Политическое и экономическое развитие СССР после Великой Отечественной Войны

Политическое и экономическое развитие СССР после Великой Отечественной Войны.

Статьи по теме
Искать по теме

Разруха народного хозяйства СССР была столь катастрофической, что последствия ее могли быть преодолены через многие годы. Сокращение населения и, следовательно, рабочей силы, замена на предприятиях кадров трудоспособного возраста на стариков и подростков, мужчин – женщинами, квалифицированных рабочих – новичками, снижение трудоспособности вследствие плохого питания из-за сокращения поголовья скота в стране; ухудшение жилищных условий; уничтожение или износ технического оборудования; снижение национального дохода и капитальных вложений – все это подтачивало производительность труда, уровень которой не шел ни в какое сравнение с довоенным.

Трудности восстановительного периода усугублялись большими разрушениями на транспорте, исчерпанием запасов сырья, упадком сельского хозяйства, переводом экономики Прибалтийских республик на социалистические рельсы хозяйствования, что влекло за собой ломку прежних социальных отношений и требовало немалых затрат. Война вызвала глубокие изменения в сознании и настроениях людей. Народ отдал для победы все свои физические и духовные силы, все свои сбережения, десятки миллионов жизней, надеясь, что с миром придет и облегчение. Однако бедность превалировала среди большей части населения страны. Карточная система закрепляла уравниловку в области распределения материальных благ между различными слоями городского населения -оплата труда и нормы выдачи продуктов зависели не столько от квалификации рабочего, сколько от степени тяжести труда (подземные работы, горячие и вредные цеха, нефтяная промышленность, стекольная и др.). Надеяться на быстрый рост народного потребления, который бы стимулировал переориентацию экономики на производство продукции массового спроса, в этих условиях было нереально.

Сказывалась и международная обстановка: в рамках проводимой США "атомной политики" Советский Союз резко ускорил темпы по созданию собственного атомного оружия, что требовало громадных средств.

Большую материальную поддержку оказывал Советский Союз странам народной демократии на этапе их начального становления. Положительным моментом в сложившейся ситуации стало увеличение территории СССР за счет западных областей и на Дальнем Востоке, а также то, что в результате эвакуации предприятий из Европейской России на Восток были заложены основы для дальнейшего развития промышленной базы в азиатской части страны. Но эти "положительные итоги" не шли ни в какое сравнение с потерями, понесенными Советским Союзом в ходе фашистской агрессии, особенно если учесть число убитых, уничтоженных и искалеченных войной миллионов людей.

В труднейшем положении очутилась деревня. Непомерно тяжелая для колхозов хлебозаготовительная политика в годы войны еще более ужесточилась: хлеб забирался из хозяйств подчистую, нередко для выполнения госпоставок местные органы отнимали у колхозников зерно, выданное на трудодни или выращенное в личных хозяйствах. Острый дефицит продуктов питания, создаваемый зачастую искусственно, способствовал активизации поборов колхозного имущества, хлеба, скота со стороны чиновничьего слоя, который превратил это занятие в своеобразную систему кормленчества. Недовольство крестьян росло. К тому же деревня несла более высокие людские потери по сравнению с городом, поскольку система бронирования распространялась на весьма незначительные слои сельского населения.

1. Послевоенная пятилетка

В марте 1946 г. Верховным Советом СССР был принят закон о 5-летнем плане восстановления и развития народного хозяйства страны на 1946-1950 гг. Первоочередными ставились следующие задачи: восстановление и развитие тяжелой промышленности и железнодорожного транспорта, обеспечение технического прогресса во всех отраслях (чтобы "превзойти в ближайшее время достижения науки за пределами СССР"); повышение обороноспособности страны и оснащение вооруженных сил новейшей военной техникой. Пятилетним планом предусматривалось восстановление довоенного уровня промышленного производства уже в 1948 г., а к концу пятилетки его превышение на 48 %. В докладе председателя Госплана СССР Н. Вознесенского говорилось о необходимости укрепления роли экономических рычагов (цена, деньги, кредит, прибыль, премия) в организации производства и распределения, о размещении производительных сил страны "с учетом всемерного приближения промышленности к источникам сырья и районам потребления". Ставилась задача развивать в пострадавших районах Европейской России собственную энергетическую и топливную базу, увеличивать объем капиталовложений в экономику более отдаленных районов страны – в Сибири и на Дальнем Востоке.

