Формирование российского централизованного государства

Формирование российского централизованного государства.

Статьи по теме
Искать по теме

В конце XV – начале XVI вв. более чем двухвековая борьба русского народа за свое государственное единство и национальную независимость завершилась объединением русских земель вокруг Москвы в единое государство. При всей общности социально-экономических и политических факторов, лежащих в основе государственно-политической централизации, происходившей в XIII–XV вв. во многих европейских странах, в образовании русского централизованного государства были свои существенные особенности.

Политическая централизация на Руси значительно опередила начало процесса преодоления экономической разобщенности страны и была ускорена борьбой за национальную независимость, за организацию отпора внешней агрессии. Тенденция к объединению проявлялась во всех русских землях. Русское государство формировалось на протяжении XIV–XV вв. на феодальной основе: роста феодального землевладения и хозяйства, и развития крепостничества, обострения классовой борьбы. Объединительный процесс завершился образованием в конце XV в. феодально-крепостнической монархии. Основную территорию, сложившуюся в конце XV в. Русского государства, составили Владимиро-Суздальская, Новгородско-Псковская, Смоленская и Муромо-Рязанская земли и часть земель Черниговского княжества. Территориальным ядром формирования русской народности и Русского государства была Владимиро-Суздальская земля. Разнохарактерным было и социально-экономическое развитие Руси в этот период.

1. Причины объединения Руси

По мнению ряда ученых, в XIV–XV вв. на Руси был восстановлен домонгольский уровень в развитии сельского хозяйства. Наиболее быстрое его восстановление и развитие происходило в северо-восточных русских землях, население которых возрастало за счет бегства крестьян и горожан из плодородных южных земель, превращаемых монголо-татарами в огромное безлюдное пастбище для своего кочевого скотоводства.

При Василии I Дмитриевиче Москва присоединила Нижегородское княжество, Малую Пермь – земли по реке Вычегде, населенные коми. Стефан, ученик Сергия Радонежского, епископ пермский, человек энергичный и образованный, приложил немало усилий для присоединения этого края, распространял здесь просвещение – создал для местных жителей азбуку. В 90-е гг. на некоторое время московские воеводы присоединили Двинскую землю, принадлежавшую Новгороду Великому.

Приходилось отражать набеги внешних противников. В 1395 г. Тимур (Тамерлан), властитель Средней Азии, разгромив Тохтамыша, подошел с юга к русским землям. Василий Дмитриевич с войском стал на Оке. Но Тимур от Ельца ушел восвояси.

Литовцы в том же году захватили Смоленск, разорили Рязанское княжество. Витовт, великий князь литовский, заключив союз с Ливонским орденом, планировал поход на Русь – с тем, чтобы отторгнуть у нее Новгород и Псков. В начале следующего столетия он же организует походы на Смоленск (его жители в 1401 г. восстали, перебили наместников из Литвы и своих бояр-предателей), Псков. Захватывает Вязьму.

В 1408 г. Русь подвергается новому нашествию из Орды. Его возглавляет новый временщик – Едигей. Он громит многие города, но Москву взять не смог. Едигей получил денежный откуп и ушел в Орду, где началась новая "замятия".

В Орде нарастали признаки политического распада, на Руси, наоборот,– политического объединения вокруг Москвы. И этому не могли помешать ни противодействие князей-соперников из других княжеств, ни борьба за власть среди членов московской правящей династии.

Кончина Василия 1 сделала великим князем московско-владимирским его сына Василия II. Но на престол заявил притязания его дядя Юрий Дмитриевич, князь звенигородско-галицкий. Борьба между ними, принявшая характер военных действий и длившаяся более четверти столетия, протекала с переменным успехом. Поначалу верх одержал московский правитель, и князь Юрий отказался от своих надежд и притязаний. Но снова возобновлял попытки, и небезуспешно: дважды захватывал Москву, изгонял из нее племянника. В том же 1434 г. он умер, и его дело продолжил один из сыновей – Василий Юрьевич. Его отряды действовали в Вятке и Устюге Великом, Вологде и Костроме. Два года спустя около Ростова Василия Юрьевича разбили московские воеводы. Взятого в плен, его ослепили, он получил прозвище "Косой". От активной борьбы князь отходит, и его место занимает брат – Дмитрий Шемяка.

