Философия Джордано Бруно

Философия Джордано Бруно.

Статьи по теме
Искать по теме

Для мышления, идеологии и культуры эпохи Возрождения основная тенденция, характеризующая изменения – это переход от теоцентрического к антропоцентрическому восприятию мира. Этот процесс диалектический, противоречивый, сложный, осуществляющийся повсеместно, но в разных модификациях, вариантах, формах. Возрождение занимает ту отрасль истории, когда христианство уже не доминирует, и не имеет монопольного статуса. Эти изменения осуществляются, прежде всего, в религиозной отрасли; ни в философии, ни в искусстве или литературе сразу не уходит привычный образ мышления, который существовал столетиями. В борьбе с теократизмом Средневековья на первый план культуры эпохи Возрождения выходят гуманистические, антропоцентрические мотивы. Пренебрежение к земной сущности меняется признанием творческого потенциала человека, разума, стремления к счастью на земле. Осуществление человечного предусматривает освоение достижений культурного багажа прошлых лет, поэтому гуманизм эпохи Возрождения будит интерес к культурному наследию античности, к овладению многоликим богатством древней философии. Джордано Бруно был одним из известных деятелей философии эпохи Возрождения. Его жизнь и его смерть были примером философского и морального отношения к жизни и к миру.

1. Биография Джордано Бруно и предпосылки его философии

Джорда́но Бру́но (настоящее имя Филиппо, 1548, Нола близ Неаполя – 17 февраля 1600, Рим) – итальянский монах-доминиканец, философ и поэт, представитель пантеизма. Филиппо Бруно был рожден в семье солдата Джованни Бруно, в местечке Нола близ Неаполя в 1548 году. В 11 лет он был перевезен в Неаполь для изучения литературы, логики и диалектики. В 15 лет в 1563 он пошел в местный монастырь Святого Доминика. Тут в 1565 он Бруно постригся в монахи и получил имя Джордано.

Вскоре за сомнения касательно пресуществления и непорочного зачатия Девы Марии подвергся подозрениям, более того, он убирал из кельи иконы и оставлял лишь Распятие Иисуса Христа. Начальство начало расследование его поступков. Не ожидая окончания расследования, Джордано убежал в Рим, но, считав это место довольно небезопасным, отправился на север Италии. На севере он зарабатывал преподаванием, и не задерживался долго на одном месте. Так он скитался по Европе.

Во Франции на Джордано обратил внимание король Генрих III Французский, который присутствовал на одной из его лекций, и на который был восхищен знаниями и памятью Бруно. Он позвал Джордано ко двору и даровал ему несколько лет (до 1583) покоя и опеки, а после дал рекомендательные письма для того, чтобы Бруно отправился в Англию.

В возрасте 35-ти лет Бруно проживал в Лондоне, потом в Оксфорде, но после того, как поссорился с местной профессурой снова переехал в Лондон, где написал несколько работ, среди которых одна из основных – "О бесконечности, вселенной и мирах" (1584 год). Вдохновленный учением Коперника и глубокими философскими идеями немецкого философа 15 века Н. Кузанского, Джордано сотворил свое, еще более смелое и прогрессивное творение о мироздании, во многом предугадав будущие открытия в науке. Идеи Дж. Бруно на многие века обогнали его время.

Он писал "Небо... единое безмерное пространство, лоно которого содержит все, эфирная область, где все бежит и движется. В нем – бесчисленные звезды, созвездия, шары, солнца и земли... умом мы заключаем о бесконечном количестве других"; "У всех них есть свои собственные движения... одни кружатся вокруг других". Он говорил, что не только Земля, но и никакое другое тело не является центром Вселенной, так как она бесконечна и "центров" в ней множество. Он говорил, что переменчивость тел и поверхности нашей Земли, думая, что на протяжении больших промежутков времени "моря становятся континентами, а континент – морями".