Закон о первой послевоенной пятилетке вызвал широкие отклики за рубежом. Западная печать с особым пристрастием комментировала ту часть речи Вознесенского, где говорилось о том, что "Россия, используя преимущества советской системы, может опередить капиталистические страны на всех путях прогресса, включая и технологию". Не был обойден вниманием вопрос и о широком развитии исследований в области атомной энергии.

5-летний план ставил слишком трудные задачи для истощенной войной страны. Определяя их, советское руководство исходило из сложившегося на международной арене соотношения сил между двумя различными системами (социалистической и капиталистической). Чтобы не отстать от своих западных конкурентов, усилившихся экономически за годы войны, СССР приступил к восстановлению народного хозяйства на пределе возможного.

С переходом к мирному строительству произошли соответствующие изменения в правительственных структурах. 4 сентября 1945 г. был упразднен Государственный Комитет Обороны, действовавший как временный орган на период войны и чрезвычайного положения в стране. Законом Верховного Совета СССР от 15 марта 1946 г. Совнарком и наркоматы были преобразованы соответственно в Совет Министров и министерства, поскольку как говорилось в законе, "старое наименование уже не выражает тот объем компетенции и ответственности, который возлагает Конституция СССР на центральные органы и на лиц, стоящих во главе отдельных отраслей государственного управления" Председателем Совмина СССР и министром вооруженных сил страны был избран И. Сталин. В ближайшее его окружение входили В. Молотов, А. Андреев, А. Микоян, К. Ворошилов, Л. Каганович, Л. Берия, А. Косыгин, Н. Вознесенский, Г. Маленков.

Послевоенный период развития экономики характеризуется неоднократными реорганизациями (1946, 1948, 1953 гг.) – слиянием и разделением министерств, главным образом промышленных. Отчасти это объяснялось неимоверным разбуханием государственного аппарата: за 1928-1955 гг. количество управленцев в промышленности увеличилось с 300 тыс. до 2300 тыс. чел., т.е. в 7 раз, а численность рабочих – в 4,5 раза. С одной стороны, специализация отраслей промышленности вела к увеличению их числа, с другой – к нарушению сложившихся за десятилетия связей между отраслями и предприятиями.

Переключение средств и материальных ресурсов на мирные цели началось с весны 1945 г., а к июню на выпуск гражданской продукции было переведено более 500 предприятий, в том числе – оборонных. Для их перепрофилирования были преобразованы наркоматы (с марта 1946 г. – министерства): танковой промышленности – в министерство транспортного машиностроения, боеприпасов – сельскохозяйственного машиностроения, минометного вооружения – машиностроения и приборостроения. На базе действовавших в годы войны строительных организаций были созданы наркоматы по строительству предприятий тяжелой индустрии, топливных предприятий, военных объектов. Наркоматы черной и цветной металлургии, угольной и нефтяной промышленности были разделены и ведали соответственно западными и восточными регионами СССР.

Особые проблемы стояли перед предприятиями, полностью переключенными в начале войны на производство военной продукции. Так, Уральский завод тяжелого машиностроения в годы войны выпускал танки и самоходные артиллерийские установки. В июле 1945 г. был подготовлен проект о переводе завода на выпуск прокатных станов, мощных экскаваторов, нефтебуровых установок и другого промышленного оборудо вания. Для его реализации требовалось не только реконструировать ранее действовавшие цеха завода, но и построить новые, установить около 1000 единиц оборудования, в течение года подготовить целую армию высококвалифицированных рабочих и специалистов. На выпуск мирной продукции переходили и авиационные заводы. Работа по реконверсии социалистической экономики в 1946 г. вскоре принесла свои плоды. За первый послевоенный год заметно увеличился рост производства основных видов продукции машиностроения -турбин, паровозов, вагонов, автомобилей, тракторов, комбайнов, экскаваторов и др.

