Криминалистическая экспертиза орудий взлома, инструментов и их видов

Криминалистическая экспертиза орудий взлома, инструментов и их видов.

Статьи по теме
Искать по теме

Виды закрытых хранилищ и запирающих устройств. Понятие взлома

Механоскопия представляет собой раздел трасологии, посвященный изучению следов орудий взлома, инструментов, производственных механизмов, замков, пломб.

Одним из основополагающих понятий при изучении механоскопии является понятие хранилища. Ни один словарь русского языка не содержит определения "иного хранилища". Дано объяснение лишь термину "хранилище", под которым понимается "помещение для хранения чего-нибудь". "Помещение", в свою очередь, определяется как "внутренность здания, место, где что или кто-нибудь помешается". Если исходить из этих определений, то "хранилище" означает не что иное, как здание, сооружение либо иную конструкцию, предназначенные исключительно для размещения и хранения материальных ценностей, а помещение – часть здания для размещения людей или хранения ценностей, т. е. они оба представляют из себя часть пространства, ограниченную стенами, крышей, дверью и т. п. Как видно, разница между этими терминами заключается лишь в их конструкции или целевом назначении обозначаемых объектов (например, овощехранилище, склад готовой продукции, кабинеты в учреждениях). Однако законодатель предусматривает повышенную уголовную ответственность не только за хищение имущества из помещения и хранилища обычного типа, но и "иного" хранилища, т. е. такого, которое, не являясь помещением или хранилищем обычного типа, в то же время имеет своим назначением размещение и хранение государственного или общественного имущества.

Хранилище – в уголовном праве РФ в контексте гл. 21 УК РФ ("Преступления против собственности") понятие, означающее хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые оборудованы ограждением либо техническими средствами или обеспечены иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей (примечание 3 к ст. 158 УК РФ). Кража, грабеж и разбой с незаконным проникновением в помещение или иное хранилище образуют квалифицированные составы соответствующего преступного деяния. В криминалистике имеется понятие "закрытое хранилище". Это хранилище доступ в которое преграждает запирающее устройство.

Под взломом понимают полное или частичное разрушение запирающего устройства, стены, потолка, пола, окна, иной преграды с целью проникновения в закрытое хранилище.

Под словом "взломать" пронимается "ломая, открыть запертое". Под взломом следует понимать проникновение в запертое хранилище (шкаф, сейф, квартиру, склад и т.п.) посредством полного или частичного разрушения запирающего устройства, стены, потолка, пола, окон или других преград. Кроме того, в криминалистике под понятие взлома подпадает также преступное преодоление преграды без ее разрушения, например открытие замка при помощи подобранного ключа или отмычки.

Запирающие устройства это замки, имеющие определенную степень секретности, механизм которых открывают и закрывают при помощи ключа, и запирающие приспособления. Последние подразделяются на самостоятельные (задвижки, щеколды, крючки и др.), которые предназначены для запирания (закрывания), и вспомогательные (кольца, петли, пробои), применяемые только вместе с замками.

Согласно государственным стандартам Российской Федерации каждый замок должен быть отнесен к одному из четырех классов устойчивости к вскрытию. И каждому классу замков соответствует определенная область их применения. Например, замки первого класса устойчивости рекомендуется применять только для запирания дверей подсобных помещений и внутренних дверей в жилищах. Их охранные способности весьма бедны, и поэтому они даже не подлежат обязательной сертификации – в отличие от замков остальных классов. То есть, если у продавца отсутствует сертификат на замок, подтверждающий его принадлежность ко второму, третьему или четвертому классу, то устанавливать его на входную дверь не следует.

Замки различают по следующим основаниям:

1) способу крепления к двери;

2) назначению запираемого объекта;

3) конструкции механизма и количеству секретов.

По способу крепления к двери замки бывают трех основных видов: навесные, врезные и накладные; по назначению – мебельные, дверные, гаражные, сейфовые и др. В зависимости от устройства запирающего механизма современные замки можно подразделить на:

1.Сувальдные (то же самое делают сувальды).

Сувальдные замки – один из наиболее распространенных типов замков. Такое название они получили от того, что основной деталью кодового механизма является сувальда (цугаль).

Подклассы сувальдных замков:

- Замки с качающимися сувальдами

- Замки с плоскопараллельным перемещением сувальд

- Замки с качающимися сувальдами оконного типа

- Замки, двухпакетные, с качающимися сувальдами

- Замки с двухстронним взаимодействием бородок ключа с сувальдами.

Другим наиболее распространенным классом замков в мире являются штифтовые цилиндровые. Это объясняется их универсальной возможностью использования (дверные, навесные, сейфовые, мебельные, автомобильные, портфельно – чемоданные и т.д.). Кроме того, их отличает высокая точность, минимальный размер ключа, большое количество профилей ключа и секретов, простота их изготовления и эксплуатации. В обиходе эти замки называют "французскими". Многообразие штифтовых замков определяется большим количеством профилей скважины цилиндра под ключ.

Принято разделять штифтовой цилиндровый замок на цилиндровый механизм (кодовая часть) и исполнительный механизм. винтовые (функцию ригеля выполняет винт, который при отпирании ввинчивается в отверстие короба:

кодовые (для отпирания нужно набрать соответствующий код);

магнитные (отпираются при помощи ключа с магнитным шифром).

Антивандальные качества цилиндровых замков, увы, весьма невысоки. Посторонний предмет, оказавшийся в замочной скважине, зачастую невозможно удалить, и поэтому приходится удалять всю личинку. Однако, если замок изготовлен по европейскому стандарту, то к нему подходят соответствующие по размеру личинки других производителей. Цилиндровые замки хороши еще и тем, что поддаются перекодировке с помощью ключа системы "светофор".

Балансные цилиндровые замки также как и штифтовые состоят из двух частей. Наиболее распространены балансные "автомат" и "полуавтомат". Замки "автомат" запирают дверь при её закрытии, "полуавтомат" необходимо закрывать нажатием на цилиндр. Видимое удобство пользования такими замками часто приводит к тому, что в один прекрасный день ключи остаются внутри, а Вы соответственно снаружи.

Реечные замки (ригельные, гаражные…) состоят из одного- двух подвижных засовов (ригелей), открывается нажатием на длинный ключ с нарезками. Очень часто встречаются кустарного производства и металл на них не жалеют. Дубликат такого ключа, возможно изготовить у знакомого слесаря, но только не в металлоремонте.

Электронные замки в последнее время помимо сейфов и офисных дверей, устанавливают в квартирные двери. В металлические двери электронный замок устанавливают скрытно, т.е. с наружной стороны он не обозначен, открывается с брелока по типу автомобильного или нажатием определенной комбинации звонка.

Кодовые замки чаще всего встречаются на навесных замках, в подъездах, сейфах, портфелях… Некоторые ставят кодовые замки и на двери.

По сложности запирающего механизма замки классифицируются на:

1. простые: пружинные, некоторые сувальдные (мебельные), цилиндровые (абонентских почтовых ящиков). Число вариантов ключа у них колеблется от единиц до сотен;

2. средней сложности: большинство сувальдных (дверных), некоторые цилиндровые и магнитные. Число вариантов ключа превышает сто и достигает нескольких тысяч;

3. сложные: специальные сувальдные, большинство цилиндровых, кодовые. Число вариантов ключа составляет десятки тысяч;

4. особо сложные: как правило, цилиндровые с дисковым запирающим механизмом или со штифтами в цилиндре.

Чтобы проникнуть в помещение или другое хранилище, преступники чаще всего отпирают и взламывают замки либо дополнительные приспособления к ним, прибегая при этом к отпиранию замков отмычками, подобранными или поддельными ключами, вырыванию дужки из короба, перекусыванию или перепиливанию дужки навесного замка.