В Англии Дж. Бруно пытался убеждать высокопоставленных чиновников Елизаветинского королевства в правильности мировоззрения Коперника, по которым Солнце, а не Земля, является центром планетарной системы. Это было до того, как Галилей подытожил мнение Коперника. В Англии у него так и не получилось распространить довольно понятную доктрину Коперника: ни Шекспир, ни Бэкон не поддались его усилиям, но твёрдо следовали за аристотелевской системой, считая Солнце одной из планет, которая вращается как остальные, вокруг планеты Земля. Только лишь У. Гилберт, врач и физик, взял за правду систему Коперника и проверенным путём пришёл к выводу, что планета Земля – это огромный магнит. Он выяснил, что планетой Земля управляют силы магнетизма при движении. Несмотря на покровительство высшей власти Англии, уже через два года, в 1585 он должен был фактически сбежать во Францию, а потом в Германию, где ему также вскоре запретили читать лекции.

В философии Джордано есть как логичные рассуждения, так и мистические составляющие. Огромной влияние на Джордано имели атомистические представления поэмы Лукреция о природе вещей, мысли Платона, сочинение Н. Кузанского "Про учёное незнание". Среди иных воздействий можно сказать о Альберте Великогом, Фоме Аквинском, Аверроэсе, Дунсе Скотте, Бернардино Телезио, Ибне Гебироле, Давиде Динанском, Хасдае Крескасе.

В своих работах Джордано довольно часто применял мысли Гермеса Трисмегиста. Представление о Джоржано как о герметике и "маге Возрождения" есть в труде Ф. Йейтс "Джордано Бруно и герметическая традиция", опубликованном в первый раз в 1964 году. В более поздних исследованиях этот тезис был подвержен критике, хотя определённое влияние герметизма на Дж. Бруно не отрицается.

В идеях Бруно неоплатонизм (особенно мысли о едином начале и душе мира как принципе, который движет Вселенную) перекрещиваются с сильным влиянием иде й материалистов и пифагорейцев античности. У Н. Кузанского Бруно взял идею "отрицательной теологии", которая исходит из невозможности положительного определения Бога. Это дает ему возможность противопоставлять схоластическому аристотелизму свою пантеистическую натурфилософию. Бруно считал, что основная цель философии – это познание не сверхприродного Бога, а природы, которая является "богом в вещах".

У Бруно был критический ум, настроенный больше на разрушение, чем на созидание. Как и многие интеллектуалисты Ренессанса, Бруно отдавал дань увлечения оккультным наукам, за что в итоге отдал жизнь на костре как нераскаявшийся еретик и чернокнижник. Для нас довольно интересна работа Бруно "О бесконечности вселенной и мирах", где довольно часто цитируется Н. Кузанский, который первый предложил отказаться от идей конечной вселенной и рассматривал каждую планету как отдельный мир, который населен отдельными жителями. Именно идея "инопланетных существ" привела Н. Кузанского и Дж. Бруно к неизвестной даже атомистам античности – Демокриту, Эпикуру и Лукрецию – идее, что каждая звезда – это тот отдельный мир, о бесчисленном множестве которых говорили атомисты. У Демокрита идея множества миров сводилась к идее множества вселенных, которые все же напоминали нашу, при этом он не сомневался в том, что все звезды находятся в одной сфере.

Взвесив все вышесказанное, можно сказать, что Н. Кузанский и Дж. Бруно – это первые мыслители, которые предложили отказаться от представлений античности о сфере звезд как едином космическом теле. Разница, все же, между Н. Кузанским и Дж. Бруно заключается в двух аспектах. Во-первых, Н. Кузанский не решился открыто критиковать Аристотеля, в то время как Джордано далеко не стеснялся выражаться, критикуя Аристотеля и схоластику. Во-вторых, Н. Кузанский ничего не знал о гелиоцентризме, а Дж. Бруно являлся протагонистом системы Коперника.

Он отказывался от всех традиций, которые не принимал его ум, и прямо говорил тем, кто с ним спорил, что они глупы, считал себя гражданином мира, сыном солнца и земли, академиком без академии. Основание его учения заключалось в представлении о бесконечности Вселенной, и он сделал солнце рядовой звездой. В своей космологии опровергал разницу между землей и небом. Утверждал, что одни и те же законы действуют во всех местах Вселенной. Выражал идею о том, что другие миры обитаемы.

После одного из споров в Оксфорде крикнул: "... вы – созвездие педантов, которые своим невежеством, самонадеянностью и грубостью вывели бы из терпения самого Иова". В 1591 году Джордано пошел на работу к венецианскому магнату Дж. Мочениго, но очень скоро они поссорились, причем так, что бывший работодатель сам отдал Бруно венецианской инквизиции, и сопроводил это доносом. Местные инквизиторы не могли переубедить Бруно по отношению к Богу и в 1593 году отдали римским коллегам.

