История Северной Америки

История Северной Америки.

Статьи по теме
Искать по теме

2. Христофор Колумб. Колумб, Викинги и Скрелинги

Это первое путешествие - и путь и дорога, что прошел Христофор Колумб, когда открыл Индии,- изложено в сжатой форме, если не считать пролога, написанного для королей, который здесь приводится слово в слово и начинается так: "In nomine domini nostri Ihesu Christi" (во имя господа нашего Иисуса Христа).

После того как ваши высочества, христианнейшие, высочайшие, светлейшие и всемогущие государи - король и королева Испании и островов моря, наши повелители в нынешнем 1492 году положили конец войне с маврами, которые царство вали в Европе, и завершили войну в великом городе Гранаде, где в этом же году, во второй день января, я видел сам, как силой оружия водружены были королевские стяги ваших высочеств на башнях Альхамбры, цитадели Гранады, и как ко роль мавров вышел из городских ворот, дабы поцеловать царственные длани ваших высочеств и государя, моего повели теля, в этом же месяце, я осведомил ваши высочества о землях Индий и об одном государе, который зовется "великий хан", что означает на нашем языке "царь царей".

И поэтому ваши высочества, как католики-христиане и государи, почитающие святую христианскую веру и споспешествующие [77] ее распространению и как враги секты Магомета и всяческого идолопоклонства и ересей, решили отправить меня, Христофора Колумба, в указанные земли Индий, с тем, чтобы повидал я этих государей и эти народы и дознался бы о состоянии этих земель и также о том, каким образом окажется возможным обратить их в нашу веру.

Ради того даровали они мне великие милости, возвысив мой род (у me enoblecieron) и позволив отныне и впредь именоваться "доном" и быть главным адмиралом моря-океана, а также бессменным вице-королем и правителем всех островов и материковых земель, которые я открою и обрету и которые отныне и впредь будут открыты и обретены в море-океане, и положили, что преемником моим будет мой старший сын, и так из поколения в поколение во веки веков (О титулах Колумба.

День 12 октября отмечается в Соединенных Штатах Америки как национальный праздник. В этот день в 1492 г. Колумб открыл Новый Свет. Поскольку он думал, что открыл Индию, то назвал местных жителей "индиос", индейцами. Название "Америка" было дано новому континенту гораздо позже — по имени путешественника Америго Веспуччи.

А то, что они избрали датой первой публикации карты для сведения общественности в "Нью-Йорк тайме" именно вторник 12 октября - День Колумба, особенно возмутило Итальянское историческое общество Америки, увидевшее в этом не только открытый вызов, но и бестактность.

О том, что Северную Америку открыл не Колумб, а викинги - за 500 лет до него, на протяжении нескольких десятилетий говорят все школьные учебники.

Жителей Северной Америки итальянского происхождения сбрасывают со счетов путешествия викингов, объявляя их всего лишь легендами, и продолжают ежегодно чествовать Колумба, не лишено иронии.

- Джон Кабот из Англии действительно вновь открыл Северную Америку.

Если бы кого и следовало чествовать как первооткрывателя Северной Америки (не принимая при этом во внимание ни викингов, ни других мореплавателей более позднего времени), то им должен был бы быть Джон Кабот и уж ни в коем случае не Колумб.

Следует заметить, что все эти версии лишены доказательств, а потому составители школьных учебников и члены Итальянского исторического общества Америки могут не беспокоиться - никто не собирается отнимать у них Колумба.

История Северной Америки

Карта мира времен Колумба (1503 г.). Заблуждение Колумба, считавшего, что он открыл Индию, разделяет и картограф: на карте Новый Свет соединен с Азией

Можно предположить, что эти слова Колумба и сообщения упомянутого брата Района Пане во многом способствовали тому, что их католические величества и церковь поторопились объявить индейцев "людьми".

В свое время появилась подделка (а может быть, и нет), вызвавшая большую сенсацию п многолетние научные споры: так называемый "Кенсингтонский камень".

Факт открытия викингами Северной Америки до Колумба был признан еще в прошлом столетии, хотя это признание опиралось только на средневековые скандинавские саги, передававшиеся из уст в уста и впервые записанные в тринадцатом столетии.

Шведский эмигрант фермер Олаф Охман недалеко от Кенсингтона в штате Миннесота нашел под корнями осины большой обтесанный камень.

По этому поводу Лоуренс Стифил, профессор истории в Миннесотском университете, проживавший недалеко от места находки камня, сказал в 1965 г.

