Компенсация морального вреда

Компенсация морального вреда.

Статьи по теме
Искать по теме

Моральный вред и его соотношение с другими видами вреда

Институт компенсации морального вреда совсем недавно получил закрепление в отечественном гражданском законодательстве и еще находится в стадии становления. Особенность морального вреда состоит в том, что ответственность за его причинение имеет ярко выраженный компенсационный характер. В отличие от имущественного вреда, который может быть точно определен и возмещен (потерпевшему вместо имущества, утраченного в результате правонарушения, предоставляется его эквивалент в натуральной или денежной форме, что позволяет без потерь восстановить имущественную сферу потерпевшего), оценить физические и нравственные страдания и возместить нанесенный ими вред нельзя. Возможна лишь определенная компенсация за причиненный моральный вред, призванная вызвать положительные эмоции и несколько "сгладить" перенесенные страдания [29]. Представляется, что именно в связи с данной особенностью морального вреда законодатель отказался от термина "возмещение морального вреда", примененного в ст.131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г [16]. Сейчас в ст.12, 151, 152, 10991101 Гражданского кодекса РФ [3] использовано наименование "компенсация морального вреда", которое больше соответствует природе данного института.

Под вредом в гражданском праве понимаются неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, которое может быть как имущественным, так и неимущественным (нематериальным).

Охраняемые законом неимущественные блага перечислены в Конституции [1] и Гражданском кодексе РФ (далее – ГК РФ) [3]. Это жизнь, здоровье, честь, достоинство, доброе имя, свобода, личная неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна. Причем в Конституции РФ (ч.1 ст.55) подчеркивается, что это перечисление основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. В соответствии с п.2 ст.150 ГК РФ упомянутые права и блага защищаются в предусмотренных гражданским законодательством случаях и порядке, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (ст.12 ГК РФ) вытекает из существа нарушенного нематериального блага и характера последствий этого нарушения.

В ст.151 ГК РФ моральный вред определяется как "физические или нравственные страдания". Такое же определение морального вреда содержалось и в ст.131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик.

Определение содержания морального вреда как страданий означает, что действия причинителя вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию [64]. При этом неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме негативных ощущений (физические страдания) или переживаний (нравственные страдания). Содержанием переживаний может являться страх, стыд, унижение или иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Очевидно, что любое неправомерное действие или бездействие может вызвать у потерпевшего нравственные страдания различной степени и лишить его полностью или частично психического благополучия.

Судебная практика выработала более полное определение понятия морального вреда. Так, в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 "под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др." [18].

Хотя Верховный Суд РФ не дал общего определения страданий, из приведенного текста постановления следует, что суд попытался раскрыть содержание одного из видов морального вреда – нравственных страданий. Очевидно, что под нравственными страданиями суд понимает переживания.

Из указания на то, что моральный вред может заключаться в переживаниях в связи с болью либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, следует, что допускается возможность компенсации вторичного морального вреда. Например, если в результате распространения не соответствующих действительности порочащих сведений лицо испытывает переживания (нравственные страдания) и в результате этого переносит гипертонический криз с болевыми ощущениями (физические страдания), далее испытывает переживания в связи с заболеванием (вторичные нравственные страдания), то нет оснований не признать, что совокупный моральный вред находится в причинной связи с противоправным деянием в виде распространения не соответствующих действительности сведений [64]. Аналогичная ситуация создается и в том случае, если первичный моральный вред выразится в виде физических страданий, которые повлекут за собой нравственные страдания.

Следует отметить, что понятие "физические страдания" не совпадает по своему содержанию с понятиями "физический вред" или "вред здоровью". Физические страдания – это одна из форм морального вреда в том его виде, как он определен в российском законодательстве (ст.151 ГК РФ), в то время как физический вред (который целесообразнее было бы называть "органический вред") – это любые негативные изменения в организме человека, препятствующие его благополучному биологическому функционированию [32].

Но что представляет собой благополучное биологическое функционирование организма? Это есть нормальное с медицинской точки зрения протекание всех психофизиологических процессов в организме человека.

Физический (органический) вред является вредом материальным с естественнонаучной точки зрения и вместе с тем неимущественным; негативные изменения происходят в организме, т.е. в материальной сфере потерпевшего, под влиянием определенных внешних воздействий. Эти изменения, в свою очередь, приводят или могут привести к негативным изменениям в состоянии психического благополучия и (или) в имущественной сфере личности.

Негативные изменения в состоянии психического благополучия могут выражаться в обоего рода страданиях (моральный вред), а негативные изменения в имущественной сфере – в расходах, связанных с коррекцией или функциональной компенсацией недостатков в организме потерпевшего, и утрате дохода (имущественный вред). Следовательно, любой органический вред с точки зрения его возмещения распадается на моральный вред и имущественный вред [30].

К такому же выводу приводит анализ ст.12 и 15 ГК РФ. В ст.12 отсутствует упоминание о таком способе защиты гражданских прав, как "возмещение вреда", но говорится о таком способе, как "возмещение убытков". Что касается ст.15 ГК РФ, то из нее можно сделать вывод, что термин "убытки" применим к случаям как договорных, так и деликтных обязательств, поскольку здесь под убытками понимаются:

1) реальный ущерб в виде расходов, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права;

2) утрата или повреждение его имущества;

3) упущенная выгода – неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Такое понимание убытков применимо при причинении как органического, так и имущественного вреда.

Например, гражданин получает увечье в результате дорожно-транспортного происшествия. Собственно увечье (повреждение организма) представляет собой органический вред. Этот органический вред вызывает физические страдания у потерпевшего в момент причинения увечья и в процессе последующего лечения. Одновременно осознание своей неполноценности, невозможность вести равноценную прежней жизнь, утрата работы заставляют его испытывать переживания, т.е. претерпевать нравственные страдания. В совокупности нравственные и физические страдания составляют моральный вред, который при наличии других необходимых условий должен быть в соответствии со ст.151 ГК РФ компенсирован в денежной форме.

