Муниципализация и приватизация имущества в муниципальном хозяйстве

Муниципализация и приватизация имущества в муниципальном хозяйстве.

Статьи по теме
Искать по теме

Система местного самоуправления занимает особое место в государстве в силу своей общественно- государственной природы. С этой точки зрения она выполняет две важнейшие функции: – связь между государством и населением; – связь между государством и мелким собственником. В связи с этим очень важно определить отличия местного самоуправления от государственной власти, и муниципального хозяйства от государственного и частного.

От того, как будет развиваться муниципальное хозяйство, и какие принципы лягут в основу местного самоуправления, зависят и возможности учета интересов населения, и перспективы комплексного и рационального развития территории. Представляется, что муниципальное хозяйство должно формироваться как единая экономическая целостность, решающая многообразные задачи развития оптимальной по управляемости территории, нацеленной на удовлетворение потребностей проживающего на ней населения, и отделенной по выполнению хозяйственных полномочий от хозяйственно-управленческих уровней более высоких порядков.

Муниципализация и приватизация являются важнейшим факторами влияющими на развитие муниципального хозяйства. Их история и становление необходимо изучать, для предотвращения ошибок при реформировании муниципального хозяйства.

Муниципализация в дореволюционной России

Муниципальное хозяйство, с точки зрения ведения хозяйственной деятельности, в значительной степени носит черты частного хозяйства, так как выступает на рынке как самостоятельный и, что особенно важно, равноправный субъект хозяйственной деятельности. То есть оно может самостоятельно использовать находящуюся в его распоряжении собственность, финансовые ресурсы, землю. Однако, использовать все эти ресурсы органы местного самоуправления должны в целях выполнения общественных функций, возложенных на них.

Очень важным аспектом развития муниципального хозяйства является муниципализация.

Муниципализация – это переход в собственность муниципалитетов предприятий, недвижимости или земель, ориентире ванных на удовлетворение общественных потребностей от частных владельцев или от государства. Иначе говоря, муниципализация есть законодательно оформленное и доказательное в интересах территориального сообщества формирование и рост муниципальной собственности в целях хозяйственной целесообразности или развития.

Муниципальные предприятия были известны еще в древности. Так, Древний Рим устраивал водопроводы (акведуки), бани и, снабжая горожан хлебом, почти не взимал платы. Александрия в царствование Птолемея имела муниципальные доки, купальни, товарные склады и вела хлебную торговлю... немецкие города средневековья управляли кирпичными заводами и складами товаров и имели свои городские лавки. Однако лишь в экономической стадии современного капитализма хозяйственные предприятия становятся существенной, если не основной, частью городского хозяйства и управления, причем широкое движение муниципализации совпадает по времени с концентрацией и централизацией частного капитала.

Главной причиной муниципализации следует считать рост общественного значения и укрупнение тех организаций, которые рассчитаны на удовлетворение массовых коллективных потребностей (водопровод, электрические станции, трамваи, бойни), а именно противоречие между социальным назначением этих организаций и корыстной, чисто индивидуалистической деятельностью частного капитала. Муниципальная монополия стала необходимостью с того момента, когда ясно сказался вред раздробления сил и конкуренции в области удовлетворения общественных нужд городского общежития.

Со времени становления российской государственности и вплоть до петровских времен управление государственными имуществами находилось в ведомстве Приказов – органов центрального управления. Реформы Петра Великого, направленные на централизацию и коллегиальность решения вопросов управления Россией, привели к созданию Сената, и в помощь ему, Коллегий, заменивших Приказы.

По вступлении на престол Император Александр 1 предпринимает ряд реформ во всех отраслях государственного управления, в том числе в области государственного хозяйства России. В 1802 году на смену Приказам приходят министерства.

При учреждении министерств создание отдельного ведомства для надзора за государственными имуществами не предусматривалось. Эти функции распределялись между подразделениями Министерства внутренних дел и Министерства финансов.

Желая упорядочить управление государственными имуществами, государственными крестьянами (землями, им принадлежавшими), Александр 1 учреждает 8 декабря 1811 при Министерстве финансов особый Департамент Государственных имуществ.

Департамент явился началом сосредоточения управления государственными имуществами и государственными крестьянами, переданными из разных учреждений и ведомств.

26 декабря 1837 года вышел Указ Александра I об учреждении Министерства государственных имуществ, которому передаются дела по управлению государственными имуществами и государственными крестьянами.

В 1843 году в состав Министерства переходит из финансового ведомства Лесной департамент вместе с Корпусом лесничих. В 1845 году образуется Департамент лесного хозяйства, который в 1866 году преобразован в Департамент земледелия и сельской промышленности.

В 1894 году ведомство было преобразовано в Министерство земледелия и государственных имуществ. В мае 1905 года оно снова меняет статус – реорганизуется в Главное управление землеустройства и земледелия, в котором сосредоточилось все дело осуществления столыпинских аграрных реформ.

