Фразеологические антропонимы прозвища в современном английском языке

Фразеологические антропонимы прозвища в современном английском языке.

Статьи по теме
Искать по теме

Имена и прозвища в истории языка и культуры

В традиционных грамматиках имя личное представлено как подкласс имени существительного, относящийся к именам собственным. Под термином "личное имя" "понимается прежде всего "индивидуальное именование субъекта" [Суперанская 1973], официально закрепленное за ним при рождении. О.А. Леонович отмечает, что "из всех ономастических категорий личные имена первыми получили документальное отражение. В основе их лежали апеллятивы, которые использовались в качестве прозвищ для обозначения людей" [Леонович 2002: 6].

Большинство лингвистов считают, что имя личное лишено лексического значения в его традиционном понимании и его главной функцией является наименование предметов, т.е. номинация (Дж. Милл, А. Гардинер, Э. Пулграм, Д.К. Реформатский, Ф.Ф. Фортунатов и др.); оно не выражает понятия, так как не заключает в себе признаков предмета и не характеризуется свойством общения. как представитель класса существительных имя собственное имеет наиболее общее значение этого лексико-грамматичаского класса как части речи. Как и все другие существительные, имя собственное выполняет те же синтаксические функции, имеет свои деривационные модели, указание на род. В случае необходимости оно получае дополнительную детерминированность через артикль, прилагательное и т.п. Кроме того, как отмечает С.И. Гарагуля, "личные имена могут обладать так называемым энциклопедическим (информативным) значением, которое возникает в речи при отнесении только к одному лицу-денотату и предполагает его локализацию во времени, пространстве и множестве социальных полей" [Гарагуля 2002: 7 – 8].

Имя собственное отражает, прежде всего, национально-языковую картину мира, которая, по словам М. Шингаревой, "отображает обиходно-эмпирический, культурный или исторический опыт некоторого языкового коллектива" [Шингарева 2006: 83]. Поэтому имя, "несущее на себе печать конкретной в каждом случае национальной ментальности" [Раевская 2006: 27], является компонентом лексической системы любого языка.

Изучением антропонимов занимается анторопонимика (греч. antropos – "человек"), изучающая имена, фамилии, прозвища и псевдонимы людей, которая является разделом ономастики (от греч. onomastike, т.е. "искусство давать имена"). Термин оним или онима (собственное имя) – это "слово или словосочетание, которое служит для выделения именуемого им объекта среди других объектов: его индивидуализации и идентификации" [Леонович 2002: 3].

Известно, что антропонимы (имена, фамилии, прозвища, псевдонимы, а в русском языке еще и отчества) являются важнейшим звеном, связывающем человека с непосредственным окружением и обществом в целом. Человек живет не просто среди людей, но и среди имен, которые образуют вокруг каждого человека определенный континуум, особое национально-культурное постранство, единое для всего языкового коллектива и индивидуальное для любого отдельного его члена.

На ранних стадиях развития общества имя – неотъемлемый компонент личности, его второе "я", его душа: "Nomen, omen" ("Имя – судьба"), говорили в древности. Узнать имя человека значило сделать его безоружным перед силами зла. Именно поэтому у древних было принято пользоваться субститутами настоящего имени. Следы этих обычаев обнаруживаются и на более поздних этапах цивилизации. Например, в куртуазном романе Кретьена де Труа "Эрек и Энида" (XII в.) Эрек узнает настоящее им жены, полученное ею при крещении, лишь в момент женитьбы.

"Во многих древних культурах, – пишет Ю.А. Рылов, – имя считается настоящим духовным центром человека, в котором в символической форме скрывается его сущность <…> В настоящее время (по крайней мере, в европейских культурах) имя утратило свою магическую значимость, но приобрело важное юридическое и бюрократическое значение, хотя идея omen, nomen продолжали волновать авторов и в XX веке. Так, П.А. Флоренский считал, что "именем выражается тип личности, онтологическая форма ее, которая определяет далее ее духовное и душевное строение", а итальянский исследователь В. Тартамелла связывает фамилию с судьбой ее носителя, утверждая, что фамилия значительно влияет на поведение человека и, как следствие, на его статус в обществе. Указанный автор заявляет о создании новой научной дисциплины – психогномии, которая призвана заниматься влиянием фамилии на нашу интеллектуальную, профессиональную и общественную жизнь" [Рылов 2006: 10].

Антропонимические традиции европейских народов, несмотря на наличие значительного количества сходных черт (заключающееся в наличии личного имени и фамилии, то есть компонентов, один из которых является сугубо индивидуальным, а другой передается по наследству), отличаются неповторимой самобытностью и оригинальностью, отражающей взгляд народа на мир и на место в нем индивида.

С VIII в. до н.э. Британские острова начали заселяться индоевропейскими племенами – кельтами, гаэлами, бриттами и белгами. Они принесли свои личные имена, которые были схожи с греческой и славянской системами именования. В современной системе личных имен английского языка мы можем обнаружить всего лишь следы эпохи кельтов. Этот факт может быть объяснен с исторической точки зрения: германские племена, переселившиеся на Британские острова, оттеснили кельтов на запад и север, а оставшиеся кельтские племена либо погибли, либо были ассимилированы завоевателями. Тем не менее некоторые кельтские личные имена, приобретя англизированную форму, популярны и в настоящее время. Пример тому – мужское имя Brian (Bryan, Brien) – от кельтского brigh (сила).

Довольно популярным словообразовательным компонентом у кельтов был gwyn (gwen) – "белый (-ая), белокурый (-ая), блаженный (-ая), святой (-ая)", который служил для образования личных имен. Примерами современных английских личных имен с этим формантом являются: Gwen (жен.); Gwyn (муж.); Gwenda (жен.) – gwen + da (хороший); Gwendolen (жен.) – gwen + dolen (круг) и др.

Древнеанглийские имена и этимология их происхождения рассматриваются в книге Э. Уикли "Джек и Джилл" (1974), в предисловиях к Оксфордскому словарю английских личных имен Э.Г. Уитиком (1948). словарю личных имен П.Хэнкса и Ф.Ходжиз (1996). а также в диссертации К.Б. Зайцевой "Английская антропонимия и ее стилистическое использование" (1979). Анализ и изучение упомянутых работ позволяет сделать следующие выводы:

I. Личные имена кельтов и англосаксов по составу были: 1) однотемные; 2) двухтемные и 3) производные. К однотемным имена относилось, например, имя Hwita "белый, светлый, блестящий". Двухтемные имена, в частности гаэльские, представляли собой, например, два существительных в именительном падеже – Faolchadh  faol (волк) и chadh (воин) или предложное сочетание – Cuganmathair (пес без матери, осиротевший пес).

Что касается производных личных имен, то они образовывались от апеллятивов, и для этого использовались различные суффиксы (например, патронимический суффикс -an): Man(n)ing < man (человек).

Рассмотрение личных имен англосаксов показывает, что для образования как однотемных, так и двухтемных личных имен древние англичане использовали лексику, имеющую "доброжелательный'" характер. Они

верили в магическую силу имен, образованных от таких слов, считая, что

подобные имена дают их носителям покровительство, счастье, благополучие, любовь, защиту от болезней, почет и т.д.

II. По семантике однотемные древнеанглийские имена можно подразделить на следующие группы, обозначающие: 1) национальную принадлежность; 2) общественный статус; 3) вид оружия и военные действия; 4) живую и неживую природу; 5) мифологические существа, 6) строения; 7) названия, соотносимые с конкретной и абстрактной нарицательной лексикой; 8) качество и признаки предметов и людей; 9) действие.

По данным К.Б. Зайцевой (1979), в настоящее время в английской антропонимике лишь 8 % приходится на имена древнеанглийского периода.

После норманнского завоевания 1066 года древнеанглийские имена, употреблявшиеся на протяжении столетий, почти полностью исчезают. Кроме своего языка и культуры, нормандцы принесли на британские острова и свои антропонимы, которые довольно быстро вытеснили древнеанглийские, особенно у знати и городских жителей. Англичане были вынуждены использовать новые нормандские имена по политическим причинам как свидетельство того, что новый режим ими принимался и поддерживался. В результате этого в употреблении остались только считанные англосаксонские имена, например: Alfred, Edgar, Edmund, Edward, Hilda. Mildred и некоторые другие. Интересно отметить, что если проследить историю каждого из вышеперечисленных имен, то мы увидим, что их носителями были люди, представлявшие верхушку общества, в том числе и короли (например, Alfred the Great, который был королем Эссекса).

В период норманнского завоевания начинают появляться фамилии. "Словарь русской ономастической терминологии" Н.В. Подольской так определяет термин "фамилия: фамилия – это "вид антропонима. Наследуемое официальное именование, указывающее на принадлежность человека к определенной семье <…> Фамилия прибавляется к имени личному для уточнения именуемого лица; исторически имя личное первично, фамилия – вторична; различие между личным именем и фамилией функциональное, социальное и отчасти структурное" [Подольская 1978: 155 – 156].

Возникновение и развитие фамилии как общественно-исторической и языковой категории тесно связано с главными этапами социально-экономического развития человечества. До определенной ступени развития человечество не имело фамильных имен. В том случае, когда личное имя не в состоянии было индивидуализировать того или иного члена языкового коллектива, прибегали к помощи дополнительного индивидуализирующего знака-прозвища.

По определению Н.В. Подольской, прозвище – это "дополнительное имя, данное человеку окружающими людьми в соответствии с его характерной чертой, сопутствующим его жизни обстоятельством или по какой-либо аналогии" [Подольская 1978: 115]. Автор выделяет групповые (или коллективные), школьные, возвеличивающие, уничижительные, насмешливые и другие прозвища.

По мнению А.В. Суперанской, личные имена отличаются от прозвищ главным образом тем, что в первых нарицательное значение основ не столь очевидно, как во вторых. В прозвищах оно всегда свежо, в то время как в личных именах нарицательное значение основ почти всегда затемнено. Прозвища всякий раз создаются вновь, личные имена переходят из поколения в поколение [Суперанская 1969].

Тенденция перехода коннотативных имен собственных, т.е. прозвищ, в фамилии наблюдается уже в период норманнского завоевания. Процесс превращения прозвища в наследственное фамильное имя был сам по себе продолжителен и неодинаков для разных социальных групп населения и для разных районов страны. Одним из основных факторов, способствовавших переходу прозвища в фамилию, как указывает О.А. Леонович, "была потеря его мотивировки, утрата информации о причинах его возникновения" [Леонович 2002: 21].

Подчеркивая большую выразительность прозвищ, И.Р. Гальперин отмечал: "Известно, какую сильную эмоциональную нагрузку обычно несет на себе кличка. Она, подмечая какую-нибудь случайную, но характерную черту, прилипает к человеку, иногда успешно конкурируя с собственным именем" [Гальперин 1958: 137].

До сегодняшнего дня в основе многих английских фамилий лежат прозвища, номинирующие происхождение их владельцев (из определенной местности, города или страны): Scott, Norman, Cornwall, Kent и др.

Некоторые фамилии были образованы от прозвищ, в которых нашли свое отражение топографически примечательные пункты определенной местности: Brook, Hill, Cliff, Fields. Подобное прозвище мог получить человек, живущий в непосредственной близости от какого-нибудь примечательного объекта сельского ландшафта. Так, нередки фамилии, отражающие особенности растительного мира (Aspen, Beech, Wood, Tree, Shaw), фамилии, образованные от названий рек (Tees, Calder, Becker, Brooker) и т.д. Фамилии могли происходить и от прозвищ горожан, имеют в своей основе названия примечательных пунктов города – улиц, рынков, площадей и т.п. (Gateman, Townsend).

Очень широко в английских фамилиях представлено лексическое поле названий различных профессий и должностей. Они входят в состав примерно 20% всех фамильных имен.

Этимологический анализ английских профессионально-должностных фамилий позволяет воссоздать всю социально-экономическую структуру английского общества XI – XV вв. именно того периода, когда формировалась основа современной английской фамильной ономастики. В основном, эти фамилии происходят от прозвищ, обозначавших должность, профессию или ремесло их носителей. Здесь также можно выделить ряд подгрупп:

1) фамилии от названий должностей

В этой группе представлены фамилии, восходящие к различным титулам, чинам и должностям, носители которых в средневековой Англии занимались непосредственным обслуживанием короля, членов королевской семьи – привилегия, которой пользовался круг лиц, занимавших высокое положение в обществе. Здесь мы встречаем: Stewart, или Stuart ("королевский сенешаль"), Barber, Spencer ("управляющий"), Page ("подавал полотенце"), Spooners, Pottinger ("готовил королевский суп"), Kitchener ("поворачивал вертел"), Says или Sayers ("пробовал еду, прежде чем ее подавали на королевский стол, проверяя, не отравлена ли она").

