Persona как субъект права. Понятие правоспособности и дееспособности в римском частном праве.

Persona как субъект права. Понятие правоспособности и дееспособности в римском частном праве.

Статьи по теме
Искать по теме

Римское гражданское право (ius civile) не заключало общего понятия "лица" (persona) безотносительно к качеству его правового положения, формируемого в том числе и публичным правом. Человек вообще – это категория ius gentium, категория абстрактная и не создающая безусловной предпосылки для признания его правоспособности и дееспособности в сфере частного права.

Для того, чтобы выступать полноправным субъектом в сфере частного права с подразумеваемой правоспособностью (caput) человек должен был отвечать двойной совокупности условий. Во-первых, он должен быть человеком с позиций естественного права (иметь разумную душу и человеческое тело с отчётливыми признаками пола). Во-вторых, он должен представлять лицо (persona) с позиций гражданского права. На характеристику человека как лица гражданского права влияли несколько обстоятельств: его состояние свободы или несвободы (status libertatis), состояние гражданства, т.е. принадлежность к римскому гражданству или к гражданству союзнических общин, других народов и т.п. (status civitatis), его положение в римской семье (status familiae). Отсутствие какого бы то ни было статуса не позволяло говорить о человеке как субъекте гражданского права. Полноценным субъектом частного права, предполагалось, могло быть лицо, находящееся в свободном состоянии, принадлежащее к римскому гражданству и занимающее особое положение в римской семье в качестве persona sui iuris, т.е. обладающее завершённой дееспособностью; дополнительно подразумевалось, что все эти характеристики относятся к человеку не моложе 25 лет по возрасту, а также к лицу мужского пола, не подвергшемуся законным запретам и ограничениям по религиозным и другим основаниям.

Состояние полной правоспособности включало в себя несколько наиболее существенных элементов: 1) ius conubii – право вступать в полноценный, признанный законом брак, рождающий для всех членов семьи равные и предусмотренные законами выгоды и последствия; 2) ius commercii – право участвовать в коммерческом обороте, выступать субъектом вещных и обязательственных прав, вступать в различные предусмотренные сделки; 3) testamenti factio – обладание завещательной способностью, т.е. правом распоряжаться своим имуществом и правом получать по завещанию; 4) legis actio – право подавать законные иски и соответственно пользоваться предусмотренными квиритским правом формами охраны своих интересов. Все эти совокупности правомочий были настолько важны для римского гражданина, что нередко само состояние гражданства характеризовалось через наличие (или отсутствие) у лица права вступать в законный римский брак, права заключать сделки по требованиям цивильного права и т.д.

Отсутствие однозначного обладания каким-либо из трёх важнейших статусов гражданского права могло дать основу для юридического спора. Состояние свободы (или несвободы), положение в римской семье (самовластное или подвластное) могли быть установлены с помощью судебного процесса по частным искам; были выработаны специальные иски – средства защиты или оспаривания статуса. Не мог устанавливаться судом только статус гражданства – принадлежность к римскому гражданству определялась публично-правовыми средствами и публично-правовым порядком гарантировалась.

Не подлежал оспариванию также объём гражданских прав лица в зависимости от возрастной, половой и сословной характеристики субъекта. Женщины, даже будучи римскими гражданками, не обладали полной правоспособностью – caput, невзирая на положение в семье, и никогда не могли претендовать на таковое. Безусловным отсутствием полноценной caput характеризовались несовершеннолетние в гражданско-правовом смысле (даже если в отношении публичного права они были полноправными гражданами). Не могли претендовать на caput гражданского права лица, находившиеся в другом сословном положении, определяемом как общим гражданским публично-правовым статусом этих лиц, так и их происхождением.

Jus quod ad personas pertinet или право, относящееся к лицам (частное право), в трудах римских правоведов делилось на две основные группы правовых установлений: правовые установления, регулирующие вопросы право- и дееспособности субъектов права как участников общественной и частной жизни римского общества и правовые установления, регулирующие правовое положение отдельных лиц в семье. С этой точки зрения было принято делить частное право на статусное и семейное право.

