Образование ФРГ

Образование ФРГ.

Статьи по теме
Искать по теме

Хозяйственная реформа 1948 года в Западной Германии круто повернула судьбу этой страны: обесцененные бумажные деньги превратились в желаемую всеми валюту; запасы предприятий в несколько дней перекочевали на полки магазинов, спекулянты исчезли. За два года производство товаров широкого потребления увеличилось вдвое, достигнув "досоциалистического" уровня. И началось победное шествие Западной Германии как передовой страны Западной Европы, обгоняющей в хозяйственном отношении своих победителей.

В исторической литературе это явление получило имя "германского чуда". Архитектором этого "чуда" был проф. Людвиг Эрхард, директор Управления хозяйства объединенных западных зон оккупации в 1948 году, министр народного хозяйства вновь созданной Федеративной Республики Германии (ФРГ или ГФР) с 1949 по 1963 год, и канцлер республики после смерти Аденауэра в 1963-66 гг.

Финансово-хозяйственная реформа 1948 г. в Западной Германии

Разрушение крупного экономического потенциала в ходе декартелизации в англо-американской зоне закончилось к 1950 г., в советской зоне еще раньше. Декартелизация встретила на своем пути с самого начала ряд трудностей, связанных прежде всего с разным толкованием ее в отдельных зонах. Стороны в СКС так и не смогли выработать общих критериев понятия "монополистическое объединение". Демонтаж крупных немецких предприятий угрожал полным срывом репарационных поставок, приводил к разрушению производства, превращая 2/3 его оборудования в металлолом. Декартелизация в связи с этим стала проводиться по принципу денацификации. Этому способствовало то, что значительная часть крупных немецких промышленников была арестована за соучастие в преступлениях рейха, а их имущество секвестировано. За исключением той его части, которая шла на репарационные поставки, оно передавалось в распоряжение земель.

Разрушение крупного экономического потенциала имело и определенные позитивные последствия, выразившиеся не только в структурной перестройке промышленности, в обновлении технологии производства, но и в принципиальном изменении всей государственной хозяйственной политики, направленной отныне не на милитаризацию, а на восстановление и рост промышленного производства в мирных целях [Бадак А.Н., Войнич И.Е., Волчек Н.М.и др. Всемирная история. – М.: АСТ, 2002.].

С началом "холодной войны" в 1946–1947 гг. в западных зонах стала все активнее проводиться политика оздоровления германской экономики во имя обеспечения "безопасности вместе с немцами". Самим немцам предстояло и восстановить экономику, и определять стратегическое направление ее будущего развития.

Одной из первоочередных задач в послевоенной Германии стала реформа разрушенной финансовой системы страны, в которой процветала беспрецедентная инфляция, черный рынок с ценами, превышавшими официально зафиксированные в 20, 100 раз, в то время как заработная плата немцев была заморожена на уровне 1945 г. [Патрушев А.И. Германская история. – М.: Весь мир, 2003.]

Денежная реформа должна была сбалансировать денежную и товарную массу, восстановить доверие к немецкой марке как к надежному платежному средству и средству сбережения, упорядочить обязательства по выплате государственных и частных долгов, поднять уровень материального благосостояния немцев, обеспечить условия для свободы предпринимательства путем снижения налогового бремени и пр. Стабилизация валютной системы была выдвинута и главным условием "Плана Маршалла" – программы США по восстановлению Европы после второй мировой войны путем предоставления безвозмездной экономической помощи.

Хозяйственная реформа 1948 года в Германии представляла собою на самом деле две параллельные реформы: денежную реформу и реформу цен.

Задачей денежной реформы было избавиться от "навеса" обесцененных денег (Gelduberhang) и создать твердую валюту. Реформа проводилась в условиях неопределенности – никаких обоснованных вычислений желаемого объема денежной массы не было. И проводилась она не демократическим путем, а на основании декрета военных оккупационных властей. В ночь на 21 июня 1948 года старые рейхсмарки были объявлены недействительными, и введены новые деньги – дойчмарки. "Каждый житель страны получил на руки 40 новых марок (потом к ним было добавлено еще 20). Пенсии, заработная и квартирная плата впредь подлежали выплате в новых марках, в отношении 1:1. Что же касается наличности и частных сбережений, то половину их можно было обменять в отношении 1:10, а половина была заморожена и позже обменивалась по курсу 1:20. Большая часть прошлых денежных обязательств предприятий пересчитывалась по курсу 1:10; обязательства банков и учреждений бывшего Рейха были, в основном, аннулированы" [Патрушев А.И. Германская история. – М.: Весь мир, 2003.]. Предприятия получили наличность для выплаты первой заработной платы, но в дальнейшем должны были существовать за счет продажи своей продукции. Был создан новый эмиссионный банк – Банк немецких земель – и разработаны правила, регулирующие его отношения с частными банками, например, размер обязательных денежных резервов.

