение природного начала с человеческим, ни полное их разделение и противостояние не могут раскрыть всего многообразия их взаимодействий. Культура как сугубо человеческое явление в одно время и воздействует на природу, и адаптирует человека к природе, и ищет пути гармоничных отношений человека и природы, но также и зависит от природы. И гораздо меньше внимания уделяется зависимости человека и культуры от природы, тогда как вопросы воздействия человека и его культуры на природу рассматриваются довольно часто.

Некоторые моменты анализа такой зависимости можно встретить, например, в работах французского просветителя Шарля Луи Монтескье (1689-1755). Желая найти материалистическое обоснование различным культурным феноменам, начиная от обычаев и нравов тех или иных народов и заканчивая общественными законами, он в качестве такого основания называл климатические условия, в которых живет тот или иной этнос. Монтескье считал, что климат обусловливает некоторые физические особенности организма человека, воздействующие на всю систему поведения, моральных норм и правил, а через них и на общественное устройство общества. Из его рассуждений следует, что холодный воздух увеличивает приток крови с сердцу, что вызывает сокращение мышц и как следствие увеличивает их силу. Так, люди крепче, если находятся в холодных климатических условиях. И их сердце обладает большей силой, что влечет за собой большее доверие к самому себе, уверенность в безопасности, меньше подозрительности и хитрости, больше мужества. А в жарких условиях человек чувствует сильное расслабление сердца, что мешает бодрости и он начинает ощущать страх и осознает неспособность действовать. В жарких странах, по мнению автора, робкие, а в северных напротив храбры.

Также Монтескье писал, что в северном климате встречаются с малым количеством пороков, у них немало добродетелей и много искренности и прямодушия. Чем ближе к югу все как бы удаляется от морали. Там вместе с усилением страстей увеличиваются преступления, и любой стремится превзойти других, что может благоприятствовать этим страстям. У народов умеренного климата обнаруживаются, непостоянные в своем поведении люди, так как не совсем конкретные условия этого климата не имеют возможности предоставить определенность.

В жару человек совершенно лишается силы. Тело расслабляется, и эта слабость касается и души. Человек не способен на благородство, пассивен, не любопытен, ему не присущи проявления великодушия, он равнодушен к окружению. Он предпочтет не принуждать себя к деятельности, а перенести наказания, не может управлять собой и собственными эмоциями.

Из изложенного выше текста видно, что автор слишком прямолинейно устанавливает связи между природными и культурными феноменами. Однако хорошо известно, что человек, рожденный в жарком климате, но взращенный и воспитанный в ином, может как усвоить культурные нормы этой иной зоны, так и не воспринять их. Современное искусство наполнено историями о людях одного континента, натурализовавшихся в другом, людях одной культуры, воспринявших другую, а также и о людях, оказавшихся как бы вне всех культур. Также хорошо известно, что жители жаркого климата могут оказаться стойкими и мужественными, а жители холодного – проявлять слабость и робость, люди юга могут быть высокоморальными и т.д.

Подход Л.Н.Гумилева в отношении взаимозависимости культуры и природы.

Л. Н. Гумилёв рассматривал вопрос взаимодействия природы и культуры в несколько иной плоскости. Он говорил о существовании того или иного народа как одной из составляющих биоценоза (греч. bios "жизнь" + koinos "общий" – совокупность растений, живых существ, микроорганизмов, населяющих определенную географическую область). А это значит, что и человек – такая же составляющая природного цикла, как и любое природное явление, и так же зависит от условий, в которых он живет и развивается. Можно сделать вывод о том, что и культура тоже зависима от природных условий, но это не та зависимость, о которой рассуждал Монтескье.

Гумилёв писал, что на организм человека и на любой его сообщество непосредственно влияет определенный ландшафт, а не Земля. Этот ландшафт принуждает все обитающие на нем живые существа изменяться, так как позволяют особенности данного вида. Особый отпечаток на организм накладывает проживание в лесах, пустынях, горах, на островах и др. Отсюда следует, что виды, которые не могут адаптироваться, могут либо переселиться в другую географическую местность, либо вымереть. Это относится как к животному миру, так и к человеческому сообществу. Когда возникал тот или иной этнос, он существовал именно по этим законам.

