Принципы правосудия

Принципы правосудия.

Статьи по теме
Искать по теме

Одной из актуальных проблем для современной России является создание правового государства. Огромную роль в становлении и дальнейшем развитии правового государства играет четкое и слаженное функционирование судебной системы. Для того, чтобы суд действительно стал оплотом государственности, необходимо твердое и неукоснительное соблюдение принципов правосудия, закрепленных в Конституции.

Мы знаем, что право развивается и функционирует на основе определенных принципов. В переводе с латинского принцип означает первооснову какого-либо явления, исходное, отправное положение.

Любой юрист обязан хорошо знать, как построены и действуют органы, активно участвующие в реализации правовых предписаний. Эти органы – основное звено механизма правоприменения, без которого не может существовать современное государство. Правосудие – одно из направлений государственной деятельности правоохранительных органов. Оно также относится к числу важнейших полномочий, осуществление которых связано с функционированием судебной власти. И в системе правоохранительной деятельности, и в составе полномочий судебной власти оно занимает центральное место.

Понятие системы принципов правосудия

Демократические основы (принципы) правосудия – это общие руководящие, исходные положения, определяющие наиболее существенные стороны, данного вида государственной деятельности. Такие положения являются основополагающими для всех предписаний законодательства по вопросам организации правосудия, роли и места его органов в государственном механизме и политической системе общества.

В совокупности принципы образуют тот каркас, который служит опорой для всех конкретных законодательных предписаний, регулирующих правосудие. Предписания такого рода не могут противоречить принципам, поскольку последние в большинстве своем закреплены в законах, имеющих высшую юридическую силу, – Конституции РФ, конституционных и других федеральных законах. Они также берут свои истоки и в таких высокоавторитетных актах, как Декларация о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 года, Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 года.

В отличие от конкретных законодательных предписаний специфика положений, именуемых принципами (основами), состоит также в том, что содержащиеся в них правила являются обязательными не только для граждан, должностных лиц и органов, призванных соблюдать и исполнять законы, но и для законодательных органов, которые, создавая новые законы или корректируя их, должны считаться с существующими демократическими требованиями или традициями в той или иной сфере, в частности в сфере организации и деятельности правосудия.

Эти требования рождены прежде всего практикой развития и совершенствования правосудия у нас в стране. Они также учитывают в разумных пределах положительный опыт других стран, а равно опыт международного сотрудничества, отраженный, к примеру, в таких международных документах, как Всеобщая декларация прав человека и Международный пакт о гражданских и политических правах, в которых можно найти немало прогрессивных положений по вопросам организации и осуществления правосудия. Эти документы признаны большим числом государств, в том числе Российской Федерацией, в силу чего являются обязательными к исполнению.

Для общей характеристики демократических основ (принципов) правосудия существенным является то, что их содержание постоянно совершенствуется. Особенно активно идет этот провес в последние годы. Заметное содействие этому процессу призвано оказать стремление реализовать пользующийся широким признанием замысел преобразовать наше государство в правовое и по-настоящему демократическое.

Полная реализация обозначенных в Конституции РФ стратегических задач в области обеспечения прав и свобод человека и гражданина, демократизации правоохранительной системы, по идее, должна привести к тому, что судебная власть станет такое же влиятельной, авторитетной и полноправной, как и другие ветви государственной власти – исполнительная и законодательная. И это, естественно, сможет стать стимулом для благоприятной корректировки содержания принципов правосудия.

Законность

Принцип законности – межотраслевой принцип, пронизывающий все отрасли российского права, уголовное и гражданское судопроизводство, но в то же время имеющий свои особенности в третейском разбирательстве.

Прежде чем определить понятие и содержание принципа законности в третейском разбирательстве, рассмотрим его понятие в гражданском (арбитражном) процессе.

Принцип законности представляет собой такое правило, согласно которому судьи при осуществлении правосудия связаны Конституцией РФ и законами, а также действующими правилами судопроизводства. Данный принцип как общеправовой вытекает из ч.2 ст.15 Конституции РФ, согласно которой органы государственной власти, в том числе и судебной, обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы. Законность включена и в международно-правовые акты в качестве одной из гарантий справедливого судебного разбирательства, исходя из анализа ст.6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Третейский суд принимает решение в соответствии с условиями договора и с учетом обычаев делового оборота. Если отношения сторон прямо не урегулированы нормами права или соглашением сторон и отсутствует применимый к этим отношениям обычай делового оборота, то третейский суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения, а при отсутствии таких норм разрешает спор, исходя из общих начал и смысла законов, иных нормативных правовых актов.

