Конституционное право на свободу совести в РФ

Конституционное право на свободу совести в РФ.

Статьи по теме
Искать по теме

1. Понятие свободы совести в юридическом и философском аспектах.

Совесть – категория этики. Она характеризует способность личности осуществлять нравственный самоконтроль, самостоятельно формулировать для себя нравственные обязанности, требовать от себя их выполнения и производить самооценку совершаемых поступков.

В конституционном праве свобода совести понимается как отношение человека к религии, как его самоопределение по отношению к ней. Свобода совести означает свободу убеждений по отношению к богу. Однако свободу совести нельзя понимать примитивно, как свободу выбора между религией и атеизмом. Правовое, демократическое, светское государство, каким оно провозглашено в Конституции Российской Федерации, не может ставить своих граждан перед выбором о вере и неверии. В гражданском обществе не может не быть многообразия убеждений, правовых гарантий от проявлений нетерпимости и дискриминации на основе религиозных или других убеждений.

Понятие "свобода" употребляется в двух значениях: одно употребляется как возможность человека и гражданина действовать по своему усмотрению. И другое – свобода как субъективная возможность совершать или не совершать какие-то действия (например, свобода совести, свобода слова и др.). В этом смысле термин "свобода" по существу тождествен термину "субъективное право". Субъективное право – комплексное понятие, охватывающее все виды прав. Их объединяет то, что они принадлежат субъектам позитивного права данного государства, зависят от их воли и сознания, предоставляют им определенные юридические возможности, гарантируемые государством. Конституции всех государств мирового сообщества, международные нормативно-правовые акты о правах человека именуют их именно правами и свободами.

Философское понимание свободы близко к ее конституционно-правовому пониманию, которое, в свою очередь, тяготеет к пониманию права. Именно об этой связи двух категорий "свобода" и "право" пишет B.C. Нерсесянц: "В современном правовом (и конституционно-правовом) словоупотреблении термин "свобода" обычно используется для обозначения гарантированной правом сферы автономии субъекта, внутри которой он вправе действовать по-своему, по собственному (свободному) усмотрению и выбору. Термин же "право" используется для обозначения правомочия субъекта на конкретно определенное действие и поведение. Но в понятийно-правовом смысле эти термины равнозначны. Ведь право – это форма свободы, а свобода возможна лишь в форме права".

По времени возникновения право на свободу совести и вероисповедания относится к первому поколению прав человека, сформировавшихся в процессе осуществления буржуазных революций и реализующих так называемую "негативную свободу".

По своему содержанию это право относится к личным правам и свободам, поскольку оно во многом заключается в гарантированной возможности человека независимо думать и действовать в соответствии со своими внутренними убеждениями, (включая возможность исповедовать любую религию, выражать свои мысли, идеи и суждения и распространять их любыми законными способами) при обязанности уважать права и свободы других лиц, законы государства, требования морали и общественного духовного порядка.

Выделение индивидуального характера права на свободу совести в качестве критерия, отличавшего ее от остальных прав и свобод, нередко приводило к автономному рассмотрению данного права.

Необходимо отметить, что в ходе длительной истории развития человечества существенно изменялось не только смысловое содержание свободы совести, но и правовой механизм ее реализации. В зависимости от смены исторического этапа изменялся и объем понятия "свобода совести".

Первоначально свобода совести означала веротерпимость, т.е. право исповедовать любую другую религию наряду с господствующей. Затем, в результате демократизации общества после буржуазных революций данный термин стал обозначать свободу вероисповедания, т.е. право на свободный выбор религии. Далее в содержание понятия "свобода совести" на законодательном уровне был включен помимо свободы вероисповедания качественно новый элемент – свобода атеизма.

Безусловно, сложный, комплексный характер свободы совести затруднял попытки дать исчерпывающее определение данному институту. Так, предлагалось рассматривать свободу совести в "широком" (через общефилософские и общесоциальные категории) и "узком" (через совокупность демократических прав и свобод) смыслах. В ходе дискуссии "широкий" смысл трансформировался в предложение понимать свободу совести как свободу убеждений в целом, "узкий" же смысл предполагал осмысление ее через отношение к религии и атеизму.

Объем и содержание понятия "свобода совести" органически включают в себя свободу вероисповедания, которая трактуется как право человека на выбор религиозного учения, отправление обрядов и культов в соответствии с ним.

