Причинение вреда незаконными действиями или бездействием органов государственной власти

Причинение вреда незаконными действиями или бездействием органов государственной власти.

Статьи по теме
Искать по теме

Основание и условия возникновения обязательств из причинения вреда

В юридической литературе утвердилось мнение, согласно которому основанием гражданско-правовой ответственности становится гражданское правонарушение, состав которого образуется совокупностью условий, необходимых для привлечения к гражданско-правовой ответственности. В соответствии со ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Обязательства возмещения вреда в данном случае носят внедоговорный характер, т.е. возникают не из договора, а из самого причинения вреда, иначе их называют "деликтными обязательствами". Основанием ответственности, которая наступает вследствие причинения вреда, является сам деликт, т.е. правонарушение, которое причиняет вред личности или имуществу определенного лица, поэтому деликтные обязательства во всех случаях их возникновения необходимо рассматривать как меру гражданско-правовой ответственности.

Субъектами обязательства выступают потерпевший и лицо, ответственное за причинение вреда, и, как правило, не состоящие в договорных отношениях. Потерпевший, то есть тот, кому причинен вред, выступает в этом обязательстве в качестве кредитора, а ответственный за причинение вреда (чаще всего сам причинитель), – в качестве должника. Ответственность государственных органов относится к числу специальных случаев деликтной ответственности и регулируется статьями 1069-1071 главы 59 Гражданского Кодекса Российской Федерации, а нормы, содержащиеся в указанных статьях, принято называть правилами о специальном деликте – вреде, причиненном, государственными органами. Основаниями для выделения данного случая причинения вреда в особый деликт служат особенности применения к нему как общих условий деликтной ответственности, так и ряда специальных условий, которые дополнительно установлены законом. Наличие общих и специальных условий обязательно для установления ответственности за незаконные действия государственных органов.

Рассмотрим общие условия деликтной ответственности за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов, их должностными лицами, а также органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. К ним относятся:

1)Причинение вреда, которое является обязательным условием ответственности по деликтным обязательствам, так как если нет вреда, следовательно, нет и ответственности и нечего возмещать. Вред может быть причинен как материальный (имущественный), так и моральный (неимущественный).

2) Противоправность поведения причинителя вреда, представляет собой действие или бездействие, нарушающее нормы права и субъективное право потерпевшего.

Действие считается противоправным, если оно нарушает предписание или запрет, установленное нормами объективного права. Например, нарушение запрета похищать или уничтожать чужое имущество рассматривается нормами и уголовного и гражданского права как действие противоправное.

Бездействие является противоправным, если предусмотренная нормой права обязанность добровольно не исполняется лицом, на которое она возложена, вследствие чего кому-либо причиняется вред.

Например, когда хирург игнорировал свою обязанность оперировать больного, вследствие чего он скончался, следует рассматривать как противоправное поведение в форме бездействия.

Как действие, так и бездействие своим конечным результатом должно иметь причинение вреда потерпевшему, если же вреда не будет, то если рассматривать с точки зрения деликтной ответственности, такое действие будет юридически безразличным. Например, угроза убийством – является действием общественно опасным и уголовно наказуемым, но в связи с тем, что имущественный вред не причиняется, нормы гражданского права о возмещении вреда в этом случае применятся, не будут. В гражданском законодательстве предусмотрены такие обстоятельства, которые исключают отнесение отдельных действий причинителя вреда к числу противоправных и, несмотря на причинение вреда потерпевшему, такие действия рассматриваются как правомерные или юридически безразличные. Например, действия по осуществлению права и исполнению обязанностей.

Особенность противоправности в рассматриваемой области и, особенно в сфере деятельности правоохранительных органов и суда, заключается также и в том, что действие соответствующего органа или должностного лица на момент их совершения могут формально отвечать всем требованиям закона но, в конечном счете, оказаться незаконными. Например, следователь, который занимается расследованием уголовного дела, мог иметь все основания для вынесения определения о заключении лица под стражу. Но если впоследствии это лицо окажется невиновным, то эти действия должны быть признаны незаконными.

3) Причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом, которая в сою очередь является обязательным условием наступления ответственности государства за вред, причиненный государственными органами, выражается в том что, во-первых, неправомерные действия предшествуют наступившему вреду во времени, во-вторых, неправомерные действия порождают наступивший вред.

Выявление причинной связи имеет определенную особенность и ее наличие не всегда легко установить потому что, как правило, вред в данной сфере является нераздельным результатом действий (бездействия) нескольких органов или их должностных лиц и это объясняется тем, что структура построения государственной власти основана на подчинении нижестоящих органов вышестоящим. Иными словами незаконные действия одних должностных лиц, способствуют этим действиям со стороны других, отсутствие должного контроля со стороны третьих и все это приводит к тому, что очень трудно установить, чье конкретно поведение привело к причинению вреда. Следовательно, можно сделать вывод, что материальным основанием наступления ответственности государства являются противоправные виновные действия (решения) или бездействие органов власти (должностных лиц) при осуществлении ими своих задач и функций, приведшие к причинению вреда, материального и морального.

Причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом должна быть установлена в судебном порядке. Если определенное следствие вызвано взаимодействием многих причин, то суд обязательно должен выявить, какое именно действие следует признать необходимой причиной, а какое случайной причиной, что имеет немаловажное значение.

4) Вина причинителя вреда. Исходя из смысла ст. 401 ГК РФ лицо признается виновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно не приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Вина может выступать в форме умысла или неосторожности.

Под умыслом понимается предвидение вредных последствий противоправного поведения и желание (прямой умысел) или сознательное допущение их наступления (косвенный умысел). Однако в рассматриваемой сфере, как правило, вред причиняется по неосторожности, которая может выражаться в отсутствии при определенных обстоятельствах внимательности, предусмотрительности, заботливости, небрежности и т.п. Так, вина должностных лиц при принятии незаконного решения, и особенно когда это решение принимается коллегиально, может пониматься достаточно широко, так как в большинстве случаев незаконность акта свидетельствует о вине лиц, которые приняли этот акт.

Законом предусмотрены условия возмещения вреда, исключающие вину причинителя вреда и (или) противоправный характер его поведения (п. 2, 3 ст. 1064 ГК РФ), и оценивается юристами как ответственность, либо как способ распределения возникших неблагоприятных последствий. Так, ответственность вследствие причинения вреда в состоянии крайней необходимости возникает при наличии вреда, не противоправного поведения и причинной связи между не противоправным поведением и наступившим вредом.

Кроме того, законодательство не всегда определяет вину в качестве необходимого условия ответственности за причинение морального вреда.

Так, статьей 1070 ПК РФ установлено, что компенсация вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях когда: вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста.

А.П. Кун заметил: "в основе такого подхода лежат как объективные, так и субъективные причины: с одной стороны, деятельность правоохранительных органов объективно носит вредоносный характер в том смысле, что таит в себе скрытую опасность причинения вреда невиновным лицам, например, в связи с возможностью применения мер принуждения на ранних стадиях дознания и следствия; с другой стороны, учитывается, что в роли деликвента в данном случае выступают правоохранительные и судебные органы, что во многом осложняет проблему доказывания их вины, особенно в тех случаях, когда незаконные действия одновременно или последовательно совершаются должностными лицами нескольких из них" [66].

Важно учитывать также тот факт, что хотя государство и обязано возместить вред независимо от того, был ли он причинен умышленно или по неосторожности и вина государственного органа (должностного лица) всегда предполагается, орган государственной власти все же может быть освобожден от ответственности, если докажет отсутствие вины.

Органы государственной власти могут быть освобождены от ответственности возместить вред и при наличии вины, например, если вред причинен владельцем источника повышенной опасности.

К случаям причинения вреда незаконными действиями (бездействием) государственных органов, их должностными лицами, а также органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда законодательство устанавливает также специальные условия наступления ответственности.

Ответственность за вред, причиненный государственными органами, их должностными лицами, предусмотренная ст. 1069 ГК РФ, наступает при наличии следующих специальных условий.

Первое условие заключается в том, что действия государственных органов и их должностных лиц должны быть облечены в форму акта власти. При этом акты власти могут быть как нормативные, т.е. иметь характер общего предписания (решение, распоряжение, постановление и т.п.), так и ненормативные – с характером индивидуального предписания (указание, приказ и т.п.).

Кроме того, они могут подразделяться на акты, которые принимаются в сфере административного управления, и акты, принимаемые правоохранительными органами и судами. Как правило, акты принимаются в письменной форме, при этом обязательность письменной формы иногда предусмотрена законом и иными правовыми актами.

Из судебной практики: 10.06.2014 г. судебной коллегией по гражданским делам Ленинградского областного суда рассмотрено дело по иску гр. Иванова А.А. к МФ РФ, Управлению федерального казначейства МФ РФ по Ленинградской области (далее – УФК), Государственному таможенному комитету РФ (далее – ГТК), Северо-западной оперативной таможне о возмещении морального вреда в сумме 60.000 руб.

По мнению гр. Иванова А.А. основанием для возмещения вреда послужило незаконное вынесение должностными лицами Северо-западной оперативной таможни о привлечении к административной ответственности за нарушение таможенных правил.

Однако административное правонарушение он не совершал, в связи с чем, судом дело было прекращено за отсутствием состава правонарушения.

Ответчики иск не признали. При этом представитель МФ РФ и УФК сослался на пропуск истцом 3-х месячного срока обжалования действий должностных лиц Северо-западной оперативной таможни, недоказанность незаконности их действий и то, что надлежащим ответчиком в данном случае является ГТК – главный распорядитель бюджетных средств по ведомственной принадлежности.

Представитель Северо-западной оперативной таможни указал, что ГТК на эти цели не выделяются средства из бюджета, действия сотрудников таможни законны, размер суммы компенсации морального вреда истцом завышен.

Суд решением от 04.04.2014 г. взыскал с МФ РФ за счет казны РФ в пользу Иванова 5.000 руб. в возмещение морального вреда, причиненного незаконными действиями государственного органа, 1.510 руб. в возмещение судебных расходов, всего – 6.510 руб. В остальной части иска суд отказал.

В кассационной жалобе МФ РФ просит отменить решение суда, поскольку суд не учел все обстоятельства по делу.

Судебная коллегия оставила решение суда первой инстанции решение без изменения по следующим основаниям:

Как следует из материалов дела, 15.03.2014 г. у Иванова, следовавшего в поезде сообщением Санкт-Петербург – Калининград, изъяты на Белорусской таможенной границе старинные монеты и другие предметы антиквариата из-за отсутствия, у него разрешения Министерства культуры РФ на вывоз культурных ценностей.

По данному факту проведено административное расследование, 15.11.2014г. составлен протокол о совершении Ивановым административного правонарушения, предусмотренного ст. 16.3 КоАП РФ, устанавливающей ответственность за вывоз в РФ или ввоз из РФ товаров и (или) транспортных средств с несоблюдением мер по защите экономических интересов РФ при осуществлении внешней торговли товарами, а также других запретов и ограничений, установленных в соответствии с федеральными законами и международными договорами РФ. Постановлением судьи районного суда г. Санкт-Петербурга прекращено производство по делу, ввиду отсутствия в действиях Иванова состава административного правонарушения, изъятые у него предметы постановлено возвратить.