Наиболее солидная работа, направленная "против", вышла из-под пера профессора скандинавских языков Калифорнийского университета Эрика Валгрена, скандинава по происхождению, подчинившего свои национальные чувства научной добросовестности.

Как бы то ни было, мы сегодня спокойно можем отложить документы, относящиеся к этому спору, и фактами, а именно археологическими, доказать, что викинги высаживались и селились в Северной Америке до Колумба и Кабота.

Для нас особенно важны, прежде всего "Гренландская сага" и "Сага об Эйрике Рыжем", ибо именно в них идет речь об открытии Америки и о первой встрече викингов с коренным населением.

Эйрик Рыжий приплыл в Гренландию, будучи изгнан из Исландии за многочисленные убийства.

Его сын Лейф Эйрикссон учился в Норвегии и вернулся в Гренландию, имея на руках королевский указ крестить поселенцев.

Мировую прессу обошли фотографии обнаруженных там скелетов, без сомнения принадлежавших проживавшим там викингам, которые и открыли Америку.

Как известно, дикий виноград не растет в этих северных районах Америки.

Как поведал о нем позже читателям своей книги Эйрик, граф Оксенстерна, этот исследователь истории викингов "явился, полный энергии первооткрывателя, жажды приключений и внимательной любознательности".

Из так называемой тыквенной ягоды, растущей на побережье Америки намного северней мест произрастания винограда, а также из смородины, которая даже называется по-шведски "винная ягода".

В плодородных районах Норвегии и Дании названия многих местностей начинаются со слога "вин", хотя там вообще никогда не произрастал виноград.

Маршруты, нанесенные на карту, свидетельствуют, что викинги, в противоположность Колумбу, достигли Нового Света не сразу, а продвигаясь от острова к острову.

После Лейфа в Америку прибыли: Торфинн Карлсефни, Торвальд Эйрикссон и его жена, женщина-фурия по имени Фрейдис, дочь Эйрика Рыжего.

Брат Лейфа Торвальд отплыл на его корабле в Ньюфаундленд, там он перезимовал в доме Лейфа и предпринял несколько разведывательных экспедиций.

Они перезимовали в доме Лейфа Эйрикссона, а на следующее лето вновь встретились со скрелингами.

Надо полагать, у ее мужа был слабый характер, ибо именно Фрейдис уговорила его и двух своих братьев, прибывших из Норвегии вскоре после возвращения Карлсефни в Гренландию, отправиться на поиски приключений.

Они поплыли на Ньюфаундленд, где вскоре после прибытия началась ссора Фрейдис с братьями.

Она хотела завладеть большим кораблем братьев.

Она взволнованно отвечала: - "Я только что была у братьев, чтобы поговорить с ними о продаже их корабля потому, что очень хотела бы иметь больший корабль.

Если же взять только то, о чем рассказывают саги, то не наберется и страницы.

Индейцами или эскимосами?

Во время одного из путешествий на север Карлсефни нашел пятерых спавших скрелингов и, как повелось у викингов, сразу же перебил их.

Стрелы же, которыми осыпали викингов, свидетельствуют в пользу индейцев.

Проще всего предположить, что викинги не делали никакого различия между индейцами и эскимосами и любого встречного аборигена называли скрелингом.

Весьма вероятно, что попытки решить проблему "викинги в Америке", которая за десять лет неожиданно получила такой импульс, вскоре дадут удивительные результаты.

Сегодня же мы можем сказать только одно: высадки викингов в Америке интересны со многих точек зрения.

3. Семь городов Сиболы. Фолсомский человек

"Семь городов Сиболы" - слово "Снбола" передавалось из уст в уста, от таверны к таверне - превратились в символ, означавший золото, богатство, власть.

Нуньесу де Гусману, правителю Новой Испании *, принадлежал раб-индеец из числа индейцев, обитавших в долине * Вице-королевство Новая Испания со столицей в г.

Первым, кто 350 лет спустя подверг их тщательному научному анализу и сумел на основе содержавшихся в них фактов определить место расположения Сиболы (это не были города, полные золота и серебра, но тем не менее весьма своеобразные и примечательные во многих других отношениях), был ставший позже знаменитым Адольф Ф.

Де Бака догадывался, Маркое увидел, а Коронадо позже завоевал первые из расположенных в пустыне древнейших "городов" североамериканских индейцев - таинственные пуэбло.

