Меценатская деятельность

Политические и экономические преобразования постсоветского периода в значительной степени изменили ситуации в российском обществе. В XXI веке остро возникла необходимость в меценатстве, а именно в привлечения капиталов и инициатив для поддержки науки, школьной и вузовской системы, просветительских учреждений.

Статьи по теме
Искать по теме

Понятие меценатства и экономическое содержание меценатской деятельности

Меценатская деятельность

Актуальность таких явлений как меценатство и благотворительность связана с переходом страны к рыночной экономике. Впрочем, традиции спонсорства представляют как экономический, так и исторический интерес.

Сегодня формируется новый класс предпринимателей, поэтому, безусловно, он может наследовать черты, подчёркивающие национальный менталитет.

Россия всегда славилась своими талантами. С этим связана и особая этика русского бизнеса, а именно: широко распространенная благотворительность. Благодеяния осуществлялись выходцами из предприимчивого дворянства или представителями торговых и промышленных династий России и даже простыми обывателями. Все они вошли в историю культуры "как способствовавшие её обогащению".

Однако это были люди, сами тянувшиеся к знаниям, образованию, и конечно, заинтересованные в развитии России как и сильного культурно-образованного государства. К. Станиславский писал: "Для того чтобы процветало искусство, нужны не только художники, но и меценаты".

Понятие "меценат" – производное от имени вельможи, жившего в Риме в I веке до н.э., Гая Цильния Мецената, знатного и щедрого покровителя наук и искусств. Известные русские коллекционеры из семей Морозовых, Третьяковых, Рябушинских, Бахрушиных и других вышли из русской деревни и с готовностью отдавали большие деньги на развитие просвещения и культуры страны. Сам Александр III благодарил П. Третьякова за его собирательскую деятельность и намерение принести картинную галерею в дар Москве, что потом практически и осуществилось.

В научной литературе очень часто встречаются понятия благотворительность, спонсорство и меценатство. Для многих людей эти термины одинаковы по значению. Однако они различаются между собой. Рассмотрим каждое из этих понятий отдельно.

Благотворительность – это жертвование на определенные цели, как денег, так и вещей, медикаментов, словом, любых ресурсов.

Отдельные люди или же целые компании видя острые проблемы в обществе, помогают в средствах их решения. Так, крупные компании способны осуществлять систематическую поддержку науки, решать – в масштабах региона или страны в целом – проблемы в области образования и здравоохранения. Такие проекты носят характер социальных инвестиций. Средний и малый бизнес обычно поддерживает конкретные учреждения – детский дом, хоспис, общество инвалидов, ветеранов. Некоторые предприятия выделяют для помощи не деньги, а свою продукцию, либо услуги.

Спонсорство – это заключение договора с компанией на взаимовыгодных условиях, где обе стороны получают нечто, чего они хотят или что им нужно.

Как правило, Вам приходится организовать выпуск рекламы данной компании или выполнять определенную работу. Безусловно, в большинстве случаев спонсор продвигает свой брэнд за счет проводимых под его маркой благотворительных акций, и с точки зрения маркетинга, это не самое худшее вложение средств. Однако спонсорская помощь налагает на получателя и некоторые обязательства.

В толковом словаре русского языка С.И. Ожегова меценат – богатый покровитель наук и искусств; вообще тот, кто покровительствует какому-нибудь делу, начинанию.

Витфогель К. определяет меценатство как – "характерная для эпох господства дворянства и буржуазии материальная поддержка деятелей литературы и искусства (подарки, пенсии, премии, синекуры и т. п.), осуществляемая в порядке личной инициативы отдельными представителями господствующего класса и имеющая своей конечной целью максимальное подчинение деятельности поэта или художника своим интересам, а через это интересам своего класса".

Коновалов В.В. дает следующее определение меценатства: "меценатство – сфера социальной активности, связанная с поддержанием и развитием объектов культуры, видов профессиональной культурной деятельности, составляющих культурное достояние страны. Другими словами – материальное покровительство искусству и науке".

В своей статье Попова О.С. пишет что "появление и развитие меценатства в России стало следствием стремительного социально-экономического, политического и культурного развития страны в XVIII в. В результате реформ Пётра I наука и искусство в России выходят из-под эгиды церкви, приобретая светский автономный характер. Таким образом, эти сферы общественной жизни становятся объектами меценатской деятельности".

По мнению Новолодской Н.Г. "сущность меценатства как социокультурного феномена заключается, прежде всего, в том, что последнее всегда носит бескорыстный характер и является видом негосударственной благотворительной деятельности, направленной на поддержку и стимулирование различного рода творческих инициатив в области искусства, образования и культуры".

