Понятие, состав и виды сделок по гражданскому законодательству РФ

Понятие, состав и виды сделок по гражданскому законодательству РФ.

Статьи по теме
Искать по теме

Понятие сделки и её признаки

С точки зрения гражданского законодательства предпринимательская деятельность – независимо от того, идет ли речь о производстве, торговле, транспорте, банковских или биржевых операциях и тому подобное, – может быть представлена как совершение различного рода сделок. Сделка – один из наиболее распространенных юридических фактов.

В учебной литературе по гражданскому праву различных авторов по-разному описываются понятия сделок, но все они содержат одну суть. Сделки представляют собой акты осознанных, целенаправленных, волевых действий физических и юридических лиц, совершая которые, они стремятся к достижению определённых правовых последствий. Это обнаруживается даже при совершении массовидных, обыденных действий. Например, предоставление денег взаймы влечёт за собой возникновение у лица, давшего взаймы (заимодавца), права требовать возврата займа, а у лица, взявшего взаймы (заемщика), – обязанности возвратить деньги или вещи, взятые взаймы.

Согласно ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Сделки играют в общественной жизни многогранную роль. Поэтому в гражданском праве действует принцип допустимости – действительности любых сделок, не запрещенных законом, т. е принцип свободы сделок (ст. 8 ГК РФ).

Социальное и экономическое значение сделок предопределяется их сущностью и особыми юридико-правовыми свойствами. Гражданское право служит регламентации товарно-денежных и иных отношений, участники которых выступают равными, самостоятельными и независимыми друг от друга. Главным юридическим средством установления и определения содержания правовых связей между вышеуказанными субъектами являются сделки. Именно сделки – то правовое средство, при помощи которого социально и экономически равноправные и самостоятельные субъекты устанавливают свои права и обязанности, определяя тем самым юридические границы своих взаимоотношений.

Сделки – один из наиболее распространенных юридических фактов, – отмечает А.П. Сергеев, и характеризует сделку следующими признаками:

а) сделка – это всегда волевой акт, т.е. действия людей;

б) это правомерные действия;

в) сделка специально направлена на возникновение, прекращение или изменение гражданских правоотношений;

г) сделка порождает гражданские отношения, поскольку именно гражданским законом определяются те правовые последствия, которые наступают в результате совершения сделок.

Как волевому акту сделке присущи психологические моменты. Поскольку сделка предполагает намерение лица породить определенные юридические права и обязанности, для совершения такого действия необходимо желание лица, совершающего сделку. Такое намерение, желание называют внутренней волей. Однако наличия только внутренней воли для совершения сделки недостаточно, необходимо ее довести до сведения других лиц.

Способами, которыми внутренняя воля выражается вовне, – А.П. Сергеев называется волеизъявлением. Все способы выражения внутренней воли предлагает сгруппировать по трем группам:

1) прямое волеизъявление, которое совершается в устной или письменной форме, например, заключение договора, сообщение о согласии возместить ущерб, обмен письмами и т. п.;

2) косвенное волеизъявление имеет место в случае, когда от лица, намеревающегося совершить сделку, исходят такие действия, из содержания которых явствует его намерение совершить сделку. Такие действия называются конклюдентными (заключать, делать вывод). Оплата проезда в метро, помещение товара на прилавке сами по себе уже означают намерение лица заключить сделку. В соответствии с п. 2 ст. 158 ГК конклюдентными действиями могут совершаться лишь сделки, которые в соответствии с законом могут быть совершены устно;

3) изъявление воли может иметь место и посредством молчания. Однако такое выражение волеизъявления допускается только в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон. Так, стороны могут договориться о том, что молчание одного из участников договора на предложение другого участника об изменении условий договора означает его согласие со сделанным предложением. Законом также могут быть предусмотрены случаи, когда молчание признается выражением воли совершить сделку.

Следовательно, воля и волеизъявление – две стороны одного и того же процесса психического отношения лица к совершаемому им действию. Естественно, что воля и волеизъявление должны соответствовать друг другу. В случае, когда воля направлена на одно действие, а волеизъявление выражает намерение совершить другое действие, сделка может вызвать споры между участниками, что препятствует ее совершению. Таким образом, для сделки важно единство воли и волеизъявления. Сделкой может считаться только правомерно действие, совершенное в соответствии с требованиями закона.

Этой точки зрения придерживаются ряд авторов, – "Правомерность сделки означает, что она обладает качествами юридического факта, порождающего те правовые последствия, наступления которых делают лица, вступающие в сделку, и которые определены законом для данной сделки. Поэтому сделка, совершенная в соответствии с требованиями закона, действительна, т.е. признается реально существующим юридическим фактом, породившим желаемый субъектами сделки правовой результат".

Между тем применение в законодательстве понятия "недействительность сделки", определённых ст. 29-36 ГК РСФСР 1922 г.; ст.48-60 ГК РСФСР 1964 г.; ст. 162, 165,166-181 ГК РФ, послужило поводом для суждений о том, что правомерность или неправомерность не является необходимым элементом сделки как юридического факта, а определяет лишь те или другие последствия сделки, и о том, что правомерность не является необходимым признаком сделки, поскольку могут существовать и недействительные сделки.

По мнению Д.И. Мейера, "только законные сделки можно назвать сделками, ибо сделки незаконные не считаются действительными, следовательно, и существующими. Но ничтожество поражает эти сделки только при соприкосновении их с общественной властью, а независимо от того они существуют точно так же, как и сделки законные, и встречаются нередко в действительности".

Отметим, что гражданское законодательство исходило и исходит из того, что сделки – это правомерные действия. Продажа краденного, мошенническое завладение чужим имуществом, совершенные как купля-продажа или заём, не порождают правового результата – перехода права собственности, поскольку эти действия неправомерны и только имеют вид сделок. Такие действия могут повлечь лишь последствия, предусмотренные законодателем на случай совершения неправомерных действий. Из этого следует, что, устанавливая в законе основания и последствия признания сделок недействительными, законодатель тем самым указывает на то, что в таких случаях в виде сделки совершены неправомерные действия.

Функции сделки исходят из сущности самой сделки. Например, в п.6 ст. 105.5. НК РФ перечислены основные функции сделки сторон, которые учитываются при сопоставлении анализируемых сделок, если они совершаются в одинаковых коммерческих или финансовых условиях. Так, учет функций, исполняемых сторонами сделки, при определении сопоставимости коммерческих и финансовых условий сопоставляемых сделок с условиями анализируемой сделки осуществляется с учетом материальных и нематериальных активов, находящихся в распоряжении сторон сделки.

Функции сделок по теории гражданского права определяются её содержанием. Так А. П. Сергеев поясняет, – "Под содержанием сделки как основанием возникновения гражданских правоотношений следует понимать совокупность составляющих её условий". Так для действительности сделки необходимо, чтобы содержание сделки соответствовало требованиям закона и иных правовых актов, т. е. не нарушало ни запретительных, ни предписывающих норм действующего законодательства. В соответствии со ст. 3 ГК РФ, под правовыми актами понимаются Указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. Следовательно, министерства и иные федеральные органы исполнительной власти не вправе устанавливать требования к содержанию совершаемых сделок, за исключением случаев, когда этим органам подобные полномочия делегированы законом либо иным правовым актом. Сделки по содержанию могут отличаться от установленных законодательством норм либо вообще не быть предусмотренными законом, но во всяком случае они должны соответствовать общим началам и смыслу гражданского законодательства. Поскольку законом предусмотрена недействительность сделок, противных основам правопорядка и нравственности, следует полагать, что противоречие содержания сделки основам правопорядка и нравственности также может считаться основанием недействительности сделки.

В Б. Исаков о функциональной стороне сделок пишет, – Функциональная сторона сущности сделки, ее функциональная суть состоит в осуществлении ею регулирующего воздействия на общественные отношения, реализующегося при выполнении сделкой функции основания возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей и регулирующей функции. Процесс реализации данных функций по своей природе един и неразрывен, что позволяет говорить о выполнении сделкой двуединой функции.Мы считаем, если бы сделка не выполняла функцию основания движения правоотношений, то она не могла бы выполнять и регулирующую функцию. Именно поэтому функция основания возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей относится к числу основных функций сделки. В то же время если бы сделка не исполняла роль регулятора общественных отношений, то это делало бы бессмысленным использование её как правовой категории в ряду других юридических фактов и, следовательно, не возникал бы и вопрос о её функциях. Изложенное, о значительности функции основания движения правоотношений, дает право среди основных функций сделки в качестве преобладающей рассматривать регулирующую функцию.

Надо подчеркнуть, что не все факты и явления объективной действительности признаются юридическими, то есть не все они влекут возникновение, изменение или прекращение правоотношений, в том числе гражданских. Многие факты безразличны для гражданского права, поскольку нормы этой отрасли не связывают с ними никаких юридических последствий.

Рассмотрим классификацию сделок, которая основана на действующем законе. Согласно п. 1 ст. 154 ГК РФ сделки могут быть двух- или многосторонними (договоры) и односторонними.

Односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны (п. 2 ст. 154 ГК РФ). Односторонние сделки можно разделить на правопорождающие, правоизменяющие и правопрекращающие.

Правопорождающие односторонние сделки – это сделки, служащие возникновению гражданских правоотношений. К их числу таких сделок можно отнести: завещание, которое создает права и обязанности после открытия наследства (п. 5 ст. 1118 ГК РФ); выдачу доверенности (п. 5 ст. 185 ГК РФ); последующее одобрение сделки (п. 2 ст. 183 ГК РФ); оферту – адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение заключить договор (п. 1 ст. 435 ГК РФ); публичное обещание награды или денежного вознаграждения тому, кто совершит указанное в объявлении правомерное действие в указанный в нем срок (п. 1 ст. 1055 ГК РФ); объявление публичного конкурса (п. 1 ст. 1057 ГК РФ); принятие наследства наследником (ст. 1152 ГК РФ) и т.п.

Правоизменяющие односторонние сделки – это по общему правилу сделки, опосредующие реализацию гражданских правоотношений, то есть сделки, связанные с осуществлением субъективных гражданских прав и исполнением субъективных обязанностей участниками гражданских правоотношений. К их числу можно отнести: передачу имущества во исполнение обязательства; принятие долга кредитором, выбор должником способа исполнения альтернативного обязательства (ст. 320 ГК); исполнение неисполненного должником обязательства кредитором своими силами за счет должника (ст. 397 ГК); удержание вещи кредитором (ст. 359 ГК) и т.п.

Правопрекращающие односторонние сделки – это сделки, влекущие прекращение правоотношений в целом или отдельных субъективных гражданских прав и обязанностей. К ним относятся: отказ участника общей долевой собственности от права преимущественной покупки (п. 2 ст. 250 ГК); отказ от права собственности (ст. 236 ГК); отказ от права пожизненного наследуемого владения и постоянного бессрочного пользования земельным участком, который может быть совершен землепользователем или землевладельцем (п. 1 ст. 45 и п. 3 ст. 53 Земельного кодекса); односторонний отказ от договора, допускаемый законом или договором (п. 3 ст. 450 ГК); зачет встречного одностороннего требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования (ст. 410 ГК) и т.п.

Из вышесказанного следует, что предложенная классификация односторонних сделок, как и любая другая, носит условный характер, т.к. любая односторонняя сделка в той или иной мере реализует функции по возникновению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей. Просто при совершении каждой из них более очевидна та или иная функция. Неслучайно в литературе имеет место и иная классификация односторонних сделок, например, на односторонне управомочивающие и односторонне обязывающие сделки.

Дадим разграничение понятий сделка, договор и обязательство.

В зависимости от числа участвующих в сделке сторон сделки бывают односторонними, двусторонними и многосторонними. В основу этого деления положено количество лиц, выражение воли которых необходимо и достаточно для совершения сделки. Односторонней считается сделка, для совершения которой достаточно выражения воли одной стороны (п. 1 ст. 154 ГК РФ). Например, составление завещания, принятие наследства, объявление конкурса не требуют чьего-либо согласия, эти действия совершаются одним лицом. Односторонняя сделка, как и любая иная, должна приводить к возникновению, изменению или прекращению прав и обязанностей. Права по односторонней сделке могут возникать как у лица, совершающего сделку, так и у третьих лиц, к интересу которых сделка совершена. "Возникновение обязанности у третьего лица вследствие действий только одного субъекта противоречило бы общим установлениям права, поскольку право лица на действия других лиц может возникнуть либо на эквивалентно-возмездной основе, либо с согласия другого лица", – пишет А.П. Сергеев учебнике гражданского права. В связи с возникновением обязанности законом установлено, что обязанным по односторонней сделке является лицо, совершившее сделку. Односторонняя сделка может породить юридические обязанности для других лиц, не участвующих в данной сделке, только в случаях, установленных законом или соглашением с этими лицами (ст. 155 ГК).