Пережив на несколько веков титулы и должности, их породившие, эти фамилии являются едва ли не единственными памятниками давно прошедших традиций и обычаев. Социальные характеристики человека находим в основах следующих фамилий: Knight, Squire, Gent, Sheriff, Justice;

2) фамилии от названий профессий, связанных с сельским хозяйством, сельскохозяйственными работами

Здесь прежде всего отметим ряд фамилий с основами, относящимися к уходу за животными. Так, на севере страны нередки фамилии Hurd, Hird, Heard, происходящие от herd "пастух". Hoggart и Poacher ухаживали за свиньями, Gozzard пас гусей, Shepherd – овец. Packman на своей лошади (packhorse) отвозил продукты в город. К наиболее распространенным фамилиям относится Farmer;

3) фамилии от названий профессий, связанных с городскими ремеслами

Многочисленные фамилии, связанные с различными отраслями ремесленного производства, объясняются характерной для хозяйственной системы эпохи феодализма узкой специализацией отраслей производства, жестко ограниченной цехами и гильдиями: Barkers, Barbers, Chandlers. Mercer торговал в розницу, Grosser – оптом. Фамилия Chapman произошла от cheapman "тот, кто торговал дешево". Единственно грамотным человеком в то время мог быть Clarke. Некоторые английские фамилии ведут свое происхождение от почти забытых или совсем исчезнувших средневековых профессий и должностей. Среди них такие, как Archer, Bowman, Stringer, Fletcher ("мастер, изготовлявший стрелы"), и др. Barker работал с корой для обработки седел, Crocker делал горшки, Wakeman ("сторож") будил людей.

4) фамилии от названий, связанных с торговлей сукном

После сельского хозяйства и ремесел производство и торговля сукном являются наиболее богатым источником создания профессионально-должностных английских фамилий. Здесь мы встречаем Woollen, Woolley, Packer (от woolpacker), Sherman, Comber, Webber, Tailor и мн. др.

О.А. Леонович выделяет группу т.н. описательных фамилий, которые отражали биологические особенности человека. Они в своем большинстве происходят от прозвищ, характеризовавших своих носителей по наиболее примечательным физическим или духовным качествам. Физические и физиологические характеристики человека нашли свое отражение в следующих фамилиях: Bigg, Strong, High, Low, Little, Longman, Strongman, Elder, Small, Armstrong (распространенная в Шотландии и на севере Англии) и т.д. Характеристики моральных качеств и умственных способностей человека отразились в таких фамилиях, как Bed, Good, Wise, Friend, Trueman, Love, Merry и т.д. Многие описательные фамилии пошли от прозвищ, отражающих условия жизни их носителей: Poore, Rich, Ragman (от ragged man "человек в обносках") и др. К описательным относятся также фамилии, образованные от прозвищ участников ежегодных мистерий, которые устраивались на улицах и площадях средневековых городов Англии. Они были, частым явлением в жизни страны, и принимать участие в этих постановках считалось почетным делом, требующим серьезного отношения. Зачастую участник мог играть одну и ту же роль из года в год, роль становилась его прозвищем, а отсюда уже

легко объяснить происхождение многих фамилий, не входящих ни в один из рассмотренных выше классов: King, Baron, Earl, Lord, Cardinal, Legate, Count, Duke, Caesar, Queen, Satan и др. Описательные фамилии нередко происходили от прозвищ, даваемых "от противного". Так, один из ближайших друзей Робин Гуда Little John был огромного роста. Вот почему совершенно справедливо замечание О.А. Леоновича "о бесплодности непосредственного выведения фамилий из реалий (часто это приводит к неверному их толкованию)" [Леонович 2002: 29].

Итак, как мы видим, любой антропоним, будучи именем существительным, постоянно отвлекается от своей прямой задачи – обозначить, "дать этикетку" индивиду и обрастает целым рядом семасиологических функций, что свидетельствует о "прозвищных корнях" личного имени, которое может быть связано с социальной, региональной или возрастной характеристикой человека, с принадлежностью человека к определенной эпохе.

Лексические особенности английских прозвищ и их классификация

Понятие прозвища (nickname) в англоязычной лингвистике трактуется по-разному и в весьма неопределённых границах. Э. Партридж, определяя английский термин nicknames как "дополнения или заместители имён" [Partridge 1976], противоречит этому определению, когда в понятие nicknaming включает пренебрежительное или фамильярное использование дериватов личных имен. Иногда к nicknames данный исследователь причисляет уменьшительные формы личных имен.

В западной лингвистике единообразия в том, что считать прозвищем, нет. По мнению Д.И. Ермоловича, "зарубежные лингвисты пользуются чисто интуитивным представлением об этой лексической категории" [Ермолович 2005: 87]. Как мы уже отмечали, в русской ономастике прозвище рассматривают как вид антропонима, который либо номинирует определенную черту характера или внешности человека, либо связан с теми или иными жизненными обстоятельствами.

Лингвистов, исследующих прозвища, чаще всего интересуют мотивация и конкретные причины, приводящие к возникновению прозвища у конкретного человека. Такой исторический подход может быть интересен, однако мотивация прозвища может оказаться подвижной, с течением времени она уточняется и меняется.

Кроме того, нельзя не обратить внимания на тот факт, что причина возникновения прозвища может оказаться настолько случайной, что в современном употреблении прозвище иногда ощущается как немотивированное. Так, маршал авиации времён второй мировой войны Артур Конингем имел прозвище Маrу. Но образовалось оно не от женского имени, а из слова Maori (так называется одна из новозеландских народностей), которым маршала звали первоначально, поскольку ранее он служил в Новой Зеландии.

А вот американский адмирал У. Холси, отличавшийся мягким характером, из-за ошибки журналиста получил прозвище Bull, который печатая о нем на пишущей машинке материал в газету нажал по ошибке на букву u вместо i.

Рассмотренные нами прозвища довольно экспрессивны и кажутся нам мотивированными. Однако, лежащие в их основе образы отнюдь не характеризуют носителей прозвищ.

Способность прозвищ возникать благодаря совершенно неожиданной мотивации, которая затем не поддаётся расшифровке, удачно подметил и обыграл Л. Кэрролл в своей сказке "Алиса в Стране чудес":

"The master was an old Turtle – we used to call him Tortoise –"

"Why did you call him Tortoise if he wasn't one?" Alice asked.

"We called him Tortoise because he taught us," said the Mock Turtle angrily... [Carroll 1979: 138 – 139].

Здесь причиной возникновения прозвища, по Кэрроллу, становится простое созвучие tortoise – taught us. В сказке это звучит комично, но, как мы убедились в случае с прозвищем Maori – Mary, подобный путь происхождения прозвищ имеет место и в действительности.

"C точки зрения употребления, – пишет Д.И. Ермолович, – можно отвлечься от конкретных мотивов наречения человека прозвищем и даже от того, насколько смысл прозвища соответствует реальным качествам его носителя. Большинство прозвищ, конечно, образны, но эта образность имеет обобщённый характер. Одни прозвища действительно называют какую-то черту характера или внешнюю примету; другие же расплывчато-образны, допускают различные толкования или вообще не связаны с характеристиками человека. Кроме того, имеется довольно большая группа прозвищ, у которых мотивация или внутренняя форма отсутствует (чаще всего это отфамильные прозвища типа Coop от Cooper, Willie от Wilson, Rocky от Rockefeller и т.п.). Функция таких прозвищ не в том, чтобы как-то характеризовать человека, а просто в использовании нестандартного способа именования, в трансформации антропонима, что (по аналогии с варьированием личных имен) придаёт

им эмоционально-оценочную насыщенность" [Ермолович 2005: 89].

Итак, прозвище можно охарактеризовать как "неофициальное экспрессивно-образное или эмоционально-оценочное имя, употребляемое в дополнение к антропониму или вместо него" [там же].

По мнению Е.А. Кудисовой, прозвища "относятся к прагматически отмеченной лексике, в структуре значения которых доминирует прагматический компонент. В основе создания оценочного потенциала прозвищ… лежат такие прагматические факторы, как этноцентризм, стереотипизация, предубеждения и отрицательное отношение к отдельным социальным группам, положительное отношение к тем или иным индивидам, проявляющееся в выражении похвалы, любви, привязанности, нежности" [Кудисова 2011: 157].

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что прозвище, с одной стороны, тесно связано со своим носителем и содержит информацию о нем, а с другой − имеет относительную самостоятельность и способность приписывать объектам те или иные признаки. Эта способность является следствием закрепления за такого рода именем определённого "значения", которое складывается преимущественно из трёх компонентов: номинативного значения, называющего объект, обозначенный именем; денотативного значения, включающего типичные черты, отражающие культурно-исторические сведения, и сигнификативного значения, связанного с наличием в имени понятийного компонента. Такие имена, кап правило, не переходят в разряд общих имен, актуализируя свое значение на какой-либо черте, характере, жизненной позиции.

Каждый исследователь по-своему подходит к классификации прозвищ. Но в нашей работе за основу берется классификация Д.И. Ермоловича, который называет следующие критерии, по которым можно определить семантику прозвищ:

1. зависимость прозвища от ситуации;

2. состав прозвища;

3. характер коммуникативной сферы, в которой прозвища становятся индивидуальными;

1. Исходя из первого критерия, имена бывают ситуативные и внеситуативные.

1.1 Ситуативные имена возникают в конкретной речевой ситуации по определенному поводу. Они "возникают прежде всего тогда, когда имя референта неизвестно или не имеет значения, но человека требуется как-то выделить среди остальных" [Ермолович 2005: 90].

Но ситуативные имена – это не просто наименования. По словам Д.И. Ермоловича, "они заключают в себе способ дать человеку такую лаконичную характеристику, какая в противном случае могла бы потребовать более развернутой формулировки" [там же].

"В английском языке, – пишет данный исследователь, – очень продуктивной является модель образования прозвищ на основе прилагательного, нарицательного существительного или глагольного сочетания, к которым добавляются титульные приложения Mr, Mrs, Miss, Lady, Sir и некоторые другие. Такие прозвища, как правильно, используются по конкретному поводу, однократно или несколько раз в пределах одной ситуации" [там же, с. 90 – 91].

1.2 Внеситуативные имена закрепляются за человеком в различных ситуациях. В одних случаях функции внеситуативного прозвища может выполнять нарицательное наименование, отражающее более или менее постоянные признаки человека, например: Boss – "Хозяин", Crookback – "Горбун", Nosey – "Носатик", the Dancing Chancellor – "Танцующий канцлер" (прозвище К. Хаттона, английского канцлера XVI века, известного своим искусством танцевать). В других случаях прозвища "основаны на случайных признаках человека или разнообразных ассоциациях. Если такие прозвища обретают устойчивость, то есть используются более или менее регулярно применительно к одному и тому же человеку, они часто теряют связь с первоначальной мотивировкой" [там же, с. 91].

Перечислим несколько подобных прозвищ: Buffalo Bill – прозвище американского импресарио У. Коди, постановщика развлекательных шоу; Capability Brown – прозвище английского архитектора Л. Брауна, часто повторявшего "It's capable" или "It has great capabilities" ("В этом что-то есть", "В этом заложен большой потенциал"); Elvis the Pelvis – прозвище эстрадного певца Элвиса Пресли, обязанного этой кличкой своей манере мелко трясти бедрами во время выступлений; Hopeless – прозвище американского комика Боба Хоупа, полученное в результате перестановки его подлинного имени и фамилии – Les Норе.

2. Особенности прозвищ во многом зависят и от их состава, то есть от того, из какого рода словесных знаков они построены. В зависимости от этого Д.И. Ермолович выделяет три вида прозвищ: антропонимические, смешанного типа и несобственные.

2.1 Антропонимические ИС "основаны на формальном преобразовании антропонима, чаще всего фамилии или именования, включающего фамилию" [Ермолович 2005: 91]. При этом "если формальные варианты личных имен не приводят к образованию прозвищ <…>, то формальное преобразование фамилий – явление иного порядка: стандартное использование фамилий исключает наличие вариантов. Поэтому именования, основанные на трансформации фамилии человека, следует относить к прозвищам" [там же, с. 91 – 92].