Взлом замка осуществляют его отделением от места крепления или нарушением целостности замка. В первом случае основное внимание обращают да следы от орудий взлома: распил, отжим, сверление.

Нарушение целостности навесного замка достигается разрушением его короба (срубанием заклепок, отделением крышки); перепиливанием (перекусыванием) дужки замка; вырыванием дужки из гнезда. Во всех подобных случаях на частях замка и на прилегающих участках двери остаются следы разруба, отжима, давления (ударов).

В прирезных и врезных замках возможно разрушение цилиндрового (сувальдного, шифрового) устройства путем рассверливания, выламывания, а также отлома (вырывания, изгибания) ригеля.

При осмотре замка устанавливают механизм взлома и с учетом этого обнаруживают и фиксируют следы для последующего определения вида применявшегося орудия.

Наряду с замком осматривают и прилегающие к нему участки двери, помещения и местности в целом. После этого фотографируют как замок, так и обнаруженные следы.

При описании замка в протоколе осмотра отражают данные о его форме, размерах, материале, из которого он изготовлен (цвет металла), маркировочных обозначениях (заводские клейма), о том, какие следы обнаружены, их форме, размерах, местоположении.

Вместе с замком изымают его части, опилки и т. п. Никаких манипуляций по опробованию механизма замка (открыванию, закрыванию) не производят, так как это может привести к образованию новых следов.

Понятие и классификация орудий взлома и инструментов

Использование преступниками орудий взлома для преодоления различных преград связано с образованием следов, специфичных в зависимости от вида примененного орудия, свойств материала преграды и способа взлома.

Все орудия и инструменты, независимо от того, к какой из трех категорий они принадлежат, можно подразделить по способу их воздействия на механические и термические. К первым относятся: режущие – нож, ножницы, стеклорезы, кусачки и т. п.; рубящие и долбежные – топор, зубило, долото, лом и т. д.; пилящие – напильники, пилы; сверлильные – сверла, буравы. Ко вторым – газо- и электроаппараты для резки металлов и их сварки

Орудия взлома и инструменты, применяемые взломщиками, обычно классифицируются на:

а) специально изготовленные в преступных целях;

б) приспособленные для взлома;

в) обычные инструменты, используемые для повседневных нужд;

г) случайно оказавшиеся в руках взломщика предметы.

При воздействии орудий и инструментов на различные преграды остаются поверхностные или объемные следы. Первые при взломах встречаются редко. Как правило, они образуются за счет наслоения на взломанную преграду различных веществ (краски, ржавчины и т.п.), бывших на орудии взлома. Еще реже можно обнаружить следы-отслоения, возникающие при контакте орудия взлома с преградой, покрытой каким-либо веществом.

О применении отмычек или подобранных ключей свидетельствуют следы в виде царапин на внутренних поверхностях механизма замка, направление которых обычно не совпадает с царапинами, образованными бородками "родного" ключа. В тех случаях, когда легче взломать не сам навесной замок, а крепящие его петли, кольца и т.п., преступники разрушают эти приспособления.

Дужка навесного замка взламывается ее перепиливанием ножовкой, напильником или перекусыванием с помощью саперных ножниц, иногда путем спиливания или сруба зубилом заклепок на коробе. Если взломщики прибегли к перепиливанию, то на прилегающих предметах и на земле должны быть металлические опилки, а на двери и косяке следы напильника или ножовки.

Если при осмотре на поверхности замка не обнаружено видимых следов, он, вероятно, был открыт отмычкой, подобранным или поддельным ключом. Следы от таких орудий остаются на внутренних деталях замка, поэтому вопрос о способе взлома решается в ходе трасологической экспертизы.

Если дверь хранилища запиралась на врезной или накладной замок, взломщики часто прибегают к отжиму ригеля. Такой взлом осуществляется путем введения в щель между дверью и косяком плоского металлического предмета, заостренным концом которого ригель утапливается в короб замка. Наличие на ригеле свежих царапин подтверждает его недавний отжим. От заостренного конца орудия взлома на боковой стороне двери и косяке остаются объемные следы, отражающие его форму и особенности.

В подавляющем большинстве замков основной деталью является ригель, действующий как засов. В постоянных замках ригель выдвигается из короба и при запирании связывает (соединяет) воедино створки двери или дверь и дверной короб. При запирании навесных замков ригель захватывает один или оба конца дужки и тем самым удерживает ее в коробе.

Отпирание замков сводится в конечном счете к передвижению ригеля. Чтобы затруднить это передвижение (исключить возможность открывания иным предметом, кроме ключа), в устройство замка вводят сувальдины, пружины, цилиндры. При совершении преступления замок вскрывают либо путем отпирания, либо путем взлома. Возможны комбинации обоих способов.

Различают отпирание:

1. через замочную скважину путем непосредственного воздействия на механизм замка (ригель, пружина и др.). При этом используют подобранный ключ, отмычку, посторонний предмет;

2. путем воздействия на ригель снаружи. При этом способе на выступающую часть ригеля оказывают давление с помощью твердого плоского предмета (отвертки, лезвия, ножа, металлической пластинки); путем проворачивания ключа, оставленного в замке внутри помещения. Захват кончика ключа снаружи осуществляют специальными щипцами ("уистити" – слон) или трубкой с прорезью.

Нарушение целостности навесного замка достигается разрушением его короба (срубанием заклепок, отделением крышки); перепиливанием (перекусыванием) дужки замка; вырыванием дужки из гнезда. Во всех подобных случаях на частях замка и на прилегающих участках двери остаются следы разруба, отжима, давления (ударов).

В прирезных и врезных замках возможно разрушение цилиндрового (сувальдного, шифрового) устройства путем рассверливания, выламывания, а также отлома (вырывания, изгибания) ригеля.

Следы взлома, как источник криминалистически значимой информации

Эффективность раскрытия и расследования преступлений в значительной степени зависит от объема и характера собранной по уголовному делу информации.

Криминалистически значимая информация – фактические данные, находящиеся в причинно-следственной связи с событием преступления, а также сведения справочного характера, используемые в процессе расследования преступлений.

Виды криминалистически значимой информации:

а) актуальная криминалистически значимая информация – находящаяся в причинно-следственной связи с событием конкретного преступления (характеризующая способ преступления, лиц, его совершивших, предмет преступного посягательства, орудия преступления, обстоятельства преступления);

б) потенциальная криминалистически значимая информация – справочная информация (характеризующая признаки различных объектов – человека, материалов, веществ, изделий и предметов, не имеющих, как правило, причинно-следственной связи с событием конкретного преступления, и способствующая решению диагностических и идентификационных задач расследования).

Источниками актуальной криминалистически значимой информации являются различные следы преступления, а потенциальной – сведения об источниках происхождения, физических и химических свойствах известных веществ и материалов, их качественном и количественном составе и т.п.

Использование криминалистически значимой информации осуществляется в рамках криминалистической регистрации.

Криминалистическая регистрация – научно разработанная система накопления, обработки, хранения и поиска криминалистически значимой информации в целях раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Под криминалистической регистрацией понимают как определенную систему материальных объектов, так и практическую регистрационную деятельность.

Научные предпосылки криминалистической регистрации заключаются в индивидуальности объектов материального мира, их относительной устойчивости, способности к взаимодействию, в результате которого возни-

кают различные следы, служащие идентифицирующими объектами. Таким образом, криминалистическая регистрация неразрывно связана с теорией криминалистической идентификации, учениями о механизме следообразования и способе преступления.

