Хулиганство и его виды

Хулиганство и его виды.

Статьи по теме
Искать по теме

Понятие хулиганства

Хулиганство и хулиган слова английского происхождения. Как отмечают многие исследователи, Hooligan - фамилия злостной семьи преступников, проживавших в XVIII в. в Ирландии и прославившейся беспрецедентным дебошем. Хулиганство как преступление претерпевает постоянные скачки в росте преступности и отражается в статистике как наиболее распространенное преступление. Так, рост числа осужденных по приговорам, вступившим в законную силу, в 2000 году произошел по следующим видам преступлений: - за убийство - на 3,5%; - хулиганство - на 17,8%; - преступления, связанные с оружием, - на 14,9%; - преступления, связанные с наркотиками, - на 8,5%. В минувшем 2001 году в Российской Федерации зарегистрировано 2839,5 тыс.преступлений, что на 5,4% меньше, чем в 1999 году. Однако анализ данных судебной статистики за 2000 год свидетельствует о том, что нагрузка на суды общей юрисдикции, связанная с рассмотрением уголовных, гражданских и административных дел, остается на достаточно высоком уровне.

Борьба с преступлениями, посягающими на общественный порядок, имеет многовековую историю. Еще в Соборном уложении 1649 года существовал ряд статей, которые устанавливали уголовную ответственность за подобные деяния. Так, в статье 7 гл. XXII устанавливалась ответственность за "мучителское надругательство". Статья 17 этой же главы гласила: "А будет кто с похвальбы, или с пьянства, или умыслом наскачет на лошади на чью жену, и лошадью ея стопчет и повалит, и тем ея обесчестит, или ея тем боем изувечит...".

Однако в то время еще не существовало четкого определения общественного порядка, поэтому в подавляющем большинстве случаев деяния не дифференцировались в зависимости от умысла. Можно лишь весьма условно считать, что слова "с похвальбы, или с пьянства, или умыслом", по сути, свидетельствуют о наличии в действиях лица хулиганских побуждений, хотя в современной трактовке умысел - несколько иная категория, посредством которой определяется форма вины.

В документе, именуемом "Устав благочиния, или полицейский", который 8 апреля 1782 г. был утвержден Императрицей Екатериной II, содержался прямой запрет "учинить уголовныя преступления противу народной тишины" (ст. 230), хотя в перечне деяний содержались и не имевшие непосредственного отношения к нарушению общественного порядка ("челобитье или прошение или донос скопом или заговором", "насильное завладение недвижимого имения", "разсевание лжи и клеветы"). В части 4 ст.261 Устава более полно обозначены действия, которые подпадают под признаки хулиганства в его современном понимании: "Буде кто во время общенародной игры или забавы или феатрального представления, в том месте или близ зрителей во сто сажен, учинит кому обиду, или придирку, или брань, или драку, или вынет шпагу из ножен или употребит огнестрельное оружие, или кинет камень, или порох, или иное что подобное, чем кому причинить может рану или вред или убыток или опасение, того отдать под стражу и отослать к суду".

В период судебной реформы 1861-1864 гг. согласно ст.38 Устава о наказаниях "за ссоры, драки, кулачный бой или другого рода буйство в публичных местах и вообще за нарушение общественной тишины" виновные подвергались наказанию (правда, весьма незначительному - аресту на срок не свыше семи дней или денежному взысканию не свыше двадцати пяти рублей). В рамках этой же статьи наказание могло быть назначено и в случаях, когда "в нарушениях будет участвовать целая толпа людей, которая не разойдется по требованию полиции". 2 Это деяние больше соответствует такому преступлению, как массовые беспорядки (ст. 212 нынешнего УК РФ).

Таким образом, классификации нарушений, которые сейчас именуются уголовно наказуемым хулиганством, в то время еще не было.

Что же означает слово хулиганство, и откуда оно к нам пришло?

Существует несколько теорий возникновения слов хулиган и хулиганство. По одной из таких теорий слово хулиганство произошло от древнерусского слова "хулить" и французского "gens" - люди. Толковый словарь В. Даля дает следующее определение слову "хулить" – т.е. не одобрять, порицать, хаять, порочить, унижать, осуждать и т.д. Кличку хулиган давали крепостным крестьянам, которые были в чем-то повинны и их хотели опорочить, унизить.

По другой теории слово хулиганство произошло от английского "Hooligan" - по фамилии одной семьи проживавшей на территории Лондона в конце XVIII века и известной своей грубостью, вызывающим поведением и постоянными драками.

А еще одна теория гласит, что слово "хулиган" произошло от наименования двух кланов американских индейцев хулиганов и апашей. Апаши всегда стремились завоевать хулиганов, но долгое время им это не удавалось, после завоевания, апаши за упорное сопротивление приписали им самые отрицательные качества.

В законодательстве дореволюционной России определение хулиганству не давалось, впервые о нем упоминал декрет СНК от 4 мая 1918 года "О революционных трибуналах". Уголовный кодекс РСФСР 1922 года стал первым кодексом, который выделил хулиганство в самостоятельный состав преступления. Статья 176 УК РСФСР 1922 года находилась в главе о преступлениях против жизни, здоровья, чести и достоинства личности и гласила: "Хулиганство, т.е. озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам или обществу в целом действия – карается принудительными работами или лишением свободы на срок до одного года".

В уголовном кодексе 1926 года статья 76 давала уже несколько другое определение хулиганству и определяла его, как "озорные, сопряженные с явным неуважением к обществу действия" и отнесено оно было к преступлениям против управления. Впоследствии из УК было исключено указанное выше определение хулиганства. Президиум Верховного Совета СССР в Указе от 26 июля 1966 года "Об усилении ответственности за хулиганство" дал новое определение этому явлению, квалифицировав его как "умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу". Такое же определение хулиганства стала содержать статья 206 Уголовного Кодекса 1960 года после издания вышеуказанного Указа Президиума Верховного Совета СССР.

В уголовном кодексе 1996 года законодатель, прежде всего, разместил статью о хулиганстве в главе 24 "Преступления против общественной безопасности" и существенно изменил дефиницию хулиганства. Статья гласила:

"Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества".

В отечественном законодательстве послереволюционного периода хулиганство было впервые выделено в качестве самостоятельного состава. Однако в Уголовном кодексе РСФСР 1922 года хулиганство помещалось в разд. 5 "Иные посягательства на личность и ее достоинство". Этот раздел наряду с четырьмя предыдущими был объединен гл. V "Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности".

В Уголовном кодексе РСФСР, утвержденном Верховным Советом РСФСР 27 октября 1960 г., который с многочисленными изменениями и дополнениями действовал вплоть до 1 января 1997 г., хулиганство было расположено в гл. десятой "Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения". Определялось оно как "умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу" (ч.1 ст.206 УК РСФСР). Злостным хулиганством признавались "те же действия, отличающиеся по своему содержанию особым цинизмом или особой дерзостью, либо связанные с сопротивлением представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, или иным гражданам, пресекающим хулиганские действия, а равно совершенные лицом, ранее судимым за хулиганство" (ч.2 этой же статьи).