Выделяются следующие способы образования антропонимических прозвищ:

а) усечение фамилии (возможно при этом добавление суффиксов -у, -ie, -ey, -s), например: Coop (от Cooper), Bogie (от Bogart), Dizzy (от Disraeli), Goldy (от Goldsmith), Rick (от Rickenbacker), Rocky (от Rockefeller). Подвергаться усечению могут и фамилии иностранцев: так, когда Наполеон грозил вторжением в Англию, газеты использовали презрительную кличку Воnеу (от Bonaparte). Еще один наглядный пример – популярное на Западе именование советского лидера М.С. Горбачева, Gorby.

б) Аббревиация именования, которая чаще всего образуется из начальных букв имени и фамилии, реже по другому принципу. Например: GBS (George Bernard Shaw), LBJ (Lyndon Baines Johnson), GG (George Grossmith), Jix (William Joynson-Hicks), Casey (K.C. Smith), FDR (Franklin Delano Roosevelt).

В целом "возможности формальных преобразований ИС весьма ограничены. Прозвища, образованные этим способом, необразны, но обладают расплывчатой эмоциональной оценочностью, варьирующейся от пренебрежительной до интимно-доброжелательной коннотации" [Ермолович 2005: 92].

2.2 ИС смешанною типа состоят из двух лексических элементов: антропонимического и нарицательного (оценочного, образного или характеризующего).

Отметим прежде всего наличие ИС, в которых "антропонимический и нарицательный компоненты имеют более или менее одинаковое смысловое значение. Антропонимический элемент (одно из подлинных имен человека) является главным индивидуализатором, а нарицательный элемент характеризует его по каким-либо внешним или деятельностным признакам" [Ермолович 2005: 93].

Как указывает Ермолович среди прозвищ особо следует отметить так называемые "неизбежные" прозвища, основанные на наиболее распространённых фамилиях (это т.наз. inseparable, или inevitable nicknames – по терминологии Э. Партриджа). Нарицательный элемент в них основан обычно на ассоциации, например Chalky White, Spider Webb, Knocker Walker, Dusty Rhodes (созвучное dusty roads), Doughy Baker. Правда, во многих случаях ассоциация, которая легла в основу созвучия, отмерла, в результате чего само прозвище лишилось внутренней формы, но сохранилось в силу традиции, как в следующих случаях: Tug Wilson, Gunboat Smith, Nobby Clark, Shiner Wright.

Д.И. Ермолович выделяет еще одну группу смысловых ИС – эгоцентрические прозвища, в которых "ведущую роль играет, наоборот, нарицательное слово, выражающее какую-либо существенную характеристику во внешнему или деятельностному признаку. Основаны они чаще всего на множественном антропониме. Антропоним выступает обычно в форме деривата, если это личное имя, а нарицательный элемент часто бывает выражен прилагательным (реже атрибутивным существительным)" [Ермолович 2005: 94]. Например: Merry Andrew – "шут, весельчак"; Clever Dick, Smart Alec – "всезнайка, умник", иногда – "ловкач, хитрец"; Spotty Dick – "прозвище веснушчатого"; Ginger Tom – прозвище рыжего; Fatty Harbuckle – прозвище полного; Holy Joe – священник или ханжа; Tiny Tim – "коротышка".

Что же касается антропонима, то он является в составе такого прозвища весьма условным именем, так как не обязательно совпадает с подлинным именем человека. В противоположность эндоцентрическим прозвищам в данном случае именно антропонимический элемент "подстраивается" к нарицательному на основе созвучия – аллитерации или рифмы (как в прозвищах Bony Moroney, Plain Jane, Silly Billy, Dumb Dora, Lanky Liz, Baldy Bain, Tearful Tilly, Dirty Dick, Nervous Nelly, Waterworks Willie, Tiny Tim, Clumsy Claude).

В то же время различные подгруппы прозвищ смешанного типа не изолированы друг от друга. Одно и то же прозвище может выступать то в одном, то в другом качестве. Так, прозвище Long Tom, которое можно отнести к эквицентрическим, когда оно применяется по отношению к Томасу Джефферсону, одновременно принадлежит и подгруппе экзоцентрических, обозначая любого высокого человека.

2.3 Третью группу, классифицирующую ИС в зависимости от их состава, составляют несобственные прозвища. Структурно они могут быть однословными (Spike, Bull, the Duke) и неоднословнымии (Ugly Mug, Desert Demon, the Lady of the Lamp); быть оформлены как различные части речи (существительное – the Brewer, Buster, Chips; прилагательное – Lucky, Precious, Shorty, Fatso; глагол – Mr. Know-All, Moan-a-Lot, Bell-the-Cat); употребляться с определённым артиклем или без него (например, одно и то же прозвище Fox (Лис) применялось без артикля применительно к восьмому президенту США М. Ван Бурену и с артиклем – применительно к германскому фельдмаршалу Роммелю).

К несобственным прозвищам мы относим также те, что образованы из ИС, не принадлежащих данному лицу. Это могут быть множественные или единичные ИС, выступающие в переносной функции (если, конечно, они постоянно закрепляются за человеком в качестве постоянного прозвища): Gulliver, Goliath (Гулливер, Голиаф – прозвища высоких людей), the British Solomon (Британский Соломон, прозвание Иакова I), Canadian Kipling (Канадский Киплинг – именование писателя Р. Сервиса, 1874–1958), the Prometheus of the Pleasure Principle (Прометей Удовольствия – прозвание импресарио Барнума), Sindbad the Tailor (Синдбад-Портной, прозвище лорда Шинуэлла, деятеля союза швейников г. Глазго). Широко используются в составе несобственных прозвищ географические названия: the Bard of Avon (У. Шекспир), the Bishop of Fleet Street (X. Суаффер, известный в прошлом журналист), the Maid of Orleans (Орлеанская Дева – Жанна д'Арк), the Welsh Wizard (Д. Ллойд-Джордж).

Д.И. Ермолович отмечает, что "подразделение прозвищ на указанные выше группы по их составу весьма условно. Дело в том, что многие прозвища соединяют в себе характеристики различных категорий. Так, формальное

преобразование антропонима часто даёт прозвища, совпадающие с нарицательными словами… Так, газетный магнат лорд Бивербрук (Beaverbrook) получил от журналистов прозвище the Beaver (Бобер); лейбористского деятеля Антони Веджвуда Бенна газеты наградили прозвищем Wedge, Wedgie и нередко обыгрывали его в значении "клин раскола"… С другой стороны, внутренняя форма несобственных прозвищ может быть неясной или вообще отсутствовать. Например, прозвище джазового трубача Луиса Армстронга – Satchmo – образовалось из satchel mouth "рот-сумка". С фонетическим преобразованием прозвища его смысл исчез для постороннего уха" [Ермолович 2005: 96].

Наиболее распространены прозвища в среде школьников. Нередко прозвище, полученное в детстве, сопутствует человеку на протяжении всей его жизни. Так, известны школьные прозвища английской писательницы Д. Сейерс (D. Sayers) – Swanny "лебединая шейка", писателя Ч. Кингсли (Ch. Kingsley) – Cave "пещера" (прозванного так за большой рот). Большинство школьных прозвищ явно или скрыто насмешливы. Толстого школьника могут прозвать Baloon, Falstaff (по имени персонажа пьес У. Шекспира, сэра Дж. Фальстафа), Football, Fat Belly, Fatty, Porky, Tubby, Tubs, Tank, Cannon-Ball и т.п. Худые мальчики могут получить традиционные прозвища Bag о'Bones, Broomstick, Drain-Pipe (говорят, что "He's thin enough to go up a drain-pipe"), Matchstick, Matchy, Needles, Skinny, Spindly, Lanky, Lanky-Panky. Что касается последнего прозвища, то подобного рода рифмующиеся или аллитерирующие прозвища-"дразнилки", вторая часть которых зачастую представляет собой бессмысленное слово, чрезвычайно популярны в Англии (ср., например, такие широко известные в английском детском фольклоре рифмующиеся прозвища, как Georgie Porgie, Peter Pumpkin-Eater и т. п.). В школе, где прозвище получает практически каждый, соученики редко упускают возможность обыграть подлинное имя: так, Vera Dull получает кличку Very Dull; Daphne становится Daffy, Celia – Silly и т.д.

Самым распространенным прозвищем школьников высокого роста считается Lofty. За ним следует Long John Silver (по имени персонажа известного романа Р.Л. Стивенсона "Остров сокровищ", которого звали Долговязый Джон Сильвер), Everest (ставшее особенно популярным после покорения этой высочайшей вершины Земли), Gulliver, Spike, Skyscraper, Tower of London, Lamppost, Walking Lamppost, Weed. Нередки случаи иронического обращения к детям высокого роста: Tiny, Shorty или Tiny Tim. Последние прозвища употребляются и по отношению к детям маленького роста. Сюда можно также добавить Dumpy, Flea, Junior, Kipper, Microbe, Shrimp, Tom Thumb ("Мальчик-с-Пальчик"). Рыжеволосые школьники получают, как правило, прозвища Carrots, Reddy, Fire Head, Flame, Foxy, Ginger, Red Thatch, Rusty (в последнем содержится намек на то, что владельца рыжей шевелюры оставили в детстве "ржаветь" под дождем).

Меткими прозвищами награждают английские школьники своих учителей; к примеру, лысый преподаватель может получить прозвище Baldy, Patch, Curly, Dutchy (no ассоциации с головкой голландского сыра), Skating Rink (Skates), Cue-Ball и т.п.

Обладатели некоторых английских имен и фамилий неизменно получают определенные традиционные прозвища. Так, в школьной среде имя Charlie влечет за собой прозвище Chuck, Derek – Dekker, Maurice – Mogga, Michael – Spike. Hoситель фамилии Miller, как правило, получает прозвище Dusty ("мельник", обычно обсыпан мукой), Murphy – Spud (фамилия Murphy популярна в Ирландии, где spud "картофель" – один из наиболее распространенных продуктов питания), White – Chalky, Clerk – Nobby (профессия клерка считалась noble, "благородной"), Webb – Spider (от a spider's web).

Прозвища можно также подразделить на множественные и единичные. Единичные прозвища известны в широкой коммуникативной сфере. Так, в 1960-е годы всем в США было хорошо известно, кто такая Ladybird ("Божья Коровка", это прозвище носила супруга 36-го президента США Л. Джонсона). С другой стороны, не менее известная Элеонора Рузвельт (жена президента Ф.Д. Рузвельта, видная правозащитница) имела в семейном кругу прозвище Totty, которое не стало достоянием общественности и поэтому не может быть отнесено к единичным. Среди единичных прозвищ во всех языках выделяются такие, которые построены на основе описательной характеристики, часто весьма поэтичной: the Peasant Bard – поэт Р. Бернс; the Angelic Doctor – Фома Аквинский (средневековый итальянский философ); the Father of History – древнегреческий историк Геродот. Такие прозвища служат почти исключительно для того, чтобы избежать повторной прямой номинации деятеля его собственным именем. Им присуща определенная книжность.

Некоторые прозвищные именования образуются путем простого присоединения к антропониму какого-либо эпитета типа Great, Magnificent, Admirable, Wonderful и т.п. Особенна характерной в прошлом была практика присоединения эпитета Great (Великий) к именам царствующих особ. Следует иметь в виду, что традиция эта не во всех случаях одинакова в разных языках. Так, если в английском языке этот эпитет постоянно присутствует в именовании Alexander the Great, то в русском языке этого исторического деятеля всё-таки чаще зовут Александром Македонским, чем Александром Великим.

Что касается множественных прозвищ, то они во всех языках бесконечно разнообразны и практически необозримы. Однако среди них выделяется ядро, образующее своеобразную номенклатуру. Это типичные, можно даже сказать, стандартные прозвища, основное свойство которых в том, что они регулярно употребляются в отношении людей с определёнными характеристиками.

Стандартность и регулярность многих множественных прозвищ объясняется тем, что внешние признаки и свойства поведения и характера, как наиболее доступные для наблюдения и самые объективные в восприятии человека другими людьми, являются главным основанием для характеризующей прозвищной номинации. Поэтому Д.И. Ермолович систематизирует множественные прозвища английского языка на основе характеризации референта.