Статусное право представляло собой собрание правовых установлений первой группы. Оно охватывало правовые установления, регулирующие правовое положение (status) отдельных лиц (persona, caput) и целых категорий населения римского государства как участников общественной и частной жизни, иными словами, статусное право представляло собой собрание правовых установлений, регулирующих вопросы право- и дееспособности субъектов права.

Предрасположенность лица к тому, чтобы иметь права и нести обязанности, называется специальным термином "правоспособность".

Однако понятие о том, кто конкретно является адресатом (субъектом), за которым признаётся такая юридическая правоспособность, и каково её специфическое содержание, подвергалось на протяжении истории значительным изменениям.

Но прежде чем перейти к рассмотрению чётких представлений, существовавших по этому поводу в римской юридической практике, нелишне будет сделать некоторые предварительные замечания терминологического характера.

Специальных терминов, которые могли бы выразить понятия "субъект" и "правоспособность", как они определены нами, римляне не имели. Они использовали разные выражения, которые притом, что могли создавать впечатление сходства с нашими терминами, специальными терминами не были и не имели общего значения, соответствующего субъекту и правоспособности. Таковы, с одной стороны, такие выражения, как homo, человек, и caput, личность (которыми обозначаются как свободный, так и раб), а также persona, которое хотя и приближается к нашему специальному термину "субъект" (и действительно подчас оно указывает на абстрактную сущность), однако в более общем значении обозначает прежде всего человеческое существо во всех возможных состояниях (включая также и лишь внешнее его явление, как в случае театральной маски); с другой стороны, и такие выражения, как status (состояние, положение), указывающее лишь (когда говорится о людях) на положение, занимаемое индивидуумом применительно к определённой системе отношений (прежде всего связанных с агнатской семьёй), или capacitas (буквально вместимость), использовавшееся для выражения способности capere, т.е. удерживать (в первую очередь завещательный отказ).

Специальное значение (указывающее на понятие, аналогичное нашей "правоспособности", однако ограниченное определённой областью отношений) приобретают скорее такие выражения, как "commercium" (право заниматься коммерческой деятельностью), которое указывает на способность совершать акты делового оборота, создающие последствия, признаваемые ius privatum; "connubium" (право вступать в брак), которое указывает на способность заключить законный брак, iustae nuptiae, и вследствие этого сообщить вытекающим отсюда отношениям характер брака, matrimonium; "testamenti factio", которое указывает на способность делать завещательные распоряжения и получать по завещанию. Подобным образом можно указать на такие существенные моменты правоспособности в публичном праве, как "ius suffragii" (т.е. право выражать свою волю на комициях) и "ius honorum" (т.е. право занимать публичные должности, магистратуры).

Совершенно не обязательно, чтобы все нормы правопорядка имели в качестве своего адресата одних и тех же субъектов.

Различные цели, которым соответствуют различные микросистемы, образующие ткань всякого государственного устройства ("частное" право, "публичное" право, "уголовное" право и т.д.), допускают возможность того, что сумма субъектов, которым адресованы нормы, будет так или иначе изменяться. Поэтому может получиться так, что субъекты, узаконенные публичным правом, отличаются от тех, которым придана правосубъектность по частному или же уголовному праву. Так, в Риме filius familias (сын или другой нисходящий, находящийся под властью pater familias) обладал полной правоспособностью в публичном и уголовном праве, но не располагал практически никакой (во всяком случае с точки зрения ius civile) правоспособностью в праве частном, а раб рассматривался в качестве правоспособного в области уголовного права, но не в сфере публичного и частного права. Подобные примеры можно умножить.

Правоспособность имеет в виду вовсе не одних только физических лиц, т.е. людей, поскольку право признаёт правоспособность также и за некоторыми абстрактными образованиями, называемыми "идеальными (абстрактными) сущностями", которые не являются человеческими существами, однако в имущественных вопросах и при определённых условиях рассматриваются в одном ряду с лицами, а значит, как и они, являются носителями прав и обязанностей.

В целях большей ясности субъект-человек обычно определяется сегодня как "физическое лицо", а субъект-сущность – как "юридическое лицо".