Семь городов Сиболы 45 из его позднейших биографов, "путешествием во тьму".

Человек со странной фамилией Кабеса де Бака (что значит "Коровья голова") впервые поведал западному миру о таких могучих животных, как бизон и отвратительный чешуйчатый ядовитый ящер.

Несомненно, "семь городов Сиболы"!

Путешествие "Коровьей головы", бесспорно, является одним из наиболее ярких и богатых приключениями за всю историю географических открытий *.

Его роду было предоставлено право носить фамилию Кабеса де Вака - "Коровья голова".

Наш герой - Альвар Нуньес Кабеса де Вака (один из многих малоизвестных героев открытия Северной Америки, чьи имена были оттеснены на задний план именами таких людей, как Коронадо и де Сото) являлся казначеем одной из экспедиций, отправившейся, подобно многим другим, под командованием Панфило де Нарваэса на покорение неизведанных земель, лежавших на Севере.

Корабли экспедиции достигли побережья Флориды неподалеку от нынешнего района Тампа-Бей.

Напористый, он не обладал ни расчетливостью, ни смотритель. Имеется русский перевод воспоминаний Кабесы де Ваки о своем поразительном путешествии: Кабеса де Вака.

Получив весьма неопределенные сведения, будто где-то на Севере живет могущественный народ, владеющий несметным количеством золота, он приказал войскам покинуть корабли ц двинулся с ними в глубь континента, не задумываясь о последствиях, которые может повлечь за собой такой шаг.

Корабли экспедиции не последовали за войсками.

Его корабли то приставали к берегу в бухтах, то к расположенным вдоль побережья островам, встречая в одних местах враждебно, а в других - доброжелательно настроенных индейцев.

Выброшенные на берег подобно Робинзону, оборванные и голодные, рядом с ним стояли на техасском побережье, скорее всего на полуострове Веласко, юго-западнее нынешнего Галвестона, еще три спасшихся участника экспедиции.

Это были Андре Дорантес, Алонсо дель Кастильо Мальдонадо и напоминавший призрак, пожалуй, самый удивительный из всех - черный Эстебанико, мавр из Асамора, который, видимо, был

Кабеса де Вака, или "Коровья голова", солдат, искатель приключений, был первым, кто во время восьмилетнего путешествия (с 1528 по 1536 г.) пересек южную часть североамериканского континента с востока на запад.

Позднее мавр Эстебанико, товарищ Кабесы де Вака по этому путешествию, вместе со священником Маркосом из Ниссы достигли места, откуда открывался вид на сказочные "семь городов Сиболы".

И разве тогда хоть как-то могло повлиять на их чувства даже предположение о том, что после этих восьми лет на их долю отчасти выпадет слава первых европейцев, которым удалось пересечь североамериканский континент от Флориды до Калифорнии?

Банделье, который в восьмидесятых годах прошлого столетия прошел по следам де Ваки в тех местах, не раз категорически заявлял: "Я докажу, что Кабеса де Вака и его спутники никогда не ступали на земли Нью-Мексико, что они не принесли с собой в Новую Испанию никаких конкретных сведений об индейцах пуэбло, обитавших на этой территории" 5.

Им сразу же пришлось соприкоснуться с индейскими племенами, часть которых была настроена дружественно, а другая - враждебно.

Все четверо, особенно мавр Эстебанико, овладели этим языком настолько, что получили возможность обмениваться с индейцами сообщениями.

Я приносил также кремни, клейковину и твердый камыш, необходимые для изготовления наконечников стрел, кисти из оленьей шерсти, которые они окрашивают в красный цвет.

Каменным ножом он рассек рану, удалил из нее наконечник стрелы и зашил грудь пациента оленьими жилами.

Вместе с тем молва об испанских чудотворцах распространялась все шире и шире.

Первое описание североамериканского бизона принадлежит Кабесе де Ваке.

Де Вака должен был вновь и вновь рассказывать о нищете и нужде, повсеместно царивших среди северных индейцев, о безотрадной дикости тамошних земель, о бесконечных размерах континента.

Верить в существование на Севере могучей империи, и в частности "семи городов Сиболы", кто составил себе однобокое, примитивное представление об индейцах как о презренных существах, в которых не было почти ничего человеческого.

Ему принадлежит первое сделанное европейцем описание североамериканского бизона, который являлся для индейцев точно так же, как и для первых белых поселенцев, важнейшим животным североамериканских прерий.