В октябре 1915 года Главное управление вновь преобразуется в Министерство.

Министерству государственных имуществ вверялось управление государственными имуществами (казенными землями, казенными оброчными статьями, лесами казенного ведомства); общий надзор за исполнением повелений о сбережении лесов и поощрение лесоразведения и устройства лесов на землях частных владельцев; заведование "предметами сельского хозяйства"; заведование кустарными промыслами; попечение­ над некоторыми категориями населения, организация управления государственными крестьянами, которое бы повысило их благосостояние.

Процесс муниципализации городских предприятий получил в России широкое распространение в конце XIX – начале XX вв. До этого периода муниципализация была очень мало развита. Но после 1905 года все-таки забила благотворная муниципализаторская струя. Киевский всероссийский съезд городских деятелей единогласно высказался за муниципализацию. В результате к 1914 году почти все водопроводы оказались муниципализированными. Электрические станции были муниципализированы на 50% и т.д. Из муниципальных предприятий дореволюционной России, поданным 1917 года, отметим аптеки (в 62 городах), биржи труда (в 6 городах), бойни (в большинстве городов, но часто весьма примитивные), торговые бани (в 27 городах, но часто сданные в аренду), заводы гончарные, известковые, кирпичные, литейные, мыловаренные, салотопенные, солеваренные и т.д. в 104 городах, каменоломни в 50 городах, прачечные в 14 городах, хлебопекарни в 34 городах, типографии в 9 городах, мельницы в 54 городах, склады дровяные, сенные, угольные, лесные, керосиновые, булыжного камня в 450 городах.

Особняком стояли городские общественные банки с ограниченным кругом операций в 337 городах и городские ломбарды.

Процесс муниципализации в России был приостановлен по причине начала Великой Октябрьской Революции. Пришедшие к власти большевики продолжили муниципализацию.

Муниципализация в советский период истории и в настоящее время

При "собирании коммун" 20-ых ситуация имущество принадлежало государству и по вертикали и горизонтали передавалось сначала губернскому, уездному и лишь затем городскому и волостному уровням. Но и здесь передача шла постепенно, не создавая внезапного обвала компетенции новым коммунотделам:

1920 – землеустройство, благоустройство, жилищное дело с демуниципализацией жилья (возврата частным лицам);

1921 – ведение промышленностью на территории (I и II групп полностью, III группы государственных предприятий на основе договоров с ВСНХ, так называемого "мандатного управления");

1922 – планирование местного развития (проекты планировки), муниципализированы водопровод, канализация, местный транспорт, дорожное дело, похоронное дело, пожарное дело, допущена аренда городских земель и введена платность услуг;

1923 – введение дифференцированной ренты, организация коммунальных банков и фондов, муниципализация боен и электростанций;

1924 – начало массового коммунального строительства, ограниченные административные функции;

1925/26 – утверждение Положений о Горсовете и волисполкомах, получающих накопленную компетенцию и имущество и объявленных "основной властью в пределах своих границ";

1926 – утверждение Положения о местных финансах с констатацией: "Существуют только два вида бюджетов: городской и волостной. Все остальные являются исключительно регулировочными".

Доказательством эффективности муниципализации этих лет, сопряженной с разделением компетенции и прав по вертикали, служит четырехлетнее преодоление 30%-ной хозяйственной разрухи и восстановление хозяйства до уровня 1913 года к 1927 году, с которого ведет начало противоположный процесс, происходит огосударствление муниципального имущества и фактическое уничтожение местной власти.

Муниципализация являлась важной частью программы развития молодого советского государства. Программа партии большевиков исходила из необходимости проведения земельной реформы на базе национализации всех земель, отмены частной собственности на землю и объекты недвижимости и передачи земли в руки тех, кто ее обрабатывает. Одним из первых практических шагов по реализации этой программы стал Декрет ВЦИК "О земле" от 26 октября 1917 г., который провозгласил отмену частной собственности на землю. Сделки с недвижимостью были запрещены в декабре 1917 г. Декретом ВЦИК "Об отмене права частной собственности на недвижимость в городах" от 20 августа 1918 г. был определен правовой статус городских земель и недвижимости. Право частной собственности на все без исключения участки, как застроенные, так и недостроенные, было отменено, а в городских поселениях с численностью жителей свыше 10 тыс. чел. также было отменено право частной собственности на все строения, которые вместе с находящейся под ними землей имели стоимость или доходность свыше предела, установленного местными органами власти. Все городские земли и строения, изъятые из частной собственности, подлежали передаче в распоряжение местных органов власти.

