Методика расследования мошенничества

Методика расследования мошенничества.

Статьи по теме
Искать по теме

Криминалистическая характеристика мошенничества и особенности способов его совершения

Мошенничество, т. е. хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, является преступным деянием, состав которого закреплен в ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ). Следует обратить внимание, что оно является одним из опасных и широко распространенных преступлений с высоким уровнем латентности.

Согласно закону, мошенничество образуют "хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием".

Таким образом, в диспозиции ч. 1 ст. 159 УК РФ речь идет о двух видах мошенничества. Если предметом первого вида мошенничества (хищения) является имущество как вещь (имущество в узком смысле), то предметом второго его вида выступает право на имущество (имущество в широком смысле).

Рассматриваемые виды мошенничества отличаются также по объективной стороне. В одном случае формой общественно опасного действия является хищение, в другом - приобретение.

Оба вида мошенничества совершаются с помощью обмана или злоупотребления доверием, выступающих самостоятельными способами преступления.

На практике под обманом понимают умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение лицо, в ведении которого находится имущество, и таким образом добиться от него добровольной передачи имущества, а также сообщение с той же целью заведомо ложных сведений. Иными словами, как отмечает А.Н. Щеглов обман - это прежде всего сознательная дезинформация контрагента либо иного лица.

Обман - понятие широкое, оно включает в себя не только предоставление ложных сведений, но и факт умолчания об истине либо замалчивание иных сведений. Поэтому сам факт искажения истинных действий (бездействия) должен носить исключительно предумышленный характер (прямой либо косвенный умысел). Нет умысла - нет и состава мошенничества. Следовательно, наличие умысла как субъективной стороны преступления обязательно для того, чтобы признать совершенное таким способом хищение мошенническим действием.

В мошенничестве выделяют активный и пассивный обман. Активный обман имеет место тогда, когда его содержание составляют различные обстоятельства, относительно которых преступник вводит в заблуждение потерпевшего (искажение истины). Пассивный обман состоит в несообщении таких фактов, которые бы удержали лицо от передачи имущества. Нередко в содержание обмана входит ложное обещание, заключающееся не только в искажении фактов, но и в сообщении одновременно ложной информации о своих подлинных намерениях в будущем.

Мошеннический обман многообразен. Он может быть как устным (словесным), так и письменным, но может проявляться и в виде различных действий: шулерские приемы при игре в карты или "в наперсток", передача пачки денег, именуемой "куклой", внесение искажений в программу ЭВМ.

Второй, указанный в законе способ, мошенничества - злоупотребление доверием - предполагает использование доверительных отношений, сложившихся с потерпевшим, для завладения чужим имуществом.

Обман состоит в преднамеренном введении в заблуждение собственника имущества или иного владельца. Мошенничество в этом случае может состоять в использовании подложных документов, иных возможностей введения в заблуждение. Злоупотребление доверием состоит в использовании доверительных отношений между виновным и потерпевшим для завладения имуществом. С этой целью возможно деяние, связанное с невозвращением кредита, имущества, механизмов, взятых на время, и т.п.

Отличительной особенностью обмана или злоупотребления доверием является то, что собственник или иной владелец имущества, введенный в заблуждение относительно истинных целей похитителя, сам передает имущество мошеннику. Мошенничество может выражаться не только в посягательстве на имущество, но и в обманном присвоении права на такое имущество. Нередко в последнее время это касается получения права на приватизированные квартиры, дачные или садовые участки и т.п. при условии оказания помощи престарелым, пожизненного их содержания, которые в последующем не выполняются.

С субъективной стороны мошенничество характеризуется прямым умыслом: лицо осознавало, что совершает хищение чужого имущества или приобретает право на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, предвидело неизбежность причинения ущерба потерпевшему и желало его причинить.

Субъект мошенничества - вменяемое, достигшее 16 лет лицо.

Квалифицирующие признаки предусмотрены в ч. 2 ст. 159 УК РФ. К ним закон относит группу лиц по предварительному сговору и причинение значительного ущерба гражданину.

В ч. 3 ст. 159 УК РФ предусмотрены такие особо квалифицирующие признаки, как совершение мошенничества лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере. В ч. 4 ст. 159 УК РФ содержатся признаки - организованная группа и особо крупный размер.

Квалифицирующий признак "с причинением значительного ущерба" может быть инкриминирован виновному лишь в случае, когда в результате совершенного преступления потерпевшему был реально причинен значительный для него материальный ущерб, который не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей.

В отличие от значительности ущерба такой его признак, как крупный размер, прямо установлен в уголовном законодательстве. В примечании ст. 158 УК РФ крупным размером признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным - один миллион рублей.

При решении вопроса о наличии в действиях лица квалифицирующего признака причинения гражданину значительного ущерба, наряду со стоимостью похищенного имущества, надлежит учитывать имущественное положение потерпевшего, в частности наличие у него источника доходов, их размер и периодичность поступления, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство. Мнение потерпевшего о значительности или незначительности ущерба, причиненного ему в результате преступления, должно оцениваться в совокупности с материалами дела, подтверждающими стоимость похищенного имущества и имущественное положение потерпевшего.

Как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает двести пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере - один миллион рублей, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или особо крупном размере.

Из нововведений Уголовного кодекса РФ, касающихся мошенничества, следует назвать появление в статье еще одного квалифицирующего признака - мошенничество с использованием своего служебного положения.

Приведем пример в отношении указанного квалифицирующего признака.

По приговору суда Плаксин осужден по п. "в" ч. 2 ст. 159 УК РФ, т.е. признан в совершении мошенничества с использованием своего служебного положения.

Государственный обвинитель в кассационном представлении поставил вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение по тем основаниям, что суд необоснованно квалифицировал действия Плаксина как мошенничество.

Судебная коллегия по уголовным делам приговор оставила без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения, указав следующее.

Так, потерпевшая Абрамчук показала, что у нее при задержании было изъято наркотическое средство, после чего ее доставили в УВД, где допросили в качестве подозреваемой. Здесь же оперуполномоченный Плаксин сказал ей, что может сделать ее из обвиняемой свидетелем, и ее муж не узнает о случившемся, но для этого она должна заплатить ему 80 тыс. рублей. Считая, что у нее в квартире будет проводиться обыск, он предложил ей положить в ванной комнате деньги и золотую цепочку, которую увидел у нее на шее, чтобы ему забрать их в залог под упомянутую сумму. Она это условие выполнила, однако обыск у нее не производился. Затем почти ежедневно, в течение двух недель, Плаксин приезжал к ней, звонил по телефону, оставлял на пейджере информацию с требованиями передать ему быстрее деньги и в этот период забрал у нее из гаража два шипованных колеса с дисками, домкрат и насос.

Государственный обвинитель сделали необоснованные выводы о необходимости иной квалификации действий Плаксина, нежели признал суд. По данному делу с учетом служебной компетенции Плаксина (оперуполномоченный) его нельзя признать субъектом получения взятки, а совершенное преступление - получением взятки должностным лицом, поскольку, как правильно мотивировано в приговоре, он, хотя и являлся должностным лицом, но в силу наделенных полномочий не мог совершить в пользу потерпевшей конкретные процессуальные действия, которые обещал выполнить по возбужденному уголовному делу. Он завладел имуществом Абрамчук путем мошенничества.

К. осужден по ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ.

К. признан виновным в том, что являясь должностным лицом - председателем Волгоградского городского Совета народных депутатов (городской Думы) и депутатом указанного Совета (Думы), получил лично взятку в виде денег в сумме 300000 руб., то есть в крупном размере, за действия в пользу взяткодателя, которым он в силу своего должностного положения мог способствовать.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в кассационных представлении и жалобах, нашла приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

К выводу о виновности К., являвшегося должностным лицом, в получении в марте 2005 года взятки в сумме 300000 руб. за действия в пользу взяткодателя, которым он в силу своего должностного положения мог способствовать, суд пришел на основании приведенных в приговоре доказательств, в том числе показаний самого осужденного, показаний свидетелей Шипунова, Полуместных, Мольгуна, Никифировой, Жуковой и Мордвинова, рапортов оперуполномоченного УФСБ РФ по Волгоградской области, протоколов осмотра и прослушивания фонограмм бесед между К. и Шипуновым, протоколов осмотра места происшествия и предметов преступления, которые были исследованы в судебном заседании.

Вместе с тем приведенными в приговоре доказательствами вывод суда о том, что Карев получил деньги в качестве взятки от Шипунова за действия в пользу взяткодателя, которым он в силу своего должностного положения мог способствовать, не подтверждается.

В стадии предварительного следствия и в судебном заседании осужденный К. показывал, что он, нуждаясь в деньгах, согласился принять 300000 руб. от Шипунова, который, действуя в пользу ОАО "Химпром", просил его содействовать скорейшему принятию городской Думой нормативного акта, регламентирующего порядок определения размера земельного налога, заверил Шипунова в таком содействии, хотя ничего делать в пользу ОАО "Химпром" не собирался, не делал и сделать не мог, в связи с чем впоследствии по требованию Шипунова деньги вернул.

Показания осужденного в части утверждения о том, что он, получая от Шипунова деньги, ничего делать в пользу ОАО "Химпром" не собирался, не делал и сделать не мог, в приговоре не опровергнуты. В приведенных в приговоре показаниях свидетелей, равно как и в других исследованных судом материалах уголовного дела, сведения о том, что К. каким-либо образом способствовал ОАО "Химпром" скорейшему принятию городской Думой нормативного акта, отсутствуют. К тому же, эти показания осужденного подтверждаются и тем установленным судом обстоятельством, что в июне 2009 года по предложению Шипунова деньги К. были возвращены.

Квалифицируя действия К. по ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ, суд первой инстанции не учел, что особенность данного состава преступления состоит в том, что взятка может быть получена как за незаконные действия (бездействие) должностного лица, так и за действия (бездействие), которые входят непосредственно в его компетенцию, и должностное лицо было вправе в установленном порядке выполнить в пользу взяткодателя или представляемых им лиц то или иное действие либо, напротив, не принимать никаких мер, либо могло способствовать таким действиям (бездействию).

По данному уголовному делу К. нельзя признать обоснованно осужденным за получение взятки, поскольку приведенные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что осужденный, получая от Шипунова деньги, не только не собирался в пользу ОАО "Химпром" совершить действия по способствованию ускорения принятия городской Думой законопроекта, но в силу отсутствия последнего в Думе он и не мог совершить такие действия.

При таких данных приговор подлежит изменению, действия К. следует переквалифицировать на ст. 159 ч. 3 УК РФ как мошенничество, совершенное им с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

Законодатель ввел этот квалифицирующий признак неслучайно, поскольку немало хищений совершается лицами, использующими при этом свое служебное положение.

Специфика данного преступления состоит в том, что объективная сторона его складывается из двух действий, каждое из которых, взятое отдельно, составляет самостоятельное преступление - злоупотребление служебными полномочиями и собственно мошенническое хищение. При этом злоупотребление служебными полномочиями создает возможность хищения, предшествует изъятию материальных ценностей и поэтому часто отдалено от него по времени. Использование должностным лицом своего служебного положения предполагает реализацию тех прав и полномочий, которыми оно наделено по роду своей работы, служебных отношений с должностными лицами предприятия (организации).

Как указано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием 1 к статье 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к статье 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации).

Злоупотребление должностными полномочиями для мошеннического хищения, как указывается в литературе и видно из приведенных выше примеров, возможно лишь по месту службы должностного лица и в пределах тех функциональных обязанностей, которые на него возложены, причем в компетенцию виновного должны входить определенные правомочия в отношении имущества или по месту его работы, или в контролируемых им подразделениях. Если же должностное лицо, используя свой авторитет, положение, оказывает давление на других людей, склоняя их к совершению хищения, то оно подлежит уголовной ответственности за соучастие.