Итак, данный исследователь выделяет следующие группы наиболее типичных прозвищ (большинство этих прозвищ имеют разговорно-сниженный характер):

1) Прозвища, указывающие на внешний вид в целом: Buttercup, Cookie, Bunny (все – прозвища красивых девочек); Scarecrow, Goofy, Ugly Mug, Fish Face, Monkey Face, Horse Face, Toad, Owl (прозвища некрасивых людей); Slob, Dirty Dick, Stinky, Fleabait (прозвища неряшливых людей);

2) Прозвища, указывающие на рост и особенности телосложения: Lanky, Lanky Liz, Lanky Panky, Bony Moroney, Bony Melony, Skinny Minnie, Spindle Dick (прозвища худых); Long, Longfellow, Long John Silver, Tall Paul, Spike, Skylon, Gulliver, Goliath, Tower of London, Everest, Stretch (прозвища высоких); Fatty, Fatso, Buster, Billy Bunter, Bessy Bunter (прозвища полных); Shorty, Tiny, Tiny Tim, Tom Thumb (прозвища низкорослых);

3) Прозвища, указывающие на особенности отдельных частей тела и детали внешнего облика: Big Head, Buffhead, Melon Head (большеголовый); Big Mouth (большеротый, а также болтливый); Bow Legs (кривоногий); Freckles, Spotty Dick (веснушчатый); Red, Rusty, Ginger (Tom), Blue, Bluey, Carrot Top, Gingernut, Boodnut (рыжий); Baldy, Skinhead (лысый или бритый); Goldilocks, Goldy (блондинка); Fuzzy (курчавый); Peggy Parrot (с большим носом); Wingnut (лопоухий); Specky, Four-Eyes ("очкарик");

4) Прозвища, указывающие на привычки и особенности поведения: Slow Joe (ленивый); Speedy (шустрый); Limpy (хромой); Lefty (левша); Gabby (болтливый); Merry Andrew (весёлый); Flash Harry (тот, кто любит работать напоказ); Marred Lip, Moan-a-Lot, Waterworks Willie, Tearful Tilly, Mona Lisa, Crybaby Joe, Whiner (плакса); Тоm O'Dream (сонный или рассеянный человек); Lost Lawrence (тот, кто часто отсутствует или опаздывает); Hungry Horace (жадина);

5) Прозвища по этническому или расовому происхождению: Mick, Paddy (ирландец); Jock, Mack, Sandy (шотландец); Taffy (выходец из Уэльса); Frog, Froggy (француз); Moses, Ikey (еврей); Yank(ee), (Brother) Jonathan (брит, американец); Bluenose (канадец); Jap (японец); Chink (китаец); Aussie (австралиец); Limey, Limejuicer (амер. англичанин); Fritz, Heinie, Kraut, Boche, Jerry (немец); Jim Crow, Uncle Tom (негр); Charlie (белый американец – в речи негров);

6) Прозвища по занимаемому положению, профессии, занятию: the Boss, the Gaffer, the Guv'nor (начальник, директор); Chips (столяр); Spuds (садовник); Mrs Морр (уборщица); Billy (полицейский); Holy Joe (священник);

7) Прозвища, содержащие субъективную оценку общего характера: Buddy, Bub, Pops, Precious, Peanuts, Goo Goo (общая положительная оценка); Creep, Boo (неприязненная оценка);

8) Прозвища, содержащие оценку умственных способностей: Clever Dick, Smart Alec, Tricky Dickie, Fox (умный, хитрый); Birdbrain, Saphead, Jughead, Thickhead, Dumb Dora, Numb Scull, Silly Billy, Thick Mick, Nutcase (глупый, недалекий); Tom O'Bedlam, Tom Fool (ненормальный) [Ермолович 2005: 97 – 98].

Как показало исследование в англоязычной литературе второй половины ХХ века "самыми популярными мотивами, реализуемыми для называния персонажей с помощью прозвищных имен, следует признать специфические черты внешности описываемого лица и производимое ими впечатление, включая особенности его поведения… Прозвища используются… как средство дополнительной или основной характеристики героев. Мотивация именования либо дается непосредственно в тексте, либо легко устанавливается реципиентом из контекста".

На основе приведенных выше критериев, послуживших основой той или иной классификации, мы пришли к выводу, что прозвища могут быть как однокомпонентными, так и многокомпонентными. К однокомпонентным ИС относятся только несобственные имена, т.е. те, в основу которых положен тот или иной нарицательный признак. Многокомпонентные имена (несобственные и смешанные) могут быть сконструированы как на базе слова, так и на базе словосочетания. Последние чаще всего носят фразеологический характер. Именно такого рода прозвища и являются предметом нашего исследования.

Итак, в каждую историческую эпоху в антропомиконе той или иной страны есть имена, в семантике которых присутствуют определенные национально-специфические, культурно-исторические или символические коннотации. Это могут быть имена известных личностей, библейских, мифологических и литературных персонажей, наделенных яркими характерологическими чертами. Такие имена со временем становятся национально значимыми, а их содержание наполняется определенным набором признаков, к которым относятся характер, поведение, внешность, национальный статус. Оставаясь по форме именами собственными, эти имена утрачивают в значительной мере признаки своей категории и становятся символами тех или иных качеств, признаков, характеристик людей [Горбунова 2008: 3].

Подобные имена, несомненно, обогащают, насыщают как письменную, так и устную речь и "дают возможность… передать информацию в некой зашифрованной форме, оболочке. Главной задачей реципиента и исследователя является не просто "узнать", но и декодировать тот замысел, ту идею, которую авторы хотят донести" [Цыренова 2010: 19]. А процесс декодирования, как известно, может быть очень увлекательным и неожиданным.

Прозвища-фразеологизмы с компонентом антропонимом в англоязычном культурном пространстве

Известный исследователь английской фразеологии Логан П. Смит так писал о фразеологических единицах: "Их внутреннее содержание отражает жизнь людей в ее простых проявлениях: благоразумное или глупое поведение, успех или неудача и прежде всего отношения между людьми – жизненные впечатления и чувства людей, интересующихся друг другом; одобрение и, чаще всего, неодобрение, дружелюбие и враждебность, ссора и примирение, соперничество, коварство, осуждение, наказание и т.п." [Смит 1959: 27].

Фразеология тесно связана с историей, культурой, традициями и литературой народа, говорящего на данном языке. Эта связь наиболее четко прослеживается в тех фразеологических единицах, в состав которых входит имя собственное (ИС).

Антропоним – это не просто сочетание слов, выделяющее индивида из числа подобных. Понятия, закрепленные в антропонимах, представляют собой отражение особенностей предметов, свойств и отношений реальной действительности. Личные имена собственные обладают национальной окрашенностью в большей степени, нежели имена нарицательные. Именно поэтому антропонимы входят в структуру пословиц, поговорок, фразеологических единиц.

Основными функциями антропонима традиционно считают идентификационную, номинатиную и дифференцирующую, однако во фразеологическом обороте, куда входит имя собственное происходит активизация его второстепенных функций: социальной, эмоциональной, адресной, экспрессивной, эстетической и стилистической. Являясь одним из главных способов называния человека, антропоним в составе фразеологических единиц способствует выражению национально-культурных особенностей того или иного народа.

Источники происхождения фразеологических единиц в современном английском языке разнообразны. А.В. Куниным были выделены три основные группы:

1. Исконно английские ФЕ.

2. ФЕ, заимствованные из иностранных языков.

3. ФЕ, заимствованные из американского варианта английского языка [Кунин 1972: 22].

В каждую из этих групп традиционно входят прозвища-фразеологизмы. Только вторая группа, как правило, состоит из фразеологизмов, этимологически восходящих к древним языкам – греческому, латинскому и др. Большую часть фразеологизмов (примерно 80 %) составляют ФЕ исконно английского происхождения, остальные ФЕ являются заимствованиями.

С учетом этимологии имени собственного, входящего в состав ФЕ, фразеологизмы, по классификации О.А. Леоновича, могут быть разделены на следующие группы:

1. ФЕ, в состав которых входят библейские имена собственные.

2. ФЕ, в состав которых входят ИС, связанные с античной мифологией.

3. ФЕ, в которых ИС связано с бытом, фольклором, литературой английского народа.

В эту группу входят:

а) ФЕ с традиционными, популярными мужскими и женскими именами;

б) ФЕ, содержащие реальную антропонимику, которая связана с именами выдающихся людей своего времени, внесших определенный вклад в историю и культуру своей страны;

в) ФЕ, в которых ИС взяты их литературных источников [Леонович 2002: 118 – 122].

О.А. Леонович выделяет еще одну подгруппу – ФЕ с компонентом топонимом, однако, данные ФЕ, как правило, номинируют реалии, связанные с географией и историей страны, традициями населения той или иной местности [Леонович 2002: 123]. Фразеологизмы-прозвища, характеризующие черты жителей отдельных районов и областей, входят сюда в небольшом количестве.

Фразеологизмы-прозвища, этимологически восходящие к Библии, также встречаются нечасто. Такого рода ФЕ, номинирующие определенных лиц, указывают на какую-либо черту характера или внешности человека, которые восходят к тому или иному библейскому персонажу. Данные ФЕ носят ситуативный характер и, как правило, не привязываются надолго. Так, сомневающегося человека могут назвать a doubting Thomas – "Фома неверующий". Человека непорядочного, "с испорченной натурой", называют the old Adam ("Ветхий Адам"), намекая грех "праотца всех народов" Адама, согрешившего против Бога в Эдемском саду, в результате чего он лишился праведности.

ФЕ-прозвища, в состав которых входят имена собственные, связанные с античной мифологией, нами не выявлены. Как правило, ФЕ данного типа являются калькой образных выражений латинского и греческого языков, в основе которых, как правило, лежали определенные исторические события и или явления культуры. Характеризация личности этим фразеологизмам не свойственна.

Большинство фразеологизмов, носящих прозвищный характер, входят в третью группу.

Как отмечает О.А. Леонович, "широко распространенные английские имена, употребляемые в речи ежедневно, стали компонентами множества фразеологических единиц и придают им зачастую ярко выраженную экспрессивно-эмоциональную окраску. Такие английские имена, как Betty, Тоm, Jack, John, Mary (Maria) и др. стали носителями определенных черт характера людей" [Леонович 2002: 119].

Так, имя Jack, фигурирующее в 22 фразеологических единицах, ассоциируется чаще всего с веселым парнем, разбитным малым, проворным и хитрым, порой плутоватым (большинство героев английских народных сказок носят имя Jack).

В большинстве случаев во фразеологических единицах с антропонимом Jack семантику данного имени определяет другой компонент. Следовательно, во фразеологизме Jack of all trades антропоним Jack имеет значение "мастер на все руки", во фразеологизме Jack out of office – "безработный", во фразеологизме Jack the Ripper – "потрошитель". Правда, первый фразеологизм, в отличие от своего русского аналога, имеет негативную коннотацию. Он номинирует не человека, умеющего делать все, а, наоборот, ленивого и никчемного человека, который берется за все, но толком ничего не умеет делать. /Прозвищный фразеологизм Jack the Ripper имеет прототип – так звали серийного убийцу женщин, который совершал свои преступления в Лондоне в период 1888 – 1891 годов. Естественно, данный ФЕ имеет негативный оттенок и номинирует крайне жестокого человека.

Дифференциальной чертой фразеологизмов с антропонимами Joe и John является их ярко выраженная образность и социально-оценная коннотация, в рамках которой возможно выделить несколько оттенков.

Например, ФЕ Joe Public (британский вариант английского языка) и John Q Public, а также John Q Citizen, Joe Citizen и John Q Taxpayer (американский и канадский варианты) используются для обозначения одиночного представителя общества (представительница, в свою очередь, именуется Jane Q Public, Jane Citizen и Jane Q Taxpayer). Данные ФЕ номинируют простого, рядового гражданина, живущего в социуме (Joe Public, и John Q Public, John Q Citizen, Joe Citizen) и исправно платящего налоги (John Q Taxpayer).

Приведем такие примеры:

"These men can learn the value of an honest day’s labor while providing a valuable service to the community and at a bare minimum of expense to Mr. and Mrs. John Q. Taxpayer!" [The Corpus of Contemporary American English].

"In the UK in the year to come, Joe Public will continue to pay the price (perhaps with his life) until he is a better citizen and stands up and protests enough about it" [British National Corpus].

"For John and Jane Q. Public, the scenario is reminiscent of former President Ronald Reagan’s trickle-down economy, minus the trickle" [The Corpus of Contemporary American English].

Подобным образом для обозначения рядового, часто гипотетического человека служат ФЕ Joe/Fred Bloggs (британский вариант) и average Joe, Joe Blow, Joe Doakes (американский вариант):

"… yeah, I don’t know who I could ask though really, Joe Bloggs up the street" [British National Corpus].

"All these items are essentially jazz-tinged versions of Joe Doakes’ favourite melodies" [Кунин 1984: 417].