Западногерманская денежная реформа была осуществлена в 1948 г. жестким, конфискационным способом, с учетом положения социально незащищенных слоев общества. Старые рейхмарки были обменены на новые дойч-марки из расчета 100 на 6,5. При этом 93,5% денежной массы уничтожалось, но заработная плата и пенсии перечислялись в равном соотношении, что гарантировало прожиточный минимум всем работающим и пенсионерам, а также стимулировало труд немцев, очень скоро поднявших свою страну из руин.

Стабилизации финансовой системы способствовал не только обмен денег, но и решительный отказ государства от финансирования промышленного развития, возможного в то время только за счет дополнительной эмиссии, выпуска "деревянных" дойч-марок. Лишь топливно-энергетическая, добывающая промышленность, черная металлургия в 1948-1951 гг. субсидировались государством. Прямые субсидии государства впоследствии были ограничены тремя направлениями: внедрением научных достижений, социальной помощью на переобучение персонала, развитием транспортной инфраструктуры.

Задачей реформы цен, которая вступила в силу через три дня после денежной реформы, была отмена "принудительного хозяйства", упразднение административного распределения ресурсов и контроля над ценами. Разрегулирование цен и заработной платы проводилось постепенно, но быстрыми темпами. Если за денежную реформу отвечали, в существенной мере, оккупационные власти, то отмена обязательных цен была полностью детищем Людвига Эрхарда и его хозяйственного управления. Проводил он эту реформу вопреки советам оккупационных властей (которые опасались слишком быстрого перехода к рыночным отношениям) и вопреки значительным просоциалистическим настроениям в обществе. Правильность политики Эрхарда была вскоре подтверждена на опыте; обоснованию этой политики в течение ее первого десятилетия и посвящена настоящая книга.

Эрхард был далек от раннекапиталистического, либералистического понимания государства как "ночного сторожа", который лишь охраняет рынок. Для него рынок не самоцель, а средство для достижения социальных целей, в частности, для преодоления классовых различий в обществе и максимального развития творческих сил страны. Свободная частная инициатива и конкуренция сочетаются с активной ролью государства в хозяйственной жизни. В идейном смысле, деятельность Эрхарда протекала не в русле либерализма, и уж конечно, не социализма, а в русле солидаризма [Ференбах О. Крах и возрождение Германии: Взгляд на европейскую историю XX в. (пер. с нем. Сахацкого Г.; послесл. Бунтмана С.). – М.: Аграф, 2001.].

Вместе с денежной реформой была проведена налоговая реформа, резко снижена ставка подоходного налога, проведена либерализация цен. Как главное условие успеха денежной реформы было создание и дееспособной банковской системы. В американской зоне Центральный банк земель, получивший активы и другое наследство отделений старого Имперского банка, был учрежден еще в конце 1946 г., во французской – в 1947 г., в английской – до денежной реформы в марте 1948 г. В январе 1948 г. был воссоздан и центральный банк, получивший название Банк немецких земель (БНЗ), который, согласно закону, должен был проводить самостоятельную денежную политику, не подчиняясь указаниям никаких партийных, общественных и государственных (кроме судебных) органов. Более того, его деятельность, согласно ст. 4 Закона, приравнивалась к органам управления объединенной западной экономической зоны.

Основными задачами БНЗ стал контроль за эмиссией банкнот, обеспечение платежеспособности земельных банков, координация их деятельности путем издания распоряжений, касающихся кредитной политики, осуществление безналичных платежей между землями и по сделкам с зарубежными кредитными учреждениями [Закаурцева Т.А., Родригес А.М. Новейшая история стран Европы и Америки. XX век 1945-2000, т.2 Учебник для студ. высш. учеб. заведений. – М.: Владос, 2004.].

С первых же дней обращения дойч-марки Экономическим управлением Западной объединенной зоны и ее оккупационными властями было объявлено об окончании периода "принудительной экономики". В апреле 1948 г. вступил в действие "План Маршалла". В экономику Германии были влиты миллиарды долларов. Новая валюта была признана населением, пустые магазины заполнились товарами.

В немецком обществе не отдавалось предпочтения в это время ни анархически функционирующему капиталистическому рынку, ни централизованно-плановому управлению экономикой. В ходе проведенного еще в 1945 г. референдума по вопросу о собственности и в советской, и в американской зонах преимущество было отдано общественным формам собственности. В американской зоне это решение не было проведено в жизнь. В английской зоне на "социализацию" собственности было наложено вето оккупационными властями.