Принимая решение о взыскании с РФ за счет казны РФ в пользу Иванова, компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями административного органа, суд первой инстанции признал, что сотрудники таможни незаконно привлекли Иванова к административной ответственности, составили административный протокол, направили дело в суд, поэтому требование истца о возмещении вреда подлежит удовлетворению. Исковая давность на это требование не распространяется.

Данные выводы суда достаточно обоснованы, подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами и являются правильными. Поэтому суд на основании ст.ст. 151, 208, 1070 ГК РФ законно удовлетворил исковые требования, установив надлежащего ответчика по данному спору. При этом определенные судом суммы компенсации морального вреда и расходов на оплату услуг представителя соответствуют обстоятельствам дела, а также требованиям разумности и справедливости (ст. 1101 ГК РФ, ч.1 ст. 100 ГПК РФ).

Доводы в жалобе по существу сводятся к объяснениям представителя МФ РФ и УФК в судебном заседании, которым дана надлежащая оценка в решении.

Во-вторых, к числу специальных условий возникновения исследуемого деликта относится то, что акт власти может быть совершен не любым работником государственного органа или органа местного самоуправления, а только тем, который относится к числу должностных лиц.

Другими словами, акт власти должен быть издан виновным должностным лицом или группой лиц, образующих коллегиальный орган.

Необходимо учесть, что должностное лицо обладает правом на принятие актов власти только лишь при исполнении служебных обязанностей, что является третьим специальным условием ответственности по ст. 1069 ГК РФ. Иначе говоря, должностные лица, издавая властные акты, исполняют свои служебные обязанности. Круг служебных обязанностей должностного лица определяется законодательством, актами (положениями, уставами, инструкциями и т.п.). Например, должностное лицо таможенного органа при исполнении своих должностных обязанностей руководствуется Федеральным законом "О службе в таможенных органах", законом "О государственной гражданской службе Российской Федерации", должностным регламентом и т.д. При этом следует учитывать, что некоторые должностные лица вправе издавать акты власти, находясь вне места работы и во внеслужебное время.

Незаконность актов государственных органов, их должностных лиц может быть выражена в ограничении или лишении граждан и организаций каких-либо прав возложении на них каких либо обязанностей или во вмешательстве в их хозяйственную деятельность.

Рассмотрим пример из практики по гражданским делам, когда действия признаны законными (хотя, по мнению истца, они незаконные) и незаконными: "Во исполнение Постановления ИМНС о взыскании налогов и сборов с АО "Север-транс" судебным приставом-исполнителем на 28 единиц транспорта наложен арест, путем составления акта описи и ареста и запрета распоряжаться данным автотранспортом. В дальнейшем 3 единицы автотранспорта были изъяты для дальнейшей реализации в счет погашения долга.

АО "Север-транс" была подана жалоба на действия судебного пристава-исполнителя по изъятию автотранспорта, мотивируя жалобу тем, что к моменту изъятия автотранспорта они начали погашать задолженность по Постановлению ИМНС.

Судебный пристав-исполнитель показал, что его действия по аресту и изъятию автотранспорта были основаны на ФЗ РФ "Об исполнительном производстве". Кроме того, данная жалоба рассматривалась прокуратурой, и нарушения закона со стороны судебного пристава-исполнителя не выявлены.

Определением Ломоносовским районным судом Ленинградской области от 23.01.2014г. жалоба АО "Север-транс" оставлена без удовлетворения".

Смирнова обратилась в суд о признании действий судебного пристава-исполнителя незаконными, ссылаясь на то, что судебный пристав-исполнитель незаконно окончил исполнительное производство. Решением Красносельского районного суда г. Санкт-Петербурга жалоба Смирновой удовлетворена, действия судебного пристава-исполнителя признаны незаконными по тем основаниям, что судебным приставом-исполнителем не в полном объеме приняты меры принудительного исполнения.

Кун А.П. отметил особенность ответственности по ст. 1069 ГК РФ и состоит она в том, что "противоправность действий государственных органов, их должностных лиц оценивается с позиций не гражданского права а с позиций административного, государственного, финансового и других отраслей права, нормы, которой нарушал соответствующий орган или должностное лицо. При этом не имеет значения законность или незаконность самих административных актов, которая с точки зрения норм гражданского права, безразлична юридически[66].

Необходимость применения норм гражданского права появляется лишь тогда, когда в результате издания административного акта потерпевшему причиняется имущественный вред. Таким образом, деликтные обязательства возникают в подобных случаях в связи с противоправными действиями административно-правовыми (издание незаконного акта) и гражданско-правовыми (причинение вреда)".

Поэтому можно отметить, что ст. 1069 ГК РФ как специальный деликт не применяется к субъектам чисто гражданских правоотношений, которые возникают из договоров с участием государства или муниципальных предприятий.

В отличие от ответственности, наступающей по ст. 1069 ГК РФ, ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда предусмотренная ст. 1070 ГК РФ кроме специальных условий включает в себя 2 ситуации.

Первая рассматривается относительно ответственности названных органов за вред, причиняемый только гражданам определенными судебно-следственными действиями (п. 1 ст. 1070 ГК РФ);

Вторая предусматривает ответственность государства за любой другой вред, причиненный судебно-следственными органами, как гражданам, так и юридическим лицам (п. 2 ст. 1070 ГК РФ).

При этом к специальным условиям применения п. 1 ст. 1070 ГК РФ относят следующие:

- Вред должен быть причинен гражданину незаконным осуждением (ст. 296, 299 УПК РФ), незаконным привлечением его к уголовной ответственности (ст. 171, 172 УПК РФ), или незаконном применении к нему в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде (ст. 102, 108 УПК РФ), либо незаконном наложением на гражданина административного взыскания в виде административного ареста (ст. 3.9 КоАП РФ).

- Должностное лицо, применяя вышеуказанные меры, обязано находится при исполнении своих служебных обязанностей, т.е. выполнять свои функции по производству дознания, предварительного следствия или отправлению правосудия. Обязательность нахождения должностного лица при исполнении служебных обязанностей имеет важное значение, так как, например: судья не может вершить правосудие находясь вне рабочей обстановке и не при исполнении служебных обязанностей, предварительное следствие также должно производиться определенным кругом лиц по определенному производству и при исполнении служебных обязанностей.

- Третьим условием наступления ответственности по п. 1 ст. 1070 ГК РФ является наличие документа, на основании, которого гражданин реабилитирован (оправдательный приговор суда, постановление следователя и т.п.).

В соответствии с п. 1 ст. 1070 ГК РФ потерпевшим может быть только гражданин. Если во время судебного разбирательства или во время отбытия наказания он умер, то право требовать возмещения вреда переходит к его наследникам.

Между тем ч. 1 ст. 151 ГК РФ, Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г., № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" предусмотрена компенсация морального вреда.

При этом суд первой инстанции правильно признал, что Ш. незаконным арестом мужа и его заключением под стражу, причинен моральный вред, который подлежит компенсации, и поэтому при таких обстоятельствах у кассационной инстанции не имелось оснований к отмене решения в части компенсации морального вреда.

Учитывая, что материалами дела подтверждено нарушение права Л. на уважение частной и семейной жизни, закрепленное ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 23 Конституции Российской Федерации; умалено достоинство ее личности, которое в соответствии со ст. 21 Конституции Российской Федерации охраняется государством, вынесенное кассационной инстанцией решение об отказе ей в иске о компенсации морального вреда подлежит отмене, а заочное решение -оставлению в силе как законное и обоснованное".

После рассмотрения специальных условий предусмотренных п. 1 ст. 1070 ГК РФ возникает вопрос, почему же в перечень незаконных действий не входят, например такие действия, как незаконное задержание, незаконный привод обвиняемого, отстранение гражданина от должности, незаконное производство выемки, обыска, или наложении ареста на имущество и многие другие, которые могут причинить не только имущественный, но и моральный вред гражданину (конфискация имущества судом, уничтожение имущества и т.д.), ведь вред незаконными действиями суда может быть причинен не только в уголовном, но и в гражданском и даже в арбитражном судопроизводстве (например, при наложении судом ареста на имущество, при исполнении решений суда или арбитражного суда судебным приставом-исполнителем и др.).

Правильным решением данного вопроса было бы полностью отказаться законодателям от дачи исчерпывающего перечня незаконных действий правоохранительных органов и суда, которые могут причинить вред другим лицам. Но если отказаться от исчерпывающего перечня незаконных действия предусмотренных п. 1 ст. 1070 ГК РФ, то придется изменить норму ст. 1070 ГК РФ и при этом указать, что ответственность за вред, причиненный гражданам, юридически лицам органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда должна наступать за любые незаконные действия этих органов.

Особенность и основное отличие ответственности государства и муниципальных образований по п. 2 ст. 1070 ГК РФ от п. 1 ст. 1070 ГК РФ заключается в том, что потерпевшими могут быть кроме граждан также и юридические лица, которым в ходе судебно-следственных действий может быть причинен вред, а также устанавливается ответственность государства за другие незаконные действия, кроме перечисленных в п. 1 ст. 1070 ГК РФ. Это могут быть такие действия, например как: наложение ареста на имущество граждан-предпринимателей или юридических лиц; изъятие при выемке документации, необходимой в повседневной хозяйственно-финансовой деятельности; частичное или полное уничтожение или порча имущества при обыске, при этом вред должен возмещаться по ст. 1069 ГК РФ.

Для некоторых может быть, конечно, и не столь важно на основании какой нормы будет возмещаться вред, но все же это имеет большое значение. Так, если по п. 1 ст. 1070 ГК РФ обязанность государства возместить вред наступает независимо от наличия вины конкретного должностного лица правоохранительного органа или суда, то по п. 2 ст. 1070 и ст. 1069 ГК РФ вина этих лиц должна быть установленным фактом. Кроме того, если вред причинен при осуществлении правосудия, то вина судьи должна быть установлена приговором суда, вступившим в законную силу. А, следовательно, если судебный акт просто отменен в виду его незаконности или необоснованности то это не значит, что потерпевший имеет право на возмещение вреда.

Выделение ответственности по ст. 1079 ГК РФ, по мнению многих авторов, обусловлено несколькими причинами, во-первых, государство, прежде всего, стремится возместить имущественный и моральный урон, который был нанесен гражданину или юридическому лицу незаконными актами уголовной или административной юстиции и тем самым защищает свой престиж, показывает свою приверженность принципам законности, гуманизма и справедливости. По мнению Л. Бойцовой "нарушение справедливости оказывает негативное влияние на психику лица, порождая отчуждение, неуважение к закону и должностным лицам. Поэтому восстановление прав "жертв судебных ошибок" выступает также средством превенции неправомерных актов в будущем".

Общим и обязательным основанием возникновения любого обязательства из причинения вреда является факт причинения вреда имуществу гражданина или юридического лица либо неимущественным благам гражданина.

Возникновение вреда называют также основанием ответственности за его причинение; при этом указывают, что сама ответственность применяется при наличии определенных условий, образующих состав гражданского правонарушения.

