Общенаучные и частнонаучные методы. Их применение в армии

Общенаучные и частнонаучные методы. Их применение в армии

Статьи по теме
Искать по теме

Одна из важных особенностей научного познания в сравнении с обыденным состоит в его организованности и использовании целого ряда научных методов исследования.

Под методом при этом понимается совокупность приемов, способов, правил познавательной, теоретической и практической, преобразующей деятельности людей.

Эти приемы, правила, в конечном счете, устанавливаются не произвольно, а разрабатываются исходя из закономерностей самих изучаемых объектов. Поэтому методы познания столь же многообразны, как и сама действительность.

Что касается научных, но более узкоспециализированных методов, то не следует забывать, что фундаментальная наука представляет собой, по сути, комплекс дисциплин, которые имеют свой специфический предмет и свои своеобразные методы исследования.

Существуют и методы междисциплинарного исследования как совокупность ряда синтетических, интегративных способов (возникших как результат сочетания элементов различных уровней методологии), нацеленных главным образом на стыки научных дисциплин.

Широкое применение эти методы нашли в реализации комплексных научных программ в различных сферах жизнедеятельности общества.

К числу характерных признаков научного метода чаще всего относят свойственные им всем: объективность, воспроизводимость, эвристичность, необходимость, конкретность.

Научные методы познания пока что применяются больше теоретиками военного искусства. Но даже в этом плане значимость их является несомненной, ведь научные методы помогут получить практические результаты в армейской деятельности.

1. Общенаучные методы

В современной философско-методологической литературе различают несколько аспектов метода как такового. Так, некоторые исследователи считают, что каждый метод имеет три основных аспекта: объективно-содержательный, операциональный и праксеологический.

Первый аспект выражает обусловленность (детерминированность) метода предметом познания через посредство теории. Операциональный аспект фиксирует зависимость содержания метода не столько от объекта, сколько от субъекта познания, от его компетентности и способности перевести соответствующую теорию в систему правил, принципов, приемов, которые в своей совокупности и образуют метод. Праксеологический аспект метода составляют такие его свойства, как эффективность, надежность, ясность, конструктивность и т.п.

Общенаучные методы, находят применение во всех или почти во всех науках. И своеобразие, и отличие этих всеобщих методов в том, что они находят применение не на всех, а лишь на определенных этапах процесса познания.

Например, индукция играет ведущую роль на эмпирическом, а дедукция – на теоретическом уровне познания, анализ преобладает на начальной стадии исследования, а синтез – на заключительной и т.д. При этом в самих общенаучных методах находят, как правило, свое проявление и преломление требования всеобщих методов.

Методы науки (способы познания) обеспечивают обобщение – как движение от эмпирии к теории все более высоких порядков.

По одной из существующих классификаций эти способы различаются:

а) глубиной проникновения в действительность (наличным знанием);

б) активностью познающего.

И тогда среди общенаучных методов различают: наблюдение, эксперимент и моделирование.

Наблюдение это фиксация существующего. Чем меньше вмешательство субъекта в действительность, тем более качественно и объективно наблюдение.

Эксперимент – создание условий, при которых проявляется то, что нужно исследователю. Эксперимент аналитичен и абстрактен. Переменные, которые исследователь изменяет по своему усмотрению, называются независимыми (в математике – "аргумент"; в психологии – условия для возникновения и существования психики).

Переменные, изменение которых исследователь учитывает, наблюдает, называются зависимыми; в той же математике, например, это – функция; в психологии – поведение. А зависимые переменные – это реакции человека на оказанные воздействия.

Моделирование – воспроизведение известного об объекте для получения новых сведений о нем. Моделирование предполагает синтез и конкретизацию. Создав модель, исследователь манипулирует ею, помещает в различные условия, наблюдает и экспериментирует. Результаты могут подтверждать исходное знание, опровергать его или же стимулировать исследователя к пересмотру наличных знаний.

Иногда используется и иная классификация: все методы современной науки делятся на теоретические и эмпирические. Деление это весьма условное. Но от теоретических и эмпирических методов отличают интерпретационные методы, в частности методы представления и обработки данных.