При разграничении злоупотребления должностными полномочиями, от хищения с использованием должностных полномочий, необходимо, как указывает В.Н. Шувалов учитывать, что при злоупотреблении должностными полномочиями имущественная выгода получается без незаконного безвозмездного обращения государственных или общественных средств в свою собственность или собственность других лиц.

В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ мошенничество считается совершенным группой лиц по предварительному сговору при условии, что в преступлении участвовали два и более лица, заранее договорившиеся о совместном их совершении.

В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ под организованной группой следует понимать устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная группа отличается наличием в ее составе организатора (руководителя), стабильностью состава участников группы, распределением ролей между ними при подготовке к преступлению и непосредственном его совершении. Исходя из этого в организованную группу могут входить лица, не обладающие полномочиями по распоряжению, управлению или пользованию вверенным имуществом, а также по его доставке либо хранению, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений. При наличии к тому оснований они несут ответственность согласно части 4 статьи 34 УК РФ как организаторы, подстрекатели либо пособники присвоения. Организаторы и руководители несут ответственность за все совершенные организованной группой преступления, если они охватывались их умыслом. Другие члены организованной группы привлекаются к ответственности за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали (статья 35 УК РФ).

Рассмотрим пример из судебной практики, по которому лица осуждены за совершения мошенничества в составе организованной группы.

Хизриева и Квашенко осуждены по ч. 1 ст. 210 и по п. "а" ч. 3 ст. 159 УК РФ, а Стаканова, Бородина и Загарийчук по ч. 2 ст. 210 и по п. "а" ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Как следует из материалов дела Хизриевой стала заниматься "лохотроном" с целью совершения хищений денежных средств мошенническим путем. Эту деятельность она осуществляла со своими сообщниками возле станции метро "Водный стадион" следующим образом. Проходящему мимо гражданину вручался рекламный проспект, после чего ему сообщали о том, что в рамках проводимой рекламной акции он выиграл приз. Другим претендентом на получение приза являлся соучастник преступной группы, выполнявший отведенную ему роль. Поскольку на заведомо несуществующий приз было, таким образом, два претендента, соучастник предлагал вовлеченному гражданину разыграть этот приз. За получение приза граждане вносили денежные суммы, после чего члены преступной группы объявляли их проигравшими и скрывались с похищенными деньгами. Хизриева осуществляла руководство лидерами нескольких организованных групп, участники которых напрямую общались с потерпевшими. Из числа передаваемых ей похищенных денег она выплачивала своим подчиненным "зарплату". Наряду с этим в ее обязанности входило непосредственное наблюдение за совершением преступлений, действиями соучастников с целью отслеживания выполнения ими обязанностей. В каждой группе, именуемой "бригадой", существовало четкое распределение ролей.

Важнейшим элементом криминалистической характеристики, как указывает В.В. Новиков, является способ совершения преступления. Невозможно перечислить все способы мошенничества, поэтому назовем лишь наиболее часто встречающиеся. К традиционным способам относятся: мнимое посредничество при оказании услуг или заключении сделок; выдача преступником себя за другое лицо (например, за представителя правоохранительных органов); вручение денежных или вещевых "кукол"; обсчет при размене денег или покупке вещей; шулерство и нечестная игра в азартные игры; продажа фальшивых денег или драгоценностей ("фармазонство"); мнимое гадание и знахарство и др. В последние годы получили широкое распространение способы мошенничества, связанные с фиктивным заключением договоров, а также с незаконным получением денежных средств в кредитно-финансовых учреждениях при помощи поддельных документов; создание лжефирм для привлечения средств населения с последующим присвоением; незаконное получение страховки путем инсценировок похищения либо уничтожения застрахованного имущества; фиктивные сделки с жильем и т. д.

В литературе отмечается, что мошенничество чаще всего совершается в общественных местах: на улицах, вокзалах, в аэропортах, в магазинах, банках, на рынках (большие скопления людей способствуют выбору жертвы и быстрому исчезновению преступника), реже - по месту жительства потерпевшего или в специально приспособленных помещениях (обычно это игорные притоны, "офисы" лжепредприятий).

Достоверность результатов криминалистического анализа системы действий, посредством которых осуществляется мошенничество, во многом зависит от верного выбора методологии исследования. В этой связи проблема, связанная с отсутствием единого терминологического обозначения данной системы, а также общепризнанного подхода к установлению ее компонентов, приобретает особое значение.

Довольно часто, как отмечает О.В. Волохова, в качестве обязательного элемента криминалистической характеристики мошенничества называют способ его совершения. Нередко в качестве самостоятельного элемента криминалистической характеристики мошенничества ряд ученых рассматривают "способы совершения и сокрытия хищения". И.О. Антонов и Г.В. Бембеев, добавляют, что система действий мошенника в ходе конкретного преступления как элемент криминалистической характеристики зачастую охватывается понятием "способы подготовки, совершения и сокрытия мошенничества".

Отсутствие единства мнений по данному вопросу обусловливается, на наш взгляд, тем, что авторы в понятие "способ совершения мошенничества" вкладывают разный смысл.

Рассматривая способ совершения мошенничества в качестве самостоятельного элемента криминалистической характеристики, следует согласится с О.В. Волоховой в том, что его определяют как единую систему действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления. В результате речь ведется обо всей совокупности действий мошенника - от зарождения умысла до окончания действий по сокрытию следов преступления. В остальных случаях, говоря о способе совершения мошенничества, имеют в виду исключительно те действия, посредством которых выполняется объективная сторона состава, предусмотренного ст. 159 УК РФ.

Таким образом, мы сталкиваемся с использованием термина "способ совершения мошенничества" в двух различных смыслах, что влечет возникновение терминологической путаницы: нередко бывает сложно установить, о каком именно "способе совершения мошенничества" - в широком или в узком смысле этого слова - автор ведет речь.

Объективным следствием данного положения является необходимость выработки единого подхода к пониманию содержания рассматриваемой категории. Как представляется, решением обозначенной проблемы должно стать использование понятия "способ совершения мошенничества" для обозначения лишь тех действий, которые непосредственно направлены на выполнение объективной стороны преступления, на реализацию диспозиции соответствующей уголовной нормы.

В пользу такого решения можно привести по крайней мере два, как нам представляется, убедительных аргумента.

Во-первых, категория "способ совершения преступления", являясь универсальной, помимо криминалистики используется также в уголовном праве, уголовном процессе, криминологии и других отраслях юридического знания. Во всех этих случаях понятие "способ совершения преступления" используется именно в узком его значении. В частности, в уголовном праве под способом совершения преступления понимается именно система приемов, методов, применяемых лицом при совершении преступления, и способы подготовки и сокрытия преступления в данную систему не включаются.

Высказанное много лет назад замечание о том, что для таких взаимосвязанных отраслей права, как уголовное материальное и процессуальное право, а равно и криминалистики важное значение имеет единообразие терминологии, представляется вполне убедительным и сегодня. А потому использование в криминалистической науке понятия "способ совершения преступления" в широком смысле, включение в него "способа приготовления и способа сокрытия преступления" выглядят не совсем логично.

Во-вторых, понятию способа совершения преступления в широком смысле соответствует более уместный аналог - понятие "способ преступления", получившее признание среди криминалистов. Возникает закономерный вопрос: стоит ли для обозначения всей системы действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления одновременно использовать два термина, один из которых употребляется также и в более узком значении? По мнению некоторых ученых, ответ на данный вопрос может быть только отрицательным.

Не прибегая к использованию понятия "способ мошенничества", в юридической литературе нередко говорят о таком элементе криминалистической характеристики рассматриваемой категории преступлений, как "способы подготовки, совершения и сокрытия мошенничества". По нашему мнению, такой подход к решению проблемы является не совсем оправданным.

Действия по подготовке, совершению и сокрытию преступления, как указывается в литературе, всегда взаимосвязаны, охвачены единым замыслом. При этом именно способы совершения мошенничества приобретают центральное значение, их содержанием во многом определяются способы подготовки и сокрытия преступлений. Поскольку подготовительные действия и действия по сокрытию мошенничества всегда направлены на обеспечение его совершения, они, таким образом, приобретают подчиненный характер. В этой связи более целесообразно, использовать собирательное понятие "способ мошенничества", а не говорить о способах подготовки, совершения и сокрытия мошенничества.

Следует отметить, что проблема неоднозначной трактовки способа совершения преступления носит гораздо более общий характер, нежели проблема определения содержания способа совершения мошенничества. Однако применительно к другим категориям преступлений вопрос о сущности способа их совершения отнюдь не всегда имеет принципиальное значение. Имеется достаточно большое количество деяний, как указывает В.К. Рокотов, в структуре которых нельзя выделить самостоятельных комплексов действий по подготовке, совершению (исполнению) и сокрытию преступления, поскольку деяние представлено лишь стадией исполнения, действиями, непосредственно направленными на выполнение объективной стороны преступления.

Говоря о способе мошенничества как элементе его криминалистической характеристики, следует затронуть еще одну важную проблему: необходимо ли в содержание способа мошенничества включать какие-либо иные элементы, кроме способов его подготовки, совершения и сокрытия следов преступления?

Многие исследователи, осуществляя криминалистический анализ способов мошенничества, рассматривают только систему действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления. Однако этот подход, несмотря на его распространенность, представляется излишне упрощенным, а потому не вполне правильным.

По справедливому замечанию А.Е. Слепнева, средства и орудия совершения преступления выступают самостоятельными элементами способа преступления. Нередко именно использование определенных орудий и средств обусловливает возможность доведения мошенничества до конца, достижения желаемого преступного результата, причем речь в данном случае идет об орудиях и средствах, используемых не только на стадии совершения хищения, но и в процессе его подготовки и сокрытия. В этой связи соответствующие орудия и средства также следует включать в содержание способа мошенничества как элемента его криминалистической характеристики.

Зачастую, говоря о способе мошенничества, в его содержание включают также место и время его совершения, как это делает, например, О.В. Волохова. С подобным мнением не согласен А.Ф. Облаков, который указывает, что выбор благоприятных для совершения преступления обстоятельств (в том числе места и времени) охватывается понятием способа подготовки преступления, и в данном случае речь идет именно о выборе определенных условий, а не о самих этих условиях. Следует также учитывать и тот факт, что нередки ситуации совершения противоправного деяния независимо от времени года, суток, которые не учитываются или не имеют значения для преступника. Таким образом, несмотря на вполне очевидную взаимосвязь со способом преступления, место и время его совершения имеют самостоятельное значение и входят наряду с обстановкой в обстоятельства совершения мошенничества.

Г.В. Бамбеева не согласна с тем, что "описание способов совершения и сокрытия преступления заключается не только в описании действий... но и в описании... оставляемых ими следов применения и мест, где эти следы вероятнее всего могут быть обнаружены". Типичные следы преступления представляют собой последствия применения тех или иных способов и отнюдь не должны включаться в их содержание.

Говоря о способе мошенничества, следует учитывать еще один важный момент: все его составные части находятся в тесной взаимосвязи и взаимозависимости, а потому о способе мошенничества следует говорить не как о совокупности подэлементов, а как об их устойчивой системе. В конечном итоге именно взаимная детерминированность отдельных поведенческих актов, их объединенность общим умыслом и направленность на достижение единой цели позволяют рассматривать их как единую систему - преступную деятельность. Системность способа мошенничества позволяет при наличии сведений об одних его подэлементах строить предположения относительно содержания других. Так, в частности, располагая информацией о содержании действий, непосредственно направленных на завладение предметом преступного посягательства, можно построить отличающиеся высокой степенью вероятности версии о содержании действий по подготовке и сокрытию следов мошенничества, об орудиях и средствах, используемых для реализации преступного замысла.