Таким образом, буквально за несколько месяцев сложившаяся в дореволюционный период система управления была уничтожена. Многие города, особенно крупные, пришли в упадок. Практически все системы городского хозяйства оказались разрушены, а население влачило жалкое существование. Так численность населения Петербурга с 1917 по 20-е годы сократилась более чем в два раза. Киев был практически опустошен. Именно в то время происходило массовое заселение бедноты в квартиры обеспеченных граждан, в результате чего преобладающим стало коммунальное заселение. Квартплата была отменена, так как деньги полностью обесценились, а никаких услуг жителям городов не предоставлялось. Жилой фонд практически был брошен на произвол судьбы.

Принятие новых законодательных актов закрепило непосредственное распоряжение единым государственным земельным и жилищным фондом за народными комиссарами и местными органами власти. Функции управления недвижимостью были переданы Управлению коммунального хозяйства НКВД и исполкомам. Для решения хозяйственных вопросов в составе НКВД, пришедшему на смену ВЧК, было создано управление коммунального хозяйства, которое и взяло на себя функции координатора восстановления жилья и коммунальных объектов в городах.

Необходимость ведения реестров и регистрации в городах была продиктована в то время важнейшими мероприятиями по муниципализации и национализации строений. Коммунальные отделы должны были произвести учет всех немуниципализированных владений и завести реестровую книгу. В исполкомах составляли списки муниципализированных и подлежащих муниципализации строений и представляли их на утверждение Главного управления коммунального хозяйства НКВД. Эти списки в дальнейшем нередко служили основанием для решения вопросов и споров, возникающих со стороны ведомств, фактически завладевших муниципализированными строениями. Примечательно, что именно НКВД, структура, призванная обеспечивать внутреннюю безопасность страны, фактически военизированный орган, выполнял наиболее важные функции в сфере управления недвижимыми объектами в Советской России.

В СССР после 1930 года и до сегодняшних дней муниципальных предприятий в общем смысле этого слова нет. Согласно декретам о трестировании 1924 и 1928 годов коммунальные предприятия принимали форму самостоятельных трестов, постепенно все более отделенных от местной власти и в общих случаях руководимых ведомствами центра. Отдельные предприятия не соотносились друг с другом, и принцип хозрасчета стал разрушительным для целостности хозяйства территориальных сообществ. Доходность каждого предприятия была замкнута на нем самом, а поскольку существуют различия предприятий по доходности (активные и пассивные, по Велихову), то многие из пассивных предприятий (культура, образование, медицина) при советском устройстве становятся хронически дефицитными.

В процессе муниципализации появились жилищно-арендные кооперативные товарищества. Они появились в советском государстве после принятия 19 августа 1924 года Постановления ЦИК СССР "О жилищной кооперации". Идея полной муниципализации жилья, положенная в основу первых шагов жилищной политики советской власти, к концу Гражданской войны оказалась тормозом на пути возрождения городского хозяйства. Жилье было теперь "ничейным", а к тому же еще дармовым – в январе 1921 года квартплата была вообще отменена. Это весьма раскрепостило новых жильцов, вселившихся в бывшие "барские квартиры" благодаря "квартирному переделу".

Профессор Преображенский был недалек от правды, считая, что разруха стала плодом, мягко выражаясь, малокультурного поведения в быту. Дело дошло до того, что летом 1921 года В. И. Ленин, обращаясь к Малому Совнаркому, написал с возмущением: "Наши дома – загажены подло". Городской жилой фонд превращался в настоящую клоаку. Средств на приведение домов в порядок у советской власти не было. И тогда было решено кардинально сменить жилищную политику. Большевики решили отдать большую часть муниципализированного жилья в коллективную собственность жильцов. Для этого в сентябре 1921 года власти принимают решение о создании жилищных товариществ. Но делало это государство для того, чтобы переложить на них обязанность ремонта и восстановления разрушенных и запакощенных зданий. Жилищные товарищества сменили домовые комитеты бедноты, которые в силах были заниматься лишь переделом квартир. В новые объединения вошли все жильцы дома: и бывшие владельцы квартир, и нэпманы. Многие из них рьяно принялись ремонтировать свое жилье. В Москве к весне 1923 года было около 8 тысяч жилтовариществ. Но к лету 1924 года власти явно испугались инициативных арендаторов и собственников квартир. Тогда-то и появилось Постановление "О жилищной кооперации".

Жилтоварищества были заменены ЖАКТами. Эти организации официально получили право распоряжаться финансами конкретного дома и распределять жилую площадь в нем. В середине 1920-х годов в крупных городах СССР, например в Ленинграде, в ведении ЖАКТов 75 процентов всех домов. Однако, переложив на плечи кооперативных товариществ заботу о жилом фонде, власти стремились превратить их в помощников осуществления нового квартирного передела 1927 года. Примерно в это же время закончилась и жактовская вольница. Из руководства товариществ были вытеснены все "бывшие" и нэмпаны. Сами ЖАКТы как довольно демократичная форма управления жилищно-коммунальным хозяйством просуществовали до 1937 года.