Теоретико-правовая модель свободы совести включает понимание свободы совести в объективном и субъективном смыслах. Право на свободу совести в объективном смысле можно охарактеризовать как систему юридических норм, составляющих законодательство о свободе совести определенного исторического периода в конкретной стране. Это нормы, регламентирующие правовое положение каждого элемента в системе "человек – религия – религиозное объединение – государство" и не зависящие от каждого конкретного индивида.

В субъективном смысле свобода вероисповедания равнозначна свободе религии, эти термины употребляются как идентичные, определяющие право на существование всех религий и возможность каждой беспрепятственно проповедовать свое учение.

Раскрывая содержание и сущность понятия "свобода совести", следует иметь в виду основные элементы данной свободы. Их перечень до сих пор остается открытым, а правовая теория не получила однозначного ответа по поводу их количества и смысловой нагрузки.

Как полагает А.С. Ловинюков, составные части понятия свободы совести позволяют отчётливо определить степень юридического обеспечения свободы вероисповедания и свободы атеизма в отдельности, он предложил выделить следующие элементы свободы совести:

1) право исповедовать любую религию;

2) право совершения религиозных обрядов;

3) право менять религию;

4) право не исповедовать никакой религии;

5) право пропаганды религии;

6) право вести атеистическую пропаганду;

7) право на религиозную благотворительную деятельность;

8) право на религиозное образование;

9) право на религиозную культурно-просветительскую деятельность;

10) равенство перед законом всех граждан, независимо от их отношения к религии.

По мнению Симорот С.Ю., юридическое содержание свободы совести состоит из следующих компонентов:

1) Право на определение своего отношения к вопросам свободы совести. Это ёмкое правомочие включает в свой состав право иметь, выбирать и менять, исповедовать (или не исповедовать) религиозные или иные убеждения, в том числе право на внецерковную религиозность, право на религиозное, научно-материалистическое или иное мировоззрение, индифферентное отношение к религии и свободомыслию.

2) Право действовать в соответствии со своими убеждениями, включающее возможность распространять, проповедовать какое-либо вероучение, систему взглядов, убеждений, пропагандировать их, а также свободно отравлять культы, совершать религиозные обряды индивидуально или совместно с другими. Однако обеспечиваются данные права постольку, поскольку не нарушают общественного порядка и безопасности, нравственного здоровья граждан, не оскорбляют чувств граждан в связи с их отношением к религии.

3) Право на тайну своих религиозных или иных убеждений.

4) Право на нейтральное отношение со стороны государства к законным формам проявления свободы совести.

Подводя итог изложенному, можно сделать вывод, что свобода совести и вероисповедания – неотъемлемое конституционное право каждого человека следовать своим морально-нравственным убеждениям по вопросам определения своего отношения к религиозным и иным духовным ценностям не нарушая права других индивидуумов, гарантированное и обеспечиваемое государством.

Нормативное содержание права граждан на свободу совести в Российской федерации

Государство должно одновременно охранять и ограничивать свободу вероисповедания. Любая религия неизбежно влияет на общественные взгляды и нравственность. Верующий человек оценивает право с точки зрения норм своей религии, а законопослушный гражданин может оценивать нормы той и или иной религии с точки зрения права. И не всегда эти оценки объективны. Между религией и правом в светском государстве складываются весьма сложные взаимоотношения: закон без религии превращается в казуистику, а религия без закона теряет свою эффективность.

Законодательство о свободе совести есть нормативно-правовое выражение того аспекта внутренней государственной политики в отношении гражданского общества, что связан с обеспечением плюрализма мировоззрений, идей и убеждений человека. Данное законодательство представляет собой совокупность нормативных правовых актов, относящихся к обеспечению прав и свобод человека, к деятельности религиозных объединений. Это многоуровневая система.

На федеральном уровне – это: Конституция РФ, Гражданский Кодекс РФ, Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" (1997г.) и другие Федеральные законы, нормативные правовые акты Президента РФ, Правительства РФ, федеральных министерств и ведомств. В своей совокупности они призваны регулировать и защищать права и свободы человека и гражданина в сфере убеждений.

На региональном уровне – Конституции республик, входящих в состав РФ, Уставы и другие нормативные правовые акты субъектов РФ.

Местный уровень – включает в себя решения органов муниципального (местного) самоуправления, принятые ими в рамках своей компетенции по обращениям граждан и религиозных объединений.

