Французская школа антропологии

Французская школа антропологии.

Статьи по теме
Искать по теме

Особенности французской школы антропологии

Французская антропология выросла из пяти основных направлений. Первое из них имело связь с французской социологической школой; второе – представляет долгое время доминирующая в системе этнологического знания физическая антропология; третье направление выросло из колониальной науки; четвертое направление, породившее французскую этнологию, было ориентировано на исследования фольклора; пятым источником французской этнологии стал ориентализм.

В соответствии с идеями просвещения, этнографический подход должен позволить одновременно выявить все многообразие культур и то общечеловеческое, что кроется за этим многообразием. Великая французская революция упрощает эту задачу: новые правители страны осознают культурное многообразие французского общества, но имеют намерение его унифицировать, в частности, посредством использования единственного языка – французского. Правительство инициирует изучение местных культурных особенностей и диалектов, но с единственной целью: обеспечить успех этой унификации, гомогенизации, во имя универсальных ценностей и прав человека. Отнюдь не случайно в 1800 г. создается Общество наблюдателей за Человеком (Société des Observateurs de l’Homme), впервые заявившее об антропологии как о науке.

В конце XIX – начале XX вв. возникает французская школа социологии и антропологии, которую возглавлял Э. Дюркгейм, а затем М. Мосе. Одним из базовых принципов школы Дюркгей-ма был функционализм. Различные социальные и культурные явления нужно изучать не только с точки зрения их причин, но и с точки зрения их функций, т. е. ролей, которые они играют в отношении других явлений и всей социально-культурной системы в целом. К середине XX в. в культурной антропологии возрождается интерес к эволюционизму, возникает культурно-эволюционная школа (неоэволюционизм), или школа Л.А. Уайта.

Уайт видел в понятии "культура" не малосодержательную абстракцию, а отражение объективной действительности в биологической. Он полагал, что главная функция культуры – служить приспособлению человека к окружающей среде.

Культура – это система, развивающаяся через определенные стадии в зависимости от накопления или затрат энергии.

Уайт в этой системе различал три подсистемы:

1) технологическую (орудия производства, оружие, одежда, жилища и т. п.);

2) социальную (все виды индивидуального или коллективного поведения людей);

3) идеологическую (знания, идеи, верования).

Л. Уайт сыграл ключевую роль в становлении культурологии в качестве самостоятельной науки. В первые десятилетия XX в. на стыке культурной антропологии и лингвистики начала формироваться этнолингвистика – наука, изучающая особенности функционирования языка в культурах разных этнических групп. Видные деятели этнолингвистики Э. Сепир, Б. Уорф и многие другие разработали гипотезу, согласно которой структура человеческого мышления, способы познания человеком мира, характерные черты культуры зависят от структуры и особенностей языка. Все воспринимаемое человеком воспринимается им через язык. Одной из наиболее влиятельных фигур в истории этнографии, социологии и антропологии XX в. стал английский ученый Б. Малиновский. Он создал ряд теоретических концепций культурной антропологии. Малиновский различал два вида потребностей человека:

1) первичные (физиологические и психологические), которыми человек обладает от рождения;

2) вторичные, порожденные культурой.

В течение всего XIX века продолжаются путешествия и экспедиции, но лишь с первой половины века ХХ можно говорить о возникновении социальной и культурной антропологии в современном понимании этого термина. До этого времени доминирующим остается жанр "путешествия", цель которого – сбор сведений для удовлетворения любопытства современников, жаждущих экзотики. По сути, современная антропология начинается во Франции с Марселя Мосса.

Появление этой дисциплины, под именем этнологии, отмечено моментом создания Института этнологии, располагавшегося в Музее человека. Именно последний и его ученики вывели социологию на первый план среди академических дисциплин. Социологические труды появляются во множестве во Франции, и постепенно все университеты начинают готовить социологов.

В отличие от Дюркгейма, Мосс не имел таких амбиций. Не занимаясь непосредственно полевыми исследованиями, он был потрясающим эрудитом: прочел все, что было написано в мире об антропологии. Это его ученики отправятся в поле – в Америку, Азию, Африку. В 1935 г. Марсель Гриоль возглавит первый великий этнографический проект: экспедицию Дакар – Джибути. Он же впоследствии станет специалистом по этнологии догонов Мали. Помимо наблюдений на местах, экспедиции занимались также сбором экспонатов для коллекций Музея человека. Экспедиция Дакар – Джибути оказала огромное воздействие не только на сообщество этнологов: образованные французы открыли для себя этнологию благодаря выставке предметов и фотографий. Однако и на этот раз речь шла об интригующем экзотизме. Этнология по-прежнему была неотделима от любопытства и эстетики. Современные художники с интересом знакомились с африканским искусством. Андре Бретон создал коллекцию "примитива". Позже, в годы второй мировой войны, в Нью-Йорке он вместе со своим товарищем по изгнанию – антропологом Клодом Леви-Строссом – будет обследовать лавки "примитивного искусства". Развитие антропологии во Франции неотделимо от этого эстетического измерения.