Феодальная война, в которой Василий II стал олицетворением объединительных стремлений русских людей, а его удельные соперники – символом децентрализации, осложнялась другими заботами. Пришлось отбивать попытки папы римского подчинить Русь своему влиянию, проведя унию православной и католической церквей. На соборе в Ферраре и Флоренции (1438–1439) митрополит всея Руси Исидор, грек по происхождению, согласился на унию. Но Москва ее отвергла, Исидор, посаженный в тюрьму, вскоре бежал. Собор русских иерархов избрал вместо него нового митрополита – Иону; русская церковь стала с этого времени автокефальной (независимой от константинопольского патриарха).

Возобновились татарские набеги. Хан Улу-Мухаммед, изгнанный из Сарая, осел сначала у Белева, затем у Нижнего Новгорода. Он не давал покоя пограничным областям Руси, доходил до окрестностей Москвы. В 1445 г. его сыновья нанесли сильное поражение под Суздалем войску Василия II, сам князь попал в плен. Его отпустили за огромный выкуп, который собирали по всей стране. Авторитет Василия сильно упал, и, пользуясь этим, Шемяка, договорившись с московскими боярами и горожанами, захватил столицу. Великого князя, бежавшего в Троицу, схватили и ослепили; с тех пор его называли Темным. Шемяка, став великим князем, проводит курс на усиление раздробленности – восстановил самостоятельность Суздальско-Нижегородского княжества, раздавал привилегии, льготы крупным землевладельцам. Увеличивались налоги, истощалась казна.

Нарастало всеобщее недовольство, и Шемяку уже на следующий год изгнали из Москвы. В 1453 г. он умер в Новгороде, по слухам, отравленный агентами московского правителя.

Начав изучать историю Московского княжества в XIV и в первой половине XV в., мы проследили территориальные приобретения и рост политического и национального значения его князей. Но это был лишь один из процессов, создавших силу Москвы, – процесс, которым обозначались внешние успехи московских князей, распространение их владений и их влияние за первоначальные пределы их вотчины. Но территориальный и национальный рост Московского княжества сопровождался еще политическим подъемом одного из его князей – того, который носил звание великого и был признаваем старшим в московской княжеской семье. В то время когда Московское княжество вбирало в себя разъединенные части Русской земли, этот фактически или фиктивно старший князь собирал в своих руках раздробленные элементы верховной власти, и как первый процесс превратил Московское княжество в национальное Русское государство, так результатом второго было превращение московского великого князя, только старшего по званию из удельных, в единственного, т. е. единодержавного, русского государя. В то время когда Москва поднималась, поглощая другие русские княжества, ее великий князь возвышался, подчиняя себе свою ближайшую братию, удельных московских князей. Это подчинение становилось возможно потому, что внешние успехи, достигнутые Московским княжеством, наибольшей долей своей доставались, великому князю, который со своим московским уделом соединял обладание и Владимирской великокняжеской областью. Этот второй процесс, которым обозначались внутренние политические успехи Московского княжества, нам н предстоит изучить. Чтобы лучше понять его, надо еще раз представить себе порядок княжеского владения, действовавший в Московском, как и в других княжествах.

Следя за возвышением Москвы, мы видим на первом плане деятельность московского великого князя; но московский великий князь был не единственным, а только старшим из московских князей. Вотчина московских Даниловичей не была цельной, владельческой единицей: подобно вотчинам других княжеских линий, она представляла группу независимых удельных княжеств. В то время когда начиналась объединительная роль Москвы, в семье ее князей еще вполне действовали старые удельные отношения. По мере того как расширялись владения и внешнее значение Москвы, изменялись и внутренние отношения между московским великим князем и его младшими удельными родичами и изменялись в пользу первого. Чтобы изучить ход этого изменения, мы рассмотрим сначала порядок наследования, действовавший в семье московских князей до половины XVв., и потом взаимные отношения князей – сонаследников по владению.

Как скоро население северной Руси почувствовало, что Москва способна стать политическим центром, около которого оно могло собрать свои силы для борьбы с внешними врагами, что московский князь может быть народным вождем в этой борьбе, в умах и отношениях удельной Руси совершился перелом, решивший судьбу удельного порядка: все дотоле затаенные или дремавшие национальные и политические ожидания и сочувствия великорусского племени, долго и безуспешно искавшие надежного пункта прикрепления, сошлись с династическими усилиями московского великого князя и понесли его на высоту национального государя Великороссии. Так можно обозначить главные моменты политического роста Московского княжества.

