Легаты

Легаты в римском праве

Статьи по теме
Искать по теме

Римское право допускало возможность того, что наследодатель на случай своей смерти мог распорядиться частью своего имущества сингулярным образом, т.е. оставить распоряжение, что какому-либо лицу после его смерти следует передать какую-либо вещь (группу вещей), причем если данная вещь будет принята таким лицом, то вместе с ней перейдут только права, но не обязанности. При распоряжении же имуществом универсальным образом наследник, принимающий имущество, принимает вместе с ним как права, так и обязанности целиком, как единое целое.

Такое распоряжение своим имуществом на случай смерти сингулярным образом называлось легатом (завещательным отказом). Он представлял собой содержащийся в завещании или в заверенном кодицилле распоряжение по поводу последней воли, которым завещатель присваивает какому-нибудь лицу отдельные вещи, или отдельные права, или комплекс вещей и прав, обременяющих наследство. Лицо, в пользу которого сделан такой отказ, называется легатарием (legatarius). В некоторых случаях предмет легата был еще шире. Так, в классический период предметом легата могли быть, например, права собственности на вещи, выбор между двумя или большим числом вещей завещателя, иное вещное право (сервитуты, например), обязательство, прощение долга, алименты.

Естественно, что положение легатария много лучше, чем положение наследника. Ведь наследник обязан покрыть долги наследодателя и должен исполнять семейные культы, легатарий же этого делать не должен. Следовательно, любой легат ухудшает положение кредиторов наследодателя, лишая их возможности взыскать долг с легатрия, если таковой имеется. Поэтому, когда речь идет распоряжении имуществом путем легата, воля наследодателя значительно ограничена законом.

Основанием легата может быть только завещание, не существует легата по закону. Подобное правило связано с тем, что нужно обеспечить права возможных кредиторов умершего. Завещание же, как известно, не будет считаться действительным без указаний основного наследника, который наследует всегда универсально. Таким образом, легатарий всегда выступает только как акцессорный (дополнительный) наследник. Основным наследником легатарий быть не может. Предполагается, что основной наследник покроет все предполагаемые долги наследодателя, он же и передаст легатарию вещь. Следовательно, отношение по легату распространяется на три стороны: "наследодатель", который своей волей устанавливает легат; "основной наследник", который обязан исполнить волю умершего в части исполнения легата и рассчитаться с долгами; сам легатарий, выступающий исключительно как выгодоприобретатель. Но не исключается ситуация, когда наследников и лега- тирем может быть несколько.

Предметом легата никогда не может быть все наследственное имущество, а только его часть. Часть эта с течением времени изменялась, но никогда не превышала трех четвертей имущества умершего. Как минимум одна четверть имущества всегда должна была до^аться основному наследнику.

Проследить историю появления института легатов достаточно трудно. Существует предположение, основанное на Институциях Гая, о том, что право делать легаты произошло из положения Законов XII таблиц. Временные же границы появления того или иного вида легата проследить трудно.

Теперь отдельно рассмотрим виды легатов.

Легат посредством истребования (legatum per vindicationem). Он отличался формализмом и требовал определенной словесной формы. Для его установления наследодатель должен был произнести фразу, например такую: Lucio Titio hominem Stichum do lego ("Отказываю и даю Луцию Тицию раба Стиха"). Ключевыми словами здесь были "do, lego" – "отказываю, даю", т.е. без их произнесения легат не считался установленным, скорее всего, по аналогии со стимуляцией.

По сути данный вид легата представлял собой одностороннюю сделку под отлагательным условием (смерть наследодатель). В момент произнесения определенных слов у будущего легатария никакого права на раба не возникало, но не возникало и обязанности принять легат. Однако в момент смерти наследодателя у легатария в силу факта смерти автоматически (ipso jure) возникало право собственности на указанного раба, в силу чего он мог его виндицировать от основного наследника. Не исключалась и такая возможность, что путем этого легата у легатария могло возникнуть и иное вещное право, например сервитут, тогда он мог предъявить к наследнику иск о защите права пользования сервитутом (actio соп- fessoria). Поскольку в силу произнесения слов переходило только вещное право, причем такое, которое принадлежало наследодателю на момент смерти, то логично предположить, что предметом указанного легата могли быть только телесные и бестелесные вещи), но никак не обязательства.