Гумилёв говорит о том, что многие племена, особенно охотники, рыболовы, собиратели, чаще всего долгое время не изменяли ландшафт. Но не всякий ландшафт позволял древним племенам выживать. Поэтому "этносы, применявшие активное земледелие: египтяне, шумеры, древние иранцы, индусы и китайцы,...приспосабливали ландшафт к своим потребностям". Гумилёв полагал, что воздействие людей на природу определяется не уровень развития культуры, а характером этого воздействия.

Таким образом, продолжая мысль Гумилёва, можно сказать, что не только характер живущих в данном ландшафте племен, но и особенности самого ландшафта принуждали людей к тому или иному виду деятельности. Так, в Египте, начиная с древнего царства (IV тыс. до н. э.), знали только две земли: Черную, плодородную, в долине единственной реки, Нила, и Красную – горячую землю пустыни. И вся деятельность живущих на Черной земле людей была связана с Нилом и циклами разлива и засухи. Так возникла необходимость решения сложнейшей задачи – строительства системы для отвода лишней воды в периоды разлива и удерживания ее во время засухи, что было возможно лишь с созданием централизованного государства, способного организовать такое строительство. Из-за отсутствия железорудных месторождений египтяне пользовались каменными и медными орудиями труда, а дорогостоящее железо было доступно только очень состоятельным людям: они заказывали из него украшения и даже покрывали их золотом, которого здесь было в избытке.

Другими словами, природная среда является условием для появления многих культурных процессов: она определяет основные виды деятельности, ремесла и профессии. Так, на Руси особенно ярко развилось деревянное зодчество: изобилие природного материала, легкость его обработки вызвали к жизни не только характерные особенности архитектуры, но развили мастерство резьбы по дереву, равную которой вряд ли можно найти в других культурах. Интересно проследить, например, какую роль сыграли природные особенности в возникновении письменности: в Египте использовали для письма папирус, заросли которого на берегах Нила были практически неисчерпаемы, в Междуречье – самый естественный для этих мест материал – глина, на Руси – береста, в Китае использовалась природная шелковая нить бабочки-шелкопряда, и лишь гораздо позже изобрели бумагу.

Естественный ландшафт не только "предлагал" живущему в его условиях народу свои возможности для материальной деятельности, он был той основой, на которой складывалось образное мышление, развивалась фантазия, возникали верования. Если мы обратим внимание на сохранившиеся древние произведения искусства, то отметим, что их характерные особенности во многом продиктованы средой обитания породивших их народов. Это изображения животных, естественно существовавших в той или иной местности.

Любопытно, что бродячие, а затем и кочевые племена гораздо реже рисовали животных, а впоследствии у народов, чьими предками были кочевники, например, арабов, более поздняя их религия – ислам – запрещала предметное изображение животного мира. Священные животные – тотемы – у каждого народа различны: например, у жителей Египта никогда не было среди тотемов кролика, лошади или тигра, зато, напротив, были антилопа, жираф, гиппопотам, цапля, крокодил и даже насекомые – жук скарабей, скорпион и другие. У многих народов священным животным был медведь, но никогда он не становился таковым в тех местах, где это животное не водилось.

Божества, которым поклонялись древние народы, чаще всего были персонифицированными силами природы, и здесь действовал тот же принцип: у египтян, где практически не бывало дождей, не было и бога дождя (только в очень поздний период, познакомившись с греческой мифологией, египтяне почитали бога бури, тьмы, ветра и грозы – Махеса). И наоборот, в природных условиях Греции, языческой Руси главным божеством становились Зевс-громовержец, Перун – бог грозы.

Да и в целом картина мира, созданная тем или иным народом, явственно вытекает из природных условий, в которых осуществляется весь процесс жизнедеятельности людей. Если мы проследим, как рисуют себе различные племена и народы происхождение мира, то кроме общего для всех представления о первоначальном хаосе и последующем упорядочении мира, в остальном будут существенные различия: от возникновения мира из водной стихии до супружеской близости верховных божеств.