Если сравнивать составы хулиганства 1960 года и 1996 года, то видно, что из прежнего состава хулиганства в самостоятельный состав преступления с названием "Вандализм" выделились "осквернение зданий и иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах" (ст. 214 УК РФ). Кроме того, ряд действий квалифицировавшихся прежде по ст. 206 УК РСФСР, включены в соответствующие нормы раздела "Преступления против личности", как действия, совершенные из хулиганских побуждений (ст. 111 "Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью", ст. 112 "Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью").

Федеральный закон Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" вновь изменил дефиницию хулиганства. Статья определила, что хулиганство, "есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия".

Как видно, статья претерпела довольно сильные изменения, и это касается не только определения хулиганства, его видов, обязательных и квалифицирующих признаков, изменению подверглось и наказание за данный вид преступления.

Во-первых, исчезли ранее обязательные для такого преступления признаки, как применение насилия к гражданам либо создание угрозы такого применения, а так же уничтожение или повреждение чужого имущества. При исключении этих обязательных признаков законодатель, на мой взгляд, руководствовался судебной практикой, которая неоднократно указывала на то, что не всякое хулиганство совершается с применением насилия или угрозой такого применения. Так, попытки применения насилия имеют место лишь в 32 % случаев.

Законодатель так же стремился пресечь ошибки, которые часто допускали суды при разграничении преступлений предусмотренных статьями 115 и 213 УК РФ, а так же при разграничении уголовного хулиганства и административного. Точно так же обстоит дело и с уничтожением или повреждением чужого имущества, как обязательного в прошлом признака хулиганства.

Во-вторых, применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, стало обязательным, а не квалифицирующим признаком хулиганства.

Это, на мой взгляд, связано с желанием законодателя декриминализировать ряд деяний предусмотренных УК, и освободить и без того переполненные тюрьмы, а так же с тем, что большинство хулиганских действий и так совершаются с применением оружия или предметов, используемых в качестве таковых. Кроме того, ни для кого не секрет какую сложность представляло собой для правоохранительных органов разграничение административного и уголовного хулиганства. В соответствии с новой редакцией статьи 213 уголовное хулиганство только тогда уголовно, когда применялось оружие или применялись предметы, используемые в качестве оружия. Таким образом, законодатель, наконец, то поставил точку в многолетних спорах различных ученых о том, что же считать уголовным, а что административным хулиганством.

Совершенно ясно, что определенную сложность представляет, как само определение хулиганства, которое неоднократно менялось и, по-видимому, еще не раз изменится, так и месторасположение данной статьи в Уголовном кодексе. Изменения, которые были внесены в статью 213 16 декабря 2003 года играют положительную роль таких изменений правоохранительные органы ждали очень давно. Новая редакция статьи наиболее полно и четко дает определение хулиганству с четким перечнем признаков позволяющих четко отграничивать уголовное преступление от его от аналогичного административного проступка – мелкого хулиганства, а так же от преступлений против личности, что ранее представляло немалую трудность.

Общественный порядок, как объект хулиганства

В теории уголовного права нет единого подхода к понятию "общественный порядок" и "общественная безопасность". К сожалению, принятие Уголовного кодекса РФ не только не внесло ясность в определение объекта хулиганства, но во многом усложнило решение данного вопроса. Сложность состоит в соотношении родового, видового и непосредственного объекта хулиганства. Статья 213 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за хулиганство, включена в главу 24 УК РФ "Преступления против общественной безопасности" раздела IX "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка".

Проблема состоит в том, что непосредственный объект преступления всегда должен находиться в той же сфере общественных отношений, что и его видовой объект.

Широкая дискуссия о родовом объекте хулиганства была развернута в советском уголовном праве в семидесятые годы применительно к ст.206 УК РСФСР. При этом предлагалось несколько точек зрения. Одни ученые признавали факт существования нескольких самостоятельных родовых объектов, предусмотренных главой десятой УК РСФСР. 2 В то же время отдельные исследователи считали, что предусмотренные в этой главе преступления имели единый родовой объект, указанный в самом названии главы, 3 или же что следует вести речь о двух родовых объектах: а) общественный порядок и общественная безопасность и б) здоровье населения. 4 По моему мнению, в разделе IX УК РФ содержатся два родовых объекта – "общественная безопасность" и "общественный порядок", охватывающие разные общественные отношения, так же, как в главе десятой УК РСФСР имелись три группы самостоятельных общественных отношений: "общественный порядок", "общественная безопасность", "здоровье населения". Ключевым понятием в определении объекта хулиганства как было, так и остается понятие "общественного порядка". Без уяснения содержания данного понятия, отграничения его от понятия "общественная безопасность" невозможно решить вопрос об объекте хулиганства.

Общеюридическое определение общественного порядка было предложено И.Н. Даньшиным: "Общественный порядок - это порядок волевых общественных отношений, складывающихся в процессе сознательного и добровольного соблюдения гражданами установленных в нормах права и иных нормах неюридического характера правил поведения в области общения и тем самым обеспечивающих слаженную и устойчивую совместную жизнь людей в условиях развитого общества".

Две основные концепции общественного порядка в узком смысле в шестидесятые годы были представлены М. И. Еропкиным и А.В. Серегиным.

М. И. Еропкин определял общественный порядок как "обусловленную интересами всего: народа..., регулируемую нормами права, морали, правилами... общежития и обычаями систему волевых общественных отношений, складывающихся главным образом в общественных местах, а также общественных отношений, возникающих и развивающихся вне общественных мест, но по своему характеру обеспечивающих охрану жизни, здоровья, чести граждан, укрепления народного достояния, общественное спокойствие, создание нормальных условий для деятельности предприятий, учреждений и организаций".2

А. В. Серегин характеризует общественный порядок как "урегулированную нормами права и иными социальными нормами систему общественных отношений, установление, развитие и охрана которых обеспечивают поддержание состояния общественного и личного спокойствия граждан, уважение их чести, человеческого достоинства и общественной нравственности". 3

Как видим, одно из основных различий в понятии общественного порядка у этих исследователей состоит в том, что М. И. Еропкин, определяя круг отношений в данной сфере, выделяет в качестве основного критерия место их возникновения и развития (общественные места), а А.В. Серегин - содержание отношения. Следует также обратить внимание на тесную связь общественного порядка и общественной нравственности, подчеркнутую А. В. Серегиным.