На первый взгляд, меценатство отличается от благотворительности более узкой сферой деятельности: меценат оказывает поддержку лишь проектам в области культуры, науки и искусства. Однако можно найти и более глубокое различие между благотворительностью и меценатством, лежащее в сфере мотивации. Меценат помогает не столько человеку, сколько, если так можно выразиться, той общественной роли, которую он играет. Он поддерживает нищего гениального художника не потому, что тот беден, а из-за того, что он художник. То есть поддерживается не сам человек, а его талант; его роль в развитии культуры, науки, искусства.

Если благотворитель помогает человеку потому, что тот беден, меценат – ради его таланта, то спонсор помогает бедному художнику, заказывая ему картину со своим логотипом.

Понятие "меценат" – производное от имени вельможи, жившего в Риме в I веке до н.э., Гая Цильния Мецената, знатного и щедрого покровителя наук и искусств. Известные русские коллекционеры из семей Морозовых, Третьяковых, Рябушинских, Бахрушиных и других вышли из русской деревни и с готовностью отдавали большие деньги на развитие просвещения и культуры страны. Сам Александр III благодарил П. Третьякова за его собирательскую деятельность и намерение принести картинную галерею в дар Москве, что потом практически и осуществилось.

Меценатами всегда поддерживалось и театральное искусство. Считалось престижным вкладывать деньги в театр. Приятно, что эта традиция не забылась и сегодня.

Под покровительством выборгских меценатов находится и наш единственный профессиональный театр в Выборге – театр драмы и кукол "Святая крепость". Многие городские компании, предприятия и банки оказывают ему материальную поддержку. Особую благодарность коллектив театра хочет выразить за помощь в юбилейный период. Мы провели небольшой опрос среди спонсоров с намерением определить их отношение к театральному искусству и планы на будущее.

В современной отечественной историографии выделяют два значительных периода в истории российского меценатства. Первый этап вторая половина XVIII ­ первая треть XIX веков характеризуется дворянским собирательством и коллекционированием. Второй, более значительный по объему и содержанию, ознаменован купеческим меценатством второй половины XIX – начала XX веков. При этом, следует отметить важное различие в самой сущности этих двух социокультурных явлений. Период дворянского коллекционирования и связанного с ним меценатства (часть знаменитых коллекций была подарена Академии художеств или на их основе были учреждены музеи) был направлен на внедрение достижений европейской культуры. Вследствие модернизации в России в середине XIX века и реализованных в её рамках комплекса буржуазно-демократических реформ происходит активизация меценатской деятельности. Основными жертвователями в данный период выступают представители купечества и буржуазии. Эта поддержка способствовала развитию собственно русской национальной культуры.

Закат дворянского меценатства связан, прежде всего, с ухудшением экономического положения дворянства. Причиной этого явилось резкое снижение объёмов пожалований со стороны государства, постепенное разорение помещичьего хозяйства. Также активизация меценатской деятельности, начиная со 2-ой половины XIX века, была обусловлена модернизацией экономической, общественно-политической системы Российской империи. В рамках этого масштабного и длительного процесса происходит трансформация российского общества, которая характеризуется выдвижением на ведущие позиции представителей буржуазии, разночинной интеллигенции. Именно с усилением социальной роли этих сословных групп наблюдается рост национального самосознания, обусловивший активизацию развития русской культуры и искусства. Одним из важных факторов стимулировавший этот процесс была получившая широкое распространение в это время поддержка сферы культуры со стороны российской буржуазии и купечества. Таким образом, активизация меценатской деятельности в рассматриваемый период, является одним из последствий процесса модернизации Российской империи.

Оценка меценатской деятельности в России за 100 лет претерпела противоречивые метаморфозы. В дореволюционный период главной причиной меценатства и благотворительности считалась высокая религиозность русской буржуазии. Исследователь московского купечества П.А. Бурышкин считал, что "самое отношение предпринимателя к своему делу было несколько иным, чем на Западе. На свою деятельность смотрели не только, или не столько как на источник наживы, а как на выполнение задачи, своего рода миссию, возложенную Богом или судьбою. Про богатство говорили, что Бог его дал в пользование и потребует по нему отчета, что выражалось отчасти и в том, что именно в купеческой среде необычайно были развиты и благотворительность, и коллекционерство, на которые и смотрели как на выполнение какого-то свыше назначенного дела".

О меценатстве в России писала в "Социологических исследованиях" А.Л. Свердлова. Однако проблемы мотиваций меценатов и благотворителей в России требуют большего внимания. Современные исследователи обращаются к религиозности русских предпринимателей, как основному мотиву их благотворительной деятельности. Ряд исследователей считают, что в своей благотворительной деятельности они следовали евангельской формуле: "Кто одел голого, накормил голодного, посетил заключенного, тот Меня одел, Меня накормил, Меня посетил".

По мнению М.Л. Гавлина, помимо богатства и честолюбия, стремления выделиться, заслужить милость двора, главным источником, определившим размах меценатства, оставались внутренние побуждения российских жертвователей, обусловленные религиозным воспитанием и религиозными представлениями о душе в потустороннем мире.