Такие фразеологические единицы как Joe Schmoe, Joe Zilch, Joe six-pack (американский и канадский варианты) отличаются пейоративной экспрессией, обусловленной мотивированностью их значений. Главным образом данные фразеологизмы выражают негативную или даже презрительную оценку, в то время как компоненты Schmoe (презр. "дурак"), Zilch ("ничто, ноль"), six-pack ("шесть бутылок/банок") прямо влияют на коннотации фразеологизированного антропонима Joe. ФЕ Joe six-pack, к примеру, является прозвищем простого рабочего, который имеет обыкновение пропустить после работы упаковку пива.

"You have access to any place you want to go. You have the money to take advantage of it. And for Joe Sixpack or blue-collar working people, they just can’t imagine that you could be bored" [The Corpus of Contemporary American English].

Синонимами ФЕ Joe Schmoe и Joe Zilch, отражающих умственные способности обладателя данных фразеологических имен, являются фразеологизмы Jack Turnip, Joe Soap и Dumb John.

Имена Jack, Joe, John являются маркерами социального положения человека. Так, выходца из деревни часто называют John Trot – "мужлан, деревенщина". Второй компонент данного имени – Trot ("рысь") констатирует стереотипное отношение в обществе к простому человеку крестьянского происхождения: "крестьянин – это животное, живущее только инстинктами".

Имя John имеет сокращенный вариант – Johnny, которому, в отличие от имени John, свойственна как негативная, так и позитивная коннотация. Так, американский ФЕ жаргонного характера a coal-oil Johnny номинирует человека, который бросает деньги "на ветер", т.е. тратит их впустую, что, с точки зрения британского и американского менталитета является плохим качеством:

"He spent his money like a coal-oil Johnny" (U. Sinclair ‘The Monneyhangers’, ch. XI) [Кунин 1984: 418].

Британцы и американцы смеются над людьми – романтиками и мечтателями, у которых отсутствует практичность и деловитость, что ярко выражено в семантике ФЕ Johnny Head-in-the-Air ("человек, витающий в облаках, не от мира сего"):

"Much of his morning walk was passed in a dream… Nanny used to jeer at him calling him Little Johnny Head-in-the-Air" [Кунин 1984: 418].

Человека, вечно опаздывавшего, именуют Johnny-come lately, а медлительного – Johnny long the carrier. Новичок в каком-либо деле (русский аналог – молокосос) получает имя Johnny Newcome.

И в то же время имя Johnny является компонентом таких ФЕ, как Johnny on the spot, которое номинирует человека, который всегда готов оказать помощь другим людям, человека, на которого можно положиться, на которого можно рассчитывать (русский эквивалент – палочка-выручалочка).

"I was Johnny-on-the-spot – the man of experience and integrity, the urbane negotiator who never let his temper get the better of his judgment" (M. West, ‘The Ambassador’, ch. V)" [Кунин 1984: 418].

Имя Charlie, входящее в состав многих ФЕ всех вариантов современного английского языка, имеет негативную коннотацию: ФЕ proper Charlie ознкачает "круглый, набитый дурак", а ФЕ tail-end Charlie – "неудачник".

"He contradicted everything I said before the assembled company, and made me look a proper Charlie" [там же, с, 142].

Это же имя входит в состав ФЕ good-time Charlie – "гуляка, повеса, прожигатель жизни":

"Maybe in truth we were just the bunch of good-time Charlies that we seemed to be as we buzzed around on the merry-go-round" (J. Duncan ‘My Friend Muriel’) [там же].

Отголоском старинного обычая называть всех людей, принадлежащих к той или иной профессии, каким-либо одним именем, звучит фразеологизм Тоm Tailor, обозначающий человека или людей, занимающихся портняжным ремеслом.

"’We rend our hearts, and not our garments.’

‘The better for yourselves, and the worse for Tom Tailor,’ said the Baron." (W. Scott. "The Monastery", Ch. XXV) [цит. по: Леонович 2002: 120].

Имя Тоm входит и в состав ФЕ Тоm о’Bedlam – "сумасшедший". Данное прозвище имеет под собой реальную основу – так называли сумасшедших, которых отпускали из Бедлама, лондонского дома умалишенных, просить милостыню.

Интересна история фразеологизма peeping Tom (так называют чересчур любопытного человека), происхождение которого связывают с одним преданием. По легенде, однажды граф Мерсийский наложил непосильный налог на жителей города Ковентри. Тогда его жена, леди Годива заступилась за своих подданных. Но граф сказал, что налог отменят только в тех случаях, если леди Годива осмелится проехать обнаженной через весь город. Чтобы ее не смущать, все жители закрыли ставни своих домов. Единственный, кто стал подсматривать в щелку, был портной Том, которого тут же поразила слепота.

Источником происхождения многих фразеологизмов являются народные сказки. Так, в английском фольклоре есть сказка "Tom Thumb", имеющая аналоги в других сказках народов мира (в русском народном творчестве это сказка ""Мальчик-с-пальчик"). Герой этой сказки появился на свет при загадочных обстоятельствах. У одной бедной женщины не было детей и она обратилась с просьбой к волшебнику Мерлину: "I should be the happiest creature in the world if I had a son; although he was no bigger than my husband’s thumb, I would be satisfied." Merlin was so much amused with the idea of a boy no bigger than a man’s thumb, that he determined to grant the poor woman’s wish. Accordingly, in a short time after, the ploughman’s wife had a son, who – wonderful to relate! – was not a bit bigger than his father’s thumb" [English Fairy Tales 2005: 89]. Благодаря этой сказке, и появился фразеологизм-прозвище Tom Thumb, употребляющийся в двух значениях, одно из которых – "крошка", "карлик", "лилипут" – номинирует людей маленького роста, а другое имеет презрительный оттенок – "ничтожество", "пигмей".

Личные имена в составе фразеологизмов часто употребляются в обобщенном значении, близком к значению местоимений. К такого рода ФЕ, компонентами которых являются только фразеологизмы, связанные между собой сочинительной связью, относятся:

- Brown, Jones and Robinson (русский аналог – Иванов, Петров, Сидоров) – "простые, рядовые англичане" (их приключения описывал, сопровождая иллюстрациями, Р. Дойл в юмористическом журнале "Punch" в 1870 г.):

...it was an error to judge of him by the standards proper to the everyday Browns, Joneses or Robinsons (Hall Caine ‘Cobwebs of Criticism’, ‘Byron’) [Кунин 1984: 172].

Every Тоm, Dick and Harry – "всякий, каждый, первый встречный; обычный, заурядный человек":

"But don't think that I am a genial ass that can be worked by every Tom, Dick and Harry". (Th. Dreiser, ‘A Book about Myself’, ch. XI) [Кунин 1984: 769].

В некоторых случаях фразеологизация имен собственных обусловлена фонетическими факторами: разного рода звуковыми ассоциациями, рифмой, созвучием, что влияет на конечную коннотацию антропонима. Например:

"No you’ve turned it right round again, you Silly Billy, turn it round, turn it round, that way, that's right, that's the way it goes. Right now we need another piece don't we?" [British National Corpus].

"There are often, among the competitors, girls from Eastern Bloc or otherwise under-privileged countries who have been brought up to believe that a monumental talent requires total dedication, who have been told that great minds do not fuss about small externals, who have been led to suppose that for a great genius to be a plain Jane is only appropriate" [British National Corpus].

Коннотация фразеологизированных имен собственных, как правило, зависит от их статуса и от общественной оценки, которая им приписывается. Как нам удалось установить, большинство антропонимов (Jack, Joe, John, Charlie и др.) в структуре фразеологизмов современного английского языка характеризируются нейтральной или негативной коннотациями.

Вопрос образной семантики фразеологизированных антропонимов показал, что одни и те же имена имеют одинаковое значение, варьирует лишь другой компонент фразеологизма. Например, в фразеологических единице Joe six-pack имя Joe сохраняет коннотацию "простой парень, рядовой представитель общества", в то время как компонент ФЕ six-pack выражает национально-культурный фон данного фразеологизма.

Прозвища-фразеологизмы с компонентом зоонимом

Говоря о фразеологическом фонде языка, нельзя не отметить существование в нем большого количества фразеологизмов антропологической направленности с компонентом зоонимом. Это связано с тем, что наши далекие предки верили в то, что между людьми и животными существует родство. Каждое племя выбирало себе такого "родственника" и делало его символом рода или племени – тотемом, после чего животное нельзя было убивать или употреблять в пищу. Поэтому наименования животных (зоонимы) – один из самых древних пластов лексики во всех языках мира. Стремясь охарактеризовать свое поведение, чувства, состояния, внешность, человек прибегал к сравнению себя с животным миром, который был ему ближе всего. Поэтому в языках разных народов мы находим большое количество сравнений, пословиц, поговорок и фразеологизмов, включающих в свой состав зоонимы.

Использование фразеологизма в качестве образного стержня для характеристики внешности человека, его определенных черт характера и образа жизни характерно для многих языков. Компоненты-названия животных легко переходят в разряд слов-символов, отражающих сложившиеся у людей представления о розничных представителях животного мира.

Образ-символ, называющий животное, формировался, как правило, под влиянием менталитета нации. Многие наименования животных стали устойчивыми метафорами, обозначающими свойства и качества человека. Так, лисой, как правило, именуют хитрого, льстивого человека, медведем – человека неуклюжего, неповоротливого, овцой – глупого и т. п.

В языковой картине английского языка задействованы следующие номинации животных, входящие в состав прозвищных фразеологизмов: sheep, pig, bull, cow, horse, ass, mare, dog, cat, hare, fox, wolf, lion, hen, chicken, goose, duck, cock, bird, crow, owl, pigeon, snake, fish. Мы выделили 56 фразеологизмов с компонентами зоонимами.

1. Black sheep – "позор семьи, негодяй".

"...like her father, she was, she said, the religious black sheep of the family. She had never been able to believe anything save that which appealed to her as reasonable. (Th. Dreiser, ‘A Gallery of Women’, ‘Rona Murtha’) [Кунин 1984: 674].

Данный ФЕ является частью пословицы "there is a black sheep in every flock" (По старому поверью, чёрная овца отмечена печатью дьявола). Этот фразеологизм имеет аналог в русском языке – "паршивая овца" (просл. "Паршивая овца все стадо портит").

2. Lost sheep – "заблудшая овца, человек, сбившийся с пути истинного" (источник происхождения – Библия, книга пророка Иеремии)

"It was plain that she had erred and strayed like a lost sheep, and had been duly if severely punished". (R. Aldington, ‘The Colonel’s Daughter’, part IV, ch. 2) [там же, с. 675].

3. A guinea pig – так говорят о человеке, которого ни во что не ставят, пытаясь извлечь из него выгоду. Отсюда в состав ФЕ входит лексема guinea – золотая монета, денежная единица; равная шиллингу. Выражение произошло из обычая держать в доме свинью-копилку, куда бросали золотые монеты, а через некоторое время, когда собиралась внутри нужная сумма, копилку разбивали.

"Не knew I was cracked to bits. He got a kick out of pushing me into duties 1 was unable to perform. I was his personal guinea pig, you understand?" (S Heym, ‘Theе Crusaders’, book V, ch. 1) [там же, с. 579].

4. Bull of Bashan – "здоровый, сильный человек с громовым голосом; труба иерихонская" (Библия, "Книга Псалмов"). Русский аналог: "васанский бык"

"How came it that all of a sudden Mrs. Bingley began to raise her voice and bellow like a bull of Bashan?" (W. Thackeray, 'Pendennis', vol. I, ch. XIV) [Кунин 1984: 113].

5. A fair cow – австрал. жарг. "неприятный тип, мошенник, негодяй, прощелыга; злое, упрямое животное". Выражение построено на оксюмороне (ср. рус. "порядочная скотина")

6. A milch cow – "постоянный источник дохода, обогащения" (рус. аналог – "дойная корова"

"...Jos was a regular milch cow to the doctor". (W. Thackeray, ‘Vanity Fair’, ch. LXVII) [там же, с. 182].

7. A sacred cow – ирон. "неприкосновенная личность" (русский аналог – "священная корова").

"She... seems to have become sacred cow!" (J, Osborne, ‘Look Back in Anger’) [там же].

8. a willing horse – о человеке, с готовностью берущегося за что-либо, охотно взваливающего на себя всю работу (русский аналог – "рабочая лошадка"):

"I am doing my best my best and it’s no good flogging a willing horse" (A. Trollops, ‘The Way We Live Now’, ch. 3) [там же, с. 339].

9. a stalking horse – амер. полит. "фиктивная кандидатура, т.е. кандидатура, выдвигаемая с целью раскола голосов сторонников другой партии" (досл. "заслонная лошадь", рус. "подставное лицо").