Правовые основания криминалистической регистрации – Конституция Российской Федерации, Уголовнопроцессуальный кодекс РФ, Закон о милиции, Закон об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации, ведомственные нормативные акты.

В широком плане источники информации о личности преступника – это следы, возникающие в результате его деятельности. Они включают в себя следы:

а) возникшие в связи с действиями преступника во время подготовки, совершения и сокрытия преступления;

б) возникшие вне связи с событиями преступления;

в) специальные комплексы в системе правоохранительных органов, содержащие информацию об определенной категории лиц.

Следы, возникшие в результате действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления – самая многочисленная часть следов. Они подразделяются на идеальные, возникшие в сознании людей, и материальные, отобразившиеся на материальных объектах. Идеальные следы изучаются как в криминалистике, так и других науках: общей и судебной психологии, физиологии и т. д. Материальные следы изучаются в основном в криминалистике. Это самая многочисленная группа следов, включающая материальные образования (отображения, предметы, вещества) или материальные явления, связанные с событием преступления, (объекты унесенные преступником с места кражи). Они подразделяются в зависимости от:

а) выделенных свойств личности преступника;

б) видов взаимодействия при следообразовании;

г) связи следов с личностью преступника.

В зависимости от первого критерия можно выделить следы, отображающие биологические, психологические и социальные свойства личности преступника.

Следы, отображающие биологические свойства, подразделяются на морфологические и субстратные.

Морфологические следы отображают внешнее строение тела и его частей. К ним относятся следы тела в целом, а также следы папиллярных узоров пальцев и ладоней рук, ног, стоп ног, следы рук, ног, зубов, лба, кончика носа, щёк, подбородка, ушей, локтей, коленей и вообще любой части или элемента тела человека.

Субстратные следы отображают компоненты организма: кровь, слюну, сперму, волосы, пот, потожировое вещество, зубы и их части, части кожи, ногтевых пластин и других внешних и внутренних органов, продукты жизнедеятельности организма: кал, мочу, запаховое вещество, рвотные массы, выделения из организма (из носа, влагалища, меконий, сыровидная смазка, околоплодная жидкость и т. д.).

Биологические свойства, кроме того, отображаются в следах, которые возникают в результате проявления психофизиологических функций. К ним относятся:

а) дорожка следов ног;

б) голос человека;

в) почерк;

г) письменная речь;

д) устная речь;

е) явления, возникающие в результате действий преступника.

Физиологический аспект указанных следов приводит к отображению в основном ряда биологических свойств, как правило, пола и возраста. Так, мужчины воспринимают речь преимущественно левой половиной мозга, женщины же – левой и правой. Логический смысл речи человек воспринимает левым полушарием, а эмоциональный – правым, в силу этого речь женщин более эмоциональна. На лексику женщин, кроме того, оказывают влияние их интересы, общественное положение, особенности нервной деятельности, что в совокупности увеличивает возможности установления пола по признакам письменной и устной речи.

Такие следы, как бессмысленные разрушения или похищенные предметы могут свидетельствовать о возрасте преступников; место проникновения – на телосложение; характер и расположение разрушенной преграды – на физическую силу, рост; последствия деяния – на пол (изнасилованная женщина, труп новорожденного) и т. д.

Следы, отображающие психологические свойства личности не наблюдаемы непосредственно, а выявляются лишь в результате анализа материальных явлений. Они выявляются из смыслового значения и связей наблюдаемых следов, последствий поведения, выступающих в качестве показателей их содержания, а также через устную и письменную речь.

В основе отображения психологических свойств личности в материальных явлениях лежит теория отражения и наличие взаимосвязи между психологическими, биологическими и социальными компонентами человека.

Деятельность следователя, органа дознания по выявлению психологических свойств личности преступника включает в себя анализ последствий совершенного деяния: материальной обстановки преступления, следов, объектов, на которые направлены действия преступника, установление связей между ними и формулирование соответствующего вывода о психологических свойствах личности.

Поскольку, как отмечено выше, всякая деятельность, в том числе и деятельность преступника, протекает по формуле: цель-мотив-способ-результат и включает в себя внутреннюю (психическую) и внешнюю (физическую) активность регулируемую целью, установление психологических свойств личности преступника тоже подчиняется указанной структуре.

Мотив преступления – это порожденное системой потребностей осознанное и оцененное побуждение, принятое лицом в качестве идеального основания и оправдания своего преступного деяния. Потребности преступного поведения могут проявиться в самой различной форме: удовлетворении половой страсти, употреблении наркотических средств, алкогольных напитков, желании завладеть определенным объектом и т. д.

Исходя из всего выше сказанного необходимо отметить, что следы обнаруженные на месте взлома несут очень важную информацию. Их изучение необходимо для раскрытия преступного деяния.

Следы взлома могут быть обнаружены на косяке двери (отжим двери); на поверхности двери (сверление, распил); на стенке сейфа (Сверление отверстий и перекусывание перемычек между ними); на коробе замка (срубание заклепок); на дужке замка (распил, перекусывание); на кирпичной или деревянной стене (пролом, выбивание досок или кирпичей); на раме окна (отжим, выдергивание гвоздей); в потолке и полу (распил, выламывание перекрытий).

По характеру воздействия и вида орудия (инструмента) механической группы следы подразделяют на: следы давления, скольжения (трения), резания. Изучение способа отпирания и следов на наружной и внутренней поверхностях замка позволяет судить о знании преступником конструкции замка, о его навыках, о предметах, использованных для открывания, и др. Взлом замка осуществляют его отделением от места крепления или нарушением целостности замка. В первом случае основное внимание обращают на следы от орудий взлома: распил, отжим, сверление.

Следы давления образуются от удара (нажима) орудия взлома на поверхность преграды (воспринимающая поверхность). Если она достаточно твердая, остается поверхностный след. Если она обладает остаточной деформацией, образуется вдавленный след – вмятина. Глубина вмятины зависит от силы удара (нажима). Форма вмятины повторяет конфигурацию контактной части орудия взлома и передает ее размеры. Следователь, получив представление о форме и размере орудия, оставившего след, может на основе этих данных сформулировать задание о его розыске. Следы давления нередко возникают и при дорожно-транспортном происшествии.

Следы скольжения (трения) образуются, когда орудия взлома (лом, полоса железа) действуют под углом к поверхности преграды. При этом могут образовываться как царапины (соскобы), так и уплотнение (сжатие) материала преграды. Следы трения тем отчетливее, чем тверже орудие по сравнению с преградой. По ним можно судить о виде примененного орудия и о механизме взлома.

Большое значение при наличии следов как давления, так и трения имеют частицы вещества преграды (краски, материала), обнаруживаемые на орудии преступления (следы-вещества).

Следы резания чаще всего встречаются на деревянных и металлических преградах. Это следы топора, ножа, долота, ножниц и других инструментов. Одна из разновидностей – следы распила. Близки по своему механизму следы сверления и строгания.

В них отображается режущий (рубящий) край инструмента. Это следы, как правило, динамические (линейные), где каждая точка рабочей грани оставляет линию. Чередование бороздок и валиков (трассы) отражает микрорельеф образующей поверхности. По следам разруба, разреза возможно отождествление орудия, инструмента, которым эти следы были оставлены (рис. 1). По следам распила определяют вид пилы, иногда количество зубьев, приходящихся на определенный отрезок. По следам сверления определяют вид и диаметр использованного сверла.

Следы термического воздействия образуются главным образом при взломе металлических преград – сейфов, стальных дверей, защитных решеток. О применении газоэлектрорезки свидетельствует оплавление краевых участков, наличие капель оплавившегося металла.

Криминалистическое исследование орудий взлома, инструментов и их видов

Рис. 1. Совмещение трасс в следе разруба, оставленного топором на стволе кустарника и трасс экспериментального следа.