На основании вышеизложенного, полагаем возможным сформулировать следующие выводы.

Объективная сторона мошенничества заключается в хищении чужого имущества или приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Способ совершения мошенничества целесообразно обозначать лишь те действия преступника, которые непосредственно направлены на завладение предметом посягательства, составляют объективную сторону состава, предусмотренного ст. 159 УК РФ. Всю совокупность поведенческих актов мошенника непосредственно от момента возникновения преступного замысла до окончания действий, направленных на сокрытие преступления и его следов, следует обозначать термином "способ мошенничества".

В содержание способа мошенничества целесообразно включать такие его составные части (элементы), как действия (бездействие): 1) по подготовке к совершению преступления; 2) по его непосредственному совершению; 3) по сокрытию следов, кроме того - орудия и средства, используемые для реализации преступного замысла. Учитывая отсутствие в ряде случаев стадии сокрытия мошенничества, а также принимая во внимание системный характер взаимосвязи между отдельными элементами способа мошенничества, последний целесообразно определить как систему способов подготовки, совершения и в большинстве случаев сокрытия мошенничества, а также орудий и средств, используемых для получения преступного результата.

Обстоятельства, подлежащие установлению и основные этапы расследования

В юридической литературе получило признание определение предмета доказывания как определенной совокупности наиболее общих обстоятельств, отражающих существенные стороны и свойства общественно опасного деяния, которые должны быть установлены процессуальными средствами при производстве дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства. Нормы уголовно-процессуального законодательства определяют общую формулу предмета доказывания, а нормы Особенной части уголовного права наполняют необходимым содержанием общую формулу предмета доказывания и, следовательно, определяют цели процесса расследования, конкретное содержание истины по делу. Это, в конечном итоге, позволяет определить задачи расследования и ориентирует в определении конкретных обстоятельств, которые подлежат доказыванию.

Среди совокупности обстоятельств, имеющих значение для эффективного расследования уголовного дела можно выделить обстоятельства первого и второго уровня, отличие которых друг от друга заключается в том, что первые образуют предмет доказывания, вторые же выполняют вспомогательную роль - служат определению в информационных потоках обстоятельств первого уровня. Таким образом, хотя вспомогательная и ориентирующая информация не имеет доказательственного значения, она является важным средством организационно-тактического обеспечения расследования, так как может быть использована для построения различных мысленных моделей. Вся совокупность существенных для расследования дела обстоятельств, в свою очередь, определяется криминалистической характеристикой преступления, в которой фиксируются имеющие значение для уголовного судопроизводства, отображающиеся следы. В связи с этим достаточно убедительна позиция авторов, которые полагают, что предмет доказывания, является частью криминалистической характеристики, охватывается ею.

При расследовании мошенничества подлежат доказыванию следующие обстоятельства: а) факт хищения путем обмана или злоупотребления доверием; б) время и место совершения мошенничества; в) способ мошенничества; г) характеристика лица или группы лиц совершивших преступление данного вида; д) предмет хищения путем обмана или злоупотребления доверием, характер и размер причиненного ущерба; е) характеристика потерпевшего лица или группы лиц; ж) обстоятельства, способствовавшие совершению мошенничества.

В случае, если речь идет о многоэпизодных и/или групповых мошенничествах, то подлежат доказыванию: 1) совершение одним лицом нескольких мошенничеств; 2) соучастие нескольких лиц в одном или нескольких мошенничествах; 3) совершение несколькими лицами разных преступлений, из которых одни обусловлены совершением других (дача взятки, с целью "быстрой" регистрации подставной фирмы, которая будет использоваться для совершения аферы).

Обязательному установлению подлежат квалифицирующие признаками

мошенничества.

Расследование преступления может быть подразделено на определенные этапы. Этап расследования - это часть процесса расследования преступления, в ходе которой решаются конкретные задачи связанные с познанием предмета доказывания. На каждом этапе познание имеет свою ярко выраженную специфику (направленность, объем).

На наш взгляд процесс расследования уголовных дел о мошенничестве целесообразно делить на следующие этапы: а) проверка первичных материалов о мошенничестве; б) начальный этап расследования; в) производство дальнейшего расследования; г) заключительный этап.

Отправной точкой начального этапа расследования, как отмечает А.К. Гудин, следует считать факт возбуждения уголовного дела. Как известно, на начальном этапе расследования производятся первоначальные следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия с целью обнаружения следов преступления, получения и процессуального закрепления доказательственной информации, позволяющей установить события и основные обстоятельства преступления, выявить заподозренного в совершении преступления, собрать доказательства позволяющие задержать указанное лицо в качестве подозреваемого (ст. 108 Уголовно - процессуального кодекса РФ (далее УПК РФ) или избрать в отношении его меру пресечения до предъявления обвинения (ст. 90 УПК РФ), а затем предъявить обвинение.

Указанный выше момент окончания начального этапа расследования представляется обоснованным (проведенные первоначальные следственные действия оказались результативными - собранных доказательств по делу достаточно для формулирования и предъявления обвинения). Но в практике расследования преступлений, в том числе и мошенничества, нередко встречаются такие ситуации, когда первоначальные следственные действия произведены, но на основании собранных материалов субъекту расследования не удается получить определенной совокупности доказательств, достаточных для формулирования и предъявления обвинения, о чем говорят следующие примеры. Соответственно, возникает немаловажный с научной и методической точки зрения вопрос о том, когда же в таких ситуациях первоначальный этап расследования можно считать завершенным.

В литературе имеются различные точки зрения по данной проблеме. Так, некоторые из авторов придерживаются следующей позиции: первоначальный этап завершен после того, как субъектом расследования произведены все необходимые неотложные следственные действия, соответственно, собрана исходная доказательственная информация, а задача установления и изобличения лица, совершившего преступление в подобных ситуациях может быть перенесена на следующие этапы расследования. Другие - в качестве границы между первоначальным и последующим этапом расследования предлагают момент, когда субъект расследования, выполнив самые неотложные следственные действия и собрав значительный доказательственный материал, приступает к его анализу и составлению развернутого плана расследования по делу. В принципе, в качестве противоположной позиции можно рассматривать точку зрения, сторонники которой полагают, что в любом случае первоначальный этап расследования можно считать завершенным только после того, как по делу будет установлено заподозренное лицо и собраны материалы достаточные для предъявления обвинения.

Представляется, что более убедительной является последняя из перечисленных выше точек зрения - начальный этап расследования можно считать завершенным лишь после достижения определенного результата, а не после выполнения комплекса неотложных следственных действий независимо от того к каким результатам привело осуществление данного комплекса. То есть для субъекта расследования начальный этап расследования может считаться оконченным только после того как, во-первых, установлено лицо, подозреваемое в совершении преступления, во-вторых, собраны материалы достаточные для привлечения данного лица в качестве обвиняемого в мошенничестве. В случае, если ресурсы субъекта расследования истощаются до такой степени, что возникает необходимость, в приостановлении производства по делу, то течение начального этапа прерывается.

Начальным моментом дальнейшего этапа расследования, как указывает А.К. Гудин, необходимо считать процессуальное решение субъекта расследования о привлечение лица в качестве обвиняемого в совершении хищения путем обмана или злоупотребления доверием (причем, если по делу проходят несколько обвиняемых, то привлечение в качестве обвиняемого хотя бы одного из них). Окончанием данного этапа является ознакомление обвиняемого со всеми материалами уголовного дела. На данном этапе субъект расследования осуществляет мероприятия по сбору и процессуальному закреплению информации, которая прежде всего подтверждает (опровергает) виновность обвиняемого (обвиняемых) в мошенничестве, а также иной необходимой информации, входящей в предмет доказывания по делу.

Заключительный этап расследования, как указывает А.К. Самойлов, может возникнуть в случае дачи прокурором указаний о проведении тех или иных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, удовлетворения ходатайств обвиняемого и его защитника о дополнении предварительного следствия, а окончанием - направление дела с обвинительным заключением прокурору. Действия субъекта расследования на заключительном этапе напрямую связаны с необходимостью восполнить выявленную неполноту предварительного следствия.

Таким образом, подведем итоги. При расследовании мошенничества, обстоятельствами, подлежащими установлению, являются: имело ли место мошенничество; когда и где оно было совершено; каков предмет и способ совершения мошенничества; кто его совершил; как характеризуется мошенник; не совершал ли он ранее аналогичных преступлений; не совершено ли мошенничество группой лиц, если да - какова роль в преступлении каждого из мошенников; кому причинен материальный ущерб - государственной, общественной, коммерческой организации (предприятию) или гражданину, в чем он выражается и каков размер ущерба; кому было известно о готовящемся или совершенном мошенничестве, не оказывалось ли содействие в сокрытии преступления; какова роль потерпевшего либо представителей организаций, которым причинен материальный ущерб; какие обстоятельства способствовали мошенничеству.

Особенности возбуждения уголовного дела по факту мошенничества

Изучение 100 уголовных дел по мошенничеству показало, что возбуждение уголовных дел о мошенничестве по заявлениям потерпевшей стороны от мошенничества составляет 59% случаев (заявления физических лиц - 46%, заявления юридических лиц - 13%); 2) возбуждение уголовных дел в результате непосредственного обнаружения признаков мошенничества правоохранительными органами - 31% случаев; 3) задержание лица при попытке совершить хищение путем обмана или злоупотребления доверием - 9%. Причем задержание и передача мошенника полиции в процессе совершения или по окончании обманных действий были произведены при непосредственном участии самих потерпевших в 6% случаев. 3% случаев пришлось на задержание с поличным мошенников непосредственно сотрудниками правоохранительных органов по получении информации от потерпевшей стороны или очевидцев. Показателен в этой связи случай с Н., которая пыталась получить по найденной сберегательной книжке и паспорту денежный вклад. Оператор банка обнаружив, что сберкнижка проходит по базе данных как утерянная в соответствии с инструкцией подал тревожный сигнал сотрудникам полиции, которые и произвели задержание преступницы.

По изученным делам зафиксированы лишь единичные случаи явки с повинной, и то эти явки можно и необходимо считать вынужденными - они были обусловлены возникновением ряда неожиданных и неблагоприятных для мошенников обстоятельств. Так, Б., похищенную путем мошенничества партию товара оставил на ночь в кузове грузового автомобиля, а утром обнаружив кражу груза неизвестными, решил, что лучшим выходом для него в сложившейся ситуации будет явка с повинной. По другому делу, мошенники явились с повинной в правоохранительные органы по причине того, что потерпевшими лицами оказывалось на одного из них силового давление, которое заключалось в незаконном лишении свободы и насильственном удержании его на даче потерпевшего К. Возможное освобождение мошенника потерпевшими прямо обуславливалось моментом возвращения похищенных денежных средств преступниками.

Нередко мошенничество тесно связано с так называемой проблемой "вышибания долгов". Таким образом признаки мошенничества могут быть выявлены в процессе расследовании уголовных дел, возбужденных по факту совершения вымогательства, похищения людей, убийства и др. Приведем пример: Б. играла ведущую роль в группе, которая осуществляла мошенничества с приватизированными квартирами. Для того, чтобы избежать ответственности обвинила С., соучастника своих преступлений, якобы в вымогательстве у нее денег, по поводу которого и обратилась с заявлением в правоохранительные органы.

Признаки мошенничества могут быть обнаружены при расследовании такого вида преступлений, как кражи. Это происходит в тех случаях, когда якобы похищенное имущество было застраховано в страховой фирме. Заявившие о подобном преступлении лица могут инсценировать преступление с целью мошеннического получения страхового возмещения. По изученным уголовным делам выявлен случай, когда два молодых человека позаимствовали у друзей и знакомых аудио- и видеотехнику, бытовую технику, песцовую шубу, все застраховали как собственное имущество, затем инсценировали квартирную кражу и пытались получить страховое возмещение.