После войны этнологию начинают преподавать в ряде университетов. М. Гриоль возглавляет кафедру в Сорбонне. Ученики М. Мосса читают курсы в нескольких провинциальных университетах. Но большинство этнологов работает в Национальном центре научных исследований и в Бюро научных исследований Заморских территорий. Высшая школа социальных наук, необычное учебное заведение, ставящее во главу угла исследовательскую деятельность, приглашает вести семинары для аспирантов Леви-Стросса, Дюмона, Сутеля, Кондомина, Баландье.

В 1960 г. К. Леви-Стросс создает в Коллеж де Франс Лабораторию социальной антропологии. Следуя англо-саксонской традиции, он переименовывает этнологию, как эта дисциплина называлась во Франции, в антропологию. В противовес Институту этнологии, где ведущие позиции занимают ученики Гриоля и выдающийся антрополог и исследователь первобытности Андре Леруа-Гуран9, вокруг Леви-Стросса формируется новая этнология. Одновременно с созданием Лаборатории социальной антропологии начинает издаваться журнал L’Homme (Человек), который и сегодня остается главным антропологическим журналом во Франции.

Тем не менее, в отличие от социологии, которая к этому времени существенно усилила свое влияние в университетах, этнология с академической точки зрения по-прежнему остается дисциплиной маргинальной. Что не мешает ей быть, начиная с конца 1950-х гг., достаточно заметной в общественной жизни. В значительной мере это связано с ее эстетической составляющей, с развитием Музея Человека и созданием Музея народного искусства и традиций, экспозиции которого представляют многообразие обычаев Франции и при котором организуется исследовательский Центр французской этнологии, аналог Института этнологии, однако занимающийся исключительно отечественными сюжетами.

Французов знакомят с богатством и красотой множества существующих на планете цивилизаций. Им демонстрируют величие колониальной империи, созданной в конце XIX века. Кроме того, популяризации этнологии служат книги. Опубликованные в 1955 г. Печальные тропики имели огромный успех. Книга была признана литературным шедевром. К этой же категории трудов относится Призрачная Африка Мишеля Лейри..

Начиная с шестидесятых годов развитие французской этнологии неотделимо от процесса деколонизации. До сих пор антропологи работали в полном согласии с колониальной администрацией и не особенно критиковали ее. Труды Баландье Современная социология черной Африки и Противоречивая Африка знаменуют новое направление дисциплины. Отныне признается историзм этих обществ, которые доселе рассматривались как замкнутые в своей традиционности и исключенные из всемирного социально-политического контекста. Баландье вводит в научный оборот дисциплины категории конфликта, доминирования, эксплуатации. Он проповедует активную политическую позицию этнолога, и сотрудники возглавляемого им Центра африканских исследований берутся за изучение противоречий в постколониальных обществах. Начиная с 1960-х гг. антропология занимает особое место во Франции, и на то есть две причины: с одной стороны, структурализм Леви-Стросса выглядит многообещающим направлением для всего комплекса гуманитарных наук; наблюдается настоящее сотрудничество исследователей – лингвистов, семиотиков, психоаналитиков и структурных антропологов. Идея о том, что можно общими усилиями создать науку о человеке, располагающую столь же строгой методологией и мощными средствами формализации, что и точные науки, вызывает всеобщий энтузиазм. С другой стороны, общество с увлечением наблюдает за дебатами, которые ведут с Леви-Строссом и его последователями те, кто обвиняет их в пренебрежении историческим измерением: множество публикаций и конференций на тему "структура и история" свидетельствуют об остроте этих дебатов.

1970-е гг. отмечены борьбой между марксизмом и структурализмом. Эта борьба неотделима от постколониального политического контекста и событий 1968 г., сопровождавшихся осознанием изъянов капитализма. В этот период огромное внимание привлекают труды, разоблачающие этноцид. Белый мир Робера Жолена вызывает бурную полемику. Некоторые антропологи, как, например, Морис Годелье, пытаются соединить марксизм с достижениями структурализма. И здесь опять трудно рассматривать эволюцию антропологических взглядов вне исторического и политического контекста: между "левыми" и "правыми" во Франции идут ожесточенные баталии, и интеллектуалы в них активно участвуют. Усиление критического начала в антропологии в определенной мере отражает соотношение сил в обществе. Как ни странно, но с того момента, когда левые получают наконец, в начале 1980-х гг., доступ к власти, начинается постепенный отход антропологии от марксизма.