Очевидно, что не следует связывать все культурные особенности народа только с природными данными, как это делал Монтескьë. В возникновении и развитии культуры участвуют различные факторы, находящиеся в самых сложных взаимодействиях.

Можно было бы отметить и то, что именно природные условия Египта – природный ритм реки, необходимость создания сложных мелиоративных сооружений для осуществления земледелия, единственного способа выживания в этих условиях – существенно повлияли на создание централизованного государства. Но не следует абсолютизировать этого, так как и там, где отсутствовали подобные условия, например, в Китае, тоже сложилось централизованное государство, но по иным причинам, не природного характера. Тем не менее, Греция именно благодаря природным условиям создала полисную систему, поскольку расселение племен в долинах между гор обеспечило им определенную автономность. Огромные пространства древней Руси позволили долгое время существовать независимым княжествам.

В соответствии с этим, мы можем сказать, что различные причины могут приводить к сходным последствиям. Но существенно в этом вопросе именно то, что в основании сходных или различных тенденций могут лежать природные факторы. Следует обратить внимание на то, что эти факторы могут каждый раз вызывать различные реакции, и это, как отмечал Гумилёв, обусловлено и особенностями характера народа.

Отношения природы и культуры не ограничиваются зависимостью некоторых сторон культуры от природы. В гораздо большей степени культура воздействует на природу, поэтому даже неспециалисту заметно, что в мире различаются как восприятие природы, так и сам характер отношений с ней в восточной и западной культурах.

2. Природа и восточная культура

Все, кто изучают восточные культуры, отмечают, что центральное место в них занимает представление о космической целостности всех сторон и явлений мира. Это единство затрагивает не только различные природные феномены, но и человека, и все проявления его как материального, так и духовного свойства. Все в мире оказывается накрепко связанным причинно-следственными связями, ни один поступок не случаен, он входит в общую систему законов и взаимодействий, и ни один человек не может безнаказанно нарушить эту систему.

Так, для Индии характерно представление о том, что космическими силами предопределены не только каждое земное явление природы, но и судьбы людей, начиная от рождения их в какой-либо социальной среде (варне) и заканчивая их личной судьбой как земной, так и посмертной. Предопределено и поведение человека, оно становится условием целой цепи дальнейших перерождений либо в более высоком сословии, либо в виде какой-либо природной твари. Поэтому весь мир – явление живое, каждый природный феномен может оказаться некогда жившим человеком. При таких взглядах не может возникнуть и сама идея преобразования природы, вмешательства в ее естественное бытие. Конечно, природа Индии и сама настолько изобильна, что в основном не нуждается в слишком активном ее изменении. Современный индийский философ С. Радхакришнан в двухтомном труде об индийской философии пишет, что местоположение Индии там, где природа отличается обильностью, полна даров. Природа обеспечивала богатым выбором пищи, и человеку не нужно было бороться за существование. Так, индийцы никогда не воспринимали мир, как поле битвы, на котором следует сражаться за достаток и власть.

Но даже и в других регионах Востока, где люди воевали за богатство и власть, целостность представлений о мире требовала принимать и понимать природу как нечто священное, исходное, требующее почтительного отношения, исключающего навязывание природе своей воли и не допускающего изменений в ней по своему усмотрению. В Китае считали, что одновременно и частью природы и высшим моральным законом было Небо. Оно накажет за любое вмешательство в некий общий космический закон, который великий китайский мыслитель Лао-цзы назвал емким понятием "Дао". Люди верили, что Небо давало право на власть и жестоко карало за злоупотребление этой властью. Прежде чем творить в мире, считали в древнем Китае, нужно познать свое собственное дао, так же, как и дао вселенной. В этом невмешательстве в общий миропорядок заключалась для китайцев высшая мудрость.

Японское представление о том, что мир это результат любви высших божеств, во многом лежит в основе эстетического отношения к природе. А так как природа всегда прекрасна, то излишнее вмешательство в нее лишь разрушает красоту, созданную природой. Поэтому и здесь сохраняется принцип единства человека с природой, и буддистские взгляды, преобразовавшись в японской культуре, предлагают человеку преодолевать природные катаклизмы, которых достаточно в маленькой Японии, меняя себя, свое отношение к миру, но ни в коем случае не сам мир.