При проведении теоретического исследования ученый имеет дело не с самой реальностью, а с ее мысленной репрезентацией – представлением в форме умственных образов, формул, пространственно-динамических моделей, схем, описаний в естественном языке и т. д. Теоретическая работа совершается мысленно.

Эмпирическое исследование проводится для проверки правильности теоретических построений. Ученый взаимодействует с самим объектом, а не с его знаково-символическим или пространственно-образным аналогом. Обрабатывая и интерпретируя данные эмпирического исследования, экспериментатор так же, как и теоретик, работает с графиками, таблицами, формулами, но взаимодействие с ними протекает в основном во внешнем плане действия: рисуются схемы, с помощью компьютера делаются расчеты и пр.

В теоретическом исследовании проводится мысленный эксперимент, когда идеализированный объект исследования (точнее – умственный образ) ставится в различные условия (также мысленные), после чего, на основе логических рассуждений анализируется его возможное поведение.

Тогда наблюдение и эксперимент можно отнести к разновидностям общенаучных эмпирических методов, а метод моделирования, согласно этой класификации, отличен как от теоретического метода, дающего обобщенное, абстрагированное знание, так и от эмпирического.

При моделировании исследователь пользуется методом аналогий, умозаключением "от частного к частному", тогда как экспериментатор работает с помощью методов индукции (математическая статистика является современным вариантом индуктивного вывода). Теоретик пользуется правилами дедуктивного умозаключения, разработанными еще Аристотелем.

С наблюдением связан так называемый идиографический подход к исследованию реальности. Последователи этого подхода считают его единственно возможным в науках, изучающих уникальные объекты, их поведение и историю. Идиографический подход требует наблюдения и фиксации единичных явлений и событий.

Идиографическому подходу противостоит номотетический подход – исследование, выявляющее общие законы развития, существования и взаимодействия объектов.

Таким образом, в зависимости от роли и места в процессе научного познания можно выделить методы формальные и содержательные, эмпирические и теоретические, фундаментальные и прикладные, методы исследования и изложения и т.п.

Следует подчеркнуть, что методы эмпирического исследования никогда не реализуются "вслепую", а всегда "теоретически нагружены", направляются определенными концептуальными идеями.

Содержание изучаемых наукой объектов служит критерием для различения, например, методов естествознания и методов социально-гуманитарных наук.

В свою очередь методы естественных наук могут быть подразделены на методы изучения неживой природы и методы изучения живой природы и т.п. Выделяют также качественные и количественные методы, однозначно-детерминистские и вероятностные, методы непосредственного и опосредованного познания, оригинальные и производные и т.д.

Общенаучные подходы и методы исследования, которые получили широкое развитие и применение в современной науке. Они выступают в качестве своеобразной "промежуточной методологии" между философией и фундаментальными теоретико-методологическими положениями специальных наук. К общенаучным понятиям чаще всего относят такие понятия, как информация, модель, структура, функция, система, элемент, оптимальность, вероятность и др.

Характерными чертами общенаучных понятий являются, во-первых, соединение в их содержании отдельных свойств, признаков, понятий ряда частных наук и философских категорий. Во-вторых, возможность (в отличие от последних) их формализации, уточнения средствами математической теории, символической логики.

Для науки характерна постоянная методологическая рефлексия.

Это означает, что в ней изучение объектов, выявление их специфики, свойств и связей всегда в той или иной мере сопровождается осознанием самих исследовательских процедур, т. е. изучение используемых при этом методов, средств и приемов, при помощи которых познаются данные объекты.

В современной методологии выделяют различные уровни критериев научности, относя к ним, кроме названных, такие как внутренняя системность знания, его формальная непротиворечивость, опытная проверяемость, воспроизводимость, открытость для критики, свобода от предвзятости, строгость и т. д.

Итак, научное познание (и знание как его результат) есть целостная развивающаяся система, имеющая довольно сложную структуру. Последняя выражает собой единство устойчивых взаимосвязей между элементами данной системы. Структура научного познания может быть представлена в различных ее срезах и соответственно – в совокупности специфических своих элементов. В качестве таковых могут выступать: объект (предметная область познания); субъект познания; средства, методы познания – его орудия (материальные и духовные) и условия осуществления.