Вред представляет собой неблагоприятные последствия, возникающие в имущественной или неимущественной сфере потерпевшего. Вред может быть выражен в утрате, уничтожении или повреждении имущества, неполучении прибыли, дохода, нарушении (ограничении) личных неимущественных прав, умалении нематериальных благ, в том числе вследствие перенесенных нравственных или физических страданий [5].

Вред может быть причинен имуществу (имущественный вред) или личности. В случае причинения вреда личности, в том числе таким нематериальным благам, как жизнь и здоровье, возмещению подлежит имущественный вред в виде расходов на восстановление здоровья и имущественной сферы потерпевшего, сократившейся в результате утраты здоровья. Иначе обстоит дело, если возмещается моральный вред, вызванный нравственными, физическими страданиями, не имеющими материального эквивалента. Его компенсация способна лишь помочь загладить перенесенные страдания, создать у потерпевшего ощущение восстановленной справедливости.

Вопрос о наличии вреда неразрывно связан с необходимостью определения его размера. Причем как наличие, так и размер вреда доказываются потерпевшим.

При определении размера причиненного имущественного вреда учитываются общие правила ст.15 ГК о составе убытков. В состав реального ущерба входят не только фактически понесенные лицом расходы, но и затраты, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п.2 ст.15). Судебная практика выработала правило, согласно которому необходимость этих расходов и предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом (смета затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг и т.п.). Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) необходимо определять с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

Применительно к обязательствам по возмещению вреда эти правила означают, что потерпевшему должны быть возмещены все понесенные или будущие расходы, необходимые и достаточные для восстановления нарушенного права

Закон и другие правовые акты устанавливают методики подсчета размера вреда, подлежащего возмещению. Например, в случае причинения вреда окружающей среде применяются специальные методические указания по оценке и возмещению вреда, нанесенного окружающей природной среде в результате экологических правонарушений.

В соответствии с п.3 ст.393 ГК, применимым и к деликтным обязательствам, вред возмещается по ценам, существующим в том месте, где обязательство подлежит исполнению (ст.316 ГК), на день добровольного возмещения вреда либо на день предъявления иска. Суд, исходя из обстоятельств дела, может учесть цены на день вынесения решения[4].

Общее правило, согласно которому каждому запрещается причинять вред другому, всякое причинение вреда предполагается противоправным, а причиненный вред должен быть возмещен, если иное прямо не установлено законом, в юридической литературе получило наименование генерального деликта. На принципе генерального деликта, отраженном в п.1 ст.1064 ГК, основываются институты специальных деликтов, урегулированных иными нормами гл.59 ГК. Они конкретизируют основания возникновения и порядок исполнения деликтных обязательств в зависимости от субъективных характеристик причинителя, характера деятельности, в ходе которой причинен вред, вида нарушенного права и др.

Помимо вреда, являющегося основанием возникновения деликтного обязательства, существуют и иные условия применения ответственности за возмещение вреда: это противоправность поведения причинителя, причинно-следственная связь между его поведением и возникшим вредом, а также вина причинителя. Перечисленные условия признаются общими, поскольку их наличие требуется во всех случаях, если иное не установлено законом. Если же иное установлено, говорят о специальных условиях ответственности. К таковым, например, относятся случаи причинения вреда источником повышенной опасности, владелец которого отвечает независимо от вины (ст.1079 ГК)[2].

Противоправность поведения причинителя вреда. Противоправное поведение одновременно нарушает и правовую норму (общее или специальное предписание либо запрет), и субъективное право, охраняемое этой нормой.

Противоправность в деликтных обязательствах означает любое нарушение чужого субъективного абсолютного права, влекущее причинение вреда, если иное не предусмотрено в законе. Предположение противоправности поведения причинителя вреда основывается на принципе генерального деликта, согласно которому всякое причинение вреда другому является противоправным, если законом не предусмотрено иное (к примеру, лицо было управомочено причинить вред).

Противоправное поведение может проявляться в двух формах – действия или бездействия. Бездействие должно признаваться противоправным лишь тогда, когда на причинителе лежала обязанность совершить определенное действие. Бездействие как форма противоправного поведения прямо названо только в ст.1069 ГК: вред может возникнуть в результате действия или бездействия должностного лица государственного органа, органа местного самоуправления. Однако противоправное бездействие может стать причиной возникновения вреда и в иных случаях. Например, бездействие родителей по воспитанию ребенка может повлечь их ответственность за вред, причиненный ребенку (ст.1073 ГК).

Причинение вреда правомерными действиями ответственности не влечет. Такой вред подлежит возмещению лишь в предусмотренных законом случаях. Примером служит причинение вреда при исполнении служебных обязанностей

В силу ст.1066 ГК не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны. Понятия необходимой обороны гражданское законодательство не содержит. Согласно ст.37 УК необходимая оборона – это защита личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.

Однако причинение вреда в случае превышения пределов необходимой обороны является противоправным действием. Согласно ч.2 ст.37 УК превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и общественной опасности посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (подобные действия могут быть только умышленными) [9].

В ст.1066 ГК речь идет о вреде, причиненном самому посягавшему на охраняемые законом права и интересы. Если же в связи с необходимой обороной вред причиняется третьим лицам, он подлежит возмещению на общих основаниях.

В отличие от вреда, причиненного в состоянии необходимой обороны, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, возмещению подлежит (п.3 ст.1064, ст.1067 ГК). Состоянием крайней необходимости закон называет ситуацию, в которой действия, причиняющие вред, совершаются в чрезвычайных условиях с целью устранить опасность, угрожающую самому причинителю вреда или иным лицам (третьим лицам), если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами.

В этих случаях суд вправе, учитывая конкретные обстоятельства дела, возложить обязанность по возмещению вреда на третье лицо либо обязать к возмещению полностью или частично как третье лицо, так и причинителя вреда (по принципу долевой ответственности), либо полностью освободить от возмещения и того, и другого, т.е. отнести неблагоприятные последствия на потерпевшего.

Право на возмещение вреда, причиненного правомерными действиями при пресечении террористического акта, предусмотрено ст.18 Федерального закона от 6 марта 2006 г. "О противодействии терроризму".

Причинная связь между поведением причинителя и вредом. Причинная связь между противоправным действием (бездействием) причинителя и наступившим вредом существует, если: а) первое предшествует второму во времени; б) первое порождает второе.

Вопрос о том, какую причинно-следственную связь следует считать юридически значимой для наступления ответственности, является одним из самых дискуссионных в юридической литературе. В каждой правовой ситуации возникновению вреда предшествует более или менее длительная цепь конкретных событий, действий, и задача правоприменителя – выявить тот факт, который необходим и достаточен для вывода: вред причинен в результате именно этого обстоятельства.

В любом случае причинно-следственная связь признается юридически значимой, если поведение причинителя непосредственно вызвало возникновение вреда.

Так бывает, например, когда вред здоровью человека причинен нанесением ему причинителем телесных повреждений. Причинно-следственная связь признается имеющей юридическое значение и в случаях, когда поведение причинителя обусловило реальную, конкретную возможность наступления вредных последствий. По общему правилу вред подлежит возмещению при наличии вины причинителя п.2 ст.1064 ГК. Понятия вины ГК не содержит. Но ст.401 ГК приводит понятие невиновности, которое в данном случае звучит так: лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась с учетом характера обстановки, оно приняло все меры для предотвращения вреда.

Вопрос о наличии вины как условия юридической ответственности традиционно разрешается на основе анализа психического отношения субъекта к своему поведению и его последствиям, в связи с чем различают вину в форме умысла или неосторожности[63].

Гражданское законодательство не раскрывает содержания понятий умысла, грубой неосторожности и простой неосторожности (небрежности). В правовой теории и практике под умыслом понимается такое противоправное поведение, при котором причинитель не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата. Неосторожность выражается в отсутствии требуемой при определенных обстоятельствах внимательности, предусмотрительности, заботливости. Неосторожность по ГК имеет две формы: грубую и простую. При грубой неосторожности нарушаются обычные, очевидные для всех требования, предъявляемые к лицу, осуществляющему определенную деятельность. При простой неосторожности, наоборот, не соблюдаются повышенные, специальные требования к такой деятельности. Критерием разграничения грубой и простой неосторожности может служить и степень фактического предвидения последствий. Если лицо предвидело наступление негативных последствий, но легкомысленно рассчитывало их избежать, хотя могло и должно было понять, что вред неизбежен, – налицо грубая неосторожность[62].

Юридически значимой для возникновения деликтного обязательства является вина причинителя в любой форме: умысла, грубой или простой неосторожности. Форма вины не влияет на размер компенсации. Во всех случаях вред по общему правилу возмещается в полном объеме, поэтому размер ответственности зависит от размера вреда, но не от формы вины причинителя.

Однако если будет установлена вина потерпевшего в причинении вреда, на размер компенсации окажет влияние как наличие, так и форма его вины ст.1083 ГК.

Вред, причиненный вследствие умысла потерпевшего, не подлежит возмещению. Если же потерпевший проявил грубую неосторожность, то это приведет к снижению размера ответственности причинителя, когда тот несет ответственность при условии своей вины (абз.1 п.2 ст.1083 ГК). Простая неосторожность потерпевшего не учитывается.

В случаях, когда причинитель обязан возмещать вред независимо от своей вины, при отсутствии его вины и наличии грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения должен быть уменьшен. Суд может в такой ситуации и отказать в возмещении вреда, если иное не предусмотрено законом (в частности, в возмещении не может быть отказано, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина).

Если психическое отношение физического лица к своему поведению либо фактически проявленную им степень заботливости и осмотрительности можно установить, проанализировав его собственное поведение, то установление вины юридического лица имеет свои особенности. Вина юридического лица проявляется, по общему правилу, в вине его работников, действующих при исполнении их трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Кроме того, его вина может проявиться в действиях его участников, представителей, а также лиц, входящих в состав органов управления юридического лица. Как уже упоминалось, наличие вины причинителя вреда предполагается, т.е. существует презумпция вины причинителя вреда (п.2 ст.1064 ГК). Это значит, что в случаях, когда причинитель вреда отвечает при условии виновного поведения, бремя доказывания отсутствия вины лежит на нем. Если отсутствие вины доказано, оснований для возложения ответственности нет[5].

Субъекты обязательства вследствие причинения вреда

Субъектами обязательства из причинения вреда, как и любого другого обязательства, являются должник и кредитор или причинитель вреда и потерпевший. Обязанность по возмещению вреда возлагается, по общему правилу, на причинителя, который является должником. Кредитором в деликтном обязательстве выступает потерпевший.

Причинителем, как и потерпевшим, может быть любой субъект гражданского права – физическое, юридическое лицо, публично-правовое образование.

Для правильного понимания принципа, согласно которому вред возмещается его причинителем, нужно различать понятия фактического причинителя вреда и причинителя как субъекта деликтного обязательства. Дело в том, что фактическим причинителем вреда может быть любое физическое лицо независимо от его возраста и психического состояния. Однако отвечать за свои действия могут лишь деликтоспособные граждане, т.е. лица, достигшие 14 лет (п.3 ст.26, п.1 ст.1074 ГК). Не обладают деликтоспособностью также лица, признанные недееспособными; не отвечают за вред и лица, которые причинили его в состоянии, когда не могли понимать значения своих действий и руководить ими (п.1 ст.1076, п.1 ст.1078 ГК)[5].