Анализ следов на месте происшествия (в том числе экспертное исследование) позволяет определить:

1.вид взлома (пролом, распил и т. д.);

2.механизм взлома (в какой последовательности образовались следы);

3.направление взлома (снаружи, изнутри);

4.вид использованного орудия;

5.количество участвовавших лиц; примерный рост и физическую силу преступников;

6.наличие определенного навыка обращения с орудием (инструментом);

7. сколько времени потребовалось для взлома преграды;

8.какие следы могли остаться на одежде и теле преступника (в отворотах брюк, в обуви, под ногтями, в ушах, в волосах).

Полученные данные важны для поиска и изобличения преступника.

Работа со следами взлома на месте происшествия

Классификация следов и признаков (по Г. Л. Грановскому)

Криминалистическое исследование орудий взлома, инструментов и их видов

Осмотр места происшествия – это очень важное неотложное следственное действие, при котором непосредственно воспринимаются, исследуются и фиксируются следователем обстановка места происшествия, относящиеся к делу следы и объекты, их индивидуальные особенности и взаимосвязи в целях выяснения сущности происшедшего события, механизма преступления и отдельных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Общей задачей осмотра места происшествия является получение процессуально-закрепленной информации (фактических данных) об обстоятельствах происшедшего события, объектах и лицах, имеющих к нему отношение, их связях и взаимодействиях.

Осмотр места происшествия – следственное действие, направленное на установление, фиксацию и исследование обстановки места происшествия, следов преступления и преступника и иных (фактических) данных, позволяющих в совокупности с другими доказательствами сделать вывод о механизме происшествия и иных обстоятельствах расследуемого события. Местом происшествия принято именовать тот участок местности или помещение, в пределах которого обнаружены следы совершенного преступления. При этом подразумевается, что преступление могло быть совершено как в месте обнаружения следов, так и в ином месте. В отличие от места происшествия, местом преступления считается район совершения преступления или наступления преступного результата, хотя следы его могли быть обнаружены и вне данного района.

Осмотр места происшествия и его обстановки представляет собой изучение и фиксацию:

1) рельефа местности, естественных и искусственных границ места происшествия;

2) характера и расположения помещения, прилегающих построек, ведущих к нему и от него путей, а также преград на указанных путях;

3) пространственного расположения местных предметов, их положения относительно друг друга и расстояний между ними;

4) расположения предметов с точки зрения их целевого назначения и положения при обычном употреблении;

5) следов преступления и преступника;

6) отсутствия необходимых в данной обстановке предметов и следов;

7) наличия предметов, являющихся в данной обстановке чужеродными, сам факт обнаружения которых в данной обстановке необычен.

Последние две группы фактических данных относятся к категории так называемых негативных обстоятельств, под которыми понимают обстоятельства, противоречащие представлению об обычном для подобных ситуаций ходе вещей. Негативные обстоятельства особенно ценны при разоблачении инсценировок преступлений, т.е. искусственного создания лицом, заинтересованным в определенном исходе следствия, обстановки, не соответствующей фактически происшедшему на этом месте событию.

Разновидностью механического идентификационного исследования следов-предметов является установление целого по его частям (взаимопринадлежности частей единому целому).

В качестве целого объекта может фигурировать отдельный предмет, например фарный рассеиватель, куртка с оторванным от нее куском ткани и т. п., комплекс предметов, на которых имеются следы их совместного использования, например наружное зеркало заднего вида и кронштейн, к которому оно крепилось? нож и ножны, в которых он хранился, и т. п.; части одного агрегата, например детали ТС, отделившиеся и оставшиеся на месте происшествия.

Вопросы, разрешаемые криминалистической экспертизой следов орудий взлома, в основном сводятся к трем группам:

1) определение механизма образования следов;

2) установление групповой принадлежности объектов, оставивших следы;

3) индивидуальная идентификация объектов по их следам.

Первые две группы вопросов являются предметом неидентификационной трасологической экспертизы, при которой возможно решение следующих вопросов:

- Каким способом был произведен взлом двери, замка и т.п.?

- В результате, какого механического воздействия замок оказался открытым?

- Каким видом орудия могли быть образованы следы на представленном предмете?

Третья группа вопросов является предметом идентификационной трасологической экспертизы. Данный вид экспертизы имеет наибольшее значение для раскрытия преступления и позволяет решить вопросы:

- Не данным ли орудием оставлены следы на представленном предмете?

- Не оставлены ли следы, обнаруженные на разных местах взлома, одним и тем же орудием?

- Одним или несколькими орудиями была взломана преграда?

Методика проведения идентификационной трасологической экспертизы.

Методика идентификационной трасологической экспертизы, равно как и экспертиз других видов, состоит из следующих стадий:

- Предварительное исследование;

- Детальное исследование;

- Оценка результатов раздельного и сравнительного исследования и формулирование выводов;

- Оформление результатов исследования.

Данная методика в равной степени может быть применима как для проведения идентификационной экспертизы по статическим следам орудий взлома, так и по динамическим следам орудий взлома.

Прежде всего производиться предварительное исследование следов взлома. На этой стадии эксперт должен:

а) познакомиться с постановлением о назначении экспертизы, уяснить содержание вопросов. Особое внимание уделяется обстоятельствам дела. Нужно установить, сколько времени прошло с момента обнаружения следов до момента обнаружения предполагаемого орудия взлома, в каких условиях оно хранилось. Уяснение экспертом этих обстоятельств позволяет правильно оценить признаки различий, выявленные при сравнительном исследовании и сформулировать вывод с учетом этих данных. Важное значение имеет также знание экспертом обстоятельств обнаружения следов орудий взлома при осмотре места происшествия. Это помогает ему лучше уяснить механизм образования следов, точнее произвести экспертный эксперимент, сравнительное исследование и проанализировать результаты исследований. Если отдельные обстоятельства обнаружения следов орудий взлома и следов от них эксперту не ясны, то он вправе заявлять ходатайства о предоставлении ему выписок из протокола осмотра, копий плана, чертежей и фотоснимков, сделанных на месте происшествия, или же знакомиться непосредственно с этими материалами в уголовном деле.

б) изучить упаковку, наличие объектов, соответствие перечню в постановлении о назначении экспертизы. Здесь основная задача – убедиться в подлинности вещественного доказательства. В случае сомнений – получить дополнительную информацию от следователя. В данном случае эксперт также вправе ознакомиться с протоколом осмотра вещественного доказательства, постановлением о приобщении в качестве вещественного доказательства, протоколом осмотра места происшествия.

в) произвести осмотр представленных объектов с целью выделения признаков, индивидуализирующих каждый объект. Как и при осмотре любого объекта в любом виде криминалистической экспертизы, обращается внимание на признаки, позволяющие отличить данный объект от других, подобных ему: размеры, цвет и другие признаки. Наиболее тщательно осматривается рабочая часть инструмента с целью выяснения: нет ли на ней признаков недавнего изменения (заточки, повреждения), а также посторонних веществ. Данные особенности должны быть отражены в тексте заключения и на фотоснимках (производится масштабное фотографирование общего вида объектов, фотоснимки изготавливаются как с прямым, так и зеркальным изображением следа).