Чтобы поддерживать свое существование и вести достойный человека образ жизни, потерпевший обращается за такими платными услугами, к каким вынуждает его состояние увечья, и совершает иные, связанные с этим состоянием расходы. По терминологии ст.15 ГК РФ, он несет расходы для восстановления своего нарушенного права (на полноценную и достойную человека жизнь). Такие расходы составляют реальный ущерб потерпевшего. Теряя прежнюю работу, он утрачивает прежний доход (упускает выгоду), который не утратил бы, если бы его здоровье не было нарушено. В целом он несет убытки, которые подлежат возмещению в полном объеме.

Этот пример показывает, что органический вред возмещается путем компенсации морального и возмещения имущественного вреда, вызванных повреждением организма, иными словами, происходит опосредованное возмещение вреда [30].

Неправильное разграничение видов вреда может иногда привести к неверным выводам. Так, А.М. Белякова считает, что моральный вред может проявиться в ограничении возможности лица свободно передвигаться из-за ампутации ног, видеть или слышать при потере зрения или слуха [23].

Однако отмеченные ограничения – это проявления именно органического вреда, а собственно моральный вред – это переживания потерпевшего по поводу наличия указанных ограничений. Если бы инвалиду были компенсированы расходы на приобретение автомобиля и изготовление высококачественных протезов, позволяющих самостоятельно передвигаться, это являлось бы возмещением органического вреда, опосредованным через возмещение имущественного вреда. Подлежащий компенсации моральный вред в таком случае выражался бы в виде переживаний лица по поводу неустранимых последствий состояния увечья.

Поскольку опосредованное через возмещение имущественного вреда возмещение органического вреда выражается, как и компенсация морального вреда, в денежной форме, возникает вопрос о разграничении этих правовых институтов. На необходимость правильного отграничения компенсации неимущественного вреда от взыскания дополнительных расходов обращали внимание и другие исследователи, например М.Н.Малеина [49].

Основная трудность такого разграничения состоит в единстве формы компенсации морального вреда и возмещения имущественного вреда, так как деньги – универсальный имущественный эквивалент, дающий возможность приобретения необходимых благ.

По нашему мнению, следует исходить из того, что опосредованное через возмещение имущественного вреда возмещение органического вреда направлено на устранение или ослабление дисфункций организма или их внешних проявлений, в то время как компенсация морального вреда направлена на устранение или сглаживание переживаний и страданий, связанных с причинением вреда организму человека.

Поскольку, как уже отмечалось выше, моральный вред выражается в негативных психических реакциях потерпевшего, правильнее было бы вместо понятия "моральный вред" использовать понятие "психический вред". В этом случае вред подразделялся бы на следующие виды: имущественный, органический и психический. Исчерпывались ли бы этим перечнем все возможные виды вреда? Очевидно, ответ должен быть отрицательным.

В своем анализе мы понимали под моральным вредом страдания – именно такое определение морального вреда ввел, следуя за союзным, российский законодатель в ст.151 ГК РФ. Но вполне ли удачно присвоение страданиям такого наименования? Как корреспондирует это определение пониманию вреда как умаления охраняемых законом благ?

Вернемся к ст.150 ГК РФ. В ней законодатель устанавливает принцип неотчуждаемости и непередаваемости иным способом личных неимущественных прав и других нематериальных благ и предусматривает возможность их защиты. Из этого следует, что законодатель считает личные неимущественные права одним из видов нематериальных благ. Так, в открытый перечень таких прав и благ в ст.150 ГК РФ включены:

в качестве личных неимущественных прав – право свободного передвижения, право выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства;

в качестве нематериальных благ – жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна.

В этой же норме законодатель говорит об осуществлении и защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

Очевидно, что термин "осуществление" применим только к личным неимущественным правам как разновидности нематериальных благ – можно осуществлять, реализовывать путем соответствующего поведения право, но вряд ли возможно "осуществить благо". Поскольку нематериальные блага являются неотчуждаемым достоянием лица, следует сказать, что лицо имеет право обладать личным неимущественным благом. Это право имеет абсолютный характер, и ему корреспондирует обязанность всех остальных воздерживаться от его нарушения, которое одновременно являлось бы причинением вреда не только праву на обладание благом, но и самому благу. В принципе лицо может и распорядиться по своему усмотрению принадлежащим ему нематериальным благом, но в ограниченных пределах (изменяя качественные или количественные характеристики блага), поскольку запрет на отчуждение или передачу их каким бы то ни было способом, исключает эти блага из числа объектов гражданского оборота. Поэтому законодатель делает акцент именно на гражданскоправовой защите этих благ [34].

Поясним это на примере Закона РФ от 22 декабря 1992г. "О трансплантации органов и (или) тканей человека"[11].

В результате трансплантации здоровье донора, как правило, умаляется (хотя необратимого расстройства здоровья в соответствии со ст.13 закона наступать не должно), а реципиента – улучшается. Личное неимущественное благо (здоровье) при этом не является объектом сделки. Согласие на трансплантацию донор и реципиент изъявляют государственному учреждению здравоохранения. Эти односторонние распорядительные акты донора и реципиента не имеют общего объекта: донор распоряжается своими телесной неприкосновенностью и здоровьем, а реципиент соответственно своими.