Для определения правового положения (status) отдельных лиц (субъектов права) римские юристы употребляли понятия правоспособность и дееспособность (capacitas juridica и capacitas agendi). Правоспособность в области публичного права (политическая правоспособность) состояла из частичной или полной возможности отдельных субъектов участвовать в общественной жизни римского государства как носителей активного и пассивного избирательного права (jus suffragii и jus honorum), служить воинами в римских легионах, быть участниками римских религиозных и светских празднеств и в целом поступать как лица, которым позволено влиять на течение государственных дел. Будут ли эти полномочия увеличиваться или уменьшаться, чаще всего зависело от этнической принадлежности, социального положения, пола и личных способностей каждого индивидуума.

Правоспособность в области частного права (частно-правовая способность) состояла из возможности отдельных субъектов быть носителями частичного или полного права в частной жизни, что означало признание за ними возможности пользоваться римскими установлениями семейного права (jus connubii), установлениями имущественного права (jus commercii) и установлениями процессуального права (legitimatio activa et passiva). Объём полномочий отдельных субъектов в области частного права в основном зависел от положения в семье, но также и от причин, от которых зависели полномочия в области публичного права.

От правоспособности следует чётко отличать так называемую дееспособность.

Если первая представляет собой способность быть адресатом объективного права (т.е. становиться носителем субъективных прав и адресатом обязательств), то вторая есть конкретная или фактическая правоспособность проявлять волю, имеющую юридические последствия, а значит, вообще говоря, осуществлять юридические действия.

Тому, что теперь называется правоспособностью, в Риме соответствовал термин caput. Полная правоспособность слагалась из трех основных элементов или состояний (status):

1) status libertatis – состояние свободы,

2) status civitatis – состояние гражданства,

3) status familiae – семейное состояние.

С точки зрения status libertatis, различались свободные и рабы; с точки зрения status civitatis, – римские граждане и другие свободные лица (латины, перегрины); с точки зрения status familiae, – самостоятельные (sui iuris) отцы семейств (patres familias) и подвластные какого-либо paterfamilias (лица alieni iuris, "чужого права"). Таким образом, полная противоположность предполагала: свободное состояние, римское гражданство и самостоятельное положение в семье.

В римском праве, с его беспощадной последовательностью в проведении собственных принципов, это было особенно очевидно: наличие или отсутствие правоспособности означало наличие или отсутствие свободы. Более того, полнота правоспособности обеспечивала ту или другую степень независимости человека в римской общине, ибо она была связана с правовыми состояниями (status) человека: состоянием свободы (status libertatis), состоянием гражданства (status civitatis), семейным состоянием (status familiae).

Только тот, кто обладал всеми тремя состояниями, был полностью правоспособным. Отпадение какого-либо состояния уменьшало объем правоспособности. Отсутствие всех трех состояний означало, что человек является рабом.

Изменение в каком-либо из статусов носило название capitis demi-nutio. Изменение в status libertatis называлось сapitis deminutio maxima (наивысшее, наиболее существенное); изменение status cfivitatis называлось capitis familiae обозначалось как capitis deminutio minima (наименьшее).

Регламентация правоспособности не была одинаковой во все периоды римской истории. Вместе с развитием экономических отношений шло развитие и правоспособности свободных людей. По мере превращения Рима из небольшой сельскохозяйственной общины в огромное государство с развитой внешней торговлей пестрые различия правоспособности отдельных групп свободного населения (римских граждан, латинов, перегринов) стали сглаживаться, пропасть между свободным и рабом по-прежнему оставалась. В конце концов был достигнут крупный для того времени результат – формальное равенство свободных людей в области частного права.

Обладание тем или иным статусом могло быть предметом спора. На этой почве появились специальные средства защиты правоспособности – так называемые статутные иски (например, иск о признании лица вольноотпущенником, предъявляемый против того, кто задерживает этого человека как раба, и т.п.).