Затем производится детальное исследование.Детальное исследование предполагает более глубокое изучение объектов экспертизы. На этой стадии эксперт выявляет и анализирует признаки, необходимые для решения поставленных вопросов, проводит экспериментальное и сравнительное исследование. Некоторые авторы выделяют в детальном исследовании две самостоятельные стадии: раздельное исследование и сравнительное исследование. Для трасологических экспертиз такое деление является условным. В неидентификационных экспертизах, как правило, выступает только один объект и поэтому о "раздельном" исследовании его не может быть и речи. В идентификационных же экспертизах раздельное и сравнительное исследования объектов тесно переплетаются между собой и, чередуясь, образуют именно одну неразрывную стадию, которая, в отличие от предварительного, получила название детального исследования. В то же время при составлении заключения эксперта порядок описания объектов соответствует делению детального исследования на три стадии (об этом будет сказано ниже). В идентификационных трасологических экспертизах детальное исследование можно рассматривать как состоящее из двух этапов. На первом из них в объектах исследования выделяются и анализируются признаки общего строения, то есть более крупные, характеризующие объект или его значительные части в целом, без детализации. Затем полученные характеристики сопоставляются, сравниваются. При существенных различиях общих признаков исследование может быть закончено уже на этом этапе, если есть основания для вывода об отсутствии тождества. При совпадении общих признаков или при таком их различии, которое можно объяснить условиями следообразования, изменением самого объекта либо другими причинами, исследование продолжается. На втором этапе объекты экспертизы анализируются и сравниваются по частным признакам их внешнего строения. Сначала выделяются более выраженные детали, а затем в соответствии с результатами их сравнения исследование углубляется, переходя ко всем более мелким подробностям. Прежде чем детально изучать следы, нужно знать особенности различных случаев следообразования. В трасологической идентификационной экспертизе следов орудий взлома и инструментов мы будем иметь дело, в основном, с двумя большими группами следов: статическими и динамическими. Соответственно и методики их детального исследования будут отличаться друг от друга.

Теперь остановимся на характеристике статических следов орудий взлома и инструментов.

Твердый объект, подвергающийся воздействию инструмента, как правило, деформируется или частично разрушается. При нажиме или ударе инструментом твердый материал испытывает нагрузку. Она может быть меньше или больше некоторого предела, зависящего от механических свойств конкретного материала. Если нагрузка мала, после ее снятия материал принимает исходную форму, то есть след сразу же или со временем исчезает. Если сила воздействия инструмента превзошла соответствующий предел, то произойдет необратимая пластическая деформация с образованием объемного следа, соответствующего рельефу контактной части инструмента. С дальнейшим увеличением нагрузки (силы нажима или удара) увеличится глубина следа и по краям его произойдет разрушение (сдвиг, излом) следовоспринимающего материала с отражением конфигурации контактной части инструмента. В основании (дне) объемного следа контактная поверхность следообразующего объекта отражается обратно по рельефу и зеркально по положению. Полноту и качество отражения обусловливают многие факторы: сила воздействия инструмента на объект; степень выраженности рельефа на следообразующей части инструмента; твердость, пластичность и структура следовоспринимающего материала. Чем выше пластичность и мельче структура следовоспринимающего материала, тем лучше будут отображаться мелкие признаки следообразующего объекта. Хрупкие преграды под действием орудий взлома и инструментов, как правило, разрушаются и очень редко на отделившихся частицах можно обнаружить следы, отражающие какие-либо характерные признаки орудий взлома или инструментов.

Теперь рассмотрим этапы детального исследования.

Первый этап:

След (слепок со следа) подробно исследуется для получения данных, позволяющих локализовать соответствующий ему участок поверхности проверяемого инструмента. Изучаются конфигурация следа, его размеры, особенности дна и краев. По этим данным уточняется механизм следообразования, в частности направление и величина приложенного усилия. Данные об общем строении следа служат основанием для определения типа (вида) инструмента, которым он образован. Чаще всего это бывает возможно, когда в следе отображается какой-либо типичный, стандартный вид инструмента. По окончании анализа следа его части сопоставляются с частями проверяемого инструмента. В результате этого сравнительного исследования эксперт должен ответить на вопросы:

1. Мог ли быть образован данный след, представленным инструментом, то есть имеется ли у проверяемого инструмента хотя бы один участок поверхности, который может оставить след с таким же общим строением?

2. Если данный инструмент мог оставить такой след, то какой своей частью? По совпадающим общим признакам требуется локализовать тот участок проверяемого инструмента, которым можно образовать такой же, как и исследуемый, след и исключить тем самым все его другие части, которыми этого сделать вообще нельзя.

3. При каких условиях данным участком инструмента мог быть образован исследуемый след? (при необходимости можно проводить эксперименты).

После решения названных вопросов у эксперта складывается суммарное суждение примерно такого условного типа: если исследуемый след оставлен проверяемым инструментом, то в образовании следа должна была участвовать такая-то из его частей, а положение инструмента в момент следообразования было таким-то, поскольку при иных условиях образовать данные следы нельзя. Это и есть итог первого этапа детального исследования.

Второй этап:

Здесь действия эксперта имеют иную очередность. Если раньше анализ объектов начинался со следа, то теперь целесообразнее детально изучить предполагаемую контактную поверхность, выявить все частные признаки ее внешнего строения. Эти признаки инструмента в основном и будут приняты во внимание при детальном сравнительном исследовании с целью проверить, наблюдаются или отсутствуют в следе отображения тех деталей, которые имеются у соответствующей части проверяемого инструмента и которые, если учесть их особенности, могли или должны были отобразиться на данном материале. Исследуемые детали сопоставляются по их конфигурации, размерам и относительному расположению.

Сравнительное исследование можно осуществить путем сравнения:

- исследуемого следа и экспериментального следа (фотоснимка следа и фотоснимка экспериментального следа); Фотографировать объекты требуется при одинаковых условиях освещения. Материал для получения экспериментальных следов по свойствам должен быть близок к изучаемому, при этом получение экспериментальных следов не должно повлечь изменений внешнего строения контактной части инструмента.

- фотоснимка следа и зеркального фотоснимка соответствующей части инструмента;

- исследуемого следа и слепка соответствующей части инструмента (фотоснимка следа и фотоснимка слепка соответствующей части инструмента);

- слепка исследуемого следа и соответствующей части инструмента (фотоснимка слепка исследуемого следа и фотоснимка соответствующей части инструмента);

Способы сравнения в каждом конкретном случае выбираются в зависимости от особенностей следа и проверяемого объекта с таким расчетом, чтобы полученные результаты были не только объективными, но и достаточно наглядными, убедительными.

Наряду с визуальным сопоставлением при сравнении можно использовать:

- сравнение размерных характеристик, в том числе радиусов закругления;

- совмещение изображений: при помощи сравнительного микроскопа или с использованием фотоснимков (стыкование, наложение, замещение);

- профилирование и сравнение профилограмм.

Трассологическая экспертиза: особенности назначения и проведения

Трасология (от фр. trace – след + греч. logos – учение; учение о следах, следоведение) – раздел криминалистики, в котором изучаются теоретические основы следоведения, закономерности возникновения следов, отражающих механизм преступления; разрабатываются рекомендации по применению методов и средств обнаружения следов, их фиксации, изъятия и анализа с целью установления обстоятельств, имеющих существенное значение для раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Каждый преступный акт вызывает изменения в окружающей среде. Отражением преступных действий являются следы. Различают криминалистическое понятие следов в широком и узком значении. В широком – это любые материальные последствия преступления, изменения объекта или вещной обстановки. Это могут быть следы, возникшие от воздействия одного предмета на другой (например, следы взлома); объекты, оставленные орошенные, утерянные) преступником; объекты, оставленные, унесенные с места преступления; части разрушенных предметов (например, осколки фарного рассеивателя); запахи и т. д.

Следы преступления в узком смысле могут быть классифицированы в пределах трех больших групп:

1) следы-отображения;

2) следы-предметы;

3)следы-вещества

Криминалистическое исследование орудий взлома, инструментов и их видов

Трасология изучает главным образом следы-отображения, отражающие признаки оставившего их объекта: отпечаток руки; след взлома, оставлен--:ый ломиком; след от колеса и т. д., и (или) механизм преступления: следы крови, узлы, ручные швы и т. п.