В целях настоящего исследования необходимо установить, какой смысл законодатель вкладывает в термин "нематериальные" применительно к благам, защите которых посвящена гл.8 ГК РФ. Дело в том, что такие блага, например, как жизнь и здоровье, неразрывно связаны с состоянием организма человека, с самим существованием его организма как объекта материального мира. Существование организма человека есть жизнь, а его нормальное, биологически благополучное состояние – здоровье. Сравнительный анализ п.1 и 2 ст.150 ГК РФ позволяет сделать вывод, что под нематериальными законодатель понимает неимущественные блага, т.е. блага, не имеющие имущественного содержания. Так, если в п.1 ст.150 ГК РФ среди нематериальных благ упоминаются личные неимущественные права, то в п.2 той же статьи законодатель называет их нематериальными правами ("...из существа нарушенного нематериального права..."). Поэтому вполне естественно сделать вывод, что понятие "нематериальные блага" в смысле ст.150 ГК РФ тождественно понятию "неимущественные блага". Именно так мы и будем называть их в дальнейшем для придания более точного смысла применяемой терминологии.

Неимущественное право или благо может быть нарушено (умалено, "повреждено"). В этом случае правомерно говорить о возникновении неимущественного вреда. Понятие "неимущественный вред" шире понятия "органический вред" и полностью охватывает его. Так, умаление чести и достоинства, нарушение неприкосновенности частной жизни и т.п., составляя неимущественный вред, находятся за пределами органического вреда. Наиболее исчерпывающее подразделение вреда по видам – подразделение его на имущественный и неимущественный вред. Как соотносится с этими видами вреда моральный вред? Он является (может являться) одним из последствий причинения любого из этих двух видов вреда, и с этой точки зрения включение страданий в состав вреда как общей категории (по этому пути, как будет показано ниже, идет законодательство Германии, не относя страдания к категории собственно вреда), вообще говоря, вовсе не обязательно.

Принимая во внимание применяемую российским законодателем терминологию, можно было бы включить моральный вред в состав неимущественного вреда, если учесть, что отсутствие страданий – это состояние психического благополучия личности, которое в принципе нет оснований не отнести к числу нематериальных благ.

Здесь же можно заметить, что компенсация морального вреда предусмотрена в гл.8 ГК РФ как способ защиты личных неимущественных благ. Применение этого способа защиты направлено на полное или частичное восстановление именно психического благополучия личности, компенсацию негативных эмоций позитивными. Однако умаление психического благополучия личности в отличие от умаления других видов благ всегда вторично, так как является последствием причинения вреда другим благам – как неимущественным, так и имущественным. Другое дело, что правовую защиту путем компенсации морального вреда в качестве общего правила российский законодатель установил лишь для случаев, когда страдания являются последствием противоправного нарушения неимущественных прав или умаления других неимущественных благ.

Таким образом, безоговорочное отнесение психического благополучия к числу нематериальных благ в смысле ст.150 ГК РФ означало бы выхолащивание ограничений, установленных в ст.151 ГК РФ в отношении возникновения права на компенсацию морального вреда, ведь выражающееся в страданиях нарушение психического благополучия личности возникает и в случае нарушения имущественных прав, но если при этом психическое благополучие относить к числу нематериальных благ, то для их защиты путем компенсации морального вреда ограничений в ст.151 ГК РФ не предусмотрено. Следовательно, во всех случаях нарушений имущественных прав была бы допустима компенсация морального вреда. В то же время согласно ст.151 ГК РФ в случае нарушения имущественных прав возможность их защиты путем компенсации причиненных правонарушением страданий должна быть специально предусмотрена законом.

Таким образом, введение психического благополучия в состав нематериальных благ в смысле ст.150 ГК РФ в качестве полноправного и самостоятельного блага приводило бы к явному противоречию. Поэтому психическое благополучие личности следует считать особым (в вышеуказанном смысле) неимущественным благом и соответственно относить моральный вред к особой категории вреда, могущего существовать не самостоятельно, а лишь в качестве последствия причинения как неимущественного, так и имущественного вреда [69].

Компенсация морального вреда

В целом, в настоящее время основные положения компенсации морального вреда регулируются нормами ГК РФ. Кроме того, вопросы компенсации морального вреда регулируют и следующие нормативные акты: Трудовой кодекс РФ, Кодекс об административных правонарушениях", Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Семейный кодекс РФ, Закон РФ "О средствах массовой информации" от 27 декабря 1991г. № 21241, Закон РФ "О защите прав потребителей", ФЗ "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998г. № 76ФЗ и др.

ГК РФ содержит общие положения о компенсации морального вреда применительно ко всем случаям его возмещения, включая как ситуации, когда он причинен гражданину при исполнении договорных обязательств, так и случаи, когда причинитель вреда и потерпевший не связаны договорными отношениями. Возможность компенсации морального вреда предусмотрена и другими законами [12].

Потерпевшим в обязательстве по возмещению морального вреда является лицо, которому принадлежат нарушенные нематериальные блага. Исходя из перечня таких благ (ст. 151 ГК РФ), им, как правило, является физическое лицо (гражданин). Из этого правила есть исключения.

Так, в силу п. 5 ст. 152 ГК РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, вправе требовать возмещения убытков и морального вреда. При этом в силу п. 7 указанной статьи ее правила о защите деловой репутации применяются и к юридическому лицу. Судебная практика в настоящее время также исходит из возможности применения норм о возмещении морального вреда и в случаях, когда порочащие сведения были распространены в отношении юридического лица.

Противоправные действия причинителя вреда могут выражаться в разглашении информации, запрет разглашения которой предусмотрен законом (например, адвокатской, врачебной тайны), в распространении не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию, в публикации личной переписки без ведома ее владельца и т.д.

Моральный вред компенсируется в денежной форме (п. 1 ст. 1101 ГК РФ). Размер такой компенсации не зависит от наличия и размера подлежащего возмещению имущественного вреда.

Согласно ст. 151, 1101 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда суд должен учитывать: степень вины причинителя вреда (если вред возмещается на началах вины); степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред; характер таких страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, и индивидуальных особенностей потерпевшего; требования разумности и справедливости; иные заслуживающие внимание обстоятельства [44].

