Обязательства как бы из деликта

Обязательства как бы из деликта: понятие и виды.

Статьи по теме
Искать по теме

Основания возникновения обязательств были сведены в римском праве в конечном его развитии к четырем: контракт, деликт, квази-контракт, квази-деликт (п. 432).

Эта классификация оснований возникновения обязательств вслед за Гаем была воспроизведена Институциями Юстиниана (I. 3. 13. 2; 3. 27. 4. 5).

Ее нельзя, однако, не признать мало удачной: если трудно уловить общие черты фактических положений, отнесенных Гаем, и вслед за ним Юстинианом, к числу квази-контрактов, а также найти признаки, сближающие их с контрактами, то не менее трудно на основании четырех приведенных Гаем и воспроизведенных Юстинианом примеров квази-деликтов, построить общее понятие квази-деликта. Поэтому современные исследователи римского права обыкновенно ограничиваются воспроизведением этих примеров и указанием на то, что перечень квази-деликтов можно было бы значительно удлинить, включив в него, в частности, ряд случаев, в которых в связи с определенными другими правоотношениями признавалась обязанность возмещения невиновно причиненного вреда, например, при предъявлении actio quod metus causa или actio Pauliana не к лицу, учинившему metus, или к должнику, действовавшему in fraudem creditoris, а к третьему лицу, которое, не будучи соучастником, извлекло, однако, выгоду из действий лица, виновного в совершении metus, или из сделки должника, совершенной, во вред кредиторам.

Теперь рассмотрим отдельные виды квази-деликтов

Index litem suam fecit. Институции Юстиниана так же, как Институции Гая, приводят следующие примеры обязательства из квази-деликтов:

Ответственность судьи за умышленно неправильное или небрежное разрешение судебного дела или за нарушение каких-либо судейских обязанностей, например, за неявку в назначенный день для рассмотрения дела. В этих случаях судья "делает процесс своим", litem suam fecit, т.е. становится ответственным, невидимому, за весь ущерб, понесенный потерпевшей от его действий стороной.

Actio de effnsis et deiectis. Ответственность на основании преторского иска, actio de effusis et deiectis, лица, из дома которого, хотя бы и без вины хозяина, было что-нибудь вылито или выброшено на улицу или на площадь. Собственник потерпевшего от такого действия раба или животного так же, как и собственник поврежденной вещи, был вправе предъявить иск в двойной сумме понесенного ущерба. Свободному человеку, которому указанными действиями было нанесено ранение, давалась actio in bonum et aequum concepta о возмещении понесенного им убытка. Наконец, если была причинена смерть свободному человеку, любое лицо было вправе предъявить популярный иск (actio popularis) о взыскании с хозяина дома штрафа в сумме 50 тыс. сестерций.

Actio de positis et suspcnsis. Такая же actio popularis, носившая в этом случае название actio de positis et suspensis, давалась любому желающему против хозяина дома, если у этого дома что-нибудь было поставлено или повешено так, что могло причинить вред прохожим (небрежно повешенные вывески и т.п.). Предметом иска было взыскание штрафа в сумме 10 тысяч сестерций.

Ответственность nautarum, cauponum, stabilariorum за деликты их слуг. Преторские иски, которые давались против хозяина корабля, содержателей гостиниц и постоялых дворов за dolus и furtum совершенные их слугами на корабле, в гостинице, или на постоялом дворе по отношению к проезжающим. Предметом иска было взыскание двойного размера ущерба, понесенного проезжающим. Таким образом проезжающие наделялись энергичными средствами защиты: им давался иск против хозяина корабля, гостиницы. или постоялого двора из receptum nautarum (п. 547). Они могли предъявить соответствующий деликтный иск к непосредственному виновнику вреда – слуге и, наконец, вместо иска к непосредственному виновнику вреда – слуге, они могли предъявить иск о возмещении в двойном размере понесенного ими вреда к хозяину корабля или гостиницы, который, по общему правилу, был, разумеется, более платежеспособен, чем слуга.