Большинство немцев было настроено на выбор некоего центристского "третьего курса", создание "социального рыночного хозяйства" и "социального государства" [Белоусов Л.С., Смирнов В.П. и др. История новейшего времени стран Европы и Америки: 1945-2000 гг. Учебник для студентов вузов по специальности "История". – М.: Простор, 2003.]. На этом направлении предстояло, с одной стороны, обеспечить экономическую свободу, гарантированную правовым государством, с другой – социальную справедливость. Основы германской экономической политики "третьего пути" формировались в ходе дискуссий о будущей конституции страны, в том числе и в Парламентском совете, состоящем из представителей германских земель, призванных ее разработать.

По мере успехов экономического развития все настойчивее стали звучать требования о создании объединенного западногерманского государства и о дальнейшем четком определении его социально-экономических и политических ориентиров. В июле 1948 г. с такими рекомендациями, без учета мнения СССР, выступили США, Англия, Франция, Бельгия, Голландия.

Ни одна из немецких партий не настаивала на включение в конституцию указаний на конкретный путь экономического развития в надежде на победу в предстоящих выборах в рейхстаг. Ведущая политическая сила – партия Христианско-демократический союз во главе с ее лидером К. Аденауэром, будущим бессменным (в течение 14 лет) канцлером ФРГ, заявляла об опоре на "христианскую традицию, демократию и социальное рыночное хозяйство" [Патрушев А.И. Германия в ХХ веке: Учебное пособие для вузов. – М.: Дрофа, 2004.].

На выборах 14 августа 1949 г. немцы проголосовали за ХДС/ХСС, которые вместе с малыми буржуазными партиями получили большинство в рейхстаге. Они тем самым проголосовали и за создание "социального рыночного хозяйства", "социального государства" Германии [Патрушев А.И. Германия в ХХ веке: Учебное пособие для вузов. – М.: Дрофа, 2004.].

Определив в качестве стратегического направления создание и поддержание рыночно конкурентных порядков, государство проводило политику деконцентрации производства, вводило контроль за деятельностью монополий, за ценообразованием, всемерно поощряя создание новых, прежде всего средних и мелких фирм. С этой целью упрощались правовые формы их регистрации при получении статуса юридического лица, предоставлялись льготные кредиты и пр.

Провозглашение федеративной республики

В период военной оккупации верховная власть в Германии осуществлялась Контрольным советом в составе главнокомандующих войсками в четырех зонах оккупации. Территория страны и ее столица – Берлин были разделены на четыре сектора (зоны) оккупации. СССР вышел из межсоюзных органов управления в 1948. В 1949 на месте трех западных оккупационных зон была создана Федеративная Республика Германия (ФРГ) со столицей в Бонне. Советская зона оккупации вскоре после этого была преобразована в Германскую Демократическую Республику (ГДР) со столицей в Восточном Берлине.

В преддверии скорого принятия конституции возникла необходимость и в определении новых принципов взаимоотношений между оккупационными властями и местными органами управления. Будущая конституция фактически снимала с повестки дня вопрос о заключении послевоенного мирного договора с Германией, способствовала правовому закреплению ее раскола на две части: ФРГ и ГДР.

Американские оккупационные власти с 1947 оказывали давление на западногерманских политических лидеров, добиваясь создания объединенных государственных структур для западных оккупационных зон. Немцы, опасаясь, что подобные действия закрепят разделение страны, не спешили с конкретными шагами. Тем не менее Лондонская конференция (трех западных стран-победительниц) весной 1948 дала официальную санкцию на созыв учредительного собрания (Парламентского совета) для разработки конституции Западной Германии [Европа: вчера, сегодня, завтра. / Под ред. Шмелева Н.П. М., 2002. ]. Блокада Берлина 1948–1949 позволила преодолеть сопротивление немцев. Бургомистр Берлина Эрнст Ройтер убеждал западногерманских политиков пойти навстречу пожеланиям союзников, утверждая, что действия советской администрации уже привели к разделению Германии.

1 сентября 1948 Парламентский совет, в который вошли представители парламентов (ландтагов) земель западных зон и Западного Берлина, собрались в Бонне для выработки Основного закона. Наиболее крупными были фракции двух партий – ХДС и СДПГ (по 27 делегатов). Свободная демократическая партия (СвДП) получила 5 мест, коммунисты, консервативная Немецкая партия (НП) и партия "Центр" – по 2 места [Патрушев А.И. Германия в ХХ веке: Учебное пособие для вузов. – М.: Дрофа, 2004.].

Принятие Основного закона оказалось нелегкой задачей. Парламентский совет подвергался давлению с двух сторон. Западные союзники настаивали на сохранении своего контроля над страной даже после вступления в силу конституции, немцы добивались максимально возможного суверенитета. Сама немецкая сторона была расколота в вопросе о государственном устройстве. Большинство делегатов поддерживали идею федерализма в той или иной форме, но СДПГ, СвДП и левое крыло ХДС выступали за сильное центральное правительство, а правое крыло ХДС, включая его баварского партнера – Христианско-социальный союз (ХСС), настаивало на более свободной федеральной структуре. Парламентский совет работал быстро и эффективно под руководством своего президента Конрада Аденауэра (ХДС) и председателя редакционной комиссии Карло Шмида (СДПГ).