Воплощение принципа законности осуществляются двояким путем. Во-первых, законность обеспечивается правильным применением законодательства, что обуславливается соблюдением иерархии нормативных актов в правоприменении, возможностями применения норм международного права, иностранного права. Во-вторых, законность обеспечивается соблюдением правил судопроизводства, которые находят свое выражение в нормативно установленном порядке осуществления третейского разбирательства.

ГПК РФ и АПК РФ допускают передачу по соглашению сторон на рассмотрение третейского суда подведомственного суду общей юрисдикции или арбитражному суду спора, возникающего из гражданских правоотношений, до принятия судом первой инстанции судебного постановления (судебного акта), которым заканчивается рассмотрение дела по существу, если иное не установлено законом (ч.3 ст.3; ч.6 ст.4 ГПК РФ).

В соответствии с положениями ГПК РФ и АПК РФ в законе может быть определен в том числе круг споров, которые не могут быть предметом третейского разбирательства в соответствии с третейским соглашением. По действующим ГПК РФ и АПК РФ к таким спорам, безусловно, относятся: споры по делам, возникающим из административных и иных публично-правовых отношений; дела особого производства, дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение. Другими федеральными законами могут быть установлены и другие категории споров, не подлежащих передаче в третейский суд по соглашению сторон. Примером такого запрета является норма ч.3 ст.33 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)": дело о банкротстве не может быть передано на рассмотрение третейского суда.

Осуществление правосудия только судом

В соответствии со ст. 118 Конституции РФ, как отмечено выше, правосудие осуществляется только судом. Данное положение конкретизируется в ч. 1 ст. 4 Закона о судебной системе, где сказано: "Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных настоящим Федеральным конституционным законом, не допускается".

Применительно к разбирательству уголовных дел рассматриваемый принцип детализируется в ст. 49 Конституции РФ и ст. 13 УПК. В последней по данному поводу сказано следующее: "Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом". Другими словами, только суд, действующий на основании предписаний закона, может признать человека виновным и назначить ему уголовное наказание. Что касается отправления правосудия по гражданским делам, осуществляемому общими, арбитражными и военными судами, то положение, содержащееся в ст. 118 Конституции РФ и приведенной ч. 1 ст. 4 Закона о судебной системе, тоже конкретизируется в ряде Других законов, в первую очередь в ГПК и АПК.

Круг органов, уполномоченных вершить правосудие, четко ограничен названными выше законами. К ним отнесены Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды и мировые судьи, военные суды, а также федеральные арбитражные суды округов и арбитражные суды субъектов Российской Федерации. Этот перечень является исчерпывающим. Государство доверяет отправление правосудия только специально уполномоченным (компетентным) органам. Никакие другие государственные либо иные органы не вправе осуществлять данный вид деятельности, поскольку у них нет соответствующих полномочий.

Требование, чтобы данный вид государственной деятельности выполнялся только судами, имеет в виду также то, что акты правосудия (приговоры или иные судебные решения), которые после вступления в законную силу приобретают общеобязательное значение, подлежат неуклонному проведению в жизнь. Отменять или изменять их вправе лишь вышестоящие судебные органы с соблюдением строгих процессуальных правил и гарантий, ограждающих права и законные интересы граждан, а равно правомерные интересы общества и государства.

Обеспечение законности, компетентности и беспристрастности суда

Кратко суть данного принципа можно выразить примерно следующим образом: суд, которому доверяется рассматривать и разрешать гражданские и уголовные дела, способен вершить подлинное правосудие, если он законен, компетентен и беспристрастен.

Это самоочевидное положение прямо в действующем законодательстве не сформулировано. Оно вытекает из анализа предписаний Конституции РФ ( ст. 18, 45, 47, 119, 121 и 123) и других российских законов, в первую очередь судоустройственных и процессуальных, а равно авторитетных международных документов. К числу последних можно отнести, к примеру, Международный пакт о гражданских и политических правах. "Каждый имеет право, – говорится в ч. 1 ст. 14 этого документа, – при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона".

Для обеспечения всех этих свойств суда существуют многие установленные законом средства.

Не допускается произвольная передача дела, подсудного одному суду, в другой суд того же уровня. В упомянутом выше постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года разъяснено, что в случаях, когда имеется крайняя необходимость в переносе дела из одного суда в другой суд того же уровня (например, в данном суде один судья, и он заболел надолго; ожидание его выздоровления чревато тем, что подсудимый будет вынужден находиться неопределенно долго под стражей до вынесения приговора), передача дела может состояться по решению председателя вышестоящего суда, но при этом подсудимого нужно обязательно известить о причинах такого решения. Извещение даст ему возможность своевременно обратиться с жалобой, если он не будет согласен с решением. Словом, таким образом Верховный Суд РФ принял меры к тому, чтобы и в данном вопросе не было произвольных отступлений от конституционных предписаний, предусматривающих одно из средств обеспечения законности суда, которому можно доверить разбирательство конкретного дела.