Десять лет его склоняли к раскаянию и только потом отдали суду. Причем, по показаниям свидетелей, судьи поразились и расстроились своему собственному приговору больше, чем Бруно, который воспринял его довольно равнодушно. Скорее всего, каждый судья полагал, что все остальные проявят милость к Дж. Бруно и лишь он один на этот раз будет принципиальным.

2. Пантеизм Джордано Бруно

Пантеистическая философия Дж. Бруно является наивысшим итогом развития философской мысли Ренессанса, потому что в ней более глубоко определяются главные тенденции и особенности эпохи Возрождения: гуманизм, стихийная диалектика, осознание величия природы. Пантеизм Джордано – радикальнейшая и последовательнейшая из всех натурфилософских систем итальянского Ренессанса, так как в постановке и разрешении самых важных проблем Бруно пошел дальше своих предшественников.

Самый главный вывод, который вытекает из пантеизма Бруно, – мысль о бесконечности природы. Если у Николая Кузанского мысль о бесконечности мира была еще полутеологической, то у Джордано она создается как учение только о природе. Он создал, в сущности, материалистическую концепцию Вселенной. Она едина, материальна, бесконечна и вечна. Огромное множество миров находится вне границ нашей солнечной системы. То, что мы видим, всего лишь маленькая часть Вселенной. Земля – маленькая песчинка в безграничных просторах мироздания. Бруно, естественно, в своей космологической теории идет дальше Коперника, считавшего мир конечным, а Солнце считал абсолютным центром Вселенной. Бруно не признает существование подобного центра.

Материалистическое мировоззрение Бруно, которое заключено в оболочку пантеизма, в качестве основания всего, что существует, предполагает единое материальное начало, которое обладает творческой силой. В отличие от схоластов и теологов Бруно возвеличивает природу, материальный мир, порождающий бесчисленные формы жизни из себя самого.

Материя – не аморфное, пассивное начало, она является активной, самостоятельной. В то же время он считал, что природа – это Бог в вещах. С пантеизмом Джордано связана его идея всеобщей одушевленности мира. То есть, материализм Бруно не вполне последовательный и завершенный. Определяя источник, движущую силу природы и приближаясь к принципу самодвижения материи, Джордано пришел к гилозоизму, а именно, миры движутся вследствие "внутреннего принципа", который является их "собственной душой".

Вся природа пронизывается активной "душой мира". Но в гилозоизме Джордано самым главным является принцип самодвижения материи, что особенно важно выделить, так как высказана данная мысль в условиях, когда законы движения небесных тел еще не были открыты. Бруно сыграл важную роль и в развитии диалектики.

Важное значение для развития философии имеет теория познания Дж. Бруно. Он противопоставил против схоластической мысли авторитета церкви принцип сомнения, утверждая критическое отношение к старым теориям и принятым положениям, свободу мысли. Право сомневаться в догмах является первейшим правом и обязанностью философа. Опровергнув "истину веры" и признавая только истину науки, Бруно развивает в основании своей материалистической теории теорию познания. Предмет познания, по мнению Бруно, это природа, а цель познания – установление за внешней изменчивостью вещей нерушимость законов природы. Процесс познания является бесконечным.

Философия Бруно является довольно оптимистичной. Мир в основном является гармоничным и совершенным, несовершенство и смерть являются характерными только для некоторых явлений. Бруно входит в историю философии как ярый борец за победу научной мысли. Данный этап был закономерным и необходим в истории философии. Ренессанс знаменовал разрыв с традициями Средневековья и переход к новому времени, хоть к этому и не сводилась роль философии этого времени.

Еще и в другом, настолько же важном отношении борется Дж. Бруно, основываясь на учении Коперника, против мировоззрения, которое тогда господствовало. Оно придерживалось старого противопоставления неба и земли в том смысле, в котором оно утверждалось в философии пифагорейцев и признано в физике Аристотеля: звездное небо признавалось царством совершенства, а наш мир, в отличие от небесного, царством несовершенства. Небо состояло из "эфира", а земля из "четырех элементов". Такая разница между небом и землей по ценности и по сущности абсолютно невозможно в системе Коперника, так как она предполагает одинаковость Вселенной во всех ее уголках. Поэтому и Дж. Бруно считал, что единая божественная мировая сила распространяет везде свою одинаковую совершенную жизнь. То есть, если учением Коперника и Джордано земля отодвинута от центра мира и низведена на уровень песчинки в бесконечности, то, иначе, эта же философия дает ей одинаковую сущность и ценность наряду всех остальных небесных тел.