Таким образом, можно сделать вывод, что на объединение Руси повлияло необходимость избавления от татаро-монгольского ига. Помимо умелой политики Московских князей большую роль играла складывание внутри государственного рынка.

Развитие вотчинного хозяйства, сельского хозяйства, ремесла тоже являлось причиной объединения Руси.

Усиление феодального гнета, закрепощение крестьян вызывало необходимость держать их в повиновении. Для этого землевладельцем (церкви, боярам, князьям) была нужна единая боеспособная сильная армия.

2. Этапы формирования единого Российского централизованного государства

В княжение Ивана Калиты Московское княжество окончательно определилось как крупнейшее и сильнейшее в Северо-Восточной Руси. Возвышения и расширения Московского княжества Иван Калита добивался различными путями: устраивал браки местных князей с представительницами своего рода; назначал в отдельные княжества своих наместников; приобретал в других княжествах земли для себя и содействовал в этом своим боярам на началах частной вотчинной собственности.

В отношениях с Ордой Калита продолжал намеченную еще Александром Невским линию внешнего соблюдения вассальной зависимости от Орды, чтобы не дать им повода для новых нашествий и разорений. Формально он соблюдал вассальную покорность ханам, исправно платил Орде установленную дань и при этом стремился к максимально возможной самостоятельности во всех внутренних делах Руси. Такая политика не давала ордынским ханам повода для новых разорительных набегов на Русскую землю.

Иван Калита добился от нее очень важной для Руси уступки – окончательного отказа от ненавистной и унизительной для русских людей системы баскачества и права откупа дани русскими князьями. Назначение Калиты главным сборщиком дани явилось большим политическим выигрышем прежде всего для него самого, а также московского боярства.

В целом Иван Калита сыграл положительную роль в объединении Северо-Восточной Руси вокруг Москвы как главного территориального ядра будущего Русского централизованного государства. Вместе с тем, как политического деятеля его не следует особенно идеализировать. Он был сыном своего времени и своего класса, правителем жестоким, хитрым и умным, упорным и целеустремленным. В действиях его не было открыто выраженных мотивов отпора захватчикам – он откупался от Золотой Орды исправной уплатой "выхода", но его тактика давала Руси передышку от ордынских набегов. Политика Ивана Калиты служила укреплению феодального строя и поступательному развитию русского общества. Будучи крутой и жестокой, она в то же время способствовала государственной централизации.

Во второй половине XIV в. Северо-Восточная Русь с ее центром в Москве получила название "Великая Русь". Отсюда и происходят наименования "великорусская народность", "великорусский народ". В этот период московский князь Дмитрий Иванович (1363–1389 гг.) смело вступил в борьбу с сильными для него врагами – Тверью, Рязанью, Литвой и даже Золотой Ордой.

Подчинить Тверь и Рязань власти московского князя и этим окончательно закрепить руководящую роль Москвы было первой и важнейшей задачей Дмитрия. Длительная борьба между московским князем Дмитрием Ивановичем и Тверским князем Михаилом Александровичем началась в конце 60-х годов XIV в.

Тверской князь стал искать союзников в Орде. Ее правители с большой тревогой следили за усилением Москвы и были согласны поддерживать любого противника Дмитрия Ивановича. В 1371 г. Михаил Александрович получил в Орде ярлык на великое княжение, однако Дмитрий Иванович отказался признать тверского князя великим – он чувствовал себя настолько сильным, что не боялся вступить в конфликт с самой Ордой. Но Михаил Александрович в 1375 г. вторично добился в Орде ярлыка на великокняжеский стол. В ответ на это Дмитрий Иванович осадил Тверь.

Поход Дмитрия против тверского князя, вступавшего в союз с врагами Руси – Литвой и Ордой, впервые стал общерусским, национально-патриотическим по своему характеру выступлением. Из этого можно сделать два важных вывода: во-первых, ряд русских княжеств, формально еще сохранивших свою независимость, фактически уже подчинялись московскому князю; во-вторых, процесс политического объединения русских земель уже достиг определенных результатов и в нем было заинтересовано как сельское, так и городское население.

Утвердив свою власть над русскими князьями, подчинив Москве Тверь и Рязань, Дмитрий Иванович решился вступить в борьбу с главным врагом Руси – Золотой Ордой..