"In 1866, Harper's Weekly wrote of President Andrew Jackson: ‘He must know that they would willingly use him as a wedge to split the Union party, as a stalking horse to their own purposes…’ [там же, с. 399].

10. a dark horse – "малоизвестная личность; малоизвестный кандидат на выборах" (рус. "темная лошадка")

"… the choice lay between David Bennett Hill and Grover Cleveland with a third man, Senator McEntee, as a dark horse." (Th. Dreiser, ‘A Book about Myself’, ch. X) [Кунин 1984: 397].

В своем прямом значении данное выражение было создано Б. Дизраели (В. Disraeli) в романе " The Young Duke":

"… a dark horse which had never been thought of... rushed past the grand stand in sweeping triumph" [там же].

Выражение заключает в себе сл6едующий смысл: не имея информации о лошади, невозможно судить о ее шансах на победу. Таким образом, этот образ воплощает в себе неизвестность и долю риска.

11. Buridan’s ass – "буриданов осел"

В английском фольклоре и английской фразеологии, как и в других лингвокультурах, осел является символом глупости, упрямства, лени, а также нерешительности и покорности. Например, человека, не решающегося сделать свой выбор, называют Buridan’s ass:

"In his quieter moods he thought often of Katha and Margaret and the curious chain of circumstances which had brought him to this unsatisfactory dangling between two women, one now almost a dream, the other only too palpably near. He felt like Buridan’s ass, which starved between the two bundles of hay." (R. Aldington, ‘All Men Are Enemies’, part II, ch. VI) [Кунин 1984: 52].

Этимологически фразеологизм Buridan’s ass восходит к французскому выражению l’ane de Buridan. Французскому философу XIV века Буридану приписывается рассказ об осле, умершем от голода, так как он не решался сделать выбор между двумя одинаковыми охапками сена.

Источником фразеологизма Balaam’s ass является Библия. Поэтому данный ФЕ, который номинирует молчаливого, покорного человека, который вдруг запротестовал, входит во фразеологический фонд всех языков.

12. The gray (grey) mare – "женщина, держащая своего мужа под башмаком" (выражение пошло от свирепого нрава серой кобылы)

"‘Rob has a grey mare in his stable at home.’ ‘A grey mare?’ said I. ‘The wife, man – the wife, – an awful wife she is.’ (W. Scott, ‘Rob Roy’, ch. XXVI) [Кунин 1984: 487].

13. A clever dog – "умница; ловкий малый"

"'He’s a clever dog, isn’t he?’ ‘Very clever,’ admitted the other". (U. Sinclair, ‘The Moneychangers’, ch XIII) [таем же, с. 219].

14. A dead dog – "ненужная, бесполезная вещь; человек, от которого нет никакой пользы"

"You’re no more use than a dead dog. We’ll just have to go along the reef till we find the opening". (W. S Maugham, ‘The Trembling of a Leaf’, ‘Red’) [там же].

15. A dirty dog – "груб, дрянь, подлец, грязная скотина, свинья"

"‘The fellow’s a Scotchman. What did you go hitting him on the nose for?’ ‘He gave me a thick ear first...’ ‘You must have called him something.’ ‘Only a dirty dog.’" (J. Galsworthy, ‘The Silver Spoon’, part II, ch XIV) [там же].

16. A dull dog – "скучный, нудный человек, зануда"

"‘Does he strike you as rather a dul dog?’ asked Sir Henry." (A. Christie, 'Thi Body in the Library', ch. 13) [там же].

17. A dumb dog – "молчаливый, неразговорчивый человек, человек, из которого слова не вытянешь, молчальник, молчун"

"If his Majesty wants a Cabinet of dumb dogs he will not get it from my party." (B. Shaw, 'The Apple Cart', act I) [там же].

18. A gay dog – "беспутный человек, кутила, распутник"

"My father suggested, feeling a very gay dog, that we should celebrate the legacy." (C. P. Snow, ‘Time of Hope’, ch VII) [там же].

19. A lame dog – "неудачник", "несчастненький" (часть выражения help a lame dog over a stile – досл. "помочь хромой собаке взять барьер", т.е. помочь кому-л. в беде, выручить кого-л. из беды)

"There’s enough junk in this place as it is without cluttering it up with the manuscripts of all the lame dogs you take a fancy to." (M. Dickens, ‘Thursday Afternoons", ch. IX) [Кунин 1984: 220].

20. A sad dog – "мрачный, угрюмый человек" (шекспировское выражение, позднее переосмысленное)

"King Richard. Thanks, noble peer;

The cheapest of us is ten groats too dear.

What art thou? and how comest thou hither,

Where no man never comes, but that sad dog

That brings me food to make misfortune live?"

(W. Shakespeare, 'King Richard 1Г, act V, sc. 5)

[там же].

21. A sly dog – "скрытный человек, хитрец" (обыкн. о человеке, скрывающем свои грешки)

"You’re a sly dog. Hand in glove with the great detective, and not a hint to the way things are going" (A. Christie, ‘The Murder of Roger Ackroyd’, ch. XVI) [там же, с. 221].

22. Top dog –полит. "господствующая или победившая сторона; хозяин положения"

"‘Do you suppose yourself top dog in this house?’ ‘Yes, Soames.’ ‘Oh! Then you can go back to France tomorrow.’" (J. Galsworthy, 'The White Monkey', part II, ch. I) [там же].

23. The under dog – "подчиняющаяся или побежденная сторона; обездоленный, угнетенный человек"

"But now Leopold... sided with the IWW’s (Industrial Workers of the World) … always a good fighter for the under dog as Ernita described him" (Th. Dreiser, ‘A Gallery of Women’, ‘Ernita’) [Кунин 1984: 221].

24. Yellow dog – амер. "подлый, трусливый человек; презренное существо, прохвост"

"Believing they were attacked by Indians, the settlers ran from their beds and were there seized by Andy's men as fast as they appeared. ‘Search the houses!’ he said. ‘Bring all the yellow dogs out!’" (V. Fisher, ‘Children of God’, part I, ch. XIV) [там же].

25. March hare – "мартовский заяц" (так говорят о любвеобильном мужчине)

Полный вариант фразеологизма – "mad as a march hare" (намек на возбужденное состояние зайцев в период спаривания, которое обычно длится с февраля по сентябрь, но его пик приходится на март).

26. A copy cat – "человек, подражающий другим" (ср. "обезьяна" в руссом языке)

"She is just a copy cat who follows her sister’s lead in everything." [там же, с. 132].

27. A fat cat – амер. полит. "магнат, субсидирующий какую-л. политическую партию или кампанию" (рус. аналог – "денежный мешок")

"In our country when the political bosses want to fill their campaign chest they put up some rich man for a high office – a ‘fat cat’ they call him – and he pays the bills and gets elected to a term of years." (U. Sinclair, ‘World'. End’, ch. 9) [там же, с. 133].

28. A gay cat – амер. "1) прожигатель жизни; волокита 2) новоиспеченный бродяга

"Experienced hoboes, wise to the ways of the road, like veteran soldiers in war, were able to shield themselves somewhat from the thickly strewn hazards, but green hoboes ‘gay cats’ walked into these dangers blindly and were mowed down in hundreds." (W. Foster, ‘Pages from a Worker’s Life’, ch. Ill) [Кунин 1984: 133].

29. An old cat – ""старая кошка"; сварливая, злая старуха"

"Не remembered Roz saying something about her not coming to the canteen any more. It seemed that she did not get on with the women, or something of the sort. Lot of old cats, he said to himself, with a stir of sympathy." (D. Cusack, ‘Southern Steel’, ch. XXXVII) [там же, с. 134].

30. A tame cat – "бесхарактерный человек, послушный чужой воле, мямля; подпевала; "'комнатная собачка"" (рус. аналог – "маменькин сынок")

"And remember, I don’t want a fortune for this thing – only a good price. There’s a lot of tame cats who mightn’t follow the new man around." (A. Cronin, ‘The Citadel’, book IV, ch. I) [там же].

31. An old fox – "старая лиса, хитрец"

"‘You, old fox!’ said Japp affectionately. ‘How you get on to these things beats me’." (A. Christie, ‘The Labours of Hercules’, ‘The Capture of Cerberus’) [там же, с. 297].

32. The big bad wolf – шутл. "„страшный серый волк", опасная, страшная личность"

"You’re the big bad wolf so far as this house is concerned." (E. S. Gardner, ‘The Case of the Haunted Husband’, ch. VIII) [там же, с. 829].

33. A lone wolf – "„волк-одиночка", человек, действующий в одиночку"

"’You... I fancy you read a good deal.’ ‘Yep. In a hit-or-a-miss way, I’ll tell you: I'm a lone wolf. I trade horses, – and – saw wood, and work in lumber-camps – I'm a first-rate swamper’"(S, Lewis, ‘Main Street’, ch. X) [там же].

34. A great lion – "известный, популярный человек; знаменитость"

35. Blue Hen’s chicken – амер. ""делавэрские цыплята", жители штата Делавэр" (это коллективное прозвище, возможно, ведет свое происхождение от названия отряда "Caldwell’s gamecocks" (колдуэлльские бойцовые петушки) времен Войны за независимость США (1775 – 1783 гг.); blue hen – это разновидность кур, выводящих бойцовых петушков).

36. A spring chicken – шутл. ""весенний цыплёнок"; неопытный, не-

искушённый человек; сущий младенец, желторотый юнец"

"… my remotest ancestors are but spring chickens compared with these robed and stalely antiques." (M. Twain) [Кунин 1984: 146].

37. A gone goose – разг. "пропащий, конченый, погибший человек"

"I could get on to the... highbrow talk as long as it was in American. But once they begin the parlez-vous, oui, oui, I'm a gone goose." (S. Lewis, ‘Free Air',’ ch.XII) [там же, с. 325].

38. A lame duck – амер. "неудачник, бездарность" (как правило, так называют политического деятеля)

"...this additional proof that her life was to be passed amongst ‘lame ducks’ worried him. Would she never make a friendship or take an interest in something that would be of real benefit to her?" (J. Galsworthy, ‘The Man of Property’, part III, ch. Ill) [там же, м. 228].

39. Cock of the roost – "важная персона; местный заправила (намек на петуха, который является "главой" курятника, важной фигурой, управляющей курами)

"The cock of the roost sits aloft like Jupiter on an unshareable seat." (O. Henry, ‘The Four Million’) [там же, с. 158].

40. The cock of the school – "первый драчун в школе, заводила" (в играх, спорте, проделках и т. п.)

"Не was the cock of the school out of doors, and the very last boy in." (W. Thackeray, ‘Catherine’, ch. VIII) [там же].

41. A fighting cock – "забияка, драчун" (букв, "бойцовый петух")

"Fred’s a really good chap, can’t deny t. even if he’s a bit of a fighting cock, and I can't say I hold that against him." (J. Lindsay, ‘A Local Habitation’, ch. 4) [там же].

42. A bird of ill omen – "человек, приносящий или предсказывающий несчастье, вестник несчастья"

"The one that was wrapped in a cloak and wore boots, I knew at once: it was the bird of ill omen back again." (R.L. Stevenson, ‘The Master of Ballantrae', ch. VIII) [Кунин 1984: 62].

43. A dolly bird – жарг. "хорошенькая, нарядная девушка, "куколка""

44. A downy bird – "хитрец, хитрая бестия" (игра слов на омонимах downy – "хитрый" и downy – "мягкий, пушистый")

"Hilda, you’re the downiest bird – I beg your pardon, the cleverest woman I ever met with." (M. Braddon, ‘Strangers and Pilgrims’, ch. III) [там же, с. 63].

45. An early bird – "ранняя пташка" (об удачливом человеке, рано принимающемся за работу). Это часть пословицы "the early bird catches the worm"

"The President. Good morning, General. This is Jordan Lyman.

General Scott. Good morning, Mr President. I see we’re both early birds today. (F. Knebel and Ch. Bailey, ‘Seven Days in May', ‘Wednesday'Morning’) [там же].

46. A gay (lively) bird – шутл. "весельчак"

47. An old bird – "1) опытный, осторожный, бывалый человек; "стреляный воробей"" (часть пословицы "old birds are not to be caught with chaff" – "старого воробья на мякине не проведешь"); 2) пренебр. "старикан, старикашка; старушка, старушонка"

"Unscrupulous old bird by the look of him." (R. Greenwood, ‘Mr. Bunting’, ch. XV) [там же, с. 64].

48. A white crow – ""белая ворона", редкое явление"

"Shirley had the air of a black swan, or a white crow in the midst of this party." (Ch. Bronte, ‘Shirley’, ch. XXII) [там же, с. 186].

