Политика умиротворения

Политика умиротворения.

Статьи по теме
Искать по теме

В современных условиях политика умиротворения может принять новые формы, базироваться на политической и экономической основе и реализовываться заключением компромиссных соглашений. Однако, при ее проведении важно не перейти ту грань, за которой агрессор может получить решающие военно-политические, военно-технические и стратегические преимущества, которые позволят ему рассчитывать на успешное достижение поставленных политических целей силовым путем.

Предпосылки политики умиротворения и ее этапы

Окончание первой мировой войны (подписание Версальского мирного договора в 1919 г.), гражданской войны и иностранной интервенции на территории России создали новые условия в международных отношениях. Важным фактором стало существование Советского государства как принципиально новой общественно-политической системы. Сложилось противостояние между Советским государством и ведущими странами капиталистического мира. Именно эта линия преобладала в международных отношениях 20-30-х годов XX в. Одновременно обострились противоречия между самыми крупнейшими капиталистическими государствами, а также между ними и "пробуждающимися" странами Востока.

В 30-е годы расстановку международных политических сил во многом определяла усиливавшаяся агрессия милитаристских государств – Германии, Италии и Японии.

В 1927 году из-за скандала вокруг секретных документов британского военного министерства, британское правительство прервало с советами отношения, но продолжило торговлю между обоими странами.

В течение первых послевоенных 16 лет положение в Европе, на внешний взгляд, было спокойным. Правда, в Германии, после социал-демократического эксперимента, народ доверил власть фельдмаршалу Гинденбургу, но его президентство никакой угрозы миру не представляло.

По настоянию Франции, Германия в 1925 году вступила в Лигу Наций. 4-го октября того же года в Локарно была созвана конференция, на которой Англия, Италия, Франция, Германия, и Бельгия подписали договор о взаимной гарантии между этими странами и о гарантии неприкосновенности границ Польши и Чехословакии.

Английские политики хотели, чтобы и на Востоке создались условия, исключающие возможность германо-советского столкновения. Но Германия не пожелала отказаться от своих притязаний на Востоке и примириться с потерей своих земель, отошедших Польше, и отклонило это предложение.

Британия привыкла к роли сильнейшей державы мира, к роли мирового банкира. Однако одним из важнейших результатов Первой мировой войны явилось выход Соединенных Штатов в мировые лидеры. Теперь уже Америка оказалась всеобщим кредитором. Долг Европы Соединенным Штатам достигает четырех с половиной миллиардов фунтов стерлингов, при чем долг Англии США составлял к марту 1921 года астрономическую сумму в 972.704.000 фунтов стерлингов.

Разумеется, Англия не желала сдавать свои позиции без боя. Чтобы противодействовать лидерству США Британия в 1925 г. вернулась к золотому стандарту, а затем вплоть до 1931 г. вела торговую войну с Соединенными Штатами, которая настолько поглощала ее ограниченные финансы, что привело к заметному ослаблению ее армии и флота. Только в 1936 г., уже после войны в Эфиопии и ремилитаризации Рейнской зоны, британское правительство впервые предусмотрело существенное увеличение военного бюджета. Но даже после этого он уступал итальянскому и составлял всего треть германского. К тому же это увеличение сопровождалось яростными возражениями министра финансов Н.Чемберлена, ссылавшегося на негативную реакцию парламента и общественного мнения. В результате перевооружение британской армии фактически началось только в 1938 году.

Чтобы выиграть время и скрыть истинное положение вещей, британские государственные деятели еще в конце 20-ых годов начали активную пропаганду за разоружение. Они заявляли, что новая война разрушит цивилизацию, и единственное средство предотвратить печальный исход – коллективная безопасность. К тому времени, когда Гитлер пришел к власти, англичане были настолько загипнотизированы этой пропагандой, что, если бы какое-нибудь британское правительство предложило перевооружение, то его устранили бы от власти.

В результате Англия не только была не готова к противодействию фашистской экспансии сама, но и не могла проводить свою традиционную политику кредитования программы перевооружения своего союзника Франции, для того, чтобы таким образом вновь достичь равновесия на континенте. По сути это было полным крушением всей британской традиционной политики. Однако в силу своей интеллектуальной ограниченности этого никак не могли понять лидеры, определявшие английскую внешнюю политику в предвоенные годы, по-прежнему стремившиеся к пресловутому равновесию сил, не имея при этом реальной возможности его поддерживать.

Внешнюю политику Великобритании в те годы определял министр иностранных дел Стенли Болдуин, являвшейся наиболее видным представителем линии равноудаленности от взаимно противостоящих материковых держав. После победы консервативной партии на выборах в июне 1935 года Болдуин сам возглавил правительственный кабинет.

Оппозицию курсу равноудаленности составляли два течения консерваторов. С одной стороны, это были Антони Иден и Уинстон Черчилль, которые считали необходимым противопоставить Германии Советский Союз и Италию, а в идеале – их вместе.