Произведённая большевиками муниципализация городской недвижимости, насильственное лишение людей возможности иметь собственный клочок земли, ставили городское население (и рабочих, и служащих, и неработающих – всех) в абсолютно зависимое от власти положение. Что, как следствие, создавало основы формирования нового типа социальной соорганизации населения – "трудо-бытовых коллективов" – основных единиц советского производства (и промышленного, и интеллектуального).

Муниципализация социальной сферы стала практически безальтернативным вариантом трансформации системы обеспечения социальных благ, сложившейся в СССР. В литературе неоднократно описывались особенности этой системы. В качестве самой характерной черты многими авторами отмечалась ключевая роль предприятий в предоставлении работающему населению социальных услуг, содержании и управлении объектами социальной сферы. К их к числу относились жилые дома и общежития, детские дошкольные учреждения и оздоровительные лагеря, медицинские учреждения, спортивные и культурные сооружения, рекреационные объекты.

Основные аргументы в поддержку муниципализации строились, прежде всего, исходя из необходимости реструктурирования предприятий.

Назывались следующие: во-первых, содержание предприятием социальной сферы отвлекает большие ресурсы, необходимые для развития основной производственной деятельности предприятия, и мешает его превращению в конкурентоспособную организацию; во-вторых, льготы, предоставляемые предприятием своим работникам, снижают мотивацию к смене места работы и надежно "прикрепляют" рабочую силу к предприятию. Таким образом, социальная сфера является препятствием для развития динамичного рынка труда; в-третьих, сохранение социальной сферы на бывших государственных предприятиях крупного и среднего размера мешает развитию частного предпринимательства, не способного в современных условиях обеспечить социальное обслуживание работников этого сектора производства; в-четвертых, предоставление социальных льгот только работающим на предприятии ограничивает доступ к социальным благам другим категориям населения. Наконец, отмечалось, что предприятие с солидной социальной сферой является трудным случаем для осуществления процедуры банкротства, в особенности, если речь идет о градообразующем предприятии, несущем основное бремя ответственности за обеспечение населения целого города социальными благами.

При выработке практических мер отделения социальных благ от рабочего места воплощалась одна схема: все усилия были направлены на то, чтобы разрушить старую систему, однако вопрос о том, чем ее заменить, какие институциальные механизмы и структуры должны быть созданы, оставался открытым. Пренебрежение институциальной стороной преобразований выразилось также в упрощенном и одностороннем ее понимании. Создание новой институциальной базы предоставления социальных услуг было сведено к отделению социальных объектов в ходе приватизации предприятий путем "муниципализации", то есть переноса финансовой и управленческой ответственности на местные органы власти.

Развал социальной сферы предприятий в результате кризисных процессов в экономике и попытки передачи объектов соцкультбыта предприятий муниципальным властям в целом ослабил систему социального обеспечения на предприятии и на территории, к нему прилегающей, практически не решив его финансовых проблем.

С начала 90-х гг. ХХ в. начинается новый период изучения деятельности органов городского самоуправления в России, что было обусловлено распадом СССР, переходом к рыночной экономике, муниципализацией городского хозяйства, ликвидацией идеологических барьеров.

Постановлением Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 г. о разграничении государственной собственности в РФ было положено начало обязательной муниципализации государственной собственности, т.е. передачи объектов государственной собственности в муниципальную собственность. Практически все учреждения народного образования, находившиеся на территории АТО, в соответствии с пунктами 2, 3, 4, 5 данного постановления были переданы в муниципальную собственность (соблюдение порядка передачи и оформления прав собственности должно быть отдельным предметом для изучения)..

В результате государственного переворота, совершенного Б.Ельциным в октябре 1993 г., эволюционное развитие института местного самоуправления было прервано. Разрыв преемственности с предшествующей традицией оказался столь глубоким и радикальным, что есть все основания квалифицировать события 1993-97 г. как "муниципальную революцию".

Основное отличие "революционного" (постсоветского) проекта от "реформистского" (советского) заключается в том, что последний предполагал постепенную трансформацию уже имеющихся политико-правовых отношений, в то время как авторы второго конструировали новую политическую и правовую реальность как бы с чистого лица. Соответственно, постсоветский проект производит впечатление более теоретического и умозрительного, в большей степени, чем его предшественник, скорее основанного на идеологическом и ценностном подходе, нежели непосредственно связанного с жизненными реалиями.

Идеологами "муниципальной революции" были специалисты и политики, разделявшие приблизительно одинаковую систему взглядов ("революционную идеологию") и образовавшие группу лоббистов-энтузиастов в различных структурах федеральной власти, а ее практиками – муниципальные деятели, в основном мэры крупных городов.