Таким образом, восточная культура в своих отношениях с природой создала представление о нерушимости порядка Вселенной. Этот взгляд стал основой восточного мировоззрения и, принимает каждое явление как равноценную и значимую часть Вселенной, не провоцирует активного вмешательства в природную среду.

Совсем иное отношение к природе являет собой западная культура.

3. Природа и западная культура

Традиция взаимодействия западной культуры и природы берет свое начало в египетской культуре и культуре Междуречья. Именно здесь сами природные условия потребовали, чтобы для выживания общества люди трудились, коренным образом изменяя природу. Строительство каналов изменяло ландшафт, способствовало процветанию и уверенности в том, что природа может покориться воле человека. Именно в Междуречье были созданы искусственные сады – знаменитые сады Семирамиды.

Греческая цивилизация, многие мыслители которой учились у египтян и на Востоке, восприняла идею противостояния природе, идею борьбы и победы над нею. Даже греческие хтонические боги (греч. chtonos "земля") – боги земли и подземного мира, от которых зависело развитие растений (Деметра, Гея, Дионис и др.), были, во-первых, частью повседневной жизнедеятельности, а во-вторых, с ними можно было вступать в различные отношения. Одни из них были благоприятны для людей (Деметра), другие могли порождать враждебные силы и стихии (Гея), с которыми в мифах соперничали герои. Почти все боги в греческой мифологии вступали в брачные отношения с людьми. Например, на праздниках весенних дионисии (в честь возрождения виноградной лозы) всегда происходила церемония вступления в брак Диониса с женой архонта (одного из высших должностных лиц в Афинах). Герои греческой мифологии постоянно вступают в противостояние богам и часто побеждают в этом противостоянии.

Во всех многообразиях мифологических сюжетов постоянно прослеживается мысль о том, что человек может быть гораздо сильнее могущественных сил, имеющих космическую природу. Кроме того, природные условия и климат Греции оставляли желать лучшего, и земледельцам, и скотоводам приходилось постоянно прилагать множество усилий для получения желательного результата. Такой деятельностью были не только различного рода культы или магические действия, но и упорная практическая деятельность, активно изменяющая природные условия.

Очевидно, что эта практическая деятельность не всегда была процессом, улучшающим или хотя бы не разрушающим природную среду. Дикие варварские племена, поселяясь на каком-то участке, истребляли всё, что каким-либо образом могло поддерживать их существование, и затем переходили на другое место, чтобы опустошить и его. Так, лесная зона Европы была истреблена уже к средним векам, и природа уже не смогла возобновить себя.

В период Возрождения природа считалась неисчерпаемой, воспринималась как источник всяческих благ и чудес, и это отношение не только поэтизировалось искусством, восхищавшимся богатством форм, красок и неповторимостью каждого явления, но и расходовалась, растрачивалась, потреблялась без оглядки. Эта просвещенная эпоха даже и не представляла себе возможных последствий потребительского отношения к окружающей среде. Вещественная деятельность человека вызывала восторг, а природа по христианской традиции считалась творением Божьего промысла, данным человеку на вечное пользование.

В свое время Монтескьë заметил, что природа всегда действует неторопливо, а если же ее принуждают, она оставшуюся силу направляет на самосохранение и теряет при этом способность производить и всю свою творческую мощь. Это высказывание стало пророческим. Монкескьё, современник рождения промышленного производства, предвидел глобальные последствия разрушительной деятельности человека, который забыл о своем единстве с природной средой.

Только к середине XX века, пережив бурное промышленное развитие, две мировые войны, ставшие во многом роковыми, новейшие научные открытия, человечество пришло в ужас от преступлений, совершенных им в борьбе с природой за материальные блага.

Слишком поздно люди поняли, сколь опасными для будущего были претворяемые в жизнь "человеколюбивые" принципы европейской культуры:

- рационализм, который превращал живую природу в мертвый объект познания, анализа, эксперимента и практического использования;

- разделение природного и социального начал, когда в результате социальное начало заранее получает приоритетное значение, а природное обрекается на поражение в неравной битве с человеком.