Предприятия, восстановленные в течение 4-й пятилетки, дали в 1950 г. 1/5 часть добытого в стране угля, 39 % выплавленной стали и проката, 40 – чугуна;.на их долю приходилась значительная часть выработанной электроэнергии, продукции машиностроения и металлообработки, химической, легкой и пищевой промышленности. На месте прежних было построено около 3200 предприятий, технически более совершенных и мощных. Восстановление ряда отраслей индустрии полностью завершилось к 1953 г. Параллельно с этим осуществлялась широкая программа нового промышленного и транспортного строительства.

Техническому перевооружению промышленности СССР в значительной степени содействовал вывоз оборудования с немецких и японских предприятий (с территории Германии, отошедшей к Польше, из Австрии, Венгрии, Чехословакии и Маньчжурии). По расчетам Особого Комитета при Совмине СССР, прибывшее в Советский Союз к декабрю 1946 г. энергетическое оборудование позволяло после его ввода в эксплуатацию "увеличить мощность действующих электростанций СССР на 32,5 % >> (при этом большая часть его была оснащена современной электротехнической аппаратурой, автоматическими приборами запуска и контроля за работой агрегатов). Значительно увеличивался также парк оборудования машиностроительных министерств: станкостроительной промышленности более чем в два раза (на 109 %), автомобильной -на 85, машиностроения и приборостроения на 83, тяжелого машиностроения на 55 %. В три раза увеличился парк оборудования радиолокационной промышленности (в том числе за счет пользующихся мировой известностью институтов и пред приятии фирм "Телефункен", "Сименс" и др.). За счет немецких заводов было положено начало промышленности синтетического жидкого топлива (технология которого для производства бензина, смазочных масел и пр. была основана на базе углей).

Важнейшими объектами строек в послевоенную пятилетку стали Фархадская ГЭС на Сырдарье в Узбекистане (первая очередь станции была введена в строй в феврале 1948 г.), Нижнетуринская на Урале, Щекинская ГРЭС в Подмосковье. Особое значение имела разработка нефтяных пластов Каспийского моря (в ноябре 1949 г. была задействована первая скважина в открытом море). За счет роста добычи нефти Азербайджан вышел на первое место в СССР по объему добычи жидкого топлива. Интенсивно велось шахтное строительство в Донецком, Подмосковном, Печорском угольных бассейнах, на Урале, в Кузбассе, Караганде, Хакасии, Приморье. В первые же послевоенные годы началась разработка крупных газовых месторождений в Саратовской области и на Украине.

Не отставало и дорожно-транспортное строительство. Железнодорожная магистраль Петропавловск-Чу, прошедшая через Казахстан, соединила Западную Сибирь со Средней Азией; продолжалась прокладка железнодорожных линий Комсомольск-на-Амуре – Советская Гавань протяженностью 442 км и Печора-Воркута.

За относительно короткий срок республики Прибалтики, западные области Украины и Белоруссии стали постепенно превращаться в индустриально-аграрные районы. Большая доля расходов покрывалась государством.

Всего за годы первой послевоенной пятилетки было восстановлено или построено заново 6200 крупных промышленных предприятий и множество других объектов хозяйственного значения.