Наряду с юристами-административистами и некоторые представители науки уголовного права в общественный порядок в узком смысле включают довольно широкий круг общественных отношений. Так, П. Ф. Гришаев считает, что под общественным порядком следует понимать порядок, регулирующий отношения между членами общества, согласно которому каждый из них обязан соблюдать правила в обществе, как закрепленные в правовых нормах, так и в нормах морали. Соблюдение этих правил поведения всеми гражданами гарантирует общественную безопасность, то есть безопасные условия повседневной жизни и деятельности членов общества.

Однако, если до принятия Уголовного кодекса 1996 г. высказывалась точка зрения, согласно которой общественный порядок имеет своей составной частью общественную безопасность, то в настоящее время предлагается считать, что общественная безопасность охватывает общественный порядок. К примеру, А. В. Готовцев пишет, что если "общественный порядок - это обеспечение безопасности людей, то общественная безопасность - это и сохранность имущества, и нормальная работа источников повышенной опасности, представляющих угрозу для человека и общества. Отсюда следует вывод, что общественная безопасность несколько шире общественного порядка".

Такое утверждение нельзя признать точным, поскольку даже в названии раздела IX УК РФ термины "общественный порядок" и "общественная безопасность" употребляются как равно родовые, за каждым из которых кроется самостоятельное содержание. Аналогично они употребляются и в ч.1 ст.2 УК РФ.

Некоторые современные исследователи, характеризуя общественный порядок как правовую категорию, фактически не делают различий между ним и общественной безопасностью, употребляя эти понятия как синонимы. Я абсолютно не согласен с таким подходом к пониманию общественного порядка, поскольку он противоречит как теории уголовного права, так и общей теории права. По моему мнению, под общественным порядком следует понимать урегулированные нормами права и морали общественные отношения в своей совокупности, обеспечивающие общественное спокойствие, общепринятые нормы поведения, нормальную деятельность предприятий, учреждений и организаций, транспорта, сохранность всех видов собственности, а также уважение общественной нравственности, чести и достоинства граждан.

Можно согласиться с С.С. Яценко, что если общественный порядок воплощается в создании обстановки общественного спокойствия, благоприятных внешних условий жизнедеятельности людей, что обеспечивает нормальный ритм общественной жизни, то общественная безопасность проявляется в создании безопасных условий при обращении с источниками повышенной опасности и проведении работ повышенной опасности. 1 По мнению А.Ф. Гранина, существенные различия между понятиями "общественный порядок" и "общественная безопасность" связаны с нормативными средствами урегулирования данных явлений. Общественный порядок достигается в результате упорядочения общественных отношений с помощью всех форм нормативного регулирования, тогда как общественная безопасность - только с использованием правовых и технических норм. 2 Поэтому деяние, посягающее одновременно на общественный порядок и общественную безопасность, представляет собой совокупность преступлений. Так, хулиганство, совершенное с применением огнестрельного оружия, образует совокупность хулиганства и ношения огнестрельного оружия и квалифицируется по ч.3 ст.213 и ч.1 ст.222 УК РФ.

Рассмотрев отличие категории "общественный порядок" и "общественная безопасность", я прихожу к выводу, что родовым, видовым и основным непосредственным объектом хулиганства является общественный порядок. Указание законодателя в названии главы 24 УК РФ лишь на общественную безопасность следует считать юридической неточностью. Как было подчеркнуто, общественный порядок и общественная безопасность являются самостоятельными категориями, охватывающими обособленные группы общественных отношений. Кроме того, глава 24 УК РФ включена в раздел IX, где указан наряду с родовым объектом "общественная безопасность" родовой объект "общественный порядок", а в ст.213 УК РФ, устанавливающей уголовную ответственность за хулиганство, имеется прямое указание на основной непосредственный объект данного преступления - общественный порядок. Из буквального анализа статей УК РФ следует, что видовой объект, указанный в названии главы 24, - "общественная безопасность" - не находится в плоскости родового объекта хулиганства.

Что касается утверждения А. В. Готовцева, то, по моему мнению, расширительным толкованием понятия "общественная безопасность" он пытается решить данную проблему. Однако это лишь приводит к смешению понятий и путанице в юридических терминах. К тому же и сам он пишет: "Сущность общественного порядка во всех случаях обеспечение безопасности людей, в одном - от незаконных посягательств других людей, в другом - от негативных проявлений источников повышенной опасности".

Большинству стран, ранее входивших в СССР, при реформе своего уголовного законодательства удалось избежать указанной двусмысленности. Так, глава 9 УК Республики Казахстан, куда включена ст. 257, предусматривающая уголовную ответственность за хулиганство, содержит указание на два видовых объекта - общественный порядок и общественную безопасность. Аналогичен подход к родовому и видовому объекту хулиганства в УК Туркменистана (гл.29, ст.279), уголовных законов Латвии (гл.20, ст.231), Эстонской Республики (гл.2, ст.195), Азербайджанской Республики (гл.10, ст.207), Грузии (разд.9, ст.239). В УК Республики Узбекистан ст.277 "Хулиганство" содержится в гл.20 "Преступления против общественного порядка".

Противники установления уголовной ответственности за хулиганство говорят о том, что хулиганство не может иметь в качестве непосредственного объекта общественный порядок, поскольку этот объект является общим для всех без исключения деяний, нарушающих нормальное функционирование общества. По мнению профессора И. Иванова, общественный порядок "неизбежно нарушается при совершении любого правонарушения - преступления, административного проступка, гражданско наказуемого деликта, аморального поведения. Так, переход проезжей части в неустановленном месте, вне всякого сомнения, нарушает общественный порядок. То же и убийство, клевета, хищения и т. д. Все это - деяния, нарушающие общественный порядок, поскольку их совершение грубо противоречит нормальному существованию людей в обществе". 1 Трудно согласиться с вышеприведенными доводами. Автор смешивает акценты в понимании общественного порядка в узком и широком смысле. Действительно, общественный порядок в широком смысле, как совокупность всех социальных связей и отношений, нарушается при совершении любого правонарушения, однако ст. 213 УК РФ имеет объектом уголовно-правовой охраны общественный порядок в узком смысле. И, кроме того, содержит указание на дополнительные основные объекты - личность и собственность. Только хулиганство и ему подобные преступления посягают главным образом на общественный порядок; другие объекты уголовно-правовой охраны носят здесь дополнительный характер, увеличивая степень общественной опасности хулиганства.

Общественный порядок является основным и постоянным непосредственным объектом хулиганства. Именно общественный порядок является основой в конструкции состава преступления – "хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка" (ч.1 ст.213 УК РФ). Он основной потому, что против него в первую очередь направлено хулиганство, и он главным образом охраняется нормой, предусматривающей уголовную ответственность за хулиганство.

Отличие хулиганства от преступлений против личности

Отличие хулиганства от преступлений против личности. Парой при рассмотрении дел, сложность в судебной практике представляют вопросы его отграничения от преступлений против личности: субъективная и объективная стороны их нередко почти не отличаются.