Деятельность правоохранительных органов по выявлению и документированию отдельных разновидностей мошенничества должна быть целенаправленной. Положительным в этой связи является опыт создания и функционирования специальных бригад с участием оперативных работников и привлеченных граждан, которые проводят отслеживание "лотерейных" мошенников, арест, документирование и возбуждение против них уголовных дел.

Признаки мошенничества могут быть обнаружены при рассмотрении иска в арбитражном суде. В частности, по таким способам мошенничества, когда преступники действуют от имени реально существующего юридического лица, используют его похищенные бланки и реквизиты. После заключения договора потерпевшая сторона рассчитывает на получение денег на оплату товара или услуг, так как в оговоренные сроки этого не происходит, дело может дойти до предъявления иска в арбитражный суд с целью возмещения таким путем нанесенного ущерба. Иногда только в арбитражном суде становится понятно, что ущерб причинен действиями мошенников, а не юридическим лицом являющимся в процессе ответчиком.

В процессе выявления признаков мошенничества возникает ряд проблем. Имеет значение то, как указывает Ю.К. Саблев, что самой природе мошенничества присуща определенная двойственность - иногда трудно точно определить мошенничество ли это, новый вид бизнеса или непредумышленно допущенная ошибка. Это порождает у работников правоохранительных органов немало сложностей с правильной квалификацией того или иного действия особенно в сфере банковской деятельности и предпринимательства. В частности, отмечаются определенные трудности с диагностикой умысла в действиях лиц, нанесших ущерб законным интересам физических или юридических лиц в результате обмана. Например, до недавнего времени в связи с несовершенством законодательства оперативные работники подразделений по борьбе с экономическими преступлениями МВД могли лишь отслеживать деятельность по привлечению вкладов населения под высокие проценты компанией "пирамидального" типа, так как за действия по пресечению деятельности такой компании преступники могли в принципе подать иск в суд на правоохранительные органы за антирекламу; только явная попытка скрыться с деньгами вкладчиков руководства "пирамиды" однозначно могла расцениваться как умышленное хищение путем обмана.

Признаки мошенничества могут быть обнаружены непосредственно правоохранительными органами из сообщений в средствах массовой информации. В этой связи можно говорить о двух основных вариантах сообщений, представляющих интерес: 1) публикация сообщения (статьи, репортажа, письма с мест и т.п.) о готовящемся или об уже оконченном мошенничестве; 2) рекламное сообщение, содержание которого позволяет с большой долей вероятности предположить попытку умышленного обмана со стороны рекламодателей в отношении лиц, которым данная реклама в конечном итоге предназначалась.

Определенные сложности в настоящее время отмечаются и при проверке материалов о возможном совершении компьютерных мошенничеств. Как справедливо отмечает В.Б. Вехов, в процессе проверки первичных материалов и расследовании дел данной категории субъекту расследования приходится сталкиваться со многими, иногда даже с неразрешимыми трудностями связанными, в частности: 1) с квалификацией преступных деяний; 2) проблематичностью проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий из-за несовершенства действующего законодательства; 3) с подбором и привлечением специалистов, а также экспертов для проведения доследственной проверки и расследования; 4) с отсутствием элементарных познаний в области компьютерной техники.

При проведении проверочных мероприятий правоохранительные органы довольно часто сталкиваются с проблемой законного преодоления таких форм защиты ценной информации как банковская и коммерческая тайна. Несовершенство законодательства в этой области в определенной мере препятствует своевременному выявлению и пресечению мошенничеств в сфере банковской и предпринимательской деятельности. На существование в этой сфере нелепого замкнутого круга: чтобы возбудить уголовное дело необходимы сведения о движении денежных средств на расчетном счете, а чтобы получить доступ к информации подобного рода, необходимо сначала возбудить уголовное дело, указывает В.Д. Ларичев.

Таким образом, вопрос о проведении предварительной проверки должен решаться в зависимости от объема и содержания исходной информации. В большинстве случаев исходная информация содержит лишь сведения об отдельных признаках состава преступления. Доследственная проверка может заключаться в проведении следующих действий: получении объяснений от потерпевших, очевидцев, представителей организаций, иногда от заподозренных лиц; истребовании и изучении документов; назначении инвентаризаций, ревизий; консультациях со специалистами; проведении осмотра места происшествия; предварительных исследований (например, поддельных ценностей при "фармазонстве", документов с признаками подделки). Одновременно проводятся оперативно-розыскные мероприятия.

Типичные ситуации первоначального этапа расследования мошенничества и действия следователя

Нельзя не согласиться с точкой зрения, сторонники которой считают, что возникающие ситуации при расследовании мошенничества столь же разнообразны, как разнообразна вся человеческая деятельность.

В качестве типичных ситуации складывающиеся в зависимости от полноты информации о лице подозреваемом в совершении хищения путем обмана или злоупотребления доверием:

- подозреваемый в подготовке и совершении мошенничества задержан с поличным, либо явился с повинной.

- информация более или менее полная о скрывшемся подозреваемом есть в сообщениях потерпевших и очевидцев лично контактировавших с ним.

- информация о подозреваемом есть только в виде материальных следов его обманных действий в результате отсутствия личного контакта между потерпевшей стороной и подозреваемым.

В зависимости от наличия или отсутствия информации о местонахождении имущества, на которое было осуществлено посягательство путем мошеннических действий, можно также выделить три типичные ситуации.

Полное отсутствие или крайне ограниченный объем информации о местонахождении похищенного имущества - по изученным уголовным делам 22% случаев.

Наличие определенного объема ориентирующей информации о возможном местонахождении похищенного имущества - по материалам обобщения практики 60% случаев. В качестве критериев, которые позволяют отграничить данную типичную ситуацию от указанной выше следует отметить: а) у похищенного имущества имеются отличительные признаки, которые позволяют его индивидуализировать или предполагают строго ограниченное время хранения, или место возможной реализации похищенного, если оно не предназначено для собственного потребления, и т.п.; б) имеются сведения о конкретных лицах, которые завладели имуществом. Примерами по данной типичной ситуации могут служить уголовные дела по мошенническому получению государственных пособий по безработице - практически всегда на начальном этапе субъекту расследования известно кто завладел деньгами и, соответственно, где (у кого) находится похищенное.

Похищенное имущество обнаружено (например, при задержании мошенника с поличным) или же существующая система защиты имущества позволила пресечь попытку завладения им еще на стадии подготовки мошенничества - по изученным уголовным делам 18% случаев.

По такому основанию как полнота информации о пострадавшей от хищения путем обмана или злоупотребления доверием стороне можно выделить две типичные ситуации.

Потерпевший, либо представитель пострадавшего юридического лица сам заявил о совершении мошенничества и в большей или меньшей степени способствует проведению расследования - по изученным уголовным делам 96% случаев.

Потерпевший, либо руководитель и сотрудники пострадавшего юридического лица скрывают факт мошенничества и в силу ряда причин не заинтересованы в его обнародовании и проведении расследования государственными органами правоохраны - 4% случаев.

В основу типизации следственных ситуаций на начальном этапе расследования может быть положена оценка вероятности совершения лицом нескольких аналогичных мошенничеств.

Способ мошенничества, а также имеющаяся информация о лице подозреваемом в его совершении предполагают большую вероятность совершения подозреваемым нескольких эпизодов хищений путем обмана или злоупотребления доверием - по изученным уголовным делам в 75% случаев.

Способ мошенничества, а также характеристики лица подозреваемого в его совершении с большой долей вероятности позволяет предположить совершение подозреваемым только одного подобного хищения (25% случаев). Сложившаяся следственная ситуация по делам о мошенничестве на начальном этапе расследования предопределяет перечень и очередность производства первоначальных следственных действий, организационных и оперативно-розыскных мероприятий, то есть является базой для программирования действий субъекта расследования. Представляется весьма удачными предложенные И.Е. Быховским следующие принципиальные положения, которые могут служить основой разработки программ действий субъекта расследования: 1) программа должна иметь рекомендательный характер; 2) рекомендации программы должны быть ограничены определенным этапом расследования уголовного дела; 3) программа должна основываться на материалах обобщения практики; 4) программа не должна подавлять инициативу субъекта расследования и не блокировать возможность поиска иных более эффективных путей выяснения тех или иных вопросов; 5) идея программирования расследования не должна лишать субъекта расследования возможности поиска эвристических решений, так как расследование всегда было, есть и будет не только комплексом научных положений и рекомендаций, но и искусством нахождения истины.

Успех расследование, как указывает Д.В. Гаврилов, во многом определяется оптимальным распределением имеющихся в наличии у субъекта расследования на начальном этапе ресурсов. Ресурс времени по делам о мошенничестве обычно ограничен сроком предварительного следствия или дознания. По изученным уголовным делам в подавляющем большинстве случаев начальный этап заканчивался по прошествии двух - трех недель (примерно 80%). На этом этапе ресурс полномочий субъекта расследования существенно расширяется по сравнению с аналогичным ресурсом на этапе проверке первичных материалов о мошенничестве.

При программировании расследования в ситуации, когда подозреваемый в подготовке и совершении мошенничества задержан с поличным, должно приниматься во внимание субъектом расследования достижение следующих целей: а) предусмотренное уголовно-процессуальным законодательством закрепление информации о событии преступления и о лице, задержанном в качестве подозреваемого в хищении путем обмана или злоупотребления доверием; б) предупреждение попыток подозреваемого противодействовать расследованию на начальном этапе; в) выявление возможных инсценировки, оговора и самооговора.

Программа действий, как указывает Д.В. Гаврилов, субъекта расследования в этой ситуации включает в себя следующие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия: 1) допрос потерпевшей стороны (допрос физического лица признанного потерпевшем или же представителей потерпевшего юридического лица); 2) допрос свидетелей (лиц, располагающих информацией о подготовке, совершении и сокрытии хищения путем обмана или злоупотребления доверием; лиц, осуществивших задержание мошенника или мошенников с поличным, если они не являются пострадавшей стороной а также лиц располагающих иной информацией имеющей значение для расследования); 3) проведение личного обыска, обысков по месту жительства, по месту работы подозреваемого (подозреваемых) в совершении мошенничества, а также по необходимости в иных местах; 4) освидетельствование подозреваемого; 5) проведение выемки документов и предметов, если таковые использовались мошенником (мошенниками) для осуществления хищения и были переданы потерпевшей стороне или иным лицам; 6) арест почтово-телеграфной корреспонденции подозреваемого; 7) следственный осмотр, изъятых предметов и документов; 8) осмотр места происшествия; 9) допрос подозреваемого (подозреваемых); 10) предъявление для опознания задержанного с поличным лицам, которые могли наблюдать действия по подготовке мошенничества, а также предметов и документов, использованных при совершении мошенничества; 11) очная ставка, если в полученных показаниях допрошенных лиц выявлены существенные противоречия; 12) назначение судебных экспертиз; 13) установление, розыск и задержание лиц, являвшихся соучастниками задержанного с поличным подозреваемого в совершении мошенничества, если посягательство было осуществлено преступной группой; 14) установление лиц, располагающих информацией, которая имеет значение для расследования; 15) прослушивание телефонных переговоров подозреваемого (подозреваемых), снятие информации с технических каналов связи, используемых подозреваемым (подозреваемыми); 16) изучение личности подозреваемого с целью прогнозирования его поведения во время расследования; 17) изучение данных, содержащихся в оперативно-справочных и криминалистических учетах.