Следы-предметы также отображают признаки объекта, характер действий. К ним относятся такие объекты, как замки, пломбы со следами разрушения; части предметов – осколки фарного рассеивателя; изделия массового производства и т. п. Подобные объекты изучаются с применением различных методов, в том числе трасологии.

Что касается следов-веществ (частицы лакокрасочного покрытия автомобиля, горюче-смазочных веществ и т. п.), то они для трасологии имеют второстепенное значение и исследуются для установления лишь природы вещества, его классификации и других признаков.

В зависимости от объектов, оставляющих следы-отображения, различают:

а) следы человека (раздел науки о них – антропоскопия);

б) следы орудий, инструментов, производственных механизмов (раздел науки – механоскопия);

в) следы транспортных средств (ТС) – транспортная трасология.

Значение криминалистического анализа следов определяется возможностями установления различных обстоятельств расследуемого события. При этом так же, как и в других криминалистических исследованиях, решают задачи идентификационные и диагностические. К первым относится

Осмотром и экспертным исследованием этих и подобных им объектов можно установить: факт взаимопринадлежности частей единому целому, причину (способ) их разделения на части, групповую принадлежность предмета.

Обнаружение и изъятие на месте происшествия частей предмета требует от следователя значительного внимания, конструирования версии о том, частями какого предмета могли быть обнаруженные фрагменты (куски, детали, осколки). В решении этих вопросов следователю помогает тщательный анализ механизма происшествия, знание групповых свойств различных предметов, скрупулезность поиска, необходимые технические средства. Так, применение магнитов позволяет обнаружить и изъять отделившиеся от орудия взлома металлические части (зуб пилы, частицы сверла и т. п.); применение специальных портативных пылесосов с различными сетками-фильтрами – изъять частицы краски, отделившиеся от ТС, и т. п.

Главная задача осмотра обнаруженных частей (деталей, обломков, кусков) – изучение их общих признаков и на основе этого определение групповой принадлежности найденного предмета. Например, частью какой ткани (вид, артикул, назначение) является кусок, обнаруженный на краях пролома, через который пролезал преступник; какому ТС принадлежала деталь, обнаруженная на месте взлома запертого хранилица. При этом желательно как можно более сузить группу. В этой стадии целесообразна консультация специалиста, знакомого с производством или использованием объектов данной группы. Такими специалистами могут быть товароведы, инженеры-технологи и т. д.

Обнаруженные на месте происшествия части целого фиксируют в протоколе осмотра, отмечая при этом форму, размеры, внешние признаки предмета, материал, из которого он изготовлен, и т. п., и фотографируют по правилам масштабной съемки. Это особенно важно в тех случаях, когда обнаружено большое количество мелких частей (осколков) фарного рассеивателя, кусочки краски, отделившиеся от автомобиля, и описание их в условиях места происшествия невозможно.

Обнаруженные части упаковывают с большой осторожностью, обращая особое внимание на то, чтобы не были повреждены грани, по которым впоследствии будет производиться сопоставление. Мелкие части (кусочки фарного рассеивателя, частицы краски) можно наклеить на лист липкой ленты большого размера. Более крупные детали укладывают по отдельности – сначала в мягкую упаковку, а затем в жесткую.

На экспертизу направляют части предмета, обнаруженные в разных местах, или предмет и отделившуюся от него часть. Перед экспертами чаще всего ставятся вопросы: не составляли ли два (и более) объекта единый предмет; не принадлежал ли данный объект (деталь, часть) конкретному механизму (агрегату) и т. п.; не составляли ли данные предметы (вещи) определенный комплект; не хранились ли совместно (в одной упаковке) данные предметы.

Трасологическое исследование при установлении целого по части дополняется материаловедческими исследованиями: изучением состава вещества, из которого изготовлен объект, лакокрасочного покрытия и т. п.; изучением физических свойств объекта: отражательной способности, электропроводности, твердости, структуры и др.

К числу объектов трасологической экспертизы иногда могут относится следы частей производственных механизмов или иных технических устройств на готовых изделиях или полуфабрикатах (примеры: пуговицы, пакеты, гвозди и т.д.). Все многообразие данных объектов сводится к двум основным случаям:

1) определение места изготовления изделия по имеющимся образцам изделий различных предприятий-изготовителей;

2) установление факта изготовления двух или более изделий с помощью одних и тех же средств, то есть единство источника происхождения, хотя сам источник и неизвестен.

Во втором случае разговор может идти об "однородности" изделий. (Однородность изделий при проведении трасологической экспертизы определяется через идентификацию соприкасавшихся с ними деталей механизмов, которые применялись при их изготовлении.) Соответственно перед экспертом могут быть поставлены два основных вида вопросов:

1. Не изготовлены ли изделия, изъятые у какого-либо лица, на определенном производственном механизме либо с использованием конкретных его деталей (пресс-формы, штампа, пуансона)?

2. Не изготовлены ли изделия, часть из которых обнаружена, например, на месте преступления, а другие изъяты у подозреваемого, – на одном и том же устройстве или с использованием одних и тех же его деталей?

Каждое изделие по окончании процесса его изготовления становится носителем целого комплекса следов, отражающих внешнее строение тех частей технических устройств, которые с ним взаимодействовали. Например, на обычном гвозде мы можем наблюдать следующие следы производственного механизма (гвоздильного автомата):

1. след рабочей поверхности пуансона на верхней части головки;

2. два линейных выступа на поверхности нижней части головки от зазоров между разъемными зажимными матрицами;

3. симметрично расположенные на стержне под головкой следы рельефа зажимных матриц;

4. углубление (иногда с элементами скольжения) на стержне, образованное подающим зубильцем при продвижении проволоки в матрицы;

5. отражение ножей на заострении гвоздя.

Кроме того, на стержне этого же гвоздя мы видим продольные трассы, которые возникли в процессе изготовления проволоки. Возможно также и существование случайных следов, возникших в процессе хранения, перевозки или эксплуатации данного гвоздя. Следовательно, без изучения технологии, при помощи которой было изготовлено исследуемое изделие, невозможно разграничить следы, определить источник их образования и тем самым невозможно оценить идентификационную значимость выявленных следов.

Виды следов производственных механизмов: статические следы- оттиски и динамические следы резания и скольжения. Криминалистическое исследование данных следов осуществляется согласно ранее рассмотренным методикам аналогичных следов инструментов.

Особенности следов производственных механизмов:

1) единообразие отражения внешнего строения производственного механизма в следах на изделии благодаря их строго определенному положению;

2) рабочие детали однотипных производственных механизмов также являются продукцией массового производства и следы их похожи друг на друга, что затрудняет дифференциацию изделий по признакам внешнего строения;

3) на изделиях, изготовленных с использованием одних и тех же рабочих деталей, но с определенным промежутком по времени, некоторые следы могут оказаться разными, причем различия могут быть весьма существенными (например, при протягивании проволоки через волочильный глазок мелкие трассы изменяются через 10 м, наиболее глубокие сохраняются на длине до 25 м, а после 100 м картина следов меняется полностью);

4) если изделия изготовлены на производственных механизмах с использованием разборных форм, нужно учитывать возможность замены одной или нескольких частей таких форм при ремонте.

Методика проведения идентификационной экспертизы следов производственных механизмов на изделиях.