Хотя ордынский хан по-прежнему считался верховным правителем Руси, его власть над другими землями значительно ослабла. Орда была вынуждена признать Москву политическим центром Руси и Москва добилась от Орды признания своего права на великое княжение как на "вотчину", передаваемую по наследству. Новый порядок престолонаследия прекращал прежнюю вражду за старшинство, нашел поддержку в народе и среди духовенства. Хотя и не избавил он полностью Русь от феодальной войны в середине XV в., но серьезный шаг к утверждению московского единодержавия был сделан.

Княжение Дмитрия Донского оставило глубокий след в русской истории. В качестве важных итогов его деятельности можно назвать следующие: закрепление за Москвой статуса национальной столицы, а за московскими князьями – великого княжения на Руси; сохранение в целости вотчинных владений, перешедших к Дмитрию Ивановичу от его предков; укрепление обороноспособности Руси в результате борьбы с иноземными захватчиками, особенно с ордынцами; ведение чеканки серебряной монеты ранее чем в других феодальных центрах Руси; экономическая поддержка городского торгово-ремесленного населения. Благодаря его успешной деятельности продолжается дальнейшее усиление Московского княжества.

Подытоживая вышеизложенное о начальном периоде объединения русских земель и роли Москвы в становлении централизованного государства, следует отметить: феодальная раздробленность объективно была закономерным этапом в развитии феодальных государств Европы и Азии. Русь в этом отношении не была исключением. Но будучи на новой, более высокой стадии феодального общества, раздробленность принесла с собой ряд отрицательных черт: бесконечные междоусобные войны, утрату общегосударственного единства, ослабление обороноспособности перед лицом иноземной агрессии и др. Эти негативные черты приводили общество в состояние непрерывной напряженности и отрицательно сказывались на дальнейшем развитии экономики страны. Страх перед иноземным порабощением, стремление к сохранению и поддержанию государственного порядка делали желанной твердую власть, так что в конечном итоге феодальная война способствовала усилению великокняжеской власти. Объединительную политику великих князей поддерживали самые различные социальные слои русского общества, поскольку важным фактором процесса объединения княжеств была всенародная борьба за национальную независимость и свержение ордынского ига, за самостоятельную и сильную государственность, способную обеспечить народу защиту.

Объективно процесс политического объединения русских земель начался на Руси с территориального роста и политического усиления отдельных княжеств. В начавшейся между ними борьбе за политическое преобладание выявлялся общерусский политический центр, возглавивший борьбу за объединение разрозненных русских земель в единое государство и за свержение золотоордынского ига. Победителем в этой борьбе вышло Московское княжество, столица которого – Москва, – в княжение Дмитрия Ивановича Донского стала общепризнанным политическим и национальным центром формировавшегося Русского государства. Успехи Москвы в государственно-политическом объединении русских земель были закреплены ее победой над коалицией удельных князей, попытавшихся в ходе феодальной войны середины XV века восстановить рушившиеся порядки феодальной раздробленности.

Феодальная война показала необратимость процесса объединения русских земель вокруг Москвы. По сравнению с междоусобицами предшествующего периода цели, которые ставили враждующие стороны, изменились. Если в XIV в. речь шла о том, Москва или Тверь возглавят объединительный процесс, то теперь шла борьба между князьями Московского дома за обладание Москвой. Усилилось влияние великого князя и на церковь. Издавна главу русской церкви – митрополита всея Руси – назначал Константинопольский патриарх. После падения Константинополя под ударами османов (1453 г.) выбор митрополита окончательно стал делом великого князя Руси. В 1442 г. собор русского духовенства в Москве по предложению Василия II назначил митрополитом Иону без санкции Константинопольского патриархата. Этот акт ознаменовал конец зависимости русской церкви от Константинопольской патриархии. Московская митрополия попадала в прямую зависимость от великокняжеской власти, ибо теперь только она могла защитить интересы церкви в общерусском масштабе и поддержать ее авторитет в борьбе за чистоту православной веры.