В соответствии с пунктом 4 статьи 15 Конституции РФ "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы". Это открывает возможности применения норм международного права органами власти РФ в своей деятельности по регулированию и защите прав и свобод человека и гражданина, в том числе и применительно к проблемам свободы веры, религий и убеждений. В некоторых регионах страны стали уже действительностью судебные решения по защите конституционных прав граждан, опирающиеся на международные нормы. Таким образом, мы можем говорить и о международно-правовом уровне законодательства РФ о свободе совести.

Если говорить о конституционных принципах свободы вероисповедания и свободы совести, то следует отметить, что Основной закон вобрал в себя все достижения современного правоведения и соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права, относящихся к регулированию и обеспечению свободы вероисповедания и свободы совести. В первых двух главах Конституции РФ "Основы конституционного строя" и "Права и свободы человека и гражданина" представлены и охарактеризованы те базисные положения, которые определяют взаимоотношения человека и государства и чрезвычайно важны для обеспечения религиозной свободы, а также характеризуют содержание и сущность свободы совести.

Например, статья 28 Конституции РФ, гарантирует каждому свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Эта формулировка в значительной мере повторяет подходы, свойственные статье Международного пакта о гражданских и политических правах, в которой свобода совести и религии соединяется со свободой мысли, включая в нее свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору и свободу исповедовать свою религию и убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в отправлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов и учений.

Следует помнить, что статья 28 Конституции непосредственно посвящена правам человека в области религии. Конечно, она не единственная, регулирующая отношения в этой области. Добавим, что в Конституции РФ закреплены и некоторые другие важные для утверждения религиозной свободы принципы: равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от их отношения к религии; неотчуждаемость прав и свобод и принадлежность их каждому от рождения; право на получение и распространение информации любым законным способом; запрет на пропаганду и агитацию, возбуждающие религиозную ненависть или религиозное превосходство; право на альтернативную гражданскую службу; неприкосновенность частной жизни граждан и другие (ст. ст. 14,13, 19, 17, 22, 26, 23, 29 59).

Как не трудно заметить, Конституция в целом является гарантом прав и интересов конфессий и верующих, и именно поэтому, на, указанных выше статьях, мы остановимся подробно в следующих главах.

Следует отметить, что свобода совести и вероисповедания регламентируется Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях" от 26 сентября 1997 г. Провозглашая и гарантируя свободу религии, закон вместе с тем преследует те религиозные объединения, деятельность которых сопряжена с причинением вреда здоровью граждан, с побуждением к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению противоправных действий.

Принятый закон в основном отвечает международно-правовым обязательствам России, взятым ею на себя в качестве государства-участника Международного пакта о гражданских и политических правах и Европейской конвенции о защите основных прав и свобод человека. В преамбуле Закона (п. 1 – 3), как и в статьях 28, 19 (ч. 2) и 29 (ч. 2) Конституции Российской Федерации, подтверждается право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений.

В то же время ряд положений Закона вступает в противоречие с принципами, установленными упомянутыми международно-правовыми документами, и, соответственно, может быть опротестован гражданами при подаче жалоб в Европейский Суд по правам человека. По сути дела эти нормы и не могут действовать на территории Российской Федерации, исходя из примата над внутренним законодательством правил, установленных международными договорами, что предусмотрено Конституцией РФ (ч. 4 ст. 15).

По сравнению с общим международно-правовым принципом равенства всех религий, зафиксированным в Конституции Российской Федерации (согласно ч. 1 ст. 14 "никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной", а согласно ч. 2 этой же статьи "религиозные объединения... равны перед законом"), в Законе о свободе совести по сути закрепляется привилегированное положение отдельных религий.

В преамбуле Закона (п. 4-5) делается ссылка на "особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры" и на уважение "христианства, ислама, буддизма, иудаизма и других религий, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия России".

Возникает два вопроса. Во-первых, какие религии подпадают под определение "других" – католицизм, униатство или же, скажем, пятидесятники и молокане, которые также могут рассматриваться как часть исторического наследия России. Во-вторых, означает ли это неуважение к другим религиям, не поименованным в Законе – конфуцианству, индуизму и так далее – не являющимися частью этого наследия. При нынешних формулировках преамбулы строгого юридического ответа на эти вопросы не существует.

Противоречит как Европейской конвенции, так и прецедентам органов Совета Европы, являющимся важным источником "европейского" права, проводимое в Законе (статьи 6 и 7) разграничение между религиозными объединениями и религиозными группами.