Программирование расследования в ситуации, когда более или менее полная информация о скрывшемся подозреваемом есть в сообщениях потерпевших и очевидцев лично контактировавших с ним, одной из основных целей предполагает организацию розыска скрывшегося преступника, кроме того - закрепление уголовно-процессуальным путем поступившей субъекту расследования информации о событии мошенничества и о лице подозреваемом в совершении мошенничества. В рамках данной типичной следственной ситуации можно выделить еще две подситуации: а) существует указание на конкретное лицо (лиц), подозреваемое в совершении мошенничества и скрывшееся; б) имеются сведения лишь о реальном, но неизвестном подозреваемом (подозреваемых), скрывшемся с места преступления.

В свою очередь в первой подситуации, если преступник использовал фальшивые документы, указание может быть на несуществующее лицо или лицо реально существующее, но чьи документы без его ведома (кража, утеря) или вопреки его желанию использовались преступником.

Программа действий субъекта расследования на начальном этапе в ситуации, когда информация о подозреваемом есть только в виде материальных следов его обманных действий в результате отсутствия личного контакта между потерпевшей стороной и подозреваемым, должна быть нацелена прежде всего на получение максимума данных, способствующих установлению лица, либо лиц, совершивших хищение путем обмана или злоупотребления доверием.

Специфика проявляется в том, что при производстве допросов потерпевших лиц и свидетелей в данной ситуации практически невозможно получить описание подозреваемого в совершении преступления лица. Хотя, в принципе, нельзя исключать того, что пострадавшие в результате мошенничества могли так или иначе лично контактировать с мошенниками на стадии подготовки хищения путем обмана или злоупотребления доверием, поэтому при производстве допросов имеет смысл получить от допрашиваемых предельно подробное описание событий предшествовавших совершению мошенничества. В качестве частной задачи программы в данной ситуации может рассматриваться получение информации, которая бы позволила сделать вывод о наличии или отсутствии в данном случае инсценировки мошенничества.

Если хищение путем обмана или злоупотребления было осуществлено в сфере экономики, то большое значение при программировании, как указывается в литературе, имеет разрешение вопроса о необходимости проведения аудиторских проверок, тем более что именно на начальном этапе материалы аудиторской проверки могут помочь следователю правильно определить направления расследования, укажут на способы совершения преступления и иные обстоятельства имеющие значение для дела.

Ситуация, когда похищенное имущество обнаружено или же существующая система защиты имущества позволила пресечь попытку завладения им еще на стадии подготовки мошенничества, обычно непосредственно связана с фактом успешного задержания мошенника или мошенников с поличным или "по горячим следам". В данной ситуации действия субъекта расследования ограничиваются либо мероприятиями по обеспечению сохранности имущества и при возможности передаче его пострадавшей стороне, либо изучением его признаков, если попытка завладеть имуществом не удалась, с целью получения информации о лицах подготавливавших и осуществлявших криминальное посягательство, об обстановке и способе мошенничества.

Особенностью программы расследования в ситуации, когда потерпевшее лицо само заявило о совершении в отношении него хищения путем обмана или злоупотребления доверием и в большей или меньшей степени способствует проведению расследования, является максимальный учет при производстве следственных действий и оперативных мероприятий интересов пострадавшей стороны в рамках действующего законодательства, чтобы исключить противодействие расследованию со стороны самих потерпевших. При проведенном выше анализе поведения потерпевшей стороны отмечалась характерная для данного состава преступления аморальность, полукриминальность и даже криминальность.

Специфика программы расследования в ситуации, когда потерпевший скрывает факт мошенничества и в силу ряда причин не заинтересован в его обнародовании и проведении расследования государственными органами правоохраны, проявляется в том, что субъекту расследования необходимо осуществить мероприятия по установлению потерпевшего лица или потерпевших лиц, а также, когда пострадавшая сторона установлена, по выявлению причин сокрытия факта хищения путем обмана или злоупотребления доверием. Для достижения данных целей субъект расследования может провести допросы свидетелей, следственные осмотры документов и предметов, осмотр места происшествия, выемки предметов и документов, если на начальном этапе фигурирует подозреваемый или подозреваемые, то допрос подозреваемых, а также обыски по их месту работы, месту жительства, в иных местах, где подозреваемые осуществляли подготовку, совершение и сокрытие мошенничества.

Особенность программы расследования на начальном этапе в ситуации, когда способ мошенничества, а также имеющаяся информация о лице подозреваемом в его совершении предполагают большую вероятность совершения подозреваемым нескольких эпизодов хищений путем обмана или злоупотребления доверием, состоит в том, что субъекту расследования необходимо установить не совершило ли подозреваемое лицо несколько аналогичных мошенничеств, так как судя по способу вероятность этого высока. Мошенничества часто совершаться серийно. Современной следственной практике известны случаи, когда, например, при расследовании мошенничеств с пластиковыми кредитными карточками было выявлено свыше трехсот эпизодов хищений путем обмана. Если аналогичные мошенничества уже зарегистрированы (возбуждены уголовные дела или материалы находятся в стадии доследственной проверки) после проверки на причастность к ним подозреваемого и возможного установления таковой, следует рассмотреть вопрос о целесообразности объединения материалов в одно уголовное дело. Также необходимо учитывать для процессуального закрепления доказательственной информации, что заявления от потерпевших могут поступить в правоохранительные органы в силу ряда причин по прошествии определенного времени, а мошенники могут совершить несколько эпизодов хищений в отношении различных потерпевших за достаточно короткий срок (несколько часов).

Особенности способа мошенничества и характеристика личности подозреваемого в ситуации, когда способ мошенничества, а также характеристики лица подозреваемого в его совершении с большой долей вероятности позволяет предположить совершение подозреваемым только одного подобного хищения, позволяют программировать расследование с большой долей вероятности без учета совершения лицом аналогичных преступлений. Хотя подобную ситуацию можно обозначить скорее как исключение из общего правила. К таким исключениям можно отнести, в частности, дела о мошенническом получении государственных пособий по безработице. Практикой их расследования не выявлено лиц, которые помимо указанного преступления совершали бы еще иные мошенничества или преступления.

Подводя итоги в отношении вопроса о типичных ситуациях первоначального этапа расследования отметим, что уголовные дела о мошенничестве чаще всего возбуждаются по заявлениям и письмам граждан, сообщениям учреждений, предприятий, организаций и должностных лиц, а также по результатам непосредственного обнаружения признаков преступления.

Доследственная проверка может заключаться в проведении следующих действий: получении объяснений от потерпевших, очевидцев, представителей организаций, иногда от заподозренных лиц; истребовании и изучении документов; назначении инвентаризаций, ревизий; консультациях со специалистами; проведении осмотра места происшествия; предварительных исследований. Одновременно проводятся оперативно-розыскные мероприятия.

Однако в некоторых случаях, например, когда мошенник задержан на месте происшествия либо сразу после совершения преступления и характер происшедшего события ясен, необходимость в осуществлении предварительной проверки отпадает.

Таким образом, подводя итоги главы надо отметить, что для расследования мошенничества характерны различные типичные следственные ситуации:

Первая ситуация - преступник задержан на месте происшествия или сразу же после совершения мошенничества либо его личность и местонахождение известны.

Для таких ситуаций характерно производство следующих действий: задержание и личный обыск; допрос задержанного; обыск по месту жительства и работы мошенника: допрос потерпевшего либо лица, в чьем ведении находилось имущество; допросы свидетелей; осмотр места происшествия; осмотр изъятых у мошенника, а также полученных от него потерпевшим предметов; изъятие и осмотр документов со следами преступления; поручение органам дознания производства оперативно-розыскных мероприятий.

Вторая ситуация - преступник не задержан, но следствие располагает о нем определенной информацией. Для этой ситуации характерны: допрос потерпевшего или лица, в чьем ведении находилось имущество; изъятие и осмотр предметов и документов, полученных от мошенника; осмотр места происшествия; допросы свидетелей; предъявление для опознания заподозренных лиц по фотоизображениям; поручение органам дознания производства оперативно-розыскных мероприятий.

Третья ситуация - мошенник известен, однако его действия замаскированы под законные сделки. В таких случаях изучаются характер и правовые основы проведенных подозреваемым операций. Производится выемка и осмотр сопровождающих мошенническую сделку документов, установление и допрос должностных лиц, обеспечивших ее совершение (например, нотариусов, бухгалтеров, работников банков и других учреждений); обыски по местам жительства и работы подозреваемых; проведение ревизий. Необходимо также проведение оперативно-розыскных мероприятий по выявлению следов преступной деятельности, местонахождению похищенного имущества, установлению причастных к преступлению лиц.

3. Особенности тактики первоначальных следственных действий при расследовании мошенничества

Следственные действия, которые проводятся при расследовании уголовных дел о мошенничестве на начальном этапе расследования, имеют достаточно выраженные особенности по сравнению со следственными действиями проводимыми при расследовании иных преступлений.

Рассмотрим особенности производства следственного осмотра по делам о мошенничестве. По изученным нами 100 уголовным делам о мошенничестве проводились следующие виды следственного осмотра: а) осмотр места происшествия - в 15% случаев; б) осмотр документов - в 63% случаев; в) осмотр предметов - в 42% случаев; г) осмотр участков местности и помещений не являющихся местом происшествия - в 2% случаев. Другие виды осмотра по данной категории дел субъектом расследования, как правило, не проводились, если только мошенничество не было сопряжено с совершением насильственных преступлений.

При анализе такого следственного действия как осмотр места происшествия необходимо учитывать, что по делам о хищениях путем обмана или злоупотребления доверием мест происшествия может быть несколько - в одном происходит подготовка к мошенничеству, во втором - осуществляется знакомство мошенника с потерпевшим, в третьем - оговариваются условия сделки, в четвертом - происходит передача материальных ценностей и т.д.

Мы разделяем мнение П.Т. Скорченко, который пишет, что нельзя отказываться от проведения данного следственного действия только по причине субъективного мнения следователя о традиционно малой вероятности получения какой-либо существенной информации для расследования, так как практически в любом случае осмотр места, где произошло мошенничество, позволяет внимательно изучить обстановку, в которой было совершено преступление, выяснить насколько глубоко преступник с этой обстановкой был знаком, а также кто из возможных очевидцев мог видеть подозреваемого и, соответственно, может быть впоследствии допрошен в качестве свидетеля.

По делам о мошенничестве осмотр места происшествия в некоторых случаях может дать определенную информацию и о потерпевшем, в частности, об особенностях его поведения в момент совершения преступления (возможная криминальная или полукриминальная направленность его действий). Поэтому получение данных о потерпевшем также может быть целью осмотра по делам о хищениях путем обмана или злоупотребления доверием.

При осуществлении мошенниками самочинного обыска в офисе, в жилом помещении высока вероятность обнаружения следов рук, ног, зубов, губ, курения, микрочастиц, запаха, вещей преступника, которыми при имитации действий обыскивающих приходилось контактировать с предметами обстановки в помещении.

Осмотр места происшествия приводит к обнаружению следов преступников. В частности, по уголовным делам связанным с изготовлением и сбытом фальсифицированных алкогольных напитков и продуктов питания. Так, в результате осмотра подсобного помещения магазина, которое использовалось для изготовления фальсифицированной водки на пустых бутылках, предназначенных для заполнения разбавленной водкой, были обнаружены отпечатки пальцев Ш. и К. Эти следы имели впоследствии решающее значение для изобличения указанных лиц. При осмотре места происшествия по данному виду мошенничества обнаруживаются, как правило, также предметы использовавшиеся преступниками для фальсификации алкогольных напитков, а именно: ящики для бутылок, пустые бутылки, этикетки, приспособления для наклейки этикеток, закаточные устройства, емкости из под спирта и дистиллированной воды и т.п.