К концу XV в. сложились условия для перехода объединительного процесса в завершающую стадию – формирование единого российского государства. Завершающий этап объединительного процесса занял примерно 50 лет со времени княжения Ивана III и первых лет княжения его преемника Василия III. Крупным препятствием на пути этого процесса было существование сильной и самостоятельной Новгородской феодальной республики. В 70-х годах XV в. часть новгородской знати взяла курс на переход Новгорода на сторону князя Литовского. Эти действия дали основания Московскому князю принять решительные меры против Новгорода. В 1471 г. Иван III предпринял поход против Новгорода. В этих и последующих событиях в 1485 г. после недолгого сопротивления Новгородская земля сдалась Московскому войску и вошла в состав Российского государства, Новгородская республика была ликвидирована. Вечевой колокол снят и увезен в Москву. Позднее, в 1489 г. в состав России была включена и Вятская земля. В конце XV в. и начале XVI в. в состав Российского государства были включены Черниго-Северские земли, земли по берегам Десны и верхнего течения Днепра – Чернигов, Брянск, Рыльск, Пу-тивль – всего 25 городов и 70 волостей.

В 1510 г. была включена и Псковская земля, или, как она называлась тогда, Псковская республика. В 1514 г. в состав Московского великого княжества вошел русский старинный город Смоленск. И, наконец, в 1521 г. прекратило существование и Рязанское княжество. Именно в этот период объединение русских земель в основном было завершено. Образовалась огромная держава, одно из самых крупных государств в Европе. В рамках этого государства была объединена русская народность. Это закономерный процесс исторического развития. С конца XV в. стал употребляться термин "Россия". Политический же строй Русского государства на рубеже XV–XVI вв. развивался в сторону Централизации. Великий князь всея Руси уже систематически пользовался титулом государь. В 1472 г. овдовевший Иван III женился на племяннице последнего византийского императора Софье Палеолог, после чего великокняжеским гербом стал византийский двуглавый орел. Укреплению великокняжеской власти способствовали и серьезные изменения в армии. Феодальные дружины, поставляемые боярами, теперь уже играли в ней второстепенную роль. Ее главную силу составляли ополчения дворян, дворянская конница, пешие полки с огнестрельным оружием и артиллерия.

Объединенное вокруг Москвы государство представляло собой качественно новый этап развития государственности. Территория созданного государства почти в шесть раз превышала размеры бывшего Московского княжества. Усложнялись государственные функции как во внутренних, так и во внешних делах. Появились функциональные органы управления, отдельные от дворцового хозяйства, формировался многоступенчатый слой служилых (или государственных) людей. В международных отношениях уже не отдельные княжества или земли, а централизованное государство противостояло другим государствам, выступало единой организованной силой, представлявшей интересы всего народа.

3. Общественный строй Русского государства

В XIV–XV вв. в социально-экономическом развитии основными факторами были интенсивный рост феодального землевладения. Феодалы фактически утвердили за собой монопольное право владения землей, предоставлявшее им экономическую и политическую власть над крестьянами. Основной формой крупного феодального землевладения в XIV в. была вотчина – княжеская, боярская, церковная.

В огромной массе крестьянства отчетливо выделялись две категории: черные крестьяне, жившие общинами в селах, не принадлежавшие отдельным феодалам, и крестьяне владельческие, жившие на надельных землях в системе феодальной вотчины.

Крестьяне владельческие были лично зависимы от феодала, но степень этой феодальной зависимости была различной. За крестьянами еще сохранялось право свободного перехода от одного феодала к другому, но это право на практике все чаще оказывалось формальным.

Система русской феодальной иерархии XIV в. включала в себя четыре нисходящие ступени. На верхней ступени возвышались великие князья – верховные правители Русской земли. Вторую ступень занимали вассалы великого князя – удельные князья, обладавшие правами суверенных правителей в пределах своих уделов. На третьей ступени находились вассалы удельных князей – бояре и служилые князья, утратившие права удельных, иными словами крупнейшие феодалы – землевладельцы. На низшей ступени феодальной иерархии стояли слуги, управляющие княжеским хозяйством, составляющие княжескую и боярскую администрацию. Особенно быстро в этот же период росло и церковное землевладение. Вовлечение всей массы сельского населения в систему феодальных отношений привело к исчезновению многих старых терминов, обозначавших в прошлом различные категории сельского населения ("люди", "смерды", "изгои") и появлению к концу XIV в. нового термина "крестьяне", что свидетельствовало о приобретении различными категориями сельского населения ряда общих черт, характерных для крестьянства как класса. Это название дошло и до наших дней.