2. Политическая обстановка в СССР

Большое влияние на политическую жизнь страны оказывала борьба за власть внутри верхушки советского руководства. Многое здесь зависело от расположения вождя к тому или иному партийному деятелю. В ноябре-декабре 1945 г., во время отдыха Сталина в Сочи, произошли события, которые положили конец дружественным отношениям вождя со своим ближайшим соратником В. Молотовым. Конфликт вырос из внешне непримечательного обстоятельства: сначала Сталин счел ошибкой публикацию в советской печати без его согласия речи Черчилля с "восхвалением России и Сталина", поскольку расценил этот факт как "угодничество и низкопоклонство перед иностранными фигурами". "Я уже не говорю о том, – писал Сталин, – что советские лидеры не нуждаются в похвалах со стороны иностранных лидеров. Что касается меня лично, то такие похвалы только коробят меня". Затем он выразил остальным членам своей знаменитой "пятерки" (так назывался ближайший Сталину круг лиц в Политбюро, который оперативно решал важнейшие вопросы внутренней и внешней политики страны) – В. Молотову, Л. Берия, Г. Маленкову, А. Микояну – серьезное недовольство в связи с появлением в иностранной прессе сообщений об ослаблении цензуры в Советском Союзе и особой роли в этом деле Моло-това. Последний заявил на одном из официальных приемов американскому корреспонденту: "Я знаю, что вы, корреспонденты, хотите устранить русскую цензуру. Что бы вы сказали, если бы я согласился с этим на условиях взаимности?" Благодаря молотовскому решению об ослаблении цензуры в западной печати стали появляться острые публикации о положении дел в СССР, в частности о расстановке сил на советском политическом Олимпе.

Несмотря на признание Молотовым своей ошибки в деле ослабления цензуры, Сталин расценил эту акцию как покушение на его личный авторитет и в ответ указал, что "никто из нас не вправе распоряжаться в деле изменения курса нашей политики", тогда как Молотов присвоил себе это право потому, что западные пасквили "входят в план его работы... лишь бы добиться популярности среди некоторых иностранных корреспондентов". "Я, – писал Сталин, – не могу больше считать такого товарища своим первым заместителем". По существу речь шла о выражении Молотову политического недоверия, после чего он автоматически переставал быть первым среди реальных претендентов на роль сталинского преемника. Сталин отметил в этом деле также и политический аспект: "Одно время Вы поддались нажиму и запугиванию со стороны США, стали колебаться, приняли либеральный курс в отношении иностранных корреспондентов и выдали свое собственное правительство на поругание этим корреспондентам, рассчитывая умилостивить этим США и Англию. Ваш расчет был, конечно, наивным". Как свидетельствует вся предшествующая политическая деятельность Молотова, он не был рядовым членом Политбюро, а играл ключевую роль в сталинском окружении, поскольку именно ему поручались наиболее деликатные миссии (подготовка и подписание договора о ненападении с Германией в 1939 г., визит в Берлин в 1940 г. и переговоры с Гитлером, важнейшие встречи с руководителями союзных держав в годы Отечественной войны). Его связывала со Сталиным многолетняя дружба, он работал в Политбюро еще при Ленине, что окружало его имя дополнительным ореолом в среде партийной элиты. И хотя после указанных событий Молотов продолжал принимать участие в принятии политических решений, сталинским доверием уже не пользовался. Об этом убедительно свидетельствуют документы Политбюро.

В декабре 1946 г. в связи с избранием Молотова почетным членом Академии наук (с санкции Политбюро), он отправляет в адрес Академии благодарственную телеграмму, которая заканчивается словами "Ваш Молотов". Неусыпный вождь пишет вновь избранному академику: "Неужели ты в самом деле переживаешь восторг в связи с избранием в почетные члены? Что значит подпись "Ваш Молотов?" Мне кажется, что тебе как государственному деятелю высшего типа следовало бы иметь больше заботы о своем достоинстве". Эта сталинская реплика вполне рисует психологический климат внутри его окружения и ту колоссальную дистанцию, которая отделяла его – создателя системы, не придававшего серьезного значения академическим "цацкам", от всех его сподвижников, наделенных огромными полномочиями, властью и чинами.