Отличительной чертой осмотра места происшествия по делам о мошенничестве является возможность привлечения к проведению данного следственного действия потерпевших, либо сотрудника (сотрудников) пострадавшего от хищения юридического лица лично контактировавшего с мошенником, с целью получения подробных пояснений о происшедшем случае хищения путем обмана или злоупотребления доверием. Но по изученным нами уголовным делам лишь в единичных случаях следователь воспользовался такой помощью при производстве данного следственного действия, хотя производство осмотра с участием потерпевшего, либо сотрудника (сотрудников) пострадавшего юридического лица, лично контактировавшего с мошенником (мошенниками), безусловно, сделало бы его намного эффективнее.

Предметы и документы по делам о мошенничестве, осмотр которых производился следователем можно подразделить на две основные категории: а) переданные мошенниками потерпевшим; б) обнаруженные в ходе расследования не у потерпевшей стороны (например, в результате личного обыска подозреваемого или обыска по его месту жительства или работы, либо осмотра места происшествия и т.д.). В большинстве случаев, как указывает В.В. Строгов, осмотр предметов и документов, переданных мошенниками потерпевшим, должен быть прежде всего направлен на установление данных, которые могут использоваться для изобличения задержанного или для розыска скрывающегося мошенника.

Осмотр предметов и документов позволяет установить способ подготовки, совершения и сокрытия мошенничества, сориентироваться в тех средствах, которые были использованы для реализации преступного замысла, в наличии или отсутствии у мошенников определенных знаний и навыков, выявить следы пальцев рук. Иногда уже при визуальном осмотре предметов по данной категории дел можно обнаружить признаки подделки, например, в случаях продажи мошенником потерпевшему изделий якобы из золота. При осмотре документов можно также получить представление о возможных путях получения бланков документов строгой отчетности, почерке лица заполнившего и подписавшего документ, типе пишущей машинки, которая была использована для печатания текста.

По некоторым способам хищения путем обмана или злоупотребления доверием нередко отсутствуют потерпевшие лица. Но в тех случаях, когда имеется пострадавшее от мошенничества физическое или юридическое лицо такое следственное действие как допрос потерпевшего или сотрудников юридического лица имеет особую значимость, так как при осуществлении большинства способов хищения путем обмана или злоупотребления доверием потерпевший (физическое лицо) или сотрудники юридического лица пострадавшего от действий мошенников имели возможность лично наблюдать мошенников или отдельных членов группы мошенников. В этой ситуации потерпевшие способны описать лицо или лиц, совершивших в отношении них обманные действия, а также дать пояснения относительно способа мошенничества и результатов действий мошенников - качественных и количественных характеристик нанесенного ими ущерба пострадавшей стороне. Причем допрос потерпевшего, сотрудников пострадавшего от мошенничества юридического лица, целесообразно проводить сразу же после заявления о совершении хищения путем обман или злоупотребления доверием. Немедленный допрос повышает вероятность более точного описания примет подозреваемого (как известно, процессы забывания протекают особенно интенсивно в первые час - два после события), а также того, что на допрашиваемого еще не оказывалось воздействие со стороны каких-либо заинтересованных лиц, которые преследовали цель убедить либо заставить умолчать о каких-либо обстоятельствах мошенничества или дать на допросе вообще ложные показания.

К информации, полученной от потерпевшей стороны необходимо относиться критически, так как многие способы мошенничества изначально предполагают предосудительное поведение потерпевших, которое те впоследствии в большей или меньшей степени будут стремиться скрыть от субъекта расследования. В этой связи можно говорить о возможных конфликтных ситуациях во время проведения допроса потерпевшего, обусловленных несовпадением интересов допрашиваемого и допрашивающего. Так, по делу о мошенничестве с продажей трехкомнатной приватизированной квартиры, потерпевшая С. сначала заявила, что она передала подозреваемым Ф., В. и А. деньги в рублях, но затем в ходе повторного допроса С. следователь установил, что требуемая сумма была получена подозреваемыми в долларах США (С. опасалась возможной уголовной ответственности за нарушение правил осуществления валютных операций), а номера купюр были предусмотрительно переписаны мужем потерпевшей, впоследствии именно эти записанные номера помогли изобличить преступников - купюры с такими же номерами были обнаружены при проведении обыска по месту жительства подозреваемых.

Несомненно, лицо, допрашивающее потерпевшего, либо представителя пострадавшей стороны должно уметь преодолеть возможную установку допрашиваемых на утаивание или искажении информации о совершенном хищении, возникшую в связи с желанием потерпевшего показать свое неправомерное или аморальное поведение в лучшем свете или связанную с желанием руководителя или сотрудника сохранить положительный имидж, пострадавшего от мошенничества юридического лица, а также коммерческую либо банковскую тайну. В какой-то мере субъекту расследования указанную проблему помогает решить разъяснение необходимости наказать виновного, хотя бы для обеспечения защиты другого имущества потерпевшего, благо практике известны случаи, когда жертвой одного и того же мошенника, или же какого-либо иного некоторые физические или юридические лица становились неоднократно. Также способствует преодолению установки на утаивание или искажение информации о происшедшем гарантии о нераспространении полученных сведений, данные субъектом расследования в рамках, предусмотренных действующим уголовно-процессуального законодательством.

В ходе допроса потерпевшей стороны на начальном этапе расследования уголовных дел о мошенничестве субъект расследования должен получить информацию по следующим основным позициям: а) пространственно-временные параметры действий мошенника в отношении потерпевшей стороны (место, время, обстановка, способ подготовки, совершения и сокрытия мошенничества); б) обстоятельства установления и поддержания контакта между мошенником (мошенниками) и потерпевшей стороной; в) существенные признаки похищенного имущества; г) круг лиц, которые имели доступ к информации о наличии имущества у потерпевшей стороны, а также характер взаимоотношений этих лиц с потерпевшей стороной; д) предметы и следы, которые могли быть оставлены подозреваемыми в совершении хищения на месте преступления, либо в иных местах; е) признаки внешности мошенника (мошенников) контактировавших с потерпевшей стороной, а также находившихся в этом месте (местах) лиц, так как возможно эти лица так или иначе были причастны к преступлению (потерпевший может этого не осознавать) или же могут быть в дальнейшем установлены и допрошены в качестве свидетелей.

Специфика допроса свидетелей по делам о мошенничестве, как указывает Н.К. Королев, проявляется в том, что многие способы мошенничества изначально предполагают отсутствие либо небольшое количество очевидцев преступления или же возникновение у правоохранительных органов трудностей с их установлением. Нередки и попытки уклонения свидетелей от дачи показаний. Возникают проблемы и с вызовом на допрос лиц, проходящих по делу в качестве свидетелей, в частности, в связи с их выездом за границу.

Доля очевидцев хищения путем обмана или злоупотребления доверием по отношению к другим лицам, проходящим по уголовным делам о мошенничестве в качестве свидетелей составила - 35%. Свидетели, которые не наблюдали непосредственно подготовку, совершение и сокрытие мошенничества допрашиваются о всех обстоятельствах, которые могут иметь значение для расследования: а) о предмете и способе хищения; б) о личности подозреваемого и потерпевшего; в) о существовавшей на момент посягательства системе защиты имущества (в широком смысле этого слова); г) о потерпевшей стороне; д) о других лицах, проходящих по делу в качестве свидетелей; е) о круге лиц, которые могли быть очевидцами расследуемого преступления или которые могут располагать информацией представляющей интерес для субъекта расследования.

В ряде случаев для активизации памяти свидетелей и потерпевших необходимо использовать метод так называемого когнитивного интервью. Решающей предпосылкой успешности данного метода стимулирования памяти является искреннее желание допрашиваемого помочь расследованию и готовность к напряженной "психической работе" по восстановлению в памяти обстоятельств, имеющих отношение к преступлению.

Допрос подозреваемого в совершении мошенничества на начальном этапе расследования отличается, как правило, наличием конфликтной ситуации со строгим соперничеством. Это предопределяет необходимость детальной подготовки субъекта расследования к допросу подозреваемого.

Обычно подозреваемый на допросе либо отрицает факт совершения вменяемого ему деяния ссылаясь на свое алиби, либо трактует происшедшее иным образом, например, говорит, что заключенная и выполненная сделка была честной, что у него не было умысла на хищение, а ущерб пострадавшей стороне нанесен в результате возникновения непредвиденных обстоятельств, которые предусматриваются понятием хозяйственного риска и т.п. Лишь в 5% случаев по изученным нами уголовным делам подозреваемый полностью признавал свою вину в совершении хищения путем обмана или злоупотребления доверием. В юридической литературе отмечается, что при допросе подозреваемого, совершившего мошенничество в сфере экономики практически невозможно использовать фактор внезапности, так как мошенник обычно уже заранее бывает основательно подготовлен к встрече с сотрудниками правоохранительных органов и располагает целым набором легенд, на попытки воспроизведения которых не влияет даже факт задержания.

Для преодоления отказа подозреваемых от дачи показаний и дачи заведомо ложных показаний субъекту расследования необходимо эффективно использовать тактические приемы допроса и их комбинации. Как показало изучение уголовных дел о мошенничестве, наиболее эффективным приемом преодоления отказа от дачи показаний и дачи заведомо ложных показаний является предъявление подозреваемому уличающих его в совершении мошенничества доказательств.

По делам о мошенничестве имеются особенности в проведении обысков и выемок. По нашим данным на начальном этапе расследования мошенничеств проводятся: а) личные обыски подозреваемых - 46% случаев; б) обыски по месту жительства подозреваемых - 30% случаев; в) обыски по месту работы подозреваемых - 2% случаев; г) в иных местах - 2% случаев.

Немедленный личный обыск мошенника сразу после задержания с поличным нередко приводит к обнаружению похищенных денежных средств, ценностей, вещей, а также документов, предметов, подтверждающих его причастность к совершению преступления (например, еще не реализованные изделия якобы из золота). Во время производства личного обыска могут быть обнаружены документы удостоверяющие личность подозреваемого, или которые в дальнейшем могут способствовать установлению его личности, а также помимо документов, предметы при помощи которых возможно составление психологического портрета подозреваемого. Возможно обнаружение и иных документов и предметов, которые могут представлять интерес для дальнейшего расследования, в частности, указывающие на связи мошенника.

В результате проведения обысков по месту работы и по месту жительства могут быть обнаружены похищенное имущество, предметы, орудия, документы, одежда, которые были использованы при осуществлении хищения путем обмана или злоупотребления доверием, а также записные книжки, дневники, групповые фотографии, железнодорожные и авиабилеты и т.п., изучение которых может оказать существенную помощь субъекту расследования в получении представления о личности подозреваемого, о его связях и перемещениях. Примером того, что иногда мошенник хранит по месту жительства предметы, при помощи которых ему удалось осуществить посягательство, может служить уголовное дело К. Он подозревался в изготовлении и использовании поддельных платежных поручений. При проведении обыска по его месту жительства была обнаружена печать, которая, как впоследствии было установлено, использовалась для изготовления указанных выше подделок.

Если хищение путем обмана или злоупотребления доверием было совершено способом, предполагающим личный контакт между мошенником и потерпевшим, или вводимым в заблуждение сотрудником (сотрудниками) пострадавшего от хищения юридического лица, то относительно длительное время восприятия преступника, которое происходит, как правило, в спокойной обстановке, способствуют эффективному производству в процессе расследования предъявления подозреваемого для опознания.

При планировании и производстве данного следственного действия необходимо учитывать то обстоятельство, что по некоторым видам мошенничества неотъемлемой частью способа его сокрытия является изменение преступником своей внешности либо на время осуществления мошеннической операции, либо уже после ее завершения. По этим причинам у опознающего должно быть достаточно времени для того, чтобы спокойно и внимательно воспринимать предъявляемых ему лиц, а также, если на то есть возможности, предъявлять подозреваемого в той же одежде, в какой он был во время совершения хищения путем обмана или злоупотребления доверием. В следственной практике отмечены случаи, когда потерпевшие ошибочно опознавали других лиц в качестве преступников по вышеназванным причинам.