Удельным князьям, как верховным собственникам всей земли в княжествах, принадлежала высшая судебная и административная власть над населением княжества, сформировавшейся русской нации. Это обстоятельство в полной мере целенаправленно и гибко использовали московские князья в борьбе Москвы за роль руководителя и политического центра единого Русского государства, начавшейся в XIV в.

4. Государственный строй. Анализ Судебника (1497 г.)

В конце XV – начале XVI в. оформились структуры власти Московского государства. Главной из них была Боярская дума – совещательный орган при царе. В нее входили представители высшего московского боярства, князья ранее независимых княжеств. В Думе было от 5 до 12 бояр и около 10 лиц более низкого звания – окольничих. Существовали два общегосударственных ведомства: дворец и казна. "Дворецкие" управляли царскими землями, в казне, кроме денег, хранились государственный архив и государственная печать. Фактически это была государственная канцелярия.

Вся территория страны была разделена на уезды, волости и станы. Уезды в целом повторяли границы бывших удельных княжеств. Власть в уезде принадлежала наместнику, в волостях и станах – волостелям. Наместник имел право "кормиться" в уезде – собирать в свою пользу судебные пошлины, а также часть налогов. Часто наместники перепоручали службу своим холопам, нередки были финансовые злоупотребления. Вотчины бояр исключались из-под власти наместников.

В результате войн, которые вели Иван III и его сын Василий III, значительно улучшилось внешнеполитическое положение страны. Уже в 1494 г. Литва должна была вернуть Москве Вязьму, что обезопасило столицу от литовских набегов. В 1501 г. были разгромлены войска Ливонского ордена и Ливония стала платить Москве дань. В вассальную зависимость от Москвы попало Казанское ханство. В результате восстания русских в Литве в 1514 г. был освобожден Смоленск. Тем самым у Литвы окончательно была вырвана инициатива в "собирании" русских земель. Московское государство, продемонстрировавшее свою военную силу, быстро развивало международные связи. В 1514 г. был заключен договор со Священной Римской империей, в котором Василий III именовался "цесарем", т. е. императором. Это положило начало признанию России в качестве фактора европейской политики. Были налажены связи с Данией, Англией, Нидерландами, Испанией, Персией, Индией.

Однако враждебные централизации силы внутри страны были далеко не сломлены. Это были прежде всего бывшие князья, ставшие боярами на государственной службе, по сохранившие родовую гордость и не считавшие, что у московских государей большие права на престол, чем у них самих. Наиболее активны в борьбе за власть были князья Шуйские и Вельские. Они стремились к установлению в России ограниченной царской власти при большой самостоятельности местных феодалов, как это было в Литве. Бояр-княжат оскорбляло, что великий князь все меньше советуется с ними, а решает вопросы один. Их унижали вновь введенные при дворе обычаи внешнего преклонения перед царем, распространение на князей и бояр телесных наказаний. Все это противоречило древнерусским традициям и скорее напоминало нравы при дворе у татарского хана. Нетерпимость этих нововведений была тем большей, чем сильнее становилась в соседней Литве власть местных феодалов.

В результате этого после смерти Василия III начались боярские заговоры, власть переходила из одних рук в другие. Стабилизировало положение лишь вмешательство митрополита Макария. Он помог малолетнему Ивану IV (1533– 1584) укрепить свою власть, расправиться с мятежными князьями и боярами. В 1547 г. Иван IV первым из московских государей был официально венчан на царство. Это закрепило идею о верховном характере его власти. Вместе с тем роль митрополита в процедуре коронования, получение царем короны от главы церкви, напутственное слово митрополита новому царю закрепляли особое место церкви в государстве как гаранта самодержавной власти. С этого времени венчание на царство в Успенском соборе Кремля стало носить традиционный характер.

Порядок наследования, действовавший в линии московских князей XIV и XV вв., открывается из длинного ряда дошедших до нас их духовных грамот. Начиная с Калиты и кончая Иваном III, почти каждый московский князь оставлял после себя духовную; от некоторых осталось даже по две и по три духовных, так что за изучаемое время их сохранилось всего до 16. Это довольно обильный материал для изучения московского порядка наследования. Самое появление этих грамот уже достаточно его характеризует. Как вам известно, есть два порядка наследования: по закону или обычаю и по завещанию. Первый состоит из правил, устанавливающих однообразный и обязательный переход имущеетв независимо от усмотрения на-следователя, хотя бы и вопреки его воле. Если у московских князей наследование всякий раз определялось завещанием, значит, не существовало таких обязательных обычных правил или устанавливались новые правила, не согласные с обычаем.