Большая часть пожертвований шла в пользу нищих. Нищенство существовало в России всегда; но со второй половины XIX века в силу экономических спадов появлялись безработные, многие из которых становились нищими. Но все ли можно списать на экономические бедствия? Безусловно, нет. Для некоторых оно было скорее образом жизни, чертой характера, чем следствием экономических катастроф. Е.П. Хорькова отмечает, что еще Петр I боролся против праздного нищенства, поддерживаемого милостыней.

Не менее распространенными были сугубо прагматические причины меценатства. Одним из главных способов повышения своего социального статуса для представителей буржуазии была общественная служба. Именно активная меценатская и благотворительная деятельность открывала возможность представителям буржуазии приобрести ордена, чины, звания. Эти награды также позволяли выйти за пределы своей сословной социальной группы и изменить своё общественное положение.

Теперь обратимся к экономическому содержанию меценатства. Экономический анализ меценатской деятельности предполагает тщательный анализ источников благотворительных вложений. Деньги из воздуха не берутся, они, как правило, изымаются из торговой и промышленной сфер и переводятся в отрасли культуры и искусства. Проследить эти финансовые потоки довольно сложно, поскольку в условиях частной собственности на средства производства владельцы капитала, меценаты неохотно делятся с общественностью своими коммерческими тайнами. Тем не менее, некоторые выводы здесь можно сделать из сопоставления торгово-промышленной деятельности меценатов и их благотворительной работы. Конкретные примеры показывают, что первоначальный капитал меценатов создавался их предками – дедами, отцами; молодое же поколение отчасти умножало наследство, отчасти давало ему другое назначение.

Так, родоначальником династии Бахрушиных был Алексей Федорович (1800-1848), основавший в Москве кожевенное производство и имевший трех сыновей – Александра, Василия и Петра, которые учредили в 1864 г. еще и суконную фабрику. Сын Петра – Алексей (1853-1904), стал известным коллекционером, завещавшим свое состояние Историческому музею, а сын Александра – Алексей (1865-1929), финансировал строительство театра Ф.А. Корша, созвал Первый в России Театральный музей – ныне Государственный центральный театральный музей имени А.А. Бахрушина.

Отец К. Т. Солдатенкова торговал хлопчатобумажной пряжей и ситцами. После его смерти сын продолжил его дело, расширил его и стал пайщиком ряда крупных фирм, в том числе Никольской мануфактуры.

Семья Третьяковых издавна торговала льняным полотном. К концу 40-х годов XIX в. Третьяковым принадлежало 5 лавок в торговых рядах между Ильинкой и Варваркой. В 50-х годах братья Павел и Сергей создали торговый дом под вывеской "Товарищество братья П. и С. Третьяковы и В. Коншин" В середине 60гХ годов им удалось построить несколько льняных фабрик на окраине Костромы и учредить "Товарищество Большой Костромской льняной мануфактуры" с капиталом в 270 тыс. руб. Это производство и стало базой их меценатства и благотворительности.

Династия Морозовых – текстильные фабриканты. В конце XIX в. они владели четырьмя фирмами – Товариществом Никольской мануфактуры "Саввы Морозова сын и Ко", Товариществом мануфактур "Викула Морозов с сыновьями", Компанией Богородско-Глуховской мануфактуры к Товариществом Тверской мануфактуры. Важнейшей из них была Никольская мануфактура – ныне Хлопчатобумажный комбинат имени К.И.Николаевой в Орехово-Зуево Московской области. Именно эту мануфактуру возглавил в конце ХIХ-начале XX вв. знаменитый Савва, она стала источником его баснословных доходов и пожертвований.

Отец и дядя Саввы Мамонтова были винными откупщиками. Отец, Иван Федорович, занимался откупом в Сибири – в Шадринске и Ялуторовске. В конце 40-х годов он перебрался в Москву, чтобы возглавить откупное хозяйство Московской губернии, В конце 50-х годов основал совместно с В. А. Кокоревым Закаспийское торговое товарищество, торговавшее шелком с Персией, а в 60-е годы строит Троицкую железную дорогу до Сергиева Посада, входит в руководство Общества. Московско-Ярославской железной дороги. Весь свой капитал и опыт Иван Федорович передал Савве, который после смерти отца стал директором Общества Московско-Ярославской дороги, продлил ее до Костромы и Вологды, получил концессию на Донецкую железную дорогу, которая была построена окончательно к 1882 г. Таким образом, уже к середине 80-х годов капитал Саввы Мамонтова, возникший из откупов, торговли шелком и железнодорожного строительства, начал искать новые сферы для вложений. И таким вложением стало искусство.