Первым и самым значительным достижением "революционеров" стали статьи Конституции, посвященные местному самоуправлению. Краеугольным камнем постсоветского проекта муниципализации явилась статья 12, выделившая местное самоуправление из системы органов государственной власти. Не будет преувеличением утверждать, что вся последующая федеральная политика муниципализации была направлена на реализацию именно этого принципа.

Изначальная логика развития муниципального законодательства предполагала его постепенную корректировку по мере накопления и обобщения соответствующего опыта. Федеральный Закон от 1995 г. "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ", безусловно, был несовершенен, поскольку являлся первым законодательным актом подобного рода, но обладал и серьезными достоинствами: в значительной мере соответствовал лучшей мировой практике и большинству ключевых положений Европейской Хартии местного самоуправления, а также Конституции РФ, провозгласившей, что наиболее адекватной формой местной власти является местное самоуправление. Однако федеральная власть, столкнувшись с необходимостью серьезной работы по муниципальному развитию на основе обобщения имеющегося опыта, пошла по пути упрощения, приняв не новую редакцию закона, а концептуально совершенно иной закон. Федеральный Закон № 131-Ф3 от 2003 г. в значительной мере является шагом назад, поскольку не разрешает основного противоречия, мешающего нормальному развитию муниципального процесса (хроническое превышение расходных полномочий муниципальных образований над их доходными источниками), и вместе с тем "выхолащивает" демократическую основу местного самоуправления, превращая его из права населения в обязанность, контролируемую сверху. Согласно духу нового закона, местное самоуправление становится третьим уровнем государственной властной вертикали, не имея при этом соответствующих ресурсов и механизмов для осуществления муниципального развития и реализации хотя и урезанных, но в значительной части сохраняемых полномочий. Система территориального управления, формируемая согласно новым нормам, является малоэффективной, но при этом чрезвычайно громоздкой и затратной.

Серьезным недостатком нового закона является введение унифицированной модели развития местного самоуправления. Это потребует упразднения эффективно работающих муниципальных образований, сформированных на принципах прямого волеизъявления населения, в том числе и тех, которые успели накопить за период своей деятельности определенное имущество, передаваемое теперь новому муниципальному образованию, часто расположенному в другом поселении. Нельзя не согласиться с автором, что подобный принцип противоречит Конституции РФ, ущемляет права граждан и дискредитирует сам институт местного самоуправления. Действительно, внедрение принципа унификации на такой обширной территории, как Россия, представляется контрпродуктивным и в известной мере опасным, поскольку игнорирует специфику отдельных территорий и местных сообществ, способствуя усилению социальной апатии в одних регионах и росту социальной напряженности в других.

В завершении данной главы подчеркнем, что муниципализация является важным фактором экономического развития муниципального хозяйства в современной России и нуждается в дальнейшем совершенствовании законодательной базы.

Приватизация в истории развития муниципального хозяйства

Приватизация – это процесс привлечения частного сектора к владению или управлению государственными или муниципальными предприятиями. Данный термин может обозначать либо покупку существующего предприятия или его части, либо продажу активов предприятия после его ликвидации, а также управление предприятием путем заключения договоров. Причины приватизации муниципальной собственности в России показаны на рисунке 1.

Муниципализация и приватизация имущества в муниципальном хозяйстве

Рис1. Причины приватизации муниципальной собственности

Как управленческая деятельность, приватизация структурно состоит из двух элементов: объектов и субъектов приватизации. Объектами приватизации являются муниципальные предприятия в целом, их структурные подразделения, выделения в самостоятельные коммерческие организации; здания, сооружения; оборудование, другие материальные и нематериальные активы ликвидированных предприятий и их подразделений; доли (акции) муниципальных образований в капитале хозяйственных обществ; принадлежащие приватизируемым предприятиям доли (акции) в капитале иных хозяйственных обществ, а также ассоциации.

К субъектам приватизации относятся: государство, субъекты РФ, муниципальные образования, предприятия и организации независимо от формы собственности, а также граждане. Приватизация является способом распределения (перераспределения) материальных и нематериальных благ и рассматривается как самый эффективный способ продуктивного использования недостаточно задействованных и простаивающих мощностей.

В мировой практике существует несколько видов приватизации муниципальной собственности, выделяемых по разным критериям.

В нашей стране не существует единого стандарта проведения приватизации, так как на каждой территории свои особенности, связанные с историческими, социально-экономическими наиболее известными являются нижегородская и московская модели. Рассмотрим особенности каждой из них. Нижний Новгород был избран в качестве первого объекта приватизации в России по двум причинам. Во-первых, существовало мнение, что это довольно типичный российский город по населению и экономическим ресурсам.