Для обеспечения законности, компетентности и беспристрастности суда существенное значение имеет правильное определение состава суда, который должен рассматривать конкретное дело.

В настоящее время все суды общей юрисдикции могут рассматривать гражданские дела по первой инстанции в двух составах суда: судьями единолично или коллегией в составе профессионального судьи и двух народных заседателей. Фактически большинство такого рода дел рассматривается судьями единолично.

Дела, подведомственные арбитражным судам, могут рассматриваться по первой инстанции в одном из трех вариантов составов судов: судьей-профессионалом единолично, тремя судьями-профессионалами, судьей-профессионалом и двумя арбитражными заседателями. Чаще всего такое рассмотрение осуществляется судьями-профессионалами единолично в арбитражных судах субъектов Российской Федерации. Формирование коллегиальных составов должно происходить, например, по делам о банкротстве (несостоятельности) либо по решению председателя суда с учетом каких-то обстоятельств (ходатайство стороны спора, сложность дела и т. д.). В этих случаях в состав коллегии судей входят три судьи-профессионала, работающих в данном арбитражном суде. Состав суда с участием арбитражных заседателей при определенных условиях может формироваться решением руководства соответствующего суда по просьбе или с согласия спорящих сторон.

Что касается уголовных дел, то для их разбирательства в гражданских судах общей юрисдикции по первой инстанции возможны четыре варианта состава суда:

– один судья (дела о преступлениях, наказуемых не более строгим наказанием, чем пять лет лишения свободы). Такой состав суда возможен только по делам, рассматриваемым районными судами, если подсудимый – совершеннолетний. На военные суды, общие (гражданские) суды среднего звена и Верховный Суд РФ данное правило не распространено – в них все уголовные дела по первой инстанции должны разбираться коллегиально. Оно не распространяется также на все уголовные дела несовершеннолетних;

– один судья-профессионал и два народных заседателя (по делам о преступлениях, за которые в районном суде может быть назначено лишение свободы на срок свыше пяти лет, а во всех других судах – любой вид наказания; сюда относятся и все дела о преступлениях несовершеннолетних);

– три судьи-профессионала (с согласия обвиняемого по делам, подсудным всем военным судам, общим (гражданским) судам среднего звена и Верховному Суду РФ);

– один судья-профессионал и двенадцать присяжных заседателей (такие коллегии образуются в судах среднего звена общей "юрисдикции тех субъектов Российской Федерации, где допускался разбирательство дел с участием присяжных, по ходатайствам подсудимых по делам о преступлениях, за которые может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненного лишения свободы или смертной казни).

Созыв суда присяжных допускается только в таких общих делах (гражданских) среднего звена, как краевые, областные и городские суды в тех субъектах Российской Федерации, в отношении которых есть специальное решение

В кассационной, надзорной и апелляционной инстанциях разбирательство дел возможно только в коллегиальном составе. Например, в судебных коллегиях судов общей юрисдикции среднего звена и Верховного Суда РФ оно осуществляется тремя профессионалами, а в президиумах этих судов – не менее чем половиной членов президиума. По такой же схеме в общих чертах, как будет показано ниже, определяется состав арбитражных судов, рассматривающих дела в апелляционном, кассационном и надзорном порядке.

При оценке роли и значения рассмотренных правил, обеспечивающих законность, компетентность и беспристрастность суда, которому доверяется разбирательство гражданских и уголовных дел, важно не упускать из виду то, что между этими правилами нет непроходимой пропасти. Они тесно взаимосвязаны и дополняют друг друга.

Независимость судей, присяжных, народных и арбитражных заседателей

Суть данного принципа правосудия состоит в стремлении обеспечить такие условия, в которых суд смог бы иметь реальную возможность принимать ответственные решения без постороннего вмешательства, без какого бы то ни было давления или иного воздействия, на прочной основе предписаний закона и только закона.

Опыт многих десятилетий и даже столетий говорит о том, что суд относится к числу таких государственных учреждений, решения которых находятся в поле зрения других государственных органов, должностных лиц различного уровня и просто граждан, так или иначе заинтересованных в результатах разбирательства конкретных дел. Отсюда и то многообразие способов и методов, используемых для оказания влияния на суды, которые выработаны многолетней практикой. Вплоть до наших дней к такого рода способам и методам относится многое: от посулов и подкупов до угроз и физической расправы с судьями. Чем дальше, тем более изощренными становятся эти способы и методы.