В апреле 1949 г. был принят так называемый Оккупационный статут, разработанный западногерманскими оккупационными властями. Статут сохранял экономический и политический контроль США, Англии и Франции в Западной Германии, в частности, предоставив им право осуществлять надзор за соблюдением Основного закона ФРГ и конституций земель, отменять все местные законы, противоречащие им.

В мае 1949 был одобрен компромиссный документ Основного закона. Он предусматривал введение постов федерального канцлера (премьер-министра) с широкими полномочиями и федерального президента с ограниченными полномочиями. Создавалась двухпалатная система из избранного на всеобщих выборах бундестага и имеющего широкие права бундесрата (федерального совета) для представления интересов федеральных земель. Документ был назван "Основным законом", чтобы подчеркнуть, что его создатели сознают его временный характер, поскольку конституция должна быть написана для всей послевоенной Германии.

8 мая 1949 г. Основной закон Федеративной республики Германии был принят Парламентским советом и утвержден военными губернаторами США, Франции, Англии. Термины "Учредительное собрание" и "конституция" были сняты из употребления по настоянию самих немцев как "подразумевающие явный сепаратизм". Основной закон должен был обозначать "временный характер" установленных им конституционных порядков. Фактически после одобрения его всеми землями Западной Германии (кроме Баварии, подтвердившей, однако, свою принадлежность к ФРГ) в конце мая 1949 г. он вступил в действие в качестве постоянной Конституции ФРГ [Патрушев А.И. Германская история. – М.: Весь мир, 2003.].

23 мая 1949 г. считается днем образования государства ФРГ. Институт военных губернаторов был преобразован в институт "военных комиссаров" западных держав в Германии.

Первые выборы в бундестаг были проведены в августе 1949. Большинство мест в парламенте получила коалиция ХДС/ХСС (139 мест), за ней следовала СДПГ (131 место). СвДП получила 52 места, коммунисты – 15, оставшиеся 65 мест поделили более мелкие партии. В рядах ХДС и СДПГ было много политиков, выступавших за создание правительства "большой коалиции" ХДС и СДПГ, но лидеры христианских демократов и СДПГ Аденауэр и Курт Шумахер отвергли этот план. Вместо этого Аденауэр организовал правоцентристскую коалицию в составе ХДС/ХСС, СвДП Немецкой партии [Пономарев М. В. История стран Европы и Америки в новейшее время. – М.: Проспект, 2006.].

12 сентября 1949 г. создан бундесрат, через три дня избраны президент и федеральный канцлер. Но и после выборов ФРГ, даже формально, не стала обладать полнотой суверенитета, так как сфера внешних отношений, внешней торговли и др. оставалась прерогативой верховных комиссаров.

Основной закон ФРГ был принят в 1949 на переходный период до политического объединения двух германских государств. До сих пор в стране действует именно эта конституция. В ее первых 19 статьях описаны основные права граждан. Предоставляя гражданам широкие возможности реализации своих прав, Основной закон вместе с тем запрещает действия, способные подорвать демократический строй (данное положение конституции было, в частности, применено при запрещении Коммунистической партии и неонацистских партий). В качестве четырех главных принципов в конституции закреплены принципы демократии, верховенства закона, социально ориентированного государства и федерализма (федерации земель). Для внесения изменений в Основной закон требуется их одобрение двумя третями голосов в бундестаге и бундесрате, а некоторые базовые статьи и положения не подлежат изменению [Гаджиев К.С., Закаурцева Т.А., Золотухин М.Ю. Новейшая история стран Европы и Америки. XX век. – М.: Владос, 2005.].

Социальные права закрепляются и самим фактом провозглашения ФРГ социальным государством. В этом контексте дается и трактовка права собственности, повторяющая соответствующие положения Веймарской конституции: "Собственность обязывает. Владение ею есть служение общему благу", а также положение Основного закона о возможности государства на основе закона принудительно отчуждать собственность, в том числе обобществлять земли, общественные ресурсы и средства производства "для общего блага" (ст. 15).

В разделе II Основного закона (ст. 20) дается общееопределение государства ФРГ как государства демократического, социального и федеративного. Наряду с демократическими правами и свободами к основополагающим конституционным принципам Основной закон относит "народный суверенитет" и "разделение властей", или осуществление власти народа через посредство "специальных органов законодательной, исполнительной власти и правосудия" (ст. 20 (2)). Разграничивая органы трех ветвей власти. Основной закон запрещает совмещение их функций, вмешательство в дела друг друга и пр. Принцип невмешательства особенно строго проводится в отношении органов правосудия.