Но философия Дж. Бруно не останавливается на том, что берет из мыслей Коперника этот великий взгляд на космос, но пытается наделить его метафизическим обоснованием. Задача, о решении которой говорится здесь, как раз та, которую обозначал уже Н. Кузанский под видом противопоставления индивидуализма и универсализма. В натурфилософской постановке это, прежде всего вопрос о том, как может быть согласована самостоятельность конечных миров с единством бесконечной мировой жизни. Конечно, и у Дж. Бруно мы не найдем даже и примерного разрешения данной задачи; и у него тоже обе этих мысли, хоть уже более развитые, мирно находятся вместе в общем начале. Но эта возможность согласования применяется у Дж. Бруно всегда с особой точки зрения, в силу чего он и является философом итальянского Ренессанса: это – мнение художественной гармонии, отчасти в сознательной и выраженной аналогии определяющей в его уме картину мира.

Чтобы сделать понятным отношение единой божественной природы к определенным вещам, Дж. Бруно в своей философии использует из всех схоластических понятий прежде всего понятия essentia и existentia (сущности и существования). По своей сущности, внутренней субстанции, для него на самом деле все одинаково: единое бесконечное божество. В философии Джордано нет ни одной единичной самостоятельной вещи, каждая существует, только потому, что она – явление вечной и бесконечной божественной силы. Но эта одна субстанция не видится Дж. Бруно в качестве неподвижного бытия, которое исключает любое движение и множественность; это скорее вечная творческая деятельность, которая действует как сила природы, причина всех вещей в мире.

Касательно сути такой диной субстанции мы видим талантливое достижение Дж. Бруно в его философском трактате "О причине, начале и едином", который начинается с рассмотрения противопоставления между причинами действующими и причинами конечными. Именно касательно единичных вещей, говорит Дж. Бруно, и их отношения относительно друг друга это противопоставление и может иметь основание; здесь нужно отличать причину вещи и цель, которую она должна выполнять; но абсолютно по-другому обстоит дело относительно природы к ее единичным порождениям. Божество – это действующая причина всех вещей; оно относится к единичным вещам, как сила мысли к обособленным понятиям, но его мысль является в то же время и созданием любой действительности. А с другой стороны, считает Бруно, целью такой творческой деятельности есть не что иное, как совершенность самой вселенной, как осуществление всей бесконечности форм и образов, возможность которых находится в божественной сущности. Поэтому божественная субстанция является в философии Дж. Бруно одновременно и причиной мира, и целью мира; она является творческим духом, мысль которого – природа и настоящее время.

Но создавать и созидать может только дух; он находится в вещах, как внутренне присущий им художник, как идея и творческая сила одновременно. Вся природа принимает в себя эту божественную жизнь, эту внутреннюю одухотворенность. На организмах, прежде всего, пытается Дж. Бруно доказать, что сила и цель, которые действуют, представляют везде одно и то же и являются, таким образом, именно субстанциональной сущностью. Материя – это всего лишь бесконечная возможность, вечная способность к созданию, из которой Бог, как художник, создает образы и подобия. Поэтому меняется не внутренняя суть природы, а только лишь ее внешняя оболочка.

Как художник остается тождественным самому себе, хоть бы он и сотворил много образов и подобий, так и Бог в огромном разнообразии вещей, разница только в том, что для человека материя, из которой он творит – это что-то чуждое и внешнее, так что едва ли способен забрать у нее лишь некоторые творения, когда материя мира является бесконечной возможностью творческих мыслей, которые возникают в божественной силе, и как только возникли, сразу становятся действительностью. Вечно, в неизменной деятельности переживает таким образом природа свою суть в вечном самовосстановлении: "поэтому вселенная – это несозданная природа, все, чем она может стать на практике и тот час; но в своем создании в каждый настоящий момент, в своих отдельных действиях и частях, свойствах и единичных существах, вообще в ее внешних выражениях, она лишь тень от изображения первого принципа".