В связи с этим существенное внимание уделяется разработке и внедрению гарантий независимости судей, присяжных, народных и арбитражных заседателей. Усилия в этом направлении предпринимаются давно. Весьма заметный шаг был сделан 26 июня 1992 года, когда Верховный Совет РФ принял Закон о статусе судей. В ст. 9 этого Закона установлено, в частности, что независимость судей обеспечивается:

- предусмотренной законом процедурой осуществления правосудия; запретом, под угрозой ответственности, чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия;

- установленным порядком приостановления или прекращения полномочий судьи;

- правом судьи на отставку;

- неприкосновенностью судьи;

- системой органов судейского сообщества;

- предоставлением судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу.

Осуществление правосудия на началах равенства всех перед законом и судом

Этот принцип правосудия тоже закреплен во многих законодательных актах. В Конституции РФ ему посвящена ст. 19, где сказано:

"I. Все равны перед законом и судом.

1. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Состязательность и равноправие сторон.

Согласно ч.3 ст.123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Принцип равноправия сторон означает, что ни одна из сторон не имеет преимущества перед судом, обладая равными процессуальными правами и возможностями в отстаивании своей позиции, защите своих интересов.

Рассматриваемый принцип имеет свою специфику применительно к третейскому разбирательству. С одной стороны, так же как и в гражданском (арбитражном) процессуальном праве, равноправие сторон является условием состязательности. Однако само равноправие сторон в третейском разбирательстве обусловлено выполнением третейскими судьями возложенной на них обязанности по соблюдению принципа независимости и беспристрастности" как условия "равного отношения к сторонам, предоставления им всех возможностей для изложения своей позиции". Гибкость большинства процессуальных правил третейского разбирательства, а также его конфиденциальный характер обусловливают вариативность меры состязательного начала в третейском суде при неизменности основного постулата состязательного процесса возложения на стороны обязанности по представлению доказательств.

Категория "состязательность" включает в себя следующие составляющие:

1) действия суда зависят от требований истца и возражений ответчика, третейский суд разрешает дело в объеме заявленных сторонами требований;

2) состязательный порядок вытекает из существа гражданских прав, составляющих частную сферу лица, а поэтому состоящих в его свободном распоряжении;

3) возможность свободного использования сторонами средств доказывания;

4) возможность для сторон участвовать в рассмотрении дела лично либо через представителя;

5) каждая сторона самостоятельно доказывает факты, лежащие в обосновании ее требований и возражений.

Согласимся с профессором В.В. Ярковым отмечающим, что "большой ошибкой было бы применение в третейском разбирательстве принципа состязательности в тех же пределах, что и в гражданском судопроизводстве. Этот конституционный принцип свойствен законодательно регламентированной процессуальной форме рассмотрения и разрешения правовых споров в государственных судах. Именно возможность рассмотрения третейским судом споров не в соответствии с точно определенными в законе процессуальными правилами, а преимущественно в порядке, согласованном сторонами третейского разбирательства, относится к основным допускаемым федеральным законом преимуществам третейского разбирательства".

Таким образом, применение принципа состязательности и равноправия сторон должно осуществляться с особенностями третейского разбирательства, нашедшими закрепление в Законе, регламенте третейского суда, порядке третейского разбирательства утвержденного сторонами. Принцип состязательности и равноправия сторон должен быть соблюден на каждом из пяти уровней определения правил третейского разбирательства:

1) Императивные нормы закона;

2) Соглашение сторон;

3) Правила постоянно действующего третейского суда;

4) Диспозитивные нормы закона;

5) Усмотрение состава третейского суда рассматривающего дело.

Принцип конфиденциальности

Различные исследователи основ третейского разбирательства сходятся во мнение, что конфиденциальность – важное преимущество третейского разбирательства. В противовес принципу гласности, характерному для гражданского и арбитражного судопроизводства, принцип конфиденциальности процесса выступает правовой основой для отнесения сведений о третейском разбирательстве к специально охраняемой законом тайне.

Согласно Указу Президента РФ от 6 марта 1997 г. №188 "Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера" сведения, составляющие тайну судопроизводства отнесены к конфиденциальной информации.

При определении понятия конфиденциальности необходимо отталкиваться от понятия "коммерческая тайна", закрепленного в ст.5 Федерального закона от 29 июля 2004 г. №98-ФЗ "О коммерческой тайне" – это конфиденциальность информации, позволяющая ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

Конфиденциальность не только означает обязанность сохранения информации от раскрытия, но и включает требование к судье, получающему информацию в ходе третейского судопроизводства, не использовать эту информацию в личных целях или в интересах третьей стороны.