Предмет социального познания – мир человека, а не просто вещь как таковая. А это значит, что данный предмет имеет субъективное измерение, в него включен человек как "автор и исполнитель своей собственной драмы", которую он же и познает.

Гуманитарное познание имеет дело с обществом, социальными отношениями, где тесно переплетаются материальное и идеальное, объективное и субъективное, сознательное и стихийное и т. п., где люди выражают свои интересы, ставят и реализуют определенные цели и т. д.

Социальное познание ориентировано прежде всего на процессы, т. е. на развитие общественных явлений. Главный интерес тут – динамика, а не статика, ибо общество практически лишено стационарных, неизменных состояний. Поэтому главный принцип его исследования на всех уровнях – историзм, который был гораздо раньше сформулирован в гуманитарных науках, чем в естествознании, хотя и здесь – особенно в XX в. – он играет исключительно важную роль.

И именно социальное познание играет большую роль а армейской деятельности, так как армия есть часть общества, то есть, сугубо социального образования.

В социальном познании исключительное внимание уделяется единичному, индивидуальному (даже уникальному), но на основе конкретно-общего, закономерного. Это говорит о необходимости индивидуального подхода, при том условии, что в армии нет возможности для проявления яркой индивидуальности. Армейская дисциплина уравнивает всех, но соблюдение этой дисциплины невозможно без учета, что армейское подразделение состоит все же из людей, а каждый человек в той или иной степени представляет собой особого рода явление, во многом уникальное, то есть, единичное.

Социальное познание – всегда ценностно-смысловое освоение и воспроизведение человеческого бытия, которое всегда есть осмысленное бытие. М. Вебер считал, что важнейшая задача гуманитарных наук – установить, "есть ли в этом мире смысл и есть ли смысл существовать в этом мире". Но в решении данного вопроса должны помочь религия и философия, но не естествознание, ибо оно таких вопросов не ставит.

Социальное познание неразрывно и постоянно связано с предметными ценностями (оценка явлений с точки зрения добра и зла, справедливого и несправедливого и т. п.) и "субъективными" (установки, взгляды, нормы, цели и т. п.). Они указывают на человечески значимую и культурную роль определенных явлений действительности.

Таковы, в частности, политические, мировоззренческие, нравственные убеждения человека, его привязанности, принципы и мотивы поведения и т.д. Все указанные и им подобные моменты входят в процесс социального исследования и неизбежно сказываются на содержании получаемых в этом процессе знаний.

И как бы то ни было, военнослужащий тоже имеет эти определенные ценности, которые должны иметь общность (любовь к Родине), но при этом будут в любых условиях сохранять индивидуальность. Содержание понятия "родина" у каждого будет в чем-то свое, и это придется принять, как данность.

Социальное познание имеет текстовую природу, т. е. между объектом и субъектом социального познания стоят письменные источники (хроники, документы и т. п.) и археологические источники. Иными словами, тут происходит отражение отражения: социальная реальность предстает в текстах, в знаково-символическом выражении.

Весьма сложным и очень опосредованным является характер взаимосвязи объекта и субъекта социального познания. Если естественные науки непосредственно нацелены на вещи, их свойства и отношения, то гуманитарные – на тексты, которые выражены в определенной знаковой форме и которым присуще значение, смысл, ценность.

Особенностью социального познания является его преимущественная ориентация на "качественную окраску событий". Явления исследуются главным образом со стороны качества, а не количества. Поэтому удельный вес количественных методов в социальном познании намного меньше, чем в науках естественно-математического цикла. Однако и здесь все шире развертываются процессы математизации, компьютеризации, формализации знания и т. п.

Т.е. личность военнослужащего можно изучить, как и любую другую личность, вполне поддается изучению и коллектив армейского подразделения, как социальная группа.

Метод любого уровня общности имеет не только теоретический, но и практический характер: он возникает из реального жизненного процесса и снова уходит в него. Метод не может быть дан весь, целиком до начала всякого исследования, но в значительной мере должен формироваться каждый раз заново в соответствии со спецификой предмета.

Метод не навязывается предмету познания или действия, а изменяется в соответствии с их спецификой. Научное исследование предполагает тщательное знание фактов и других данных, относящихся к его предмету. Оно осуществляется как движение в определенном материале, изучение его особенностей, форм развития, связей, отношений и т. п.

