Наследственная трансмиссия в римском праве

Наследственная трансмиссия в римском праве

Статьи по теме
Искать по теме

Институции Гая книга III Об обязательствах говорит о том, что своими же наследниками считаются те дети, которые состояли под властью наследодателя. Если после умершего не было своих наследников, то наследство принадлежит агнатам, т.е. братьям.

Передача наследственных прав, или transmissio hereditatis, имела место, когда назначенный наследник умирал после наследодателя, но до заявления о принятии наследства. В этот срок интестатные наследники умершего лица могли принять наследство, на которое претендовал бы их предшественник, если бы жил.

Институт наследственной трансмиссии, transmissio delationis, т.е. переход права принять наследство к наследникам лица призванного к наследованию, но не успевшего до своей смерти осуществить aditio hereditatis. Институт наследственной трансмиссии (transmissio delationis) сложился в постклассическую эпоху. До этого действовало правило – если лицо, в пользу которого открылось наследство, умрёт, то наследство становится вакантным. В случае сонаследования вакантная доля отходила к другим наследникам по ius adcrescendi. В постклассическую эпоху было сделано исключение в случае, когда наследником был умерший до достижения годовалого возраста младенец, тогда право принять наследство переходило к отцу младенца (transmissio ex capite infantiae). При Феодосии II был предусмотрен переход наследственных прав от лица, назначенного наследником его восходящим родственником и умершего до того, как было вскрыто завещание, к его нисходящим (ex iure sanguinis) – transmissio Theodosiana.

Наконец, Юстиниан установил, что наследники лица, умершего, но не успевшего принять наследство, могут принять его в течение года с того момента, как умершему наследнику поступило известие об открытии наследства в его пользу(transmissio Iustinianea).

По древнейшему цивильному праву наследственная трансмиссия была невозможна: если призванный к наследованию наследник по закону не принимал наследства, оно признавалось бесхозяйным. По преторскому праву bonorum possessio предлагалась в таком случае дальнейшим наследникам. Если же наследства не принимал до своей смерти наследник по завещанию, то открывалось наследование по закону. Таким образом, право принять наследство рассматривалось как личное право наследника, не переходящее к его наследникам.

Из этого общего положения стали, однако, постепенно допускать исключения. Претор допустил, что если наследник умер, не успев без своей вины принять наследство, то по расследовании дела (cognita causa) его наследникам в порядке restitutio in integrum может быть предоставлено право принять наследство. В праве Юстиниана это правило обобщено: если смерть наследника последовала в течение года со дня, когда он узнал об открытии для него наследства, или в течение испрошенного им spatium deliberandi, то право принять наследство считается перешедшим к его наследникам, которые и могут осуществить это право в течение срока ещё остающегося, в силу общих правил, на принятие наследства.

Такое наследование называлось в дальнейшем successio legitima. Т.о. среди свободнорождённых римских граждан (ingenui) наследство домовладыки, не оставившего завещания (или если завещание недействительно), открывалось в пользу агнатов (adgnati), а в их отсутствие – в пользу сородичей (gentiles). Среди агнатов преимуществом пользовался adgnatus proximus – ближайший к предкам член семейства. Первоначально таковым являлся брат умершего или лицо из этого же поколения, что и de cuius, но с утверждением идеи отцовства наследование устанавливается по линии "от отца к сыну" и ближайшим агнатом становится сын домовладыки. Совпадение понятий "suus" и "adgnatus proximus" позволило понтификам наполнить закон XII таблиц следующим содержанием: если домовладыка не назначал в завещании ни одного из подвластных, то домовладыкой после его смерти становился сын – на основании агнатического родства.

Этот принцип применим и в тех случаях, когда у отца было много сыновей и внуков – домовладыками после смерти главы семейства становились все ближайшие нисходящие мужского пола. Являясь друг другу братьями, новые домовладыки образовывали коллегию, чтобы совместно распоряжаться семейным достоянием – consortium fratrum. Эта форма семейства известна как ercto non cito (неразделённое и непотревоженное). Братья обладали интегральной властью над всем семейным достоянием, но каждый из них был ограничен правом veto других братьев. Разделу подвергается familia – объект potestas, устанавливающий статус домовладыки (pater familias).

Консорциум братьев распадался как естественным путём – по смерти одного из братьев, чьи наследники образовывали свой consortium fratrum, а участники прежнего становились главами самостоятельных семейств (familia proprio iure), так и в результате вчинения иска о разделе консорциума и соответствующей legis actio по закону XII таблиц – actio familiae erciscundae.

Значение поколенной близости к общему владыке – прародителю или более близкому pater familias сохраняется и в классическом порядке наследования ab intestato, который приходит на смену консорциуму с утверждением familia proprio iure в качестве основной форм патриархальной семьи.

В случае отсутствия нисходящего ближайшей степени на его место вступают более отдалённые (внуки) – successio in locum, получая долю отсутствующего в совместное обладание (реликт консорциума). Этот порядок наследования называется наследование по праву представления. Преемство степеней при наследовании подвластных лиц (sui) – successio graduum – происходит в соответствии с равенством всех подвластных одного поколения и призванием к преемству всех лиц, которые со смертью актуального домовладыки становятся persona sui iuris. Наследственная масса делится поколенно – in stirpes, так что более отдалённым нисходящим достаётся лишь доля, предназначавшаяся лицу, предшествующая по степени родства, что связано с иерархией патриархальной семьи.

Если домовладыка, не оставивший завещания, умирал без подвластных по ius civile к наследованию призывались члены familia communi iure – другие агнаты покойного. Конкуренция двух форм семейных отношений потребовала новой интерпретации закона XII таблиц, республиканские юристы признали за непосредственными подвласными преимущественное право наследования ab intestanto, так что в конце предклассического периода возникло понятие suus heres (наследник из подвластных). Автоматическое наследование sui стало трактоваться как необходимое (successio necessaria), поскольку с точки зрения индивидуальных наследственных прав их положение отличалось тем, что они не могли отказаться от наследства.