Итак, воля завещателя – вот юридическое основание порядка наследования, действовавшего в московском княжеском доме, как и в других линиях Всеволодова племени. Это основание вполне отвечало юридической сущности удельного владения, которая заключалась в понятии о княжестве, как личной собственности князя-владельца. Если князь – личный собственник владеемого им удела, то и преемство владения могло определяться только личной волей владельца. Такой порядок простирался лишь на вотчину и примыслы московских князей, делившиеся на уделы, но не на Владимирскую великокняжескую волость, которая по старому обычаю доставалась старшему князю, а старшим теперь был тот, кого признавал таким хан.

Наследниками по московским духовным грамотам являются, прежде всего сыновья завещателя, за отсутствием сыновей – его братья, наконец жена, одна или с дочерьми, даже при сыновьях и братьях. Великий князь Иван Калита разделил свою вотчину на четыре части, из которых три отдал трем своим сыновьям, а четвертую второй своей жене с дочерьми; из них одна и по смерти матери продолжала владеть долей завещанного им совместного удела. Сын Калиты великий князь Семен, умирая бездетным, завещал весь свой удел жене помимо братьев.

Княгини-вдовы постоянно по завещанию участвуют в наследстве, хотя неодинаково с прямыми наследниками. Они получают от князей-завещателей, мужей своих, владения двоякого рода: 1)опричнины, т.е. владения, принадлежавшие им вполне, и 2) прожитки, которыми они пользовались лишь "до своего живота", пожизненно. Это постоянное участие княгинь-вдов в наследстве в силу завещания составляло вторую черту юридического характера удельного княжеского владения как частной собственности владельца.

Еще яснее вскрывается этот частно-правовой характер удельного княжества в завещательном распорядке его частей между наследниками. Вотчина завещателя не делилась по завещанию на сплошные пространства; в разделе господствовала чрезвычайная чересполосность. Причиною этого был самый способ раздела. Московское княжество состояло из нескольких пластов или разрядов владений, различавшихся между собою по своему хозяйственному значению или историческому происхождению. Эти разряды великий князь Димитрий Донской в своей духовной перечисляет в таком порядке: город Москва, дворцовые села подмосковные, дворцовые села в чужих, не московских уделах и в великокняжеской области Владимирской, затем остальные владения, города и сельские волости, притом скачала владения московские старинные и, наконец, позднейшие вне московские приобретения. Каждый наследник получал особую долю в каждом из этих разрядов московских владений, точно так же как он получал особую долю в каждом разряде движимого имущества завещателя. Как всякому сыну отец-завещатель назначал из своей домашней рухляди особую шапку, шубу и кафтан с кушаком, так каждый наследник получал особый жребий в городе Москве и в подмосковных дворцовых селах, особую долю в старинных московских владениях и в новых примыслах. Отсюда и происходила чересполосица княжеского владения. Безразличие в разделе движимого имущества, домашней рухляди и вотчинных владений составляет третью черту в юридическом характере, с каким является удельное владение в московских духовных.

Князь-завещатель делил так чересполосно свою вотчину, очевидно, по хозяйственным, а не по государственным соображениям, по расчету своих семейных, а не общественных интересов. Он смотрел на свои владения только как на различные статьи своего хозяйства, а не как на целое общество, управляемое им во имя общего блага. Даже по своей форме духовные грамоты московских князей совершенно походили на завещания частных лиц того времени. Раскроем, например, первую духовную грамоту второго московского великого князя Ивана Калиты, составленную около 1327 г., когда он собирался ехать в Орду. Грамота эта начинается такими словами:

"Во имя Отца и Сына и Святого Духа, се аз грешный, худый раб Божий Иван пишу душевную грамоту, идя в Орду, никим не нужен (никем не принуждаемый), целым своим умом, в своем здоровьи. Аже Бог что розгадает о моем животе, даю ряд сыном своим и княгине своей. Приказываю сыном своим отчину свою Москву, я се семь им раздел учинил (т. е. город Москву я отдаю всем сыновьям вместе, а сверх того вот что даю им каждому в отдельности)". Затем перечисляются города, села и волости, составлявшие удел каждого сына. Как завещания частных лиц совершались при свидетелях и скреплялись церковной властью, так и духовные грамоты московских великих князей писались при. "послухах", которыми обыкновенно были их бояре, и подписывались московским митрополитом. Итак, основными чертами господствовавшего среди московских князей порядка наследования были: личная воля завещателя, как единственное основание этого порядка, участие в разделе наследства всех членов семьи князя-завещателя, не исключая жены и дочерей, и видимое юридическое безразличие движимого и недвижимого имущества, домашней рухляди и территориальных владений.