Пантеизм философии Дж. Бруно – это радикальнейший и последовательнейший из всех систем итальянской философии природы. Дж. Бруно ввязался в непримиримый спор сразу с христианством, католиками и протестантами, одновременно со схоластиками и университетами. Он вступил в схватку с церковью, когда высказал сомнение относительно нескольких католических догма (например, о непорочном зачатии Девы Марии и так далее). Его преследовала инквизиция, и он покинул Италию, побывал в различных государствах Европы – во Франции, Англии, Германии. Его все время преследовали, он не мог найти нигде достаточной опоры ни для педагогической деятельности, ни для издания своих трудов. В конце концов он вернулся в Италию и только через определенное время смог жить спокойно. Но в Венеции он был арестован инквизицией, взят под стражу, его перевезли в Рим и там 17 февраля 1600 года он был сожжен на костре. Приговор Бруно принял мужественно, отреагировав на него словами: "Вы, судя по всему, с большим страхом выносите этот приговор, уважаемые судьи, чем я его слушаю".

К главным работам Бруно можно отнести философские диалоги "О причине, принципе и едином", "О бесконечности, вселенной и мирах", в которых поставлены проблемы бесконечности мира, его динамического единства и вечности. Основой является единое, то есть материя, неразвернутая причина всего мира, субстанциональная возможность всего развернутого, конкретного. В едином находится внутренняя возможность материи быть общей формой мира, формой всех форм: "Оно наконец создает единую настоящую и универсальную субстанцию, являющуюся одной и той же во всем, праосновой всех существующих видов и форм... Оно само – единые, бесконечные, неподвижное, субстрат, материя, жизнь, душа, то, что является истинным и добрым". Такую способность, которая удерживает мир в единстве и в то же время в разнообразии, Дж. Бруно называл "душой мира", которая не только есть внутри материи, но и управляет ей. Эта душа мира являет общий ум, являет внутреннее действие материи, создает ее извне.

"...Универсальная действующая причина в мире – это универсальный разум – первая и главная сила души мира; душа мира является его универсальной формой". "Это и есть то нечто, что неизменно, что все наполняет, что освещает весь мир и будит природу, для того, чтобы она соответственно образовала все свои виды". В стремлении опровергнуть воззрения перипатетиков о внешнем, чужом вмешательстве в природу, материю, стремясь преодолеть ложность схоластического дуализма и креационизма, Бруно приходит к мысли об общей одухотворенности материи ("Утверждаю, что если жизнь есть во всем, то душа – это форма всех вещей. Всем владеет, всем руководит, решает о сложении и дружности частей. И поэтому форма есть столько, сколько есть и материя"). У природной философии Бруно характер панпсихического материализма.

С таких позиций он выступал против схоластической мысли, которая утверждала, что материя является всего лишь некой "чистой" возможностью, а также против понимания материи как пассивной и выдвигает мысль о материи как активном и творческом принципе. Материя не может быть без формы, и, напротив, форма – это внутренняя сторона материи, и она не может быть чем-то взятым извне.

Эпоха Возрождения является историческим процессом идейного и культурного развития накануне ранних буржуазных революций, который имеет самобытную ценность. Его элементы проявляются на поздней фазе феодализма и обусловлены распадом феодализма. Весь процесс длится вплоть до ранних буржуазных революций. Ф. Энгельс подчеркивает, что "Эпоха Возрождения в своей европейской форме" основывается "на общем распаде феодализма и наступлении городов", оценивает его как "великую мощную революцию из всех, что пережило до того времени человечество...".

К верхушкам мысли философии эпохи Возрождения, бесспорно, принадлежит и пантеистическая философия природы Дж. Бруно, где более полно выражается гуманистический стихийно-диалектический характер философии и науки эпохи Возрождения. Творчество Бруно содержит в себе радикальные элементы средневековой традиции вольномыслия. Он распространяет идеи итальянского гуманизма в духе флорентийской платоновской Академии. Из современников самое большое воздействие на Дж. Бруно оказывают астрономические открытия Коперника; а философским источником его учения являются, как мы уже упоминали, идеи Н. Кузанского и Б. Телезио.