В Нижнем Новгороде в качестве метода приватизации были избраны публичные аукционы. Приватизируемые предприятия продаются претендентам, предложившим самую высокую цену в ходе торгов на открытом аукционе. Лишь в редких случаях, когда, например, предприятие торгует некоторыми видами основных продуктов питания или занимает здание, имеющее историческую ценность, муниципалитет может прибегать к конкурсам, которые (в случае Нижнего Новгорода) представляют собой закрытые аукционы, участники которых дают письменное обязательство соблюдать определенные условия. В Нижнем Новгороде участие в первом раунде аукционов было ограничено российскими гражданами. В Нижнем Новгороде в аукционах могли участвовать как физические, так и юридические лица, хотя последние должны представлять частный сектор.

С 1994 г. нижегородская модель была изменена. Целью стало превращение приватизации из инструмента формального акционирования и чисто фискального средства в средство, способствующее инвестированию, согласованию интересов государства, региона и города, частного капитала и основной массы населения.

Волгоградская модель полностью опирается на нижегородскую, но с определенными коррективами. Так, волгоградская модель выбрала путь приватизации муниципальных предприятий посредством продажи действующих предприятий вместо продажи, в соответствии с нижегородской моделью, их ликвидированных активов. При оказании помощи городам Волгоградской области в разработке положений о приватизации и документации для проведения аукционных торгов МФК основывалась на подходе, который отражает попытку сбалансировать важность доступности информации о приватизационных предприятиях и необходимость ускорения процесса приватизации и избежания юридических сложностей, которые могли бы замедлить проведение приватизации в России

Выбор модели приватизации в рамках существующего законодательства – дело каждого города или городской администрации. Это наглядно демонстрирует и опыт приватизации муниципальной собственности в Москве.

Основной целью программы приватизации муниципальной "собственности в столице стало стремление придать приватизации муниципальной собственности экономическую целесообразность и органически привязать к интересам города. Это приве- I ло к формированию особого механизма московской модели приватизации. Его составными элементами стали:

ориентация руководства акционированных московских предприятий на сокращение пакетов акций, выставляемых на чековые аукционы, до минимально возможного уровня – 29% (Госкомимущество РФ всеми силами добивалось максимума – 44% уставного капитала); в этом случае появлялась хоть какая-то возможность под освобожденные 15% привлечь реального инвестора;

признание инвестиционных конкрсов как ключевого способа приватизации, а также задействование московской новинки – "инвестиционных договоров", предполагающих поэтапно-льготную продажу недвижимости под гарантии покупателя по инвестированию в производство и неперепрофилированию приобретаемых помещений;

1.разработка и реализация такого порядка определения цены продаваемых объектов нежилого фонда, который позволяет приблизить ее к реальной рыночной оценке;

2 взвешенное (исключающее тотальную и сверхударную по темпам распродажу) отношение к остающимся в муниципальной собственности пакетам акций приватизированных предприятий, стремление прежде всего наладить эффективное управление этими пакетами;

3 изменение реально выполняемых столичным Фондом имущества функций, обеспечение ему равноправного с Моском- имуществом участия в организации приватизационного процесса (как известно, во многих регионах фонды имущества упразднены, а функции Российского фонда федерального имущества во многом символические)18. Московская модель приватизации убедительно показала, что с точки зрения стратегических интересов более значимы не деньги, вырученные от продажи пакетов акций, а привлечение инвестиций в модернизацию и реконструкцию производства. Для этого был найден особый способ приватизации муниципальной собственности – инвестиционный контракт. Он основан на льготной передаче соответствующих объектов в форме вклада города в уставный фонд акционерного общества, приватизировавшего остальное имущество предприятия и реализовавшего инвестиционную программу. В Москве отказались и от стандартных методов приватизации предприятий с неудовлетворенной структурой баланса. Фондом имущества совместно с Комитетом по делам о несостоятельности (банкротстве) была начата работа по реализации на конкурсной основе госпредприятий-должников, признанных неплатежеспособными. Предлагалось выставлять на конкурс не неликвидное оборудование и материалы, а имущественный комплекс неплатежеспособного предприятия целиком с предоставлением покупателями гарантий по реконструкции занимаемой территории. Это помимо увеличения стоимости объекта более чем в тысячу раз помогало решать другие градостроительные проблемы: вывод предприятия за пределы города, его модернизация или профилирование с учетом плана развития территории. Нельзя не учитывать и того, что 50% средств, вырученных от продажи пакетов акций предприятий- банкротов, поступало в городской бюджет.