В римском праве с древнейших времен отмечен тот факт, что самостоятельно располагать собственными правами и самостоятельно отвечать за противоправные действия могут лишь те физические лица, которые своим возрастом, своими психическими, моральными и физическими качествами и, согласно представлениям римлян, своим полом гарантируют, что в своих правовых действиях могут вести себя как разумные люди. В тех случаях, когда из-за недостаточного возраста, половых, психических, моральных или физических недостатков субъекта права не существовало таких гарантий, по установлениям римского права у таких дефектных субъектов исключалась дееспособность целиком или частично. Недостаток дееспособности таких лиц возмещался установлением опеки, действующей за субъекта, который не мог быть дееспособным по природе (малолетние и женщины), соответственно установлением опекунства, действующего за субъекта, который по природе мог быть дееспособным, но не обладал этим свойством из-за личных недостатков (люди с психическими расстройствами, транжиры, люди с серьезными физическими недостатками и т. д.).

Римляне признавали дееспособность в области частного права за физическими лицами вне зависимости от того, обладают они юридической правоспособностью или нет. Поэтому совершать действительные юридические акты способны также и filius familias, и лицо, находящееся in manu (под властью мужа) или in mancipio (в манципированном состоянии), и раб. Правда, неизменно действует правило: их действия, согласно ius civile, рассматриваются в качестве имеющих силу, лишь если они не причиняют ущерба имуществу того субъекта, по отношению к которому они находятся in potestate, in manu или in mancipio, так что они оказываются лишь органами приобретения для такого субъекта.

Дееспособность римских граждан определяется прежде всего возрастом:

1) до 7 лет – infantes;

2) до 14 лет мальчики и до 12 лет девочки-impuberes могли совершать сделки по приобретению, без обязанностей с их стороны (дарение, ссуда, но не купля-продажа; завещание недоступно даже с опекуном);

3) до 25 лет – puberes minores могли совершать все сделки, но претор мог применить реституцию, а затем стали давать попечителя. '

Кроме возраста, на дееспособности отражается: психическая болезнь (но "глупым на помощь не приходят"); расточительство (приобретение совершается самостоятельно, а отчуждение – с участием попечителя); бесчестие (infa-i-iia) – для сводников, актеров (до женитьбы Юстиниана на Феодоре); после удовлетворения иска об обмане, присвоении, злоупотреблении доверием поручителя. При infamia запрещалось занимать общественные должности, быть опекуном, представителем. Менее значительны ограничения для persona tur-pis (в наследовании) и intestabilis (преимущественно этическое бесчестие).

Женщина в древнейшем праве полностью недееспособна, в развитом – только специально: женщины не могут быть магистратами, опекунами (кроме матери и бабушки), поручителями, зато могут ссылаться на неведение закона.

Рабы получают дееспособность в интересах господина, и когда они совершают сделку, то права идут на пользу господину, а обязанности лежат на них, в случае отпущения на свободу.

Поручение рабу определенного дела (institor) рассматривалось как согласие господина на ответственность по совершенным рабом сделкам. За сделки же, не связанные с конклюдентными действиями, господин ответственности не несет. Но потом распространили ответственность в пределах поступившего к хозяину раба по сделкам, не связанным с конклюдентными действиями.

Рабу могло быть выдано имущество – пекулий, собственником которого остается хозяин, несущий в пределах его ответственность. Это использовалось для оброчной деятельности.

Без ограничения господин нес ответственность по actio institoria, exercitoria и quod iussus (если заявил третьим лицам о заключении сделок с его рабом). Тот же порядок применялся в отношении сделок подвластных сыновей.

В трудах римских юристов понятие дееспособности также не было определено. Однако, римляне под этим понятием подразумевали способность субъектов права самостоятельно выступать в правовом процессе, т.е. самостоятельно пользоваться признанными правами и самостоятельно исполнять собственные обязанности. Иными словами, дееспособными признавались те лица, которые были способны от своего имени и по собственному разумению предпринимать правовые действия, лично осуществлять достигнутые права и лично исполнять взятые на себя обязанности. С этой точки зрения дееспособность разделялась на две подгруппы: дееспособность в узком смысле, или способность от своего имени и по собственному разумению предпринимать правовые действия, и способность лично отвечать за собственные противоправные поступки соответственно так называемой деликтной ответственности. Дееспособность – большая или меньшая – зависела главным образом от возраста, способности суждения и пола отдельных субъектов.