В учебнике русского гражданского права А. Маковский определяет, – сделки, для совершения которых требуется согласование воли двух или более лиц, являются двух– и многосторонними. Такие сделки именуются договорами. Договоры, в свою очередь, также классифицируются по различным признакам, однако для характеристики договоров как разновидностей сделок следует обратить внимание, прежде всего на деление договоров на возмездные и безвозмездные.

Возмездным признается договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей по договору (ст. 423 ГК РФ). Так, например, в договоре купли-продажи продавец обязан передать вещь в собственность покупателя и вправе за это требовать уплаты оговоренной денежной суммы, покупатель, в свою очередь, обязан уплатить продавцу оговоренную сумму и вправе требовать передачи вещи в собственность. По общему правилу, любой договор предполагается возмездным, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, существа и содержания договора. Это означает, что даже если договором оплата не предусмотрена, то при отсутствии указаний закона на безвозмездность договора лицо вправе требовать плату за исполнение своих обязанностей. Размер платы – цена определяется соглашением сторон. Если цена не установлена договором, то оплата по возмездному договору должна быть произведена по цене, обычно взимаемой за аналогичные товары, работы, услуги при сравнимых обстоятельствах (ст. 424 ГК РФ).

О безвозмездный договорах, например, Д.А. Шевчук придерживается такого мнения, – Если сторона по договору обязуется исполнить свои обязанности без какого-либо встречного предоставления, имеющего имущественный характер, то такой договор является безвозмездным.

Как и сделки договоры также подразделяются на односторонние, двух– и многосторонние, однако это деление следует отличать от одноименного деления сделок.

Двух– и многосторонние договоры называют взаимными, а односторонние договоры – одностороннеобязывающими, – пишет С.С. Алексеев в учебнике гражданского права.

В гражданском праве термин договор используется в трех значениях. Во-первых, договором называется юридический факт, двух- или многосторонняя сделка, порождающая обязательственное правоотношение; во-вторых, договором нередко называют и само обязательственное правоотношение, возникающее из договора; в-третьих, договором также называется и документ, в котором фиксируется юридический факт – договор как соглашение. Как юридический факт, вызывающий возникновение, изменение или прекращение гражданских правоотношений, договор – это соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

В договорах реализуются нормы гражданского законодательства, но договоры выполняют и самостоятельную важную организационную и регулирующую функцию. С помощью договоров устанавливаются правовые связи между конкретными лицами и определяются правила поведения участников гражданских правоотношений.

Договоры классифицируются в зависимости от того, какое количество лиц становится обязанным и приобретает права по заключенному договору. Например, договор дарения с точки зрения деления сделок является двухсторонней сделкой, поскольку для ее совершения необходимо выражение воли как дарителя, так и одаряемого. Однако с точки зрения деления договоров реальный договор дарения – односторонний договор, поскольку права и обязанности по договору дарения возникают только у одаряемого. Даритель же никаких прав и обязанностей по совершенному договору не несет.

Большинство авторов, в том числе О.Н. Садиков, отмечают следующие основные функции договора:

1) договор является формой установления хозяйственных связей между участниками экономического оборота и основанием возникновения их взаимных прав и обязанностей и наполняет эти связи конкретным содержанием: обеспечивает их практическую реализацию и ответственность за исполнение принятых обязательств;

2) договор позволяет его участникам определить и согласовать их взаимные права и обязанности с учетом, как потребностей рынка, так и индивидуальных запросов и возможностей каждого из контрагентов. Эта функция обеспечивает обслуживание договором общественных нужд и потребностей;

3) заключение договора создает для сторон важные правовые гарантии. Это выражается в том, что договор подлежит обязательному исполнению (ст. 425 ГК РФ), одностороннее изменение его условий допускается только в определенных случаях и лишь по решению суда (ст. 450 ГК РФ), а нарушение принятых по договору обязательств влечёт обязанность возместить причиненные этим убытки (ст. 15, 393 ГК РФ).

Таким образом, договоры выступают инструментом согласования воли субъектов экономической деятельности. Основополагающей функции гражданско-правового договора является регулятивная функция, так как договор – есть способ регулирования отношений между частными лицами сообразно их индивидуальным интересам и потребностям. Это основное функциональное предназначение проявляется в конкретных функциях, проявляющихся и отражающих сущность и содержание конкретного договора.

По нашему мнению договоры можно оценивать и как средство саморегуляции экономической системы, покоящейся на равенстве граждан и организаций, действующих в ее рамках. Благодаря договорам между субъектами, осуществляющими производственно-хозяйственную деятельность, и потребителями товаров и услуг устанавливается пропорциональность экономических процессов в условиях рыночного производства, т.к. договоры позволяют учесть реальные потребности и интересы членов общества.

Разграничение сделки и договора определяется, по нашему мнению, формулой: сделка – это действие по реализации договора, а договор – это одно из возможных оснований совершаемых сделок.

Рассматривая понятие сделки, необходимо определить его соотношение с понятием обязательства. Обязательства представляют собой наиболее распространенный вид гражданских правоотношений. Они отличаются от других гражданских правоотношений следующими специфическими чертами, обозначенными в учебной литературе по гражданскому праву ряда авторов.

Так сторонами обязательства являются строго определенные лица: должник (сторона, обязанная совершить определенное действие либо воздержаться от совершения действия) и кредитор (сторона, управомоченная требовать совершения определенного действия или воздержания от действия). Таким образом, должник – активная сторона обязательства. Кредитор может удовлетворить свой интерес, реализовать свое право только через поведение своего должника. Однако, по справедливому мнению В.Ф. Яковлева, право кредитора "является основным элементом гражданского обязательства, в нем заложена сама цель возникновения и существования обязательственного правоотношения".

В.С. Толстой в учёных записках: "Понятие обязательства по советскому гражданскому праву" определяет, – обязательство является относительным гражданским правоотношением и составляет качественно иную правовую связь участников соединяет в правовой связи должника и кредитора и не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нём в качестве сторон, т.е. третьих лиц. Вместе с тем в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон (п. 3 ст. 308 ГК РФ).

Так, на основании ст. 670 ГК РФ и договора купли-продажи между продавцом и покупателем имущества, которое он приобретает в собственность с целью последующей сдачи во временное владение и пользование по договору лизинга третьему лицу, последний приобретает ряд прав в отношении продавца по договору купли-продажи, стороной которого он не является. В частности, арендатор (сторона договора лизинга) вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора лизинга, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом.

Содержанием обязательства являются права и обязанности его субъектов. Причём из закона (ст. 307 ГК РФ) следует, что обязательственное правоотношение представляет собой единство обязанности и правомочия. Однако, как правильно отмечается в юридической литературе, в большинстве случаев обязательство – не простое по структуре (одно право и одна обязанность), а сложное правоотношение, включающее совокупность прав и обязанностей его участников (например, обязательство купли-продажи включает в себя по крайней мере следующие обязанности: продавца – передать имущество, покупателя – принять и оплатить его и следующие права: продавца – потребовать уплаты денежной суммы за переданное имущество, покупателя – потребовать передачи проданного имущества (ст. 454 ГК РФ)).

Большинство обязательств в соответствии с природой гражданского права представляют собой имущественные отношения. Однако ни ст. 307 ГК РФ, определяющая существенные признаки обязательства, ни какая-либо другая норма российского обязательственного права не ограничивают содержание обязательства признаком имущественного характера.

Следовательно, содержание обязательства могут составлять права требования и обязанности совершения всяких правомерных действий, в частности, как писал в римском праве Гай, – "…направленных на удовлетворение неимущественного интереса, если эти действия носят серьезный характер, не противоречат законодательству и не относятся к сфере моральных взаимоотношений".

Обязательства, возникающие из сделок, в том числе договоров, могут иметь своим основанием как односторонние, так двух- или многосторонние сделки. Обязательства возникающие из односторонних сделок, например, в случае объявления публичного конкурса, т.е. публичного обещания вознаграждения за лучшее исполнение какой-либо работы (например, за создание проекта памятника писателю). Такое одностороннее волеизъявление возлагает на лицо, объявившее конкурс, обязательство уплатить обещанное вознаграждение лицу, работа которого признана лучшей в соответствии с условиями конкурса (гл. 57 ГК РФ).

Публичное обещание награды – односторонняя сделка, и уже по этой причине оно само по себе не может породить обязательственное правоотношение. К тому же обязательство всегда устанавливается между конкретными лицами, а публичное обещание обращено к неопределенному кругу лиц. Правда, возможны и правоотношения со всеми вообще, обязанными воздерживаться от посягательства на чужое право. Однако такая возможность существует не для относительных (обязательственных), а только для абсолютных правоотношений (например, правоотношений собственности).

Обязательство из односторонней сделки возникает также из завещания, в котором предусмотрен так называемый завещательный отказ (ст. 1137 ГК РФ), т.е. распоряжение наследодателя, возлагающее на одного или нескольких наследников по завещанию или по закону исполнение за счёт наследства какой-либо обязанности имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей), которые приобретают право требовать исполнения этой обязанности. Например, оставляя все имущество сыну по завещанию, отец обязывает его предоставить в пожизненное пользование своей сестре одну комнату в доме, переходящем к сыну по наследству. По этому обязательству должником является сын наследодателя, а кредитором его тетя.

Из вышесказанного вытекает, что в юридическом содержании правоотношений собственности на первый план выступает возможность совершения определенных действий самим собственником, то решающее значение для юридического содержания обязательств имеет предоставленная управомоченному возможность требовать определенного поведения от обязанного лица. Именно поэтому в обязательственных правоотношениях субъективное право именуется правом требования, а обязанность – долгом; управомоченный – кредитором, а обязанный – должником. Поскольку эти термины отражают специфику юридического содержания обязательственного правоотношения, они должны быть также учтены при формулировании общего понятия обязательства.

Иоффе О. С. Считает, – Обязательство есть закрепленное гражданским законом общественное отношение по перемещению имущества и иных результатов труда, в силу которого одно лицо (кредитор) вправе требовать от другого лица (должника) совершения определенных действий и обусловленного этим воздержания от совершения определенных других действий. Приведенное теоретическое определение О. С. Иоффе опирается на соответствующую легальную формулу. Она гласит: "В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п. либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности" (ч. 1 ст. 158 ГК РФ).

Содержание обязанности кредитора (по основному обязательству) принять исполнение, заключается не в том, чтобы обменять что-то на исполнение со стороны должника (по основному обязательству), а лишь в том, чтобы обеспечить должнику возможность исполнить обязательство и притом без таких тягот, расходов и убытков, которые не вытекают из содержания его обязанностей. Поэтому обязанность стороны в двустороннем договоре принять исполнение другой стороны, например, обязанность покупателя принять от кредитора купленное имущество, отнюдь не является правовой формой обмена. Правовой формой обмена является взаимная обусловленность обязанности продавца передать проданное имущество и обязанность покупателя уплатить цену. Обязанность покупателя принять купленное имущество имеет дополнительное значение и заключается в обеспечении продавцу возможности передать вещь с соблюдением той меры затрат и усилий, которые вытекают для него из договора купли-продажи.

Таким образом, обязанность кредитора принять исполнение является не только отношением дополнительным в основному отношению в обязательстве, но и неотделимым от него. Оно является чисто вспомогательным отношением, так как единственная его цель направлена на исполнение должником его основной обязанности.

Возможность односторонним волеизъявлением изменить или прекратить обязательственное отношение может иметь место как на стороне кредитора, так и на стороне должника. На стороне кредитора такая возможность усиливает принадлежащее ему право (например, право выбора кредитора в альтернативном обязательстве), на стороне должника эта возможность как бы ослабляет лежащую на нем обязанность (например, право должника расторгнуть сделку; право выбора должника в альтернативном обязательстве).