Демократический характер государства ФРГ рассматривается Основным законом в единстве с его социальным и правовым содержанием. Социальное государство понимается при этом как государство, осуществляющее политику социальной справедливости, ослабления социального неравенства, защищающее социально-экономические права граждан в том смысле, как они звучат во Всемирной декларации прав человека: "Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилье, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого, его семьи, и право на обеспечение по случаю безработицы, болезни, инвалидности и т.д." [Бадак А.Н., Войнич И.Е., Волчек Н.М.и др. Всемирная история. – М.: АСТ, 2002.].

Возможность осуществления этих прав, казавшаяся недостижимым послевоенным идеалом, обеспечивается ныне в ФРГ высоким уровнем экономического развития, позволяющим 50% бюджета страны тратить на стимулирование экономики и социальное обеспечение, повышение жизненного уровня своих граждан.

Федеральный характер государства традиционен для Германии. Эта форма организации государственного единства прошла здесь сложный путь от "гегемонистского федерализма" к нынешней модели "кооперативной федерации".

Субъекты германской федерации имеют свои конституции и администрацию. К конституциям земель предъявляется лишь требование соответствия "основным принципам республиканского, демократического и социально-правового государства" (ст. 28(1)), но унитарная тенденция проявляется в Основном законе 1949 г. еще в большей мере, чем в Веймарской конституции 1919 г.

В разделе VII – "Законодательство федерации" выделяется также широкая сфера, регулируемая исключительно законами федерации: внешние отношения, оборона, гражданство, валюта, таможенное и торговое право и пр. (ст. 73); сфера конкурирующего законодательства: гражданское и уголовное право, судоустройство и судопроизводство, право союзов и собраний и пр. (ст. 74); сфера "рамочного" законодательства: правовое положение лиц, состоящих на государственной службе, общие принципы в области высшего образования, охотничьего дела и пр. и сфера законодательных полномочий земель, "в той мере, в какой... законодательная власть не предоставлена федерации" (ст. 70(1)) [Бадак А.Н., Войнич И.Е., Волчек Н.М.и др. Всемирная история. – М.: АСТ, 2002.].

Сфера исключительного законодательства федерации при этом расширена за счет конкурирующего законодательства путем включения в нее системы мер и весов, выпуска бумажных денег, охраны промышленной собственности, авторского и патентного права и пр. Более того, при определении права на исключительное законодательство Основной закон требует соблюдения лишь одного условия – "необходимости" в федеральном законодательстве (ст. 72(2)), которая определяется самой федерацией и никогда не оспаривается ФКС.

"Единообразие жизненных условий" и лежит в основе новой формы германского федерализма, получившего название "кооперативного". Новая модель кооперативного федерализма – продукт своего времени, когда в послевоенных условиях резко возросла взаимозависимость федерации и земель в решении экономических и социальных проблем, а под влиянием усилившейся мобильности населения, потоков беженцев, деятельности оккупационных властей были подорваны корни исторически сложившегося своеобразия германских земель и пр.

Это "единообразие" и определяет стремление федерации и земель к координации своих действий, к унификации права и административной практики. В новых условиях все большее значение приобретают не диктат центра, не "экзекуция", а такие рычаги управления, как выверенная финансовая политика и государственное регулирование экономики, общие задачи в области энергетики, транспорта, жилищного строительства. Решение этих задач связано прежде всего с финансированием. Не случайно созданный на основе ст. 88 Основного закона Немецкий федеральный банк называют в ФРГ "четвертой властью", "параллельным правительством" [Патрушев А.И. Германия в ХХ веке: Учебное пособие для вузов. – М.: Дрофа, 2004.].

Основополагающие принципы конституционного устройства ФРГ находят непосредственное выражение и в системе высших органов государственной власти: бундестага, бундесрата, президента, правительства и органов правосудия.

Результаты западногерманского "экономического чуда"

В 1949 пострадавшее от войны народное хозяйство страны производило всего 89% от продукции 1936, но умелая экономическая политика позволила вывести Западную Германию на беспрецедентно высокий уровень благосостояния. В 1957 западногерманская промышленность при министре экономики Людвиге Эрхарде удвоила производство по сравнению с 1936, и ФРГ встала в ряд ведущих промышленных держав мира [Дроз Ж. История Германии (пер. с фр. Шуринова Б.А.). – М.: Астрель, 2005.]. Экономический рост позволял справляться с непрекращавшимся потоком беженцев из Восточной Германии, причем число безработных постоянно сокращалось. К началу 1960-х годов Западная Германия вынуждена была пойти на массовое привлечение иностранных рабочих (гастарбайтеров) из Южной Европы, Турции и Северной Африки.

Государство должно устанавливать правила, по которым "играют" хозяйствующие субъекты, и следить за их соблюдением, но не должно "играть" само. Такое государство, понятное дело, должно быть сильным, чтобы противостоять давлению монополий, но вместе с тем обязательно демократическим и правовым! Только тогда нам под силу создать немонополистическую экономику, где будут нормальная конкуренция и нормальные условия для жизни мелкого и среднего предпринимательства.