Например, при определении размера компенсации морального вреда, причиненного распространением в средствах массовой информации порочащих сведений, не соответствующих действительности, суд учитывает характер и содержание публикации, степень распространения недостоверных сведений, добровольное опровержение редакцией таких сведений.

На требования о возмещении морального вреда исковая давность не распространяется.

Условия наступления ответственности за причинение морального вреда

Обязательство по компенсации морального вреда возникает, как правило, при наличии общих условий возникновения деликатного обязательства: наличие вреда, неправомерность действий (бездействия) причинителя, вина причинителя и причинно-следственная связь между поведением причинителя и возникшим вредом.

Наличие морального вреда связывается с наступлением негативных последствий действий причинителя в неимущественной сфере потерпевшего.

В п. 1 ст. 150 ГК РФ содержится незакрытый перечень неимущественных прав и нематериальных благ, при нарушении или посягательстве на которые может возникнуть обязательство по возмещению морального вреда. Это жизнь, здоровье, деловая репутация, право авторства, право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и др. Все они являются абсолютными, неотчуждаемыми и непередаваемыми иным способом. В случае нарушения этих прав не требуется наличие специального закона, предусматривающего возможность компенсации морального вреда [43].

Согласно ст. 151 ГК РФ при нарушении иных прав, не указанных в ст. 150 ГК РФ, компенсация морального вреда возможна лишь в случаях, предусмотренных законом. Это касается любых имущественных прав потерпевшего (п. 2 ст. 1099 ГК РФ) – как вещных, так и обязательственных. Возможность компенсации морального вреда, причиненного нарушением имущественных прав, предусмотрена, например, в Законе о защите прав потребителей, в Федеральном законе от 24 ноября 1996г. "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации".

Обязанность возместить моральный вред возникает, по общему правилу, при условии вины причинителя, наличие которой презюмируется. Форма вины значения не имеет [43].

Но вина не всегда является обязательным условием для ответственности. Перечень случаев, когда вина не является основанием ответственности, указан в ст.1100 ГК РФ, а именно: моральный вред подлежит компенсации независимо от вины в случаях, если вред причинен:

а) жизни или здоровью потерпевшего источником повышенной опасности;

б) гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

в) распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

г) в иных случаях, предусмотренных законом.

Остановимся наиболее подробно на конкретных условиях компенсации морального вреда. В целом, выделяют четыре условия компенсации морального вреда: 1) наличие морального вреда; 2) противоправность действий (бездействия) нарушителя; 3) причинно-следственная связь между действиями нарушителя и вредом; 4) вина нарушителя. Если хотя бы одно из этих условий отсутствует, то обязанности компенсировать вред не возникает.

Учитывая, что вопросы компенсации морального вреда в сфере гражданских правоотношений регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в разные сроки, суду, в целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникшего спора, необходимо по каждому делу выяснять истинный характер взаимоотношений сторон и какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и, если такая ответственность установлена, когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях, а также когда были совершены действия, повлекшие причинение морального вреда [63].

Суду необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием), они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора. Говоря о противоправности, нужно иметь в виду то, что моральный вред причиняется незаконными действиями, то есть нарушающими определенные нормы закона (уголовного, гражданского, административного и т.д.).

К тому же должен быть доказан сам факт наличия подобных действий. Противоправность проявляется в нарушении определенного права или принадлежащего гражданину нематериального блага. С внешней стороны это может быть действие или бездействие. Действие приобретает характер противоправного, если оно прямо запрещено законом или иным правовым актом, либо противоречит закону или иному правовому акту, договору, односторонней сделке или иному основанию обязательств. Бездействие лишь в том случае становится противоправным, если на лицо возложена юридическая обязанность, действовать в соответствии с соответствующей ситуацией. Однако, наличие доказанного противоправного поведения недостаточно – необходимо еще наличие причинно-следственной связи между противоправными действиями и наступившими последствиями, в том числе и моральным вредом. В гражданском праве применяется концепция причины – условия.

Это означает, что противоправные действия виновного явились условием возникновения морального вреда у конкретного лица, например, отказ продавца заменить товар вызвал обострение болезни. В большинстве случаев нарушения прав решение вопроса о наличии или отсутствии причинной связи не вызывает трудностей. Но в отдельных ситуациях возникают значительные затруднения. В подобных ситуациях нужно руководствоваться теориями причинной связи. Наиболее приемлемыми как с теоретической, так и с практической точек зрения являются теория прямой и косвенной причинной связи. Эта теория опирается на два основных положения, вытекающих из общефилософского учения о причинности [63].

Во-первых, причинность представляет собой объективную связь между явлениями и существует независимо от нашего сознания. В силу этого неправильно при решении вопроса о причинной связи руководствоваться возможностью или степенью предвидения правонарушителем вредоносного результата. Возможность предвидения наступления убытков носит субъективный характер и имеет значение лишь при решении вопроса о вине правонарушителя, но не причинной связи.

Во-вторых, причина и следствие, как таковые, имеют значение лишь применительно к данному отдельно взятому случаю. Противоправное поведение лица только тогда является причиной наступления вредных последствий, когда оно прямо (непосредственно) связано с ними. Наличие же косвенной (опосредованной) связи между противоправным поведением и последствиями означает, что данное поведение лежит за пределами конкретного случая, а стало быть, и за пределами юридически значимой причинной связи.

Таким образом, прямая (непосредственная) причинная связь имеет место тогда, когда в цепи последовательно развивающихся событий между противоправным поведением лица и наступившими последствиями, не существует каких-либо обстоятельств, имеющих значение для гражданско-правовой обязанности. В тех же случаях, когда между противоправным поведением лица и вредоносным результатом присутствуют обстоятельства, которым гражданский закон придает значение в решении вопроса об ответственности (противоправное поведение других лиц, действие непреодолимой силы и др.), налицо косвенная (опосредованная) причинная связь [64].