Рассмотрим разграничение понятий "договор" и "обязательство". Договор является соглашением, сделкой, порождающей обязательство, обязательство, в свою очередь, является разновидностью гражданских правоотношений, которые могут возникнуть не только по договору, но и по другим основаниям (по закону, из причинения вреда). Таким образом, общие нормы об исполнении обязательств, о способах их исполнения, об ответственности за их нарушение применяются и к договорам. При этом для договора имеют значение и специальные нормы о порядке его заключения, основаниях изменения, расторжения.

Договор – соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Договор – наиболее распространенный вид сделок. В содержание договора входят права и обязанности сторон, заключающих договор, условия, при которых договор вступает в силу или теряет её.

Нужно разграничивать понятие договора и обязательства. Договор – это юридический факт, основание возникновения обязательств. Обязательство – это гражданское правоотношение, основанием которого может быть не только договор, но и односторонние сделки, неправомерные действия.

Так, К.Н. Анненков в третьем томе своей знаменитой "Системы русского гражданского права", опираясь на замечания К.П. Змирлова и М.М. Винавера, пришел к выводу об отсутствии точности и закономерности в употреблении слов "обязательство" и "договор" в X т. Свода законов. В ряде случаев там, где следовало бы сказать о договоре, законодатель говорил об обязательстве, и наоборот. Подобное терминологическое смешение в законодательстве цивилист назвал "совершенно недопустимым" "...Обязательство, – писал он, – как обязанность есть не договор, а только последствия договора как соглашения о ее установлении". Именно такое разграничение понятий мы считаем совершенно правильным.

Обязательство – это гражданское правоотношение определенных свойств и характеристик; по терминологии русской дореволюционной юридической науки – юридическая обязанность определенного типа, т.е. пассивная составляющая правоотношения, которое при таком словоупотреблении заслуживает наименования обязательственного. В позднейшем римском праве (плодом развития которого и является понятие обязательства) термин "обязательство" также обозначал либо обязательственное правоотношение в целом, либо его отдельные составляющие, причем не только пассивную (юридическую обязанность должника), но и активную (субъективное право (требование кредитора). В советской цивилистике понимание обязательства именно как правоотношения утвердилось еще до принятия первого Гражданского кодекса, – "Обязательство определяется обыкновенно как такое правоотношение, в котором одна сторона, кредитор, или веритель, имеет право требовать от другой стороны совершения какого-либо действия, положительного... или отрицательного... а другая сторона, дебитор, или должник, обязана совершить требуемое действие". Российской истории, – "Определение обязательства содержится в ст. 107 ГК РФ: "В силу обязательства одно лицо (кредитор) имеет право требовать от другого (должника) определенного действия, в частности передачи вещей или уплаты денег, либо воздержания от действия". Уточняя несколько этот текст и ставя в нем теоретически существенные ударения, мы можем определить обязательство как гражданское правоотношение, в силу которого одно лицо (или несколько лиц) имеет право требовать от другого лица (или нескольких других лиц) совершения определенного действия либо воздержания от совершения какого-либо действия". По сути, то же самое определение, дополненное многочисленными уточнениями и сформулированное уже в условиях действия ГК РСФСР 1964 г., оказалось в действующем российском ГК (п. 1 ст. 307): вполне согласно с этим классическим подходом он определяет обязательство как нечто, в силу чего должник обязан совершить в пользу кредитора определенное действие, а кредитор вправе требовать от должника исполнения этой обязанности.

Договор же – суть частный случай сделки (действия), т.е. юридический факт – действие (соглашение), направленное на достижение определенных юридических последствий, в частности на возникновение, изменение или прекращение каких-либо (в том числе и обязательственных) гражданских правоотношений (ст. 153, 154 и 420 ГК РФ ). Обязательство – лишь одно из многих возможных юридических последствий, на достижение которых могут направляться договоры (п. 2 ст. 1 Кодекса, который говорит о возможности договорного определения прав и обязанностей, не уточняя при этом, каких именно – только ли обязательственных или также и других). В 1921 г. И.Б. Новицкий даже предлагал ввести особую классификацию договоров по видам производимых ими юридических последствий, особо выделив при этом "обязательственный договор, т.е. соглашение двух или нескольких лиц, коим устанавливается обязательство (в отличие от договоров вещно-правовых, семейных, наследственных...). Не всякий договор устанавливает (изменяет или прекращает) именно обязательство, т.е. "не всякий договор есть обязательственый договор".

Верно и обратное: договор – лишь один из многих возможных юридических фактов, которые могут служить основаниями возникновения обязательств, возможно – практически самый распространенный или, во всяком случае, самый естественный, и оттого поставлен п. 2 ст. 307 ГК РФ в перечне оснований возникновения обязательств на первое место именно договор. Лучше всего этот факт отражается в широко известном и распространенном разделении обязательств по основаниям своего возникновения на договорные и внедоговорные. Следовательно, "не всякое обязательство есть договорное обязательство".

Различие обязательств и договоров, логически и содержательно чрезвычайно существенное, принципиальное, становится особенно ярко видно в институтах, допускающих несовпадение в одном лице участника (контрагента или стороны) договора с участником (субъектом) правоотношения. Такой феномен наблюдается, в частности, при осуществлении представительства. Как известно, сущность представительства как процесса деятельности представителя заключается в совершении им сделок, в том числе – заключении договоров, от имени другого лица (представляемого), что означает возникновение, изменение или прекращение соответствующих правоотношений (прав и обязанностей), в том числе – обязательственных, с участием этого последнего (представляемого) (п. 1 ст. 182 ГК РФ). Участником договора (контрагентом) выступает одно лицо (представитель), а участником (субъектом) правоотношений (в том числе кредитором или должником) становится другое лицо (представляемый).

Резюмируя сказанное, мы можем следующим образом определить сделку: сделками называются правомерные юридические действия, совершаемые одним или несколькими лицами, выступающими в качестве субъектов имущественных (гражданских) прав, и устанавливающие, изменяющие или прекращающие гражданские правоотношения, на установление, изменение или прекращение которых они направлены.

Для сделки важно единство воли и волеизъявления. Сделкой может считаться только правомерное действие, совершенное в соответствии с требованиями закона.

Функция основания возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей относится к числу основных функций сделки. Изложенное, о значительности функции основания движения правоотношений, дает право среди основных функций сделки в качестве преобладающей рассматривать регулирующую функцию.

Разграничение сделки и договора определяется, по нашему мнению, формулой: сделка – это действие по реализации договора, а договор – это одно из возможных оснований совершаемых сделок.

Разграничение сделки и обязательства вытекает из возможности односторонним волеизъявлением изменить или прекратить обязательственное отношение: на стороне кредитора такая возможность усиливает принадлежащее ему право, на стороне должника эта возможность как бы ослабляет лежащую на нем обязанность.

Различие обязательств и договоров: обязательство – лишь одно из многих возможных юридических последствий, на достижение которых могут направляться договоры; договор – лишь один из многих возможных юридических фактов, которые могут служить основаниями возникновения обязательств.

Состав и основание сделки

В юридической литературе различных авторов определяется, что деятельность субъектов гражданских правоотношений ограничена пределами субъективных гражданских прав и обязанностей. Например, как отмечает Е.А. Суханов, – "…как любая человеческая деятельность, деятельность субъектов гражданских правоотношений, в результате которой возникают, осуществляются и исполняются субъективные гражданские права и обязанности, не может быть беспредметной. Она всегда направлена на существующие материальные и идеальные блага либо на их создание. В силу этого гражданские правоотношения оказываются связанными с системой реальных жизненных отношений, с материальными и духовными ценностями общества через деятельность субъектов по приобретению, осуществлению и исполнению субъективных гражданских прав и обязанностей".

Субъективная сторона включает:

а) субъектов;

б) волю;

в) мотив и цель сделки.

На самом деле сделки могут быть совершены и другими субъектами регулируемых гражданским законодательством отношений – иностранными гражданами и юридическими лицами, лицами без гражданства, если иное не предусмотрено федеральным законом, Российской Федерацией, субъектами Федерации, муниципальными образованиями.

Понятие "действия" включает в себя как субъективный, так и объективный элементы. Прежде всего, лицо, вступающее в сделку, должно иметь намерение ее совершить (действия оцениваются по намерению того, кто их совершает). Такое намерение означает волю, лица к совершению сделки и представляет собой субъективную предпосылку выражения этой воли.

Объективная сторона, т.е. выраженная вовне воля, называется волеизъявлением и представляет собой объективный элемент сделки.

Как волевому акту сделке присущи психологические моменты. Поскольку сделка предполагает намерение лица породить определенные юридические права и обязанности, для совершения такого действия необходимо желание лица, совершающего сделку. Такое намерение, желание называют внутренней волей. Однако наличия только внутренней воли для совершения сделки недостаточно, необходимо её довести до сведения других лиц. Способы, которыми внутренняя воля выражается вовне, называются волеизъявлением. Все способы выражения внутренней воли могут быть сгруппированы по трем группам:

1) прямое волеизъявление, совершаемое в устной или письменной форме;

2) косвенное волеизъявление имеет место в случае, когда от лица, намеревающегося совершить сделку, исходят такие действия, из содержания которых явствует его намерение совершить сделку. Такие действия называются конклюдентными (заключать, делать вывод);

3) изъявление воли может иметь место и посредством умолчания. Однако такое выражение волеизъявления допускается только в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон.

Иногда для совершения сделки волеизъявления или совпадающих волеизъявлений нескольких контрагентов сделки оказывается недостаточно. В этих случаях сделка считается заключенной лишь после совершения действия, как правило, передачи денег, вещи, груза и т.п. (заём, хранение, перевозка груза и пр.). Такие сделки называются реальными.

Сделки относятся к категории юридических фактов, т.к. закон с совершением сделки связывает установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Как юридические факты, они представляют собой наиболее распространенную группу правомерных действий, отвечающих требованиям закона, других правовых актов. Этим сделки отличаются от неправомерных действий как действий, идущих вразрез с требованиями гражданского законодательства.

Сделки всегда представляют собой волевые акты. Они совершаются по воле участников гражданского оборота.

Направленность воли субъекта, совершающего сделку, отличает её от юридического поступка. При совершении такого поступка правовые последствия наступают только в силу достижения указанного в законе результата независимо от того, на, что были направлены действия лица (находка потерянной вещи – ст. ст. 227-229 ГК РФ, обнаружение клада – ст. 233 ГК РФ и др.).

Наконец, сделки, как один из видов юридических актов, должны быть отграничены от других видов этих актов – административных актов и судебных решений.

Под административными актами понимаются акты органов государственного управления индивидуального значения и органов местного самоуправления.

Как и сделки, административные акты направлены на то, чтобы вызвать определенные правовые последствия. По этому признаку сделки, административные акты и судебные решения могут быть объединены в одну группу – юридических актов.

Но, во-первых, административный акт направлен не только и не столько на гражданско-правовой результат, сколько на то, чтобы вызвать, прежде всего, административно-правовые последствия. Например, распоряжение компетентного государственного органа о передаче здания, находящегося в оперативном управлении одного государственного учреждения, в управление другому порождает административное отношение между государственным органом и обязанными выполнить это распоряжение учреждениями. Вместе с тем между соответствующими учреждениями возникают и гражданско-правовые отношения, так как первое из них обязано передать здание второму, а последнее приобретает право требовать передачи. Сделка же направлена на то, чтобы вызвать только гражданско-правовые последствия. Во-вторых, орган, от которого исходит соответствующий административный акт, обязательно является государственным органом или органом местного самоуправления. В этом качестве он не становится участником гражданского оборота и субъектом возникшего гражданского правоотношения. Напротив, участники сделки в соответствии с ее условиями становятся субъектами конкретного гражданского правоотношения, вызванного данной сделкой.

Судебные решения в отличие от сделок, т.е. действий, совершаемых субъектами гражданского права, могут быть вынесены лишь юрисдикционными органами. Эти органы сами не становятся участниками гражданского правоотношения, тогда как лицо, совершившее сделку, является таковым. Но судебные решения могут служить основанием возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, например, признание судом права собственника на самовольную постройку (п. 3 ст. 222 ГК РФ), признание недееспособным доверителя или поверенного (п. 1 ст. 977 ГК РФ).