Аналогичные цели привлечения инвестиций преследовались и при приватизации объектов незавершенного строительства. Ее особенность заключалась в том, что новый собственник при- зван сразу же выступить в роли инвестора. В этой связи для действительно эффективных продаж подобных объектов нужна особая согласованность действий многих городских структур, в том числе департаментов строительства и инженерного обеспечения. Важным шагом в данном направлении стало выделение в структуре Правительства Москвы звена, ответственного за весь имущественно-земельный комплекс и за проведение единой рыночной политики, связанной с городской недвижимостью, весьма перспективными оказались и продажи долгостроев помогающих решить социальные задачи, в частности создать новые рабочие места. Объекты долгостроя не могли быть реализованы по схеме продаж, принимаемой для "классических" объектов незавершенного строительства. Высокая стоимость и одновременно большие объемы вложений, требуемые для ввода объектов в эксплуатацию, делали их приобретение малопривлекательным для инвестора. Поэтому Фонд имущества предложил принципиально новое решение – реализацию объектов по инвестиционному конкурсу. Городу выгоднее найти инвестора для этих объектов, чем пассивно выжидать, доводя дело до полного их разрушения.

Важное значение для реализации инвестиционных проектов в Москве имела разработка ипотечных механизмов выкупа недвижимости. Их основой стало не безусловное право собственности, а право долгосрочного (как правило, более 49 лет) пользования недвижимым имуществом, т. е. аренда. Так как в настоящее время выкуп (аренда) земельного участка для большинства собственников основных фондов объектов потребительского рынка затруднен, Москомзем вполне оправданно дает согласие на залог магазина, столовой и т. д. при том, что договором обусловливается передача в залог части помещения (обычно 75 – 80% )1в. Это привлекло к сотрудничеству крупные банки, которые были вынуждены искать новые сферы кредитования в условиях финансового кризиса.

Таким образом, московская модель приватизации имеет ряд существенных особенностей и отличий, благодаря которым процесс приватизации идет не только быстрыми и интенсивными темпами, но, что главное, с наибольшей финансовой и социальной отдачей, чем в целом по стране. На этом фоне результаты приватизации муниципальной собственности в г. Владивостоке выглядят достаточно скромно.

Главной целью приватизации в г. Владивостоке и в любом другом городе является повышение эффективности функционирования экономики города, деятельности отдельных предприятий, наиболее полное удовлетворение потребностей населения в товарах и услугах и дальнейшее изменение отношений собственности. В отличие от рассмотренных нижегородской и московской моделей приватизация муниципальной собственности в г. Владивостоке не имела четко продуманной методики и проработанной местной программы. Поэтому главными ориентирами стали количественные показатели государственных программ приватизации, по которым предписывалось провести приватизацию не ниже 70% предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания. В результате уже в конце 1990-х гг. во Владивостоке было приватизировано около 600 предприятий и объектов муниципального имущества, охвативших 85% предприятий торговли, 80% – общественного питания, 85% – бытового обслуживания.

Анализируя результаты приватизации в нашем городе, необходимо отметить серьезные недостатки и упущения, связанные с объективными и субъективными причинам. Так, прежде всего, при продаже объектов не изучались возможности нового собственника, его цели и задачи. При имеющей место слабости законодательной базы это привело к тому, что многие предприятия после приватизации ухудшили свою работу. Ряд объектов по разным причинам был закрыт, другие перепрофилированы. Нередко анализ их работы показывал ухудшение ассортимента товаров и услуг, происходило так называемое "вымывание" товаров и услуг первой необходимости, продажа которых не приносила высоких доходов новым собственникам. Показательным в этом плане является своеобразный "хлебный кризис" 1993– 1994 гг., возникший по причине закрытия и перепрофилирования хлебных магазинов. Эта проблема остается острой и в современный период, что связано с истечением срока действия условий договоров купли-продажи в части сохранения профиля приватизированных предприятий.

К негативным последствиям приватизации муниципальной собственности в г. Владивостоке можно отнести нарушение налаженных связей по поставкам, обеспечению магазинов продукцией. Серьезные потери были нанесены системе бытового обслуживания. Ряд необходимых населению объектов, таких как химчистки, пункты проката, ателье вообще были закрыты. Их возрождение началось только после кризиса 1998 г., но уже в частном секторе.

Приватизация крупных предприятий осуществлялась путем Акционирования. За весь период в акционерные общества было преобразовано несколько десятков муниципальных и государственных предприятий. Однако отсутствие постоянного спроса на продукцию, хронические неплатежи, а также неблагоприятный инвестиционный климат привели к падению производства, сокращению штата, а то и простому закрытию предприятий.

В целом статистические данные свидетельствуют о достаточно маленьких поступлениях в городской бюджет даже в период так называемого "приватизационного пика". Так, поступления от приватизации в 1994 г. составили 8,8 млрд. руб. или 1,56% доходной части, в 1995 г. – 7,8 млрд. руб. или 0,75%, в 1996 г. – 4,9 млрд. руб. или 0,41%.

Существующие проблемы должна решить Программа приватизации муниципальной собственности 2005 г. Согласно требованию Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" до 1 января 2009 года, на муниципальном балансе не должно остаться ни одного помещения, которое не задействовано в решении вопросов местного значения. Закон предусматривает, что до этой даты подобная муниципальная недвижимость должна быть либо перепрофилирована, либо передана в частные руки. Поэтапная программа приватизации предусматривает, что все объекты муниципальной собственности будут реализовываться на открытом аукционе, о проведении которого будет заранее объявлено в средствах массовой информации.