Хулиганские мотивы часто размыты. Вместе с тем есть ряд достаточно надежных критериев, используя которые можно более точно определить различия между "личными" и "хулиганскими" мотивами. Наиболее ярко выраженное отличие заключается в том, что при преступлениях против личности лицо, как правило, заранее готовится к преступлению, продумывает свои действия и намечает механизм их реализации.

Его действия последовательны и логичны. При преступлениях против личности действия субъекта, как правило, характеризуются расчетливостью, обдуманностью, коротки по времени; он всегда стремится достичь конкретного результата, сам контролирует свои действия и прекращает их по достижении желаемого результата. Кроме того, лицо всегда действует "в режиме" прямого умысла, направленного на причинение вреда здоровью и возможного косвенного умысла по отношению к последствиям.

При хулиганстве объективная сторона характеризуется расплывчатыми хаотичными действиями, слагаемыми из отдельных, изолированных друг от друга эпизодов, не связанных между собой. Насилие может быть направлено на один или несколько объектов. В числе потерпевших могут оказаться и случайные лица, не причастные к зарождению хулиганских действий. Кроме того, эти действия нередко сопровождаются умышленным и зачастую бессмысленным уничтожением или повреждением чужого имущества.

Оценивая действия лица, совершающего хулиганские действия, следует иметь в виду, что в систему объектов, которым наносится вред, в первую очередь входит общественный порядок, который страдает нередко в большей мере, чем сам потерпевший. Одним из обязательных элементов хулиганских действий является отсутствие у лица целенаправленного желания достичь конкретного результата. При совершении же хулиганских действий лицо, как правило, не готовит оружие заранее и часто применяет любые предметы, случайно оказавшиеся под рукой, а собственно оружие нередко использует непродуманно, нецеленаправленно и не по прямому назначению.

Однако, поскольку ст. 214 УК РФ предусматривает более мягкое по сравнению с ч. 1 ст. 206 УК РСФСР наказание, необходимо квалифицировать действия привлеченного к ответственности лица по ст. 214 УК РФ, а если лицо осуждено и назначенное судом наказание является более строгим, чем установлено верхним пределом санкции ст. 214 УК РФ, следует в соответствии с ч. 2 ст. 10 УК РФ и ч. 2 ст. 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" в редакции Федерального закона от 4 декабря 1996 г. сократить наказание до максимальных пределов, предусмотренных санкцией ст.214 УК РФ. В ч. 2 ст. 213 УК РФ отсутствует такой квалифицирующий признак злостного хулиганства, как особая дерзость.

В соответствии с п. 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря1991 г. N. 5 "О судебной практике по делам о хулиганстве" к признакам особой дерзости относились действия, сопровождавшиеся, например, насилием, повлекшим телесные повреждения, уничтожением или повреждением имущества. Однако состав преступления, по которому осуждены эти лица (умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, отличающиеся по своему содержанию исключительным цинизмом), не отвечает требованиям даже основного состава хулиганства, предусмотренного ч. 1 ст. 213 УК РФ, обязательными признаками которого является применение насилия к гражданам либо угроза его применения, а равно уничтожение или повреждение чужого имущества. Вследствие этого лица, осужденные по ч. 2 ст. 206 УК РФ по признаку исключительного цинизма, подлежат освобождению от наказания.

Объект и предмет хулиганства

Объектом хулиганства является общественный порядок, состоящий из широкого круга общественных отношений, а причиняемый при хулиганстве вред имеет многоаспектное, сложно-комплексное содержание и характер.

Законодатель объединяет в одном преступлении как минимум три объекта: общественный порядок, личность, чужую собственность. При этом физический и моральный вред причиняется: общественной нравственности; сложившемуся в обществе порядку межличностных отношений; конкретной личности; нормальной деятельности предприятий, организаций; собственности граждан или юридических лиц.

Ключевым понятием в определении объекта хулиганства как было, так и остается понятие "общественного порядка". Без уяснения содержания данного понятия, отграничения его от понятия "общественная безопасность" невозможно решить вопрос об объекте хулиганства.

В ч 1. ст. 2 УК дается примерный перечень наиболее значимых общественных отношений: общественные отношения, охраняющие права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественную безопасность, окружающую среду, конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества.

Важно уголовно-правовое значение имеет определение объекта хулиганства.

Как утверждал С. Мокринский, "описать состав преступления значит, прежде всего определить объект последнего". 1 Таким образом, объект преступления – это охраняемый уголовно – правовым законом общественное отношения, на которые направленно общественно опасное деяние и которым причиняется вред либо создается реальная угроза причинения вреда.

В теории уголовного права существует несколько характеристик объекта хулиганства. Сложность состоит в соотношении родового, видового и непосредственного объекта хулиганства. УК РФ хулиганство включил в главу 24 УК РФ раздела IX "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка".

Господин И.В. Зарубин подчеркивает "придерживаемся традиционного подхода к понятию объекта преступления и считаем, что те общественные отношения, против которых направлены преступления, называются объектом преступления. Поскольку структура УК РФ в сравнении с УК РСФСР изменилась, наряду с делением Особенной части УК на главы имеется деление на, разделы, в основу анализа объекта хулиганства мной положена четырехступенчатая система классификации объектов преступления по вертикали. Применительно к составу хулиганства рассматриваются общий, родовой, видовой и непосредственный объекты данного преступления следует заметить, что вопрос о классификации объектов преступления сам по себе является спорным и заслуживает отдельного исследования. Так, наряду с предложенной классификацией объектов по вертикали, к примеру, есть предложения выделять вместо видового интегрированный объект, занимающий промежуточное положение между основным и родовым".

Для сравнения возьмем определения общественного порядка предложенное И. Н. Даньшиным: "Общественный порядок - это порядок волевых общественных отношений, складывающихся в процессе сознательного и добровольного соблюдения гражданами установленных в нормах права и иных нормах неюридического характера правил поведения в области общения и тем самым обеспечивающих слаженную и устойчивую совместную жизнь людей в условиях развитого общества".

М. И. Еропкин определял общественный порядок как "обусловленную интересами всего... народа..., регулируемую нормами права, морали, правилами... общежития и обычаями систему волевых общественных отношений, складывающихся главным образом в общественных местах, а также общественных отношений, возникающих и развивающихся вне общественных мест, но по своему характеру обеспечивающих охрану жизни, здоровья, чести граждан, укрепление народного достояния, общественное спокойствие, создание нормальных условий для деятельности предприятий, учреждений и организаций".