К примеру, обязанность возместить вред, причиненный малолетним ребенком, возлагается на его родителей или иных законных представителей. В случае возмещения вреда они не могут обратить регрессное требование к фактическому причинителю.

Имеются и иные исключения из принципа возмещения вреда его причинителем. Так, обязанность возместить вред может быть возложена на лицо, в чьих интересах правомерно действовал причинитель (ст.1067 ГК).

В случае причинения вреда работником юридического лица (иного работодателя) в процессе исполнения им трудовых (служебных, должностных) обязанностей ответственность перед потерпевшим будет возложена на само юридическое лицо (работодателя) (п.1 ст.1068 ГК). Оно и будет являться должником в деликтном обязательстве.

Работниками применительно к обязательствам из причинения вреда считаются не только лица, работающие по трудовому договору, но и те, кто выполняет работу по гражданско-правовому договору, если они при этом действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ (п.1 ст.1068 ГК). Понятие исполнения трудовых (служебных, должностных) обязанностей в рассматриваемых правоотношениях также трактуется расширительно: в него включается деятельность, как прямо предусмотренная трудовым договором, так и выходящая за его пределы, если она была поручена работодателем по производственной и иной необходимости.

При наличии оснований для ответственности работника юридическое лицо (работодатель), возместившее вред, может обратить свои требования в порядке регресса к такому работнику – фактическому причинителю. Если же работник причинил вред в процессе осуществления деятельности, не связанной с исполнением его трудовых обязанностей, ответственность он будет нести самостоятельно.

Хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива (п.2 ст.1068 ГК).

В случае причинения вреда в результате действий (бездействия) должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления вред возмещается, соответственно, за счет государственной или муниципальной казны. Впоследствии сумма возмещенного вреда может быть взыскана с должностного лица в порядке регресса, если вина такого лица установлена вступившим в законную силу приговором суда (п.3 ст.1081 ГК).

В ряде случаев вред может быть возмещен страховщиком по договору страхования, заключенному с причинителем (страхователем). После выплаты страхового возмещения потерпевшему страховщик в порядке суброгации приобретает права кредитора в отношении причинителя, ответственного за наступление страхового случая (ст.929, 931, 965 ГК). Если страхового возмещения недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, причинитель возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба (ст.1072 ГК). Таким образом, бремя имущественной ответственности в итоге возлагается на причинителя.

В некоторых специальных законах предусмотрены экстраординарные ситуации, когда государство принимает обязанность по возмещению вреда на себя. В качестве примеров следует привести Закон РФ от 15 мая 1991 г. "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

Причинителем вреда может быть не одно, а несколько лиц (сопричинителей). Если установлено, что вред причинен совместными действиями нескольких лиц, они отвечают солидарно (ст.1080 ГК). Если одно из лиц, совместно причинивших вред, возмещает его потерпевшему в полном объеме, оно имеет право регресса к остальным причинителям, в отношении которых он приобретает права кредитора (п.2 ст.1081 ГК). При этом ответственность регрессного должника будет носить уже не солидарный, а долевой характер. Размеры долей определяется для каждого конкретного случая в зависимости от степени участия в причинении вреда, а если размер долей определить не удается, доли признаются равными.

Потерпевшим, как и фактическим причинителем вреда, может быть любой субъект гражданского права, в том числе гражданин независимо от возраста и состояния здоровья. Представлять интересы потерпевшего могут его законные представители, но субъектом обязательства (кредитором) всегда является сам потерпевший. Но и из этого правила имеются исключения. Так, в случае смерти кормильца кредиторами в деликтном обязательстве становятся нетрудоспособные лица, состоявшие на его иждивении, и иные лица, указанные в п.1 ст.1088 ГК.

Потерпевшим в деликтном обязательстве может быть и государство либо муниципальное образование, несмотря на то, что в ст.1064 ГК указано лишь на причинение вреда гражданам и юридическим лицам[60].

По общему правилу причиненный вред подлежит возмещению в полном объеме. Однако и принцип полного возмещения вреда имеет изъятия. Так, в п.1 ст.1064 ГК предусматривается возможность выплаты компенсации сверх возмещения вреда. Это положение конкретизируется в ряде норм ГК – в частности, в ст.1084, п.3 ст.1085, п.3 ст.1089, предусматривающих возможность увеличения в законе или договоре размера компенсации вреда, причиненного здоровью гражданина, а также вреда, причиненного в связи со смертью кормильца.

Возможность снижения размера компенсации предусмотрена в ст.1067, п.1 ст.1078, п.2, 3 ст.1083 ГК.

Субъекты ответственности за вред, причиненный органами государственной власти

К субъектам относятся: Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования выступают в гражданских правоотношениях через посредство своих органов или специально назначаемых представителей. При этом органы государственной власти и органы местного самоуправления представляют интересы собственно Российской Федерации, субъектов РФ или муниципальных образований[7].

Помимо этого органы государственной власти и органы местного самоуправления, являющиеся юридическими лицами (например, федеральные органы исполнительной власти, органы местного самоуправления), вправе выступать в гражданских правоотношениях и нести бремя ответственности за свои действия от своего имени и в своем интересе, преследуя узкие цели хозяйственного обеспечения своей основной деятельности. При этом закон исходит из того, что их основная деятельность состоит в осуществлении властных полномочий в сфере, определяемой законом, на основе бюджетного финансирования. Поэтому коммерциализация органов государственной власти и органов местного самоуправления в принципе недопустима. Она недопустима еще и потому, что может вести к дискредитации указанных органов публичной власти в государстве и ущемлению интересов граждан и частных юридических лиц в сфере гражданских правоотношений.

В ст.125 ГК рассматриваются лишь случаи участия органов государственной власти и органов местного самоуправления в первом вышеизложенном варианте[4].

Согласно Указу Президента РФ от 09.03.2004 N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" (в ред. от 15.03.2005) в систему исполнительных органов власти входят федеральные министерства, федеральные службы, федеральные агентства.

На уровне субъектов РФ органами государственной власти, правомочными своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде, являются органы законодательной (законодательные собрания, верховные советы, парламенты, думы и др.) и исполнительной (правительства, администрации, мэрии, департаменты и др.) власти, а в ряде республик, входящих в Российскую Федерацию, также и президенты.

Указанные в п.2 ст.125 ГК органы государственной власти и органы местного самоуправления выступают в гражданских правоотношениях от имени Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований в рамках установленной для них компетенции без специальных поручений.

Согласно ст.131 Конституции и Закону о принципах организации местного самоуправления органы местного самоуправления, которые от имени муниципальных образований могут приобретать и осуществлять права и обязанности, указанные в п.1 ст.125 ГК, определяются населением, проживающим на их территории, самостоятельно. Единой системы органов самоуправления в стране не существует. В качестве таких органов в настоящее время выступают и местные советы, и собрания народных представителей, и думы, и администрации, и префектуры, и другие органы.

В п.3 ст.125 ГК речь идет о государственных органах, органах местного самоуправления, а также юридических лицах и гражданах, которые могут от имени Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований и по специальному поручению органов государственной власти, органов местного самоуправления выступать в гражданских правоотношениях на основе делегированных им полномочий.

Правовым основанием этому служат нормативные акты Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований и принимаемые во исполнение их уполномоченными на то органами государства и органами местного самоуправления решения по осуществлению представительских функций. Так, учредителями от имени государства в предприятиях, создаваемых с участием иных лиц, выступают органы Федерального агентства по управлению федеральным имуществом (Росимущество). Согласно п.4 Указа Президента РФ от 10.06.1994 N 1200 "О некоторых мерах по обеспечению государственного управления экономикой" (в ред. от 05.10.2002) представителем государства в органах управления акционерных обществ, акции которых закреплены в федеральной собственности, могут быть как государственные служащие, так и иные граждане Российской Федерации.

Виды вреда, подлежащие возмещению

Причинение вреда является обязательным условием ответственности по деликтным обязательствам. Вред – неблагоприятные и отрицательные последствия, которые наступают при нарушении личного или имущественного права или блага. Гражданину может быть причинен как материальный (имущественный) вред, так и моральный (неимущественный) вред.

Пункт 1 ст. 1064 Гражданского Кодекса Российской Федерации раскрывает содержание понятия "вред", а также субъективный состав возникающего при его причинении обязательства. В данном случае речь идет о вреде, который причинен личности или имуществу гражданина (физического лица) или имуществу юридического лица.

В соответствии с главой 59 ГК РФ вред подлежит возмещению, если он является последствием нарушения личных неимущественных прав гражданина (здоровья, жизни, чести, личная свобода и др.) а также имущественных прав гражданина и юридического лица.

Возмещение вреда в полном объеме предполагает компенсацию морального вреда, т.е. если моральный вред причинен вместе с имущественным, то компенсация морального вреда производится вместе с возмещением имущественного вреда, а если же причинен только моральный вред, то компенсация производится, независимо от причинения имущественного вреда.

Материальный (имущественный) вред выражается в возникновении у потерпевшего реального ущерба, в лишении его возможности получить запланированные доходы (упущенная выгода), в несении потерпевшим каких-либо дополнительных материальных убытков. Особенностью имущественного вреда является то, что он всегда может быть выражен в конкретной денежной суммой.

В Российском законодательстве ст. 1082 ГК РФ предусмотрено два способа возмещения материального вреда:

- возмещение вреда в натуре (предоставление вещи того же рода и качества, исправление поврежденной вещи и т.п.);

- возмещение причиненных убытков.

В соответствии с п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо чье право нарушено, произвело или должно произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Также об этом говорится и в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 г. № 6/8 "О некоторых вопросах применения части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации" где конкретно указано, что "при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь ввиду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. При этом необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков. Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат". Размер материального вреда должен определятся по ценам, существующим на момент его возмещения.

В соответствии со ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. "О возмещении ущерба, причиненного гражданину, незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей" производится возмещение имущественного ущерба, восстановление трудовых, пенсионных, жилищных, других прав, возмещение иного ущерба, причиненного гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, незаконным наложением административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Возмещению подлежат:

-заработок и другие трудовые доходы, являющиеся основным источником средств к существованию гражданина, которых он лишился в результате незаконных действий;

-пенсия или пособие, выплата которых была приостановлена в связи с незаконным лишением свободы;

-имущество (в том числе деньги, денежные вклады и проценты на них, облигации государственных займов и выпавшие на них выигрыши, иные ценности), конфискованное или обращенное в доход государства судом либо изъятое органами дознания или предварительного следствия, а также имущество, на которое наложен арест;

-штрафы, взысканные во исполнение приговора суда;

-судебные издержки и иные суммы, выплаченные гражданином в связи с незаконными действиями;

-суммы, выплаченные гражданином юридической консультации

-за оказание юридической помощи.

Данный перечень является закрытым и не подлежит толкованию.