По изученным уголовным делам положительной следует признать практику проведения нескольких опознаний потерпевшими и свидетелями подозреваемых в один день, что несомненно играет большую роль в изобличении преступника, а иногда ведет к признанию им своей вины в совершении мошенничества. Так, после задержания Б. с поличным в тот же день следователем были проведены два опознания его последовательно свидетелями Н. и Ф., положительные результаты которых позволили изобличить Б. в совершении еще одного аналогичного мошенничества. Подозреваемый в мошенничестве К. утверждал, что никогда не был в месте, где было совершено хищение. Следователь провел девять опознаний его свидетелями - работниками организации, в отношении которой было совершено мошенничество, К. сознался в содеянном.

Хорошие результаты по делам о мошенничестве дает проведение допроса в сочетании с предъявлением для опознания. Приведем пример: С., которая совершила семь эпизодов хищений путем обмана, сначала допрашивалась следователем, затем она предъявлялась на опознание одному из потерпевших. Сразу же за опознанием возобновлялся допрос подозреваемой по вменяемому эпизоду хищения, в ходе которого С. признавала, что ранее она давала ложные показания и излагала действительную картину происшедшего.

Когда в мошеннической группе существует определенное разделение труда - имеются лица, на которых возложены функции охраны при осуществлении хищения путем обмана или злоупотребления доверием, именно они могут оказать определенное физическое противодействие лицам осуществляющим задержание. При планировании задержания нельзя не учитывать, что в ряде случаев мошенничества осуществляются организованными преступными группами, на счету которых могут быть и такие преступления как вымогательство, грабежи, разбойные нападения и т.п. В этой связи возникает необходимость использовать разработанные криминалистами рекомендации по организации и тактике задержания вооруженных преступников.

При задержании с поличным для мошенников характерны попытки избавиться от компрометирующих их предметов и документов.

На начальном этапе расследования мошенничеств субъектом расследования назначались экспертизы в 17% случаев. В подавляющем большинстве случаев (87%) проводились почерковедческие и технико-криминалистические экспертизы документов. Преобладание данных видов экспертиз по отношению к остальным (трасологическим, физико-химическим и др.) связано с широким использованием преступниками для совершения хищения путем обмана или злоупотребления доверием поддельных документов, а также тактической необходимостью еще до предъявления обвинения получить информацию о том, содержатся ли в документах, которые использовались при совершении преступления, признаки подделки.

Резюмируя исследованный материал, в заключении следует обратить внимание, что при расследовании мошенничества особую важность приобретает допрос потерпевшего (или лица, в ведении которого находилось полученное преступником имущество). Показания потерпевшего, как правило, содержат важную доказатель­ственную информацию о личности мошенника (его внешности, приметах), месте, времени, способе совершения преступления, а также об особенностях имущества, которым завладел мошенник. Кроме того, при допросе потерпевшего нужно стремиться получить и другую информацию: об очевидцах преступления; о предметах, полученных от мошенника; о возможных соучастниках мошенника, их поведении и приметах; в каком направлении скрылись преступники, использовали ли транспортные средства; остались ли на месте происшествия или в других местах какие-либо следы преступления; кому было известно о наличии у потерпевшего определенного имущества. Необходимо, однако, учитывать, что потерпевшие, стремясь скрыть свои неблаговидные поступки, могут давать неискренние показания.

Из видов следственного осмотра при расследовании мошенничества чаще всего проводится осмотр предметов и документов, полученных потерпевшими от мошенников: вещевых и денежных "кукол", фальшивых драгоценностей, различных записок, квитанций, оставленных мошенниками документов (паспортов, удостоверений, гарантийных писем, доверенностей, справок-поручительств, чеков и др.).

В случаях хищения имущества предприятий, организаций кроме документов, непосредственно используемых мошенниками, объектами осмотра могут быть документы: государственной налоговой службы, где сконцентрированы наиболее полные сведения о коммерческих структурах (их учредительные и отчетные документы, материалы проверок, данные организаторов и др.); банковских учреждений, в которых открыты счета организации, представляемой преступниками (платежные документы, сведения о контрагентах); таможенных органов (в случаях сделок с импортными товарами), где имеются сведения о прохождении грузов через границу (наряду с документами транспортных организаций они могут свидетельствовать о фиктивности совершаемых операций); арбитражных судов (в случаях обращения туда потерпевшей стороны); предприятий и организаций, потерпевших от действий преступников.

В случаях, когда они являются доказательствами или источниками доказательств, такие документы изымаются, осматриваются по общим правилам и приобщаются к уголовному делу. При осмотре документов, записок и т. п. следует обращать внимание на их содержание, наличие или отсутствие реквизитов, наличие подчисток, исправлений, особенности почерка, пишущей машинки, принтера, а также признаки, по которым возможен розыск исполнителя или средств изготовления документа.

Допрос подозреваемого должен проводиться сразу после его задержания и личного обыска. Примерный круг вопросов, подлежащих выяснению при допросе, таков: знаком ли он с потерпевшим и в каких отношениях они находились; при каких обстоятельствах и какие мошеннические действия им совершены, какие при этом применялись орудия, средства, приемы (подробно описать способ); где и какие подготовительные к преступлению действия были совершены; каким имуществом и на какую сумму завладел; кто, кроме него, участвовал в совершении преступления, роль каждого соучастника; привлекался ли ранее к уголовной ответственности; другие вопросы, относящиеся к личности и биографическим данным мошенника.

4. Последующие следственные действия при расследовании мошенничества

После предъявления обвинения следователь предлагает дать обвиняемому показания по существу обвинения, причем произвести допрос следует немедленно после предъявления обвинения. Специфика данного допроса, как отмечает И.В. Ванин, определяется тем, что у обвиняемого появляется представление о доказательствах, которые имеются в распоряжении субъекта расследования, соответственно обвиняемый получает право высказать свои возражения и объяснения по поводу предъявленного обвинения. Подготовка следователя к данному допросу должна происходить с учетом поведенческих характеристик личности мошенника.

По изученным уголовным делам в 11% случаев проводился дополнительный допрос обвиняемого, а в 30% случаев лицу, которому было уже предъявлено обвинение, оно предъявлялось снова (уточнение квалификации, предъявление обвинение по новому эпизоду и т.п.). Дополнительные допросы обвиняемого по делам о мошенничестве производились для достижения следующих основных целей: а) уточнение и детализация показаний, данных ранее; б) получение объяснений по поводу полученных на этапе дальнейшего расследования доказательствам.

Согласно результатам изучения судебно-следственной практики свыше 62% обвиняемых либо полностью не признают себя виновными в совершении мошенничества, либо признают себя виновными частично. Обоснования мошенниками своей "невиновности" мошенниками могут быть весьма изощренными. Представляет интерес в этом отношении является следующий пример. Будучи допрошенной в качестве обвиняемой в хищении путем обмана денежных средств глава компании "пирамидального" типа С. вину свою не признала и заявила, что разработала новую экономическую программу вложения денежных средств населением и получения 100-процентной прибыли в течение 20 рабочих дней.

В этой связи особое значение имеет знание и умение эффективно использовать следователем во время допросов тактических приемов, направленных на выявление и преодолении лжи. Нельзя также не учитывать, как отмечает И. В. Ванин, что признание себя виновным, может быть обусловлено желанием обвиняемого по каким-либо причинам оговорить себя или сознаваясь в незначительном преступлении попытаться уклониться от ответственности за более серьезное. Известно, что вероятность самооговора возрастает, если обвиняемому свойственны повышенная внушаемость, податливость к внешнему воздействию, неумение отстаивать свою точку зрения, недостаточная выносливость к психическому напряжению.

Для выбора эффективной тактики допроса обвиняемого, в тех случаях, когда он не признает себя виновным, немаловажным является выявление мотива, обусловившего такую линию поведения допрашиваемого. Изучение уголовных дел о мошенничестве показало, что наиболее распространенным мотивом является желание обвиняемого уклониться от уголовной ответственности за преступное деяние.

Выбор конкретного способа предъявления доказательств обуславливается сложившейся на момент производства допроса следственной ситуацией, установленными особенностями личности допрашиваемого, а также количеством и качеством, имеющихся в распоряжении субъекта расследования доказательств. Анализ по обозначенным выше трем позициям должен помочь субъекту расследования определиться, какой из известных способов предъявления доказательств он сможет результативно использовать во время допроса обвиняемого, а возможно, если будет усмотрена в этом тактическая необходимость, и на последующих дополнительных допросах обвиняемого.

Представляется, что по делам о мошенничестве является весьма эффективной разработанная схема основных вопросов при допросе обвиняемого. Трансформируя указанную схему применительно к категории уголовных дел о мошенничестве при допросе обвиняемого перечень основных вопросов может выглядеть следующим образом: 1) когда, с кем и в связи с чем обвиняемый оказался на месте происшествия (происшествий); 2) кто может подтвердить данные им показания по поводу вышеизложенных обстоятельств; 3) каким образом обвиняемый попал на место происшествия и каким образом он его покинул; 4) когда, где и по чьей инициативе и при каких обстоятельствах было совершено хищение путем обмана или злоупотребления доверием; 5) кто находился, в момент подготовки и совершения мошеннических действий в месте совершения преступления, количество этих лиц, их установочные данные, сведения об их внешнем виде и приметах; 6) последовательность и характер действий по введению в заблуждение потерпевшего (потерпевших) со стороны обвиняемого; 7) использование предметов и документов, при помощи которых вводились в заблуждение потерпевших, их описание и особенности применения, способы изготовления, либо источники приобретения, места и способы хранения; 8) использование специфических навыков, при помощи которых вводились в заблуждение потерпевших; 9) сведения о транспортных средствах, использовавшихся обвиняемыми при подготовке, совершении и сокрытии мошенничества; 10) характер действий потерпевшего (потерпевших) и находившихся с ним лиц до, во время и после совершения мошенничества; 11) условия освещенности, слышимости, видимости в момент совершения мошенничества; 12) качественные и количественные характеристики похищенного; 13) места хранения похищенного, условия реализации, использования и потребления; 14) знаком ли с потерпевшим, откуда имел сведения о наличии у него имущества; 15) какую подготовку осуществлял обвиняемый для совершения мошенничества; 16) совершал ли он до или после мошенничества, по которому ему предъявлено обвинение, аналогичные или иные преступления; 17) привлекался ли ранее обвиняемый к уголовной ответственности, если привлекался то, когда, где и за что; 18) источник происхождения изъятых у обвиняемого при личном обыске либо при обыске по месту жительства или работы предметов, документов. Естественно, что обозначенный перечень вопросов, в свою очередь, трансформируется следственной ситуацией, сложившейся на момент производства допроса обвиняемого.

Тактика допросов свидетелей и потерпевших на этапе дальнейшего расследования мошенничества во многом совпадает с тактикой допросов этих лиц на первоначальном этапе. Вместе с тем хотелось бы остановиться на отдельных сторонах допроса свидетелей и потерпевших, которые, как указывают В.Н. Безкраев, отражают специфику дальнейшего этапа.

При производстве дополнительных допросов потерпевших, необходимо учитывать, что каждое воспроизведение и передача информации прочнее закрепляет и случившееся, и то, что было привнесено фантазией, неверными умозаключениями, оживлением эмоций при передаче информации. Поэтому субъект расследования должен грамотно соотносить уже данные ранее показания с той информацией, которая будет получена в результате допроса на данном этапе расследования.

Если потерпевший ранее давал показания сразу после того, как стал жертвой мошенничества, то он возможно находился в стрессовой ситуации, которая, конечно, носит несколько иной характер, чем скажем при разбойном нападении, но осознание неожиданных денежных или материальных потерь, чувство досады и неловкости связанное с тем, что поддался обману.