С другой стороны, была группа так называемых умеренных германофилов, в которую входили министр финансов Невиль Чемберлен и Самуэл Хор, получивший в июне 1935 года пост министра иностранных дел, стремившихся к усилению Германии через ее умиротворение.

В 1929 году в США, после эпохи экономического процветания, неожиданно разразился тяжелейший кризис. Очень быстро он распространился по всему миру, не обошел он и Германию. Закрылось множество фабрик и заводов, число безработных достигло 2.300.000. Германия стала неспособной выплачивать репарации.

Когда в апреле 1932 года собралась в Женеве международная конференция по разоружению, германские представители стали добиваться отмены репарационных платежей. Получив отказ, они потребовали отмены всех ограничений вооружения. Не получив согласия и на это требование, они покинули конференцию. Это вызвало переполох среди представителей западных держав, которые приложили все усилия, чтобы вернуть германскую делегацию. Когда Германии предложили равенство в вооружении с другими державами, ее делегация вернулась.

В марте 1933 года английское правительство предложило так называемый "План Макдональда", согласно которому французская армия должна быть сокращена с 500 до 200 тыс., а немецкая может быть увеличена до той же численности. Так как Германии было запрещено иметь военную авиацию, то союзные государства должны были сократить свою до 500 самолетов каждая. Когда Франция стала требовать 4-летней отсрочки для уничтожения своего тяжелого вооружения, Гитлер приказал германской делегации не только покинуть конференцию, но и Лигу наций.

В 1933 году в Германии фашистам удалось прийти к власти в значительной степени из-за отказа коммунистов сотрудничать с социал-демократами. Коминтерн эту свою ошибку осознал и уже в 1935 году перешел к тактике формирования правительств народного единства, в которые коммунисты входили в коалиции с другими левыми партиями. И вскоре эта политика принесла свои плоды.

Под влиянием побед левых сил в Испании и Франции в 1936 году и вхождения, коммунистов в правительства этих стран, а также косвенного военного вмешательства СССР в испанские дела, в Великобритании возобладало мнение о том, что на обозримую перспективу опасность революции и коммунизма значительно перевешивает для Европы угрозу со стороны нацизма.

Соответственно политика равноудаленности Британии от СССР и Германии, проводимая до этого правительством Болдуина, изменилась: со второй половины 30-х годов в политической элите Британии начинает усиливаться влияние сил, выступающих за превращение Германии в противовес не просто Советскому Союзу, а всей левой, революционной опасности.

Прежде всего, это выразилось в победе германофильской группы в правительстве Англии. Ее лидер Невиль Чемберлен в мае 1937 года сформировал свое правительство и стал проводить новую внешнеполитическую линию, направленную на умиротворение Гитлера.

Исходным пунктом практической реализации чемберленовской стратегии умиротворения стал ноябрьский визит Эдуарда Галифакса в Берлин. При этом вся эта англо-германская встреча была построена на антисоветской основе. В самом ее начале Гитлер заявил: "Единственной катастрофой является большевизм". В ответ на это Галифакс отметил заслуги фюрера в "уничтожении коммунизма" в Германии, и выразил уверенность в том, что Германия по праву может считаться "бастионом Запада против большевизма".

На фоне антикоммунистической риторики Лондон весьма благосклонно отнесся к намерениям Гитлера поглотить территории, населенные преимущественно немцами, но входящих по тем или иным причинам в состав других государств, при условии, что процесс этого территориального переустройства будет мирным и согласованным с Англией. При этом Галифакс довел до сведения германской стороны, что правительство Великобритании не станет возражать против расширения территории Германии до ее "естественных этнических границ", речь шла о возможности присоединении к Германии Австрии, Судет, принадлежавших в то время Чехословакии и Данцигской области Польши.

Первой на пути умиротворения Гитлера лежала Австрия. Для ее присоединения к Германии австрийские нацисты, подстрекаемые и финансируемые из Берлина, создали в стране кампанию террора. Почти каждый день рвались бомбы и проходили многочисленные буйные нацистские демонстрации. 25 января 1938 года австрийская полиция произвела обыск в штаб-квартире так называемого "комитета семи", который официально занимался выработкой условий перемирия между нацистами и австрийским правительством, а на самом деле являлся центром нацистского подполья. Там были найдены, подписанные Рудольфом Гессом документы, из которых явствовало, что австрийские нацисты весной должны поднять восстание, а когда Шушниг попытается его подавить, германская армия войдет на территорию Австрии, чтобы "немцы не проливали немецкую кровь".

Разумеется, Запад регулярно выражал свою озабоченность тем, что австрийское правительство не могло обеспечить элементарных "прав" человека в стране. Однако в этом вопросе в английской элите произошел раскол. В знак своего не согласия с политикой умиротворения, проводимой Чемберленом, 20 февраля 1938 года подал в отставку министр иностранных дел Идеен. Заменивший его Эдвард Галифакс был для Берлина гораздо более удобным партнером по умиротворительному процессу.