Для большинства меценатов XVIII-XIX вв. благотворительность стала практически образом жизни, чертой характера. Многие крупные банкиры и фабриканты были потомками купцов-старообрядцев и унаследовали от них особое отношение к богатству и предпринимательству. Исследователь московского купечества П. А. Бурышкин считал, что "само отношение предпринимателя к своему делу было несколько иным, чем на Западе. На свою деятельность они смотрели не только, как на источник наживы, а как на выполнение задачи, своего рода миссию, возложенную Богом или судьбою. Про богатство говорили, что Бог его дал в пользование и потребует по нему отчета, что выражалось отчасти и в том, что именно в купеческой среде необычайно были развиты и благотворительность, и коллекционерство, на которые и смотрели как на выполнение какого – то свыше назначенного дела". "Богатство обязывает", – говорил банкир и предприниматель Павел Рябушинский, наставляя младших.

Можно рассматривать меценатство с разных сторон, в том числе, как причуды обеспеченных людей, не знающих, куда девать деньги. Но среди предпринимателей и богатых людей того времени, как и среди других слоев населения, были люди, желавшие жить другой, более духовной жизнью, начинавшие понимать в ней смысл, желавшие подняться над течением обыденной жизни.

Принципиально важно то, что российские меценаты не только поддерживали деятелей культуры и искусства, но и заботились о том, чтобы культурные ценности были доступны широким слоям общества. Благотворительная деятельность по учреждению новых школ и училищ, строительству новых институтов и университетов, выделение субсидий на стипендии студентам, многочисленные фонды в помощь учащимся была в России XIX века делом обычным.

В XXI веке для представителей крупного российского бизнеса характерен особый социальный мотив стремление существовать в благоприятной среде, заинтересованность в стабильности общества. Своими действиями бизнесмены пытаются снизить социальную напряженность, вызванную неравным распределением материальных благ в условиях рыночной экономики.

В России нет монополии государства на добрые дела. В соответствии с законом о благотворительности, принятым десять лет назад, финансовую поддержку в виде грантов, подарков, премий и так далее могут оказывать любые общественные организации, бизнес-структуры, наши и иностранные граждане. Но это касается благотворительности, предполагающей оказание помощи вообще, без специализации. С другой – частная помощь непосредственно учреждениям культуры и творческой интеллигенции, а именно меценатство не находит отражения в российском законодательстве. Исключение – Республика Саха (Якутия), где принят закон "О меценатах и меценатской деятельности".

И только около 10 лет назад снова стали появляться меценаты, благотворительные организации, спонсоры. Благотворительность в России становится все более популярной информационной темой и все более профессионально организованной сферой деятельности. Число публикаций о благотворительности растет из года в год. Методы филантропической деятельности все больше похожи на международную практику. Однако дефицит информации о том, что такое меценатство, благотворительность, как они развиваются в нашей стране, что помогает и что мешает российским благотворителям, все еще не преодолен, о чем свидетельствуют исследования общественного мнения и уровня осведомленности граждан в этой сфере.

К сожалению, в нынешней России меценаты пока не в моде, наши олигархи охотнее вкладывают деньги в зарубежные футбольные клубы, яхты и автомобильные заводы. И одной из причин того, что богатые не хотят вкладываться в российские культуру и искусство, – наша законодательная база. Уже лет 15 говорят о принятии закона о меценатстве. Да только вот так до сих пор это и остаётся на уровне разговоров и обсуждений. А нынешнее положение дел мало кого вдохновляет, ведь владельцу предприятия приходится платить налоги за средства, перечисленные добровольно на благое дело. Возможно, современные предприниматели станут гораздо щедрее к российской культуре после принятия Госдумой закона о налоговых льготах для благотворителей.

В современной России меценатство еще не стало нормой жизни. Желание жертвовать не является качеством, присущим культурному человеку. Современные меценаты скорее отдадут деньги на роскошные презентации, а не пожертвуют деньги на развитие культуры, искусства, науки.

Специфика меценатства в России

Возрождение бизнеса в современной России сопровождается негативными явлениями и нарушениями правовых норм, не говоря уже об этических. Страна ждет, когда возродившееся предпринимательство станет на цивилизованные рельсы. В качестве образца для подражания предлагается брать русских дореволюционных предпринимателей; выходит литература, посвященная их деятельности – предпринимательской и филантропической.

Науке и культуре в современной России катастрофически не хватает людей, которые бы осознавали необходимость материальных вложений в развитие науки, культуры, искусства.

Назовем главную проблему современного российского меценатства: в российском законодательстве практически отсутствуют социальные льготы и льготы при налогообложении, установке таможенных пошлин применительно к благотворительной и меценатской деятельности. Исходя из этого, очевидно, что проблема развития меценатства заключается не столько в количестве предпринимателей, готовых оказывать благотворительную помощь, сколько в отсутствии законодательной базы.

Можно много говорить о социальной ответственности бизнеса. Она далеко выходит за рамки Трудового кодекса и помощи собственным сотрудникам в критической жизненной ситуации. Речь скорее должна идти о том, как вывести меценатство как вид регулярной помощи из абсурдной ситуации, когда владельцу предприятия приходится платить налоги за средства, перечисленные добровольно на благое дело.