Для установления легата в отношении вещи, которая перестала быть квиритской собственностью наследодателя при жизни, было общее правило, что легат считался недействительным. То же правило применялось и в том случае, если кто-то устанавливал легат, а затем отчуждал вещь, указанную в легате. При этом легатарий, требующий вещь, хотя она ему ipso jure принадлежит, устраняется возражением злого умысла, как если бы он требовал вопреки воле покойника.

Легат посредством присуждения или обязывания. Он, как и предыдущий, требовал определенной формы, например: "Heres meus L. Titio centum dare damnas esto" ("Мой наследник JI. Тиций обязан (присуждается) сделать это"). В результате произнесения слов наследодателя имела место односторонняя сделка под отлагательным условием, как и в случае первого легата, однако с тем отличием, что если основной наследник принимал наследство, то между ним и легатрием возникало обязательство, в силу которого основной наследник выступал должником и был обязан передать легатрию, который выступал кредитором, указанную в завещании вещь.

Легат посредством дозволения. Он требовал другой формы: "Heres meus damnas esto sinere L. Titium hominem Stichum sumere sibique habere" ("Да будет обязан наследник мой дозволить Луцию Тицию взять раба Стиха и иметь его у себя". Подобно предыдущему легату, здесь между наследником и легатарием возникает обязательство, но обязательство "отрицательное", поскольку его надлежащее исполнение требует воздержания от каких-либо действий, а именно в том, чтобы позволить легатарию самостоятельно овладеть какой- либо вещью.

Этот легат имел сходство с легатом per damnationem в том смысле, что посредством него возможно было отказать не только собственную вещь, но и любую вещь наследника. Но различие было в том, что посредством per damnationem можно было отказать вещь любого третьего лица, а посредством sinendi modo только ту вещь, которая находится у наследника. А что касается per vindicationem, то им можно было, как показано выше, отказать только свою собственную вещь.

Кроме того, посредством рассматриваемого вида легата можно было принудить наследника к иным действиям обязательственного характера, например не требовать от легатария уплаты долга.

Легат посредством предпочтения. Для его установления применялась формула: "L. Titius hominem Stichum praeceptio", т.е. "Луций Тиций да возьмет себе наперед раба Стиха". Однако природа этого легата глубоко спорная, поскольку относительно его в трудах юристов сохранилось две противоположные точки зрения. Сабинианцы полагали, что такой вид легата может быть установлен только в пользу одного из сонаследников, но никак не в пользу третьих лиц, в этом случае отказ считается недействительным, т.е. где легатарий является одновременно и одним из сонаследников. Смысл этого легата в том, что посредством него наследодатель выражает волю в том, чтобы один из сонаследников получил определенную вещь в собственность сверх завещанной ему доли. Но прокулианцы имели иную точку зрения. Они считали, что в силу сенатусконсульта Нерона этот легат, даже если установлен в пользу третьего лица, имеет силу, поскольку в данном случае будет считаться, что имеет место один из трех вышеуказанных легатов.

Но дело осложнялось тем, что по общему принципу сингулярного преемства наследник и легатарий в одном лице несовместимы, поскольку в данном случае легатарий получал бы иск к самому себе как к наследнику. Чтобы этого не происходило, было выработано правило: подобный легат действителен только тогда, когда он установлен в отношении той вещи, которая не входит в долю легатария.

В этом случае он имеет возможность предъявить виндикационный иск к сонаследнику. Если же легат устанавливался в отношении той вещи, которая входила в наследственную доля легатария, то он считался недействительным, поскольку предъявить иск к самому себе нельзя.

Следует отметить, что поскольку все виды легатов появились в цивильном праве, то не допускались легаты в отношении иностранцев, которые вообще не имели права получать имущество по цивильным завещаниям. Кроме того, по общим принципам обязательственного права никогда не допускались отказы в отношении неопределенного лица.