Сущность сделки составляют воля и волеизъявление сторон. Воля – детерминированное и мотивированное желание лица достичь поставленной цели. Воля есть процесс психического регулирования поведения субъектов. Содержание воли субъектов сделки формируется под влиянием социально-экономических факторов: лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, заключают сделки, чтобы обеспечить изготовление и сбыт товаров, оказание услуг с целью получения прибыли; граждане посредством совершения сделок удовлетворяют материальные и духовные потребности и т.п.

Объективная сторона, как волеизъявление – выражение воли лица вовне, благодаря которому она становится доступной восприятию других лиц. Волеизъявление – важнейший элемент сделки, с которым, как правило, связываются юридические последствия. Именно волеизъявление как внешне выраженная (объективированная) воля может быть подвергнуто правовой оценке.

В некоторых случаях для того, чтобы сделка породила правовые последствия, необходимо не только волеизъявление, но и действие по передаче имущества. Например, сделка дарения вещи, не сформулированная как обещание подарить вещь в будущем, возникает из соответствующих волеизъявлений дарителя и одаряемого и действия по передаче одаряемому самой вещи.

Воля субъекта должна быть выражена (объективирована) каким-либо образом, чтобы быть ясной для окружающих. Способы выражения, закрепления или засвидетельствования воли субъектов, совершающих сделку, называются формами сделок. Воля может быть изъявлена устно, письменно, совершением конклюдентных действий, молчанием (бездействием).

Оценка формы сделки как способа выражения (объективирования) воли субъекта, совершающего сделку, делает извечным вопрос: чему следует придавать определяющее значение при определении действительных намерений и целей участников сделки – воле или волеизъявлению, сделанному в одной из вышеуказанных форм. Данная проблема из категории вечных. "Борьба между словом и волей стороны проходит через всю классическую юриспруденцию". – отмечают И.Б. Новицкий и И.С. Перетерский.

В российской цивилистике проблема приоритета воли или волеизъявления в сделке исследовалась достаточно глубоко, в результате чего были сформулированы три позиции. Согласно первой – "при расхождении между волей и волеизъявлением (если все же воля распознаваема и сделка вообще может быть признана состоявшейся) предпочтение должно быть отдано воле, а не волеизъявлению". Согласно второй – сделка есть "действие и поэтому, как правило, юридические последствия связываются именно с волеизъявлением, благодаря чему и достигается устойчивость сделок и гражданского оборота в целом". Согласно третьей – воля и волеизъявление одинаково важны, ибо закон ориентирует на единство воли и волеизъявления как на обязательное условие действительности сделки.

"Основание, или кауза сделки – это типовые юридически значимые для сделки данного вида цели ее совершения, от которых зависят юридическая природа и действительность данной сделки. При этом основание (кауза) сделки должно являться законным и осуществимым, иначе сделка будет считаться недействительной. Например, при покупке оружия лицом, не имеющим соответствующего права, сделка должна быть признана недействительной как имеющая незаконное основание – приобретение оружия лицом, не имеющим права на его ношение". – отмечает Садиков О.Н.

Юридические последствия, возникающие у субъектов вследствие совершения сделки, представляют собой ее правовой результат. Виды правовых результатов сделок весьма разнообразны: приобретение права собственности, переход права требования от кредитора к третьему лицу, возникновение полномочий представителя и др. Для исполненной сделки характерно совпадение цели и правового результата.

Цель и правовой результат не могут совпасть, когда в виде сделки совершаются неправомерные действия. Если, совершая для вида дарение, т.е. осуществляя мнимую сделку, гражданин спасает от конфискации преступно нажитое имущество, то правовое последствие в виде перехода права собственности не наступит и имущество будет конфисковано. При совершении неправомерных действий в виде сделок наступают последствия, предусмотренные законом на случай неправомерного поведения, а не те последствия, наступление которых желают стороны. Правовой результат, к которому стремились субъекты сделки, может быть не достигнут, например, в случае ее неисполнения или недостижим, например, в случае гибели вещи, являвшейся предметом сделки.

Юридические цели или основания сделки нельзя отождествлять с социально-экономическими целями субъектов сделки. Это важно по двум причинам: во-первых, одна и та же социально-экономическая цель может быть достигнута через реализацию различных правовых целей (например, социально-экономическая цель использования автомобиля может быть достигнута через реализацию таких правовых целей, как приобретение права собственности на автомобиль или приобретение права пользования в результате найма автомобиля); во-вторых, сам по себе факт заведомого противоречия социально-экономических целей субъектов основам правопорядка или нравственности служит основанием для признания неправомерности действия, совершенного в виде сделки.

Юридические цели сделки необходимо отличать от мотива, по которому она совершается. Мотив как осознанная потребность, осознанное побуждение – фундамент, на котором возникает цель. Поэтому мотивы лишь побуждают субъектов к совершению сделки и не служат ее правовым компонентом. Таковым является правовая цель – основание сделки. Ошибочность мотива не может повлиять на действительность сделки. Например, некто покупает мебельный гарнитур, надеясь, что в скором времени ему подарят квартиру. Но дарения не произошло. Ошибочный мотив (квартира не подарена) не может повлиять на действительность сделки по покупке мебельного гарнитура. Право собственности на мебельный гарнитур (в этом заключается цель договора купли-продажи) переходит к покупателю, и он не может отказаться от сделки. Учёт мотивов подрывал бы устойчивость гражданского оборота.

Вместе с тем стороны по соглашению могут придать мотива правовое значение. В этом случае мотив становится условием – элементом содержания сделок, совершенных под условием.

Форма сделки и её государственная регистрация

Сделка порождает права и обязанности при условии соблюдения требуемой формы. Сделки могут совершаться устно, в письменной форме (простой или нотариальной), путём осуществления конклюдентных действий, молчания (бездействия).

Форма сделки – это определенный способ выражения внутренней воли вовне, способ волеизъявления. Права и обязанности по сделке возникают лишь в случае, если соблюдена требуемая законом форма. Для разных сделок законом установлена различная форма. Несоблюдение этой формы влечет неблагоприятные юридические последствия, вплоть до признания сделки недействительной.

Устная форма сделок заключается в том, что стороны выражают волю словами (при встрече, по телефону), благодаря чему воля воспринимается непосредственно. В общем виде правило о сфере применения устной формы сделок формулируется следующим образом: сделка, для которой законом или соглашением сторон не установлена письменная (простая либо нотариальная) форма, может быть совершена устно (п. 1 ст. 159 ГК РФ). Этим самым субъектам, заключающим сделку, предоставлена свобода выбора между устной и письменной формами.

Примером такой устной сделки может служить приобретение товара в магазине, где его передача и оплата происходят одновременно. В данном и подобных ему случаях устной формы достаточно, ибо исполнение сделок при их совершении означает прекращение их действия с этого момента. Из приведенного правила есть исключение – сделки, исполняемые при самом их совершении, не могут быть совершены устно, если для них установлена нотариальная форма либо если в отношении таких сделок установлено, что нарушение простой письменной формы влечет их недействительность (ст. 159 ГК РФ). В устной форме совершаются сделки граждан на сумму, не превышающую в десять раз минимальный размер оплаты труда, установленный законом (п. 1 ст. 161 ГК РФ).

В законодательстве (п. 3 ст. 159 ГК РФ) предусмотрена возможность использования сделок, совершенных устно, во исполнение договора, заключенного в письменной форме, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору. Подобное имеет место, когда в соответствии с письменным договором поставки на протяжении года будет производиться отпуск товаров по мере возникновения потребности покупателя на основе его устной заявки.

Исполнение сделок, совершенных в устной форме, может сопровождаться выдачей документа, подтверждающего их исполнение (товарных чеков, справок о покупке товарно-материальных ценностей и т.п.), а также выдачей легитимационных знаков (номерков, жетонов и т.п.). Но это не меняет сути устной формы.

Сделка, которая может быть совершена устно, может совершаться также путем осуществления лицом конклюдентных действий (п. 2 ст. 158 ГК РФ). Конклюдентные действия (заключать) – поведение, посредством которого обнаруживается намерение лица вступить в сделку. Так, опуская в автомат деньги, лицо изъявляет волю на покупку товара, содержащегося в автомате.

Молчание может иметь правообразующую силу, если законом или соглашением сторон ему придается такое свойство. Только в этих случаях молчание свидетельствует о выражении воли субъекта породить или допустить правовые последствия. Так, если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок. Данный пример интересен и тем, что воля арендодателя на продолжение арендных отношений выражается молчанием, а воля арендатора на это выражается путем осуществления конклюдентных действий (продолжением пользования арендованным имуществом).

Письменная форма позволяет наиболее адекватно, документально закрепить волю субъектов сделки и тем самым обеспечить доказательства действительной направленности их намерений. По соглашению субъектов можно облечь в письменную форму любую сделку, хотя по закону такая форма и не обязательна для нее.

Простая письменная форма для сделок предписывается законодателем двумя способами.

Первый способ реализуется установлением правила о том, что должны совершаться в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения:

а) сделки юридических лиц между собой и с гражданами;

б) сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда.

Из этого правила делается исключение для сделок, которые могут совершаться устно независимо от субъектного состава и суммы сделки (ст. 159 ГК РФ).

Второй способ реализуется установлением прямых предписаний закона о необходимости простой письменной формы для той или иной сделки независимо от ее субъектного состава и суммы сделки. Например, непосредственно в силу закона для таких сделок, как договоры о коммерческом представительстве, залоге, поручительстве, задатке, купле-продаже недвижимости, о банковском кредите и т.п., во всех случаях обязательна простая письменная форма.

Пример. "Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске дело по иску Мамедовой В. В. к Разаряну В. Л. о взыскании долга по договору займа.

В силу ст.431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Из буквального толкования содержания расписки следует, что между сторонами возникло денежное (заемное) обязательство, а потому применение судом первой инстанции положений ст.807 ГК РФ следует признать законным и обоснованным. Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела, материальный закон применен правильно".

Письменная форма сделки означает, что воля лиц, ее совершающих, закрепляется (объективируется) в документе, подписанном лицом или лицами, совершающими сделку, либо должным образом уполномоченными ими лицами. Составлением одного документа во всех случаях должна быть оформлена односторонняя сделка, если для ее совершения предписана простая письменная форма. Двусторонние и многосторонние сделки – договоры могут совершаться в письменной форме как в виде составления одного документа, подписанного сторонами, так и в виде обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Документы, оформляющие сделку, могут быть исполнены в нескольких экземплярах. Все экземпляры являются оригиналами документа и имеют равную юридическую силу. Оригиналы отличаются от копий тем, что они распечатаны, а не копированы.

Во всех случаях сделка, совершенная в письменной форме, представляет собой один или несколько документов. Поэтому сделка, совершенная в письменной форме, может считаться надлежаще оформленной, если в документе присутствуют обязательные реквизиты. Реквизиты – это данные, которые должны содержаться в письменном документе, оформляющем сделку. Реквизитами являются сведения о наименовании кредитора, сумме платежа, месте исполнения обязательств, дате совершения сделки, подписи сторон и т.п. Реквизиты сделки могут устанавливаться ее участниками, а также непосредственно предписаниями закона. В тех случаях, когда перечень необходимых реквизитов, подлежащих отражению в документе, определяется законодательством, как правило, отсутствие какого-либо реквизита приводит к недействительности документа, а через это – к недействительности сделки. Так, например, отсутствие в векселе наименования "вексель", включенного в текст документа, означает, что такой документ не имеет силы векселя, а сама сделка по выдаче подобного документа не может расцениваться как сделка по выдаче векселя.

Обязательным реквизитом любого документа, письменно оформляющего сделку, являются подпись лица или подписи лиц, совершающих сделку, или должным образом уполномоченных ими лиц. От имени юридического лица документ должен быть подписан лицом, обладающим в соответствии с законом и учредительными документами правами исполнительного органа данного юридического лица (ст. 7 Закона о бухгалтерском учёте). В тех случаях, когда в соответствии с законом юридическое лицо может приобретать гражданские права и принимать на себя обязанности через своего участника (п. 1 ст. 72 ГК РФ), документ, оформляющий сделку, подписывается участником.

Гражданин, вступающий в сделку, подписывает документ собственноручно. Если вследствие физических недостатков, болезни, неграмотности подписать ее собственноручно не может, по его поручению сделку подписывает другое лицо – представитель по доверенности. Подпись последнего должна быть засвидетельствована нотариусом либо другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие, с указанием причин, в силу которых совершающий сделку не мог подписать ее собственноручно. Если представитель подписывает доверенность на получение заработной платы и иных платежей, связанных с трудовыми отношениями, на получение вознаграждения авторов и изобретателей, пенсий, пособий и стипендий, вкладов в банках и на получение корреспонденции, в том числе денежной и посылочной, то его подпись может быть удостоверена также организацией, где работает гражданин, который не может собственноручно подписаться, или администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором он находится на излечении (п. 3 ст. 160 ГК РФ).

Подпись, совершенная доверенным лицом – представителем, является подписью его самого, а не лица, за которое он подписался. Поэтому подпись представителя нельзя смешивать с аналогом собственноручной подписи лица, совершающего сделку.

Развитие современных систем передачи информации объективно привело к использованию в гражданском обороте документов которые удостоверены факсимильными копиями, электронно-цифровыми подписями и иными аналогами собственноручных подписей лиц, совершающих сделки. Это позволило существенно ускорить процессы совершения сделок.

Использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. В современных условиях порядок использования аналогов собственноручных подписей лучше тщательно оговорить в соглашении участников сделки, так как законодательная база, касающаяся применения аналогов собственноручной подписи, весьма узка. Лишь некоторую законодательную регламентацию имеет порядок использования электронно-цифровой подписи. Пунктом 3 ст. 11 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ (в ред. Федерального закона от 27.07.2010 № 227-ФЗ) "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" установлено, что электронный документ, электронное сообщение, подписанные электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи, признаются равнозначными документу, подписанному собственноручной подписью, в случаях, если иное не установлено федеральными законами. Пунктом 4. ст. 11 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ (в ред. Федерального закона от 27.07.2010 № 227-ФЗ) "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" установлено, что в целях заключения гражданско-правовых договоров или оформления иных правоотношений, в которых участвуют лица, обменивающиеся электронными сообщениями, обмен электронными сообщениями, каждое из которых подписано электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи отправителя такого сообщения, в порядке, установленном федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или соглашением сторон, рассматривается как обмен документами.

Электронно-цифровая подпись является результатом работы программы генерации цифровой подписи. Электронно-цифровая подпись является аналогом собственноручной подписи и обладает двумя основными свойствами: воспроизводима только одним лицом, а подлинность ее может быть удостоверена многими; она неразрывно связана с конкретным документом, и только с ним. Электронно-цифровая подпись жестко увязывает в одно целое содержание документа и секретный ключ подписывающего и делает невозможным изменение документа без нарушения подлинности этой подписи. Суть процедуры использования электронно-цифровой подписи состоит в том, что пользователь программного обеспечения имеет возможность изготовить пару индивидуальных ключей: секретного – для формирования цифрового аналога подписи под документом и парного с ним, открытого – для проверки достоверности цифровых подписей, вычисленных с помощью данного секретного ключа.

Электронно-цифровая подпись – самостоятельный аналог собственноручной подписи наряду с аналогом, полученным в результате факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования.

Электронная подпись не может существовать в виде того или иного обозначения, непосредственно воспринимаемого человеческим глазом. Разногласия между участниками сделки, скрепленной такой подписью, могут быть урегулированы лишь на основе правил, согласованных участниками системы использования электронной подписи, либо норм закона и иных правовых актов.

Независимо от того, чем (законом, иными правовыми актами или соглашением участников сделки) определяется порядок применения того или иного аналога собственноручной подписи, данный порядок должен позволить достоверно установить, что документ, удостоверенный аналогом собственноручной подписи, исходит от лица, совершающего сделку.

Проблемы, связанные с пониманием сущности электронно-цифровой подписи, являются частью проблемы юридического понимания документа, совершенного в электронной форме. В п. 2 ст. 434 ГК РФ говорится о том, что заключение договора путем обмена документами посредством электронной связи является заключением договора в письменной форме, т.е., по сути, говорится о документе в электронной форме. Проблема распознавания документа в электронной форме имеет те же аспекты, что и проблема распознавания электронно-цифровой подписи. Для нее тоже обязательно достоверное установление того, что документ исходит от стороны в сделке (п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Общие требования к письменной форме сделок и их реквизитам могут дополняться законом, иными правовыми актами и соглашением сторон. Так, требования о скреплении подписей сторон печатями определяются соглашением участников сделки, а требования к бланкам ценных бумаг, предусмотренные с целью предотвращения их подделок, определяются в законодательстве. Дополнительные требования к письменной форме сделок могут быть самыми разнообразными – их перечень не замкнут.

Законом, иными правовыми актами, соглашением сторон могут быть предусмотрены особые последствия нарушений дополнительных требований к письменной форме сделок. Если таковые не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделок, установленные ст. 162 ГК РФ.

Общим последствием несоблюдения простой письменной формы сделки является лишение сторон в случае спора права ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. В этих случаях субъекты сохраняют право приводить письменные (письма, расписки, квитанции и т.п.) и другие доказательства (п. 1 ст. 162 ГК РФ). Из приведенного общего правила в некоторых случаях закон делает исключения и разрешает использовать свидетельские показания для доказывания факта совершения отдельных видов сделок даже при несоблюдении простой письменной формы. Например, несоблюдение простой письменной формы договора хранения не лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания в случае спора о передаче вещи на хранение при чрезвычайных обстоятельствах (пожар, наводнение, народные волнения и т.п.), а также в споре о тождестве вещи, принятой на хранение, и вещи, возвращенной хранителем (ст. 887 ГК РФ).

Если совершение сделки, для которой установлена письменная форма, сопровождается совершением уголовно наказуемого деяния, сделка может быть подтверждена любыми доказательствами, в том числе свидетельскими показаниями, поскольку в качестве доказательств вины субъекта в совершении преступления необходимо использовать все допустимые уголовно-процессуальным законом доказательства.

Несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность, если это прямо указано в законе или в соглашении сторон (п. 2 ст. 162 ГК РФ). Несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки во всех случаях влечет ее недействительность (п. 3 ст. 162 ГК РФ).

Нотариальная форма сделки может иметь место, если это предусмотрено законом либо соглашением сторон. В законодательстве предписания о необходимости совершения сделки в нотариальной форме встречаются не часто и, как правило, относятся к сделкам, касающимся наиболее значимого имущества. Например, законом требуется нотариальное удостоверение договора залога недвижимости (п. 2 ст. 339 ГК РФ); договора об уступке права требования, если само требование основано на сделке, совершенной с нотариальным удостоверением (п. 1 ст. 389 ГК РФ); договора ренты (ст. 584 ГК РФ). По соглашению субъектов нотариальному удостоверению может быть подвергнута любая сделка, даже если для нее этого не требуется законом.

Нотариальное удостоверение сделки облегчает заинтересованной стороне доказывание своего права, поскольку содержание сделки, время и место ее совершения, намерения субъектов сделки и другие обстоятельства, официально зафиксированные нотариусом, презюмируются как очевидные и достоверные. Нотариальное удостоверение сделок осуществляется в соответствии с "Основами законодательства Российской Федерации о нотариате" государственными и частными нотариусами. При отсутствии в населенном пункте нотариуса необходимые действия совершают уполномоченные на это должностные лица исполнительной власти. На территории других государств функции нотариусов исполняют от имени Российской Федерации должностные лица консульских учреждений, уполномоченные на это. В случаях, установленных законом, к нотариальному оформлению сделки приравнивается ее удостоверение определенным должностным лицом: командиром воинской части, главным врачом больницы, капитаном морского судна и т.д. (п. 3 ст. 185 ГК РФ).

Несоблюдение нотариальной формы сделки влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной (п. 1 ст. 165 ГК РФ). Вместе с тем в определенных случаях отсутствие необходимого нотариального удостоверения сделки может быть восполнено судебным решением. Такое возможно, если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая уклоняется от нотариального удостоверения сделки. Суд вправе по требованию стороны, исполнившей сделку, признать ее действительной. В таком случае последующего нотариального оформления сделки не требуется (п. 2 ст. 165 ГК РФ). При этом сторона, уклоняющаяся от нотариального удостоверения, обязана возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой в удостоверении сделки (п. 4 ст. 165 ГК).

Многие сделки, даже будучи совершёнными в надлежащей форме, сами по себе не порождают гражданские права и обязанности. Данные юридические последствия могут появиться только при соединении сделки с такими юридическими фактами, как государственная регистрация сделки или государственная регистрация прав на имущество. Поэтому в гражданском праве имеют место правила о том, что:

а) сделка, подлежащая государственной регистрации, порождает права и обязанности с момента ее государственной регистрации (ст.164 ГК РФ);

б) права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него (п. 2 ст. 8 ГК РФ).

Если закон связывает действительность сделки с необходимостью её государственной регистрации, то сама по себе сделка, даже будучи совершенной в надлежащей форме, никаких гражданско-правовых последствий не порождает. Несоблюдение требования закона о государственной регистрации сделки влечет её ничтожность – абсолютную недействительность (п. 1 ст. 165 ГК РФ). Вместе с тем само совершение сделки, требующей государственной регистрации, порождает у сторон право требовать друг от друга исполнения обязанности по её государственной регистрации. Поэтому если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от её регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда (п. 3 ст. 165 ГК РФ). При этом сторона, уклоняющаяся от государственной регистрации сделки, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой в регистрации сделки (п. 4 ст. 165 ГК РФ).

Так в соответствии с п. 3 ст. 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключённым с момента его регистрации, если иное не предусмотрено законом. Таким образом, по смыслу п. 3 ст. 433 ГК РФ, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но не зарегистрирована, имеет место не совершившаяся сделка. Норма п. 3 ст. 433 ГК РФ в известной мере противоречит норме п. 1 ст. 165 ГК РФ, согласно которой такая сделка ничтожна. Но отмеченное противоречие устраняется возможностью сторон потребовать государственной регистрации по решению суда. Если такая регистрация будет иметь место, то, как ничтожная, так и не свершившаяся сделка перерастают в действительные (заключенные).

Качественно иная правовая ситуация возникает тогда, когда закон требует не государственной регистрации сделки, заключенной в надлежащей форме, а государственной регистрации права, вытекающего из сделки. Так, в соответствии со ст. 550 ГК РФ договор продажи недвижимости считается заключенным с момента составления сторонами одного документа, подписанного сторонами, а в соответствии с п. 1 ст. 551 ГК РФ государственной регистрации подлежит переход права собственности на недвижимость к покупателю, т.е. право, оговоренное в сделке. Одновременно в п. 2 ст. 551 ГК РФ закреплено, что исполнение договора продажи недвижимости сторонами до государственной регистрации перехода права собственности не является основанием для изменения их отношений с третьими лицами. Законодательное разрешение исполнения договора продажи недвижимости до государственной регистрации перехода прав на неё свидетельствует о том, что, несмотря на то, что момент заключения договора продажи недвижимости не совпадает с моментом перехода права собственности на неё, такая сделка сама по себе порождает определенные гражданско-правовые последствия. С момента заключения договора продажи недвижимости продавец не может распоряжаться проданной недвижимостью. Покупатель же, получивший эту недвижимость во владение и пользование, не может ею распоряжаться в отношениях с третьими лицами (сдавать в аренду, в ссуду и т.д.). Поэтому если одна из сторон совершит до регистрации перехода права собственности действия по распоряжению проданным недвижимым имуществом, другая сторона имеет право предъявить иск о признании сделки недействительной, а в соответствующих случаях – виндикационный или негаторный иск (ст. 301-304 ГК РФ).

Пример, кассационная жалоба индивидуального предпринимателя на решение Арбитражного суда об освобождении земельного участка принадлежащему истцу. Данный пример подтверждает сделку недействительной, т.к. с момента заключения договора продажи недвижимости продавец не может распоряжаться проданной недвижимостью.