В соответствии с п. 1 ст. 7 Закона религиозные группы, в отличие от религиозных объединений, не подлежат государственной регистрации и не пользуются правами юридического лица.

Закон, кроме того, проводит различие между "традиционными" религиозными организациями и религиозными организациями, у которых отсутствует "документ, подтверждающий их существование на соответствующей территории не менее 15 лет" (п. 1 ст. 9 Закона).

"Нетрадиционные" религиозные организации лишены многих прав и в соответствии с п. 3 ст. 27 Закона не могут:

- просить Президента РФ об отсрочке от призыва на военную службу и от военных сборов своих священнослужителей, а также не имеют права на замену военной службы альтернативной службой для последователей данной религии;

- создавать образовательные учреждения;

- обучать детей религии вне рамок образовательной программы;

- иметь при себе представительство иностранной религиозной организации;

- проводить религиозные обряды в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, детских домах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов, в учреждениях, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы; и так далее.

Части 3 и 4 ст. 16 Закона о свободе совести предусматривают возможность совершения религиозных обрядов и церемоний в воинских частях, в местах лишения свободы и местах содержания под стражей. Однако практические гарантии реализации этих прав в Законе отсутствуют. Не ясно, что имеется в виду под "учетом требований воинских уставов" и "соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства" на которые ссылается данная статья.

Подводя итог сказанному можно сделать вывод, что законодательство Российской Федерации о свободе совести и вероисповедания в целом соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права, хотя отдельные нормы требуют дальнейшего усовершенствования и приведения в соответствие с международными договорами РФ.

Взаимодействие государственных органов и религиозных объединений

В настоящее время, наряду с такими характеристиками, как демократическое, социальное и правовое, РФ определяется и как светское государство.

Безусловно, будучи конституционным принципом, светскость государства не просто констатирует действительность, а носит нормативный характер, тем самым определяя общую направленность конституционно правового регулирования общественных отношений. Именно этот принцип государства лежит в основе всяких отношений государства с религиозными объединениями и проведения государственной политики в мировоззренческой сфере общества.

В силу светского характера государства никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, все религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом (ст. 14 Конституции РФ). Эти конституционные положения нашли свое развитие в Федеральном законе "О свободе совести и религиозных объединениях" (1997 г.). Ныне действующее законодательство большее внимание уделяет регулированию корпоративных прав, определяя правовой статус, права и условия деятельности религиозных объединений.

ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" трактует религиозное объединение как добровольное объединение граждан РФ, иных лиц, постоянно и на законных основаниях, проживающих на территории РФ, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры.

Инновацией ФЗ является выделение правового положения религиозных объединений в качестве самостоятельного объекта, регулируемого нормами закона РФ. Характеристике их правового статуса посвящены 2-я и 3-я главы закона. Статьи 2-й главы устанавливают виды религиозных объединений, освещают вопросы их создания, содержания устава, порядок государственной регистрации, основания отказа в ней и ликвидации либо запрета деятельности религиозного объединения, характеризуют правовое положение представительств иностранных религиозных организаций. Нормы 3-й главы регламентируют права и условия деятельности религиозных организаций, затрагивая в том числе общие вопросы внутренних установлений, религиозных обрядов и церемоний, благотворительной и культурно-просветительской деятельности, освещая создание учреждений профессионального религиозного образования, международные связи и контакты, а также некоторые гражданско-правовые аспекты деятельности религиозных организаций (в том числе право собственности, предпринимательская деятельность и т.п.).

Касаясь взаимоотношений государства и религиозных объединений, этот закон устанавливает, что государство:

- не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания;

- не возлагает на религиозные объединения выполнение функций государственной власти и органов местного самоуправления;

- не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит закону;

- обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.

В свою очередь, и религиозные объединения, в соответствии с конституционными принципами, создаются и осуществляют свою деятельность независимо от государства – в соответствии со своей собственной иерархической и институционной структурой. Выбирают, назначают и заменяют свой персонал согласно своим собственным установлениям, но при этом условия труда и его оплата устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации трудовым договором (контрактом).