Материя есть не только лишь как причина различных изменений реальности, и не только в качестве возможности, но она выступает и как единое и в сущности, и в реальности вещей, природы, мира. В едином совпадают одно и многое, минимум и максимум; в едином есть полнота, универсальность бытия, но не "вполне, тотально", потому что "все вещи являются едиными, но не единым способом". В таких подходах развиваются мысли о совпадении противоположностей, которая направлена против дуализма средневековой схоластики. Дж. Бруно говорил о противоречивом единстве устойчивости, неподвижности, бесконечности единого и неустойчивости, многосторонности такого единого, которая проявляется во множественности и развернутости.

Мир – единое, состоящее из многих самостоятельных составляющих. Космос – это структура, которая состоит из дискретных частей, атомов, которые существуют в непрерывной бесконечности. "Атомизм" Дж. Бруно заключен в его философии о минимуме и максимуме. Физический минимум – это атом, математический минимум – это точка, минимум метафизический – монада. Образование монады нельзя повторить, но каждая монада как минимум отражает в себе также и весь универсум. В своей методологии Дж. Бруно пантеистически отождествляет движение и материю, природу и душу мира.

Видно, как его пантеизм склоняется к материализму. Движение как внутренний принцип природы не случайно, но нужно. "...Целое, если оно бесконечно и неподвижно, не нуждается в том, чтобы для него искали источник движения". "Неподвижность" целого Бруно воспринимает как абсолютность движения, как бесконечное существование движения и изменений его, поэтому не нужно искать какой-либо внешний источник движения (бога как первого двигателя, создателя, творца).

Но, тем не менее, пантеизм Дж. Бруно нельзя свести к вульгарному материализму. Признавая присутствие мирового духовного начала, Дж. Бруно видит его осуществление во многих мировых явлениях и именно исходя из мощи мирового духовного начала, поясняет он свои космологические теории.

3. Космос и Вселенная Джордано Бруно

На основании учений Дж. Бруно, земля и небо являются физически однородными, не появляются и не пропадают, образовывая только бесконечное количество различных формирований. Многочисленные солнца со своими населенными (согласно Дж. Бруно, "иные Вселенные так же обитаемы, как и эта") планетами идут по своим орбитам. "Вселенная – это всецело центр. Центр Вселенной везде и во всем". В отличие от Коперника, Дж. Бруно превозмог догмы о законченности мироздания, замкнутого сферой "недвижимых" звезд, и о статическом Солнце как о центре Вселенной.

Учение о космосе Дж. Бруно, пересматривая тезисы Аристотеля и схоластов о двойственности земли и неба, провозглашала, что вода, огонь, земля и воздух являются элементами всего мироздания. Предположение Дж. Бруно о том, что душа мира с необходимостью порождает не только феномен одушевленности, но также и населенность многих других Вселенных действительно обратило понятие "Универсума" в категорию "Вселенная" – сосуд самых разных форм жизни, которые отличны от земных в том числе.

Самая лучшая форма службы Богу ("монаде монад") – познание закона универсума и закона движения, а также проживание жизни соответственно с таким знанием (цель философии Дж. Бруно – постижение не трансцендентно-суверенного Бога христианства, а "Бога в вещах"). Вера, согласно Дж. Бруно, "нужна для воспитания грубых народов, которыми нужно руководить", тогда, когда философские изыски относительно "истины касательно природы и превосходства творца ее" предназначены только для того, кто "может осознать такие рассуждения". Стремление к познанию естественного закона, по учению Дж. Бруно, – самый нравственный удел. Волю Бога, по учению Дж. Бруно, нужно искать в "неодолимых и нерушимых законах природы, в благочестивых душах, хорошо усвоивших такой закон, в свете солнца, в красоте мира, которая происходит из лона нашей матери-природы, в ее настоящем подобии, которое выражено физически во всех земных существах, сияющих на огромном своде единого неба, существуют, ощущают, постигают и хвалят великое единство...".