Эти коровы приходят с Севера через далеко лежащие земли и добираются до побережья Флориды.

Вместе с тем повсюду им приходилось слышать о том, что на Севере действительно должны были находиться города, гигантские пуэбло, населенные множеством людей, полные золота и серебра.

Альвар Нуньес Кабеса де Вака положил конец всем этим слухам и подозрениям, возвратившись в Испанию в свой родной город Херес де ла Фронтера.

Из четверых остался лишь один - мавр Эстебанико.

Мавру предстояло стать первым, кто действительно увидел "семь городов Сиболы".

А разве мог Маркое выбрать для экспедиции лучшего, более опытного проводника, чем мавр Эстебанико, который отлично знал негостеприимную страну, был одинаково хорошо знаком с ее населением, и с воинственными и с миролюбивыми индейскими племенами, и как никто владел языком жестов.

На пути экспедиции хижины для привала, заполненные всевозможной снедью, в которых неторопливо следовавший за авангардом священник мог быть с почетом принят.

Кашингом, искавшим и нашедшим среди индейцев зуньи правду о примечательном путешествии брата Маркоса.

Как бы то ни было, в обоих отрядах появлялось все больше и больше индейцев, которые сообщали о больших городах, лежавших на Севере, и обитавших там богатых племенах.

Словно удар грома поразило группу Маркоса неожиданное появление индейца, который торжествующе размахивал огромным крестом!

Маркое воспроизводит его слова: "Он рассказал мне, что Эстебанико за день до того, как они достигли Сиболы, послал туда в соответствии с обычаем свою флягу из тыквы, чтобы сообщить жителям города, в каком качестве он к ним прибыл.

Жители Сиболы перебили около трехсот человек из отряда Эстебанико и наглухо закрыли границу даже для торговли между самими индейцами.

Кашинг, сказание об этом событии сохранялось у индейцев племени зуньи вплоть до XIX в.

Затем соорудил каменный крест и осмелился объявить всю простиравшуюся перед ним страну - пуэбло Сибола, Тотонтеак, Акус и Марата, за которыми должны были лежать еще более крупные поселения, - владением испанской короны, дав ей название "Новое королевство святого Франциска".

Человек, которого так превозносит цитировавшийся нами выше поборник истины Банделье, несомненно, должен был находиться не в своем уме в тот момент, когда он бросил первый взгляд на Сиболу (на "страну зуньи", расположенную, как мы об этом знаем теперь, в верховьях протекающей через Нью-Мексико реки Зуньи, на группу пуэбло, являвшихся, вне всякого сомнения, теми "семью городами Сиболы", сведения о которых были безмерно преувеличены молвой и фантазией, грезами и мечтами).

Сколько же жителей мог вмещать в себя такой город-гора, то даже и в этом случае остается совершенно непостижимым, как мог осмелиться брат Маркое направить вице-королю следующее послание: "Вместе с моими индейцами и переводчиками я продолжал путь до тех пор, пока мы не приблизились к месту, с которого можно видеть Сиболу.

Совершенно безрассудное заявление о пуэбло племени зуньи в устах человека, который прибыл из города Мехико, где в то время, около 1540 г.

Сегодня они сражались в одном отряде, назавтра вставали во главе собственных экспедиций, прокладывавших путь следующим за ними: Кортес - Нарваэсу Нарваэс - де Ваке Де Вака - Эстебаюгко Эстебанико - брату Маркосу Маркое - Коронадо.

Он был направлен вице-королем во главе отряда, состоявшего из 250 всадников, 70 пехотинцев и многих сотен индейцев, гнав 62

Разумеется, история завоевания будет неполной, если в ней не упомянуть имен Эрнандо де Сото и многих других, которые прошли вслед за ним, все глубже исследуя страну и все жестче подчиняя ее испанскому владычеству с помощью меча и креста.

Поэтому мы ограничимся упоминанием в качестве последнего завоевателя Коронадо, который разрубил мечом покровы тайны, так долго скрывавшей правду о "семи городах Сиболы".

Предупрежденный об этом Коронадо решил без промедления захватить Сиболу, поскольку больше, чем золото, его отряду необходимо было продовольствие.

На парламентёров и переводчиков, громко объявивших о переходе города под власть короля, посыпался град стрел.

В едких выражениях докладывает об этом Коронадо вице-королю не без намека на ложные сообщения брата Маркоса.