9 марта в Лондон прибыл новый министр иностранных дел Германии Риббентроп. Во время своего визита он встречался с Чемберленом, лордом Галифаксом, королем Георгом VI и архиепископом Кентерберийским. У него остались самые приятные впечатления от этих встреч, и он с полным основанием информировал Гитлера, что Великобритания не вмешается в австрийский вопрос. Таким образом, добро со стороны правящей элиты Англии на аншлюс было получено.

Для того чтобы понять, насколько существенным в то время для Гитлера было заручиться предварительным согласием Лондона на "мирную" оккупацию Австрии, надо вспомнить, как в 1934 году во время первой попытки фашистов провести аншлюс Австрии хватило простой угрозы применения силы, и Гитлер сразу же отказался от своих агрессивных планов. Тогда фюрера поставил на место Муссолини. Для этого ему было достаточно привести в боевую готовность и подтянуть к Бреннерскому перевалу всего лишь четыре дивизии. После этого Гитлер фактически сдал всех главарей путча, которых, несмотря на обещанный им свободный выезд в Германию, подвергли аресту, причем тринадцать из них повесили.

Однако, несмотря на полученное от Лондона добро на аншлюс, в Берлине царил переполох. Австрийский канцлер сделал хитрый ход, объявив всенародный плебисцит по вопросу о присоединении Австрии к Германии. Результаты плебисцита были очевидны – большинство австрийцев выскажутся против такого объединения. Чтобы предотвратить плебисцит, назначенный Шушнигом на воскресенье, Гитлер решился провести военную оккупацию Австрии в субботу.

11 марта, в 2 часа ночи, Гитлер издал Директиву по плану "Отто", первый пункт которого гласил: "Я намерен, если другие средства не приведут к цели, осуществить вторжение в Австрию вооруженными силами, чтобы установить там конституционные порядки и пресечь дальнейшие акты насилия над настроенным в пользу Германии населением".

Утром этого же дня германское правительство предъявило Австрии ультиматум. К вечеру вконец запуганный президент Австрии Миклас принял отставку канцлера Шушинга и назначил главой правительства лидера австрийских нацистов Зейсс-Инкварта. Новоиспеченный канцлер в тот же день направил в Берлин телеграмму, в которой буквально умолял Берлин ввести в Австрию войска. 14 марта Гитлер торжественно вступил в Вену.

На следующий день берлинская пресса пестрела заголовками: "НЕМЕЦКАЯ АВСТРИЯ СПАСЕНА ОТ ХАОСА". В ней были помещены сочиненные Геббельсом небылицы о беспорядках, стрельбе и грабежах, творимых коммунистами, прямо на улицах Вены.

Следующим объектом умиротворения Германии стали Судеты, принадлежавшие в то время Чехословакии. Схема "мирного" присоединения Судет к Германии была достаточно незатейлива. Для этого была использована технология, уже опробованная при аншлюсе Австрии. Из Берлина были спровоцированы беспорядки в среде немецкого национального меньшинства, а лидер судетских немцев Генлейн получил от Гитлера приказ, который он несколько позже пересказал в следующей форме: "Мы должны всегда были требовать так много, чтобы наши требования невозможно было удовлетворить никогда". В мае наступает кульминация спровоцированных фашистами беспорядков среди судетского немецкого меньшинства. И уже 3 мая германский посол в Лондоне Герберт фон Дирксен докладывал в Берлин, что лорд Галифакс уведомил его о демарше, который британское правительство намерено вскоре предпринять в Праге, "чтобы убедить Бенеша удовлетворить максимум требований судетских немцев".

Поскольку между Парижем и Прагой существовал договор о взаимопомощи, то французы могли вмешаться и сорвать очередное умиротворение Гитлера. Для того чтобы не допустить помощи Чехословакии со стороны Франции Галифакс 22 мая направляет в Париж официальное заявление о том, что Лондон не намерен помогать Франции, если она вступит в войну с целью защиты Чехословакии от германской агрессии. Более того, Великобритания потребовала, чтобы, прежде чем принимать какие-либо меры, которые могут обострить положение или привести к войне, французы проконсультировались с английским правительством.

В Париже правильно поняли своего старшего партнера и уже к концу весны правительства Англии и Франции стали совместно оказывать жесткий нажим на Прагу, добиваясь от нее серьезных уступок судетским немцам. Под нажимом Запада в июле чехословацкое правительство согласилось принять комиссию лорда Рансимена, назначенного осуществлять "посредничество" между Прагой и судетскими немцами. Вернувшись, лорд Рансимен полностью поддержал требования фашистов передать Судетскую область Германии.

Прессинг, осуществляемый со стороны Германии, Англии и Франции, "вынудил президента Чехословакии Бенеша 5 сентября принять все условия лидеров проберлинской партии в Судетах. Однако это было совсем не то, на что рассчитывал Берлин: агрессия против Чехословакии лишалась морального обоснования. По приказу из Берлина, переговоры с Бенешем были немедленно прерваны. А 12 сентября во время выступления в Нюрнберге Гитлер потребовал "справедливости" для судетских немцев и определил 1 октября как дату вторжения в Чехословакию.