Из практики по гражданским делам: "В. обратился в Фрунзенский районный суд г. Санкт- Петербурга с иском к государству о взыскании материального и морального ущерба, нанесенного незаконным привлечением его к уголовной ответственности.

В результате длительного нахождения его под стражей В. Был незаконно лишен свободы и ему был причинен значительный материальный и моральный ущерб, выразившийся в прекращении на период ареста предпринимательской деятельности, разрыве хозяйственных договоров, заключенных ранее, потере деловой репутации, моральных и нравственных страданий и его членов семьи, оставшихся без него.

Суд отказал В. В удовлетворении исковых требований в части возмещения материального ущерба, мотивировав свое решение тем, что Положением, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18.05.1981 г., возмещению подлежат только заработок и другие трудовые доходы (и др. в соответствии с перечнем). Предъявленные же В. требования о возмещении ему за счет государства задолженности в пенсионный фонд, по налоговым платежам, по неисполненным договорам и упущенной выгоды по ним, вытекают не из трудовых отношений, а из его предпринимательской деятельности, результатом которой является прибыль, а не заработная плата и поэтому этот ущерб возмещению не подлежит".

Кроме того, гражданину, освобожденному от работы, в связи с незаконным осуждением должна быть предоставлена прежняя работа либо другая равноценная работа; в отношении гражданина, лишенного в связи с незаконным осуждением воинских званий, орденов, медалей по представлению суда, отменившего приговор, решается вопрос о восстановлении званий, орденов, медалей.

Судебно-следственные органы могут использовать и иные способы заглаживания морального вреда как, например, направление письменных извещений о реабилитации по месту работы, учебы или жительства гражданина. Если проанализировать сложившуюся практику, то можно сказать о том, что данные способы заглаживания вины применяются крайне редко.

Основания и размер компенсации гражданину за причинение морального вреда определяются правилами, которые предусмотрены ст. ст. 151, 1099-1101 Гражданского Кодекса Российской Федерации, при этом ст. 151 ГК РФ раскрывает понятие морального вреда в общей форме и определяет, как "физические или нравственные страдания, причиненные действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащее ему другие нематериальные блага". Но если толковать буквально указанную норму то можно сделать вывод о том, что компенсации подлежит лишь моральный вред, причиненный действием.

Наиболее развернутое определение понятия "моральный вред" дано в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 г., № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" с изменениями и дополнениями от 15.01.1998 г. № 1 "под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и др.) либо нарушающими имущественные права гражданина".

Под нравственными переживаниями и страданиями, причиненными, здоровью гражданина понимают испытываемое им чувство ущербности, неполноценности, стыда, неудовольствия оттого, что он лишился определенных жизненных связей. Компенсация морального вреда всегда производится в денежном выражении, а размер определяется по усмотрению суда. Так, Президиум Верховного Суда в своем Постановлении от 20.12.1994 г. № 10 разъясняет и рекомендует суду, что "в целях правильного и своевременного разрешения вопроса компенсации морального вреда в сфере гражданских правоотношений необходимо по каждому делу выяснять характер взаимоотношений сторон и какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и, если такая ответственность установлена, когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях, а также когда были совершены действия, повлекшие причинение морального вреда.

Также необходимо выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему вреда, и какими действиями (бездействием), они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства имеющие значение для разрешения конкретного спора".

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и учитываются индивидуальные особенности потерпевшего и другие конкретные обстоятельства, свидетельствующие о тяжести перенесенных страданий. Для определения размера компенсации морального вреда важно придерживаться принципов разумности и справедливости.

Действующее законодательство не достаточно четко регулирует вопрос о возмещении морального вреда юридическим лицам. В ст. 152 ГК РФ говорится, что путем возмещения убытков и компенсации морального вреда происходит защита деловой репутации юридического лица, так же как и защита чести и достоинства гражданина.

Однако в ст. 1100 ГК РФ, говорится, только о гражданах, в связи с этим право юридических лиц на компенсацию морального вреда получает разное толкование. Так, М.И. Брагинский, Е.А. Суханов, К.Б. Ярошенко, A.M. Эрделевский считают, что моральный вред, причиненный юридическим лицам, возмещаться не должен. Но большинство авторов все же думают иначе. Ю.К. Толстой, М.Н. Малеина считают, что "нарушение деловой репутации путем распространения ложных сведений причиняет юридическому лицу вред, и оно вправе требовать возмещения, как имущественных убытков, так и компенсации морального вреда".

Юридические лица все же вправе требовать как возмещения имущественных убытков, так и компенсации морального вреда, потому что именно ложные, неточные сведения могут принести юридическому лицу большие потери, такие как потеря заключения выгодных контрактов, трудности со сбытом продукции и т.п.

Именно поэтому нельзя лишать юридическое лицо права на компенсацию морального вреда. Пленум Верховного Суда РФ в пункте 5 Постановления от 20.12.1994 г. "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" признал за юридическими лицами право на компенсацию морального вреда, при этом порядок имеет некоторые особенности.

Моральный вред юридическим лицам компенсируется при необходимости защиты их деловой репутации (п. 7. ст. 152 ГК РФ). При возмещении вреда, взыскиваемого за нарушение личных неимущественных прав юридических лиц можно добавить такие критерии как социальный статус, известность фирмы, ее финансовое положение, степень воздействия морального вреда на престиж.

Существуют также случаи, когда вред не подлежит возмещению. Так, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18.05. 1981 г. "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями..." ущерб не подлежит возмещению, если гражданин в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства путем самооговора препятствовал установлению истины и тем самым способствовал совершению незаконных действий". Но следует учитывать, что самооговор сделанный в результате физического или психического воздействия на гражданина, все-таки влечет право на возмещение вреда, ведь согласно ст. 21 Конституции Российской Федерации "никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию". Показания, полученные в результате насилия, тогда следует рассматривать как полученные с нарушением закона.

Самооговор очень распространенное явление особенно по уголовным делам. В ходе предварительного следствия обвиняемые дают показания в своей виновности, а в последствии на суде говорят, что они сами себя оговорили под угрозой и тогда суду необходимо устанавливать, все же правомерность полученного признания. Итак, рассмотрев общие понятия морального и материального вреда можно сказать о том, что, во-первых, иск может быть, предъявлен одновременно как о возмещении морального вреда, так и материального вреда, так как ответственность за причиненный моральный вред не находиться в прямой зависимости от имущественного ущерба, и может применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно.

Основное отличие возмещения имущественного вреда от морального состоит в том, что моральный вред не поддается точному денежному подсчету и взыскивается исключительно с целью смягчения психологического состояния потерпевшего. Это основное отличие справедливо отметил еще Н.С. Малеин: "в случае возникновения морального вреда речь должна идти не об измерении его в деньгах (что, конечно, не возможно) и, следовательно, не о его возмещении, а о "сглаживании", т.е., снятии хотя бы в какой-то степени переживаний, страданий потерпевшего, о помощи ему, восстановлении его морального состояния, обеспечении ему возможности установления контакта с окружающими, утраченного вследствие, например, тяжелого увечья, с учетом конкретных обстоятельств каждого случая".

Ранее в Российском законодательстве имелись противоречия в части возможности компенсации морального вреда пострадавшим от произвола правоохранительных органов. К сожалению и сегодня с позиций уже нового

Гражданского Кодекса РФ возникают неясности, которые целесообразно рассмотреть. Согласно п. 1 ст. 1070 и ст. 1100 ГК РФ моральный вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения, заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения ареста или исправительных работ подлежит компенсации независимо от вины должностного лица соответствующих органов в порядке установленном законом.

В Положении о порядке возмещения ущерба причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утвержденном Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18.05.1981 г., отсутствуют слова "моральный вред" и соответственно не указан порядок его возмещения, что порождает различные мнения о компенсации морального вреда. Вопрос обязано ли государство возместить вред уже отпал, так как ст. 1100 ГК РФ прямо указывает на наличие этой обязанности. Но вопрос о порядке осуществления гражданином права на компенсацию и исполнение государством своей обязанности все же остается неясным. Так, согласно ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом, однако действительного размера компенсации морального вреда не существует, пока суд его не определил.

Даже если размер согласован между сторонами, это будет не более чем мнение сторон о размере компенсации, но не действительный размер в смысле ГК РФ. Таким образом, органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда не могут определять размер компенсации, так как это является преимуществом суда.

Для анализа существующего положения компенсации морального вреда важно установить проблемы, возникающие в судебной практике.

Вопросы, связанные с возмещением морального и имущественного вреда тесно переплетены, что дает повод сказать о том, что проблема представляется, прежде всего, как проблема установления границы между действительно моральным вредом и имущественным вредом.

В судебной практике при разрешении дел о компенсации морального вреда причиненного органами власти и должностными лицами возникает проблема отождествления имущественного и морального вреда, потому что суды в ряде случаев вопрос о возможности компенсации морального вреда решают, применяя при этом нормы о возмещении имущественного вреда. Для решения данной проблемы, во-первых, необходимо разграничивать имущественный вред и моральный вред, что было описано выше.

Вопросы компенсации морального вреда и возмещения имущественного вреда регулируются отдельно.

Многое зависит от того, закреплена ли в законе возможность компенсации морального вреда в качестве общего правила или на такое право указано в специальной норме. Как уже было установлено ранее, правило о компенсации морального вреда является не общим, а специальным. Однако, хотя возможность компенсации и ограничивается в случаях нарушения неимущественных прав и, как исключение, нарушения имущественных прав, она не исчерпывается строго установленными в законе ситуациями.

При нарушении неимущественных прав компенсация морального вреда кроме специальных правил необходимо рассматривать и общие правила, следовательно, нормы о компенсации морального вреда могут распространяться и на случаи нарушения неимущественных прав даже при отсутствии в законе компенсации причиненных нравственных и физических страданий.

В настоящее время распространению практики отказов в удовлетворении требований о компенсации морального вреда препятствует то, что абзац 3 ст. 1100 ГК РФ прямо предусматривает возможность компенсации гражданам морального вреда, причиненного правоохранительными органами, а порядок компенсации установлен п. 2 ст. 1101 ГК РФ. Однако наличия норм не всегда достаточно, так как возможно несовпадение взаимодополняющих друг друга норм ст. 1070 и ст. 1100 ГК РФ из-за различных сроков вступления их в силу. Действие ст. 1070 ГК РФ распространяется на случаи, когда причинение вреда имело место до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г. Статья же 1100 ГК РФ вступила в действие с 1 марта 1996 г[5]. Тот факт, что ст. 1100 ГК РФ не действовала, не исключает возможности компенсации морального вреда, так как действовавшая в то время ст. 131 Основ гражданского законодательства предусматривала возмещение морального вреда независимо от подлежащего возмещения имущественного вреда.

Как же суды подходят к вопросу о возможности компенсации морального вреда потерпевшим, если действия причинителя имели место до вступления в силу закона.

С одной стороны, такие требования нужно удовлетворять, так как физические и нравственные страдания носят продолжительный характер, следовательно, и отношения по возмещению вреда носят длящийся характер.

С другой стороны ответственность за вред может наступить лишь на основании норм права, предусматривающих ее, и в тех пределах, которые были определены законом на день причинения морального вреда.