Итак, истинность метода всегда обусловлена содержанием предмета (объекта) исследования.

Метод не есть совокупность умозрительных, субъективистских приемов, правил, процедур, вырабатываемых независимо от материальной действительности, практики, вне и помимо объективных законов ее развития. Поэтому необходимо искать происхождение метода не в головах людей, не в сознании, а в практике, в материальной действительности.

Но в последней – как бы тщательно ни искали – мы не найдем никаких методов, а отыщем лишь объективные законы природы и общества.

Таким образом, метод существует, развивается только в сложной диалектике субъективного и объективного при определяющей роли последнего. В этом смысле любой научный метод прежде всего объективен, содержателен, фактичен. Вместе с тем он одновременно субъективен, но не как чистый произвол, "безбрежная субъективность", а как продолжение и завершение объективности, из которой он вырастает.

Субъективная сторона метода выражается не только в том, что на основе объективной стороны (познанные закономерности реальной действительности) формулируются определенные принципы, правила, регулятивы.

Каждый метод субъективен и в том смысле, что его носителем является конкретный индивид, субъект, для которого, собственно говоря, данный метод и предназначен.

В свое время Гегель справедливо подчеркивал, что метод есть "орудие", некоторое стоящее на стороне субъекта средство, через которое он соотносится с объектом.

2. Частнонаучные методы и их применение в армии

Эффективность научного познания в значительной мере обусловлена применяемыми методами. Поэтому проблема метода – одна из центральных проблем теории познания, особенно начиная с Нового времени.

Часть методов опирается на обычную практику обращения человека с предметами материального мира, другие предполагают более глубокое обоснование – теоретическое, научное.

Долгое время анализ науки и научного познания проводился по "модели" естественно-математического знания. Характеристики последнего считались свойственными науке в целом как таковой, что особенно наглядно выражено в сциентизме. В последние годы резко возрос интерес к социальному (гуманитарному) познанию, которое рассматривается как один из своеобразных видов научного познания. Когда о нем идет речь, то следует иметь в виду два его аспекта:

- любое познание в каждой из своих форм всегда социально, поскольку есть общественный продукт, и детерминировано культурно-историческими причинами;

- один из видов научного познания, который имеет своим предметом социальные (общественные) явления и процессы – общество в целом или его отдельные стороны (экономику, политику, духовную сферу, различные индивидуальные образования и т. п.).

При этом в исследовании недопустимо как сведение социального к природному, в частности, попытки объяснить общественные процессы только законами механики ("механицизм") или биологии ("биологизм"), так и противопоставление природного и социального, вплоть до их полного разрыва.

Научные методы представляют собой, по сути, оборотную сторону теорий. Теория – наиболее развитая форма научного знания, дающая целостное отображение закономерных и существенных связей определенной области действительности.

Всякая теория объясняет, что собой представляет тот или иной фрагмент реальности. Но, объясняя, она тем самым показывает, как с этой реальностью следует обращаться, что с ней можно и нужно делать.

Любая теория – это целостная развивающаяся система истинного знания (включающая и элементы заблуждения), которая имеет сложную структуру и выполняет ряд функций.

В современной методологии науки выделяют следующие основные элементы теории:

- исходные основания – фундаментальные понятия, принципы, законы, уравнения, аксиомы и т. п.;

- идеализированный объект – абстрактная модель существенных свойств и связей изучаемых предметов;

- логика теории – формальная, нацеленная на прояснение структуры готового знания, на описание его формальных связей и элементов, и диалектика – направленная на исследование взаимосвязи и развития категорий, законов, принципов и других форм теоретического знания.

Теория как бы "сворачивается" в метод. В свою очередь, метод, направляя и регулируя дальнейшую познавательную деятельность, способствует дальнейшему развертыванию и углублению знания.

"Человеческое знание по существу и приобрело научную форму именно тогда, когда "догадалось" отследить и сделать ясными методы своего появления на свет".

Конечное предназначение любой теории – быть воплощенной в практику, быть "руководством к действию" по изменению реальной действительности. Поэтому вполне справедливо популярное утверждение о том, что нет ничего практичнее, чем хорошая теория.