В некоторых случаях для достижения своих целей участники сделки должны подвергнуть государственной регистрации не только саму сделку, но и переход права, вытекающего из неё. Так, сделка продажи предприятия считается заключенной с момента её государственной регистрации (п. 3. ст. 560 ГК РФ), а право собственности на предприятие переходит к покупателю только с момента государственной регистрации этого права (п. 1 ст. 564 ГК РФ). Сама сделка продажи предприятия, совершенная в надлежащей форме и подвергнутая в установленном порядке государственной регистрации, не порождает перехода права собственности на него, но создает иные гражданско-правовые последствия. Так, в соответствии с п. 3 ст. 564 ГК РФ покупатель предприятия, которому оно передано до перехода права собственности, вправе до государственной регистрации этого права распоряжаться имуществом и правами, входящими в состав переданного предприятия, в той мере, в какой это необходимо для целей, для которых предприятие было приобретено.

Действующим законодательством предусмотрена государственная регистрация:

а) прав на недвижимое имущество и сделок с ним;

б) прав на отдельные виды движимого имущества и сделок с ними.

Павлов П. отмечает, – Государственная – регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним производится в целях признания и подтверждения государством оснований возникновения, перехода, обременения (ограничения) или прекращения прав на недвижимое имущество. Сделки с недвижимым имуществом, права на недвижимое имущество подлежат государственной регистрации в едином реестре учреждениями юстиции. Регистрации подлежат право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, ипотека, сервитуты, а также иные права и обременения (например, арест имущества) в случаях, предусмотренных ГК РФ, Федеральным законом от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". Факт государственной регистрации сделки или права подтверждается либо путём выдачи документа о зарегистрированном праве или сделке, либо совершением надписи на документе, представленном на регистрацию (п. 3 ст. 131 ГК РФ).

Пунктом 2 ст. 164 ГК РФ определено, что сделки с движимым имуществом и права на них подлежат государственной регистрации только в случаях, предусмотренных законом. К таким можно отнести следующие.

Результаты интеллектуальной деятельности и некоторых средств индивидуализации товаров и их производителей – изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, товарных знаков заключаются в особой социально-экономическая значимости, т.е. предопределяется необходимость того, что договоры об уступке патента, об уступке товарного знака, лицензионные договоры на предоставление права пользования объектами патентного права, товарными знаками и им подобные подлежат государственной регистрации. Лишь после такой регистрации указанные договоры порождают гражданские права и обязанности у сторон. Органами государственной регистрации в указанных случаях является Патентное ведомство РФ.

Государственную регистрацию сделок и прав необходимо отличать от обязательной в силу предписания закона внегосударственной регистрации сделок и прав, необходимой для возникновения гражданских прав и обязанностей. Так, в соответствии со ст. 29 Закона о рынке ценных бумаг право на именную документарную ценную бумагу переходит к приобретателю в случае учёта прав приобретателя на ценные бумаги у лица, осуществляющего депозитарную деятельность, с депонированием сертификата ценной бумаги у депозитария – с момента внесения приходной записи по счёту депо приобретателя.

Государственную регистрацию сделок и прав, являющуюся необходимым элементом фактического состава, с наступлением которого связывается возникновение прав и обязанностей субъектов сделки, нельзя путать с государственным регистрационно-техническим учётом отдельных видов имущества, осуществляемым уполномоченными органами. Примером такого регистрационно-технического учёта является различные виды самоходной техники и учёт автомототранспортных средств. Поэтому если субъект приобретет автомобиль по договору купли-продажи, но не поставит его на учёт в органы ГИБДД (т.е. не зарегистрирует), то это обстоятельство никаким образом не может опорочить право собственности субъекта на автомобиль, т.к. отсутствие указанной регистрации не может повлечь недействительности договора купли-продажи автомобиля.

Виды гражданско-правовых сделок

Правовое отношение теория права определяет как особую социальную связь субъектов, юридическое содержание которой составляют субъективные права и обеспечивающие их реализацию обязанности. Основанием установления прав и обязанностей служат "факты, обусловливающие применение юридических норм", в силу этого называемые юридическими фактами. Это неоспоримое свидетельство тому, что в основании любых общественных отношений (в том числе и правовых) лежат фактические обстоятельства, а основу правовых отношений составляют такие обстоятельства действительности, которые способны быть предметом юридической оценки (квалификации). По мнению В. Б. Исакова "именно в результате юридической квалификации фактическое обстоятельство признается юридическим фактом, официально приобретает качество юридического факта". Случается, что одно и то же фактическое обстоятельство способно быть предметом различной юридической квалификации, и получать при этом значение, которое придает ему норма права, лежащая в основе каждой из этих квалификаций.

В качестве классификационных оснований выступают:

В зависимости от числа участвующих в сделке сторон сделки бывают односторонними, двусторонними и многосторонними. В основу этого деления положено количество лиц, выражение воли которых необходимо и достаточно для совершения сделки. Односторонней считается сделка, для совершения которой достаточно выражения воли одной стороны (п. 1 ст. 154 ГК). Односторонняя сделка, как и любая иная, должна приводить к возникновению, изменению или прекращению прав и обязанностей.

Права по односторонней сделке могут возникать как у лица, совершающего сделку, так и у третьих лиц, к интересу которых сделка совершена. Возникновение обязанности у третьего лица вследствие действий только одного субъекта противоречило бы общим установлениям права, поскольку право лица на действия других лиц может возникнуть либо на эквивалентно-возмездной основе, либо с согласия другого лица. В связи с этим законом установлено, что обязанным по односторонней сделке является лицо, совершившее сделку.

Односторонняя сделка может породить юридические обязанности для других лиц, не участвующих в данной сделке, только в случаях, установленных законом или соглашением с этими лицами (ст. 155 ГК).

Сделки, для совершения которых требуется согласование воли двух или: более лиц, являются двух- и многосторонними. Такие сделки именуются договорами.

Договоры, в свою очередь, также классифицируются по различным признакам, однако для характеристики договоров как разновидностей сделок следует обратить внимание, прежде всего на деление договоров на возмездные и безвозмездные.

Возмездным признается договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей по договору (ст. 423 ГК). По общему правилу, любой договор предполагается возмездным, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, существа и содержания договора.

Если сторона по договору обязуется исполнить свои обязанности без какого-либо встречного предоставления, имеющего имущественный характер, то такой договор является безвозмездным.

По моменту возникновения сделки, сделки бывают реальными и консенсуальными. Консенсуальными признаются все сделки, для совершения которых достаточно достижения соглашения о совершении сделки. Для реальной сделки характерно, что права и обязанности не могут возникнуть до момента передачи вещи.

По значению основания сделки для ее действительности различают каузальные и абстрактные. По общему правилу, действительность сделки прямо зависит от наличия основания. Если каузальная сделка совершена с соблюдением всех необходимых условий, но у нее отсутствует основание, такая сделка является недействительной. Для действительности абстрактных сделок обязательно указание на их абстрактный характер в законе.

В тех же случаях, когда возникновение прав и обязанностей по сделке приурочено к наступлению события, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет, сделки называют условными. Как и сроки, условия бывают отлагательные, если возникновение прав и обязанностей зависит от наступления какого-либо события, и отменительные, если прекращение сделки поставлено в зависимость от наступления условия. События, которые могут выступать в качестве условий, должны удовлетворять критериям вероятности, т. е. должно быть неизвестно, наступит оно или нет.

Особенность фидуциарных сделок состоит в том, что изменение характера взаимоотношений сторон, утрата их доверительного характера могут привести к прекращению отношений в одностороннем порядке.

Совершение сделок – важнейший юридический способ осуществления субъективных гражданских прав. Совершая сделки, субъекты распоряжаются социально-экономическими благами, принадлежащими им, и приобретают блага, принадлежащие другим.

Наличие у всех сделок общих признаков не исключает их подразделения на виды:

а) односторонние, двусторонние и многосторонние;

б) возмездные и безвозмездные;

в) консенсуальные и реальные;

г) срочные и бессрочные;

д) каузальные и абстрактные.

Чтобы показать различия по способу закрепления волеизъявления сторон, сделки могут быть разделены на вербальные и литеральные; для того чтобы выявить особый характер взаимоотношений участников сделки, можно выделить фидуциарные и нефидуциарные сделки; для того чтобы показать особенности юридического механизма действия сделок, их можно разделить на сделки, совершенные под условием или без такового, и т.д.

Рассмотрим односторонние, двусторонние и многосторонние сделки.

Для совершения односторонней сделки достаточно, чтобы волю изъявила одна сторона. Совершая односторонние сделки, субъекты автономно реализуют свою свободу в экономической и духовной и иных сферах общественной жизни. Так, устроитель конкурса, материально стимулируя участников конкурса обещанием награды за лучшее решение той или иной задачи, стремится получить в свои руки такое решение; принимая наследство или отказываясь от него, гражданин реализует независимость и свободу в выборе жизненных решений.

Односторонние сделки – особые правовые явления. Их совершение выступает актом распоряжения субъектами гражданскими правами и может создавать особые правовые последствия. Так, предлагая заключить договор, субъект юридически связывает себя возможностью принятия предложения его адресатом. Таким образом, у адресата предложения возникает особая возможность его принятия, именуемая секундарным правомочием.

Согласно п. 2 ст. 154 ГК РФ по общему правилу односторонняя сделка создает обязанности для лица, совершившего сделку. Так, например, в завещании, являющимся односторонней сделкой, завещатель вправе возложить на наследника по завещанию исполнение какого-либо обязательства (завещательный отказ). Наследник, принявший наследство, должен исполнить это обязательство. При этом лица, в пользу которых необходимо исполнить данное обязательство, приобретают право требовать его исполнения.

В таких сделках одна сторона может быть представлена несколькими лицами. Для других лиц она может создавать обязанности лишь в случаях, установленных законом, либо с согласия этих лиц. В подобных случаях несколько лиц рассматриваются как одна сторона. Следовательно, сделка остается односторонней.

Согласно ст. 155 ГК РФ односторонняя сделка, как правило, вызывает обязанности только у совершившего её лица. Например, объявление аукциона накладывает определенные обязанности на его организатора. Для других лиц оно может создавать лишь права. Другое лицо может отказаться от их приобретения (например, отказ от принятия наследства и др.).

Если субъект односторонней сделки предлагает заключить сделку другому субъекту, предложивший связывает себя таким предложением. У того, к кому обращено подобное предложение, возникает возможность его принять. В данном случае односторонняя сделка может создавать обязанности для других лиц (лиц, не совершавших сделку) лишь тогда, когда это установлено законом либо соглашением с этими лицами (ст. 155 ГК РФ).

Отметим и то, что на односторонние сделки распространяются общие положения гражданского права об обязательствах и договорах. Однако они не подлежат применению, если это противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки. Так, сторона такой сделки в большинстве случаев не становится кредитором по отношению к другим лицам. Следовательно, эти лица не несут перед ней обязанности совершить в её пользу определённое действие, это характерно для двусторонних обязательств.

К односторонним сделкам соответственно применяются и нормы, касающиеся двух- и многосторонних сделок, поскольку это не противоречит закону и существу односторонней сделки (ст. 156 ГК РФ).

Двусторонней признаётся та сделка, для совершения которой необходимо выражение согласованной каждой из двух сторон воли. При этом каждая из них может быть представлена как одним, так и несколькими субъектами. Иными словами, необходимо совпадение двух встречных волеизъявлений. Поскольку волеизъявление исходит от каждой из двух сторон, такие сделки называют также взаимными. Например, при сделке купли-продажи имущества предложению продавца о продаже вещи должно соответствовать согласие покупателя приобрести эту вещь. Каждая из двух сторон в такой сделке может быть представлена не одним, а несколькими субъектами, но все они составляют лишь одну сторону (множественность субъектов на одной или обеих сторонах сделки).

Воля сторон в двусторонней сделке должна быть встречной и совпадающей. Это означает:

– во-первых, что воля сторон диктуется взаимно удовлетворяемыми интересами (например, сделка может возникнуть, если одна сторона хочет пользоваться вещью, а другая – сдать её внаём);

– во-вторых, что имеет место согласованность воль сторон (например, сделка поставки может состояться только в том случае, если стороны согласуют количество товара).

Не следует смешивать число сторон в двусторонней сделке с числом её участников. Так, купля-продажа остается двусторонней сделкой несмотря на то, что в её заключении участвовало несколько лиц на стороне покупателя или несколько лиц на стороне продавца. В таких случаях принято говорить о множественности лиц, составляющих сторону в сделке.

Для совершения многосторонней сделки необходимо волеизъявление более двух сторон. Примером многосторонней сделки служит договор о совместной деятельности (договор простого товарищества), который может выступать средством достижения общей хозяйственной цели, например для финансирования и строительства туристического комплекса несколькими юридическими лицами, по которому несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать для извлечения прибыли или достижения иной цели, не противоречащей закону (ст. 1041 ГК РФ). Каждый из нескольких лиц (товарищей) в такой сделке считается её стороной. Разновидностью многосторонних сделок являются учредительные договоры о создании хозяйственных товариществ и обществ.

Поэтому всякая сделка, в которой имеется более одной стороны, именуется договором. Всякий договор есть сделка.

Многосторонняя сделка отличается от одно- или двусторонней тем, что число сторон в такой сделке и, следовательно, число согласованных волеизъявлений не может быть менее трех. Воля каждой из нескольких сторон такой сделки должна быть направлена на достижение общей для всех сторон цели.

Рассмотрим возмездные и безвозмездные сделки.

Возмездной называется сделка, в которой обязанности одной стороны совершить определенные действия соответствует встречная обязанность другой стороны по предоставлению материального или другого блага.

Например, возмездной признаётся сделка, по которой сторона за исполнение своих обязанностей получает плату, определенное имущество или иное встречное предоставление (купля-продажа, мена, рента и др.).

Безвозмездные сделки могут совершаться без ограничения в отношениях между гражданами. В отношениях с участием юридических лиц безвозмездные сделки возможны, только если они не противоречат требованиям закона.

Например, в безвозмездных сделках сторона за исполнение своей обязанности не получает встречного предоставления (дарение, безвозмездный заём, безвозмездное пользование имуществом и др.).

Разграничение в понятиях объясняется тем, что:

Возмездность в сделке может выражаться в передаче денег, вещей, предоставлении встречных услуг, выполнении работы и т.д.

В безвозмездной сделке обязанность предоставления встречного удовлетворения другой стороной отсутствует.

Поэтому возмездными могут быть только двусторонние и многосторонние сделки. Односторонние сделки всегда безвозмездны.

Таким образом, возмездность или безвозмездность сделок предопределяется их природой или соглашением сторон. Только возмездными по своей природе являются сделки по передаче имущества в собственность, во временное пользование, совершенные с целью товарно-денежного обмена. В свою очередь, всегда безвозмездна сделка дарения. Соглашением сторон может определяться, например, возмездность или безвозмездность договоров поручения, хранения и т.п.

Деление сделок на консенсуальные и реальные основано на том, что права и обязанности по консенсуальной сделке возникают с момента достижения соглашения сторон, выраженного в требуемой форме (купля-продажа, аренда, подряд и др.), а по реальной сделке, помимо соглашения сторон, необходим еще один юридический факт – передача одним субъектом другому денег, иных вещей и др. (заём, передача груза железной дороге как перевозчику и др.).

Консенсуальные сделки (соглашение) – это такие сделки, которые порождают гражданские права и обязанности с момента достижения их сторонами соглашения. Последующая передача вещи или совершение иного действия осуществляется с целью их исполнения. Консенсуальными являются сделки купли-продажи, а также многие сделки по выполнению работ и оказанию услуг (договор подряда, договор комиссии и т.п.).

Для совершения реальной сделки (вещь) одного соглашения между её сторонами недостаточно. Необходима ещё передача вещи или совершение иного действия. Реальны некоторые сделки по передаче имущества в собственность или иное вещное право (например, сделки дарения и займа, не сформулированные как обещание подарить и выдать заём), отдельные сделки о временной передаче вещей (например, соглашения поклажедателя и хранителя недостаточно для возникновения договора хранения, необходима передача имущества на хранение), договоры перевозки грузов и некоторые другие.

Юридические действия, как права и обязанности по этим сделкам могут быть совершены сразу же по достижении соглашения сторон или через какое-то время после достижения действий.

В зависимости от того, предусматривает ли сделка или позволяет определить день её исполнения (период времени, в течение которого она должна быть исполнена), либо нет, сделки могут быть срочными и бессрочными.

В срочных сделках прямо предусмотрены или могут быть определены один из двух или оба следующих момента:

1) исполнение одной или нескольких обязанностей и;

2) исполнение остальных обязанностей по сделке и, следовательно, ее прекращение.

Например, по договору аренды арендодатель обязан передать во владение и пользование арендатора имущество не позднее 1 апреля 2012 г. Таким образом, определен срок исполнения обязанности арендодателем (первый из указанных двух моментов). В этом же договоре может быть указано, что имущество подлежит возврату арендодателю не позднее 1 апреля 2013 г. (момент прекращения сделки в связи с исполнением последней обязанности арендатора). Наконец, в договоре может быть одновременно определено, что имущество передается арендатору не позднее 1 апреля 2012 г., а подлежит возврату арендодателю не позднее 1 апреля 2013г. (оба срока определены).

Бессрочная сделка не предусматривает срок её исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок. Такая сделка должна быть исполнена в разумный срок после её возникновения. В случае неисполнения в разумный срок, а также когда срок исполнения определён моментом востребования, должник обязан исполнить сделку в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о её исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства (п. 2 ст. 314 ГК).

Каждая сделка имеет правовое основание – правовую цель, к достижению которой стремятся субъекты. Из каузальной сделки видно, какую правовую цель она преследует. Так, из договора купли-продажи всегда видно, какой товар передается продавцом в собственность покупателю. Благодаря этому является очевидным и правовое основание возникновения права собственности покупателя на товар. Действительность каузальной сделки ставится в зависимость от её цели. Цель должна быть законной и достижимой. Так, будет недействительна сделка, совершенная с целью, противной основам правопорядка и нравственности. Недействительна сделка купли-продажи имущества, совершенная несобственником, не обладающим полномочием на это, так как цель – переход права собственности – недостижима.

Каузальная сделка настолько тесно связана с её основанием, что действительность самой сделки ставится в зависимость от наличия её основания, соответствия сделки той цели, ради которой она должна быть совершена. Следовательно, допустимы оспаривание основания сделки, доказывание его отсутствия или присущих ему существенных пороков. При доказанности отсутствия основания сделки, её несоответствия цели, к достижению которой она должна быть направлена, сделка признается недействительной. Так, согласно ст. 812 ГК РФ заёмщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре. Доказывая неполучение денег, заемщик оспаривает само основание сделки, утверждает, что оно изначально отсутствовало полностью или в соответствующей части, поэтому сделка не была совершена вообще или в какой-то её части. Следовательно, договор займа представляет собой каузальную сделку.

Большинство гражданско-правовых сделок, заключаемых в РФ, носит каузальный характер. Фактические цели, которые ставят перед собой стороны при их совершении, должны соответствовать содержанию и предназначению таких сделок.

Абстрактность сделки означает, что ее действительность не зависит от основания – цели сделки.

При совершении абстрактных сделок их основание отступает на второй план, как бы отрывается от самой сделки. Поэтому пороки, свойственные основанию сделки, или даже его полное отсутствие не позволяют признать такую сделку недействительной. Основание сделки является юридически безразличным. Этим объясняется запрет оспаривать основание абстрактной сделки, если при её совершении соблюдены определённые требования.

Пример абстрактной сделки – выдача векселя. Вексель удостоверяет либо ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель), либо ничем не обусловленное предложение указанному в векселе плательщику (переводный вексель) оплатить при наступлении предусмотренного векселем срока денежную сумму, оговоренную в нём. Из векселя не видно, на основании чего возникло право векселедержателя требовать выплаты денежных сумм. На этом основана его оборотоспособность.

В литературе выделяю также доверительные, или фидуциарные, сделки (доверие), которые основаны на особых, лично-доверительных отношениях сторон. Утрата такого характера взаимоотношений сторон даёт возможность любой из них в одностороннем порядке отказаться от исполнения сделки (например, в договоре поручения как поверенный, так и доверитель вправе в любое время отказаться от его исполнения без указания мотивов). Подобные сделки редки и в целом не характерны для имущественного оборота.

Существенные особенности имеет механизм возникновения гражданских прав и обязанностей из сделок, совершенных под условием. Возможность существования сделок, совершенных под условием, традиционно признаётся российским гражданским законодательством. Такие сделки совершенно идентично закреплялись законодательством дореволюционной России и после, ст. 41-43 ГК РСФСР 1922 г., ст. 60 ГК РСФСР 1964 г. и ст. 157 ГК РФ.

Условной называется сделка, стороны которой ставят возникновение или прекращение прав и обязанностей в зависимость от какого-то обстоятельства, которое может наступить или не наступить в будущем.

В качестве условия могут выступать как события, так и действия граждан и юридических лиц. При этом в качестве условия могут рассматриваться как действия третьих лиц, так и действия самих участников сделки (например, женитьба покупателя имущества, договорившегося с продавцом о том, что право собственности на проданное имущество перейдет к покупателю только с момента его женитьбы). Действия участников сделки могут являться условиями, так как действующее российское законодательство не содержит прямого запрета на это.

События и действия, относимые к условиям, должны обладать определёнными признаками. События и действия в качестве условия должны характеризоваться тем, что в момент совершения сделки её участникам не должно быть известно, наступит или не наступит в будущем обстоятельство, включенное в сделку в качестве условия. Именно неопределенность относительно того, наступит или не наступит то или иное обстоятельство, позволяет субъектам придать мотиву сделки значение условия. Например, гражданин обязуется предоставить в аренду свою дачу, если он приобретёт или построит новую.

Несмотря на неопределённость относительно того, наступит или не наступит действие или событие, предусмотренные участниками сделки в качестве условия, оно должно быть возможным как юридически, так и по объективным естественным законам. Иначе говоря, должна иметь место реальная осуществимость обстоятельства, противоположная той, когда некто продает автомобиль под условием, что автомобиль будет передан во владение и пользование покупателя, если продавец придумает "вечный" двигатель к нему.

Субъекты могут придать характер условия различным жизненным обстоятельствам (переезд на новое место жительства, изменение места службы, улучшение жилищных условий и т.д.). Поэтому условие обладает таким признаком, как произвольность его установления.

Обстоятельство, произвольно избранное участниками сделки в качестве условия, не должно противоречить закону, основам правопорядка и нравственности. Поэтому недействительна сделка, если в неё в качестве условия включается, например, требование причинения вреда третьему лицу.

Условие в сделке – элемент случайный, но он должен быть неразрывно связан с основным содержанием сделки и не может рассматриваться изолированно.

Сделка может быть совершена под отлагательным или отменительным условием.

Сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от наступления условия (п. 1 ст. 157 ГК). Поэтому права и обязанности в сделке с отлагательным условием возникают не с момента ее совершения, а с момента наступления условия. Возникновение прав и обязанностей как бы откладывается до наступления условия. Например, один гражданин продает другому мебельный гарнитур, оговаривая при этом, что право собственности перейдет к покупателю после покупки продавцом другого гарнитура.

Ввиду того что права и обязанности в сделке с отлагательным условием связываются с наступлением условия, возникает вопрос о существовании между сторонами правовых отношений в период с момента заключения сделки до наступления отлагательного условия. Представляется, что с момента заключения сделки под отлагательным условием стороны состоят в правовой связи и с этого момента не допускается произвольное отступление от соглашения и совершение условно обязанным лицом действий, создающих невозможность наступления условия. В юридической литературе имеет место другое мнение, согласно которому из сделки, совершенной под отлагательным условием, никаких прав и обязанностей не возникает..

Сделку, совершенную под отлагательным условием, необходимо отличать от предварительного договора (ст. 429 ГК РФ). При наступлении отлагательного условия сделка, в содержание которой оно включено, без каких-либо дополнительных юридических фактов порождает те права и обязанности, возникновение которых ставилось в зависимость от наступления условия. Так, например, стороны договорились о том, что продаётся мебельный гарнитур, но право собственности на него перейдет к покупателю только после отъезда продавца в другой город. Наступление указанного отлагательного условия само по себе является основанием перехода права собственности на мебельный гарнитур. Если эти же лица заключили бы предварительный договор о том, что они обязуются в будущем заключить договор купли-продажи мебельного гарнитура, то для перехода права собственности на него необходимо было бы заключить отдельный (основной) договор купли-продажи.