Тезис о бесконечности вселенной имеет основное значение для учения о космосе Дж. Бруно. Космос – одновременно пустая и в то же время полная бесконечность, он сложен из полноты и пустоты, потому что душа, воздух, определенный эфир не находятся только вокруг таких тел, но кроме всего прочего он проходит через них и есть таким образом внутри всех вещей. Понятие "пустота" используется по тому же самому поводу, относительно которого мы отвечаем на вопрос, где есть тот бесконечный эфир и миры"). Вне космоса нет ничего другого, космос – это все бытие, вечный, несотворенный богом. Бесконечность мира – это не божественный атрибут, как это доказывает теология. Бруно опровергает и мнение о том, что мир стоит на определенном особенном месте, которое окружено пустым пространством, или богом.

Бруно творит новую науку о космосе, восходящую к гениальным открытиям Коперника, и создает из гелиоцентрического понимания мира совсем другие философские выводы. Бесконечность вселенной нельзя понимать с точки зрения повседневного людского сознания, которое создается на основании опыта относительно итоговых вещей. Бесконечность нельзя понимать только благодаря представлению о том, что меньше и что больше. Здесь нужно философское понимание. Мир однороден всегда, во всех местах, ни у одного из тел нет привилегированного положения, нет ни одного расположенного по центру внешнего источника движения (1-го двигателя). Следствие концепции физического единства вселенной у Бруно – это гипотеза, которая выражает возможность наличия жизни и на других планетах.

Теория познания Дж. Бруно выходит из идеи, что в душе человека отзывается единая душа мира и вселенной, неотделимая от одушевленной материи. Душу человека можно отличить от душ животных своей личной сущностью – строением, которое зависит от материального состава органов тела. Бруно распространяет и идею древних классиков о значении рук и труда для развития ума. Цель ума – проникнуть в суть явлений, познать закономерности природы, то есть ее божественное начало. Познание начинается с восприятия и продвигается к представлениям, рассудку и уму. Чувственное познание само по себе является неполным. Познание – это бесконечный процессом, так как и предмет его является бесконечным.

Истину можно понять только философским путем, но никогда – теологическим. В отличие от догматического авторитаризма Дж. Бруно основывается на том, что основой твердого и истинного знания является сомнение, но не в его абсолютном значении, не в виде скепсиса. Как и другие философы эпохи Возрождения, он делает акцент на практическом значении познания, о "магии", то есть о таком активном действии, которое заключается в раскрытии природных тайн.

В своей этике Дж. Бруно зовет бороться за великие цели, за добро, неограниченно реализующееся во вселенной (единое – это добро). Но борьба за великие цели всегда требует жертв. Человеку в этом стремлении нужно преодолевать страх собственной гибели, смерти. Настоящая мера нравственности – это деятельность, земные цели человека. Он отвергает пассивный аскетизм религиозной веры, выступает и против пассивного гедонизма. Людская деятельность должна быть возвышенной, устремленной к бесконечности, частью которой является он сам. Человек должен познать мир и на основании такого познания реализовать самого себя.

Философия атеизма Дж. Бруно объясняется обстоятельствами, связанными с историей и эпохой. Его атеизм ограничивается пантеизмом, который содержит, однако, сильные материалистические тенденции. Нападение Дж. Бруно на церковь того времени и ее догмы, на основания веры (например, отрицание жизни после смерти и так далее) была проявлением мятежного духа философа и ученого. В вопросах религии он выступал, можно так сказать, более остро и бесповоротно, чем, например, позже это делали Ф. Бэкон и Р. Декарт. Бруно отвергал догмы авторитарного вмешательства религии в философию и науку, в вопросы социальных отношений и нравственности. Но он говорил, что религия может иметь достаточно сильное влияние на примитивные народы. В будущем место религии откровения займет "религия ума". Ее начальные моменты он, собственно, и определил в собственной философской системе.

Пантеистическая философия мира Бруно заключает развитие мышления эпохи Возрождения. Следующий расцвет философской мысли связан с эпохой, где естествознание развито на экспериментальных и физических основаниях, что порождает новые методы философского отражения мира, новый подход к вопросам методологии наук. К философам следующего времени, на которых оказывает влияние Бруно, относят Спинозу (пантеизм), Лейбница (монадология), Шеллинга (диалектика).

Так, главными идеями и мыслями о космосе Дж. Бруно являются идея бесконечности вселенной, идея множественности населенных миров и так далее. Эти идеи новаторские и вызывают негативную реакцию клерикалов. Но космологическая философия Бруно не была материалистической – космос его достаточно одушевленный, разумный, в нем есть сознательное и творческое начало.