В административном праве принято различать понятие общественного порядка в широком и в узком смысле. В широком смысле принято понимать совокупность всех социальных связей и отношений, складывающихся под воздействием всех социальных норм, в отличие от правопорядка, включающего лишь отношения, регулируемые нормами права. Из этого следует, что общественный порядок, как более широкая категория, включает в себя и правопорядок. Существует мнение "общественная безопасность несколько шире общественного порядка", но в IX разделе УК РФ термины "общественный порядок" и "общественная безопасность" употребляются как равно родовые, за каждым из которых кроется самостоятельное содержание. Аналогично они употребляются и в ч. 1 ст. 2 УК РФ. Следовательно, данное высказывание является не корректным, употребляя эти понятия как синонимы исследователи нарушают, противоречат как теории уголовного права, так и общей теории права. Так, хулиганство, совершенное с применением огнестрельного оружия, образует совокупность хулиганства и ношения огнестрельного оружия и квалифицируется по ч. 3 ст. 213 и ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Данное представление исходит из определения дополнительного непосредственных объекта.

И все же в уставе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), здоровье определено как состояние полного социально – биологического психологического благополучия, когда функции всех органов и систем уравновешены с природой и социальной средой и отсутствуют какие-либо болезненные состояния и физические дефекты. Следовательно, здоровье подразумевается не только организма, но и как "психическая целостность". Как мне кажется медицинское определения здоровья превалирующие в судебной медицине является неточным, а следовательно зашита граждан ведется на слабом уровне, что не позволительно для развитого общества.

Другим дополнительным непосредственным объектом хулиганства является отношение собственности. В ч. 1 ст. 213 УК РФ законодатель четко ограничил объект уничтожения или повреждения имущества принадлежностью этого имущества любому лицу - физическому либо юридическому, кроме самого хулигана.

Факультативный непосредственный объект – это конкретное общественное отношение, которому причиняется вред. Так, пункт б части 2 является факультативным признаком статьи 213 УК РФ. Факультативный объект хулиганства, предложенный ранние, требует рассмотрения в правоприменительной деятельности и вызывает полемистическое настроенное. Так, в своей статье Т. Нуркаева и С. Щербаков пишут, что в определенной степени факультативным объектом хулиганства являются честь и достоинство.

Честь и достоинство охраняется прежде всего нормами гражданского и уголовного права. Выбор способа защиты зависит, как правило, от потерпевшего. Вместе с тем это не исключает возможности использования этих способов зашиты поочередно.

Проблема объекта хулиганства имеет важное уголовно-правовое значение. Выяснение содержания этого понятия позволяет правильно ответить на ряд других теоретических и практических вопросов (конструкция состава хулиганства, объем и содержание объективных и субъективных сторон данного преступления). Как обоснованно указывал профессор С. Мокринский, "описать состав преступления значит, прежде всего, определить объект последнего - социальное благо, страдающее или подвергающееся опасности от преступного действия". 2

Несмотря на то, что российское уголовное законодательство более 80 лет предусматривает ответственность за хулиганство, в теории уголовного права нет единого мнения по вопросу об объекте данного преступления. Это явилось следствием ряда причин. В разные периоды развития уголовного законодательства хулиганство относилось к разным видам преступлений. К тому же при совершении хулиганства вред причиняется многим общественным отношениям. А диспозиция статьи, предусматривающей уголовную ответственность за хулиганство, всегда имела достаточно сложную юридическую конструкцию.

Ключевым понятием в определении объекта хулиганства как было, так и остается понятие "общественного порядка". Без уяснения содержания данного понятия, отграничения его от понятия "общественная безопасность" невозможно решить вопрос об объекте хулиганства. Рассмотрев отличие категории "общественный порядок" и "общественная безопасность", я прихожу к выводу, что родовым, видовым и основным непосредственным объектом хулиганства является общественный порядок. Указание законодателя в названии главы 24 УК РФ лишь на общественную безопасность следует считать юридической неточностью. На основании изложенного можно сделать вывод о том, что хулиганство является сложным многообъектным преступлением. Основным родовым, видовым и основным непосредственным объектом хулиганства является общественный порядок, дополнительными непосредственными альтернативными - здоровье гражданина и чужая собственность, факультативными непосредственными - установленный порядок управления и общественная безопасность.

Предметами, используемыми при хулиганстве в качестве оружия, в соответствии с новым законом могут быть любые предметы, в том числе и хозяйственно-бытового назначения, применение которых может причинить телесные повреждения.

Часть 3 ст.213 УК РФ по сравнению с ч.3 ст.206 УК РСФСР не проводит никакого различия между предметами, специально приспособленными для нанесения повреждений или подобранными в процессе совершения хулиганских действий.

Объективная сторона преступления, предусмотренная статьей 213 УК РФ

Уголовная ответственность за хулиганские действия предусмотрена только в тех случаях, когда применяется оружие или предметы, используемые в качестве оружия. Посягательства на личность во время хулиганских действий, если побои или вред здоровью причинены без применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия, квалифицируются как преступления против личности, где хулиганские побуждения выступают в качестве квалифицирующего признака. 1 Обязательным признаком хулиганства является грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу. Общественный порядок - это сложившийся в обществе комплекс отношений между людьми, обеспечивающий общественное спокойствие, неприкосновенность личности и целостность собственности, нормальное функционирование государственных и общественных институтов.

. Явное неуважение к обществу означает умышленное нарушение установленных в нем правил поведения, которое носит демонстративный характер.

Оно может проявляться, например, в бесчинстве, унизительном обращении с гражданами, длительном характере посягательств, упорном, несмотря на замечания, совершении общественно опасных действий. Нельзя насилие как квалифицирующий признак хулиганства сводить только к нанесению побоев или телесных повреждений. Насилие может проявляться и в других формах (например, в сталкивании в нечистоты), но в любом случае оно состоит в оказании физического воздействия на потерпевшего. Объективная сторона хулиганства состоит в грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Под грубым нарушением общественного порядка следует понимать действия, направленные на причинение вреда этому порядку, правам и интересам граждан, т.е. значительность и серьезность нарушения. Применение оружия означает как реальное использование огнестрельного оружия, любых ножей, кастетов, иного холодного оружия (производство выстрелов в воздух и др.), так и его демонстрацию (о понятии "оружие"). Использование непригодного оружия, его макетов не может рассматриваться в качестве хулиганства, совершенного с применением оружия.

Сопротивление предполагает активное противодействие поведению работников милиции, иных представителей власти, военнослужащих, представителей общественности (например, дружинников), выполняющих возложенные на них функции по охране общественного порядка, а также другим гражданам, пресекающим хулиганские действия. Хулиганство совершается с прямым умыслом.

К представителям власти относятся работники милиции, народные дружинники и военнослужащие, привлеченные к охране общественного порядка, а также иные лица, на которых возложены функции представителей власти. Ответственность по ч. 2 статьи 213 УК за сопротивление представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, наступает при физическом противодействии таким лицам в процессе пресечения ими хулиганских действий.

Пресечение может выражаться как в прямом применении силы к хулигану, так и в иных действиях (например, попытка вызвать наряд милиции, защитить потерпевшего).