49. Night owl – "полуночник, ночной гуляка"

50. A plucked pigeon – "обманутый простак"

"There were no smart fellows, whom fortune had tumbled from the seat of their barouches, no plucked pigeons or winged rooks, no disappointed speculators, no ruined miners-in short, no one worth talking to." (W. Scott, ‘Peveril of the Peak’, ch. XI) [Кунин 1984: 580].

51. A snake in the grass – "тайный враг" (рус. аналог – "змея подколодная"). Источник происхождения – латинская поговорка "latet anguis in herba" – "таится змея в траве"

"Lanny broke in: ‘Oh, surely, Robby. she isn’t like that. She’s so gentle and kind, she’s like a saint’. Robbie turned upon the mother. ‘You see! That snake in the grass, imposing upon the credulity of a child!’" (U. Sinclair, ‘World’s End’, eh. 3) [там же, с. 699].

52. A cold fish – "бесчувственный человек"

"‘Then you locked the door and searched him at once.’ ‘Yes. You'll think I’m a cold fish. Well, maybe I am.’" (I. Murdoch, ‘The Nice and the Good’, ch. 28) [там жеп, с. 281].

53. A loose fish – "беспутный человек; непутевый человек"

"‘He’s a loose fish, that young Jet-some,’ said Tom. ‘He's taking to drinking, and they say he’s letting the business go down’." (G. Eliot, ‘The Mill on the Floss’, book VI, ch V) [там же].

54. An odd fish – "странный, чудаковатый человек, человек со странностями, чудак"

"I was an odd fish, but my affections were strong" (C.P. Snow, ‘Tipe of Hope’, ch. XXXVII) [там же].

55. A poor fish – "бедняга, горемыка, неудачник; простофиля, недотёпа, никчемный человек"

"If the poor fish would have his teeth X-rayed, I’ll bet nine and a half cents he’d find an abscess there." (S. Lewis, ‘Main Street’, ch. XIV) [там же].

Итак, мы выделили 24 номинации представителей животного мира, которые входят в структуру 55 фразеологических единиц прозвищного характера. В ходе проведения анализа мы пришли к выводу, что наибольшее видовое использование получают домашние животные птицы, однако по частотности употребления отряд млекопитающих занимает лидирующую позицию. Чаще всего встречается лексема dog – 12 единиц (21,8 %). Это связано, на наш взгляд, с большой симпатией представителей английской лингвокультуры к данному виду животного мира, что и находит отражение в перенесении характерных черт собаки (как положительных, так и отрицательных) на человека. Лексема bird занимает вторую позицию, она встречается 6 раз (10,8 %). На третьем месте по частотности употребления – лексема cat (5 единиц, 8 %). Далее зоонимы, входящие в структуру ФЕ прозвищного характера, расположились следующим образом: лексема fish – 4 единицы (7,2 %); лексемы cow, horse, cock – по 3 единицы (5,4 %), лексемы sheep, wolf, chicken – по 2 единицы (3,6 %), лексемы – pig, bull, ass, mare, hare, fox, lion, hen, goose, duck, crow, owl, pigeon, snake – по 1 единице (1,8 %).

Семантика фразеологизмов-прозвищ с компонентом зоонимом показала, что все ФЕ данного вида несут характерологическую функцию, чаще всего являясь символами негативных качеств человека. Но главное, что стоит подчеркнуть, это отпечаток национально-культурной специфики данных ФЕ, которые в большей степени, чем лексические единицы прозвищного характера связаны с этнически маркированными элементами языкового сознания.

Прозвищные фразеологизмы-этнонимы в английском языке

Одним из способов вербализации языковой картины мира являются этнонимы. Понятие "этноним" (греч. ethnos "народ, народность" и onoma "имя") восходит к понятию "этнос" под которым следует понимать исторически сложившуюся "устойчивая общность людей, характеризующаяся на стадии этногенеза общностью территории и языка, а также приобретающая в ходе своего развития самосознание и общие черты в материальной и духовной культуре" [Агеева 2000: 422].

Согласно дефиниции Г.Ф. Ковалева, этноним – это "... любой не описательный (однословный) номинант, обозначающий людей по национальному признаку или по их государственной принадлежности" [цит. по Воронцова 2001: 87].

Каждый отдельно взятый этноним является обобщением, так как содержит информацию о признаках, которыми должен обладать человек для того, чтобы быть отнесенным к тому или иному этносу. Но этноним также можно рассматривать как наименование не отдельно взятых индивидов, а целой группы людей. Если принять такую группу за единое целое, то этноним соответствует характеристикам имени собственного: он называет конкретную этническую общность, таким образом выделяя ее из числа всех возможных этнических общностей.

Этнонимам в языке отведена особая, уникальная роль, и этому есть логическое объяснение. Население Земли делится на этносы, каждый из которых характеризуется единой территорией, реальными экономическими связями, единым языком (в пределах которого возможно варьирование) и общей культурой. Этнонимы подчеркивают уникальность каждого этноса и помогают в осознании человеком своей соотнесенности с какой-либо группой и отличий данной группы от других, ей подобных. Более того, этнонимы являются важнейшим, а иногда и единственным источником информации, повествующим об исчезнувших языках и народах, этнических контактах, миграциях и других важных в историческом плане явлениях и процессах.

Этнонимы отражают в своей семантике стереотипы того или иного этноса по отношению к другому этносу, т.к., "определяя собственную идентичность в этнических или религиозных терминах, люди склонны рассматривать отношения между собой и людьми другой этнической принадлежности и конфессии как отношения 'мы' и 'они'". [Хантингтон 2000: 760].

Особенности национального менталитета, в основу которых положены признаки этнических стереотипов, определяемых "как упрощенные, схематизированные, эмоционально окрашенные и чрезвычайно устойчивые образы каких-либо этнических групп или общностей, легко переносимые на всех представителей этих групп" [Куницына 2001: 331], репрезентируются вербально. Во фразеологических единицах этнонимы функционируют как концепты стереотипного мышления, являясь компонентом фразеологизма. Рассмотрим фразеологические единицы английского языка, отражающие стереотипность мышления британского и американского народа по отношению к представителям других этносов.

У американцев и у британцев всегда было презрительное отношение к африпканцам, в результате чего они давали этой расе обидные прозвища. Согласно одному из американских стереотипов афроамериканцы – неумный, ограниченный народ, далекий от цивизиации. Этот стереотип повлиял на появление ФЕ Jungle Bunny.

Первый компонент данной фразеологической единицы содержит ссылку на то, что предками темнокожих якобы являются обитатели джунглей, прежде всего, обезьяны. А второй компонент – это намек на танец, который в ходу у темнокожих американцев под названием Bunny Hug – предтечи современного регтайма. Таким образом, фразеологизм Jungle Bunny имеет следующую семантику: "темнокожий американец, напоминающий обезьяну, танцующую танец bunny".

С точки зрения европейцев, представители негроидной расы не отличаются красотой. Представление об афроамериканцах как о некрасивых людях отражается в большом количестве обидных прозвищ. Так, появился фразеологизм Jim Crow, номинирующий всех африканцев в целом, хотя его первоисточником является песня Т. Райса, исполнявшаяся на негритянских шоу. Героем песни являлся темнокожий человек по имени Jim Crow, вставший на защиту своих прав и выступающий против расизма. Однако, второй компонент имени подвергся метафоризации: crow – "ворона" (намек на черный цвет кожи). Оним Jim стал обобщенным репрезентантом всей негритянской расы, т.к. это имя всегда была популярным среди темнокожего населения США. Так имя реального человека стало фразеологическим оборотом.

Белые американцы дали своим темнокожим соотечественникам еще одно прозвище – Uncle Tom, которое является обобщающим именем афроамериканцев. Прежде всего, его семантика связана с такими чертами негроидной расы, как покорность, многострадальность. Но со временем данный ФЕ получил другое значение – "холуй, прихвостень, придатель", имевший отношение не только непосредственно к темнокожему населению, но и ко всем тем, кто, выступая против расизма, борется за права негров в США.

В основе фразеологизма жаргонного характера nig nog лежит слово сокращенный вариант прозвища Nigger (от латинского niger "черный" – ссылка на тёмный цвет кожи) – так презрительно называют афроамериканцев белые американцы – и лексемы nog – "деревянный клин или гвоздь" (дерево – символ тупости). Следует также отметить, что глагол to nig означает еще "обтесывать камни" (в США в каменоломнях работали, в основном, афроамериканцы, которые считались дешевой рабочей силой). Таким образом, данный ФЕ, как и и предыдущий, также построен на каламбуре (игре слов).

Внешность афроамериканца, имеющего толстые губы, отражена в словосочетании thick lips (его компоненты иногда пишутся слитно, в результате чего фразема становится лексемой).

В основе фразеологизма Powder burn лежит метафора-сравнение (цвет кожи негра напоминает жженный порошок или порох), хотя, кроме обидных прозвищ, в английской фразеологии существует и поэтическое наименование афроамериканцев со ссылкой на тёмный цвет кожи: Africa's sable sons – "черные сыны Африки".

Представление об афроамериканцах как о недостойных, ни на что не годных людях заложено во фразеологизме Alligator bait, смысл которого, с точки зрения белых американцев, заключается в том, что негр хорош только как приманка для аллигатора.

В XIX веке появилось прозвище Smoked Irish / smoked Irishman. Оно звучало как оскорбление не только для ирландцев, но и для афроамериканцев. Любопытно, что для ирландцев имеется параллельный прозвищный этноним White Nigger / Wigger; однако в настоящее время прозвище Wigger чаще используется как сокращение от Wannabe-Nigger по отношению к белокожим лицам мужского пола, увлекающимся афроамериканской культурой. Словом Wannabe называют человека, стремящемся во всем походить на своего кумира.

В прозвищах афроамериканцев Antique Farm Equipment и Outdated Farm Machinery содержится ссылка на времена, когда темнокожие рабы активно использовались как рабочая сила в сельском хозяйстве.

Таким образом, этноним Afro-American и его репрезентация в английских фразеологизмах символизируют такие качества, как физическая сила, неприглядная внешность и низкий социальный статус.

Традиционно американцев и британцев связывают между собой только деловые отношения. Испокон веков эти две такие разные и по характеру, и по образу жизни, и по манере поведения нации не любят друг друга, наделяя противоположную сторону шутливыми, а иногда и обидными, прозвищами.

Противопоставление американцев британцам прослеживается в прозвищном этнониме Uncle Sam – "разг. "дядя Сэм", США; собир. американцы". Он появился в 1813 году во время англо-американской войны. С одной стороны, имя Sam пользовалось в Америке большой популярностью, особенно среди темнокожего населения. С другой стороны, основой данного ФЕ послужили начальные буквы географического названия США – United States.

Американцы дали англичанам более обидное прозвище – John Bull, считая последних упрямыми и недалекими людьми.

Мнение о британцах как о простоватых и прямолинейных людях существовало уже в XVII-XVIII веках в других европейских странах. В 1712 году вышел в свет сатирический памфлет Дж. Арбетнота "Тяжба без конца, или История Джона Булля", в котором аллегорически изображены важные политические события того времени. Англия в нем предстает в образе простоватого фермера Джона Булля, сестра Джона Булля Пег символизирует Шотландию, мать – Церковь и т. д. Имя персонажа Дж. Арбетнота закрепилось в лексиконе английского языка как прозвище типичного англичанина [Цветкова 2001: 175].

Несмотря на то, что в основе этого фразеологизма лежит реальное имя, состоящее из личного имени и фамилии, в нем заключена своеобразная игра слов: bull – "бык" (все европейцы считают быка животным глупым). В результате этого данное сочетание можно считать фразеологизмом.

Фразеологизм John Bull имеет следующие дефиниции (по различным лексикографическим источникам):

- nickname for the English people or a typical Englishman;

- the English nation personified; the English People; also, the, or a, typical

Englishman;

- a personification of England or the typical Englishman;

- the English nation personified: the English people; a typical Englishman.

На основе этого фразеологизма в английском языке появились такие сочетания, как John-Bullish – типично английский, John-Bullism – типичные черты английского характера.

Фразеологизмы Uncle Sam и John Bull являются своего рода синонимами, носящими коллективный характер, т.е. относящимися к нации в целом. ервый номинирует рядовых американцев, второй – рядовых британцев.

The young John Bulls should get to know young Uncle Sams – but nine out of ten of the people on these islands simply cannot afford it [Кунин 1984: 784].

Исконного американца британцы называют Mayflower American. В основе этого ФЕ лежит название потомков коренных жителей США, основателей страны. Как известно, первые переселенцы из Англии прибыли в Америку на судне под названием "Mayflower". Так старинное (американское) семейство получило коллективный фразеологизм – Mayflower family.