Судебник 1497 г.– первый кодекс законов единой России – закрепил единое устройство и управление в государстве. Высшим учреждением была Боярская дума – совет при великом князе; ее члены управляли отдельными отраслями государственного хозяйства, исполняли обязанности воевод в полках, наместников в городах. Волостели, из "вольных людей", осуществляли власть в сельских местностях – волостях. Появляются первые приказы – органы центрального управления, их возглавляли бояре или дьяки, которым великий князь "приказывал" ведать те или иные дела.

Судебник впервые в общегосударственном масштабе ввел правило, ограничивающее выход крестьян; их переход от одного владельца к другому теперь разрешали только один раз в году, в течение недели до и недели после Юрьева дня осеннего (26 ноября), после окончания полевых работ. Кроме того, выходцев обязали платить владельцу пожилое – деньги за "двор" – хозяйственные постройки.

Судебник ставит под контроль центра местное управление в лице кормленщиков. Вместо дружин создается единая военная организация – московское войско, основу которого составляют дворяне-помещики. Они по требованию великого князя должны являться на службу с вооруженными людьми из своих холопов или крестьян, в зависимости от величины поместья ("конно, людно и оружно"). Число помещиков при Иване III сильно выросло за счет холопов, послужильцев и иных; им раздавали земли, конфискованные у новгородских и прочих бояр, у князей из новоприсоединенных областей.

Выводы

Русские люди могли гордиться тем, что было сделано в те славные десятилетия конца XV и начала XVI столетия. Летописец отразил эти чувства своих современников: "Наша великая Русская земля освободилась от ига... и начала обновляться, как будто перешла от зимы к тихой весне. Она снова достигла своего древнего величества, благочестия и спокойствия, как при первом князе Владимире".

Процесс объединения земель, образование единого государства способствовали консолидации русских людей, складыванию великорусской народности. Ее территориальной базой были земли Владимиро-Суздальского княжества, населенные некогда вятичами и кривичами, и Новгородско-Псковская земля, где жили новгородские славяне и кривичи. Рост экономических и политических связей, общие задачи в борьбе за национальную независимость с Ордой, Литвой и другими противниками, исторические традиции, идущие из времен домонгольской Руси, стремление к единству стали движущими факторами их объединения в рамках одной народности – великорусской то же время происходит отделение от нее других частей бывшей древнерусской народности – на западе и юго-западе в результате ордынских нашествий и захватов литовских, польских, венгерских правителей идет формирование украинской (малороссийской) и белорусской народностей.

Литература

1. "Развитие Русского права в XV – первой половине XVII веков" М., 2006

2. "Российское законодательство X – XX веков. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства" М., 2001., том 2.

3. Иловайский Д.И.История России т.2. М.: Юрист, 2005.

4. Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. 1. – М., 2001.

5. Ключевский В.О. Сочинения в 8 томах. Т.1. – М., 2004.

6. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях... т.1. М.: Просвещение, 1998.

7. Орлов А.С., Георгиев В.А. и др. "История России", учебник. – М., 1997 г.

8. Платонов С.Ф. Курс лекций по Русской истории. – М., 1999.

9. Рогов В.А. "История государства России". М.: Вече, 2003.

10. С.М. Соловьев. "История России с древнейших времен". М. Владос, 2000.

11. Сахаров О.В. "Очерки по истории Российского государства", М. – 2002 г.

12. Скрынников Р.Г. "Социально-политическая борьба в русском государстве в начале XVII века". Ленинград, 1995.

13. Судебник 1497 г. М.: Владос, 2002.

14. Татищев В.Н. "История российская", Москва, 1996. (Том №7)

15. Черепнин Л.В. "Образование русского централизованного государства".Эксмо-пресс 1997г.