Главная мудрость Людвига Эрхарда заключилась в том, что он создал условия, побуждающие людей вкладывать деньги не в предметы потребления, а в инвестиции, в капитальные вложения. Им был отменён запрет предоставления предпринимателям кредитов с текущих банковских счетов, благодаря чему люди стали брать в массовом порядке кредиты и вкладывать их в бизнес. Объём кредитов возрос с 1,4 млрд. марок в конце июня 1948 г. до 4,7 млрд. к концу года. Поощрялись сверхурочные работы. Заработок за сверхурочные часы, например, не облагался подоходным налогом. Уже в апреле 1950 г. стали снижать налоги, и правительство даже произвело возврат населению уже выплаченных налогов [Ференбах О. Крах и возрождение Германии: Взгляд на европейскую историю XX в. (пер. с нем. Сахацкого Г.; послесл. Бунтмана С.). – М.: Аграф, 2001.].

Конкуренция, свобода, снятие всех запретов и поощрение личного интереса быстро принесли свои плоды. С июня 1948 г.по июль 1949 г. производительность возросла на 30%. Таких темпов история не знала. Следствием этого факта стало снижение уровня цен.

Количество построенных квартир поднялось с 215 000 в 1949 г. до 441 000 в 1951 г. Дошли руки и до автомобилей. Если в 1949 г.было выпущено 104 055, то в 1955 г. ─ 850 000 автомашин [Ференбах О. Крах и возрождение Германии: Взгляд на европейскую историю XX в. (пер. с нем. Сахацкого Г.; послесл. Бунтмана С.). – М.: Аграф, 2001.].

При переходе к рынку многие предсказывали резкий рост безработицы. Но этого практически не произошло. С 1948 по 1949 г. их число возросло только на 150 тыс. человек, что для страны с населением в 50 миллионов не играло особой роли [Ференбах О. Крах и возрождение Германии: Взгляд на европейскую историю XX в. (пер. с нем. Сахацкого Г.; послесл. Бунтмана С.). – М.: Аграф, 2001.].

Вскоре безработица стала сокращаться, и экономика начала испытывать острую нужду в рабочих руках. Сегодня в Германии, как известно, живёт более 5 млн. "гастарбайтеров" из Турции, Югославии и других стран.

Идеология Людвига Эрхарда состояла в том, что он использовал принцип "стабильность плюс свобода". Л. Эрхард прекрасно понимал, что хаос − враг капитала, инициативы, бизнеса.

Экономическая стабильность была достигнута за счёт обязательного сохранения фактически достигнутого уровня взаимных поставок материалов, комплектующих и готовых изделий, с одной стороны, и подпитки сырьевыми ресурсами и оборудованием (там, где разрывался единый технологический поток) по плану Маршалла, с другой стороны.

Успехи Западной Германии после Второй мировой войны в международной торговле во многом были обязаны концентрации ее усилий на производстве т.н. инвестиционных товаров (прежде всего машин и оборудования) высокого качества, в которых остро нуждались другие страны при реализации собственных планов экономического развития. Благоприятная динамика западногерманского экспорта в послевоенный период, за исключением короткого периода экономического спада 1974–1975, имела следствием неизменно положительный платежный баланс и стабильное повышение курса западногерманской марки.

Движущей силой послевоенного западногерманского экономического чуда являлась не только помощь США, но и массовый приток немецких репатриантов и беженцев. Западногерманская экономика получила дополнительные преимущества за счет использования этого контингента работников – трудолюбивых, усердных и дисциплинированных. Большое значение имела также традиция специализированной профессиональной подготовки.

Вслед за полным экономическим коллапсом в конце Второй мировой войны наступила эпоха раскола страны (1949–1990) на два германских государства с принципиально различными экономическими условиями [Пономарев М. В. История стран Европы и Америки в новейшее время. – М.: Проспект, 2006.].

Чрезвычайно быстрое восстановление и развитие хозяйства ФРГ в послевоенный период – т.н. западногерманское экономическое чудо – сделало ее одной из ведущих мировых экономических держав, бросившей вызов США и Японии. К 1960-м годам ФРГ стала бесспорным экономическим лидером ЕЭС.

Концепция, которой руководствовался Л. Эрхард в проведении экономических реформ, была названа концепцией социального рыночного хозяйства (СРХ). Рассмотрим основные моменты этой экономической программы.

Концепция СРХ сформировалась как неоклассическое осмысление новых социально-экономических процессов социализации экономики, как попытка разрешения противоречия экономика и личность путем применения синтетической категории социальность. Причем последняя раскрывается через целый ряд понятий, важнейшие из которых рамочные условия, конкурентная политика и политика поддержания порядка.