Чемберлен, заслышав об угрозе войны, 15 сентября вылетает на встречу с Гитлером. Фюрер заявляет ему, что хочет мира, но готов из-за чехословацкой проблемы и к войне. Впрочем, войны можно избежать, если Великобритания согласится на передачу Судет Германии на основе права наций на самоопределение. Чемберлен со своей стороны давно уже согласился с передачей Судет Германии. Поэтому он с легкостью обещал фюреру провести консультации по этому вопросу со своим кабинетом и с правительством Францией.

18 сентября в Лондоне прошли англо-французские консультаций, на которых было решено, что территории, на которых проживало более 50 процентов немцев, должны отойти к Германии, и что Франция с Великобританией гарантируют новые границы Чехословакии. Все это было похоже на театр абсурда, поскольку ни Англия, ни Франция не имели никакого права распоряжаться территорией суверенной страны. А чехословацких представителей в Лондон даже не пригласили и лишь через свои посольства поставили в известность о принятом решении.

В ночь на 21 сентября английский и французский посланники в Чехословакии заявили чехословацкому правительству, что, в случае если оно не примет англо-французских предложений, французское правительство "не выполнит договора" с Чехословакией. "Если же чехи объединятся с русскими война может принять характер крестового похода против большевиков. Тогда правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне". Отсюда видно, что Запад не исключал для себя даже некоторого содействия Германии в ее войне против возможного военного союза Чехословакии и СССР.

Ответ чехословацкого правительства был твердым: если принять подобные условия, то рано или поздно вся Чехословакия будет поглощена Гитлером. Прага также напомнила Парижу о его обязательствах по договору о взаимопомощи. Чемберлен и Даладье холодно ответили, что в таком случае Чехословакии предстоит разбираться в конфликте с Германией.

Несмотря на отказ Чехословакии повиноваться решению Запада Чемберлен летит в Германию и 22 сентября в Годесберге вновь встречается с Гитлером. При этом английский премьер сообщает, что Запад полностью принимает предложения немецкой стороны. Но тут Гитлер, понимая заинтересованность Чемберлена в сдаче Судет Германии, едет ва-банк, заявляя, что эти условия его уже больше не удовлетворяют. Теперь фюрер уже требует вместо мирного присоединения Судет на основе свободного волеизъявления их немедленной оккупации. Гитлер добивался главного: утверждения права Германии на гегемонию в Европе, а для этого ему нужно было получить согласие западных держав на применение военной силы.

Чемберлен не мог не знать, что при существовавшем в тот момент времени соотношении вооруженных сил Франция и Чехословакия почти в два раза превосходили Германию, да и Чехословакия обладала мощнейшей системой оборонительных сооружений в Судетах, поэтому Гитлер явно блефовал. Для него война в этих условиях была равносильна самоубийству. Тем не менее, желание усилить военную мощь фашистов взяло в нем верх, и Чемберлен согласился на "уступку", сделанную Гитлером – эвакуацию чехов из судетского района до 1 октября.

Однако такого позора не смогла выдержать не только Франция, но и, даже, кабинет министров, возглавляемый самим Чемберленом. Франция объявила частичную мобилизацию и подтвердила, что выступит на стороне Чехословакии. А 25 сентября Даладье в Лондоне одержал серьезную победу: под давлением обстоятельств Чемберлен был вынужден согласился информировать Гитлера: если Франция окажется в состоянии войны с Германией из-за чехословацкого вопроса, Великобритания выступит на ее стороне. Это был первый случай, когда общественное мнение, союзники и его собственный кабинет министров силой заставили Чемберлена отказаться от его политики умиротворения.

Буквально в течение суток после этого англо-французского решения вся ситуация в Европе изменилась кардинально. Зарвавшийся агрессор без единого выстрела был поставлен на место.

От немецкого военного атташе в Берлин пришла телеграмма, в которой сообщалось, что объявленная во Франции частичная мобилизация сильно смахивает на мобилизацию всеобщую и что "к шестому дню мобилизации можно ожидать развертывания первых 65 дивизий на границе с Германией". Более того, по мнению военного атташе, для Германии оставалась реальной угроза подвергнуться немедленному нападению из Нижнего Эльзаса и Лотарингии в направлении Майнца при первых же попытках с ее стороны предпринять военные действия в Чехословакии.

Другой немецкий военного атташе полковник Туссен телеграфировал из Праги: "В Праге спокойно... Завершены последние меры по мобилизации....Общее число призванных составляет около миллиона человек, в полевых войсках – 800 тысяч..." Войска Франции и Чехословакии, вместе взятые, превосходили по численности немецкую армию более чем в два раза.

Президент США Рузвельт и король Швеции Густав V выступили с серьезными предупреждениями Германии. Чехословацкая армия готовилась к отражению агрессии. Великобритания объявила о мобилизации флота. Положение складывалось наихудшим образом для Германии.