Стало ясно, что Сибола - это собирательное название группы поселений индейцев племени зуньи.

Семь городов Сиболы 65 преимуществу круглых помещений, имевших поддерживавшуюся балками крышу, в которой сооружался вход).

Вместо того чтобы продолжать двигаться вслед за экспедициями - одной из самых бессмысленных среди них была та, что отправилась на поиски новой таинственной страны золота, называвшейся Кивира, - мы хотели бы познакомить читателей с первыми достоверными сообщениями об этих "первых американцах" (название, которое без долгих колебаний им дали испанцы, нисколько не задумываясь над тем, сколь длинной была история, лежавшая за спиной индейцев, населявших пуэбло).

Со времен испанского завоевания вплоть до XIX столетия включительно речь шла обычно об "индейцах пуэбло" так, будто бы это было одно единое племя или определенный народ.

В действительности, как мы теперь знаем, обитатели пуэбло принадлежали к резко отличавшимся одно от другого племенам, говорили на самых различных языках и имели различную историю.

Количество подобных сведений с течением времени постепенно увеличивалось особенно благодаря миссионерам, и испанцы были уверены, что хорошо знают "своих индейцев пуэбло".

Как вдруг дотоле молча страдавшие племена неожиданно подняли восстание, равного которому ни по размаху, ни по ожесточенности борьбы, пожалуй, не знает история североамериканских индейцев.

Однако им потребовалось более десяти лет, чтобы восстановить среди индейцев пуэбло прежний порядок.

В каждом случае индеец пуэбло всегда давал больше, чем получал.

Подумал ли ковбой о взаимосвязи между наконечником и побелевшей костью?

Ему противопоставили старые, но убедительные аргументы: в результате внешнего влияния оружие и кости случайно могли попасть в один слой.

Ученый нашел поддержку только в Американском музее естественной истории, где ему посоветовали продолжать раскопки.

Находка сразу убедила ученого, и он попросил приехать Киддера, который позже сообщил: "Прибыв на место раскопок, я увидел директора Фиггинса, много сотрудников Колорадского музея и доктора Барнума Брауна из Американского музея естественной истории в Нью-Йорке.

Мы увидели убедительное доказательство взаимосвязи оружия и костей.

На этот раз обнаружили девятнадцать фолсомских наконечников;

Редко археологическое известие вызывало такой интерес в печати, как находка фолсомского наконечника.

И сразу следует добавить, что до сегодняшнего дня не нашли ни кости, ни черепа, не говоря уже о скелете, которые можно было бы поставить в прямую связь с фолсомским наконечником.

4. Последний человек каменного века в США

Несмотря на приход мексиканца, говорившего по-испански, и нескольких индейцев, говоривших на многих диалектах, установить взаимопонимание не удалось.

Это было счастьем для Иши, так будем мы называть пришельца, и счастливым случаем для науки, что Кребер и Уотерман не только приняли во внимание газетные статьи, но и предугадали, что

Если это редкостное существо действительно говорило на неизвестном языке, то оно могло быть одним из последних представителей исчезнувшего племени.

Это было совершенно фантастическим предположением двух антропологов, но Кребер 31 августа, через два дня после появления Иши, дослал в Оровилл телеграмму следующего содержания: "Шерифу округа Батти.

Газеты сообщают о поимке дикого индейца, говорящего на языке, непонятном другим племенам.

Было известно, что земля вокруг Оровилла раньше принадлежала индейцам яха, говорившим на различных диалектах.

О диалекте южного племени яхи никто ничего не знал, племя считалось вымершим.

Если Иши был из племени яхи, то вряд ли удалось бы быстро установить контакт, тем не менее, для науки это была сенсация.

Можно себе представить, с каким волнением Уотерман со словарем языка яна сел в камере напротив Иши.

Прошло несколько часов, прежде чем Уотерман отыскал другие понятные обоим слова и стало ясно, что Иши был из племени яхи, а язык этого южного племени в какой-то степени был родствен частично знакомым языкам северных племен.

Последний человек каменного века в США сможет ли Уотерман завоевать доверие индейца.

С этого момента Иши вышел из каменного века и вступил в мир современных людей.

Их можно было разделить на 21 группу, подразделявшуюся в свою очередь на 250 подгрупп, племен и семей, в которых говорили на НО различных диалектах, иные из них были так похожи друг на друга, как бостонский говор на нью-орлеанский, многие же отличались, как французский язык от английского.