Теоретическое знание только тогда является таковым, когда оно именно в качестве системы знания достоверно и адекватно отражает определенную сторону практики, какую-либо предметную область. Причем такое отражение является не пассивным, а активным, творческим, выражающим объективные закономерности. Самое существенное требование к любой научной теории – ее соответствие реальным фактам в их взаимосвязи, без всякого исключения.

Теория должна не просто отражать объективную реальность так, как она есть теперь, но и обнаруживать ее тенденции, главные направления ее развития от прошлого к настоящему, а затем и будущему. Поэтому теория не может быть чем-то неизменным, раз навсегда данным, а должна постоянно развиваться, углубляться, совершенствоваться и т. п., выражать в своем содержании развитие практики.

Наиболее практичной является теория в ее самом зрелом состоянии. Поэтому необходимо всегда держать ее на самом высоком научном уровне, глубоко и всесторонне разрабатывать ее, обобщая новейшие процессы и явления жизни, практики. Только полная и высоконаучная основательная теория (а не эмпирические, обыденные знания) может быть руководством для соответствующей формы практической деятельности.

Не на любой, а на достаточно зрелой ступени своего развития наука становится теоретической основой практической деятельности, которая, в свою очередь, должна достичь определенного достаточно высокого уровня, чтобы стало возможным систематическое (и экономически оправданное) практическое применение науки.

Теория (даже самая глубокая и содержательная) сама по себе ничего изменить не может. Она становится материальной силой лишь тогда, когда овладевает массами. Для осуществления идей требуются люди, которые должны употребить практическую силу и энергия которых воплощает теорию в реальную действительность, опредмечивает те или иные научные идеи, реализует их в определенных материальных формах.

Практика людей, овладевших теорией как программой деятельности, и есть опредмечивание теоретического знания. В процессе опредмечивания теории в практике люди не только создают то, чего природа сама по себе не создавала, но одновременно обогащают свои теоретические знания, проверяют и удостоверяют их истинность, развиваются и совершенствуются сами.

Практическая реализация знания требует не только тех, кто будет осуществлять воплощение теории в практику, но и необходимых средств воплощения – как объективных, так и субъективных. Это, в частности, формы организации общественных сил, те или иные социальные институты, необходимые технические средства и т. д.

Сюда же относятся формы и методы познания и практического действия, способы и средства решения назревших теоретических и практических проблем и т. п.

Материализация теории в практике должна быть не единовременным актом (с угасанием ее в итоге), а процессом, в ходе которого вместо уже реализованных теоретических положений появляются новые, более содержательные и развитые, которые ставят перед практикой более сложные задачи, требуют новых форм и условий своей опредмечивания.

Успешная реализация в практике теоретических знаний обеспечивается лишь в том случае, когда люди убеждены в истинности тех знаний, которые они собираются применить в жизни. Без превращения идеи в личное убеждение, веру человека невозможна практическая реализация теоретических идей.

Теория, отражая действительность, преобразуется, трансформируется в метод посредством разработки, формулирования вытекающих из нее принципов, правил, приемов и т. п., которые возвращаются в теорию (а через нее – в практику), ибо субъект может применять их в качестве регулятивов в ходе познания и изменения окружающего мира по его собственным законам.

Поскольку в научном познании истинным должен быть не только его конечный результат (совокупность знаний), но и ведущий к нему путь, т. е. метод, постигающий и удерживающий специфику именно данного предмета, то поэтому нельзя разводить предмет и метод, видеть в последнем только внешнее, независимое средство по отношению к предмету и лишь налагаемое на него чисто внешним образом.

Как известно, любой метод разрабатывается на основе определенной теории, которая тем самым выступает его необходимой предпосылкой. Эффективность, сила каждого метода обусловлены содержательностью, глубиной, фундаментальностью теории. В свою очередь, метод расширяется в систему, т. е. используется для дальнейшего углубления и развертывания знания, его материализации в практике.

Метод существует, развивается только в сложной диалектике субъективного и объективного, при определяющей роли последнего. В этом смысле любой метод, прежде всего, объективен, содержателен, фактичен.

Вместе с тем он одновременно субъективен, но не как совокупность умозрительных приемов, правил и процедур, а как продолжение и завершение объективности, из которой он вырастает.