Окончательную точку в политических взаимоотношениях двух этих личностей поставили события 1949 г. В январе были арестованы все участники так называемого процесса Еврейского антифашистского комитета, обвиняемые в "антисоветской националистической деятельности", а в марте 1950 г. в роли обвиняемой по этому делу фигурировала уже жена Молотова – П. Жемчужина. При голосовании в ЦК предложения об исключении ее из партии, Молотов воздержался от голосования. Такая позиция могла объясняться двумя причинами. Во-первых, благородными чувствами, не позволявшими Молотову предать жену. Последующее его поведение опровергает данное предположение. Следовательно, более близким к действительности можно признать следующее объяснение: как политик советской формации Молотов мог заявить свою линию, идущую в разрез с мнением вождя, только в том случае, если рассчитывал при голосовании заручиться поддержкой других членов ЦК. Этого не произошло. Оставшись в одиночестве, он изменил свою тактику и покаялся. Но Сталин уже раскусил этот демарш Молотова и потому расценил его поведение как особую политическую линию с далеко идущими целями, а не как личную обиду, основанную на проявлении человеческого чувства. Молотов в специальном заявлении признал свой проступок "политически ошибочным" и голосовал за решение ЦК. Молотов также каялся в том, что "не удержал Жемчужину от ложных шагов и связей с антисоветскими еврейскими националистами.

Выводы

По официальным советским данным, 5-летний план восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946-1950 гг. был успешно выполнен, а важнейшие его задания "значительно перевыполнены". В первую очередь это достижения черной металлургии (выплавка стали и производство проката), добыча угля и нефти, выработка электроэнергии, производство станков и машин, продукция химической промышленности. В июле 1952 г. комиссия в составе В. Молотова, Л. Кагановича, А. Микояна, М. Сабурова, И. Бенедиктова представила Сталину проект директив пятого 5-летнего плана на 1951-1955 гг. В нем предусматривалось повысить уровень промышленного производства за пятилетие примерно в 1,8 раза (при среднегодовом темпе роста валовой продукции промышленности на 12 %). Для производства средств производства (группа "А") темпы роста устанавливались в размере 18 %, а для производства предметов потребления (группа "Б") – 11. Вдвое должны были возрасти капиталовложения в промышленность.

В январе 1953 г. начальник ЦСУ В. Старовский доложил Сталину о том, что за два года пятой пятилетки среднегодовые темпы прироста в промышленности валовой продукции, а также прирост по важнейшим ее видам (чугун, сталь, прокат, электроэнергия и пр.) превышали плановые задания, но некоторое отставание в темпах прироста наблюдалось в добыче нефти, производстве крупных металлорежущих станков и по некоторым другим показателям. Эти достижения позволили СССР создать к началу 50-х годов значительные сырьевые ресурсы для успешного развития народного хозяйства страны в будущем. Так, государственные резервы хлеба на начало 1953 г. выросли в сравнении с довоенным уровнем в 4 раза, цветных металлов – в 10; нефтепродуктов – в 3,3; угля в 5,1; дров в 2,7 раза. Таким образом, стратегическая цель, о которой говорил в феврале 1946 г. Сталин, была выполнена, так как накопленные запасы были важнейшим условием гарантии СССР "от всяких случайностей".

Именно эти резервы, полученные в результате героического труда всего народа, позволили Хрущеву провести большинство своих реформ и начинаний.

Литература

1. Тимошина Т.М. Экономическая история России. М.: "Юстицинформ". 2002.

2. Стариков Н.В. Россия 20 век: политика и культура.М.: Политик, 1999.

3. Назаров М.Г. Курс социально-экономической статистики.М.:Наука 1985.

4. Неровня Т.Н. История экономики: в вопросах и ответах. Экзамен,1999

5. Авдаков Ю.К. Бородин В.В. Экономическая история социалистических стран. 1985.

6. Вощанова Г.П. Годзина Г.С. История экономики М.: Эксмо,1998.