Если принять другое решение, то это будет нарушением ст. 54 Конституции Российской Федерации, согласно которой никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Именно такую позицию занимают суды. В своем Постановлении "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" от 20.12.1994 г. № 10, пункте 6 Пленум Верховного Суда РФ дает судам соответствующие разъяснения.

Порядок рассмотрения и признания незаконным действия (бездействия)

Законодательство не дает точного ответа на вопрос, обязательно ли предварительное (до предъявления иска о возмещении вреда) обжалование актов, действий (бездействия) государственных органов, должностных лиц и необходимо ли их признавать незаконными.

Хотя признание действий незаконными является одним из специальных условий наступления ответственности, существуют по этому поводу различные мнения (подходы).

Первый подход заключается в том, что для того чтобы суд мог вынести решение о возмещении вреда причиненного государством, необходимо, чтобы акты, действия (бездействия) государственных органов первоначально были признаны недействительными (незаконными) в судебном или административном порядке. Сторонником данного подхода является Р.Н. Любимова, мнение которой основано на применении абз. 2 ст. 13 ГК РФ, которая гласит, что в случае признания судом акта недействительным нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными ст. 12 ГК РФ. То есть сначала признание акта, действия (бездействия) недействительным, а затем восстановления права, нарушенного этим актом, действием (бездействием).

Противоположный подход заключается в том, что оценка законности акта, действия (бездействия) власти и возмещение причиненного им вреда могут производиться в одном судебном процессе. Сторонником данного подхода является А.Л. Маковский, по мнению которого "в ст. 16 и 1069 ГК РФ имеется в виду косвенный судебный контроль за законностью правовых актов власти в отличие от ст. 13 ГК РФ, закрепляющей прямой контроль. Установив, что есть все необходимые основания для признания акта, действия (бездействия) незаконным суд может удовлетворить требования о возмещении вреда. Кроме того, суд правомочен поступить так на основании ст. 120 Конституции РФ, в силу которой "суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного органа или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом".

Судебная и арбитражная практика по этому вопросу имеет противоречия. И можно, конечно, сказать, что в настоящее время предварительное обжалование необязательно, так как на это нет специального указания в законе. Можно попробовать решить возникшую проблему о необходимости предварительного обжалования, если ответить на такие вопросы, как: существуют ли различия установления незаконности актов при осуществлении прямого или косвенного контроля и возможно ли изменить сроки, которые установлены для ряда случаев, обжалования административных актов?

Изучив судебную практику можно сказать о том, что независимо от того, какой контроль осуществляется прямой или косвенный, используются единые основания для признания недействительным (незаконным) акта власти.

Все же существует веский аргумент в пользу необходимости предварительного обжалования, который заключается в том, что для ряда случаев установлены более короткие сроки для обжалования по сравнению с общим сроком исковой давности. Между тем, на требования о возмещении вреда, причиненного государством, распространяется общий срок исковой давности – 3 года, т.е. граждане которые пропустили срок для обжалования, могут "обойти" норму закона и подать иск о возмещении вреда. Однако это не следует признавать незаконным, так как иск о возмещении вреда в любой случае будет удовлетворен судом при установлении не только противоправности действий органа власти, но и других элементов составляющих правонарушение (вред, причинная связь, и т.д.).

Таким образом, если придерживаться вышеизложенного, можно говорить о том что, изменение срока для обжалования незаконных действий находится в соответствии с законом и предварительное обжалование административного акта можно не признавать необходимым условием предъявления иска о возмещении вреда по ст. 1069 ГК РФ. Предъявление иска о возмещении вреда без предварительного признания действий (бездействия) незаконными является, конечно, более упрощенным подходом возмещения вреда по сравнению с таким подходом как предварительное признание действий (бездействия) незаконными, а затем предъявление иска о возмещении вреда.

Действия (бездействия) должностных лиц необходимо все же сначала признать незаконными. Так как, во-первых, на действия (бездействие) должностных лиц может быть подана жалоба, как вышестоящему должностному лицу, так и в суд, а вред может быть возмещен только в порядке искового производства.

Во-вторых, как показывает практика, суду будет гораздо проще рассматривать иски о возмещении вреда причиненного незаконными действиями (бездействием) должностных лиц, если в деле имеется решение о том, что действия (бездействия) уже признаны незаконными. И, кроме того, если нет решения о том, что действия (бездействия) должностного лица признаны незаконными, нельзя говорить ни о какой подаче иска о возмещении вреда. Говоря о признании незаконными действий (бездействия) должностных лиц, законодательство позволяет выделить 2 порядка признания действий (бездействия) незаконными:

- Административный порядок предполагает признание неправомерными действий (решений) или бездействия органов власти (должностного лица) и отмену незаконности правового акта управления во внесудебном порядке этим же органом власти (должностным лицом) или вышестоящим в порядке подчиненности органом.

Для рассмотрения дела о признании неправомерными действий (бездействия) органов власти (должностного лица) в административном порядке могут послужить такие факты как:

- жалоба гражданина;

- протест или представление прокурора;

- результаты контрольных проверок вышестоящего органа власти (должностного лица).

Право гражданина на подачу жалобы закреплено в ст. 33 Конституции РФ. В соответствии с Федеральным законом № 59-ФЗ от 02.05.2006 г. "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации": "Граждане имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы, органы местного самоуправления и должностным лицам".

Более подробно порядок подачи рассмотрения жалобы в административном порядке определяется в специальных законах, которые регулируют деятельность органов власти в той или иной сфере". Например, глава 7 Таможенного кодекса РФ закрепляет право всех заинтересованных лиц, считающих, что их права нарушены какими-либо действиями (бездействием), решениями должностных лиц таможенного органа, обжаловать эти действия в установленном порядке в суд либо вышестоящему должностному лицу[15].

Следующим фактом для рассмотрения дела о признании действий (бездействия) органов власти (должностных лиц) незаконными могут быть акты прокурора на нарушение закона. Так в соответствии с ФЗ РФ "О прокуратуре" одним из направлений деятельности органов прокуратуры является надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина органами власти (их должностными лицами) [17]. При осуществлении данной функции они обязаны рассматривать и проверять заявления, жалобы и иные сообщения о нарушении прав и свобод граждан; разъяснять гражданам порядок защиты прав и свобод; принимать меры по предупреждению и пресечению нарушений прав и свобод граждан, привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон, и возмещению причиненного ущерба. При наличии акта прокурора о допущенных нарушениях, уполномоченный орган должен принять соответствующие меры к устранению нарушений прав и свобод гражданина. Из практики:

В Тольяттинскую таможню поступило представление Прокуратуры Ленинградской области о нарушении действующего законодательства при таможенном оформлении товара на таможенном посту, об устранении допущенных нарушений и о привлечении таможенного инспектора к дисциплинарной ответственности.

Проведенной проверкой руководством таможни установлено, что указанные в представлении прокурора нарушения действительно допущены таможенным инспектором. Все допущенные нарушения устранены, виновное должностное лицо привлечено к дисциплинарной ответственности в виде замечания. Прокурору Ленинградской области дан ответ".

Третьим фактом возможности признания незаконными действий (бездействия) решений должностных лиц могут быть контрольные проверки вышестоящими органами (должностными лицами).

Судебный порядок заключается в признании неправомерными действий (бездействия) должностных лиц и отмену незаконного правового акта, действия (бездействия). Судебный порядок предусматривает наличие таких фактов как:

- жалоба гражданина;

- протест прокурора.

В ч. 2 ст. 46 Конституции РФ закреплено право гражданина на обжалование действий (бездействия) должностных лиц.

В соответствии с ФЗ РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", граждане могут обжаловать в суд общей юрисдикции любые действия (бездействия), решения государственных органов или должностных лиц, кроме действий (бездействия) решений, проверка которых отнесена законодательством к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ, либо в отношении которых предусмотрен иной порядок судебного обжалования.

На государственные органы (должностных лиц), действия (бездействия) решения которых обжалуются гражданином возлагается обязанность доказать документально законность обжалуемых действий (бездействия).

Таким образом, гражданин освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (бездействия) решений, но он обязан доказать тот факт, что его права и свободы нарушены.

Суд в случае установления обоснованности жалобы принимает решение о восстановлении нарушенных прав гражданина и в том числе о возмещении ущерба, если требования о возмещении ущерба были предъявлены гражданином.

Прокурор имеет право опротестовать незаконный правовой акт должностного лица в судебном порядке, порядок опротестования осуществляется в соответствии с ФЗ РФ "О прокуратуре Российской Федерации.

Порядок возмещения вреда в порядке ст. 1069 и 1070 ГК РФ имеет некоторые различия, которые заключатся в следующем.

Для возмещения вреда в порядке ст. 1070 и 1100 ГК РФ гражданину необходимо сначала разъяснить его право на возмещение вреда и компенсацию морального вреда причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности.

В соответствии со ст. 213 Уголовно-процессуального кодекса РФ при прекращении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления, недосказанностью участия гражданина в совершении преступления, а также при постановлении оправдательного приговора, следователь, прокурор, орган дознания, суд обязаны разъяснить гражданину порядок восстановления его нарушенных прав и принять предусмотренные законом меры к возмещению ущерба.

Согласно п. 6 Инструкции от 02 марта 1982 г. по применению Положения от 18 мая 1981 г. гражданину (в случае смерти его наследникам) одновременно с уведомлением о прекращении дела, либо с копией вступившего в законную силу оправдательного приговора суда, направляется извещение, разъясняющее право и порядок возмещения ущерба[10].

В извещении разъясняется право на возмещение ущерба, и указываются конкретные органы, в которые гражданин в течение определенного времени может обратиться с требованием о возмещении того или иного ущерба.

В случае невиновности гражданина подвергшегося аресту или осуждению и т.д., для предъявления иска в суд у гражданина должен быть реабилитирующий документ, который подтверждает его невиновность. Реабилитация означает, что обвиняемый или осужденный официально признается невиновным в совершении преступления (административного правонарушения), так как отсутствуют законные основания для привлечения его к уголовной (административной) ответственности.

При освобождении от ответственности издается правовой акт (приговор, постановление и т.д.), который принимается компетентным органом дознания, следствия, прокуратуры и суда. Гражданин может быть реабилитирован на любой стадии процесса.

Возможность возмещения вреда в результате реабилитации является очень важным моментом, так как граждане ставшие жертвами судебно-следственных ошибок испытывают сильнейшие переживания. Многомесячное, а иногда многолетнее пребывание человека под стражей, всегда сопряжено с огромными физическими страданиями.

Общим признаком оснований реабилитации является недоказанность обвинения или незаконность наказания.

К реабилитирующим основаниям прекращения уголовного (административного) преследования или вынесения оправдательного приговора, указанным в уголовно-процессуальном законодательстве, относятся следующие:

- отсутствие события преступления,

- отсутствие в деянии состава преступления,

- недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления.