Они охотились и рыбачили, собирали фрукты и коренья (основным их питанием была желудевая мука), не знали изделий из глины, но зато для всяких целей плели корзины.

Страна кое-как жила при мексиканском правительстве, а в 1848 г.

Уотерман писал: "Я получил сведения из авторитетного источника об одном старом пионере - золотоискателе и охотнике, проживавшем в этой местности, кровать которого еще в его юные годы покрывало одеяло, отороченное скальпами индейцев.

17 человек под предводительством двух "прославленных" охотников на индейцев Андерсена и Гуда - обладателей многочисленных скальпов, окружили безлунной ночью маленький поселок племени яхи на Милл-Крик и перебили мужчин, женщин т детей - "много трупов несло вниз стремительным течением".

Белые не обнаружили ни одной поломанной стрелы, потерянного наконечника копья или остатков петли, сделанной из волокон молочая, никаких признаков пребывания индейцев в лесах и на лугах...

Затаившиеся индейцы били рыбу гарпунами или ловили сетями, охотились с луками и стрелами, ставили ловушки, используя все это бесшумное оружие.

В них были рамы для сушки провианта, корзинки, наполненные вяленым мясом, рыбой и желудями, кроме этого, корзины для переноски грузов, инструменты и шкуры.

Иногда они совершали большие переходы, прыгая с утеса на утес, при этом их босые ноги не оставляли следов.

Индейцы поднимались и спускались по отвесным стенам каньона Милл-Крик с помощью канатов, сплетенных из волокон молочая.

Они мололи желуди на гладких камнях и из муки в корзинах варили свою повседневную кашу.

Последний человек каменного века в США до верхнего края каньона нависал отвесный и недоступный утес высотой 60 м, скрывавший убежище от любопытных глаз сверху".

Иши прибыл в музей Сан-Франциско и на следующее утро предстал перед Кребером.

У всех его друзей - Кребера, Уотермана и Поупа - сложилось впечатление, что Иши чувствовал себя в музее "как дома".

Но никто даже отдаленно не предполагал, насколько верно это было в действительности.

Когда возник план отправиться вместе с Иши в долгую исследовательскую экспедицию по стране яна - на его родину, он сильно расстроился.

Индеец продемонстрировал всю сноровку и уменье, позволявшие человеку каменного века выжить в борьбе с природой.

На их глазах он мастерил гарпуны, рыболовные снасти, петли и плел канаты из волокон молочая или сухожилий оленей.

Кребер, несмотря на упорное сопротивление Иши, снарядил экспедицию в страну яна.

Познакомились с индейцем в привычной для них обстановке.

Когда в Бюро по делам индейцев еще раз возник вопрос, не следует ли Иши отправить в резервацию к другим краснокожим, и Кребер был вынужден ему об этом сообщить, он ответил: "Я хотел бы до конца своих дней жить, как белый человек.

Долгое время он провел в госпитале, где индейца лечил его друг - доктор Поуп.

Тело Иши кремировали, как его предков, пепел же в индейской урне захоронили вместе с его луком, пятью стрелами, корзиной с желудевой мукой, несколькими кусками обсидиана и другой мелочью.

Последний человек каменного века в США Иши, он ответил: "Это был самый терпеливый человек, которого я когда-либо знал.

Доктор Поуп написал в некрологе: "Последний первобытный индеец Америки скончался стоически и без страха.

Литература

1. Инка Гарсиласо де ла Вега. История государства инков. (Пер. В. А. Кузьмищева.) Л., Наука, 1974.

2. История литератур Северной Америки. От древнейших времен до начала Войны за независимость. (Отв. ред. В. Б. Земсков.) М., Наука, 1985.

3. К.В. Керам "Первый американец: загадка индейцев доколумбовой эпохи" Пер. с нем. М.В. Воронковской, Н.А. Савинковой. Под ред. В.И. Гуляева. М. Изд. "Прогресс", 1979 г.

4. Кецаль и голубь. Поэзия наука, майя, кечуа. М., Худож. лит., 1983.

5. Нуньес Кабеса де Вака Альвар. Кораблекрушения. (Пер. Ю. Ванникова.) М., Мысль, 1975.

6. Путешествия Христофора Колумба: дневники, письма, документы. Под ред. И. А. Магидовича. М., Географгизиздат, 1961.

7. Хроники открытия Америки. 500 лет. Антология. Координатор издания В.Б. Земсков. М., Наследие, 1998.