У британцев и американцев примерно одинаковое отношение к арабским народностям, которых они не делят на отдельные национальности, считая, что арабский народ – един. По мнению большинства европейцев и американцев, арабы – отчаянно храбрые, неукротимые, свободолюбивые люди, способные нарушить закон.

Отчаянный нрав арабов передаётся оксюмороном Honest thieves. Благодаря определению honest существительное thieves частично утрачивает свою отрицательную коннотацию.

Свободолюбие и дикий нрав арабов послужили основой для gпоявления в английском языке фразеологизма с компонентом-этнонимом Arab в значении "уличный мальчишка, дитя улицы, беспризорник, "бродяга": the Arab of the gutter, city Arab, street Arab, имевшим значение "уличный мальчишка, дитя улицы, беспризорник":

"...street Arabs are produced by slums and not by original sin" (B. Shaw, ‘Back to Methuselah’, ‘Preface’) [Кунин 1984: 47].

К китайской нации представители британской и, в особенности, американской, лингвокультур всегда относились с опаской, считая, что угроза миру исходит от "желтой расы". Поэтому в словаре "Collins Oxford English Dictionary" мы находим фразеологизм the yellow peril, который имеет значение "the political or military threat regarded as being posed by the Chinese or by the peoples of South-East Asia", а словарь "Etymology Dictionary Online" дает такую дефиницию данного ФЕ: "the danger that yellow men may overwhelm white civilization." И в то же время словарь "Merriam-Webster’s Collegiate Dictionary" дает более узкое значение данного словосочетания: "a person having yellow or light brown skin."

Прилагательное yellow издавна ассоциируется с цветом кожи представителей монголоидной расы. Уже в издании 1946 года словаря "Oxford Dictionary" китайцы, японцы, монголы и другие этнические общности именуются yellow теп, причём нет никаких ссылок на негативную коннотацию данного словосочетания. В современных словарях yellow фигурирует как субстантивированное прилагательное, обозначающее представителя монголоидной расы. Фразеологизм yellow peril зафиксирован уже в словарях середины XX века. Его значение актуально и по сей день, но в издании 2005 года словаря "Collins Oxford English Dictionary" присутствует помета "offensive", что свидетельствует о негативной коннотации данного фразеологизма. Таким образом, китайская нация европейцами и американцами воспринимается, прежде всего, как опасная и представляющая угрозу для цивилизованного общества, хотя в то же время европейцы отмечают старомодность китайцев, несоответствие их образа жизни и поведения требованиям современной цивилизации.

Английская фразеология свидетельствует о бытующем мнении, согласно которому китайцы не обладают должным профессионализмом. В качестве примера можно привести ФЕ, относящийся к категории профессионализмов – Chinese асе. Данный ФЕ номинирует летчиков-непрофессионалов и означает "пилот, производящий посадку с креном; горе-лётчик".

китайская нация европейцами и американцами воспринимается как опасная и представляющая угрозу для цививлизованного общества.

Проанализировав фразеологические единицы, репрезентирующие разного рода этнонимы, мы пришли к выводу, что в основе их лежат этнические стереотипы, которые отражают в высшей степени обобщенное, часто необоснованное и далеко не всегда верное мнение о представителях той или иной нации.

Выводы

Большое место в лексико-фразеологической системе английского языка занимают прозвища фразеологического характера. На основе семантического анализа фразеологизмов-прозвищ современного английского языка нами были сделаны следующие выводы:

1) Среди английских фразеологических прозвищ следует особо выделить три группы: ФЕ с компонентом антропонимом, ФЕ с компонентом зоонимом и ФЕ-этнонимы, в основе которых лежат стереотипные представления как о своей собственной нации, так и о других народах.

2) В большинстве фразеологизмов-прозвищ с компонентом антропонимом семантику самого имени определяет другой компонент, являющийся в данном случае характеризующим идентификатором. Сам антропоним выполняет номинативную функции. Но тем не менее дифференциальной чертой таких фразеологизмов является их ярко выраженная образность и оценочный характер. Эти фразеологические единицы отличаются пейоративной экспрессией, обусловленной мотивированностью их значений.

Коннотация фразеологизированных имен собственных, как правило, зависит от их статуса и от общественной оценки, которая им приписывается. Как нам удалось установить, большинство антропонимов в структуре английских фразеологизмов-прозвищ характеризируются нейтральной или негативной коннотациями.

Как показала образная семантика фразеологизмов-прозвищ с компонентом антропонимом, во всех национальных вариантах современного английского языка имена имеют одинаковое значение, варьирует лишь другой компонент фразеологизма, который и выражает национально-культурный фон данной ФЕ.

2) Фразеологизмы-прозвища с компонентом зоонимом составляют самую многочисленную группу. Это связано с тем, что с глубокой древности люди в качестве образного стержня для характеристики внешности человека, его определенных черт характера и образа жизни использовали фразеологические обороты. В результате Компоненты-названия животных перешли в разряд слов-символов, отражающих сложившиеся у людей представления о розничных представителях животного мира.

В языковой картине английского языка задействованы 24 номинации животных, входящих в состав 55 прозвищных фразеологизмов. Чаще всего встречаются фразеологизмы, номинирующие домашних животных и птиц. Лидирующую позицию занимает компонент-лексема dog, что говорит о большой симпатии представителей английской лингвокультуры к данному виду животного мира, что и находит отражение в перенесении характерных черт собаки (как положительных, так и отрицательных) на человека. На второй и третьей позицияю идут лексема bird и лексема cat соответственно. Остальные выделенные нами компоненты зоонимы немногочисленны.

Как показала семантика фразеологизмов-прозвищ с компонентом зоонимом, все ФЕ данной группы несут характерологическую функцию, чаще всего являясь символами негативных качеств человека. Почти все они обладают национально-культурной спецификой, являясь маркерами национального менталитета и образа жизни англоязычных стран (прежде всего, Великобритании и США).

3) В основе любого прозвища может лежать стереотипная установка, в результате чего образы тех или иных представителей одной этнической группы, созданные другой такой же группой, легко переносятся на всех представителей этих групп.

Фразеологизмов-прозвищ с компонентом этнонимом в английском языке мало. Однако можно выделить определенное количество фразеологических единиц, которые характеризуют представителей других национальностей с точки зрения своего (в данном случае – британского и американского) менталитета.

Такого рода фразеологизмы отражают в высшей степени обобщенное, часто необоснованное и далеко не всегда верное мнение о представителях той или иной нации. Но тем не менее, несмотря на устоявшиеся стереотипы, заложенные в данных ФЕ, они занимают определенное положение в лексико-фразеологической системе английского языка.

Изучение фразеологизмов-прозвищ этнического характера помогает понять отношение англоязычного социума к другим народам и национальностям, помогая выстраивать процесс межкультурной коммуникации.

Литература

1. Агеева Р.А. Какого мы роду-племени? Народы России: Словарь-справочник. – М.: Академия, 2000. – 424 с.

2. Алефиренко Н.Ф. Фразеология в свете современных лингвистических парадигм: Монография. М.: ООО Изд-во "Элипс", 2008. – 271 с.

3. Бирюкова О.А. Антропонимы в художественном тексте как фактор идиостиля (на материале короткого англоязычного рассказа ХХ века) // Лингвистические и экстралингвистические проблемы коммуникации. Теоретические и прикладные аспекты: межвуз. сб. науч. тр. – Вып 6. – Саранск: изд-во Мордов. ун-та, 2008. – С. 45 – 51.

4. Бондалетов В.Д. Русская ономастика. – М.: Просвещение, 1983. – 224 с.

5. Воронцова Ю.Б. К вопросу о номинативной дистрибуции коллективных прозвищ Русского Севера // Известия Уральского государственного университета. 2001. – № 20. – С. 87 – 92.

6. Гальперин И.Р. Очерки по стилистике английского языка. – М.: Изд-во литературы на иностранных языках, 1958. – 459 с.

7. Гарагуля С.И. Английское личное имя как объект изучения языка, истории и культуры. – Белгород: Изд-во БелГТАСМ, 2002. – 146 с.

8. Горбунова Е.А. Лингвокультурный комментарий прецедентных феноменов в англоязычном художественном тексте: Автореф. дисс. … канд. филолог. наук. – Самара, 2008. – 23 с.

9. Зайцева К.В. Английская антропонимия и ее стилистическое использование: Автореф. … дисс. канд. фиолол. наук. – Одесса, 1979. – 20 с.

10. Ермолович Д.И. Имя собственное на стыке языков и культур. – М.: Р. Валент, 2001. – 200 с.

11. Ермолович Д.И. Имена собственные: теория и практика межъязыковой передачи. – М.: Р. Валент, 2005. – 416 с.

12. Ковалюк Ю.В. Коннотация фразеологизмов с именем собственным: вариантологический подход // Фразеологизм в тексте и текст во фразеологизме (Четвертые Жуковские чтения): Материалы Международного научного симпозиума. 4 – 5 мая 2009 г. / Отв. ред. В.И. Макаров. – Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2009. – С. 178 – 180.

13. Кунин, А.В. Курс фразеологии современного английского языка. – Дубна: Феникс+, 2005. – 488 с.

14. Куницына В.Н. и др. Межличностное общение. – СПб.: Питер, 2001. – 544 с.

15. Леонович О.А. В мире английских имен. – М.: ООО "Издательство АСТ": ООО "Издательство Астрель", 2002. – 160 с.

16. Оболенская Ю.Л. Художественный перевод и межкультурная коммуникация. – М.: Высшая школа, 2006. – 335 с.

17. Подольская Н.В. Словарь русской ономастической терминологии. – М.: Наука, 1978. – 200 с.

18. Раевская М.М. Язык в ментальном пространстве: к проблеме постижения национальной логики мышления. // Лингвистика и межкультурная коммуникация. – 2006. – № 1. – С. 27 – 41.

19. Рылов Ю.А. Имена собственные в европейских языках. Романская и русская антропонимика. – М.: АСТ: Восток – Запад, 2006. – 311 с.

20. Смит Л.П. Фразеология английского языка. – М.: Государственное Учебно-педагогическое издательство Министерства Просвещения РСФСР, 1959. – 208 с.

21. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного. – М.: Наука, 1973. – 366 с.

22. Суперанская А.В. Структура имени собственного. – М.: Наука, 1969. – 207 с.

23. Теория и методика ономастических исследований. – М.: Наука, 1986. – 256 с.

24. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Политология. – М.: Гардарики, 2000. – С. 754 – 773.

25. Цветкова М.В. Английское. // Межкультурная коммуникация: Учебное пособие. – Н. Новгород, 2001. – С. 158 –182

26. Цыренова А.Б. О классификации аллюзивных имен (на материале английского языка) // Вестник /ТГПУ. 2010. – № 7. – С. 13 – 19.

27. Чичагов В. К. История русских имен, отчеств и фамилий. – М.: Учпедгиз, 1959. – 128 с.

28. Шингарева М. Языковые картины мира в призме пословично-фразеологического фонда языка. // Простор. – 2006. – № 4. – С. 83 – 85.

29. Carroll L. Alice’s Adventures in Wonderland. – М.: Progress Publishers, 1979. – 235 p.

30. English Fairy Tales / Collected by Joseph Jacobs. – USA: The Pennsylvania State University, 2005. – 169 р.

31. Hanks P., Hodges F. A Dictionary of First Names. – Oxford, 1996.

32. Partridge E. Usage and Abusage: a Guide to Good English. – Middlesex, 1976.

33. Weekly E. Jack and Jill. A Study in Our Christian Names. – L., 1974. – 162p.

34. Withycomb E.G. The Oxford Dictionary of English Christian Names. – Oxford, 1948.

Лексикографические источники:

35. Кунин А.В. Англо-русский фразеологический словарь. – М.: Русский язык, 1984. – 944 с.

36. Cambridge idioms dictionary. Cambridge: CUP, 2006.

37. Canadian Oxford Dictionary. Toronto: OUP, 2004.

38. Collins Oxford English Dictionary. – HarperCollins Publishers, 2006. – 1888 p,

39. Etymology Dictionary Online.

40. Longman idioms dictionary. Harlow: Addison Wesley Longman limited, 1998.

41. Merriam-Webster’s Collegiate Dictionary. – Merriam-Webster, Incorporated, 2003. – 1964 p.

42. Oxford dictionary of idioms. Oxford: OUP, 2005.

43. The Australian Oxford Dictionary. Melbourne: OUP, 2004.