Просьбы и увещевания со стороны посторонних лиц не могут рассматриваться как пресечение хулиганских действий. С объективной стороны действия хулигана характеризуются не только грубым нарушением общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, но и применением насилия к гражданам; причинением им имущественного ущерба; угрозами совершения таких действий.

Субъективные признаки хулиганства

С субъективной стороны это преступление совершается с прямым умыслом. Обязательным признаком преступления является хулиганский мотив. В основе хулиганских побуждений лежат извращенные потребности, стремления, удовлетворяемые антиобщественным способом. Содержание хулиганского мотива можно выразить как стремление лица в неуважительной форме противопоставить себя обществу, проявить пьяную удаль, грубую силу, буйство, жестокость, демонстративное пренебрежение нормами поведения, морали. Этот мотив позволяет отграничить состав хулиганства от преступлений против личности.

Субъект преступления - лицо, достигшее возраста 14 лет.

Субъективная сторона хулиганства выражается в умышленной форме вины в виде прямого умысла, поскольку данный состав является формальным, он не предусматривает в качестве обязательного признака наступление каких-то последствий. В одном из определений Верховного Суда РФ указано, что деяние не может квалифицироваться как хулиганство, если не установлен умысел на грубое нарушение общественного порядка и на проявление явного неуважения к обществу. Для него характерен и специальный мотив - хулиганские побуждения. В определении по делу С. и др. отмечается, что действия, совершенные не из хулиганских побуждений и не сопряженные с грубым нарушением общественного порядка, необоснованно квалифицированы как хулиганство.

С субъективной стороны хулиганство всегда выражается в умышленных действиях. При этом умысел может быть как прямым, так и косвенным.

Первое, наиболее ярко выраженное отличие заключается в том, что при преступлениях против личности лицо, как правило, заранее готовится к преступлению, продумывает свои действия и намечает механизм их реализации. Его действия последовательны и логичны.

При преступлениях же против общественного порядка действия хулигана, как правило, непоследовательны, нелогичны и хаотичны. Такое поведение часто не связано с личными неприязненными отношениями или с неправомерным поведением потерпевшего и возникает спонтанно. При этом хулиган сам активно провоцирует потерпевшего на конфликт. При преступлениях против личности действия субъекта, как правило, характеризуются расчетливостью, обдуманностью, коротки по времени; он всегда стремится достичь конкретного результата, сам контролирует свои действия и прекращает их по достижении желаемого результата. В ч.1 ст.213 УК РФ законодатель четко ограничил объект уничтожения или повреждения имущества принадлежностью его любому лицу, кроме самого хулигана. Пунктом "а" ч.2 ст.213 УК РФ введен новый квалифицирующий признак, о необходимости которого давно говорила юридическая общественность. Речь идет о совершении хулиганства группой лиц (различными видами групп). Частью 3 ст.213 УК РФ предусмотрена ответственность за хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Под признаки этой нормы подпадает любое оружие, которое будет признано таковым экспертным заключением (само понятие "оружие" регулируется Законом об оружии). Вместе с тем использование во время хулиганских действий в качестве оружия любого предмета образует состав преступления по ч. 3 ст.213 УК РФ, независимо от того, где и когда этот предмет был взят хулиганом, улучшил ли он его поражающие свойства или нет. Юридическая квалификация преступления в любом случае зависит не от восприятия гражданами ситуации, созданной лицом, совершающим преступление, тем более не от степени их испуга, а от субъективного отношения лица к этим действиям и объективных возможностей достичь конкретного результата.

Субъективная сторона хулиганства всегда должна выражаться только в форме прямого умысла, который характеризуется тем, что лицо осознает общественно опасный характер своих действий, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий (интеллектуальный момент) и желает их наступления (волевой момент).

Обязательным признаком субъективной стороны состава хулиганства являются хулиганские побуждения. В основе них лежат извращенные потребности, стремления, удовлетворяемые антиобщественным способом.

По мнению Н.А. Зелинской содержание хулиганского мотива можно выразить "как стремление лица в неуважительной форме противопоставить себя обществу, проявить пьяную удаль, грубую силу, буйство, жестокость, демонстративное пренебрежение нормами поведения, морали".

При квалификации хулиганства, следует отграничивать данное деяние от преступлений против личности и собственности, поскольку в некоторых составах этих преступлений, в качестве квалифицирующего признака выступают хулиганские побуждения.

Хулиганство как особая форма нарушения общественного порядка нередко выражается в посягательстве на личность, в частности, нанесении легкого вреда здоровью. В судебной практике встречаются случаи, когда причинение вреда здоровью безосновательно квалифицируется как хулиганство, а не как преступление против здоровья. Для правильного решения таких вопросов необходимо исходить из того, что посягательство на личность потерпевшего, его здоровье, поводом для которого явились неприязненные отношения между обвиняемым и потерпевшим, по общему правилу, не может квалифицироваться как хулиганство и должно рассматриваться как преступление, направленное на причинение вреда здоровью, личности в целом.

В соответствии с ч.2 ст.35 УК РФ хулиганство следует признавать совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. В содержание предварительного сговора, как правило, входит соглашение о функциях каждого из соучастников, а также о самом преступлении, при этом предварительность сговора означает, что он должен предварять преступление, т.е. он должен быть совершен за какое-то время до него. Исходя из ч.1 ст.35 УК РФ следует, что число лиц, совершивших хулиганство, должно быть не менее двух. При этом с учетом ст.32 УК РФ, в которой указывается, что соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления, необходимо отметить, что хулиганские действия должны быть в определенной степени согласованными, т.е. каждый из соисполнителей должен осознавать, что участвует в совместном совершении преступления с предварительным сговором.

Таким образом, хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, совершается двумя или более лицами, которые действовали совместно с прямым умыслом и хулиганским мотивом, грубо нарушили общественный порядок и выразили явное неуважение к обществу своими действиями, применив при этом оружие или иные предметы, используемые в качестве оружия.

В процессе квалификации преступлений нередко возникает вопрос о том "должны ли все лица, входящие в группу, быть достигшими возраста уголовной ответственности или вменяемыми, либо даже, несмотря на то, что лишь один соучастник достиг возраста уголовной ответственности, его действия следует квалифицировать как групповое преступление".

По мнению А.В. Рагулина "разрешение данного вопроса необходимо осуществлять в соответствии с действующим на сегодняшний день уголовным законом и Постановлениями Пленума ВС РФ".

В соответствии со ст. 19 УК РФ уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного УК. С учетом того, что не достигшее возраста уголовной ответственности или невменяемое лицо не является субъектом преступления, а также, поскольку основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего в себе все признаки состава преступления, такое лицо преступление не совершает.

А.В. Рагулин относительно этой проблемы приходит к выводу о том "что групповое хулиганство возможно только при наличии как минимум двух лиц, подлежащих уголовной ответственности в силу статьи 19 УК РФ, т.е. лиц, достигших возраста уголовной ответственности".