По закону религиозные объединения:

- не выполняют функций органов государственной власти и органов местного самоуправления;

- не участвуют в выборах в органы государственной власти и в органы местного самоуправления, но это вовсе не означает, что священнослужители не могут избираться в представительные органы государственной власти и местного самоуправления. Могут и избираются, но их кандидаты выдвигаются не от религиозных объединений, а от политических партий или по своей личной инициативе и по инициативе избирателей;

- не участвуют в деятельности политических партий и политических движений, не оказывают им материальную и иную помощь, но это вовсе не означает, что священнослужители не имеют права как граждане индивидуально участвовать в деятельности политических партий и движений. Они имеют на это право, и никто не может воспрепятствовать реализации такого права.

По просьбам религиозных объединений соответствующие органы государственной власти в РФ вправе объявлять религиозные праздники нерабочими (праздничными) днями на соответствующих территориях. И надо сказать, что такими праздничными днями объявлены, например, Рождество Христово и ряд мусульманских праздников.

Создание религиозных объединений запрещается в органах государственной власти, других государственных органах, государственных учреждениях и органах местного самоуправления, воинских частях, государственных и муниципальных организациях.

Следует отметить, что религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций.

Как известно, религиозная группа – это организационно-правовая форма религиозного объединения, образованная в целях совместного исповедания и распространения веры. Правоспособностью юридического лица религиозные группы не обладают, осуществляя свою деятельность без государственной регистрации. Однако, религиозные группы все же подпадают под определенные режимы регистрационных отношений, которые определены как в ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", так и в ФЗ "Об общественных объединениях" от 19 мая 1995 г. Статус факультативного и императивного режимов регистрационных отношений и их различия обусловлены намерениями лиц, создавших религиозную группу. Если целями таковой являются последующая регистрация и получение статуса религиозной организации, то инициаторы ее образования обязаны уведомить об образовании органы местного самоуправления. Очевидно, уведомление муниципальных органов о начале своей деятельности с момента создания позволит избежать в дальнейшем необходимости доказывать наличие 15-летнего срока деятельности группы при рассмотрении вопроса о ее регистрации.

Таким образом, отличительным признаком религиозной организации как вида религиозного объединения является регистрация ее в качестве юридического лица.

Так же, взяв за критерий территориальную сферу деятельности, законодатель выделил местные и централизованные религиозные организации. Для членов местной организации установлено минимальное число участников (10 человек), достигших 18 лет и постоянно проживающих в одной местности либо в одном городском или сельском поселении.

Помимо местных, централизованная организация может быть создана и централизованной организацией же в порядке структуризации ( например, РПЦ создает новые епархии для управления приходами в пределах одного или нескольких субъектов РФ).

Не вызывает сомнения, что по сравнению с религиозными группами религиозные организации наделены значительными преимуществами. В их числе: право на создание образовательных учреждений и возможность обучать детей религии в государственных и муниципальных учреждениях (п. 4 ст. 5); возможность получать налоговые и иные льготы, возможность создавать учреждения профессионального религиозного образования, очное обучение в которых дает право на отсрочку от призыва на военную службу (пункты 1, 3 ст. 9); возможность создавать при себе представительства иностранных религиозных организаций (п. 5 ст. 13); право производить, приобретать, экспортировать и распространять религиозную литературу, предметы религиозного назначения и т.д. Самое главное отличие от групп состоит в возможности получения религиозной организацией правоспособности юридического лица путем государственной регистрации.

На основании всего изложенного, можно сделать предположение, что законодательное отделение государства от религиозных объединений не исключает, а предполагает их сотрудничество при решении общих задач и, прежде всего, на ниве воспитания высоконравственного человека. Верность этого предположения, на наш взгляд, подтверждается некоторыми нормативными актами. Например, приказ Минобразования РФ от 1 июля 2003г. № 2833 "О предоставлении государственными и муниципальными образовательными учреждениями религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ". В соответствии с данным приказом по просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы. Также в качестве примера сотрудничества можно привести факт безвозмездной передачи в собственность или безвозмездное пользование религиозным организациям культовых зданий и сооружение и иного имущества религиозного назначения, находящегося в государственной собственности, собственности субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности. Этот факт закреплён постановлением Правительства РФ от 30 июня 2001г. №490, Федеральным законом Российской Федерации от 30 ноября 2010 г. N 327-ФЗ "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности". Также подтверждает вышесказанное пункт 4 статьи 8 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", который гласит, что военнослужащие в свободное от военной службы время вправе участвовать в богослужениях и религиозных церемониях как частные лица (пункт 1 статьи 8). Религиозные обряды на территории воинской части могут отправляться по просьбе военнослужащих за счет их собственных средств, с разрешения командира (пункт 5 статьи 8). И конечно самой яркой иллюстрацией сотрудничества государства с религиозными объединениями, является Распоряжение Президента РФ от 2 августа 1995 г. N 357-рп "Об утверждении Положения о Совете по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации и его состава" (с изменениями и дополнениями). Следует отметить, что Совет является консультативным органом, осуществляющим предварительное рассмотрение вопросов и подготовку предложений для Президента Российской Федерации, касающихся взаимодействия Президента Российской Федерации с религиозными объединениями и повышения духовной культуры общества. По состоянию на февраль 2009 года в Совет входили представители Русской православной церкви, Русской православной старообрядческой церкви, Армянской апостольской церкви, Центрального духовного управления мусульман России и европейских стран СНГ, Совета муфтиев России, Координационного центра мусульман Северного Кавказа, Федерации еврейских общин России, Буддийской традиционной сангхи России, Российского союза евангельских христиан-баптистов, Церкви христиан-адвентистов седьмого дня, Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников).