Поняв что одобрения от Запада своей военной агрессии в Судетах Германия не получит Гитлер 27 сентября идет на попятную и направляет Чемберлену письмо, выдержанное в сравнительно умеренных тонах. Гитлер писал, что готов дать гарантию безопасности оставшейся части Чехословакии, обсудить детали договора с Прагой, а, главное, он очень хочет мира и не желает войны.

Получив это письмо, Чемберлен, проигнорировав только что данные обязательства военной поддержки Праги, вновь возвращается к пресловутой политике умиротворения и предлагает созвать конференцию с участием Германии, Чехословакии, Великобритании, Франции и Италии, попросив при этом Муссолини, выступает посредником с Германией и ходатайствовать перед Гитлером воздержаться от мобилизации.

Гитлер немедленно приглашает глав правительств Великобритании, Франции и Италии в Мюнхен. Однако вопреки своему обещанию в послании Чемберлену, он категорически отказывался говорить с представителями Чехословакии.

Глава 2. Мюнхенское соглашение.

Встреча в Мюнхене состоялась 29-30 сентября. В основу дискуссии легли предложения Италии, которые на самом деле были составлены в Берлине и спешно переданы по телефону в Рим. Фактически они мало чем отличались от требований, которые предъявил Гитлер Чемберлену в Годесберге. Однако судьба Чехословакии уже была предрешена и Чемберлен с Даладье сознательно сделали вид, что им удалось добиться существенного прогресса в решении судетской проблемы.

В час ночи 30 сентября 1938 г. Гитлер, Чемберлен, Муссолини и Даладье подписали Мюнхенское соглашение. Вскоре после этого чехословацкие представители были допущены в зал, где оставались только английская и французская делегации. Они уже были информированы о том, что если Мюнхенское соглашение будет отвергнуто, Чехословакии придется остаться наедине с Германией.

Германская армия получала право вступить в Судеты 1 октября с тем, чтобы завершить оккупацию через десять дней. Все военные сооружения на этих территориях чехи обязаны были оставить нетронутыми. Коммерческие, транспортные материалы, особенно подвижной состав железных дорог, передавались немцам неповрежденными. Наконец, не должны были вывозиться продукты питания, товары, скот, сырье и т. д. Сотни тысяч чехов, проживавших в Судетской области, лишались права забрать с собой свой скарб или корову. Это было неприкрытое ограбление страны и ее народа, санкционированное лидерами демократического Запада.

Мюнхенский договор позволил Чемберлену и Гитлеру решить целый ряд политических проблем. Прежде всего, были разрушены остатки французской система коллективной безопасности в Восточной Европе, а Советский Союз загнан в состояние полной политической изоляции. Польша и Венгрия, получив из рук Германии новые территории, были готовы к дальнейшему военному сотрудничеству с Гитлером, что создавало реальные перспективы для заключения военно-политического союза, направленного против Советского Союза.

Реализация политики умиротворения в кратчайший срок существенно изменила карту Европы. Германский рейх значительно расширил свои границы, занял стратегически важные рубежи и, кроме того, приобрел около 10 миллионов новых подданных (т.е. около миллиона потенциальных солдат). За счет австрийских и особенно чехословацких заводов существенно вырос военно-промышленный потенциал Германии. Все это создавало благоприятную почву для дальнейшего расширения фашистской агрессии.

Предложение о расширении территории Германии до ее естественных этнических границ было принято Лондоном в ноябре 1937 года абсолютно добровольно, без какого-либо нажима или тем более угроз со стороны Гитлера. Это особенно наглядно видно на примере развития австрийского и судетского кризисов, когда Чемберлен не просто уступал Гитлеру, а фактически активно помогал фашистам навязать сначала Австрии, а затем и Чехословакии условия, продиктованные Германией.

По условиям Мюнхенского соглашения Гитлер получил все то, что он требовал в Годесберге, а международная комиссия под давлением его угроз дала ему еще больше. Окончательное соглашение, подписанное 20 ноября 1938 года, обязывало Чехословакию отдать Германии 11 тысяч квадратных миль своей территории, на которой проживало 2 миллиона 800 тысяч судетских немцев и 800 тысяч чехов. На этой территории размешалась широко разветвленная система чешских укреплений, считавшихся самыми неприступными в Европе.

В Чехословакии была нарушена сложившаяся система железных и шоссейных дорог, телеграфная и телефонная связь. Согласно немецким данным, расчлененная страна лишилась 66 % своих запасов каменного угля, 80 % запасов бурого угля, 86 % запасов сырья для химической промышленности, 80 % цемента, 80 % текстильной промышленности, 70 % электроэнергии и 40 % леса. Процветающая индустриальная держава в одну ночь была разорена и разорвана на части.