Рассматривая такой признак хулиганства как совершение его группой лиц по предварительному сговору, следует обратить внимание на положения статьи 36 УК РФ, указывающие на эксцесс исполнителя. Эксцессом исполнителя преступления признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников, вследствие чего другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат.

Применительно к данному понятию в рамках изучаемой проблемы А.В. Рагулин указывает на то обстоятельство, что при хулиганских действиях эксцессом исполнителя следует признавать не только совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников, но и совершение исполнителем действий, не охватывающихся умыслом других соисполнителей, производимых в рамках совместно совершаемого преступления. В этом случае речь идет не о количественном эксцессе, когда один из соучастников совершает большее количество преступлений, а о качественном эксцессе, когда один из соучастников совершает то же преступление, но в более тяжкой его форме.

В настоящее время однозначно не решена проблема определения вида соучастия в группе лиц по предварительному сговору. По выражению А.В. Рагулина, существуют две точки зрения ученых по этому вопросу. Одни ученые считают, что в данной группе возможно лишь соучастие в форме соисполнительства, другие же кроме соисполнительства указывают также и соучастие с распределением ролей.

Соисполнительство представляет собой форму соучастия, при которой все соучастники действуют совместно и непосредственно выполняют действия, входящие в объективную сторону преступления. При этом каждый из них может выполнять эти действия целиком либо выполнять их только частично, но в сложении совместных усилий соучастников достигается единая и охватываемая единым умыслом преступная цель. В случае, когда присутствует соучастие с распределением ролей, один или несколько исполнителей выполняют действия, входящие в объективную сторону преступления, а действия других соучастников (организатора, подстрекателя, пособника), как правило, находятся за рамками объективной стороны состава преступления.

А.В. Рагулин на основании изучения постановлений Пленума Верховного Суда РФ и позиций ученых-юристов, приходит к выводу, о том, что действия соисполнителей в групповом хулиганстве следует квалифицировать по ч.2 ст.213 УК РФ. В случае, когда имеет место совершение хулиганства одним лицом-исполнителем в совокупности с наличием лиц, выполняющих функции подстрекателя, организатора или пособника, действия исполнителя надлежит квалифицировать по ч.1 ст.213 УК РФ, а действия прочих лиц – по соответствующим пунктам ст.33 и ч.1 ст. 213 УК РФ.

Имеется и другая точка зрения, согласно которой распределение ролей на исполнителя, подстрекателя, пособника и организатора в группе лиц по предварительному сговору возможно не только в "техническом" плане, но и в виде соучастия в полном смысле этого слова. Данная точка зрения основывается на том, что в ч.2 ст.35 УК РФ, в отличие от ч.1 этой статьи, не указывается, что все участники группы лиц по предварительному сговору должны быть именно соисполнителями преступления, а указывается лишь на лиц, заранее договорившихся о совершении преступления. Согласно этой точке зрения действия исполнителя надлежит квалифицировать непосредственно по ч. 2 ст. 213 УК РФ, а действия других соучастников – по ч.2 ст.213 УК РФ со ссылкой на соответствующие пункты ст.33 УК РФ. Эта точка зрения представляется А.В. Рагулину правильной, поскольку она основывается, прежде всего, на конструкции уголовно-правовой нормы, содержащейся в ч.2 ст.35 УК РФ.

В соответствии с ч.3 ст.35 УК РФ хулиганство признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Виды хулиганства и их характеристика

Злостное хулиганство (квалифицирующие признаки)

Злостное хулиганство (квалифицирующие признаки). Часть 2 ст. 213 УК РФ устанавливает три обстоятельства, отягчающие ответственность за хулиганство: групповое хулиганство (совершено группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой); сопротивление лицам, пресекающим нарушение общественного порядка (связано с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка); рецидив хулиганства (совершено лицом, ранее судимым за хулиганство).

Совершение хулиганства группой лиц (различными видами групп) – новый квалифицирующий признак, о необходимости которого давно говорила юридическая общественность. На практике хулиганство довольно часто совершается компанией нетрезвых людей, как правило, без предварительного сговора, когда каждый соисполнитель совершает преступные действия исключительно в меру своего разумения, что не делает это преступление менее опасны.

При этом следует все же иметь в виду, что организатор группы, даже если он не принимал участия в конкретных действиях, будет отвечать за преступления, на которые он направил группу. Совершение кем-либо из членов группы действий, выходящих за пределы договоренности, является эксцессом исполнителя, и другие участники группы за эти действия уголовной ответственности не подлежат.

Пунктом "б" ч. 2 ст. 213 УК РФ установлена уголовная ответственность за хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо ином улицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка. Необходимо иметь в виду следующее: субъект должен обязательно сознавать, что оказывает сопротивление именно представителю власти или другому лицу, которое охраняет общественный порядок.

Представителем власти является любое должностное лицо, обладающее специальными полномочиями по охране общественного порядка, а к "иным лицам" относится любой человек, который хотя и не обладает полномочиями представителя власти, но в данный момент исполняет обязанности по охране общественного порядка. Однако уголовная ответственность по этому признаку может наступить и в тех случаях, когда указанные лица в момент пресечения хулиганских действий не исполняли обязанности по охране общественного порядка.

Сопротивление представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, выражается не только в отказе прекратить хулиганские действия, но и в активном противодействии лицам, пытающимся пресечь действия хулигана, вывести его из помещения и т.д. сопротивление может носить насильственный характер (лицо вырывается из рук задерживающих).

Сопротивление может выражаться в угрозах или применении физического насилия (нанесение ударов). Но насилие в этом случае не должно быть опасным для жизни и здоровья.

При оказании сопротивления с применением насилия представителям власти в процессе совершения хулиганских действий деяние подпадает под признаки ч. 2 ст. 213 УК РФ, квалификации по совокупности со ст. 318 УК РФ не требуется.

Если сопротивление с применением насилия было оказано после окончания хулиганских действий с целью избежать задержание, все содеянное будет квалифицироваться по совокупности по ст. 213 и 318 УК РФ. Также по совокупности ст. 213 и ч. 2 318 УК РФ должно квалифицироваться сопротивление представителям власти в процессе хулиганских действий, соединенных с насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего.