Как не трудно заметить, государство активно поддерживает сотрудничество с религиозными организациями и формы такого сотрудничества весьма многообразны. Как отмечают Якунин В.И. и Сулакшина С.С., в Российской Федерации имеют место следующие формы взаимоотношений: статус традиционной религии (только на региональном уровне), договор/соглашение, регулярные субсидии, разовые субсидии, разовые совместные акции и неформальное сотрудничество. Несмотря на правовую неурегулированность в России, де факто соглашения о сотрудничестве религиозных организаций с различными государственными структурами заключаются. Кроме того, религиозные организации плодотворно сотрудничают с государством, не заключая официальных договоров. И наибольший практический опыт в этом отношении накоплен наиболее крупными и социально значимыми религиозными организациями, прежде всего Русской православной церковью.

Безусловно, государство часто оказывает помощь церкви при реставрации древних и строительстве новых храмов. Достаточно вспомнить усилия Правительства Москвы по строительству Храма Христа Спасителя. Церковь, в свою очередь, помогает правоохранительным органам в работе с "трудными" подростками, с теми, кто отбывает наказание за совершенные преступления. Многие священнослужители за свою активную плодотворную деятельность на благо Отечества удостоены государственных наград.

Подводя итог написанному, можно сделать вывод, что в настоящее время в России строится кооперационная модель светского государства, которая требует отдельного глубокого изучения. Данная модель является наиболее приемлемой для Российской Федерации, поскольку в многоконфессиональной стране религиозные объединения стремятся к сотрудничеству с государством в различных сферах. На современном этапе установлен режим светского государства, который, на наш взгляд, является наиболее приемлемым для государства с различными религиозными организациями.

Гарантии свободы совести.

Под гарантиями понимаются правовые средства, обеспечивающие реализацию того или иного права человека и гражданина. Каждое право только тогда может быть реализовано, когда ему соответствует чья-то обязанность его обеспечить. Гарантии, в сущности, и есть обязанности, применительно к конституционным правам и свободам, это обязанность государства.

Следует отметить, что гарантии реализации прав и свобод граждан могут быть условно разбиты на две группы: общие гарантии и гарантии правосудия.

Наиболее общей гарантией прав и свобод, имеющей наивысшую юридическую силу, является сам конституционный строй, основанный на неуклонном соблюдении Конституции, неотчуждаемом естественном праве и общепризнанных принципах и нормах международного права. Эта наивысшая гарантия трансформируется Конституцией РФ в систему определенных прав граждан и обязанностей государства по обеспечению прав и свобод, сформулированных в ст. 45, 46, 53, 55, 56, 60, 61.

Конституция гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (ч.1 ст. 45). Это общее правило закрепляет обязанность государства различными правовыми средствами обеспечивать защиту прав и свобод, осуществлять их регулирование. Полномочия законодательных органов по этим вопросам входят как в ведение Российской Федерации (регулирование и защита), так и в совместное ведение и ее субъектов.

Гарантом прав и свобод выступает Президент России. Обязанность осуществлять меры по обеспечению прав и свобод входит в число полномочий Правительства РФ. Эта функция составляет главное назначение судебной системы. Следовательно, в гарантировании прав и свобод участвует весь механизм государства, все органы государственной власти.