Благотворительность в России сделала большой шаг вперед по сравнению с тем, какой она была в 1990-е годы. Но, как и прежде, отсутствие доверия, прозрачности и стратегии – основные проблемы, с которыми сталкиваются и те, кто хочет помочь, и те, кому помощь нужна.

Новые российские меценаты стали чаще поддерживать культуру или больных детей, указывают специалисты, но по прежнему российский бизнес не хочет помогать пенсионерам (постройка комфортных и уютных домов престарелых) и выделять средства на науку. "Помощь детям и поддержка культуры – это два самых популярных направления среди благотворителей. Но культурное направление – это больше пиар", – говорит Ростислав Ордовский-Тонаевский, президент "Ростик Групп", сам занимающийся благотворительной деятельностью.

"Тенденции развития благотворительности – такие же, как и тенденции развития бизнеса", – говорит Валерий Панюшкин, журналист и один из основателей Российского фонда помощи.

К сожалению, сегодня люди бизнеса, как правило, не помогают искусству и не вкладывают средства в развитие науки. Это не выгодно и рекламу на этом быстро не сделаешь. Однако современные российские бизнесмены охотно поддерживают разного рода мероприятия, акции, событийные моменты. Бизнесмены зачастую помогают тем, кто в этом совершенно не нуждается, а именно звёздам, потому что с ними приятно сидеть вместе, общаться. А вот того меценатства, которое было в России в дореволюционные годы – истинного, духовного меценатства, – мы сегодня не имеем.

Пока что меценаты освобождены только от налога на добавленную стоимость в том случае, если они отдали завезённые ими из-за рубежа культурные ценности государственным и муниципальным музеям. До 2009 года отдавая в дар музею картину, нужно было отдать государству 18% её стоимости – мера, мало способствующая развитию отечественной культуры.

По-прежнему остаётся не проработанным механизм привлечения средств в реставрационную отрасль. Комитетом Госдумы по культуре ко второму чтению готовится масштабный законопроект с изменениями в 73-й ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации", где, в том числе, предусмотрены и налоговые льготы для добросовестных собственников памятников истории и культуры. А значит собственник, вкладывающий средства в сохранение памятников архитектуры, сможет рассчитывать на частичную компенсацию.

В XXI веке в России развитие получила разновидность меценатства – эндаумент.

Эндаумент (от англ. endowment) – целевой капитал, предназначенный преимущественно для финансирования некоммерческих организаций из сфер образования, медицины, культуры, науки.

Эндаумент широко распространен в зарубежных странах. Так в Гарварде порядка 38% средств бюджета университета приходится на поступления из его эндаумент-фонда, а у Принстона – даже 47%. Эти фонды оперируют суммами в несколько десятков миллиардов долларов в течение длительного времени. Гарвардскому фонду, например, уже 350 лет.

В Росси с принятием Федерального закона 275-ФЗ "О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций" в России появилась новая система управления пожертвованиями – эндаумент-фонды (или фонды целевого капитала).

Основная идея нововведения довольно проста. Учреждения культуры, здравоохранения и образования привлекают пожертвования частных лиц на расходы, которые по тем или иным причинам не могут быть покрыты за счет бюджетных средств. Однако как только возникает новая потребность в финансировании, организация вновь вынуждена искать новых спонсоров.

Эндаумент-фонд позволяет накапливать пожертвования, и вкладывать их в различные финансовые инструменты, извлекая прибыль. При этом сами пожертвования не тратятся, а формируют т.н. целевой капитал, из которого и извлекается доход. Каждое новое пожертвование лишь увеличивает целевой капитал, увеличивая соответственно и доход. Такая схема позволяет сделать организацию свободной от разовых пожертвований, создав финансовую стабильность посредством получения регулярного дохода от эндаумента.

В современной России практика в этой сфере науки и образования пока не сложилась, хотя крупнейшие фонды были созданы на частные деньги. Первый эндаумент-фонд, созданный и зарегистрированный в России – Фонд Развития МГИМО, существующий с 28 марта 2007 года. К марту 2008 года капитал фонда составил 375 миллионов рублей.

В 2008 году Миллиардеры Алишер Усманов, Владимир Потанин и Фаттах Шодиев перечислили в фонд МГИМО по 125 млн. руб., Михаил Прохоров внес $5 млн. в фонд Финансового университета. Выпускники массово не вовлечены в эндаументы, потому что фондов мало, а ценность образования во многих вузах вызывает вопросы даже у Министерства образования и науки РФ. Современные российские вузы зарабатывают на обучении больше – 40–60% против 30–40% на Западе, но даже ведущие вузы, такие как МГУ и РУДН, часто не имеют актуальной базы выпускников. Но все это не проблема, потому что никакого диктата крупного донора в России нет. Чаще всего средства привлекаются под имя, а не под конкретные проекты, просто в тело капитала, отмечает Евгений Бирюков, исполнительный директор фонда развития МГИМО. Он уверен, что гораздо эффективнее показать донору конкретный проект, назвать сумму пожертвования, рассказать, как она будет с годами прирастать и работать.

В Южном федеральном университете, который по закону обязан иметь эндаумент, по информации сайта вуза, донорам также предлагаются готовые проекты: реконструкция университетского ботанического сада, создание музея ЮФУ, стипендиальные программы для студентов и аспирантов, поддержка заслуженных профессоров, оздоровительные программы для сотрудников и студентов.

Фонд собственник целевого капитала "Эндаумент НГУ" основан в декабре 2007 г. по инициативе выпускников НГУ и представителей новосибирского бизнес-сообщества. Главной целью создания фонда стала организация в Новосибирском государственном университете новой структуры, способной осуществлять интеграцию инновационных проектов взаимодействия бизнеса и образования. "Эндаумент НГУ" первым в Сибирском федеральном округе сформировал целевой капитал.

Всем большим планам мешают ряд проблем. Во-первых, в России нет принятых в международной практике налоговых льгот – суммы пожертвований компаний должны учитываться до налогообложения, не включаться в расчет налога на доходы.

Во-вторых, это тяжелая финансовая конъюнктура. Сейчас российский финансовый рынок находится не на подъеме, и жертвователи тяжело расстаются со своими средствами. Сами фонды при этом могут потерять часть вложений в акции или проблемные облигации, сегодняшняя среда предполагает генерацию очень переменных доходов. Но это сложность преодолимая – понятно, что когда изменяется финансовая конъюнктура, начинается большой приток средств, и риски формирования доходной базы для эндаумент-фондов снижаются.

Зарубежный опыт меценатской деятельности в XXI веке

Развиваясь и совершенствуясь, традиции меценатства дошли и до наших дней. При этом во всем мире стимулирует этот процесс само государство.

В европейских странах филантропия является актуальным и востребованным социальным явлением, неизменным свидетельством надежного и успешного бизнеса.

В ХХI веке традиции филантропии и меценатства в Европе получили новое развитие. Подчеркнем, что в конце XX века, прежде всего в странах Европейского Союза, начала формироваться системная альтернатива традиционной для Запада политике laissez-faire (невмешательство) в культурной сфере. Основная идея этой альтернативы заключается в создании благоприятного налогового режима для культурных индустрий и устранения таможенных или других межгосударственных барьеров на пути культурного обмена. В частности, решению последних проблем (то есть отмене таможенных барьеров, акцизов и т.п. при импорте-экспорте культурных товаров) посвящена известная Флорентийская конвенция.

Например, в США меценатская деятельность вообще не облагается налогом, благодаря чему деньги меценатов составляют 70% средств, идущих на развитие культуры. В целом цифра ежегодных отчислений на благотворительность в США огромна – только за 1999 году в стране было пожертвовано около $200 млрд., причем 75,6% этой суммы составляют взносы частных лиц.

В настоящее время в США большую роль играет меценатство из сферы HI-TECH. Новое поколение американских миллионеров, которое сделало свое состояние в достаточно молодом возрасте, поставило благотворительность на новый уровень. Поколение этих миллионеров в массе своей связано с компьютерными технологиями. Главная особенность в том, что в молодом люди возрасте люди уже заработали миллионы и теперь задумываются, где же еще они смогут себя реализовать. Известен пример, когда программист из Microsoft ушел с работы и поступил у медицинскую школу. Отличительная особенность от предыдущего поколения состоит в том, что молодые современные миллионеры интересуются благотворительностью не на закате своих лет. То есть мы наблюдаем явление которое было характерно Эндрю Карнеги. Молодые миллионеры уходят в благотворительность не для галочки, а зачастую для воплощения собственных идей, и часто руководят процессом управления фондом.

Во Франции действует налоговая система, предусматривающая уменьшение на 60% налогов предприятий в случае оказания ими меценатской помощи. Венгрия разрешает отчислять на меценатство 70% прибыли предприятий и компаний, Греция – 30%, Германия – 33,2%.

Стимулируется деятельность меценатов и при помощи использования PR составляющих. Так, в Швеции ежегодно проводится церемония "Меценат года". А в Канаде распространено моральное поощрение меценатов – увековечивают их имена, чеканят на граните названия компаний, указывая даже минимальные суммы благотворительных взносов.

Например, в Оттаве во дворе одной из школ можно увидеть три гранитные колонны. На первой из них значится название фирмы, пожертвовавшей школе около $1 млн. На второй – названия организаций, выделивших десятки тысяч долларов. На третьей высечены фамилии частных жертвователей. Указаны суммы взносов даже в размере $5.

Например, меценатство Билла Гейтса носит не только глобальный международный характер. Как и многие другие зарубежные благотворители он занимается решением социальных проблем в собственной стране. Результат – помощь университетам и госпиталям, музеям и библиотекам, сотни именных стипендий для обучения наиболее одаренных детей из малоимущих семей в самых престижных вузах, а также новейшее оборудование и лучшие преподаватели для школ, расположенных в самых проблемных регионах США.

По официальным данным федерального резервного банка США, ежегодно в стране осваивается порядка $300 млрд, выделяемых в виде благотворительности. Иными словами, именно на такую, вполне сопоставимую с бюджетными ассигнованиями, сумму каждый год увеличивается размер социальной поддержки населения. Вполне в духе дееспособной и эффективной формулы: "Помоги государству, и государство поможет тебе".

Распространена в мире и практика зарабатывания средств государственными культурными учреждениями – музеями, театрами и т.п. Например, сдача в наем помещений музеев для проведения различных мероприятий, открытие магазинов розничной торговли предметами искусства, предоставление услуг консультантов, оценщиков и реставраторов.

Государственные музыкальные учреждения используют даже такие формы заработка, как выступления оркестров и хоровых коллективов на вечеринках крупных компаний, продажа абонементов на собственное театральное кресло.

Известно, что до недавних лет Франция заметно отставала от других западных стран, в частности англо-саксонских, по уровню развития меценатства и благотворительных фондов. Ситуация коренным образом изменилась после принятия 1 августа 2003 года Закона о меценатстве, ассоциациях и фондах и в настоящее время французское законодательство в этой сфере считается одним из лучших в мире. Первостепенную роль в достижении этого успеха сыграло Министерство культуры и коммуникаций, всегда чутко реагировавшее на запросы гражданского общества.

В апреле 2010 года министр культуры и коммуникаций Франции Фредерик Миттеран и председатель Ассамблеи французских торгово-промышленных палат Жан-Франсуа Бернарден подписали новую Хартию развития культурного меценатства на пятилетний период.

В преамбуле новой хартии подчеркивается: "Привлекательность национальной территории и здоровье французской индустрии туризма в большой степени зависят от высокого качества культурного наследия, прошлого и современного, физического и духовного. В дополнение к участию государства и органов местного самоуправления сохранение и развитие наследия сегодня уже не мыслимы без участия всех – частных лиц и предприятий.

В Германии меценатство нельзя назвать традицией, ушедшей в прошлое. Особенно в восточной части страны покровители искусств проявляют активность. Без их помощи многие памятники старины были бы безвозвратно утеряны.

Поколение предпринимателей, разбогатевших на экономическом подъеме послевоенной Германии, постепенно уходит из жизни. Огромные состояния, накопленные за 60 лет, переходят по наследству. Образуется новый слой очень богатых людей. Некоторые из них решают оставить свой след в истории, выделяя суммы, исчисляемые миллионами евро, на благотворительные цели.

Эксперты говорят о возрождении традиций меценатства в Германии. Граждане проявляют все большую активность во всех сферах жизни. Это объясняет и появление многочисленных фондов. Деятельность меценатов особенно заметна в культурном ландшафте восточной части Германии. Без их помощи восстановление многих объектов архитектуры, представляющих культурную и историческую ценность, было бы немыслимым.

Дрезден, Висмар, Потсдам – наиболее известные адреса немецкого меценатства. Например, восстановление жемчужины барокко, церкви Фрауэнкирхе в Дрездене стало возможным исключительно благодаря частной инициативе. Более 75 процентов общей суммы (на реконструкцию было затрачено около 250 миллионов евро) пожертвовали щедрые покровители искусств. Наибольший вклад был сделан американским биохимиком немецкого происхождения, лауреатом Нобелевской премии в области медицины Гюнтером Блобелем (Günter Blobel).

Недавно скончавшийся основатель посылторга "Отто" Вернер Отто, известный своей благотворительной деятельностью, вложил средства в реставрацию дворца Бельведер на холме Пфингстберг в Потсдаме. Прекрасный образец северогерманской архитектуры готическая церковь Святого Георгия в ганзейском городе Висмаре и многие другие памятники старины также были восстановлены при поддержке благотворительных фондов и частных лиц.

Федеральная конституция Австрии вообще не упоминает о культуре и искусстве. В стране принят ряд специальных федеральных законодательных актов относительно культуры. Они, в частности, включают:

  • Акт о распределении государственных субсидий (1977);
  • Федеральный акт о поддержке искусства (2000);
  • Акт об авторском праве (2003);
  • Акт о Федеральном музее (1998);
  • Акт об охране памятников (1999).

Федеральный акт о поддержке искусства предусматривает поддержку "современного искусства, его развития и духовного разнообразия" в следующих областях: литературы, театра, музыки, изобразительного искусства, фотографии, кино, видео, экспериментальных художественных форм. В дополнение к прямой государственной поддержки культуры и искусства, австрийское законодательство обеспечивает ряд важных механизмов косвенной поддержки искусства.

Итак, в европейских государствах поддержка науки и культуры для многих бизнесменов давно стала нормой, несмотря на то, что благотворители на самом деле не имеют от своей меценатской деятельности значительных государственных или налоговых льгот. Наиболее продвинутой страной в развитии предпринимательского начала в культуре и искусстве являются США. Это обусловлено объективной причиной. США ещё 200 лет назад отказались поддерживать культуру и искусство на уровне государства, но создали условия, при которых организации культуры и искусства активно и плодотворно взаимодействуют со всеми субъектами культурной политики и, в первую очередь, с бизнесом. В европейских странах государство более мощно патронирует эту сферу. Следуя современной тенденции, европейские государства начинают принимать законы, ретранслируя часть своих забот о культуре непосредственно бизнесу. Современный российский бизнес, наряду с устойчивым финансовым положением, имеет совершенно уникальный опыт не только выживания, но и мощного развития в условиях свободной конкуренции. Этот поистине уникальный опыт может стать неоценимым для вхождения российского бизнеса в сферу культуры и искусства.

Таким образом, меценатство за рубежом основывается не на благотворительности отдельных активистов, а является результатом отлаженной системы, которая охватывает все институты культуры.

После изучения зарубежного опыта меценатства подчеркнем, что развитие интеграции культуры и бизнеса в России нуждается не только в предпринимателях, готовых инвестировать, но и в талантах, способных реализовать себя в творчестве и организаторах-практиках, создающих условия для эффективного развития.

Российская Федерация, богатая своим многовековым культурным наследием, опытом и исторически значимыми местами, является, прямо скажем, практически незанятым рынком для инвестиций. Государство и общество должны поддержать инициативы бизнес-сообщества по коммерциализации культурной сферы. Россия вполне может в результате получить новый "Золотой век культуры", который лишний раз докажет мировому сообществу, что наша страна – это великое культурное, образованное, мудрое государство.

Литература

  1. Капричкина А.П. История меценатства. Меценатство сегодня // [Электронный ресурс] http://rkpm.ru/
  2. Денис Бабиченко Не корысти ради // Итоги №56, 2006. С.23-25
  3. Мушегян В.Г. Меценатство – блажь или система ценностей? // [Электронный ресурс] http://arminfocenter.ucoz.ru/news/2011-08-30-1308
  4. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка – М.: Мир и Образование, 2009. С.456
  5. Попова О.С. Преобразовательная деятельность региональных меценатов в Нижнем Поволжье в XIX – начале XX веков.//Теория и практика общественного развития. – 2011, № 5. С. 243-245.
  6. Новолодская Н.Г. Меценатство как социокультурный феномен: сущность и современное состояние. Дисс.на соискание степени кандидата культурологии – М.: 2006. С.112
  7. Антипенко Р.Г. История русского меценатства. В 2х томах. Том 2.- М.: Вече: 2009. С.31
  8. Бурышкин П.А. Москва купеческая // Кузьмичев Д.А., Шапкин И.Н. Отечественное предпринимательство. Очерки истории. М.: Прогресс-Академия, 1995. -С.152
  9. Сущенко В.А. История российского предпринимательства. Ростов-на-Дону: ФЕНИКС, 2007.
  10. Предпринимательство и предприниматели России от истоков до начала XX века. М.: РОССПЭН, 2007.
  11. Гавлин М.Л. Российские предприниматели: духовный облик, меценатство // История предпринимательства в России. Книга вторая. Вторая половина XIX – начало XX века. М.: РОССПЭН, 2000
  12. Харькова Е.П. История предпринимательства и меценатства в России. Учебное пособие. М.: ПРИОР, 2008
  13. 1000 лет русского предпринимательства. М.: Эксмо, 2009.
  14. Евстюков А.Г. Что стоит вложить деньги в науку?//Экономический вестник №11, 2011- С.77-81
  15. Мария Ческис В нынешней России меценаты не в моде // Российская благотворительность в зеркале СМИ № 10 (144). 2012. С.78-79
  16. Шевченко Д.А. Эндаумент – экономический механизм взаимодействия государства и частного бизнеса // Коммерсантъ от 20.11.2007
  17. Федеральный закон от 30 декабря 2006 г. N 275-ФЗ "О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций" // Собрание законодательства Российской Федерации от 1 января 2007 г. N 1 (часть I) ст. 38.
  18. Александр Лебедев Эндаумент в России // [Электронный ресурс] http://www.juridicalrussia.ru/
  19. Лишакова П.Г. Россия – Меценатство как творение благ, а не панацея // Российская благотворительность в зеркале СМИ № 11 (145). 2012. С.34- 39
  20. Ольга Зонтаг Немецкие меценаты реанимируют памятники старины // [Электронный ресурс] http://www.dw.de/dw/article/0,,6689584,00.html