Реабилитирующие основания должны быть указаны в соответствующем процессуальном акте. Это может быть оправдательный приговор суда первой инстанции; определение суда кассационной инстанции или постановление суда надзорной инстанции об оправдании подсудимого или прекращении уголовного дела; постановление органа дознания, предварительного следствия или прокуратуры о прекращении дела, а также постановление судебно-надзорного органа о прекращении административного производства. В случае, когда вопрос о возмещении вреда решается в порядке гражданского судопроизводства, вышеперечисленные акты судебно-следственных органов имеют для суда, который рассматривает дело, преюдициальное значение.

Если говорить о нереабилитирующих основаниях, то, несмотря на то, что уголовное (административное) дело прекращается, гражданин, который был привлечен к ответственности, не имеет права на возмещение имущественного и морального вреда.

В.М. Савицкий отметил: "самооговор, дающий право на отказ в удовлетворении имущественных требований гражданина, не должен быть вынужденным, а должен носить умышленный характер и его необходимо зафиксировать в протоколе допроса этого гражданина". Поэтому любое провоцирование против себя возбуждения уголовного дела, заключения под стражу, привлечения к уголовной ответственности и осуждения лишают гражданина, даже понесшего определенный ущерб, права на его возмещение[49].

В практике кроме самооговора встречаются и такие обстоятельства, которые ставят под сомнение право гражданина на возмещение вреда. К ним можно отнести умолчание обвиняемого на допросе о фактах, которые, будучи своевременно сообщены органу дознания, следствия, прокуратуры или суда, могли бы исключить не только осуждение лица, но и само привлечение его у уголовной ответственности. Также гражданин может предпринять и попытки скрыться от следствия и суда, что в свою очередь может расцениваться как косвенное признание им своей вины в совершенном преступлении.

На практике встречаются, и случаи когда лицо препятствует судебным и следственным органам в установлении истины по делу. Например, путем склонения свидетелей к даче заведомо ложных показаний, фальсификации или уничтожении доказательств, ложном обвинении других граждан в преступлении либо просто в пассивном поведении на следствии, в суде и т.п.

Для правильной оценки указанных действий при решении вопроса о возмещении вреда, необходимо чтобы компетентный орган исходил из принципа презумпции невиновности гражданина. Попытки скрыться от следствия, молчание в ходе следствия и судебного разбирательства, не должны служить обстоятельствами, лишающими гражданина права на возмещение вреда. Лишить права на возмещение вреда могут только действия, которые умышленно вводят в заблуждение судебные и следственные органы, провоцирующие эти органы на возбуждение уголовного дела против гражданина, заключения его под стражу и др.

К таким действиям можно отнести: инсценировку преступления, заведомо ложный донос, самооговор, фальсификацию документов против себя и др.

В уголовно-процессуальном или гражданском законодательстве необходимо было бы сформулировать критерии, руководствуясь которыми органы предварительного следствия, дознания прокуратуры и суда могли бы правильно решать вопрос, какие действия гражданина лишают его права требовать возмещения вреда, причиненного этими органами и дать хотя бы примерный перечень таких действий.

Рассмотрев порядок возмещения вреда реабилитированным можно сделать вывод о том, что данный механизм имеет многоступенчатый характер и к тому же не урегулирован единым законодательным актом. К тому же данный механизм отталкивает большую часть реабилитированных граждан, так как это довольно длительный процесс хождения по инстанциям.

Также можно сказать о том, что основная масса реабилитированных граждан просто не знает своих прав на возмещение ущерба, а как показывает практика, в большинстве случаев должностные лица не доводят до сведения реабилитированного содержание его прав, не редко даже из-за незнания, что такая норма закона существует.

Порядок компенсации вреда

Следует рассмотреть еще один существенный момент, который характеризует особенности взыскания вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов власти (должностными лицами), им является источник возмещения вреда. При рассмотрении дел, связанных с компенсацией вреда, часто возникают проблемы при определении ответчика.

Неправильное решение данного вопроса может привести к судебным ошибкам.

Ст. 1069 ГК РФ введено новое правило, в соответствии, с которым государство непосредственно обязано возместить вред, причиненный государственными и муниципальными органами.

В Гражданском кодеке РСФСР 1964 года (ст. 446) действовал порядок, согласно которому вред, причиненный незаконным актом власти, подлежит возмещению организацией, издавшей такой акт.

Возложение обязанности возместить вред на государство и освобождение от этой обязанности непосредственного причинителя вреда можно объяснить, прежде всего, тем, что такое решение соответствует интересам потерпевшего, потому что государство располагает неограниченными возможностями обеспечить полное восстановление нарушенных прав граждан.

Действующий в настоящее время порядок следует рассматривать как дополнительную гарантию своевременного возмещения вреда потерпевшим, так как их право на своевременное и полное возмещение вреда стало более реальным.

В ст. ст. 1069 и 1070 ГК РФ указано: причиненный вред возмещается за счет Казны Российской Федерации, Казны субъекта Российской Федерации, Казны муниципального образования. Если взять практику, то пострадавшие чаще всего обращаются с иском не к финансовым органам, призванным в соответствии со ст. 1071 ГК РФ выступать от имени казны, а непосредственно к государственным органам, органам дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, не являющимися надлежащими ответчиками по данным делам.

Из практики по гражданским делам: в Федеральный суд Курортного района г. Санкт-Петербург обратился гр. А. с иском к Ленинградской таможне о взыскании убытков.

В судебном заседании представителем таможни заявлено ходатайство о привлечении в дело в качестве ответчика Минфина в лице УФК по Ленинградской области на основании положений ст. 1069, 1071 ГК РФ, Постановлении Пленума Верховного суда РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 г. № 6/8. Судом данное ходатайство удовлетворено.

В связи с тем, что вред возмещается либо за счет Казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации, казны муниципального образования необходимо дать понятие казны. В п. 3 ст. 214 ГК РФ закреплено, что государственную казну Российской Федерации, казну республики в составе Российской Федерации, казну края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа составляют средства соответствующего бюджета и иное государственное имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениям.

В соответствии со ст. 1071 ГК РФ от имени Казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации выступают соответствующие финансовые органы, то есть Федеральное казначейство, финансовые управления.

По смыслу пункта 3 статьи 125 и статьи 1071 ГК РФ вместо государства ответственность может быть возложена на другие государственные органы и даже на юридические лица и граждан. Такая ответственность может быть возложена в случаях и в порядке, предусмотренных, во-первых, федеральными законами, указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ, нормативными актами субъектов РФ, во-вторых, если они действовали по их поручению и от их имени. Такое положение значительно снижает эффективность применения ст. 1069 ГК РФ, поэтому целесообразно возложить ответственность за причинение вреда государственными органами, и их должностными лицами на федеральное казначейство.

В п. 10 ст. 158 Бюджетного Кодекса Российской Федерации, введенным в действие с 01 января 2000 г., обязанность выступать от имени казны Российской Федерации по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов, а также их должностных лиц по ведомственной принадлежности, возлагаются на главных распорядителей средств федерального бюджета. Ими являются органы государственной власти и управления Российской Федерации, имеющие право распределять средства федерального бюджета по подведомственным распорядителям и получателям бюджетных средств.

Как отметила Н.О. Черепанова "целью введение нового порядка представления интересов при возмещении вреда является построение более эффективной системы защиты государственной казны, при которой каждый конкретный случай ущемления должностными лицами государственных органов и органов местного самоуправления прав граждан и юридических лиц будет взят на учет. Это будет способствовать достижению прозрачности при исполнении должностными лицами возложенных обязанностей".

Если рассматривать практику, то суды чаще всего возлагают ответственность либо на государственный орган, должностное лицо которого непосредственно причинило вред, либо на государственный орган, выступающий в суде от имени казны, что является неверным. Из практики:

AO "Промсвязьбанк", обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербург с иском к Министерству юстиции РБ, Минфину РБ, Управлению Федерального казначейства Минфина РФ по РБ, Минюсту РФ, Главному управлению федерального казначейства МФ РФ, Минфину РФ о взыскании суммы. Предметом исковых требований явилось взыскание убытков в виде реального ущерба причиненного незаконными действиями Службы судебных приставов, а основанием – признание судьей действий судебного пристава-исполнителя по описи и аресту и изъятию имущества незаконными. Суд первой инстанции в иске отказал.

Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда решение суда отменено. Исковые требования истца удовлетворены частично. С Минфина РФ (в лице его структурного подразделения – Главного управления федерального казначейства) за счет федерального бюджета в пользу истца взыскана сумма.

Постановлением кассационной инстанции Федерального арбитражного суда Северо-западного округа решение и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Санкт-Петербург отменены. Взыскание вреда произведено с Министерства юстиции Российской Федерации за счет казны РФ из средств федерального бюджета, выделенных министерству".

Вышеуказанные судебные акты в части взыскания средств, как с Министерства финансов РФ, так и с Министерства юстиции РФ незаконные, поскольку возложение обязанности по возмещению вреда на государственные органы, выступающие в суде от имени государства, недопустимо. Данный вывод можно сделать на основе анализа действующего законодательства.

Представителями от имени казны выступают финансовые органы при разрешении споров о возмещении вреда в силу закона, а другие юридические лица и граждане на основании поручения, содержащегося в нормативном акте, или заключенного с ним договора на представительство интересов соответствующего субъекта.

Если вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, ответчиком является Министерство финансов Российской Федерации; если вред должен быть возмещен за счет казны субъекта Российской Федерации, ответчиком является управление финансов субъекта Российской Федерации.

Некоторые авторы, например, С.И. Репинский, придерживается мнения, что "в качестве ответчика целесообразнее привлекать главного распорядителя, вместо финансового органа. Так как финансовый орган не располагает знаниями во всех отраслях административной деятельности, и это снижает эффективность защиты государства, а главные распорядители, напротив, обладают специальными знаниями в соответствующей сфере".

При удовлетворении иска взыскание производится за счет средств, предусмотренных на эти цели в соответствующем бюджете, за счет ассигнований федерального бюджета. При этом допускается исполнение судебных решений в объемах, превышающих ассигнования, утвержденные на эти цели. Возникают проблемы.

Во-первых, перечни расходов каждого главного распорядителя не содержат средств на выплаты по судебным решениям о возмещении вреда, то есть главный распорядитель не вправе использовать денежные средства не по целевому назначению.

Во-вторых, проблема связана с определением конкретного источника в составе бюджета, за счет которого должны финансироваться соответствующие расходы. Кроме того, фактически отсутствует порядок исполнения судебных актов.

Решать возникшие проблемы необходимо с учетом следующих обстоятельств. Обязанность государства возместить вред, предусмотрена Конституцией РФ имеющей высшую юридическую силу, поэтому отсутствие в законе о федеральном бюджете средств на возмещение вреда не должно служить основанием для отказа в возмещении вреда.

После того как Российская Федерация, или субъект Российской Федерации возместят потерпевшему вред, они приобретают право обратного требования (регресса) к тому должностному лицу, которое непосредственно виновно в совершении неправомерных действий (принятии незаконных решений). В этом случае должностное лицо несет регрессную ответственность в полном объеме, если иное не предусмотрено законом (ст. 1081 ГК РФ), в частности не вытекает из трудового законодательства.

Взыскание понесенных государством расходов с конкретных должностных лиц, виновных в незаконных действиях, в порядке регресса допускается, если их вина "установлена приговором суда, вступившим в законную силу" (ч. 3. ст. 1081 ГК РФ), – иными словами, если вред реабилитированному причинен в результате преступных действий.

Возможность государства предъявлять регрессный иск к государственным служащим в какой-то степени дисциплинирует служащих, и при этом как бы принуждает его к надлежащему исполнению своих обязанностей в дальнейшем.

Таким образом, по результатам исследования второй главы, можно сделать следующие выводы:

Вред – это те неблагоприятные последствия, наступающие при нарушении личного или имущественного права или блага.

Потерпевшему может быть причинен как материальный (имущественный) вред, так и моральный (неимущественный) вред.

Законодательством Российской Федерации предусмотрено два способа возмещения материального вреда: возмещение вреда в натуре, возмещение причиненных убытков.

В тех случаях, когда моральный вред подлежит компенсации, она осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Вред, причиненный незаконными действия органов государственной власти, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Возложение Конституцией РФ обязанности возместить вред на государство, способствует укреплению гарантий прав и свобод граждан. Одновременно данная норма (ст. 53 Конституции РФ) имеет превентивное значение, поскольку направлена на укрепление законности во взаимоотношениях органов государственной власти и их должностных лиц с гражданами.

Литература

1 О защите прав человека и основных свобод [Текст]: [Европейской конвенции заключена в г. Риме 04.11.1950 г.] // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 2. – Ст. 163

2 Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 // Российская газета. 16.12.1993

3 О судебной системе Российской Федерации [Текст]: [Федеральный Конституционный закон № 1-ФКЗ, принят 31.12.1996 г., по состоянию на 05.04.2005] // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 1. – Ст. 1

4 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст.3301

5 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 25.12.1996 г., по состоянию на 14.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410

6 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г., по состоянию на 30.06.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 49. – Ст.4552

7 Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 25.11.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст.4532

8 Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 г., по состоянию на 03.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 30. – Ст.3012

9 Уголовный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 63-ФЗ, принят 13.06.1996 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954

10 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 174-ФЗ, принят 18.12.2001 г., по состоянию 16.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 52 (ч. I). – Ст.4921.

11 Бюджетный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон №145-ФЗ, принят 31.07.1998 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3823

12 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях [Текст]: [Федеральный закон № 195-ФЗ, принят 30.12.2001 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 1

13 О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 59-ФЗ, принят 02.05.2006 г.] // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 19. – Ст. 2060

14 О государственной гражданской службе Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 79-ФЗ, принят 27.07.2004 г., по состоянию на 25.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 31. – Ст.3215

15 О службе в таможенных органах Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 114-ФЗ, принят 21.07.1997 г., по состоянию на 25.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 30. – Ст.3586

16 Об оперативно-розыскной деятельности [Текст]: [Федеральный закон № 144-ФЗ, принят 12.08.1995 г., по состоянию на 26.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 33. – Ст. 3349

17 О прокуратуре Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 2202-1, принят 17.01.1992 г., по состоянию на 25.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 47. – Ст. 4472

18 Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан [Текст]: [Закон РФ № 4866-1, принят 27.04.1993 г., по состоянию на 14.12.1995] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 19. – Ст. 685

19 О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей (вместе с "Положением о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда") [Текст]: [Указ Президиума ВС СССР от 18.05.1981 г.] // Ведомости ВС СССР. – 1981. – № 21. – Ст. 741

20 Об утверждении временной инструкции по организации работы внештатных сотрудников милиции [Текст]: [Приказ МВД РФ № 420, от 20.11.1992 г.] // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств РФ. – 1993. – № 3. – Ст. 43

21 По применению положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда [Текст]: [Инструкция № К-8-113 от 02.03.1982 г., утвержденная Минюстом СССР, Генпрокуратурой СССР, Минфином СССР, по состоянию на 13.03.2008] // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. – 1984. – № 3. – С. 78

22 Постановление Конституционного Суда РФ № 1-П, от 25.01.2001 г. // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 7. – Ст. 700

23 О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановление Пленума Верховного суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8, от 01.07.1996 г.] // Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 9. – С. 39

24 Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10, от 20.12.1994 г., по состоянию на 06.02.2007] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1995. – № 3. – С. 34

25 Постановление Президиума ВАС РФ от 08.12.2007 г. № 2771/07 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 4. – С.65

26 Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 47п01 от 21.02.2001 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2001. – № 12. – С. 76

27 Постановление Президиума ВАС РФ от 10.06.2006 г. № 1187/06 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 11. – С. 65

28 Батурин В.А. Проблемы ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов внутренних дел [Текст] // Юридический мир. – 2011. – № 1. – С. 18

29 Бойцова Л. Возмещение ущерба "жертвам правосудия" в России [Текст] // Российская юстиция. – 2011. – № 6. – С. 46

30 Брагинский М., Суханов Е., Ярошенко К. Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации [Текст] // Хозяйство и право. – 2005. – № 5. – С. 23

31 Вашков Б. Ответственность за вред, причиненный органами власти и должностными лицами [Текст] // "Дайджест-директор" – журнал для руководителей. – 1999. – № 5. – С. 50

32 Вишняков О.В. Возмещение вреда, причиненного неправомерными действиями судебных органов: от личной ответственности судьи к ответственности государства [Текст] // Российская юстиция. – 2012. – № 10. – С. 23

33 Казанцев В. Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный действиями судьи [Текст] // Российская юстиция. – 2011. – № 2. – С. 34

34 Киличенкова М.А. Обобщение судебной практики по делам о возмещении вреда, причиненного в результате неправомерных действий государственных органов и их должностных лиц [Текст] // Арбитражные споры. – 2008. – № 3. – С. 21

35 Короткова О.И. Возмещение вреда за счет государственной казны [Текст] // Законодательство и экономика. – 2012. – № 10. – С. 19

36 Куликова Л.А. Вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия и суда [Текст] // Юридический мир. – 2011. – № 2. – С. 27

37 Кун А.П. Противоправность и вина в обязательствах по возмещению вреда причиненного гражданину актами власти [Текст] // Правоведение. – 1984. – № 3. – С. 92

38 Курилюк Ю.Е. Ответственность должностных лиц налоговых органов [Текст] // Налоги (журнал). – 2011. – № 4. – С. 11

39 Любимова Р.Н. Ответственность органов власти за вред, причиненный актами, не соответствующими закону, незаконными действиями (бездействием) [Текст] // Вестник ВАС РФ. – 2012. – № 3. – С. 55

40 Малиновский А.А. Недопустимость злоупотребления правом как общеправовой принцип [Текст] // Право и политика. – 2011. – № 9. – С.27.

41 Нарижний С. Компенсация морального вреда пострадавшим от судебно-следственных ошибок [Текст] // Российская юстиция. – 1997. – № 10. – С. 40

42 Орлова А.А. О некоторых проблемах реабилитации в уголовном процессе [Текст] // Российский следователь. – 2012. – № 17. – С. 26.

43 Репьев Г.А. Условия установления вины государственных органов за причиненный вред [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. – 2011. – № 1. – С. 19

44 Рипинский С. О некоторых проблемах, связанных с привлечением государства к внедоговорной ответственности [Текст] // Хозяйство и право. – 2012. – № 5. – С. 27

45 Романова В.В. О договорной и внедоговорной ответственности государства [Текст] // Право и политика. – 2011. – № 4. – С. 19

46 Репьев Г.А. Условия установления вины государственных органов за причиненный вред [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. – 2011. – № 1. – С. 19

47 Рипинский С. О некоторых проблемах, связанных с привлечением государства к внедоговорной ответственности [Текст] // Хозяйство и право. – 2011. – № 5. – С. 27

48 Романова В.В. О договорной и внедоговорной ответственности государства [Текст] // Право и политика. – 2011. – № 4. – С. 19

49 Савицкий В.М. Имущественные последствия реабилитации [Текст] // Правоведение. – 1982. – № 6. – С. 53

50 Тактаев И.А. Компенсация гражданам морального вреда, причиненного органами власти и должностными лицами [Текст] // Законодательство. – 2012. – № 7. – С. 24

51 Токанова А.В. Право гражданина на возмещение вреда, причиненного незаконным действиями (бездействием) органов исполнительной власти [Текст] // Журнал российского права. – 2011. – № 11. – С.29

52 Черепанова Н.О. Некоторые вопросы возмещения вреда за счет казны [Текст] // Юрист. – 2011. – № 8. – С.9

53 Шугрина Е.С. Контроль за органами местного самоуправления и их должностными лицами [Текст] // Конституционное и муниципальное право. – 2011. – № 6. – С. 28

54 Эрделевский A.M. Ответственность за причинение вреда [Текст] // Закон. – 2012. – № 12. – С. 70

55 Эрделевский A.M. Ответственность за причинение вреда [Текст] // Закон. – 2011. – № 12. – С. 70

56 Эрделевский A.M. Право на компенсацию морального вреда [Текст] // Библиотечка Российской газеты. – 2012. – № 4. – С. 102

57 Эртманн П. Притязание обязательственно-управомоченного лица о возмещении вреда [Текст] // Вестник гражданского права. – 2011. – № 1. – С. 27

58 Безлепкин Б.Т. Возмещение вреда причиненного гражданами судебно-следственными органами. [Текст] – М., Юридическая литература. 1979. – 348

59 Владимирова В.В. Компенсация морального вреда – мера реабилитации потерпевшего в российском уголовном процессе [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2011. – 532 с.

60 Гражданское право. Учебник Ч. 2. [Текст] / Под общ. ред. Каплина А.Г. – М., Юрист. 2012. – 786 с.

61 Гражданское право. Учебник. Часть вторая [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2012. – 862 с.

62 Гражданское право. Часть вторая: учебник [Текст] / Отв. ред. Мозолин В.П. – М., Юристъ. 2011. – 792 с.

63 Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. – М., Юрайт-Издат. 2011. – 896 с.

64 Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) [Текст] / Отв. ред. Радченко В.И. – М., Проспект. 2014. – 872 с.

65 Конституция Российской Федерации. Научно-практический комментарий (постатейный) [Текст] / Под ред. Дмитриева Ю.А. – М., ЗАО Юстицинформ. 2014. – 542 с.

66 Кун А.П. Возмещение вреда, причиненного гражданину актами власти. [Текст] – Л., ЛГУ. 1984. – 376 с.

67 Маковский А.Л. Гражданская ответственность государства за акты власти: Проблемы. Теория. Практика. [Текст] – М., ЭКСМО. 2011. – 624с.

68 Малеин Н.С. Возмещение вреда причиненного личности. [Текст] – М., Юридическая литература. 1965. – 346 с.

69 Малеин Н.С. Юридическая ответственность и справедливость. [Текст] – М., Юридическая литература. 1992. – 408 с.

70 Поляков И.Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда. [Текст] – М., Городец. 2011. – 586 с.

71 Российская юридическая энциклопедия. [Текст] / Под ред. Сухарева А.Я. – М., Инфра-М. 2011. – 986 с.

72 Эрделевский A.M. Компенсация морального вреда. [Текст] – М., Городец. 2012. – 468 с.