Наряду с обязанностью государства обеспечивать защиту прав и свобод

существует право человека и самому защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Способы самозащиты многообразны: обжалование действий должностных лиц, обращение в средства массовой информации, использование правозащитных организаций и общественных объединений.

Российская Конституция гарантирует каждому судебную защиту (ст. 46). Такая защита наиболее эффективна и доступна каждому человеку, поскольку в суд могут быть обжалованы любые решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Объектом обжалования могут быть законы, действия и Президента, постановления Правительства и т. д. Суд, таким образом, осуществляет надзор за законностью в стране, обеспечивает приоритет прав и свобод граждан перед любыми акциями государства. Процедура обращения граждан в судебные органы регулируется Законом об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан

Конституция РФ предоставляет каждому право обращаться с жалобой в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека (ч. 3 ст. 46).

Это право обусловлено наличием соответствующих международных договоров Российской Федерации и используется, если исчерпаны все имеющиеся средства правовой защиты. Следовательно, жалоба может быть подана после отказа лицу во всех судебных инстанциях Российской Федерации.

Среди международных договоров гарантирующих свободу совести и вероисповедания можно отметить Декларацию о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии и убеждений, принятую Резолюцией 36/55 Генеральной Ассамблеи ООН от 25 ноября 1981года. Международный Пакт "О гражданских и политических правах" от 16 декабря 1966 года. Копенгагенский Документ от 29 июня 1990 года, где в частности в пункте 9.4, государства-участники ОБСЕ подтвердили, что каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии.

Использовать своё конституционное право на обращение с жалобами в межгосударственные органы по защите прав и свобод, можно направив обращение в комитет ООН. Жалоба подается в Комитет по правам человека, созданный в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах. Присоединение России к факультативному протоколу этого Пакта создает условия для реализации каждым своего конституционного права на обращение в этот орган. Комитет принимает жалобы, если они не анонимны и не представляют собой злоупотребления правом на жалобу; он проверяет, не рассматривается ли вопрос в соответствии с другой процедурой международного разбирательства и исчерпало ли лицо все доступные внутренние средства правовой защиты.

Процедура защиты нарушенного права состоит в том, что жалоба доводится до сведения соответствующего государства, а государство обязано в шестимесячный срок представить Комитету письменные объяснения или заявления, разъясняющие этот вопрос и извещающие о принятых мерах, если таковые имели место. Следовательно, Комитет не вправе выносить обязательные решения.

Другой формой международной защиты выступает Европейский Суд по правам человека, учрежденный в 1959г. в соответствии с Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Суд состоит из такого числа судей, которое равно числу членов Совета Европы, он самостоятельно устанавливает свой регламент и правила процедуры. Юрисдикция Суда охватывает дела, связанные с толкованием и применением Конвенции, но лишь в отношении тех государств, которые признали ее для себя обязательной, т. е. и в отношении России. В состав Суда входит и судья от Российской Федерации.

Необходимо также обратить внимание на то, что нарушение прав и свобод часто сопровождается причинением вреда человеку. Конституционная гарантия в таких случаях состоит не только в том, чтобы восстановить нарушенное право и обеспечить его реализацию, но и в возмещении причиненного человеку материального и морального вреда. Такое право гарантирует ст.53 Конституции. Возмещение причиненного вреда регулируется гражданско-правовым законодательством и является гарантией, распространяющейся на любые нарушения прав и свобод.

Не вызывает сомнения и то, что человек может быть уверен в устойчивости своих прав и свобод только тогда, когда законодательные органы государства лишены права принимать законы, отменяющие или умаляющие эти права и свободы. Данная норма закреплена в ч.2 ст.55 Конституции, она служит постоянным напоминанием органам законодательной власти о том, что отмена, пересмотр или любое снижение уровня гарантий тех или иных прав и свобод требует созыва Конституционного Собрания.

Подводя итог всему сказанному, можно сделать вывод, что последовательная работа по реализации принципов свободы совести предполагает целую систему мер по защите права на эту свободу. Механизм таковых мер должен работать на всех уровнях правоприменительной практики независимо от количества приверженцев той или иной конфессии, должности, статуса и отношения к религии. Закон должен защищать принципы свободы совести и связанные с ней права человека и гражданина.

ЛИТЕРАТУРА

1. Конституция Российской федерации. Официальное издание. М.: Юрид. лит., 2009. 64 с.

2. Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях"

3. Авакьян С.А. Свобода вероисповедания как конституционно-правовой институт // Вестник Московского университета. М.: Моск. ун-т, 1999. № 1. С. 3– 22.