Многие из сомневавшихся были переубеждены, а те немногие, кого переубедить не удалось, впали в отчаяние. Генералы Бек, Гальдер, Вицлебен и их гражданские советники опять ошиблись в своих расчетах. Гитлер получил то, что хотел, – совершил очередное великое завоевание без единого выстрела. Его престиж достиг высот необычайных. Никто из проживавших тогда в Германии не забыл того восторга, который охватил немцев после подписания Мюнхенского соглашения. Они вздохнули с облегчением – ведь опасность войны миновала; они чрезвычайно гордились бескровной победой Гитлера не только над Чехословакией, но и над Англией и Францией. Они не уставали повторять, что всего в течение полугода он завоевал Австрию и Судетскую область, увеличил население Третьего рейха на 10 миллионов человек, захватил огромную, важную в стратегическом отношении территорию, после чего перед Германией открылась возможность добиваться господства в Юго-Восточной Европе. И при этом не погиб ни один немец! Интуиция гения помогла ему не только предугадать слабость малых государств Центральной Европы, но и провидеть поведение двух крупнейших государств – Англии и Франции и заставить их подчиниться его воле. Он изобрел и применил на практике с невероятным успехом стратегию и методы "политической войны", сводившей на нет необходимость войны как таковой.

Советский Союз и Чехословакия не были допущены на переговоры. Чемберлен и Даладье приняли условия Гитлера и совместно оказали давление на чехословацкое правительство. Текст соглашения, составленный 29 сентября, был подписан на следующий день. Соглашение предусматривало передачу Германии в срок с 1 по 10 октября 1938 Судетской области Чехословакии (со всеми сооружениями и укреплениями, фабриками, заводами, запасами сырья, путями сообщения и др.), удовлетворение за счет Чехословакии в течение 3 месяцев территориальных притязаний Венгрии и Польши, "гарантию" участниками соглашения новых границ Чехословакии против неспровоцированной агрессии (вторжение в Чехословакию германских войск в марте 1939 выявило фальшивый характер этих "гарантий"). 30 сентября чехословацкое правительство приняло без согласия Национального собрания мюнхенский диктат. Чемберлен, вернувшись в Лондон, радостно заявил в аэропорту, размахивая текстом соглашения: "Я принес мир нашему времени". Потрясенный подобной политикой попустительства агрессору Уинстон Черчилль сказал: "Я напомню тому, кто хотел бы не заметить или забыть, но что тем не менее приходится констатировать, а именно – мы пережили всеобщее и явное поражение, а Франция снесла еще больше, чем мы... И нет никаких оснований надеяться, что этим все закончится. Это лишь начало расплаты. Это только первый глоток из горькой чаши, которая будет предложена нам со дня на день, если не наступит невероятное восстановление нравственного здоровья и военной "мощи, если мы вновь не очнемся и не сделаем ставку на свободу, как в былые времена".

Соглашение, подписанное в Мюнхене, было одним из наиболее ярких проявлений политики "умиротворения", проводившейся накануне 2-й мировой войны правительствами Великобритании и Франции.

Подписав ряд выгодных для себя соглашений с Англией и Францией, Гитлер не забыл обезопасить себя на Востоке. Он подписывает "Советско-германский договор о ненападении" 23 августа 1939 г. в Москве.

В своём выступлении на сессии Верховного Совета СССР 31 августа 1939 года Молотов провозглашал: "Советско-германский договор о ненападении означает поворот в развитии Европы… суживает поле возможных военных столкновений в Европе и служит, таким образом, делу всеобщего мира".

На следующий день началась вторая мировая война. Утром 1 сентября 1939 года немецкие войска вторглись в Польшу. 3 сентября Англия и Франция объявили войну Германии. Война стала принимать мировой размах. Однако, имея на западном фронте подавляющее превосходство, Франция И Англия военных действий реально против Германии не вели и фактически, Польша была брошена на произвол судьбы. К началу октября 1939 года последние очаги польского сопротивления были подавлены.

В середине сентября 1939 года сталинское руководство приступило к реализации секретных статей договора о ненападении, приняв участие в расчленении Польши. 17 сентября Красная Армия вступила на территорию Польши под предлогом "взять под свою защиту жизнь и имущество граждан западной Украины и Белоруссии". Формально, Советский Союз войну Польше не объявлял. Красная Армия вышла на так называемую "Линию Керзона" (ещё в 20-е годы международно-признанную как восточная граница польских земель). Это дало возможность СССР присоединить к себе огромную территорию в 200 тыс. кв. км, с традиционно преобладающим украинским и белорусским населением в 12 млн. человек. Далее СССР, в соответствии с положениями секретного протокола приступил к укреплению своих позиций в Прибалтике. В сентябре-октябре 1939 года советское руководство навязало Эстонии, Латвии и Литве "Договоры о взаимопомощи", по условиям которых они предоставляли СССР свои военные базы. В своих мемуарах Н. С. Хрущев писал: "Мы начали осенью 1939 года переговоры с Эстонией, Латвией и Литвой и предъявили им свои условия. В сложившейся тогда ситуации эти страны правильно поняли, что им не устоять против Советского Союза, и приняли наши предложения, заключив с нами договоры о взаимопомощи. Потом произошла смена их правительств. Само собой разумеется! Некоторые их руководители, например президент Литвы Сметона, бежали в Германию. Это уже было не столь важно. Одним словом, там были созданы правительства, дружески настроенные к Советскому Союзу. Коммунистические партии этих стран получили возможность легально действовать. Прогрессивные силы шире развернули работу среди масс рабочих, крестьян и интеллигенции за твёрдую дружбу с СССР. Кончилось тем, что через какое-то время в этих странах была установлена Советская власть. Таким образом, в августе 1940 года инсценированные "народные революции" привели к включению этих стран в состав СССР".