Частные, или специальные, методы, характерные для отдельных наук или областей практической деятельности.

Иными словами, частнонаучные методы представляют собой совокупность способов, принципов познания, исследовательских приемов и процедур, применяемых в той или иной науке, соответствующей данной основной форме движения материи. Это методы механики, физики, химии, биологии и социально-гуманитарных наук.

Здесь же можно упомянуть дисциплинарные методы, т. е. системы приемов, применяемых в той или иной дисциплине, входящей в какую-либо отрасль науки или возникшей на стыке наук.

Во введении уже говорилось, что каждая фундаментальная наука, в сущности, представляет собой комплекс дисциплин, которые имеют специфический предмет и своеобразные методы исследования. И только междисциплинарные методы можно назвать здесь в качестве объединяющих моментов.

Методы междисциплинарного исследования можно определить как совокупность ряда синтетических, интегративных способов (возникших в результате сочетания элементов различных уровней методологии), нацеленных главным образом на стыки научных дисциплин.

Таким образом, в научном познании функционирует сложная, динамичная, целостная, субординированная система многообразных методов разных уровней, сфер действий, направленности и т. п., которые всегда реализуются с учетом конкретных условий.

Для современного, этапа развития науки характерны следующие основные методологические новации:

1. Изменение характера объекта исследования (им все чаще становится саморазвивающиеся открытые сложные системы и усиление роли

междисциплинарных, комплексных программ в их изучении.

2. Осознание необходимости глобального всестороннего взгляда на мир. Отсюда – сближение естественных и социальных наук (и обмен между ними частнонаучными методами), восточного и западного мышления, рациональных и иррациональных, научных и вненаучных подходов и т. п.

Все более характерным для современной науки становится методологический плюрализм.

3. Широкое внедрение во все частные науки и научные дисциплины идей и методов синергетики – теории самоорганизации, ориентированной на поиск законов эволюции открытых неравновесных систем любой природы – природных, социальных, познавательных.

4. Выдвижение на передовые позиции таких понятий, как неопределенность (вид взаимодействий, лишенный конечной устойчивой формы), схоластичность, вероятность, порядок и хаос, нелинейность, информация и др., выражающих характеристики нашего неравновесного, нестабильного мира в целом и каждой из его сфер.

Обрели вторую жизнь и плодотворно работают в современной науке категории случайности, возможности, развития и противоречия, причинности и т.п.

На основе общенаучных понятий и концепций формулируются соответствующие методы и принципы познания, которые и обеспечивают связь и оптимальное взаимодействие философии со специально-научным знанием и его методами.

Методы познания в реальном научном исследовании всегда работают во взаимосвязи, определяемой особенностями изучаемого объекта, а также спецификой того или иного этапа исследования. В процессе развития научного познания совершенствуются и его методы, формируются новые приемы и способы производства знания, постижения истины.

Важнейшей характеристикой знания является его динамика, т. е. его рост, изменение, развитие и т. п. Эта идея, не такая уж новая, была высказана уже в античной философии, а Гегель сформулировал ее в положении о том, что "истина есть процесс", а не "готовый результат".

Активно исследовалась эта проблема основоположниками и представителями диалектико-материалистической философии – особенно с методологических позиций материалистического понимания истории и материалистической диалектики с учетом социокультурной обусловленности этого процесса.

Методологические принципы могут быть жесткими и гибкими. Первые позволяют исследовать объект только в данном направлении или аспекте, без учета других факторов, таковы, например, структурный подход в лингвистике, ранний бихевиоризм и феноменализм в социологии. Вторые, отличаясь гибкостью и большим диапазоном, позволяют исследовать объект в разных аспектах, таковы, например, диалектический, функциональный, прагматический подходы в социологии, психологии, лингвистике и других научных областях возникает вопрос, можно ли заимствовать из смежных и даже отдаленных наук частные методы или пользоваться их результатами.

Непременным условием выбора частнонаучных методов является их соотнесенность с определенной, стержневой методологической концепцией. В противном случае исследователь может набрать механически соединенные разнородные принципы, эклектичные взгляды и теории, не имеющие научной ценности.