Это означает, что противоправное поведение лица лежит за пределами рассматриваемого с точки зрения юридической ответственности случая, а, следовательно, и за пределами юридически значимой причинной связи. В результате всего вышесказанного можно сделать вывод, что моральный вред подлежит возмещению лишь в том случае, если он находится в прямой и непосредственной причинно-следственной связи с действиями нарушителя.

Также для наступления ответственности за причинение морального вреда необходимо еще одно условие – вина. Это связано с тем, что гражданско-правовая ответственность выполняет определенную превентивную функцию. Но постоянная угроза привлечения к ответственности может значительно снизить инициативу участников гражданского оборота. Во избежание этого необходимо создать такие условия, при которых, у лиц, участвующих в гражданском обороте, возникала твердая уверенность в том, что они не будут привлечены к ответственности за непредвиденные последствия их деятельности.

Поэтому в гражданском праве ответственность строится на началах вины. В отличие от противоправного поведения и причинной связи, вина является субъективным условием гражданско-правовой ответственности. Она представляет собой такое психическое отношение лица к своему противоправному поведению, в котором проявляется пренебрежение к интересам общества или отдельных лиц. Такое понятие вины в равной мере применимо как к гражданам, так и к юридическим лицам. В соответствии со статьей 401 ГК РФ вина может выступать в форме умысла и неосторожности. В свою очередь, неосторожность может проявиться в виде простой или грубой неосторожности. Вина в форме умысла имеет место тогда, когда из поведения лица видно, что оно сознательно направлено на правонарушение [44].

Значительно чаще гражданские правоотношения сопровождаются виной в форме неосторожности. В этих случаях в поведении человека отсутствуют элементы намеренности. Оно не направлено сознательно на правонарушение, но в то же время в поведении человека отсутствуют должная внимательность и осмотрительность. Отсутствие должной внимательности и осмотрительности характерно как для грубой, так и для простой неосторожности. Вместе с тем между двумя этими формами вины существуют и определенные различия. Эти различия не нашли отражения ни в законодательстве, ни в руководящих разъяснениях высших судебных органов. Так, в п.23 постановления 3 Пленума ВС РФ от 28 апреля 1994г. О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, отмечается, что вопрос о том, является ли неосторожность потерпевшего грубой небрежностью или простой неосторожностью, должен быть разрешен в каждом конкретном случае с учетом конкретных обстоятельств.

В гражданском же праве этот вопрос разрешается исходя из возможности осознания вредных последствий: грубой неосторожностью нарушаются элементарные правила, соблюдение которых необходимо для недопущения причинения вреда, а простая неосторожность будет следствием определенных упущений, неточностей и т.п. Однако следует помнить, что в гражданском праве, в отличие от уголовного, действует презумпция виновности правонарушителя: последний считается виновным до тех пор, пока не докажет свою невиновность. Типичными для нашего времени стали заявления о возмещении морального вреда в связи с крахом многочисленных банков и иных финансовых структур. Но в данном случае вкладчикам причинен материальный ущерб, и моральный вред вытекает из имущественных отношений.

Следовательно, он не должен возмещаться. Правда, в статье 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" предусматривается возможность возмещения морального вреда [12].

Да, но при виновных действиях причинителя. Однако, доказательства того, что должником в подобной ситуации совершены виновные действия, направленные на причинение кредитору морального вреда, практически невозможно добыть. Более того, каждый из вкладчиков отчуждал денежные средства самостоятельно, рассчитывая получить определенную прибыль, действуя при этом в пределах норм коммерческого риска. При таких обстоятельствах он и испытывает неблагоприятные последствия финансовых неудач. В данной ситуации вопрос о возмещении морального вреда решается отрицательно. Как исключение из вышесказанного, законом может быть возложена обязанность возмещения морального вреда и при отсутствии вины.

Согласно ст. 1100 ГК РФ, компенсация морального вреда независимо от вины причинителя вреда осуществляется, в частности, в случаях (перечень в статье не закрытый, так как в конце статьи есть сноска и в иных случаях, предусмотренных законом): а) вред причинен жизни или здоровью человека источником повышенной опасности; б) вред, причиненный гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписке о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; в) вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию [44].

Таким образом, подводя черту под условиями компенсации морального вреда, хотелось бы отметить ряд следующих положений. Хотя по общим правилам обязанность возмещения вреда наступает при одновременном существовании четырех условий, применительно к компенсации морального вреда, есть свои особенности. При установлении факта наличия морального вреда необходимо определить истинный характер взаимоотношений, допускает ли закон, и какой именно, его компенсацию, а так же исследовать доказательственную базу. Противоправность заключается в нарушении норм, проявляясь в нарушении нематериальных прав и благ. Противоправность может выражаться как форме активных действий, так и бездействия. Причинно-следственная связь, должна быть непосредственной и прямой. Вина имеет две формы: умысел и неосторожность, которая делиться на грубую и простую. Наличие вины не является необходимым условием компенсации морального вреда [65].

Обоснованность и доказательства размера причинения морального вреда

Судебное доказывание есть процессуальная деятельность суда и лиц, участвующих в деле по собиранию, исследованию и оценки доказательств с целью правильного установления фактических обстоятельств рассматриваемого дела. В рассматриваемой нами категории дел, доказательствами будут служить сведения о фактах, которые могут установить или опровергнуть обстоятельства причинения морального вреда (иного умаления нематериальных благ личности) установить его размеры, подлежащие компенсации.

Само определение доказательств в арбитражном и гражданском процессах довольно схожее, но есть существенная разница между способами (средствами) доказывания. Согласно ч. 1 ст. 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Часть 1 ст. 64 АПК РФ указывает, что доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном АПК РФ и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. Фактически оба определения ничем не отличаются, можно сказать, что доказательствами будут являться сведения о фактах, которые входят в предмет доказывании по делу [35].

