Горгий и горгианские фигуры. Анализ ораторской речи Похвала Елене

Горгий и горгианские фигуры. Анализ ораторской речи Похвала Елене.

Статьи по теме
Искать по теме

Разрушив самую возможность достижения абсолютной истины – aletheia, – Горгий вступает на путь мнения – doxa. Однако и эту дорогу он полагает более чем ненадежной. Он ищет третий путь, путь разума, ограничивающегося освещением фактов, обстоятельств, ситуаций жизни людей и города, и это не наука, дающая определения и абсолютные правила, и не бродячий индивидуализм. Это анализ ситуаций, описание того, что надо и чего не надо делать. Горгий, таким образом, – один из первых представителей этики ситуаций. Обязанности зависят от момента, эпохи, социальной характеристики; один и тот же поступок и хорош, и плох, в зависимости от того, к чему он относится. Ясно, что это теоретическое сочинение, выполненное без метафизической базы и принципов, содержало в себе немало расхожих мнений; это объясняет странное соотношение нового и традиционного, характерное для Горгия [Д. Антисери и Дж. Реале. Западная философия от истоков до наших дней. Античность и Средневековье (1- 2) – "Издательство Пневма", С-Петербург, 2003, С.60].

Вместе с тем вполне новой была его позиция в отношении риторики. Если нет абсолютной истины и все ложно, слово завоевывает свою автономию, почти безграничную, коль скоро оно не связано с бытием. В своей онтологической независимости слово всеядно, открыто и готово ко всему. Теоретическое открытие Горгия и состоит в обнаружении слова как носителя убеждения, верования и внушения, невзирая на его истинность. Риторика – это искусство убеждения, т.е. того, что использует возможности слова. Это искусство в Греции V столетия было подлинным "штурвалом в руках государственного деятеля" (В. Йегер). Политика поэтому называли ритором, способным убеждать судей в трибуналах, советников в совете, членов народного собрания, своих граждан в любом сообществе. Значимость риторики очевидна, как ясен для нас и небывалый успех Горгия.

Горгий был первым философом, который искал теоретический смысл того, что мы сейчас называем эстетической ценностью слова и сущностью поэзии. "Поэзию в ее различных формах, – говорил он, – я называю неким размерным суждением, и тот, кто слушает, попадает в плен, дрожа от страха, сострадая, льет слезы, трепещет от горя, его душа страдает от действия слов, счастья и несчастья других делаются его собственными".

Искусство, как и риторика, есть движение чувств, но в отличие от риторики оно вне практических интересов. Более того, Горгий умеет объяснить, что такое поэтический обман, когда "обманывающий поступает лучше того, кто не обманывает, а обманутый – мудрее того, кто не обманут". Обманывающий, т.е. поэт – лучший, ибо наделен творческим даром поэтических видений, а обманутый выигрывает, ибо способен принять и этот обман и творение. И Платон, и Аристотель не прошли мимо этих мыслей: первый – чтобы отвергнуть ценность искусства, второй – чтобы открыть потенцию катарсиса, очищающего поэтическое чувство.

Горгий был одним из первых ораторов нового типа – не только практиком, но и теоретиком красноречия, за плату обучавшим юношей из богатых семей говорить и логически мыслить. Такие учителя назывались софистами, "специалистами по мудрости" [Д. Антисери и Дж. Реале. Западная философия от истоков до наших дней. Античность и Средневековье (1- 2) – "Издательство Пневма", С-Петербург, 2003, С.60].

Будучи величайшим оратором своего времени Горгий разрабатывает уникальную методику воздействия на слушателя. Он вводит "горгианские фигуры". Горгианские фигуры выделялись тем что в ораторской речи стали использовать поэтических приемы. Именно благодаря им речь оратора становится более убедительной. Горгий применял антитезу (резко выраженное противопоставление понятий), оксюморон (сочетание противоположных по смыслу понятий), членение предложений на симметричные части, аллитерацию (игру звуками), ассонансы (повторение в стихе сходных гласных звуков), созвучие окончаний в предложении [Корнилова Е.Н. Риторика – искусство убеждать. М.: Прогресс 2006 С 67].