Особенности: для идентификации производственных механизмов или отдельных их деталей на исследование обычно представляются две категории объектов: изделия, проходящие по делу в качестве вещественных доказательств, и аналогичные изделия, изготовленные на проверяемом механизме и выступающие в качестве образцов для проведения сравнительного исследования. Изделий-образцов представляется несколько (3-5 и более). Они должны быть изготовлены примерно в то же время и из того же материала. Если таких "свободных" образцов найти почему-либо невозможно, получают экспериментальные образцы на аналогичном материале.

После проведения вышеуказанных действий производиться оценка результатов исследования и формулирование вывода.

На этой стадии особое внимание уделяется определению идентификационной значимости совокупности совпадающих или различающихся признаков. Если особенности внешнего строения частей производственного механизма, отраженные на сравниваемых изделиях, совпадают, то, если они имеют групповое значение, формируется вывод об однотипности механизма или его отдельной рабочей детали; если совпадающая совокупность признаков является индивидуальной, делается вывод о тождестве. Гораздо сложнее, если обнаружены несущественные различия и их совокупность недостаточна для отрицательного вывода. По каким причинам могут возникать данные различия? Во-первых, из-за износа рабочей детали механизма, его заточки или изменения каких-либо технологических параметров (например, давления, температуры и т.д.) – если оба изделия были изготовлены на одном и том же производственном механизме. Во-вторых, данные различия могут быть объяснены тем, что исследуемые детали были изготовлены на различных производственных механизмах. Для выяснения роли первого фактора надо обратиться к обстоятельствам дела, запросить дополнительные материалы, дополнительные образцы.

Можно с санкции следователя провести осмотр и исследование проверяемого механизма по месту его нахождения, получить консультацию у специалистов и с их помощью провести необходимые эксперименты. В соответствии с результатами дополнительной проверки могут быть сделаны выводы:- об отсутствии тождества, если различия не являются следствием указанных причин; – о тождестве, если совпадения достаточны, а различия объяснимы; – об однотипности, если совпадают только типовые признаки; – о невозможности решения вопроса, если причины различий установить не удалось. Если на изделиях, изготовленных при воздействии нескольких частей механизма, следы одних деталей совпадают с экспериментальными, а других – существенно от них отличаются(обычно в результате замены отдельных деталей). Если при этом совпадающая совокупность признаков достаточна для индивидуализации определенной части механизма, относительно ее делается вывод о тождестве, а относительно другой – вопрос решается после установления причин различий.

Особого внимания требует оценка совпадений и различий в следах, которые возникают при обработке полуфабрикатов и сохраняются на изделиях. Совпадения и различия данных следов должны оцениваться принципиально по-разному. Совпадения приобретают очень большое идентификационное значение, поскольку служат доказательством факта изготовления двух или более сравниваемых изделий из одной и той же партии сырья, или, например, гвоздей – из одного относительно небольшой протяженности участка проволоки. Наоборот, различия не могут свидетельствовать об обратном, поскольку у изделий, изготовленных в аналогичных условиях (из одной партии сырья или, как в примере с гвоздями, – из различных участков одной и той же проволоки) они вполне допустимы и естественны. Но, чтобы дать такую оценку в каждом конкретном случае исследования, эксперт должен знать технологию производства исследуемого материала и условия возникновения следов обработки на нем. Результаты трасологической экспертизы следов производственных механизмов оформляются так же, как и материалы идентификационных исследований аналогичных следов инструментов.

Оценка и использование результатов трасологической экспертизы

Задачи конкретного экспертного трасологического исследования определяются заданием следователя (суда) и подразделяются на 2 большие группы: идентификационные и диагностические. Идентификационные задачи в зависимости от вида трасологических экспертиз подразделяются на задачи установления тождества и групповой принадлежности людей, орудий, механизмов или животных, оставивших следы, а также на задачи установления тождества целого по морфологическим особенностям и признакам взаимодействия, отобразившихся в его частях. Решение диагностических задач направлено на обнаружение и фиксацию следов, определение их пригодности для идентификации, установление времени и механизма воздействия, которое привело к появлению следов (направление излома, взаимное размещение и место столкновения транспортных средств (ТС), способ вскрытия пломбы и т.п.), установление последовательности возникновения следов, свойств и состояния исследуемых объектов (исправность замка, диагностика холодного оружия и т.д.).

В последние годы появились возможности решения новых задач- ситуалогических реконструктивных и по установлению факта контактного взаимодействия (ФКВ). Установление ФКВ представляет собой интегративную задачу. Решая ее, эксперт устанавливает, что след оставлен определенным объектом, а также в момент, когда образующий и воспринимающий объекты контактировали, т.е. соприкасались. Это обстоятельство имеет большое значение: вещество следа таково, что может попасть на объект-следоноситель не только при непосредственном соприкосновении (в момент соприкосновения), но и через другие объекты, например в случае наслоения волокон одежды, крови и горюче-смазочного вещества. Экспертная задача о контактном взаимодействии решается, как правило, комплексной экспертизой, выполняемой трасологами совместно со специалистами в области материаловедения и судебными медиками.

Нередко экспертам необходимо установить механизм происшествия, например механизм взлома преграды и действий преступника на месте происшествия. Задачи такого рода относятся к разряду интегративных. Для решения их эксперты используют ситуационный анализ, который позволяет исследовать не только следы, имеющиеся на месте происшествия, но и особенности его вещной обстановки в целом, физическое состояние участвовавших в нем людей, их действия и другие ситуалогические факторы. Исследование проводится, как правило, на месте происшествия комиссией экспертов-трасологов, медиков, баллистов, материаловедов и др.

Успешное решение задач, поставленных перед экспертом следователем (судом), зависит от правильности и полноты подготовки материалов, направляемых для исследования, от их надлежащего изъятия, упаковки и транспортировки, обеспечивающих сохранение их свойств.

Прежде всего, оцениваются различия, установленные между сравниваемыми объектами: следом, проверяемым инструментом, а также его экспериментальными следами, если они использовались при экспертизе. И статические, и динамические следы имеют общее свойство – они практически никогда не отображают детали внешнего строения инструмента неискаженно. Никогда не бывают полностью одинаковыми даже два экспериментальных следа, полученных в одинаковых условиях.

Следовательно, в итоге сравнительного исследования тоже неизбежно будут выявлены различия. Оценить эти различия – значит установить, какова их степень: соответствует ли она пределам, допустимым для следов проверяемого объекта в данных конкретных условиях, или не соответствует и поэтому должна рассматриваться как результат отражения другого объекта. Соответственно такие различия будут называться несущественными и существенными.

Несущественные различия – неполное совпадение формы и размеров деталей рельефа (из-за качества следовоспринимающего материала), отсутствие отображения мелких деталей.

Существенные различия для статических следов – различия относительного положения и взаимного расположения деталей. Кроме того, при оценке результатов сравнения учитываются:

- материал, на котором образованы следы, его способность отображать детали рельефа инструмента и сохранять их изображение;

- условия, при которых сохранялись следы; возможность деформации следов после их возникновения или при изготовлении слепков;

- изменение внешнего строения контактной части инструмента во время или после образования следов на месте происшествия.

Если различия между следом и инструментом не могут быть объяснимы условиями следообразования или другими причинами и относятся к существенным, это служит достаточным основанием для вывода об отсутствии тождества. Если же на инструменте видны следы его изменения (например, заточки, поломки) или обстоятельства дела подтверждают, что такие изменения не исключены, то решение поставленного перед экспертом вопроса оказывается в некоторых случаях и невозможным.