Таким образом, при всех положительных и негативных последствиях приватизация остается одним из наиболее действенных инструментов создания рыночной среды и формирования нового слоя частных собственников. Она определяет не только направленность современных способов управления муниципальной собственностью, но и возможность обеспечения экономического роста, более полного удовлетворения жизненных интересов населения. Однако анализ некоторых из существующих моделей приватизации показывает не столько благоприятные эффекты от ее осуществления, сколько громадные потери производственного потенциала и финансовых ресурсов. Это объясняется многими факторами, включая недостаточную правовую обеспеченность и нарушение существующих нормативных актов, отсутствие привязки к территориальной специфике, форсированность темпов и неподготовленную социальную базу приватизации. Вместе с тем изучение опыта приватизации необходимо для налаживания эффективного управления муниципальной собственностью, от которого во многом зависит состояние муниципальной экономики.

Выводы

Муниципализация – это переход в собственность муниципалитетов предприятий, недвижимости или земель, ориентире ванных на удовлетворение общественных потребностей от частных владельцев или от государства. Иначе говоря, муниципализация есть законодательно оформленное и доказательное в интересах территориального сообщества формирование и рост муниципальной собственности в целях хозяйственной целесообразности или развития.

Муниципализация начала свое развитие в России в 19 веке. Процесс муниципализации городских предприятий получил в России широкое распространение в конце XIX – начале XX вв. До этого периода муниципализация была очень мало развита. В СССР было принято ряд важных законодательных актов для становления муниципализации.

Муниципализация социальной сферы стала практически безальтернативным вариантом трансформации системы обеспечения социальных благ, сложившейся в СССР.

Необходимость глубоких преобразований в сфере отношений собственности была осознана в СССР во второй половине 1980-х гг. В результате острых дискуссий были поколеблены позиции сторонников безраздельного господства государственной собственности в социалистической экономике и признано необходимым трансформировать ее в многоукладную. Доминирующее положение в ней по-прежнему должен был занимать государственный сектор, однако рядом с ним допускалось существование альтернативных форм собственности.

Под приватизацией обычно понимается передача контролируемой теми или иными государственными органами общественной собственности в частный сектор. Закон РФ "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ" от 3.7.1991 г. понимает под приватизацией "приобретение гражданами, акционерными обществами (товариществами) у государства и местных Советов народных депутатов в частную собственность предприятий, цехов, производств, участков, иных подразделений, выделяемых в самостоятельные предприятия; оборудования, зданий, сооружений, лицензий, патентов и других материальных и нематериальных активов ликвидированных предприятий и их подразделений; долей, (паев, акций) государства и местных Советов народных депутатов в капитале акционерных обществ (товариществ); принадлежащих приватизируемым предприятиям долей (паев, акций) в капитале иных акционерных обществ (товариществ), а также ассоциаций, концернов, союзов и других объединений предприятий".

Литература

1. ФЗ Об общих принципах организации местного самоуправления в российской федерации (Закон о МСУ) от 06.10.2003 N 131-ФЗ

2. Боровская М.А. Генезис муниципальной собственности и становление систем муниципального управления. Монография. – Таганрог, ТГУ 2002

3. Воронин А.Г., Лапин В.А., Широков А.Н. О сновы управления муниципальным хозяйством – М.: Эксмо 2008

4. Грибенников А.П. История развития муниципального хозяйства в России – М.: Проспект 2010

5. История государственного управления в России / Под ред. А.Н. Марковой, Ю.К. Федулова. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007.

6. Кузнецов В. В., Ваховский В. В., Чебурашкина И. С. Государственное и муниципальное управление: Учебное пособие. – Ульяновск, 2008

7. Ленская С., Сычева Е. Общественный сектор и муниципальная собственность // Экономист. 1998. N 8. С. 69.

8. Макаревич М. Л. Городская Дума г. Санкт-Петербурга в 1904-1907 гг.: автореф. Дис. канд. ист. наук: 07.00.02: СПб., 2005

9. Макущенко Л.В. Муниципальные отношения и их особенности в современной России. М.: Наука, 2008.

10. Местное самоуправление и муниципальное управление. 2-е изд – М.: Юнити-Дана, 2010

11. Митрохин С. Реализация муниципального проекта в России: некоторые аспекты федеральной политики

12. Наталия Лебина XX век: словарь повседневности // Родина № 7, 2005 С.56

13. Пьянов А. И. Муниципальное управление и муниципальное хозяйство в системе общественных отношений // Сборник научных трудов СевКавГТУ № 5 2007 С.345

14. Черная И.П. Муниципальное хозяйство- Ростов-на Дону, Феникс 2010