Познание в философии

Познание в философии.

Статьи по теме
Искать по теме

Понятие, функции и особенности познания в философии

Современная научная гносеология строится на таких основоположениях.

1. Принцип объективности, т.е. признание объективного существования действительности как объекта познания, ее независимости от сознания и воли субъекта.

2. Принцип познаваемости, т.е. признание того факта, который человеческие знания в принципе способны давать адекватное отображение действительности, ее объективно истинную картину; что познанию человека в принципе нет границ, хотя на каждом историческом этапе познания ограниченное уровнем развития практической деятельности человечества.

3. Принцип активного творческого отображения, т.е. признание того, что процесс познавания – это целенаправленное творческое отображение действительности в сознании человека. Познание является творческим отображением действительности, поскольку его результатом не является создания идеальной копии имеющегося залога вещей, "повторение" в идеальной форме того, что существует, как это воображалось созерцательному материализму. Познание обнаруживает объективное содержание реальности как диалектического единства действительности и возможности, отображая не только действительно существующие предметы и явления, а и все их возможные модификации.

4. Принцип диалектики, т.е. признание необходимости применения к процессу познания основных принципов, законов, категорий диалектики.

5. Принцип практики, т.е. признание общественно-исторической предметно-чувствительной деятельности человека относительно преобразования природы, общества то самой себя основной, движущей силой, целью познания и критерием истины.

6. Принцип историзма, который требует рассматривать все предметы и явления в их историческом возникновении и становлении, а также через призму исторических перспектив их развития, через генетическую связь с другими явлениями и предметами действительности.

7. Принцип конкретности истины, который подчеркивает, что абстрактной истины не может быть, истина всегда конкретная, каждое положение научного познания нужно рассматривать в конкретных условиях места и времени.

Процесс познания, будучи процессом активного творческого воспроизведения действительности в сознании человека в результате ее деятельного предметно-практического отношения к миру возможный лишь при взаимодействии человека с явлениями действительности. Этот процесс в гносеологии осмысливается через категории "субъект" и '"объект". Противоположностями, через взаимодействие которых реализуется процесс познания, есть не сознание и не знание само по себе и внешний мир (материя, природа), а субъект как носитель сознания и знание и объект как то, на что направленная познавательная деятельность субъекта.

Субъект познания, согласно современной философии, – это реальный человек, общественное существо, наделенное сознанием, прежде всего в таких его проявлениях, как мышление, чувство, ум, воля, которая усвоила исторически произведенные человечеством формы и методы познавательной деятельности и тем самым развил свои познавательные способности и овладел исторически конкретными способностями к целенаправленной познавательной деятельности.

Субъект познания определяется и как общество в целом, которое имеет определенный способ материального и духовного производства, определенный исторический уровень развития культуры и науки. Тем не менее нужно иметь в виду, что общество не имеет сверхчеловеческих, сверхиндивидуальных органов познания. Общество выступает субъектом познания опосредованно, через познавательную деятельность отдельных людей, но люди формируются как субъекты познания лишь в их общей деятельности, обусловленной определенной системой общественного отношения, формами общения, определенным уровнем развития общественного производства, культуры то самого познания. Субъектом познания является человек не как биологическое существо, а как продукт общественно-исторической практики и связанная со всей совокупностью общественно-исторических условий и отношений путем усвоения достояний материальной и духовной культуры общества. Каждый человек реализует себя в познании как общественное существо, поскольку все познавательные способности и возможности, вся познавательная деятельность в своих существенных проявлениях реализуется лишь в обществе и через общество.

Субъект познания, таким образом, – это человек, который включен в общественную жизнь, в общественные связи и отношения, которая использует общественно-произведенные формы, способы, методы практической и познавательной деятельности, как материальные (орудие работы, приборы, экспериментальные установки и т.п.), так и духовные (категории, логические формы и правила мышления, содержание языка, правила ее структурного построения и употребление); это человек, который деятельно осуществляет переход от незнания до знания, от неполного знания к более полному и точному, наращивая общественно необходимое новое знание о действительности. 264