Римский клуб в 1970 году поручил Дж. Форрестеру, ученому в сфере теории управления, разработать модель глобального развития мира. На основании этой модели доклад Д. Медоуза "Пределы роста" (1972) вскрыл "открыл проблему глобальной катастрофы, если человечество не поменяет характер своего воздействия". Этот и другие доклады обнаружили крайне пессимистический взгляд на будущее человечества, и в связи с этим начались поиски выхода из фатального тупика, в который завела человечество его безоглядная потребительская практика. Еще в 1989 году приводились следующие цифры, современное производство, использует только 3-4% взятых из природы единиц вещества, а остальные 96% в виде отравляющих природу веществ и отходов возвращаются в нее". Такова мера истребления природы в том случае, когда природа воспринимается как нечто мертвое и не связанное с человеческими интересами, когда культура отношений с природой опускается на уровень маргинальной.

С времен постановки проблемы преодоления экологического кризиса предлагались самые разные пути его разрешения, начиная от регулировки потребления ресурсов, контроля за выбросами в окружающую среду производственных отходов и кончая идеями о выработке у специалистов нового времени особых человеческих качеств, не позволяющих человеку быть расточительным по отношению к природе.

Мы должны заметить лишь одно: спасением природы может стать только культура, но не та, европейская, расчленяющая мир, а новая культура человечества, вполне осознавшая ценность самого мира, в котором существовало и существует человечество.

Выводы

Таким образом, природа является не только местом развертывания культуры, объектом, на который направлена деятельность человека, но и условием возникновения, становления и развития культуры, обуславливая виды и формы человеческой деятельности, мировоззрение человека и систему его отношений с миром. Понятие "культура" уже в древности оказалось прочно связанным с представлениями об особенностях человеческой деятельности. Римляне выделили ее как нечто, отличающееся от природного состояния мира. В Греции различные аналогичные понятия прочно связали культуру с особыми качествами самого человека и противопоставили "культурному человеку" не "природного человека", а варвара, дикаря, исходя из представления о культуре как о воспитанности и образованности.

Восточная культура воспринимает природу как целостный, нерасчленимый мир, в котором любое действие человека не совершается им только по собственной воле, но зависит и от природных, космических факторов. Поэтому человек не должен быть агрессивным пользователем: он – часть этого мира. Этот взгляд лежит в основе восточного мировоззрения и, принимая каждое явление как равноценную и значимую часть Вселенной, не провоцирует активного вмешательства в природную среду. Совсем иное отношение к природе являет собой западная культура. Европейская культура отделяет природу от единой культурной целостности, в познании природы и в воздействии на нее она ставит человека в положения покорителя, победителя природы, губя тем самым и природу, и культуру.

Во всех мыслях всех времен и народов человек рассматривается как единственный создатель и носитель культуры. Но не следует человеку бесцеремонно и разрушающим образом вторгаться в природу. Только гармоническое слияние общественного гуманизма и культуры становится залогом сохранения природы и самого человека.

Литература

1. Быcтрoва А.Н. Мир кyльтyры. Культурология: Учебнoе посoбие. 2-е изд. – Новосибирск.: ЮКЭА 2003. – 712 с.

2. Ввeдение в культуролoгию: Учeбное посoбие для вузoв/под ред.

Е.В. Попова. – М.: ВЛАДОС 1996. – 336 с.

3. Гyмилeв Л.Н. Иcтoрия людeй и история прирoды. Этнocфeрa. – М.: Экопрос, 1992. – 511 с.

4. Гурeвич П.С. Культурология: Учебное пособие. – М.: Знание, 1998. – 288 с.

5. Заболоцкий Н. Избр. произв. В 2 т. – М.: Худ. лит., 1972. – 565 с.

6. Межуев В.М. Культура и история. – М.: Политиздат, 1977. – 199 с.

7. Мoнтeскьe Ш.Л. Избр. прoизв./пер. А.Г. Горнфельда М.: Гoспoлитиздaт, 1954. – 417 с.

8. Ольденбург С.Ф. Культура Индии. – М.: Наука, 1991. – 277 с.