Средства доказывания это те конкретные доказательства, которые могут быть использованы в деле. Здесь гражданский и арбитражный процесс в определении перечня средств доказывания значительно расходятся. Если исходить из гражданского процесса, то ст. 55 ГПК РФ четко определяет те доказательства, которые могут быть использованы в деле. То есть, в основу решения суда не могут быть положены иные доказательства, чем те, которые указаны в данной статье. Такими доказательствами могут быть: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио и видеозаписи, заключения экспертов. В арбитражном процессе перечень доказательств значительно расширен, поскольку к средствам доказывания отнесены "и иные" средства доказывания. Согласно ст. 64 АПК РФ к средствам доказывания отнесены: письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио и видеозаписи, иные документы и материалы. Именно "иные документы и материалы" значительно расширяют в арбитражном процессе возможность использования других средств доказывания, помимо четко определенных [35].

Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда. Доказательства будут считаться полученными с нарушением закона, если:

1) они получены из непредусмотренных законом средств доказывания;

2) не соблюден процессуальный порядок получения сведений о фактах в судебном заседании;

3) привлечены доказательства, полученные не законным путем.

Следует заметить, что самое первое основание, по которому доказательство будет считаться полученным с нарушением закона, нельзя применить относительно арбитражного процесса, поскольку в нем не определен исчерпывающий перечень средств доказывания.

Необходимо заметить, что согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Иными словами, факт того, что истцу был причинен моральный вред, должен доказать истец. Ответчик может и не доказывать свою невиновность, но в таком случае дело будет рассмотрено по имеющимся в суде доказательствам. Суд не может выходить за определенные пределы в ходе рассмотрения дела и если одна сторона представляет суду доказательства, а другая – нет, суд не станет самостоятельно их искать и рассмотрит дело по представленным в суд доказательствам [32].

С вопросом о распределении бремени доказывания связан и вопрос о предмете доказывания по данной категории дел, найдя ответ на который мы сможем ответить и на самый главный вопрос – как доказать причинение морального вреда и как обосновать его материальный размер?

Как уже отмечалось выше, моральный вред наносится психоэмоциональному состоянию человека, вред деловой репутации наносится положению, занимаемому субъектом в обществе, отношение к которому со стороны третьих лиц сильно меняется в связи со ставшими известными третьим лицам заведомо ложными фактами о поведении человека или якобы существующей крупной задолженности фирмы. Для того, что бы в суде требования потерпевшей стороны были удовлетворены, необходимо доказать причинение вреда.

Доказать причиненный моральный вред, а тем более вред деловой репутации фирмы, не просто. Необходимо доказать целый ряд фактов, которые будут входить в предмет доказывания по делу. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Суд самостоятельно определяет то, какие факты следует доказать при причинении морального вреда здоровью.

Здесь необходимо рассмотреть следующий комплекс фактов, подлежащих доказыванию по делу [53]. Во-первых, это факты, указывающие на то, что вред был причинен. Например, человек пережил сильное душевное волнение, что немедленно отразилось на работе его сердечнососудистой системы, и в результате он был госпитализирован, провел три недели на стационарном лечении (все это время был нетрудоспособен), тратил денежные средства на лекарственные препараты. Если говорить о причинении вреда чести и деловой репутации фирмы, то фактом причинения вреда в данном случае будет выступать сама публикация в СМИ.

Следует заметить, что мы говорим об абстрактных фактах, которые сами по себе в объективном мире не существуют, это лишь наш вывод из конкретных обстоятельств (положения вещей), которые имеют материальное воплощение в окружающем нас мире. К исковому заявлению прикладывают конкретные доказательства, из которых суд делает вывод (при их исследовании) о существовании определенных фактов, которые входят в предмет доказывания по делу [39]. Что же в таком случае приложить к исковому заявлению для подтверждения факта нанесения морального вреда или деловой репутации фирмы?

К исковому заявлению необходимо прикладывать те документы (материалы, вещи), которые, безусловно, говорят о нанесении вреда. Например, сама по себе справка из больницы о лечении пациента говорит лишь о том, что данный человек недавно обращался за помощью к специалисту, но вот в связи с чем? Это непонятно, возможно, человек болеет хронически, возможно, он испытал разовое душевное волнение, но почему – тоже может быть множество вариантов.

Во-вторых, это факты, которые указывают на причинную связь между возникшим моральным вредом и конкретным событием, которое причинило вред. Так же здесь необходимо доказать и само событие, которое действительно существовало в течении определенного периода времени (было разовым) либо длящимся. В итоге получается, что необходимо представить целую группу (совокупность) доказательств: доказательства события, доказательства причинения вреда, доказательства причинной связи между произошедшим событием и причиненным вредом.

Довольно часто в суд приносят доказательства, безусловно подтверждающие причинение вреда, но многие не доказывают основательно наличие причинной связи, что именно от данного события данным человеком был причинен вред. Суд в таких случаях не сможет удовлетворить исковые требования, поскольку они не будут доказаны. Именно в доказательстве причинной связи между событием и причиненным вредом и состоит основная задача процесса доказывания по делам о компенсации морального вреда [56].

Дела данной категории имеют свою особенность. Само причинение морального вреда может произойти в результате действий разового характера, а может быть и длящимся (систематическим). К примеру, вред психике человека (ребенка) был причинен в результате того, что он увидел жестокое обращение с животным (причинение ему увечий, других издевательств). Вред может быть причинен и в результате того, что постоянно, когда человек возвращается домой с работы, его караулит на лестничной площадке нетрезвый сосед, угрожает нанести ему побои, оскорбляет. Особенность по делам данной категории проявляется и в том, что у каждого человека психика индивидуальна, в различные периоды жизни на нее оказывают влияние различные события. Психика каждого человека от одних и тех же действий, причиняющих моральный вред, может пострадать в различной степени. Как суду в таком случае точно определить вину причинителя вреда, степень причинения вреда?