Расшатывание политических режимов в Восточной Европе, разоблачение Гулага, определенное разочарование в социализме вносят свой вклад в снижение популярности марксизма среди интеллектуалов. Падение Берлинской стены стало одним из важных этапов этого процесса.

Современная французская антропология

Начиная с конца 1980-х гг., ситуация во французской антропологии не раз описывалась как кризисная. Частое употребление этого термина не означает, однако, что дисциплина "выдохлась". Напротив, оно является признаком ее динамического обновления. Марксизм и структурализм, бывшие в прошлом могущественными и господствующими теоретическими парадигмами, и сегодня не сбрасываются со счетов, сохраняя своих приверженцев, но мирно сосущестуют с "большими нарративами". Ведутся дискуссии о соотношении антропологии со смежными науками – такими как история или изучение культурных ареалов. Усиливается интернационализация дисциплины, что позволяет расширять территории производства и распространения знания. Это особенно важно на фоне общей неблагоприятной для гуманитарных наук ситуации, сложившейся сегодня во Франции. Современное многообразие французской антропологии проявляется как в выборе объектов, так и в разнообразии теоретических подходов, что не отменяет основной задачи – изучения культурного многообразия и универсального измерения Человека.

Знакомство с современными исследованиями французских антропологов наводит на несколько размышлений. Прежде всего, интенсивное взаимодействие и взаимовлияние различных теоретических направлений позволяет усомниться в том, что можно говорить о "французской антропологической школе". В то же время, несмотря на отсутствие концептуального единства, французской антропологии все же присуща определенная особенность, состоящая в том, что она осознает себя скорее как наука об обществах, нежели как наука о культурах. Эта особенность, с одной стороны, является следствием определенного интеллектуального (универсализм) и политического (республиканство) наследия, а с другой – отражает устойчивое стремление ученых совместить интерес к изучению культурной специфики с поиском общечеловеческого в различных проявлениях повседневной жизни.

Современное многообразие французской антропологии проявляется как в выборе объектов, так и в разнообразии теоретических подходов, что не отменяет основной задачи – изучения культурного многообразия и универсального измерения Человека.

В то время как англо-саксонская антропология быстро завоевала себе место на постсоветском интеллектуальном пространстве, работы французских антропологов по-прежнему малоизвестны. Отчасти это неравное положение можно объяснить меньшей распространенностью в российской научно-образовательной среде французского языка по сравнению с английским

Выводы

Антропология выделилась в самостоятельную научную дисциплину лишь на заключительной стадии колониальной экспансии, когда установилось доминирование нескольких западных стран над остальным миром.

Во Франции антропология динамично развивалась dglknm до 80 годов ХХ столетия. Начиная с конца 1980-х гг. ситуация во французской антропологии не раз описывалась как кризисная. Частое употребление этого термина не означает, однако, что дисциплина "выдохлась". Напротив, оно является признаком ее динамического обновления. Марксизм и структурализм сосуществуют с "большими нарративами". Ведутся дискуссии о соотношении антропологии со смежными дисциплинами – такими как история или изучение культурных зон.

Французская антропология выросла из пяти основных направлений: первое из них имело связь с французской социологической школой; второе направление представляет долгое время доминирующая в системе этнологического знания физическая антропология; третье направление сформировалось на основе колониальной науки; четвертое направление было ориентировано на исследования фольклора и пятым источником французской этнологии стал ориентализм.

Основными причинами методологического отставания французской антропологии начала XX века от антропологических школ других крупных стран являются: поздняя и ограниченная педагогическая институциализация, пренебрежение полевыми исследованиями и концептуальная, или эпистемологическая "сверхтеоретизация".

Литература

1. Абелес М. Об антропологии во Франции. //Этнографическое обозрение. – 2005. – № 2. – с. 69-74.

2. Абелес Марк Французская антропология

3. Крадин Н. Н. Политическая антропология: Учеб. пособие. М.: Ладомир, 2001.

4. Филиппова Е. И.Понятие "ethnie " во французской научной традиции и его политическое использование. //"Этнографическое обозрение", 2007, №3, с. 52-73

5. Хрисанфова Е.Н. И.В. Перевозчиков Антропология – М.: Издательство МГУ, 2009

6. Шалоткина Н.А. Французская культурная антропология XX века: тенденции и перспективы. Автореф. Дисс.- М.: 2007