Предметом особого беспокойства со стороны советского правительства была граница с Финляндией. СССР запросил у Финляндии сначала в аренду, а затем в обмен территории близко расположенные к Ленинграду. Но это предложение Финляндия отклонила. Не исчерпав всех возможностей политического, мирного урегулирования, СССР и Финляндия практически взяли курс на решение задач военным путём. 30 ноября 1939 года войска Ленинградского военного округа перешли советско-финскую границу. После чрезвычайно тяжёлых для Красной Армии боёв 12 марта 1940 года война завершилась подписанием мирного договора между СССР и Финляндией на советских условиях. Финляндия лишилась всего Карельского перешейка, Выборга и ряда территорий в северной Карелии. Последствия этой войны были для СССР поистине трагичны: низкая боеспособность советских войск, проявившаяся в ходе войны, оказала значительное влияние на переоценку Гитлером военной мощи СССР и на его намерения напасть на Советский Союз. Хотя СССР и укрепил северо-западные границы, но он оказался в международной изоляции: был исключён из Лиги Наций, снизился престиж государства.

Глава 3. Крах политики умиротворения

Схватка сил демократии и фашизма в Испании продолжалась около трех лет. В марте 1939 г. гражданская война завершилась победой фалангистов – сторонников Франко, ставшего главой государства (каудильо). В стране установилась реакционная диктатура.

К этому времени произошли и другие события, означавшие начало развернутого наступления фашизма. В конце 1936 г. Германия и Япония заключили соглашение о совместной борьбе против Коминтерна ("Антикоминтерновский пакт"), а спустя год к ним присоединилась и Италия. Возникший союз получил название "ось Берлин-Рим-Токио".

Летом 1937 г. японские войска возобновили широкое наступление в Китае и вскоре оккупировали восточные районы страны. Еще до наступления японцев Коминтерн дал директиву китайским коммунистам прекратить борьбу с Гоминьданом. Остатки коммунистических отрядов влились в национальную армию, что помогло приостановить натиск японцев.

Все активнее вели себя и гитлеровцы. В марте 1938 г. Германия ввела войска в Австрию и объявила о ее присоединении (аншлюсе). Большинству австрийцев передался энтузиазм немцев, как бы загипнотизированных успехами Гитлера. Фашистская верхушка не сомневалась, что эти успехи можно развивать и дальше. Вскоре Германия заявила, что считает своей Судетскую область Чехословакии, населенную в основном немцами. Это уже грозило серьезным европейским конфликтом.

Однако Англия и Франция встали на путь "умиротворения" гитлеровцев и рекомендовали Чехословакии уступить требованиям немцев. СССР заявил, что готов помочь Чехословакии, но в те годы они не имели общих границ, а Польша отказалась пропустить советские войска через свою территорию. В итоге Чехословакия согласилась передать Судетскую область Германии. 29 сентября 1938 г. руководители Англии, Франции, Германии и Италии подписали в Мюнхене договор, оформивший этот акт. На встрече в Мюнхене Гитлер дал обещание не посягать на новые территории в Европе и впредь решать все спорные вопросы только путем переговоров.

Между тем военная машина Германии продолжала наращивать обороты, и уже в пору Мюнхенского совещания это косвенно указывало на несостоятельность политики "умиротворения". Тогда у Англии и Франции (и их потенциального союзника – СССР) были все возможности для решительного воздействия на Германию, вплоть до силового. После Мюнхена эти возможности стремительно таяли, поскольку принципиально разные позиции, занятые сторонами (агрессия и "умиротворение"), не могли не отражаться на их политике, динамике развития экономики, боеспособности армий и т. д. И вскоре это дало себя знать.

В марте 1939 г. германские войска, вопреки данным в Мюнхене обещаниям, оккупировали Чехословакию. А спустя месяц Италия объявила о присоединении небольшой Албании и также ввела туда войска (напомним, на Албанию Италия претендовала еще в пору заключения версальских соглашений). После этого события стали развиваться стремительно. Видя, что курс на "умиротворение" не позволяет сдержать агрессоров, Англия и Франция гарантировали Польше и Румынии свою помощь в случае нападения на них, а затем начали переговоры с СССР, намереваясь заключить с ним договор о взаимопомощи.