Рамочные условия объемлющее понятие данной концепции, аналогично тому, как в классической школе объемлющим понятием является рынок, а в институционализме понятие социального института. Рамочные условия это прежде всего те социальные ценности, которые предшествуют процессу производства и опосредуют его.

Уже неолибералы постоянно подчеркивали, что к неотъемлемому праву человека на независимое развитие своей личности относится право на улучшение своего благосостояния в рамках заданных обществом правовых и моральных рамок свободно и ответственно выбирать и действовать. Эта целевая установка требует в экономической сфере организовать децентрализованные процедуры волеизъявления и принятия решений.

Экономический порядок следует из социального, а не наоборот. Отсюда основной задачей государства становится проведение политики поддержки условий конкуренции и общего социального порядка. Государство же, в свою очередь, возникает здесь не как продукт общественного договора Руссо и Вольтера, а как одно из необходимых рамочных условий хозяйствования и деятельности индивида. В таком понимании государства представители концепции СРХ гораздо ближе к институционализму (где государство также лишь один из социальных институтов), чем к неоклассицизму, в рамках которого сформировалась концепция. И это является первым из рассматриваемых нами проявлений внутренних противоречий СРХ.

В самом общем виде это противоречие можно сформулировать так: пытаясь в теории через понятие социальности (а на практике путем построения социального государства) связать экономику к личность, мы неизбежно вставляем оба этих элемента во внешние рамки (порядка, государства и пр.), то есть с помощью категории социальность не удается построить естественной, внутренней взаимозависимости экономики и личности, а на этой основе уже также общества и государства. Отсюда незавершенный, теоретически неполный характер концепции СРХ, позволяющий считать ее скорее даже не концепцией, а способом мысли.

Данное противоречие давало о себе знать во все периоды практического развития СРХ в ФРГ, позволяя представителям различных взглядов в экономической теории апеллировать к этому понятию. Можно утверждать, что в рамках СРХ проявилась все та же борьба двух основных течений в социальной и экономической науке XX в.

После успешного проведения денежной реформы сразу встали новые проблемы, связанные прежде всего с повышением цен. Необходимо различать две фазы. Первая фаза после денежной реформы заключалась в искусственном создании покупательной силы в объеме 10 млрд. марок. Здесь имеются в виду подушные деньги (60 DM), выданные для создания первоначальных стартовых условий [Ференбах О. Крах и возрождение Германии: Взгляд на европейскую историю XX в. (пер. с нем. Сахацкого Г.; послесл. Бунтмана С.). – М.: Аграф, 2001.].

При этом у Эрхарда было два пути: либо изменить систему цен, либо продолжить их замораживание и тем самым вновь породить скрытую инфляцию. Второй вариант был категорически неприемлем, так как он означал отказ от принципов реформы. Первый вариант представлял также социальную структурную перестройку экономики, ее переориентацию с преимущественного производства сырья и средств производства на ускоренное развитие потребительской сферы.

С другой стороны, оздоровление последней не могло не сказаться на тяжелой индустрии (но это действительно уже была новая, здоровая связь двух подразделений от предметов потребления, оплаченных деньгами потребителя, а не наоборот): эта сверхнормальная ликвидность, которую создали эти 10 млрд. марок в потреблении, действовала так, что отсюда часть покупательской способности перенеслась также в индустрию средств производства.

Первый этап еще не мог полностью обойтись без регулирования цен. Таким образом, эти первоначальные 10 млрд. марок создали, с одной стороны, потенциал развития реформа и возможность маневра по изменению структуры цен, а с другой ответственность действий Экономического совета, который должен был удержаться от соблазна регулирования цен.

В принципе, к 1950-1951 гг. первый этап осуществления реформ по переходу к экономическим методам регулирования был в целом завершен. Но только в начале 1959 г. была достигнута полная конвертируемость немецкой марки, понадобилось десятилетие экономического чуда для закладки основ социального рыночного хозяйства. Это показывает всю сложность перехода от командной экономики к рыночной даже в благоприятных условиях.

В 1957 г. бундестаг принял два важных для становления хозяйственной системы закона: 1) о бундесбанке, который окончательно закрепил независимость последнего от правительства; 2) против ограничений конкуренции в 1961 г. были приняты еще два ключевых закона. свободе внешней торговли и о защите капитала [Ференбах О. Крах и возрождение Германии: Взгляд на европейскую историю XX в. (пер. с нем. Сахацкого Г.; послесл. Бунтмана С.). – М.: Аграф, 2001.].

К этому времени ФРГ вступила в международные организации: в Организацию европейского экономического сотрудничества в 1949 г., в ГАТТ в 1951 г., в Международный валютный фонд в 1952 г., благоприятным фактором было и образование в 1957 г. Европейского сообщества.