Физические лица, обладающие правоспособностью (capacitas juridica), могли и не обладать дееспособностью (capacitas agenda), или способностью от своего имени и по своему разумению предпринимать правовые действия и лично отвечать за совершение противоправного действия (деликтов). В римском праве с древнейших времён отмечен тот факт, что самостоятельно располагать собственными правами и самостоятельно отвечать за противоправные действия могут лишь те физические лица, которые своим возрастом, своими психическими, моральными и физическими качествами и, согласно представлениям римлян, своим полом гарантируют, что в своих правовых действиях могут вести себя как разумные люди. В тех случаях, когда из-за недостаточного возраста, половых, психических, моральных или физических недостатков субъекта права не существовало таких гарантий, по установлениям римского права у таких дефектных субъектов исключалась дееспособность целиком или частично. Недостаток дееспособности таких лиц возмещался установлением опеки, действующей за субъекта, который не мог быть дееспособным по природе (малолетние и женщины), соответственно установлением опекунства, действующего за субъекта, который по природе мог быть дееспособным, но не обладал этим свойством из-за личных недостатков (люди с психическими расстройствами, транжиры, люди с серьёзными физическими недостатками и т.д.).

Лицо, захваченное в плен, утрачивало правоспособность, а над его имуществом устанавливалась опека. Если, однако, плененный возвращался в Рим, то он считался римским гражданином, как бы и не находившимся в плену. В древнейший период римской истории неоплатный должник, дезертир или вор лишались гражданства при продаже их в рабство. Позже такое правило перестало действовать, но в рабство стали обращать и лишать гражданства за некоторые тяжкие преступления. Приговоренный к смерти утрачивал права гражданства.

Наряду с утратой правоспособности римскому праву было известно и ограничение правоспособности (capitis deminutio). Так, лицо, участвовавшее в заключении сделки с обрядом манципации (весовщик, свидетели) и отказавшееся подтвердить заключение сделки, лишалось права быть свидетелем при заключении сделок; лица с сомнительной репутацией за безнравственное поведение лишались, например, права быть опекуном и т.д.

Римляне различали три вида ограничения правоспособности: capitis deminutio maxima – максимальное, когда римлянин лишался свободы (status libertatis); capitis deminutio media – среднее, когда римлянин лишался права римского гражданства (status civitatis); capitis deminutio minima – минимальное ограничение правоспособности, когда римлянин лишался своего семейного положения (status familiae) или менял его со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Кроме capitis deminutio, правоспособность ограничивалась вследствие умаления гражданской чести, известного римскому праву еще со времен XII таблиц.

Римские магистраты, в частности цензоры, были компетентны не допускать лиц с сомнительной репутацией к исполнению должностных функций, преторы – к участию в суде. Постепенно выработался и укрепился институт преторской infamia (бесчестие). Infamia наступала в силу определенных обстоятельств (удаление из легионов за безнравственное поведение, двойное обручение и т.п.).

В результате infamia лицо лишалось права быть представителем в суде, опекуном, избираться на общественные должности. Помимо того, преторским эдиктом ограничивалась правоспособность носителей некоторых профессий и безнравственных промыслов: актеров, сводников, проституток, т.е. лиц, "покрытых позором" (turpitudo). Они, в частности, ущемлялись в наследственных правах.

Литература

1. Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов / Под общ. ред. акад. РАН, д.ю.н., проф. В.С. Нерсесянца. – 2-е изд., изм. и доп. – М.: Норма, 2006.

2. Покровский И.А. История римского права. – М.: Статут, 2004.

3.Тархов В.А. Римское частное право. Учебное пособие для студентов юридических вузов. – Саратов, Издательство СГУ, 1994

4. Римское частное право: учебник / под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. – М.: ИД "Юриспруденция", 2006.

5. Закон XII таблиц // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. Под ред. Черниловского З.М. М., 1984.

6. Институции Гая // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. Под ред. Черниловского З.М. М., 1984.

7.Хрестоматия по истории Древнего Рима под редакцией В.И. Кузищина, Высшая Школа, М. 1987