4. Амелин Н. М. Субъекты правовых отношений государства с религиозными объединениями в гражданском обществе // Вестник Владимирского юридического института. 2010. № 2(15). С. 49 – 52.

5. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. М.: Норма, 2007. 784 с.

6. Безуглов А.А. и др. Конституционное право России. Том 1. М., 2001. 800c.

7. Белявский Д.С. Пробелы российского законодательства о свободе совести и пути их устранения // Пробелы в российском законодательстве. 2008. № 2. С. 51 – 52.

8. Валеев Р. М. Международная защита прав человека на свободу совести и религии // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. 2012. № 2[76]. С. 122 –126.

9. Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. Учебное пособие. М.: МГУ, Издательская группа Инфра – Норма, 1997. 304 с.

10. Воронкова М. Л. Гуманитарное сотрудничество государства и религиозных объединений в современной России // Вестник Поволжской академии государственной службы. 2011. № 3. С. 50 – 56.

11. Воронкова М. Л. История взаимодействия государства и религиозных объединений в России // Ленинградский юридический журнал. 2012. № 3. С. 77-85.

12. Епифанова Т. В., Вертий М.Ю. Государственная политика в области обеспечения свободы совести // Философия права. 2007. № 1. С. 119 –123.

13. Злужный А.Г. Правовые вопросы формирования государственной политики в сфере свободы совести // Современное право. 2007. № 3. С. 6– 11.

14. Иванюк О.А. Свобода совести и свобода вероисповедания: соотношение понятий и границы законодательного регулирования // Журнал российского права. 2010. № 9. с. 46 – 58.

15. Ильин Е.Е. Попытка законодательного ограничения прав и свобод граждан в области свободы совести // Пробелы в российском законодательстве. 2010. № 2. С. 37 – 38.

16. К.Г. Гусаева Свобода совести как правовая категория // Право и политика. 2004. №7. С. 34 – 38.

17. Кокорин М.В. Контроль органов исполнительной власти за деятельностью религиозных объединений // Власть и управление на Востоке России. 2008. № 1. С. 139 – 144.

18. Кочикян Н. С. Содержание конституционного права на свободу совести и вероисповедания // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2008. № 3. С. 65-70.

19. Лазарев В.В. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации. Система Гарант, 2003. 346 с.

20. Ловинюков А.С. Свобода совести (анализ, практика, выводы) // Государство и право. 1995. № 1. С. 26.

21. Мельникова Е.Н. Актуальные вопросы обеспечения и защиты права на свободу совести // Современное право. 2008. № 7. С. 31 – 39.

22. Мухаметзянова-Дуггал Р.М. Модель государственной политики в сфере свободы совести // Вестник Московского государственного областного университета. Серия История и политические науки. 2011. № 2. С. 220 – 225.

23. Нерсесянц B.C. Право – математика свободы. М., 1996. С. 6.

24. Одинцов М. Российское законодательство о свободе совести: исторические предпосылки, составляющие части и содержание // Религия и СМИ. h

25. Осин И.В. Свобода совести как субъективное право // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 23. С. 10 – 15.

26. Осипова Л.В. Правовое регулирование статуса религиозных объединений // Современное право. 2008. № 3. с. 44 – 49.

27. Осипова Л.В. Свобода совести как основа правового статуса религиозных объединений в России // Современное право. 2007. № 10. С. 62 – 66.

28. Особенности обеспечения права военнослужащих на свободу совести // Социально-экономические явления и процессы. 2011. № 3 – 4. С. 398 – 400.

29. Пономарева Н.В. Свобода совести и свобода вероисповедания как политико-правовые категории // Правоведъ. 2008. № 4. С. 126 – 129.

30. Савва С. С. Конституционно-правовое закрепление принципа светскости образования: содержание и практика реализации // Право и политика. 2006. №7. С 130 – 140.

31. Симорот С. Ю. Правовое регулирование реализации свободы совести в Российской Федерации: Дис. канд. юр. наук. Хабаровск, ХГТУ, 2001. 209 с.

32. Социальное партнерство государства и религиозных организаций / Под ред. В.И. Якунина, С.С. Сулакшина и др. М.: Научный эксперт, 2009. 232с.

33. Четвернин. Проблемный комментарий к Конституции РФ. М.: Центр конституционного исследования МОНФ, 1997. 446 с.