Сделка считается совершенной под отменительным условием, если стороны поставили прекращение прав и обязанностей в зависимость от наступления условия. Например, гражданин предоставляет в пользование другому дачу сроком на один год с условием, что если в течение этого срока возвратится из научной командировки его дочь, то права арендатора прекращаются. Права и обязанности в данном случае возникают у сторон в момент совершения сделки и прекращаются с момента возвращения дочери арендодателя.

Для субъектов, недобросовестно препятствующих наступлению условия либо недобросовестно способствующих его наступлению, закон предусматривает невыгодные последствия правового порядка. Если наступлению условия недобросовестно воспрепятствовал субъект, которому это невыгодно, условие признаётся наступившим. Если наступлению условия недобросовестно содействовал субъект, которому наступление условия выгодно, оно признаётся не наступившим (п. 3 ст.157 ГК РФ).

От условия в сделке следует отличать срок – обстоятельство, которое неизбежно истечёт или наступит в будущем. Срок является отлагательным, если с его наступлением связывается возникновение прав и обязанностей, или отменительным, если с его наступлением права и обязанности прекращаются. Включение подобных сроков в сделки не превращает их в условные. Данные сроки будут являться либо временем возникновения, существования сделки, либо временем ее исполнения.

Условия действительности сделок

Сделки являются основной правовой формой, в которой осуществляются действия между участниками гражданского оборота. Сделкой признается правомерное юридическое действие одного или нескольких дееспособных субъектов гражданских прав, совершенное в установленной законом или их соглашением форме, соответствующее подлинной воле субъектов и приводящее к правовым последствиям (установлению, изменению или прекращению гражданских прав или обязанностей), на достижение которых оно направлено.

Действительность сделки зависит от действительности образующих ее элементов. Например, продавец дееспособен и с точки зрения образующих элементов сделки нарушения нет, поскольку, сделка была исполнена в момент совершения, следовательно, порока формы нет, воля была выражена четко и ясно.

Условия действительность сделки означают признание за ней качеств юридического факта, или тот правовой результат, к которому стремились субъекты сделки. Для отдельных видов сделок закон может устанавливать специальные правила. Например, ст. 162 ГК РФ предусматривает, что сделка, в которой простая письменная форма не соблюдена, является действительной, а последствия нарушения выражаются в невозможности в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и её условий на свидетельские показания. Действительность сделки определяется законодательством посредством следующей системы условий:

а) законность содержания;

б) способность физических и юридических лиц, совершающих её, к участию в сделке;

в) соответствие воли и волеизъявления;

г) соблюдение формы сделки.

Первой из условий действительности сделки выступает законность содержания.

Законность содержания сделки заключается в её соответствие требованиям законодательства. Содержание сделки должно соответствовать требованиям ГК РФ, принятых в соответствии с ним федеральных законов, указам Президента РФ и других правовых актов, принятых в установленном порядке. В случаях коллизии между нормами, содержащимися в вышеперечисленных правовых актах, законность содержания сделок должна определяться с учетом иерархической подчиненности правовых актов, установленной ст. 3 ГК РФ. Законность содержания сделки предполагает её соответствие не только нормам гражданского права, но и его принципам.

При решении вопроса о законности содержания сделки следует иметь в виду, что новейшее гражданское законодательство РФ допускает аналогию закона и аналогию права (ст. 6 ГК РФ).

Последствия несоблюдения данного условия юридических действий, признаваемых сделками по аналогии закона, порождают гражданско-правовые последствия потому, что их содержание не противоречит существу гражданского законодательства, регулирующего сходные отношения. Юридические действия, признаваемые сделками по аналогии права, подлежат правовой защите потому, что их содержание соответствует общим началам и смыслу гражданского законодательства, требованиям добросовестности, разумности и справедливости. Иначе говоря, содержание сделок, признаваемых таковыми по аналогии закона или аналогии права, является тоже законным, так как санкционировано общими нормами гражданского законодательства.

Следующим из условий действительности сделки выступает способность физических и юридических лиц, совершающих её, к участию в сделке.

Данное условие заключается в волевом действии.

Поскольку сделка – волевое действие, совершать её могут только дееспособные граждане. Лица, обладающие частичной или ограниченной дееспособностью, вправе самостоятельно совершать только те сделки, которые разрешены законом.

Юридические лица, обладающие общей правоспособностью, могут совершать любые сделки, не запрещенные законом. Юридические лица, обладающие специальной правоспособностью, могут совершать любые сделки, не запрещенные законом, за исключением противоречащих установленным законом целям их деятельности. Отдельные виды сделок могут совершаться юридическими лицами при наличии специального разрешения (лицензии).

Последствия несоблюдения данного условия влекут за собой нарушение закона.

Одним из условий действительности сделки выступают соответствие воли и волеизъявления.

Волю юридического лица при совершении сделки выражает его орган. При этом по общему правилу правовые последствия возникают у юридического лица, если орган действовал в пределах правомочий, предоставленных ему в соответствии с законом, иными правовыми актами. Отдельные изъятия из этого правила предусмотрены законом, например, в нормах ст. 173, 174 ГК РФ.

Действительность сделки предполагает совпадение воли и волеизъявления. Несоответствие между действительными желаниями, намерениями лица и их выражением вовне служит основанием признания сделки недействительной. При этом следует учитывать, что до обнаружения судом указанного несовпадения действует презумпция совпадения воли и волеизъявления. Несоответствие между волей и волеизъявлением субъекта может быть результатом ошибок или существенного заблуждения относительно предмета и условий сделки.

От несоответствия воли и волеизъявления следует отличать случаи упречности (дефектности) воли. В отмеченных случаях воля субъекта может совпадать с волеизъявлением, но содержание воли не отражает действительных желаний и устремлений субъекта, так как она сформировалась у него под влиянием обмана, насилия, угрозы, стечения тяжелых обстоятельств или искажена в результате злонамеренного соглашения представителя субъекта с другой стороной. Упречность (дефектность) воли также является основанием для признания недействительности сделок.

Ещё одним условием действительности сделки являются соблюдение формы сделки.

Сделка порождает права и обязанности при условии соблюдения требуемой формы. Сделки могут совершаться устно, в письменной форме (простой или нотариальной), путем осуществления конклюдентных действий, молчания (бездействия).

Устная форма сделок заключается в том, что стороны выражают волю словами (при встрече, по телефону), благодаря чему воля воспринимается непосредственно. В общем виде правило о сфере применения устной формы сделок формулируется следующим образом: сделка, для которой законом или соглашением сторон не установлена письменная (простая либо нотариальная) форма, может быть совершена устно (п. 1 ст. 159 ГК). Этим самым субъектам, заключающим сделку, предоставлена свобода выбора между устной и письменной формами.

Устно могут совершаться все сделки, исполняемые при самом их совершении. Из приведенного правила есть исключение – сделки, исполняемые при самом их совершении, не могут быть совершены устно, если для них установлена нотариальная форма либо если в отношении таких сделок установлено, что нарушение простой письменной формы влечет их недействительность (ст. 159 ГК).

В законодательстве (п. 3 ст. 159 ГК) предусмотрена возможность использования сделок, совершенных устно, во исполнение договора, заключенного в письменной форме, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору.

Письменная форма позволяет наиболее адекватно, документально закрепить волю субъектов сделки и тем самым обеспечить доказательства действительной направленности их намерений. По соглашению субъектов можно облечь в письменную форму любую сделку, хотя по закону такая форма и не обязательна для нее.

Письменная форма сделки означает, что воля лиц, ее совершающих, закрепляется (объективируется) в документе, подписанном лицом или лицами, совершающими сделку, либо должным образом уполномоченными ими лицами.

Во всех случаях сделка, совершенная в письменной форме, представляет собой один или несколько документов. Поэтому сделка, совершенная в письменной форме, может считаться надлежаще оформленной, если в документе присутствуют обязательные реквизиты.

Последствия несоблюдения данного условия, т.е. отсутствие какого-либо из необходимых реквизитов, подлежащих отражению в документе, определяется законодательством, как правило, отсутствие какого-либо реквизита приводит к недействительности документа, а через это – к недействительности сделки.

Общие требования к письменной форме сделок и их реквизитам могут дополняться законом, иными правовыми актами и соглашением сторон. Законом, иными правовыми актами, соглашением сторон могут быть предусмотрены особые последствия нарушений дополнительных требований к письменной форме сделок. Если таковые не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделок, установленные ст. 162 ГК.

Литература

1. Конституция Российской Федерации:

2. Гражданский кодекс Российской Федерации

3. Земельный кодекс Российской Федерации

4. Налоговый кодекс Российской Федерации.

5. Федеральный закон от 21.11.1996 N 129-ФЗ (ред. от 28.09.2010) "О бухгалтерском учете"

6. Федеральный закон от 22.04.1996 года № 39-ФЗ (ред. от 04.10.2010) "О рынке ценных бумаг"

7. Федеральный закон от 21.07.1997 года № 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"

8. Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации"

20. Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования 21. Алексеев С.С. Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2009. – С. 528.

22. Артюх Е. Объекты гражданских прав // Журнал Российское право: образование, практика, наука. – 2010. – С. 811.

23. Брагинский М. И. Сделки: понятия, виды и формы (комментарий к новому ГК РФ). – М.: Юристъ, 2009. – С. 58.

24. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. М., 1997. 727 с.

25. Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. Вып. 1. – М., 1896. – С. 77.

26. Гай. Институции. Книги 1 – 4. М., 1997. С. 204 – 205.

27. Гатин А.М. Гражданское право. Учебное пособие. – М.: Проспект, 2009. – 384 с.

28. Генкин Д. М. Недействительность сделок, совершенных с целью, противной закону // Уч. зап. ВИЮН. Вып. 5. – М., 1947. – С. 50.

29. Денисевич Е.М. Односторонние сделки в гражданском праве Российской Федерации: понятие, виды и значение. Дис.... канд. юрид. наук. – 2004. – С. 57.

30. Диаконов В.В Гражданское право РФ (Общая часть): Учебное пособие. – М.: Юристъ, 2008. – С. 124.

31. Егоров Н Д. Практикум по гражданскому праву. Часть I. Издание пятое, перераб. и допол. / Под ред. Н Д. Егорова, А П. Сергеева. – М.: Проспект, 2009. – 176 с.

32. Егоров Н.Д. Гражданское право. [В 3 т.]. Т. 1: учебник / отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. – Изд. 6-е, перераб. и доп. – М.: Проспект, 2008. – 773 с.

33. Зенин И.А. Гражданское право Российской Федерации. Учебное пособие. – М.: Высшее образование, 2008. – 421 с.

34. Иоффе О. С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. В кн. Избранные труды по гражданскому праву. – М., – 1976. 911 с.

44. Мальцев Ю. В., Молчанов В. В., Шерстобитов А. Е. Правовое регулирование электронного документооборота в банковской практике // Гражданско-правовое регулирование банковской деятельности. – М., 1994. – С. 109-128.

45. Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2 ч. Ч. 1. – М.: Статут, 1997. – С.387.

46. Михайленко Е. В. Правовые проблемы практической реализации Федерального закона "Об электронной цифровой подписи" // Журнал российского права. – 2011. – № 5. – С. 89-94.

47. Мозолин В.П., Масляев А.И. Гражданское право. В 2-х частях. Учебник – М.: Юристъ, 2009. – С. 628.

48. Новицкий И.Б. Римское частное право/ под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. – М.: Юристъ, 1996. – С. 290.

57. Саватье Р. Теория обязательств. – М., 1972. – С. 53, 88.

58. Садиков О.Н. Гражданское право: Учебник. Том I (под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова). – М.: "ИНФРА-М", 2009. – С. – 493.

59. Садиков О. Н. Гражданское право России. – М.: Юристъ, 2005. – С. 916.

60. Сергеев АП. Гражданское право. Учебник. – М.: Проспект, 2010. – С. 524.

61. Сергеев А. П., Толстой Ю. К. Гражданское право: Учебник. М.: Проспект, 2006. – С. 724.

62. Суханов Е.А.Гражданское право. Т. 2. – М.: "Волтерс Клувер", 2008. – С. 404.