Летом 1939 г. стало ясно, что Германия готовится к нападению на Польшу. Выступления германских руководителей, статьи в прессе носили резкий антипольский характер. Между тем переговоры Англии, Франции и СССР не давали результата. СССР добивался, чтобы в случае новой агрессии Германии его войскам было предоставлено право прохода через территории Польши, Румынии и стран Балтии. Этого, разумеется, не хотели ни.англичане с французами, ни названные страны, которые в итоге могли оказаться в сфере советского влияния.

Параллельно начались секретные германо-советские контакты, в ходе которых обе стороны стремились укрепить свои позиции на случай будущего конфликта в Европе. После того как удалось выработать, предварительные условия, устраивавшие и Германию и СССР, переговоры СССР с Англией и Францией были прерваны и 23 августа 1939 г. в Москве состоялось подписание советско-германского пакта о ненападении. Он сопровождался секретными протоколами, согласно которым (с учетом дальнейших уточнений) к Германии должна была отойти значительная часть Польши, а к СССР – ее восточные области, где преобладало украинское и белорусское население. Сферой интересов СССР признавались также Финляндия, страны Балтии и Бессарабия, оккупированная Румынией еще в 1918г.

Соглашения между Германией и СССР способствовали укреплению позиций обеих стран, но это осуществлялось за счет территорий и народов других государств, что усиливало угрозу "большой" войны.

Выводы

В 30-х годах США, Англии и Франции выступил против выдвинутого СССР курса на обуздание агрессоров. Политика "умиротворения", проводившаяся Англией и с конца 1934 г. Францией, была политикой попустительства, поощрения замыслов фашистских держав.

Пагубное влияние на развитие международной обстановки оказывали действия Вашингтона. Закон о "нейтралитете" стал тараном, который США использовали с целью расстроить ряды сторонников мира, нанести удар по Лиге наций, пытавшейся, хотя робко и непоследовательно, применить санкции к агрессору.

Политика западных держав воодушевила гитлеровцев. 7 марта 1936 г. в нарушение Версальского и Локарнского договоров немецкие войска перешли Рейн и заняли бывшую демилитаризованную зону.

В мае 1936 г. итальянские войска вступили в Аддис-Абебу. С балкона римского дворца "Палаццо Венеция" Муссолини провозгласил создание Итальянской империи. Япония, расширяя сферу агрессии, готовилась к войне за подчинение всего Китая. Смертельная опасность нависла и над Монгольской Народной Республикой. На Западе и на Дальнем Востоке нарастала угроза войны для СССР. Подготавливая войну за новый передел мира, агрессивные государства быстро наращивали военно-промышленный потенциал, занимали важные стратегические рубежи. С момента захвата гитлеровцами власти в Германии до развязывания ими новой мировой войны была уже пройдена половина пути.

Крупнейший просчет, допущенный Англией и Францией в канун второй мировой войны, оставил неизгладимый след в их истории. Политический курс Невиля Чемберлена – любой ценой сговориться с агрессором – представлялся английским влиятельным кругам венцом государственной мудрости. Эта политика явилась одной из причин тех резких сдвигов не в пользу Англии, которые в итоге произошли в соотношении сил внутри капиталистического мира.

К еще более трагическим последствиям привела такая политика Францию. Проблема взаимоотношений с Германией всегда являлась для нее более острой, нежели для Англии. Отделенный от континента рукавом Ла-Манша, "коварный Альбион" мог в трудную минуту отгородиться телом союзника, тогда как для Франции речь шла о жизни и смерти. Вместе с тем ее политика в рассматриваемый период имела серьезное значение для судеб мира. Франция могла в сотрудничестве с СССР коренным образом изменить ход событий и не допустить распространения фашистского варварства на континенте Европы.

Литература

1. "Курс отечественной истории IX-XX вв. Основные этапы и особенности развития российского общества в мировом историческом процессе". Учебное пособие. Под редакцией профессора Л.И. Ольштынского М.: "Просвящение" 2002.

2. Всемирная история Новейшего времени: справ. пособие. / Е.А.Колб, В.И.Меньковский и др.Мн.: ИП "Экоперспектива", 1998.

3. Дж. Уоллер Невидимая война в Европе.М.: "Русич", 2001

4. Житорчук Ю. В. "Начало Второй мировой войны как закономерный итог политики Чемберлена по умиротворению Гитлера",

5. Кисилёв А.Ф., "Новейшая история Отечества. ХХ век", М., Владос, 2002

6. Международная обстановка накануне второй мировой войны. / Баюра А.Н., Романович П.С., Бурко О.П.1999.

7. Мир в XX в. / Начало второй мировой войны / Крах политики "умиротворения" агрессоров

8. Рейнольдс Д. Великобритания и "третий рейх" 1933-1940//ННИ, -1991, №3

9. Семиряга М.И. Сговор диктаторов // "Независимое военное обозрение". 1999. № 32; Он же. Имперские амбиции // Там же. 1999. № 34.

10. Крашенинникова Н. А. " Новейшая история" М.: Норма" 1996.

11. История государства и права зарубежных стран. Учебник для вузов. Ч. 1. М.: "Норма", 1999