Использую "горгианские фигуры" ораторы в своих речах делали так, чтобы созвучия окончаний сопрягали одинаковые по своей грамматической форме слова, расставляя их по концам синтаксических отрезков. Подобный способ выражения оценивался как черта приподнятого стиля. Этот прием использовал и Горгий: "Случая ли изволением, богов ли велением, неизбежности ли узаконением совершила она то, что совершила? Была она или силой похищена, или речами улещена, или любовью охвачена? ["Похвала Елене", перевод С.Кондратьева ]"

"Похвала Елене" как раз является образцаом политического красноречия.

"Что в речи сначала себе я поставил, тому верным остался; попытавшись разрушить поношения несправедливость, общего мнения необдуманность, эту речь я захотел написать Елене во славу, себе же в забаву" ["Похвала Елене", перевод С.Кондратьева ]. Для "Похвалы Елене" Горгий избирает достаточно распространенную тему в греческой культуре того времени. Его современник Еврипид в трагедии "Елена" старался оправдать гомеровскую виновницу Троянской войны, опираясь на версию Стесихора, согласно которой в Трое находилась лишь тень Елены Спартанской, в то время как верная жена Менелая дожидалась его в Египте [Сборник "Ораторы Греции". М.: Лениздат 1985 С.90].

В отличие от него Горгий не стал изменять мифологическую версию "жизнеописания" Елены, а дал ей новую оценку. Секрет оратора заключался в умении перетолковывать факты и придавать им неожиданную окраску.

Т.А.Миллер, анализируя творчество Горгия, пишет, что "он применил особый прием, который сводился к тому, что явления реальности распределялись по двум противоположным полюсам, и от того, насколько удавалось оратору подвести предмет под определённую категорию и соответственно поместить его на том или ином полюсе, зависела его оценка". Этот прим становится любимым приёмом Горгия. "В фокус внимания писателя попадали не изолированные объекты, а сразу два предмета, каждый из которых был наделен признаками, противоположным признакам своего напарника" [Миллер Т.А. Сравнительные жизнеописания М.: Политиздат 2000 С.44].

Созвучие слов, вынесенных в начало "Похвалы Елены" и конец фразы и отличающихся друг от друга лишь отрицательным префиксом, делает прозрачно ясной полярную противоположность понятий, а строго выдержанная однотипность перечислений подчеркивает смысловое единство признаков:

"Славой служит городу смелость, телу – красота, духу – разумность, речи приводимой – правдивость; все обратное этому – лишь бесславие. Должно нам мужчину и женщину, слово и дело, город и поступок, ежели похвальны они – хвалою почтить, ежели непохвальны – насмешкой сразить. И напротив, равно неумно и неверно достохвальное – порицать, осмеяния же достойное – восхвалять. ["Похвала Елене", перевод С.Кондратьева ]"

В основной части "Похвалы Елене" вместо изложения фактов из жизни Елены Троянской Горгий предлагал слушателю взглянуть на неё с совершенно новой стороны. Поведение Елены не описывается в конкретных подробностях, а воспроизводится в виде моделей: Елена, по мнению Горгия, была "или силой похищена, или речами улещена, или любовью охвачена".

Способ реабилитации героини прост и схематичен: устанавливается система зависимости между антиподами "сильный-слабый", и каждая из причин помещается в разряд "сильных", так что Елена должна автоматически занять место на противоположном полюсе, т.е. в числе слабых или неповинных жертв насилия. С помощью "игры контрастами", которой пользовался Горгий, можно было доказывать диаметрально противоположные вещи, стоило найти для искомого предмета ряд оппозиций [Миллер Т.А. Сравнительные жизнеописания М.: Политиздат 2000 С.45].

Таким образом, мы видим, что Горгий в полной мере владел искусством слова и внес неоценимый вклад в развитие античного ораторского искусства. Многие ораторские приёмы, которые разработал Горгий, используются в риторике и в наши дни.

Литература

1. Антисери Д. Реале Дж.. Западная философия от истоков до наших дней. Античность и Средневековье (1- 2) – "Издательство Пневма", С-Петербург, 2003, С.60

2. Корнилова Е.Н. Риторика – искусство убеждать. М.: Прогресс 2006

3. "Похвала Елене", перевод С.Кондратьева

4. Сборник "Ораторы Греции". М.: Лениздат 1985

5. Миллер Т.А. Сравнительные жизнеописания М.: Политиздат 2000