Достаточно распространенным следственным действием, производимым на дальнейшем этапе расследования уголовных дел о мошенничестве является очная ставка (35% случаев). Характерно, что очные ставки на данном этапе расследования в подавляющем большинстве случаев проводились уже с участием обвиняемого или между обвиняемыми (90%), гораздо реже только между свидетелями, между свидетелями и потерпевшими.

Изучение уголовных дел показало, что также как и на первоначальном этапе, если в показаниях обвиняемого имелись существенные противоречия с показаниями нескольких лиц (потерпевших, свидетелей и других обвиняемых проходящих по делу) следователь старался проводить несколько очных ставок (серию) с его (обвиняемого) участием в течение одних суток или в течении двух-трех дней, пытаясь таким образом изобличить обвиняемого в инкриминируемом ему преступлении. Указанная тактика использовалась субъектом расследования примерно в половине случаев.

Далеко не всегда противоречия в показаниях устраняются после производства очной ставки с участием обвиняемого, даже когда показания обвиняемого опровергались показаниями нескольких человек. В этой связи, как отмечается в литературе, можно говорить об определенной "стойкости" мошенников и на этапе дальнейшего расследования - нередко они не соглашаются с показаниями других лиц и стремятся настоять на своем различными путями. Избранная ими линия поведения может колебаться в пределах - от частичного изменения своих показаний, проверка которых может потребовать определенного времени или вообще затруднительна - до отрицания факта знакомства с потерпевшими вообще.

При изучении нами уголовных дел было установлено, что действия следователей при производстве очных ставок не отличались тактическим разнообразием, лишь в единичных случаях использовался такой известный тактический прием как предъявление доказательств. В основном при производстве очной ставки все сводится к попеременному допросу обвиняемого и другого участника.

По делам о мошенничестве следственные эксперименты проводятся сравнительно редко - 4% случаев. Традиционно они производится: 1) для выявления у обвиняемого определенных умений, навыков, позволявших ему так или иначе вводить кого-либо в заблуждение; 2) для определения возможностей по восприятию свидетелем, потерпевшим, обвиняемым какого-либо события имеющего значение для расследования.

Практика показывает, что субъектом расследования проводились следственного эксперимента с целью: а) определения возможностей обвиняемого подделать документ (документы) определенным способом; б) выявления навыков по изготовлению денежной или вещевой "куклы", аналогичной той, которая была использована для мошенничества; в) выявления навыков по совершению манипуляций с денежными купюрами при "ломке"; г) определения способностей обвиняемого в изготовлении фальсифицированных алкогольных напитков и продуктов питания.

Следственный эксперимент по делам о мошенничестве может производиться для установления возможности восприятия при определенных условиях каких-то конкретных обстоятельств, но при изучении судебно-следственной практики подобные разновидности следственного эксперимента проводились лишь в единичных случаях. Практически не проводился следственный эксперимент для установления возможности существования какого-либо факта или явления. В этой связи, представляется, что далеко не всегда субъектом расследования были в полной мере использованы потенциальные возможности данного следственного действия.

По изученным уголовным делам на дальнейшем этапе расследования мошенничества обыски проводились в 7%, выемки - в 15% случаев. Обыски проводились в основном по месту жительства и по месту работы обвиняемого, а также в местах, где он мог находиться.

Следственные осмотры проводились в 24% случаев. В подавляющем большинстве случаев следователями осматривались документы и предметы, имеющие отношение к мошенничеству.

Предъявления для опознания на стадии дальнейшего расследования проводились в 7% случаев. Характерным является то, что в основном это были опознания вещей, которые предположительно составляли предмет хищения путем обмана или злоупотребления доверием.

На дальнейшем этапе расследования производятся повторные следственные действия. Среди непосредственных причин, как указывает И.В. Ванин, вызывающих необходимость в их проведении повторных следственных действий следует назвать: ошибки следователей; желание следователей непосредственно воспринимать объекты познания, ранее исследованные другим следователем; тактические соображения следователя; появление в деле новых данных, относящихся к предмету раннее проведенного следственного действия. По изученным делам о мошенничестве указанные причины составляют существенную долю (43%) Проведение повторных следственных действий нередко связано с невысокой квалификацией субъекта расследования вообще, либо с недостаточностью профессионального опыта в расследовании определенных разновидностей мошенничества в сфере экономики

Одним из самых необходимых следственных действий при расследовании мошенничества является назначение и проведение экспертиз. Среди экспертиз назначаемых при расследовании мошенничества, наиболее распространенными, как отмечает К.В. Мавсумов, являются судебно-почерковедческие, дактилоскопические, трасологические экспертизы.

Судебно-почерковедческая экспертиза и технико-криминалистическая экспертиза документов назначаются, если при мошенничестве использовались документы, ценные и иные бумаги, записи, расписки, по которым можно отождествить лицо по почерку или тексту, а также выявить факты изменения содержания документа или текста, способы их исполнения и т. п.

Дактилоскопическая экспертиза назначается с целью выявления следов рук на деньгах, обертке, упаковке, предметах (документах), полученных потерпевшим от мошенника (и наоборот), а также на ценных бумагах, платежных документах, других объектах и последующей идентификации оставивших их лиц.

Трасологическая экспертиза может назначаться для идентификации инструментов, которые использовались при изготовлении денежных или вещевых кукол, фальшивых драгоценностей, а также для установления целого по частям (например, денежной или вещевой "куклы" с остатками материала, из которой она была изготовлена).

Помимо криминалистических, как указывает К.В. Мавсумов, часто проводятся физико-химические экспертизы, которые назначаются для исследования фальшивых "драгоценностей", фальсифицированных товаров, лекарственных препаратов (медико-фармацевтическая экспертиза). Такие экспертизы решают вопрос о характере, химическом составе и свойствах материалов, из которых изготовлены те или иные вещества. Судебно-химической экспертизе может быть подвергнута также бумага, на которой исполнен тот или иной текст, красители, использовавшиеся при написании этого текста.

При расследовании мошенничества иногда производятся технические экспертизы. Чаще всего они назначаются для решения вопроса о способах изготовления различных клейм, фальшивых золотых монет, крапленых карт.

Судебно-бухгалтерская экспертиза назначается при хищениях имущества государственных, общественных, коммерческих и иных предприятий и организаций. В случаях мошенничества, связанного с хищением денежных средств финансовых учреждений путем внесения изменений в программы вычислительных машин, назначается комплексная судебно-бухгалтерская и экспертиза программного обеспечения.

Товароведческая экспертиза может назначаться в случаях продажи недоброкачественных, фальсифицированных товаров, изделий кустарного производства под видом импортных с использованием чужих товарных знаков, этикеток, эмблем, фирменных обозначений для определения факта фальсификации и действительной их стоимости.

При расследовании мошеннических игр в карты ("шулерства") успешно применяется математическая экспертиза.

Таким образом, подводя итоги главы отметим, что к последующим следственным действиям при расследовании мошенничества обычно относятся: допросы свидетелей; предъявление для опознания; очные ставки; следственный эксперимент; назначение экспертиз; дополнительные или повторные допросы обвиняемых.

Практически всегда возникает необходимость в производстве повторных и дополнительных допросов. Даже в случае признания мошенником вины всегда остаются невыясненные вопросы относительно соучастников, обстоятельств подготовки к преступлению, источника происхождения используемых при мошенничестве средств. Как правило, мошенники уклоняются от ответов на такие вопросы. Кроме того, до первоначального допроса задержанного с поличным мошенника следователь не успевает собрать данные, характеризующие его личность, иногда не все необходимые доказательства имеются в наличии, а имеющиеся бывает трудно правильно оценить. При подготовке к дополнительному (повторному) допросу необходимо внимательно изучить все материалы уголовного дела, оперативно-розыскные данные как о самом событии преступления, так и о личности подозреваемого, проанализировать и оценить доказательства, с тем чтобы предусмотреть возможные варианты поведения мошенника, обеспечить применение тактических приемов допроса. Обязательно составление плана такого допроса. Помощь следователю может оказать и изучение личности мошенника по архивным уголовным делам. По делам о мошенничестве могут назначаться самые разнообразные судебные экспертизы.

Литература

1 Астапкина, С. М. Криминальные расчеты: уголовно-правовая охрана инвестиций / С. М. Астапкина. - М.: Юрист, 2007. - 211 с.

2 Аксенов, О. В. Особенности розыска / О. В. Аксенов. - М.: Юрист, 2010. - 277 с.

3 Антонов, И. О. Расследование мошенничества / И. О. Антонов. М.: Юрист, 2009. - 288 с.

4 Бембеева, Г. В. Тактические и психологические особенности расследования мошенничеств / Г. В. Бембеев. Волгоград,: Лагода, 2008. - 311 с.

5 Белкин, Р. С. Криминалистическая энциклопедия / Р. С. Белкин. - М.: Юрист, 2008. - 712 с.

6 Волохова, О. В. Современные способы совершения мошенничества: особенности выявления и расследования / О. В. Волохов. - М.: Юрист, 2008. - 263 с.

7 Вехов, В. Б. Компьютерные преступления: Способы совершения и

раскрытия. / Под ред. Б.П. Смагоринского. - М.: Юрист, 2011. - 412 с.

8 Гаврилов, Д. В. Расследование мошенничества / Д. В. Гаврилов. - М.: Бек, 2008. - 205 с.

9 Гуйва, О. А. Криминалистические аспекты обеспечения выявления и раскрытия мошенничества / О. А. Гуйва. - М.: Юрист, 2004. - 344 с.

10 Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т. В. Аверьяновой и Р. С. Белкина. - М.: Проспект, 2007. - 341 с.

11 Кругликов, Л. Л. Соотношение уголовно-правового, процессуального и криминалистического значения способа совершения преступления // Сборник асп. работ. Вып. 13. Свердловск,: Юрист, 1971. - 508 с.

12 Криминалистика / Под ред. И. Ф. Герасимова, Л. Я. Драпкина. - М.: Проспект, 2006. - 566 с.

13 Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики: / Под ред. В.Д. Грабовского, А.Ф. Лубина. - М.: Проспект, 2010. - 612 с.

14 Криминалистика / Отв.ред. Н.П.Яблоков. - М.: Проспект, 2005. - 708 с.

15 Криминалистика / Под ред. А. Г. Филиппова (отв. редактор) и

А. Ф. Волынского. - М.: Проспект, 2008. - 688 с.

16 Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики. / Под ред. В.Д. Грабовского, А.Ф. Лубина. - М.: Проспект, 2009. - 419 с.

17 Ларичев, В. Д. Преступления в кредитно-денежной сфере и

противодействие им / В. Д. Ларичев. - М.: Проспект, 2011. - 427 с.

18 Облаков, А. Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и криминалистические ситуации: Учебное пособие. Хабаровск, 2005. - 309 с.

19 Порубов, Н. И. Тактика допроса на предварительном следствии / Н. И. Порубов. - М.: Проспект, 2008. - 351 с.

20 Строгов, В. В. Вопросы расследования преступлений связанных с хищением / В. В. Строгов. - М.: Юритер, 2010. - 366 с.

21 Соловьев, А. Б. Следственные действия на первоначальном этапе

расследования / А. Б. Соловьев. - - М.: Проспект, 1995. - 409 с.

22 Танасевич, В. Г. Значение криминалистической характеристики преступлений и следственных ситуаций для методики расследования преступлений // Актуальные проблемы советской криминалистики. - М.: Проспект, 2004. - 315 с.

23 Чуфаровский, Ю. В. Юридическая психология / Ю. В. Чуфаровский. - М.: Проспект, 2007. - 512 с.

24 Шаров, В. В. Особенности расследования мошенничества. - М.: Юритер, 2010. – 217 с.

25 Якубович, О. Р. Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение / О. Р. Якубович. - М.: Проспект, 2004. - 393 с.