Среди других требований, предъявляемых к частнонаучным методам, отмечаются следующие: объективность – опосредованность достоверными знаниями, обобщающая ценность – возможность применения к большому числу объектов, моделирование, эвристичность, возможность проверки результатов.

Для правильного выбора того или иного метода, применимого к армейским условиям, необходимо с максимальной четкостью представлять себе цель его применения.

Исследователь получает объект на онтологическом уровне в целостном, синтезированном от природы виде, анализирует этот объект – разлагает его на части для понимания его структуры и функций и, наконец, с учетом добытых знаний представляет его в целостном виде на гносеологическом уровне. Нарушение этого принципа ведет к незавершенности исследования или даже к искажению его результатов. Так, например, если не учесть хотя бы один из уровней коммуникации, мы получим неполное, а значит, в какой-то мере искаженное представление о коммуникации в целом. Соблюдение этого принципа важно еще и потому, что лишь в целостном представлении объекта можно определить его функции.

В настоящее время, когда армия живет в ожидании новых реформ, использование общенаучных и взятых на их основе частнонаучных методов в армейской деятельности становится абсолютной необходимостью.

В нынешних условиях, когда межнациональные территориальные претензии, более-менее, стабилизировались, и информация стала общедоступной, и переработка этой информации на индивидуальном уровне стала возможной и даже неизбежной, возникает возможность и потребность в мире, переосмыслить социальные структуры, как гражданские, так и военные.

Военизированные структуры вполне естественно ориентированы по задаче "найти и уничтожить очаги сопротивления". И управление такой структурой в боевых условиях, требует жесткого подчинения (вертикальная власть). Но в отсутствии непосредственной опасности боя, не стоит забывать, что армия состоит из индивидов.

Таким образом, идет ли речь о психологической подготовке, воспитательной работе, правовых аспектах военной службы, одним словом, о любых моментах армейской деятельности, необходимо владеть научными методами социологии, психологии, криминологии, чтобы продолжать контролировать различные стороны указанной деятельности.

Еще раз подчеркнем, что выбор общенаучных методов влечет за собой необходимость выбора частнонаучных, и зависит это от прикладной цели, преследуемой в конкретном случае.

При обосновании частнонаучных методов следует исходить из необходимости исследования взаимосвязи трех составляющих социологии коммуникации – социальных структур, коммуникативных систем и коммуникативных средств.

Все это, безусловно, имеет место в армии, поэтому поддержка ее надлежащих социальных структур и воспитательная работа с военнослужащими должны вестись с учетом достижений сегодняшней реализации научных методов на практике.

Выбор методов, последовательность и техника их применения, то есть, вся методика, определяется также объемом, характером фактического материала и условиями, в которых данный метод применяется.

Помимо этого, сама боевая практика и развитие военной теории требуют постоянного совершенствования и поиска новых способов ведения боевых действий и операций. Это в полной мере относится к разработке перспективных взглядов и положений, касающихся вооруженной борьбы в горных регионах, организации специальной подготовки войск для действий, например, на труднодоступной местности.

Это тоже может опираться на реализацию общенаучных методов (наблюдения, моделирования – для рекогносцировки) и частнонаучных, связанных с географическими или, скажем, этнографическими особенностями местности, где проводятся военные действия.

Следует учитывать целесообразность создания на отдельных операционных направлениях армейских (корпусных) учебных центров подготовки, работающих по сменному принципу.

Наличие в них оборудованных учебных классов позволяет достичь высокого уровня информационно-методического обеспечения, повысить качество методической системы обучения и всего учебно-воспитательного процесса.

Совершенно очевидно, что функции предлагаемых учебных центров могут быть расширены, давая возможность осуществлять комплексную подготовку войск тыла, включая обучение по использованию вьючного транспорта, эвакуации раненых и больных в той или иной местности, наделенной некими условиями.

Реализация этого позволит, на наш взгляд, повысить эффективность учебных центров, качество проводимых учебных мероприятий, будет способствовать освоению смежных специальностей, выработке у военнослужащих тактического мышления, физической и морально-психологической устойчивости, инициативы и творчества, боевому сотрудничеству соединений и частей.

А для этого необходимо овладение, как общенаучными, так и частнонаучными методами.