В суде, все данные обстоятельства необходимо доказывать. Рассмотрим несколько вариантов совокупности возможных доказательств по делу в зависимости от ситуации причинения морального вреда, вреда деловой репутации организации [38].

Наиболее часто моральный вред причиняют:

1) при причинении вреда здоровью и жизни пострадавшего, его близкого родственника;

2) в результате оскорбления пострадавшего или клеветы;

3) в результате совершения уголовного преступления;

4) в результате причинения имущественного вреда.

Рассмотрим более подробно каждый из наиболее распространенных вариантов причинения морального на предмет формирования по ним доказательственной базы.

Причинение морального вреда при нанесении вреда жизни и здоровью человека (его близкого родственника) является тем фактом, который всегда "подразумевается" в данной ситуации. Даже если суду не представить конкретные доказательства причинения вреда психике человека, сам факт того, что ему нанесли физические страдания (что повлекло его нетрудоспособность на определенное время, или даже утрату органа, инвалидность, потерю близкого родственника) достаточен для суда, что бы убедиться в факте причинения морального вреда. Моральный вред в данном случае будет подтверждаться такими доказательствами, как письменные документы (справки из больницы, выписка из истории болезни, протокол об административном правонарушении, объяснения истца, свидетельство о смерти)[64].

Моральный вред подлежит возмещению также в случае распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию (клевета) и унижения чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме (оскорбление). Клевета и оскорбление – это уголовные преступления, которые затрагивают именно честь и достоинство личности. Ответственность за данные виды преступлений предусмотрена ст. 129 и 130 УК РФ. В том случае, когда рассматривается вопрос о привлечении виновного к уголовной ответственности, то доказательства по гражданскому делу о компенсации морального вреда будут теми же, что и в уголовном деле. Однако уголовного преследования может и не быть, если потерпевший не станет подавать мировому судье заявления на возбуждение уголовного дела. В этом случае будет только иск о компенсации морального вреда. Доказательствами причинения морального вреда от клеветы и оскорбления могут быть следующие: свидетельские показания, аудио и видеозаписи, возможно оскорбление выражено в письменной форме, в таком случае доказательством будет еще и письменный документ[67].

Если в отношении человека совершили уголовное преступление, то он вправе требовать или не требовать компенсации морального вреда. Речь здесь идет не о клевете и оскорблении, а о любом другом преступлении. Речь идет в первую очередь о преступлениях в области жизни и здоровья человека, защиты его конституционных прав и свобод. В этом случае сам факт того, что в отношении человека совершили уголовное преступление, когда оно будет доказано, будет свидетельствовать и о причинении ему данным преступлением нравственных страданий. Поэтому в подобных случаях доказательствами по делу будут выступать практически те же доказательства, что и в рассмотренном уголовном деле. Однако следует отметить, что есть такие уголовные преступления, когда вред человеку наносят органы государственной власти, местного самоуправления (например, незаконное осуждение к лишению свободы, когда судья, выносящий приговор заранее знал о недоказанности вины осужденного и умышленно приговорил его). По делам данной категории действуют особые правила. Здесь на орган государственной власти (его должностное лицо) возложена обязанность доказать то, что орган государственной власти (его должностное лицо) действовали в рамках закона, т.е. на них лежит обязанность по доказыванию своей невиновности. Если невиновность представителей органов государственной власти не будет доказана, то суд примет решение о компенсации морального вреда. В уголовно-процессуальном законодательстве есть специальная глава, которая регулирует правоотношения сторон по реабилитации незаконно привлеченных к уголовной ответственности. В гражданском законодательстве также есть нормы о возмещении вреда, причиненного органами государственной власти, местного самоуправления, их должностными лицами.

В связи с этим рассмотрим пример из судебной практики. 28 ноября 2000г. было вынесено определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ: "Р. и Авы обратились в суд к правительству Москвы и департаменту финансов г. Москвы с иском о компенсации морального вреда, причиненного им незаконным отказом комиссий по вопросам регистрации граждан по месту пребывания и по месту жительства в г. Москве в регистрации по месту жительства в г. Москве (что подтверждено вступившим в законную силу решением Тверского районного суда г. Москвы от 4 марта 1999г.).

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 14 сентября 1999г., оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда, в иске отказано. Президиум Московского городского суда оставил без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене судебных постановлений.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 28 ноября 2000г. аналогичный протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ удовлетворила и судебные постановления отменила, указав следующее. Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из того, что истцы не представили доказательств причинения им морального вреда упомянутыми действиями комиссии по вопросам регистрации граждан по месту пребывания и по месту жительства в г. Москве. С таким выводом согласиться нельзя.

Вступившим в законную силу решением суда установлено совершение в отношении Р. и Авых неправомерных действий, нарушающих их право свободного передвижения и выбора места жительства (нематериальные блага), выразившихся в незаконном отказе в регистрации их по месту жительства в г. Москве. В таком случае причинение морального вреда предполагается и подлежит доказыванию размер компенсации этого вреда, так как в соответствии с ч. 2 ст. 151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Следовательно, довод надзорной инстанции о том, что компенсация морального вреда по общему правилу допускается при наличии вины причинителя, а в ходе судебного разбирательства не было установлено ограничения каких-либо прав истцов в связи с отсутствием регистрации в г. Москве, в частности, ограничения трудовых прав, а также прав на получение медицинской помощи и жилой площади, необоснован. Таким образом, неправильное применение судом материального закона повлекло вынесение по делу незаконного решения. Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Тверского районного суда г. Москвы, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда и постановление президиума Московского городского суда отменила, а дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции".