Объект познания – это то, на что направляется на основе практики познавательная деятельность субъекта. Объектом познания может быть в принципе вся действительность, но лишь в той мере, в которой она вошла в сферу деятельности субъекта. Понятие "объект" и '"объективная реальность" связаны между собой, но не тождественные по своему смыслу. Объектом есть не вся объективная реальность, а лишь и ее часть, которая уже введена в практику человечества и представляет круг его познавательных интересов. Объектом познания выступают не только явления природы, а и общества, и самый человек, и отношения между людьми, их взаимоотношения, а также сознание, память, воля, чувство, духовная деятельность вообще, во всей полифонии ее проявлений. Познание может быть направленным на исследование не только объективного мира, и идеальных объектов, например, числа, плоскости и т.п. в математике, абсолютно черного тела, идеального газа, равномерно-прямолинейного движения в физике, той или другой общественно-экономической формации в обществоведении и т.д. Идеальные объекты – это идеальные образа объективно существующих предметов и явлений, которые получаются субъектом в результате абстрагирования и идеализации и которые выступают заменителями реальных предметно-чувствительных объектов. Необходимость выделения идеальных объектов обусловлена прогрессирующим развитием науки, все более глубоким ее проникновением в сущность действительности. Объект познания, таким образом, – это часть объективной и часть субъективной реальности, на которую направленная познавательная деятельность субъекта. Объект не является чем-то раз и навсегда равным себе, он постоянно изменяется под влиянием практики и познание, поскольку изменяется, расширяясь и углубляя, и часть материального и духовного мира, которая включается в сферу деятельности общества и тем самым становится объектом интересов субъекта.

Современная материалистическая гносеология рассматривает субъект и объект в диалектической взаимосвязи, взаимодействия, единства, где активной стороной является субъект познания. Тем не менее активность субъекта в познании следует понимать не в значении создания объективного мира и законов его развития, а в значении творческого характера их открытия и выражения языком науки, в формировании и развитии форм, средств и методов познавательной деятельности.

Взаимодействие субъекта и объекта фиксирует единство материи и сознания, бытие и мышление, природы и духа. И объект, и субъект формируются в процессе практической деятельности и неотделимые один от другого в своем возникновении и функционировании. В этом плане как без объекта не может быть субъекта, так и без субъекта нет объекта, а точнее без общественно-исторической практики нет ни субъекта, ни объекта. Хотя объект, конечно, не конструируется субъектом, его сознанием, а существует объективно, тем не менее объективная реальность не может стать объектом без активной деятельности субъекта. Процесс познания возможный лишь при наличии взаимодействия субъекта и объекта, в которой субъект является носителем деятельности, а объект – предметом, на который она направлена.

Результатом процесса познания есть познавательный (гносеологический) образ, субъективный образ действительности и вдобавок не копия, а идеальный образ, который является диалектическим единством субъективного и объективного. Познавательный образ не может выйти за пределы субъективности в том плане, что, во-первых, он всегда принадлежит субъекту; во-вторых, он всегда есть лишь идеальным образом объекта, а не самым объектом со всеми его свойствами и материальными проявлениями; в-третьих, объект в познавательном образе отображается с разной мерой адекватности, глубины проникновения в сущность, всеобычности. Познавательный образ не является копией действительности и в том плане (это, в-четвертых), что действительность отображается в нем, как уже отмечалось, не только такой, которой она есть. а и такой, которой может стать в результате практической деятельности человека, не только с точки зрения сущего, а и возможного. В тот же время познавательный образ есть объективным по смыслу, поскольку, во-первых, действительность отображается в нем в ее объективных связях и отношениях, во-вторых, это содержание всегда опосредствовано практической и познавательной деятельностью предыдущих поколений, которые для каждого субъекта тоже является объективной реальностью. Познавательный образ и отображенный в нем объект представляют единство противоположностей. Они единые, так как познавательный образ является образом объекта, но в тот же время и противоположные, так как образ по отношению к объекту выступает как идеальное к материальному. Познавательный образ не является ни материальной копией мира, ни особой умозрительной вещью, которая существует рядом с другими вещами действительности. Познание, мышление не создает своего особого материального или идеального предмета, оно создает в результате отображения лишь идеальные образа предметов. Идеальность познавательного образа существует лишь как активная способность субъекта в своей деятельности, в духовном плане – в мыслях, чувствах и целях воссоздавать тот или другой предмет, явление, процесс.

Познание действительности является процессом постоянного взаимодействия субъекта и объекта, процессом, который находится в постоянном развитии и опосредствуется активной деятельностью субъекта. Анализ познания именно через призму активной практической и познавательной деятельности и дает возможность понять субъективную активность человека не как преграду, а как необходимое условие достижения истинного знания о действительности.

Проблема истины всегда была сердцевиной теории познания, к которой направленная вся гносеологическая проблематика. Поэтому все философские направления и школы во все времена старались сформулировать свое понимание природы и сущности истины.

Классическое определение истины, которое потом стало традиционным в философии, дал Аристотель, определив истину как соответствие наших знаний действительности. Тем не менее это определение было настолько широким и абстрактным, что его придерживались все философы как материалисты, так и идеалисты, как диалектики, так и метафизики. Это определение истины признавали такие разные за своими философскими взглядами мыслители, как Ф.Аквинский и П.Гольбах, Г.Гегель и Л.Фейербах, а также К.Маркс и его последователи. Различаются их взгляды и в вопросе о характере отображаемой реальности и о механизме соответствия.

Специфика современного понимания истины заключается, во-первых, в том, что действительность отображенная в истине, трактуется как объективная реальность, которая существует независимо от сознания и сущность которой оказывается через явление; во-вторых, познание и его результат – истина неразрывно связанные с предметно-чувствительной деятельностью человека, с практикой, достоверное знание сущности и ее проявлений воспроизводится в практике. Истина – это адекватное отображение объекта субъектом, которое воссоздает объект таким, которым он существует независимо от сознания субъекта познания.

Современная материалистическая теория познания конкретизирует традиционную концепцию истины через диалектическую взаимосвязь понятий: "объективная истина", "абсолютная истина", "относительная истина", "конкретность истины", "заблуждения".

Объективная истина определяется как такое содержание человеческих знаний о действительности, который не зависит ни от субъекта, ни от человека, ни от человечества. Нужно обратить внимание на то, что в этом определении делается ударение на независимости от субъекта именно содержания истины. Но будучи характеристикой человеческого знания, истина не может быть абсолютно независимой от субъекта познания. На всех этапах своего развития человеческое познание и его результат – знание, было и будет диалектическим единством объективного и субъективного, поскольку на всех этапах картина мира своим источником имеет тот или другой уровень развития практики и создается за образом и подобием средств, форм и способов человеческого влияния на действительность.

Положение об объективности истины не означает, что она является элементом объективного мира. Истина – это теоретическая форма решения разногласия между субъектом и объектом в процессе познания. Будучи результатом субъективной деятельности человека, истина в тот же время в своем содержании воссоздает действительность и тем самым не зависит от субъекта. С другой стороны, будучи характеристикой знания и всегда существуя в субъективной форме, она характеризует знание не из его субъективной стороны, а с точки зрения его объективного содержания.

Современная материалистическая гносеология, рассматривая познание как общественно-исторический процесс, подчеркивает, что истина также есть исторически обусловленным процессом. Тому анализ истины она не ограничивает характеристикой ее лишь как объективной по смыслу, а дополняет анализом диалектики абсолютной и относительной истины или, точнее, диалектикой абсолютного и относительного в истине.

Познание мира некогда не может быть абсолютно завершенным, оно постоянно совершенствуется, обогащаясь все новым и новым содержанием. В этом плане любое знание, зафиксированное на тому или другому конкретно-историческому этапе, есть неполным, неточным, определенной мерой односторонним, на каждом конкретно-историческом уровне развития познания мы имеем дело лишь с относительной истиной.

Относительная истина – это такое знание, которое в принципе правильно, но не полно отображает действительность, не дает ее всестороннего исчерпывающего образа. Относительная истина включает и такие моменты, которые в процессе дальнейшего развития познания и практики будут изменяться, углублять, уточняться, заменяя новыми. Исторический процесс развития познания именно в том и заключается, что неполное, одностороннее знание заменяет более точным. Тем не менее относительность наших знаний, их незавершенность не означает, что в них отсутствующее объективное содержание. В той мере, в которой картина мира определяется не волей и желанием субъекта, а реальным положением вещей, она является объективной истиной.

Для диалектико-материалистической гносеологии не существует непереходной границы между относительной и абсолютной истиной.

Абсолютная истина – это такое содержание человеческих знаний, который тождественный своему предмету и который не будет опровергнут дальнейшим развитием познания и практики. Абсолютность истины связана с ее объективностью. Поскольку истина объективная по смыслу, она одновременно есть и абсолютной, но только в определенных границах. Именно поэтому объективная истина неизбежно не только абсолютная, но одновременно и относительная, т.е. она есть абсолютной лишь в определенных границах, по отношению к ним. Самые же эти границы определяются уровнем исторического развития познавательной и практической деятельности субъекта.

Следует отметить, что нет и быть не может отдельно абсолютной истины и отдельно относительной. Существует одна истина – объективная по смыслу, которая является диалектическим единством абсолютного и относительного, т.е. является истиной абсолютной, но относительно определенных границ. Абсолютное и относительное – это два необходимых момента объективной истины. Относительная истина с необходимостью содержит в себе момент абсолютной, предопределяет и предусматривает ее. Абсолютная истина, в свою очередь, дается человеку лишь через относительные истины, которые находятся в бесконечном процессе постоянного развития. Относительные истины – это ступени, определенные этапы на пути достижения абсолютной истины. На каждом этапе познания мы имеем дело лишь с относительно истинным, ограниченным знанием. Но самая способность человека одолевать эту ограниченность, получать доскональное знание свидетельствует о принципиальной возможности, двигаясь к объективной истине, достигать одновременно и абсолютной истины.

Безусловно, человеческое познание некогда не сможет даты исчерпывающе адекватную характеристику сущности бесконечного по своей природе материального и духовного мира, Тем не менее, это совсем не означает, что абсолютная истина является недосягаемым идеалом. В каждой относительной истине есть момент абсолютной. Это то объективно истинное, проверенное практикой знания, которое не опровергается дальнейшим развитием познания, а сохраняется, включаясь в содержание нового знания. Прежде всего оказываются и уточняются те границы, в которых это знание сохраняет свою объективную истинность. Каждая объективная истина есть абсолютной лишь в определенных границах, по отношению к конкретным условиям, переход которых превращает истину в ее противоположность – у заблуждения. Истина и заблуждения подобно ко всем логическим категориям, которые считаются полярными противоположностями, имеют абсолютное значение только в рамках чрезвычайно ограниченной сферы. Как только мы станем применять противоположность истины и заблуждения вне границ вышеупомянутой узкой сферы, так эта противоположность становится относительной и, значит, непригодной для точного научного способа высказывания. А когда мы попробуем применить эту противоположность вне границ указанной сферы как абсолютную, то мы уже совсем испытаем фиаско: оба полюса противоположности превратятся каждый в свою противоположность, т.е. истина станет заблуждением, заблуждение – истиной.

Объективная истина, таким образом, является диалектическим единством абсолютного и относительного, а абсолютизация одного из этих моментов превращает истину в ее противоположность – в заблуждение. Поэтому необходимым, существенным признаком объективной истины есть ее конкретность.

Развитие объективной истины как диалектического единства абсолютного и относительного происходит путем обогащения ее объективного содержания через конкретизацию тех границ, вне которых она превращается в заблуждение.

Одним из основных принципов гносеологии есть принцип конкретности истины, который предусматривает максимально полное и точное выявления тех границ, в которых знания характеризуется объективной истинностью. Требование конкретности истины означает, что объект нужно рассматривать в тех условиях места и времени, в тех связях и отношениях, в которых он возник, существует и развивается. Незнание этих границ или игнорирование их превращает -наши знания из истины у заблуждение, которое, нужно подчеркнуть, есть таким лишь в определенных границах.

Заблуждение и познание в философии

Заблуждение – это такое содержание человеческого знания, в котором действительность воспроизводится неадекватно и какой обусловленный историческим уровнем развития субъекта и его местом в обществе. Заблуждение – это неумышленное искажение действительности в представлениях субъекта. Оно имеет определенные закономерные основания для своего существования, будучи необходимым моментом и результатом познания и практики.

Которые же причины возникновения и существование заблуждение? Чему оно было и является неизменяемым спутником истины в процессе познания? Это обусловлено закономерностями развития как самого познания, так и его основы – практики. В процессе познания субъект, вступая в сферу неизвестного, вынужден применять те знания и средства познания, какие произведенные в других исторических условиях предыдущими поколениями, и распространять их на качественно новые объекты и новые условия. В результате само прогрессивное развитие науки может порождать и довольно часто порождает заблуждение. Тем не менее в процессе освоения новых явлений, вырабатывая новые понятия и уточняя содержание и границы применения стариков, познание одолевает заблуждение, это во-первых. Во-вторых, знание, которыми руководствуется человек в своей жизнедеятельности, всегда являются неполными, ограниченными определенным уровнем достигнутого наукой в данное время, "сегодня". Но практическая деятельность не может ждать, пока будут получены более глубокие знания, и постоянно подвергать сомнению их истинность. В противоположном разе она вообще не могла бы функционировать и развиваться. Практика нуждается в немедленном применении всех имеющихся знаний как целиком полных, совершенных, как якобы они есть объективно истинными.

Итак, на каждом конкретно историческом этапе развития человеческое знание самой практикой организовывается в завершенную и всеобъемлющую систему, которая должных дать целиком адекватные ответы на все или почти все вопросы, решение которых обеспечивает функционирование и развитие жизнедеятельности человека и общества. Тем не менее многие из них со временем демонстрируют свою ограниченность, а при некоторых обстоятельствах даже становятся тормозом на пути развития познания и практики. Но все же на определенном конкретно-историческом этапе развития практика выступает по отношению к имеющемуся знанию в абсолютной функции. Именно через эту абсолютизируя функцию самой практики заблуждение и есть постоянным и неотъемлемым спутником истины в процессе познания.

В реальном процессе познания заблуждение, как и истина, есть его закономерным результатом. Познания осуществляется через единство и борьбу полярных противоположностей – истины и заблуждение. Постоянное их сосуществование и взаимодействие источником имеют практику, поскольку именно она является основой познания в целом, а, значит и его результатов. Это положение на первый взгляд противоречит другому фундаментальному положению современной материалистической гносеологии о практике как критерий истины. Казалось бы, истина и только она должна быть продуктом выверенного практикой процесса познания. Заблуждение же. даже когда оно появляется в случае неразвитости самого познания, имеет сразу же оказываться практикой и исключаться из дальнейшего функционирования в системе знания. Тем не менее в действительности все происходит по-иному. Все станет понятно, если не абсолютизировать практики как критерий истины, а учитывать, что в своей критериальной функции она является диалектическим единством абсолютного и относительного. Это объясняется историческим характером практики и многогранностью ее проявлений. Относительность практики как критерия истины связана с некоторыми особенностями взаимосвязи между теоретическими знаниями и практикой. Когда речь идет о том, что то или другое знание подтверждается практикой, имеют, как правило, на внимании, которое деятельностей осуществляемо согласно данным знаниям, дала ожидаемый результат или что данное знание без разногласий объясняет все имеющиеся факты данной теории. Тем не менее вся сложность заключается в том, что заблуждение в этом плане может быть не менее "доказательным", чем истина. Взаимосвязь теоретического знания и реального действия имеет сложный и опосредствованный характер. Истина, в самом деле, непротиворечиво объясняет научные факты и, реализуясь в действии, дает полезный эффект. Но это не означает, что справедливым будет и противоположное утверждение: из полезного эффекта непременно вытекает истинность того или другого положения. Заблуждение не меньшей мерой, чем истина, может давать и дает полезный эффект, особенно, когда это не касается целей и нужд в их общеисторическом значении, когда относится цель достижения полезного эффекта.

Указанная характеристика практики противоречивая: она – источник не только истины, а и заблуждение; и абсолютная, и относительная истины как критерий истины является следствием сложной ее структуры. Напомним: практика является деятельностью, которая превращает мир в соответствии с нуждами и целями человека – это главная ее функция. Тем не менее, кроме действий, которые своим творческим характером превращают действительность и представляют основной уровень практики, который можно назвать преобразующим, продуктивным, практика имеет еще один, хотя и подчиненный, подчиненный основному, но довольно распространенный в своих проявлениях уровень действий – использующий, репродуктивный, прагматический.

Использующий, репродуктивный уровень практики – это совокупность привычек и операций, осуществляемых по определенным правилам, нормами, инструкциями, рецептами, с помощью которых непосредственно воспроизводится достигнутый человечеством уровень контроля над миром. Сюда принадлежат действию из эксплуатации массовых орудий работы, транспорта, бытовых приборов, выполнение правил технологии производства, т.е. все действия, которые повторяют те, что уже раньше осуществлялись. Для выполнения действий использующего, репродуктивного уровня практики нет потребности овладевать знаниями сущности самого действия, достаточно иметь лишь "рецепт", "формулу", "алгоритм" получение с помощью этого действия полезного эффекта. Конечно, все действия, которые составляют использующий уровень, когда-то функционировать на равные преобразующему и всегда влияли на него. Самая по себе деятельность используемого уровня практики имеет большое значение в жизни общества, но ее непосредственная, эффективность, будучи абсолютизированной, порождает отождествление этого уровня с практикой как такой, с сущностью практики. В результате сущность практики сводится к ее низшему уровню, а истинность знания – к полезному эффекту при его применении.

Практика выполняет функцию критерия истины как целостный процесс в диалектическом единстве преобразующего (продуктивного) и используя (репродуктивного) уровней, правда, при приоритетном значении преобразующего, так как именно там находят реализацию виши достижения творческой деятельности человека, основанные на тому или другому уровне развития познания. Тем не менее, даже в единстве двух своих основных уровней, практика все же не может быть абсолютным критерием истины, поскольку она всегда является практикой определенного исторического этапа развития. Полным и абсолютным критерием она могла бы быть лишь как целостный исторический процесс, в котором осуществляется постоянное расширение сферы '"очеловечение" мира через призму прошлого, современного и будущего. Но практика, которая самая является историческим процессом, всегда функционирует как диалектическое единство абсолютного и относительного. И хотя известно, что практика есть одновременно и абсолютным, и относительным критерием истины, значение ее в познании определяется тем, что это основной и всеобщий критерий истины, единый способ выявления объективного содержания наших знаний о действительности.

Тем не менее, как известно, есть философы (представители рационализма XVII- XVIII ст., позитивизма, некоторые философы-марксисты), которые на основе того, что логическое доведение имеет широкое и многогранное применения в научном познании, утверждают, что и логика является критерием истины, так как истинность логических форм может определяться их взаимной логической связью и взаимным соответствием.

Постановка вопроса о логическом критерии истины непосредственно связана с существованием логического доказательства, возможное без обращения к практике. Отмечая эту важную черту процесса познания, ученые, которые признают логический критерий истины, тем самым утверждают, что доказывать возможно не только практическим путем, а и теоретическим, логическим. Это, безусловно, так, но назначение критерия истины заключается в том, чтобы различить, отмежевать истинное от неистинного, а для этого необходимая именно практическая проверка как логического доведения, так и теоретического обоснование. Конечно, и логика обнаруживает ошибки, когда они есть в той или другой концепции, но устранение логических ошибок обеспечивает лишь логическую правильность выводов. Другими словами, логическая правильность является необходимой основой научного мышления, эффективного исследовательского поиска, предыдущей проверки умозаключений. В противоположность рационализма, эмпирическое направление в гносеологии, разрабатывая в принципе правильное учение о чувствительном происхождении наших знаний, доходит, тем не менее, ошибочного вывода, который истинность любых теоретических построений может быть проверена лишь путем их сравнения с исходными данными чувствительного опыта. Между тем история науки свидетельствует, что ЕЕ величайшие достижения довольно часто противоречат исходным чувствительным данным. 1 это разногласие между теорией и чувствительными данными совсем не означает ошибочности ни того, ни другого. Решение этого разногласия предусматривает применение критерия практики.

В познании принимает участие много факторов: не только присущие человеку способности, а и произведенные в ходе исторического развития разные эвристические, методологическое и методическое средства, исследовательские программы, а также ценности и оценки, в которых выраженные определенные предельные ориентации знаний, интересов, приоритетов субъекта.

Ценности – это специфично общественные определения объектов, которые выражают их положительное или отрицательное значения для человека и общества: добро или зло, прекрасное или безобразное, справедливое или несправедливое и т.д. Все разнообразные предметы человеческой деятельности, общественное отношение и включенные в их сферу естественные процессы могут выступать "предметными ценностями", объектами ценностного отношения. Субъективные ценности – это оценки, установки, императивы и нормативные представления, закрепленные в общественном сознании и культуре как способы и критерии, на основе которых происходит оценивание действительности и деятельности человека. Ценности – это то, на что ориентируется субъект в своей познавательной и практической деятельности, а также то, что достигается в процессе и результатах такой деятельности.

Литература

1. А.А. Радугин. Философия. Курс лекций. М.: "ЦЕНТР" 2001 г. – 269 с.

2. В.А. Канке. Философия. Исторический и систематический курс: Учебник для вузов. 4-е издание. М.: "ЛОГОС" 2002 г. – 344 с.

3. История философии: Учебное пособие для вузов / А.Н. Волкова, В.С. Горнев и др.; под ред. В.М. Мапельман и Е.М. Пенькова. – М.: "Издательство ПРИОР", 2003. – 464 с.

4. Основы философии: Учебное пособие для вузов. /под ред. Попова Е.В./. – М.: Гуманит. Изд. Центр ВЛАДОС, 2003 -320 с.

5. Философия: учебник для высших учебных заведений. – Ростов н/Д.: "ФЕНИКС", 2001 – 576 с.

6. Тихонравов Ю.В.. Философия. Учебное пособие. М.: ЗАО "Бизнес-школа "ИНТЕЛ-СИНТЕЗ"", 2003 – 304 с.