Выводы

Полное пренебрежение военной наукой, а следовательно, и научными методами, идущее от несомненного недостатка образования, культуры и личного опыта вождения войск нашим высшим командным составом, приводило на практике к нашим неудачам в войнах, и исторически всегда не давало России возможности качественно провести военные реформы, и Россия, год за годом и век за веком отставала в своем военном развитии.

Сегодня нам необходима инновационная армия, где к профессионализму, техническому кругозору и компетентности военных предъявляются требования принципиально иного, самого современного уровня.

Многообразие видов человеческой деятельности обусловливает многообразный спектр методов, которые могут быть классифицированы по самым различным основаниям (критериям).

Прежде всего следует выделить методы духовной, идеальной (в том числе научной) и методы практической, материальной деятельности.

В настоящее время стало очевидным, что система методов, методология не может быть ограничена лишь сферой научного познания, она должна выходить за ее пределы и непременно включать в свою орбиту и сферу практики. При этом необходимо иметь в виду тесное взаимодействие этих двух сфер.

Что же касается частнонаучных принципов, то они определяются особенностями той или иной научной области как в плане предмета исследования, так и степени его теоретической разработанности. В свою очередь, эти принципы составляют основу методологической базы исследования, или, как говорят, теорию метода.

Чем глубже эта теория отражает реальную сущность объектов, их взаимосвязи и функции, тем лучше. На этом уровне методологии налицо полевая структура частнонаучных методов, которые группируются вокруг центрального метода, по названию часто совпадающего с основным методологическим принципом, например, диалектический, функциональный, сравнительный, структурный и др.

Современный этап развития Вооруженных Сил России предъявляет повышенные требования к военным кадрам, их деловым, профессиональным, общечеловеческим, морально-боевым и другим качествам, выдвигает новые задачи по совершенствованию их профессиональной подготовки. Существенную роль в решении этих задач играет богатый исторический опыт использования всего арсенала ее форм и методов.

Поэтому использование обще- и частнонаучных методов в современной армии является насущной необходимостью.

Частнонаучные методы могут изменяться в зависимости от социально-политической обстановки в стране, задач, решаемых Вооруженными Силами, а также с учетом достижений науки и передовой практики, но само их наличие в армейской практике и необходимость в применении не должны ставиться под сомнение.

Литература

1. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия.- М.: Гардарики, 2001.

2. Аруцев А.А. и др. Концепции современного естествознания.- М.: 2007.

3. Владимиров А. Об инновационных Вооруженных Силах России, национальной военной мысли, военной науке и профессиональном военном образовании

4. Горелов А. А. Концепции современного естествознания. – М.: Логос, 1997

5. Грунтовский И. Основные формы и методы индивидуально-воспитательной работы // Ориентир. – 2005. – № 5.

6. Еремеев Б. А. Психология и педагогика – М.: Дрофа, 2007.

7. Ивин А.А. Логика.- М.: Проспект, 2003.

8. Канке В.А. Основы философии.- М.: Логос, 2006.

9. Кравец А. С. Методология науки. – Воронеж. 1991.

10. Лихин А.Ф. Концепции современного естествознания.- М.: Проспект, 2006

11. Лямзин М. Организация воспитательной работы в части (подразделении). Формы и методы воспитательной работы с подчиненными // Ориентир. -2002. – № I

12. Найдыш В.Н. Концепции современного естествознания.- М.: Логос, 2004.

13. Рузавин Г.И. Концепции современного естествознания.- М.: НОРМА, 2007

14. Советская военная энциклопедия. Т. 7. – М.: Сов. энциклопедия. 1979.

15. Спиркин А.Г. Философия.- М.: Проспект, 2004.

16. Степин В.С. Философская антропология и философия науки. – М.: Книга, 1999.

17. Суханов А.Д., Голубева О.Н. Концепции современного естествознания. – М.: Дрофа, 2004.

18. Философия и методология науки/Под ред. В.И. Купцова. – М.: Аспект-Пресс, 1996.

19. Хаджаров М.Х. Эволюция науки и развитие научного мышления.- М.ИНФРА-М, 2000.

20. Ширяев В.Н. Актуальные проблемы совершенствования водно-десантной подготовки войск Доклад на 2-й Международной научно-практической конференции РГУФКТ, 23.11.2006.