В целом с конца 50-х годов в ФРГ наступило десятилетие интенсивного развития социального рыночного хозяйства. Безработица (и это несмотря на значительный прирост населения за счет переселенцев) почти сошла на нет, темпы роста общественного продукта были на уровне 5% в год, инфляция оставалась в незначительных размерах 1-2% в год. При этом доля государственных расходов в валовом общественном продукте выросла с 34,2% (113,4 млрд. DM) в 1961 г. до 39,1% (264,1 млрд. DM) в 1970 г. Это свидетельствует о становлении социального государства и принятии многочисленных социальных программ. В течение 15 лет, с 1959 по 1973 г., социальные выплаты на одного жителя в среднем возросли в 3,4 раза, именно с 1242 DM (1960 г.) до 4239 DM (1973 г.). (При этом валовой социальный продукт вырос в меньшей пропорции, в 3 раза.) [Патрушев А.И. Германская история. – М.: Весь мир, 2003.].

Извечная беда реформы в том, что осуществляются лишь тогда, когда положение угрожающе и реформы безотлагательны, когда из-за широкого распространения беспорядка и небезопасности большинство видит в них больше плюсов, чем минусов.

Командная экономика в Германии господствовала лишь 12 лет и не устранила частной собственности, при этом немаловажно, что государственные предприятия были разрушены.

Сочетанием трех реформ (денежной, экономической и социальной) удалось направить массовую активность в позитивное русло за счет действительной связи производства и потребления (деньги), эффективности и справедливости (социально сбалансированный рост).

Выводы

Сегодня очевидно, что для обновления российского народного хозяйства одних лишь реформ Эрхарда – денежной реформы и введения свободы ценообразования – будет мало. Потребуется создание независимых от государства учреждений кредита, развитие независимой от государства структуры собственности, действующей в условиях конкуренции; потребуется создание "сетки социальной безопасности", способной защитить тех, кто иначе пострадает от ударов переходного периода; потребуется создание новой налоговой системы и новой системы трудового права. Готовых рецептов для решения всех этих задач в книге Эрхарда, естественно, нет. Тем не менее, знакомство с этой книгой – с аргументами и опытом автора – необходимо каждому, кто в обновлении отечественного хозяйства будет участвовать.

Проведение в жизнь политики социального рыночного хозяйства привело к бурному экономическому росту, получившему в западногерманской печати название "экономического чуда". Уровень довоенного развития был достигнут в Западной Германии к концу 1950 г.

После провозглашения ФРГ произошло окончательное раздробление Германии. Западная Германия стала ориентироваться на западных союзников.

Анализируя результаты бурного экономического роста Германии можно сказать, что концепция социального рыночного хозяйства является одной из наиболее привлекательных концепций развития рыночного хозяйства.

Литература

1. Европа: вчера, сегодня, завтра. / Под ред. Шмелева Н.П. М., 2002.

2. Бадак А.Н., Войнич И.Е., Волчек Н.М.и др. Всемирная история. – М.: АСТ, 2002.

3. Новейшая история стран Европы и Америки. ХХ век: В 2-х ч.: Учебник для студ.вузов / Под ред. А.М. Родригеса и М.В. Пономарева. – М.: Владос, 2001.

4. Пономарев М. В., Смирнова С.Ю. Новая и новейшая история стран Европы и Америки: Учебник для студ. вузов. – М.: Владос, 2003.

5. Заболотный В.М. Новейшая история стран Европы и Северной Америки. – М.: АСТ, 2004.

6. Гаджиев К.С., Закаурцева Т.А., Золотухин М.Ю. Новейшая история стран Европы и Америки. XX век. – М.: Владос, 2005.

7. Пономарев М. В. История стран Европы и Америки в новейшее время. – М.: Проспект, 2006.

8. Белоусов Л.С., Смирнов В.П. и др. История новейшего времени стран Европы и Америки: 1945-2000 гг. Учебник для студентов вузов по специальности "История". – М.: Простор, 2003.

9. Закаурцева Т.А., Родригес А.М. Новейшая история стран Европы и Америки. XX век 1945-2000, т.2 Учебник для студ. высш. учеб. заведений. – М.: Владос, 2004.

10. Гаджиев К.С., Закаурцева Т.А., Золотухин М.Ю. Новейшая история стран Европы и Америки. XX век Учебник для студ. высш. учеб. заведений: В 3 ч. – М.: Владос, 2003.

11. Ференбах О. Крах и возрождение Германии: Взгляд на европейскую историю XX в. (пер. с нем. Сахацкого Г.; послесл. Бунтмана С.). – М.: Аграф, 2001.

12. Дроз Ж. История Германии (пер. с фр. Шуринова Б.А.). – М.: Астрель, 2005.

13. Патрушев А.И. Германская история. – М.: Весь мир, 2003.

14. Патрушев А.И. Германия в ХХ веке: Учебное пособие для вузов. – М.: Дрофа, 2004.