Выводы

Учения Дж. Бруно, философа и поэта, можно охарактеризовать как пантеизм и философское учение, по которому Бога отождествляют с целым миром. В таком мировом целом душа мира и мировой божественный ум являются одним целым. Оформлению философии пантеизма очень помогло знакомство Дж. Бруно прежде всего с мыслями Н. Кузанского: Бруно видел задачи философа в познании не сверхприродного Бога, а природы, которая сама по себе является "богом в вещах". Разделяя космологическую теорию Коперника, которая оказала на Бруно большое влияние, он развивает идеи о бесконечности природы и бесконечном множестве миров Вселенной. Бруно рассматривает диалектические идеи о внутреннем родстве и совпадении противоположностей. В бесконечности, говорил Бруно, отождествляются и совпадают даже прямые и окружности, центр и периферия, формы и материи. Главный элемент настоящего – это монада, в деятельности которой сливаются тело и дух, объект и субъект. Наивысшую субстанцию складывает "монада монад", или Бог. Как целое она проявляется во всем единичном по принципу "все во всем".

Бруно имел критический ум, который был настроен больше на разрушительные процессы, чем на созидательные. Как и другие философы Ренессанса, Бруно отдавал дань увлечения мистическими науками, за что в итоге отдал жизнь на костре как нераскаявшийся еретик и чернокнижник. Для нас довольно интересным является сочинение Дж. Бруно "О бесконечности вселенной и мирах", где довольно часто он цитирует Н. Кузанского, который первый предложил отказаться от идеи законченной вселенной и считать каждую звезду отдельным миром, населенным собственными жителями. Именно идея инопланетных существ приводит Н. Кузанского и Дж. Бруно к неизвестной даже атомистам античности – Демокриту, Эпикуру и Лукрецию – идее, что любая звезда – это тот отдельный мир, о бесчисленном множестве которых говорили атомисты. У Демокрита идея множества миров сводится к идее множества вселенных, которые так или иначе напоминают нашу; при этом Демокрит не сомневался в том, что все звезды располагаются на одной сфере.

Взвесив все это, можно говорить, что Дж. Бруно – это первый мыслитель, который предложил отказаться от мыслей античности о сфере звезд как едином космическом теле.

Этические представления Дж. Бруно основываются на утверждении "героического энтузиазма", огромной любви к бесконечности. Это делает человека похожим на божество, отличает их как настоящих философов, поэтов и героев, возвышающихся над обыденной повседневностью. Идеи Дж. Бруно оказали влияние на таких мыслителей, как Б. Спиноза, Г. Лейбниц, Ф.В. Шеллинг и других. 17 февраля 1600 года Джордано Бруно был заживо сожжен на площади Цветов в Риме. Его труды тоже сожгли. Его имя было запрещено упоминать публично. Своей жизнью и творчеством Джордано Бруно завершил эпоху Возрождения.

Литература

1) Бруно Джордано // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 86 т. (82 т. и 4 доп.). – СПб., 1890–1907.

2) Джордано Бруно перед судом инквизиции (Краткое изложение следственного дела Джордано Бруно) // Вопросы истории религии и атеизма. – 1958. – с. 349–416.

3) Кохановский В.П., Золотухина Е.В., Лешкевич Т.Г., Фатхи Т.Б. Философия для аспирантов: Учебное пособие. Изд. 2-е – Ростов н/Д: "Феникс", 2003. – 448 с.

4) Голубинцев, В.О. Данцев А.А., Любченко В.С. Философия для технических вузов./ Ростов-на-Дону.:Феникс, 2004.

5) История философии в кратком изложении. Пер. с чеш. И. И. Богута.-М.: Мысль, 1995- 590 с.

6) Спиркин А.С. Философия. М., 2001

7) Введение в философию. 2 части. М. 1983.

8) Философский словарь / под ред. Фролова И.Т. М. 1991.

9) Киссель М. А. Христианская метафизика как фактор становления и прогресса науки Нового времени// Философско-религиозные истоки науки. – М., 1997. – С. 265–318

10) Лоуренс С. Лернер, Эдвард А. Госселин, Галилей и призрак Джордано Бруно, "В мире науки" (русский перевод "Scientific American"). – № 1. – 1987 г.