Особо злостное хулиганство (квалифицирующие признаки)

Особо злостное хулиганство (квалифицирующие признаки). Часть 3 ст. 213 УК РФ предусматривает ответственность за особо злостное хулиганство. Особо отягчающим обстоятельством, в результате которого наступает ответственность по ч. 3 ст. 213 УК РФ, является совершение хулиганства с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Под признаки этой нормы подпадает любое оружие, которое будет признано таковым экспертным заключением (само понятие "оружие" регулируется Законом об оружии). Вместе с тем использование во время хулиганских действий в качестве оружия любого предмета образует состав преступления по ч. 3 ст. 213 УК РФ, независимо от того, где и когда этот предмет был взят хулиганом, улучшил ли он его поражающие свойства или нет. По мнению Л. Халдеева редакция диспозиции ч. 3 ст. 213 УК РФ неудачна, т.к. семантическое толкование понятия "оружие" в ч. 3 ст. 213 УК РФ предполагает только предмет, относящийся собственно к огнестрельному или холодному оружию. В то же время под "предметами" судебная практика понимает любые предметы (лопату, отвертку, палку, камень и т.п.), которые были использованы для причинения вреда здоровью. Эти предметы судебная практика признает орудием преступления, но не оружием. Основанием для квалификации преступления по ч. 3 ст. 213 УК РФ является применение или попытка применения при совершении хулиганства огнестрельного оружия, любых ножей, кастетов или иного холодного оружия, а равно других предметов, специально приспособленных для нанесения телесных повреждений, не только в тех случаях, когда виновный с их помощью наносит или пытается нанести телесные повреждения, но и тогда, когда использование указанных предметов в процессе хулиганских действий создает реальную угрозу для жизни или здоровья граждан. Применение или попытка применения предметов, подобранных на месте преступления, которые не были специально приспособлены для нанесения телесных повреждений, в том числе предметов хозяйственно – бытового назначения, не могут рассматриваться как основание для квалификации действий по ч. 3 ст. 213 УК РФ.

Выводы

В своем развитии институт хулиганства претерпевал изменения, рассматривался как преступление против личности, находился в главе о преступлениях против жизни, здоровья, чести и достоинства личности. Немало кодификаций вообще донного состава не предусматривают. При квалификации хулиганства наибольшую сложность вызывают соотношения бытового хулиганства с преступлениями против личности, злостное хулиганство с сопротивлением представителю власти, уничтожением и повреждением имущества, а так же разграничение уголовно наказуемого хулиганства и административно - преследуемого мелкого хулиганства.

В судебной практике нередко встречаются дела, когда суды отказываются признавать действия хулиганскими только на том основании, что они совершались не в общественном месте и (или) в отсутствие очевидцев.

Таким образом, для признания действий хулиганскими важно не столько место их совершения и наличие очевидцев, сколько умысел лица, совершающего эти действия.

Объектом хулиганства является общественный порядок, состоящий из широкого круга общественных отношений, а причиняемый при хулиганстве вред имеет многоаспектное, сложно-комплексное содержание и характер.

С объективной стороны действия хулигана характеризуются не только грубым нарушением общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, но и применением насилия к гражданам; причинением им имущественного ущерба; угрозами совершения таких действий. При этом момент окончания хулиганских действий "перенесен" законом на более раннюю стадию ввиду указания на угрозу совершения названных действий как на самостоятельную форму хулиганства.

Субъективная сторона хулиганства характеризуется не "межличностными отношениями" лица, совершающего определенные действия, а "подходом" его к нормам общежития, установленным в обществе. Исходя их этого, при квалификации хулиганства важно установить субъективное отношение лица к своим действиям, причины конфликта, его динамику, побудительные мотивы, адекватность и характер действий, объективно подтверждающих нарушение общественного порядка и проявление явного неуважения к обществу. С субъективной стороны хулиганство всегда выражается в умышленных действиях. При этом умысел может быть как прямым, так и косвенным.

Большую сложность в судебной практике при рассмотрении дел о хулиганстве представляют вопросы его отграничения от преступлений против личности: субъективная и объективная стороны их нередко почти не отличаются. Хулиганские мотивы часто размыты. Вместе с тем есть ряд достаточно надежных критериев, используя которые можно более точно определить различия между "личными" и "хулиганскими" мотивами.

При хулиганстве объективная сторона характеризуется расплывчатыми хаотичными действиями, слагаемыми из отдельных, изолированных друг от друга эпизодов, не связанных между собой. Насилие может быть направлено на один или несколько объектов. В числе потерпевших могут оказаться и случайные лица, не причастные к зарождению хулиганских действий. Кроме того, эти действия нередко сопровождаются умышленным и зачастую бессмысленным уничтожением или повреждением чужого имущества. Оценивая действия лица, совершающего хулиганские действия, следует иметь в виду, что в систему объектов, которым наносится вред, в первую очередь входит общественный порядок, который страдает нередко в большей мере, чем сам потерпевший. Одним из обязательных элементов хулиганских действий является отсутствие у лица целенаправленного желания достичь конкретного результата. Этот фактор помогает почти безошибочно сделать вывод, что данные действия являются хулиганскими. Судебная практика показывает, что если при преступлениях против личности применяется какое-либо оружие, то оно, как правило, заранее подготовлено или специально приспособлено для повышения поражающих качеств; а используется не только целенаправленно, но и по прямому назначению.

Литература

1. Андреева Л., Овчинникова Г. Ответственность за хулиганство // "Законность", N 5, 2004 г.

2. Веремеенко И.И. Сущность и понятие общественного порядка // Советское государство и право. 1982. N 3.

3. Готовцев А.В. Организационно-правовые вопросы взаимодействия милиции и внутренних войск в охране общественного порядка: Автореф. дисс.: канд. юрид. наук. М., 2000 г.

4. Гранин А.Ф. Теоретические вопросы социалистической законности в деятельности органов внутренних дел: Автореф. дисс.: докт. юрид. наук. Киев, 1975.

5. Даньшин И.Н. Уголовно-правовая охрана общественного порядка. Харьков, 1971.

6. Еропкин М. И. Управление в области охраны общественного порядка. М., 1951.

7. Зарубин В. И. "Понятие общественного порядка как объекта хулиганства" / "Журнал российского права", N 8, 2001 г.

8. Иванов И. Хулиганство: проблемы квалификации // Российская юстиция. 1996. N 8.

9. Колоколов Н.А. Борьба с хулиганством: кризис правового регулирования // Российский следователь, 2004, N 11.

10. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный)/В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. - Волтерс Клувер, 2005 г.

11. Куделич А.В. Уголовно-правовая охрана общественного порядка в современной России: Автореф. дисс.: докт. юрид. наук. М., 2000 г.

12. Мокринский С. Озорство и хулиганство // Еженедельник советской юстиции. 1924. N 38.

13. Рагулин А. В. Ответственность за групповое хулиганство по современному российскому законодательству. // Право и политика. 2004 г. №10.

14. Хулиганы и хулиганство в России. / Аспект истории и литературы XX века. / В. Н. Шапошников, Московский Лицей – 2000 г.

15. Уголовное право РФ. Учебник. Особенная часть. / Под ред. А.И. Рарога. М.: "Юристъ", 2001.

16. Уголовно-правовая охрана чести и достоинства личности. // Российская юстиция № 2 / 2002 г.

17. Яценко С.С. Уголовно-правовая охрана общественного порядка. Сравнительно-правовой аспект. Киев, 1986.