При отсутствии существенных различий между сравниваемыми объектами общий вывод зависит от оценки совпадающих признаков. Чтобы оценить признак, нужно знать его идентификационную значимость. А для определения идентификационной ценности того или иного признака необходимо выяснить его происхождение на проверяемом инструменте. А потому нередко требуется иметь представление и о способе изготовления этого инструмента. С учетом идентификационного значения каждого из совпадающих признаков оценивается также вся совокупность результатов сравнительного исследования (учитывая также и вид инструмента). Окончательный вывод о тождестве может иметь категорическую форму, если эксперт с уверенностью определил, что установленная совокупность совпадающих признаков индивидуальна, или предположительную, если полной уверенности в этом нет. В обоих случаях непременным условием должно быть отсутствие существенных различий. Совпадение только признаков группового значения служит основанием для установления групповой принадлежности, то есть отнесению объекта, образовавшего след, к тому же типу инструмента, что и представленный на исследование.

Оформление результатов исследования. Во вводной части заключения должны быть отражены данные об условиях следообразования, времени и месте обнаружения инструмента, его использования после совершения преступления.

В исследовательской части заключения след и инструмент описываются раздельно. Если след представлен вместе с предметом или его частью, прежде всего, приводятся данные об этом предмете (название, форма, размеры, материал, характер поверхности), а затем о следе (вид, место расположения, общая характеристика, наличие или отсутствие отражения отчетливо различимых особенностей). Если исследуется слепок с объемного следа, сначала характеризуется слепок (материал, цвет, размеры), а после – содержащееся в нем отражение следа.

В описании инструмента, представленного на исследование в качестве проверяемого (идентифицируемого) объекта, должны быть отражены его тип, способ изготовления, общее устройство, основные размеры, особенности поверхности. Подробнее характеризуется та часть инструмента, которая имеет отношение к образованию следа (форма, размеры, наиболее выраженные признаки).

При описании процесса сравнительного исследования объектов необходимо назвать средства и способы сравнения, а также изложить их результаты. При отрицательном выводе результаты сравнения приводятся коротко, сосредоточив внимание лишь на наиболее существенных различиях. Общий положительный вывод о тождестве обосновывается обстоятельно и конкретно. Прежде всего, точно и однозначно ориентируется участок, с которым установлено совпадение, включая и указание на определенную сторону или грань инструмента. Перечисляются признаки, по которым объекты совпадают или различаются – начиная с общих и кончая деталями со ссылкой на фототаблицу, где они показаны. Указываются методы исследования, приводятся данные о проведенных экспериментах, их целях и результатах.

После результатов сравнительного исследования излагается их оценка, способствующая формированию вывода эксперта. При отрицательном выводе объясняется значимость установленных различий, отмечается, почему являются несущественными совпадения некоторых признаков. При положительном выводе доказываются индивидуальность выявленной совокупности совпадающих признаков и несущественность наблюдаемых различий.

Построение выводов заслуживает максимального внимания, особенно когда по объективным причинам оказалось невозможным идентифицировать инструмент, либо когда требуется установить групповую принадлежность. При совпадении следа по групповым признакам с какой-либо частью проверяемого инструмента будет неправильно утверждать, что этот след образован таким же инструментом. Речь должна идти об установлении одинаковой групповой принадлежности не инструмента в целом, а только той его части, которая отражена в следе и совпадает по общему строению с соответствующей частью проверяемого объекта. Примерная схема вывода: исследуемый след образован предметом, у которого рабочая часть по форме и размерам такая же, что и у отвертки, представленной на экспертизу.

Фототаблица, прилагаемая к заключению эксперта, включает в себя несколько основных фотографических иллюстраций:

1. Общий вид объектов экспертизы. Масштабная линейка помещается рядом с объектами съемки (а не на них самих) параллельно нижнему краю снимка.

2. Общий вид следа и соответствующей ему части проверяемого инструмента в масштабе, одинаковом для обоих объектов и достаточном для получения общего представления об их внешнем строении.

3. Сопоставимые изображения тех же объектов в более крупном плане. В подписи указывается, что устранена зеркальность следа или что в зеркальном виде напечатано изображение части инструмента. На таких снимках отмечаются совпадающие признаки. Размеры на снимках не показываются, их совпадение должно быть указано в тексте заключения. Если у сравниваемых объектов есть мелкие детали, совпадение которых имеет важное значение для обоснования вывода, их требуется показать отдельно на снимках, изготовленных с увеличением.

4. Совмещение фотоизображений сравниваемых объектов, если его результатами наглядно и убедительно подтверждаются совпадения определенных признаков.

5. Иные возможные иллюстративные материалы.

Литература

1. Аверьянова Т. В., Белкин Р. С., Корухов Ю. Г. Криминалистика. – М.: Норма, 2006.

2. Аверьянова Т.В. Белкин Р.С. Криминалистика. – М.: Норма, 2007.

3. Ароцкер Л.Е. Сущность криминалистической экспертизы. Криминалистическая экспертиза. – М.: 1966. Вып.1

4. Баев О. Я. Основы криминалистики. Курс лекций. – М.: Норма, 2001.

5. Грановский Г.Л. Основы трасологии. Общая часть. – М., 1965.

6. Драпкин Л. Я., В. Н. Карагодин Криминалистика. – М.: Юнити-Дана, 2008.

7. Евсеенко К.Л. Виды экспертиз в криминалистике. – М.: Профи, 2009.

8. Жванков В.А. Человек как носитель криминалистически значимой информации.

9. Ищенко П.П. Криминалистика. – М.: Проспект, 2004.

10. Калинин Е.Г. Новое в современной криминалистике. – Саратов: изд-во СГАП, 2008.

11. Карлов В. Я. Криминалистика. – М.: Юрайт, 2007.

12. Копитко В.А. Трасология. – Уфа, 2000.

13. Криминалистика. /Под ред. И.Ф.Крылова, А.И.Бастрыкина. – М.: Юрист, 2001.

14. Криминалистика. Ч. I: Общая теория криминалистики и криминалистическая техника: Учебное пособие. – М.: Юрайт, 2007.

15. Криминалистика. /Под ред. Т.А.Седовой, А.А.Эксархопуло. – СПб.: Нева, 2001.

16. Криминалистика. Информационные технологии доказывания. – М.: Зерцало-М, 2007.

17. Криминалистика: Учебник / Отв. ред. Н.П. Яблоков. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2001.

18. Криминалистика: Учебное пособие в схемах / под редакцией А.Г. Филиппова. – М.: Новый юрист, 1998.

19. Крылов И. Ф. В мире криминалистики. – Л.: Издательство Ленинградского университета, 1989.

20. Куприянова А.А. Методические рекомендации решения судебно-почерковедческих диагностических задач. – М.: Политиздат, 1982.

21. Луценко О.А. Лекции по трасологии. – М.: РГУ, 2005.

22. Мальцев О. А. Криминалистика. Конспект лекций. – М.: Экзамен, 2007.

23. Митричев В.С., Хрусталев В.Н. Основы криминалистического исследования материалов, веществ и изделий из них. – СПб.: Нева, 2003.

24. Облаков А.Ф., Облаков А.А., Вещественные доказательства, собирание и предварительное исследование дознавателем и следователем. – Хабаровск, 2004.

25. Ожегов С. И. Словарь русского языка. – М.: Политиздат, 1981.

26. Осмотр места происшествия. / под ред. Дворкина А.И. – М.: Юристъ, 2005.

27. Россинская Е.Р. Криминалистика. Вопросы и ответы: Учеб. пособие для вузов. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009.

28. Скорченко П.Т. Криминалистика. Технико-криминалистическое обеспечение расследования преступлений: Учебное пособие для вузов. – М.: Юристъ, 1999.

29. Толковый словарь русского языка. / Под ред. Ушакова Д.Н. Т. 1 М., 1935

30. Чистова Л.Е. Технико-криминалистическое обеспечение осмотра места происшествия. – М.: Проспект, 2008.