В некоторых случаях причинения имущественного вреда компенсации подлежит и моральный вред. Например, это касается тех случаев, когда у человека украли вещь (ее стоимость явно не дотягивает до возбуждения уголовного дела по факту хищения, кражи), но эта вещь очень дорога ему по личным причинам (с ней связаны какие-то воспоминания) и в результате ее кражи он испытал сильное душевное волнение, переживал потерю вещи. Это не тот случай, когда моральный вред обязательно подлежит возмещению, поэтому здесь необходимо доказывать причинение нравственных и психических страданий. В подобных ситуациях доказать причинение морального вреда и обосновать размер, подлежащий возмещению можно, если доказать суду свои нравственные страдания. Фактически суду необходимо представить доказательства того, что человек обращался за помощью к психологу, психиатру, находился под наблюдением последних. Возможно, что человек не обращался за помощью к психологам, но у него, например, случился гипертонический криз, сердечный приступ и т.д. В таком случае представить суду только справки (выписки из истории болезни) о том, что человек находился на лечении в связи с расстройством сердечнососудистой системы будет явно недостаточно. Действительно, мало ли по какой причине у него случился гипертонический криз? Сам факт того, что гипертонический криз по времени совпал с кражей любимой вещи, ее умышленным уничтожением не означает, что он случился именно по этой причине. Необходимо, чтобы в документе обязательно было указание на причину возникновения такого расстройства. Специалисты медработники не всегда указывают на причины возникновения тех или иных нарушений в работе органов человека, иногда причину установить почти невозможно, и часто бывает несколько вероятных причин. А для убеждения суда необходимо категоричное указание на одну причину – факт причинения морального вреда. Поэтому если после стационарного лечения в больнице причина нарушений (в работе ЦНС, сердечнососудистой системы) не отражены в истории болезни, других медицинских документах, то нужно обратиться за помощью к специалисту психологу (может быть и психиатру), пожаловаться ему на потерю сна, постоянное состояние тревоги. Необходимо объяснить, что Вас тревожит произошедшая недавно ситуация (событие). Главное – получить медицинский документ, подтверждающий причину возникновения физического расстройства работы организма (его отдельных органов). Данный документ подтвердит (докажет) наличие причинной связи между произошедшим событием (которое причинило моральный вред) и причинением физического вреда здоровью, укажет именно психическую сторону (что именно из-за пережитого события возникли отклонения в работе организма) причиненного вреда.

В законе предусмотрены и иные основания компенсации морального вреда. Например, компенсация морального вреда предусмотрена законом о защите прав потребителей, трудовым законодательством, законом о статусе военнослужащих, о средствах массовой информации [67].

Если вред причинен деловой репутации фирмы, то прежде всего необходимо доказать чем причинен вред деловой репутации фирмы. Вред деловой репутации фирмы должен быть "реальным", т.е. должны быть достаточно широко (массово) распространены такие сведения о фирме (об оказываемых ею услугах, выполняемых работах), которые повлияют на отношение к данной фирме ее деловых партнеров (постоянных клиентов). Возможно, это сведения, которые послужили поводом к проверке со стороны правоохранительных органов. Важно, чтобы сведения были ложными, это так же необходимо доказать.

Во-первых, в данном случае необходимо доказать факт того, что информация, порочащая деловую репутацию фирмы, действительно была распространена. Если такая информация была представлена в виде рекламного плаката, то в суд для обозрения можно представить данный рекламный плакат.

Одновременно с этим доказывают следующие обстоятельства:

1) информация должна быть ложной;

2) информация должна быть массово распространена, должна быть доступна для неопределенного круга лиц;

3) по содержанию информация должна содержать негативную оценку какихлибо деловых (предпринимательских, коммерческих) качеств фирмы. Чем это можно доказать?

Если информация распространена в печатном издании, то в качестве доказательства в суд необходимо представить экземпляр данного документа (один из номеров). Для доказательства можно привлечь и показания свидетелей. Интересным представляется, если информация помещена на страницу (сайт) в сети Интернет. В таком случае доказать ее наличие можно следующим образом. Информацию можно вывести на печать и попросить (уплатив госпошлину) заверить подлинность ее содержания с тем, которое в настоящий момент находится в Интернете. Если информация была распространена на радио или телевидении, то доказать ее содержание можно записав на видеокассету, кроме того получить копию записи можно посредством судебного запроса и у самого средства массовой информации, распространившего такие сведения. В том случае, если СМИ откажет в предоставлении копии записи, суд вправе наложить на них штраф и все равно в таком случае они будут обязаны представить такую информацию суду. Суд вправе, если придет к выводу, что сторона уклоняется от предоставления информации, считать факт, который может подтвердить или опровергнуть данное доказательство, доказанным и без представления такого доказательства.

Во-вторых, необходимо доказать факт того, что данная информация нанесла вред деловой репутации фирмы. Доказать это при представлении первой группы доказательств несложно. Поскольку необходимо логически обосновать то, что данная информация о товарах, услугах фирмы ложна, стала доступна неопределенному кругу лиц, вывод о том, что это повредит деловой репутации фирмы, следует сам. Очевидно, что подобная информация не создаст дополнительной рекламы фирме, но обязательно отразится негативно на ее деятельности. Возможно, представить суду доказательства того, что данная информация уже отразилась на количество обратившихся за услугами фирмы клиентов.

В процессе представления суду доказательств он оценивает их. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Оценка доказательства происходит уже при его представлении суду, поскольку судья сразу должен решить вопрос об относимости и допустимости доказательства. Затем при рассмотрении дела суд дает оценку доказательству на предмет того, насколько оно подтверждает или опровергает факт, входящий в предмет доказывания по делу. Само по себе доказательство может говорить о конкретном событии, либо вообще не иметь никакого отношения к делу, но вот совокупность нескольких доказательств уже может доказать (обосновать) произошедшего события причинения морального вреда и стать обоснованием его размера. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими. При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств.