Экономический кризис

Экономический кризис.

Статьи по теме
Искать по теме

В ритме цикличной динамики Экономические кризисы выполняют функции разрушения преобладающих, но устаревших элементов системы, создания условий для становления новых элементов экономической системы. Зачищая старое, они вместе с тем обогащают и сохраняют наследственное ядро (генотип) системы.

Экономические кризисы проходят ряд стадий: латентный период – скрытое накопление предпосылок кризиса; обвал, т. е. резкое ухудшение параметров системы динамики; депрессия; оживление на базе инноваций вплоть до достижения докризисного уровня, но уже в новой структуре экономические кризисы бывают локальными, региональными, национальными и мировыми.

Экономический кризис появляются с переходом от непосредственного обмена продукта на продукт к товарному обращению, опосредованному деньгами, разрыву акта купли-продажи во времени, то есть возможностью задержки процесса реализации товара и развития производства. При безналичных расчетах разрыв между актом купли товаров в кредит и актом платежа за них увеличивается – изменение цен на товары и услуги в этом промежутке могут резко ухудшить условия торговли для одной из сторон.

Циклический кризис охватывает все сферы народного хозяйства, достигая большой глубины и продолжительности. При экономическом кризисе не используется значительная часть материальных и духовных ресурсов, что приводит к огромным потерям для общества. При циклическом кризисе перепроизводство товаров и предложение услуг несопоставимо с платежеспособным спросом широких масс населения и фирм, покупательная способность которых катастрофически снижается в связи с увеличением товарных "излишков", не находящих сбыта, свертыванием производства и массовыми увольнениями наемных работников; резко увеличивается безработица; возрастают неплатежи; нарушаются кредитная дисциплина; рвутся деловые связи. Предприниматели испытывают резкую нехватку законных платежных средств, наличных для текущих расчетов и платежей. Разрастается паника на биржах. Среди ценных бумаг наиболее стремительно обесцениваются акции в результате резкого превышения предложения ценных бумаг над их спросом, что приводит к падению их стоимости. Быстро распространяется волна банкротств. Путем разорения множества в основном мелких предпринимателей и средних фирм и разрушения части производительных сил экономический кризис как исходная фаза делового цикла (состоящего из кризиса, депрессии, оживления, подъема) насильственно приспосабливает размеры производства к размерам платежеспособного спроса и восстанавливает пропорции обществ, воспроизводства.

К нерегулярным экономическим кризисам относятся промежуточные, частичные, отраслевые и структурные кризисы. Промежуточный кризис менее глубок и менее продолжителен, чем циклический, носит локальный характер и лишь прерывает на некоторое время фазы подъема или оживления. Частичный кризис охватывает какую-либо часть или сферу экономической деятельности (например, сферу денежного обращения и кредита). Отраслевой кризис затрагивает одну из отраслей народного хозяйства. Структурный кризис связан с диспропорциональностью развития обществ, воспроизводства, неравномерностью развития одних отраслей в ущерб других в результате появления высоких технологий, новых материалов, "ноу-хау", патентов, изобретений и открытий. Однобокое развитие отраслей приводит к экономическим потрясениям, порой долговременным и серьезным, в этом случае кризисы могут охватывать период в несколько деловых (экономических) циклов. Таковы продовольственный, сырьевой и энергетический кризисы, поразившие мировую экономику в конце XX в.

Государство может прогнозировать экономические кризисы разрабатывать и осуществлять антикризисные программы, позволяющие пройти кризисные фазы возможно быстрее и с меньшими потерями.

2. История возникновения экономических кризисов

Кризисы ХIХ и начала ХХ столетий проходили по единому драматическому сценарию. Рынок, впитывавший беспрепятственно все производимые товары, в какое-то время оказывался переполненным, но товары продолжали поступать. Спрос же постепенно начинал уменьшаться, он отставал от предложения, и, наконец, почти прекращался. Спрос падал, а между тем множество предприятий все еще продолжали работать в силу инерции и выбрасывали на рынок все новые и новые партии товаров. Стремительно падали цены. Начинались ликвидации и крахи, причем, прежде всего, гибли финансовые и кредитные учреждения, банки. В условиях нехватки ликвидности для расплаты по долгам банки повышали ссудный процент, кредит становился недоступным для основной массы предпринимателей. Начинали разоряться уже крупные предприятия, останавливались фабрики, заводы. Так, или, во всяком случае, почти так проходили кризисы в 1825 году в Англии, в 1836 году в Англии и США, в 1841 году в США. Кризис 1847 года охватил уже США, Англию, Францию и Германию. Следующий за ним кризис 1858 года явился, по сути, первым мировым циклическим кризисом. После этого экономические кризисы сотрясали мировую экономику в 1873, 1882, 1890 годах.

Надо заметить, что кризисы несут в себе и свое лечение. По мере развития кризиса, цены на товары падали ниже и ниже, создавая тем самым возможность сбыта и перспективу выхода из кризиса. После первой мировой войны циклические кризисы продолжали регулярно сотрясать мировую экономику, однако, характер их стал иным. Грандиозный биржевой крах в "черный" вторник 29 октября 1929 года положил начало кризису, или Великой депрессии 1929-1933 гг., который по своей глубине превзошел все предыдущие. Падение цен, которого еще не знала экономика США, Германии, Франции и Англии, сопровождалось резким сокращением производства, происходил глубокий кризис всей банковской системы, обесценивались валюты – вот далеко не полный перечень бед, свалившихся на экономику государств, еще недавно считавшихся богатейшими и преуспевающими. Однако кризис 1929 года заставил правительство этих стран предпринимать серьезные попытки воздействия на экономическое развитие и предупреждения их разрушительных последствий.

Статистические данные, взятые по Англии, Франции, Германии и США за 140 лет (с конца ХVIII – начала ХIХ вв.), позволили обнаружить наличие циклических волн продолжительностью в 48-55 лет. Изучение данных, по словам Н.Д. Кондратьева, "позволило установить четыре важные экономические правильности в развитии больших экономических циклов:

А) Перед началом и в начале повышательной волны каждого большого цикла наблюдаются глубокие изменения в условиях экономической жизни общества. Они выражаются в значительных изменениях в технике; в вовлечении в мировые экономические связи новых стран, в изменении добычи золота и денежного обращения;

Б) На периоды повышательной волны каждого большого цикла приходится наибольшее количество социальных потрясений (войн и революций);

В) Периоды понижательной волны каждого большого цикла сопровождаются длительной и особо резко выявленной депрессией сельского хозяйства;

Г) В период повышательной волны больших циклов средние капиталистические циклы характеризуются краткостью депрессий и интенсивностью подъемов; в период понижательной волны больших циклов наблюдается обратная картина".

Наконец, была проведена периодизация "больших циклов". Каждый из них имеет 5 фаз:

1) депрессия,

2) оживление,

3) подъем,

4) процветание,

5) стабильность.

Каждая фаза имеет продолжительность от 8 до 12 лет. В связи с этим были уточнены временные отрезки протекания длинных волн:

- 1-я волна: от депрессии 1772-1783 гг. до нестабильности 1812-1825 гг.;

- 2-я волна: от депрессии 1825-1838 гг. до нестабильности 1866-1873 гг.;

- 3-я волна: от депрессии 1873-1885 гг. до нестабильности 1913-1929 гг.;

- 4-я волна: от депрессии 1929-1938 гг. до нестабильности 1966-1974 гг.;

- 5-я волна: от депрессии 1974-1982 годов

Концепция длинных волн не является универсальной теорией, призванной объяснить все экономические факты. Вместе с тем она представляет собой важный научный инструмент изучения долговременных закономерностей социально-экономического развития.

К. Фридмен, Ш. Перес, Ван Дейн и другие ввели в научный оборот понятие технико-экономической парадигмы, означающее совокупность основных экономических, технологических, организационно-управленческих, политических, социальных, экономико-географических процессов, сопровождающих ту или иную длинную волну. Соответственно переход от одной длинной волны к другой указанные авторы представляют как переход к новой технико-экономической парадигме, к новому содержанию основных процессов, определяющих такую парадигму.

Согласно теории Н.Д. Кондратьева, в основе каждой длинной волны лежит жизненный цикл соответствующего комплекса технологических процессов, которые охватывают разные отрасли, сопряженные производства и представляют собой воспроизводящую целостность.

В последние 300 лет в истории технологической эволюции мировой экономики сложилось 5 технологических укладов. Технологический уклад – это макроэкономический воспроизводственный контур, охватывающий все стадии переработки ресурсов, и соответствующий тип перепроизводственного потребления. Технологический уклад формируется в рамках всей экономической системы, охватывает все стадии переработки ресурсов и соответствующий тип непроизводственного потребления, образуя макроэкономический воспроизводственный контур.

Каждый технологический уклад является самовоспроизводящейся целостностью, вследствие чего технологическое развитие экономики может происходить только путем последовательной смены укладов. Жизненный цикл каждого образует содержание соответствующего этапа технико-экономического развития. Существенно, что анализ процессов зарождения, развития и отмирания технологических укладов построен на фундаментальном теоретическом базисе, включающем в себя 3 компонента.

Первый – эволюционная парадигма, в последнее время все более успешно конкурирующая с неоклассическим подходом, особенно в области инноваций, нововведений, поведения хозяйствующих субъектов. Неоклассический подход, как известно, рассматривает экономические процессы и явления с точки зрения устойчивости, порядка, однородности, равновесия. Но именно эти состояния, как правило, ведут к экстенсивному тиражированию одних и тех же технологий, порождает стагнацию, застой. Напротив, эволюционная парадигма, восходящая, по сути, к дарвиновской теории "естественного отбора", акцентирует внимание на ситуациях неустойчивости, разупорядоченности, разнообразия, неравновесия. Эти ситуации представляют конкуренцию технологий, процессы замещения интенсивного развития, рост экономического потенциала.

Эволюционная парадигма позволяет дать качественное описание развития и воздействия технологических укладов, показать каким образом на смену старому доминирующему укладу приходит новый уклад, который с течением времени сам становится доминирующим. Новый технологический уклад зарождается, когда в экономической структуре доминирует предшествующий. Лишь с достижением доминирующим технологическим укладом пределов роста и падением прибыльности, составляющих его производство, начинается массовое перераспределение ресурсов в технологические цели нового технологического уклада, этот процесс может быть назван технологической эволюцией. Последняя сопровождается массовым обесценением капитала, задействованного в производствах устаревшего технологического уклада, их сокращением, ухудшением экономической конъюнктуры, углублением внешнеторговых противоречий, обострением социальной и политической напряженности.

Технологические уклады различных экономических парадигм можно интегрировать неоднозначно, как некоторую разновидность таких парадигм, как их составной элемент, как нечто самостоятельное, отражающее материальную экономическую основу длинных волн в экономической динамике. Технологические уклады, их сопряженность и синхронность, последовательная смена характеризуют материальную основу длинных волн. Следовательно, если технико-экономические парадигмы представляют собой все многообразие процессов и явлений, определяющих и сопровождающих длинноволновое колебание, то технологические уклады образуют их материальную основу.

Длинные волны – статистическое отражение процесса замещения одних доминирующих технологических укладов другими. Теория экономических измерений рассматривает уровень технико-экономического развития в межотраслевом аспекте. Основанием для подобного подхода служат эмпирически установленный Н.Д. Кондратьевым и его последователями феномен принципиальной однонаправленности происходящих в разных отраслях страны технологических измерений, сходство траекторий технико-экономического развития, а также тенденция к синхронизации макроэкономических колебаний и технологических измерений.

Эта одновременность дает возможность ввести понятие эталонной траектории технико-экономического развития, отражающей усредненные в мировом масштабе темпы и форму этого процесса, глобальный ритм технико-экономического развития. Сравнение эталонной траектории с национальными траекториями технико-экономического развития позволяет оценить особенности развития национальных экономик с точки зрения степени освоения ими технологических укладов.

Что касается изменения уровня технико-экономического уровня применительно к народному хозяйству России 19-20 веков, то обнаруживаются существенные различия в области освоения технологических укладов в дореволюционной экономике России и в период существования директивной экономики СССР. В дореволюционный период (кон. 19 – нач. 20 века) Россия отличалась технологической многоукладностью. Ее экономика состояла из производств, относящихся к первому технологическому укладу (ключевой признак – производство текстильных машин), ко второму (ключевой признак – паровой двигатель) и к третьему укладу (электродвигатель, выплавка стали). Однако в этой технологически многоукладной российской дореволюционной экономике, подобно другим странам, наблюдалось опережающее развитие третьего уклада и становление базисных технологий четвертого уклада, что создавало благоприятные предпосылки для ее модернизации, приближения к группе индустриально развитых стран.

В советский период ситуация изменилась. Развитие экономики стало все более заметно отклоняться от эталонной траектории, сложился специфический режим одновременного расширенного воспроизводства нескольких технологических укладов (третьего, четвертого, пятого), что не позволяло вследствие ограниченности ресурсов развивать ускоренными темпами более прогрессивные четвертый и пятый уклады. Это привело к технологическому отставанию СССР от индустриально развитых стран.

Преодоление сложившихся негативных тенденций в технико-экономическом развитии современной России возможно путем "созидательного разрушения технологических цепей третьего технологического уклада и реконструкции составляющих их производственных процессов; избирательного развития производств четвертого технологического уклада (ключевой признак – двигатель внутреннего сгорания, нефтехимия); приоритетного высокоизбирательного, ориентированного на накопление конкурентных преимуществ развития производств пятого технологического уклада (ключевой признак – микроэлектронные компоненты); создания предпосылок для опережающего развития базисных технологий шестого технологического уклада (ключевой признак – биотехнологии, космическая техника, тонкая химия)".

Каждый технологический уклад, будучи целостным воспроизведенным контуром макроэкономического уровня, охватывает множество продуктов и факторов производства. Их совокупность является технологически связанной, поэтому в своем развитии, и она неизбежно стремится к определенной пропорциональности. Следовательно, когда технологический уклад является доминирующим, внутренняя пропорциональность элементов, входящих в него, детерминируется равновесным режимом развития. Соответственно для зарождающегося нового технологического уклада характерно стремление к новой системе пропорции, к новому равновесному режиму. Отмирающему старому укладу свойственны разрушение присущего ему режима равновесия, развал ранее устойчивых связей и пропорций.

Поскольку в экономике теоретически допустимо одновременное существование трех технологических укладов (зарождающегося, доминирующего, отмирающего), то можно сказать, что одновременно имеет место несколько (три) конкурирующих равновесных режимов. При этом один из таких режимов, соответствующий системе производств, входящих в доминирующий уклад, сам является доминирующим.

3. Предпосылки экономического кризиса 2008 года в России

Экономический рост – это долгосрочная тенденция увеличения национального богатства, создаваемого в единицу времени в макроэкономических системах.

Современные экономические системы знают три принципиально различных вида технологий, предопределяющих различия между тремя технологическими способами производства. Это аграрные, индустриальные и информационные технологии. При этом в рамках аграрных технологий, основанных на применении простейших механических орудий труда, а также на использовании энергии Солнца и росте живых организмов, решающим методом производства выступает перемещение вещества. В рамках индустриальных технологий, где ключевым средством труда является трехзвенная машина, решающий метод – перемещение энергии. Наконец, в рамках информационных технологий, где четырехзвенная машина снабжена управляющим устройством, решающую роль играет перемещение информации.

Перемещение вещества соответствует экстенсивному типу экономического роста: для того, чтобы получить вдвое больший результат, нужно переместить вдвое больше вещества. Перемещение энергии порождает интенсивный тип экономического роста: оно позволяет экономить усилия по непосредственному перемещению вещества. Наконец, перемещение информации как ведущий метод производства характеризует новый, информационный, тип экономического роста, принципиально не сводимый ни к какой комбинации экстенсивного и интенсивного типов.

Приведем пример. В современном издательском деле (в тех странах, где купля-продажа литературы в основном осуществляется посредством электронной торговли) получил распространение принцип PoD – Print on Demand. Издательство покупает у автора право на издание рукописи, готовит макет книги и выставляет ее рекламу в Интернете. Дальнейшее тиражирование этой книги определяется только спросом: пришел заказ от потребителей на два экземпляра издания – издательство отпечатало эти два экземпляра и отослало заказчикам. Пришел заказ на две тысячи экземпляров – соответственно, отпечатало две тысячи. Каков же тираж такого издания? Потенциально он бесконечен, а на самом деле может быть и нулевым. При этом издательство может напечатать хоть по миллиону экземпляров каждой книги, права на тиражирование которой оно купило, и тем самым внести огромный вклад в ВВП страны. Вопрос лишь в том, нужен ли такой ВВП этой стране.

Подобный вопрос касается любого информационного продукта, издержки тиражирования которого во много раз меньше издержек на создание информации, лежащей в его основе. Путем перемещения информации не составляет никакой проблемы добиться сколь угодно большого увеличения ВВП. Но это и означает, что валовой продукт в эпоху информационного производства не может выступать адекватным критерием экономического роста. Основным критерием становится степень удовлетворения потребностей индивидов и общества в целом.

Предлагаемое Международным Валютным Фондом разделение стран на развитые и развивающиеся по критерию среднедушевого ВВП, рассчитанного по паритету покупательной способности их национальных валют, – это "каменный век" современной экономической науки. Косвенным подтверждением этого факта является пример нашей страны. Россия едва преодолела две трети заветного рубежа в 12 тыс. долл. на душу населения, необходимого для того, чтобы считаться развитой страной по классификации МВФ, и, тем не менее, именно Россия в нынешнем году председательствует в "большой восьмерке" наиболее развитых и влиятельных стран мира, совместные действия которых определяют грядущий облик мирового хозяйства.

Таким образом, нашей стране реально необходимо стремиться не к удвоению ВВП, а к достижению нового качества экономического роста, осуществляемого на базе новых источников. Решающим источником роста современных экономических систем выступает технологическая информация, и потому переход к информационному производству следует считать важнейшей стратегической задачей развития любой страны, претендующей на достойное место в мировом разделении труда. Это обстоятельство выдвигает информационную экономику в ряд ведущих составных частей современной экономической науки.

Каждый технологический уклад, как и любой отдельный технологический процесс, развиваясь по закону логистической кривой, проходит в своей динамике три основные фазы. Вначале значительные усилия лишь очень слабо продвигают результат, достигаемый в требуемом направлении. Затем, по мере накопления критической массы технологического развития, следует технологический рывок, когда ощутимый результат достигается без больших усилий (это период расцвета, бума в развитии новой технологии). Впоследствии, по мере приближения к технологическому пределу, затраты (как в натуральном, так и в стоимостном выражении) значительно возрастают в пропорции к достигаемому эффекту.

Экономический кризис

Рис.1. Динамика жизненного цикла технологии

Пусть t – затраты на развитие данной технологии (в натуральном или стоимостном выражении), y(t) – результат ее развития (опять же, его можно измерять динамикой технических параметров либо стоимостных показателей). Стремление к максимизации эффективности производства предполагает, что экономический агент должен, насколько это возможно, увеличить отношение экономического эффекта Δy к Δt, к приращению совокупных издержек, которые обеспечили этот эффект.

Здесь возникает противоречие между краткосрочными и долгосрочными целями инвестирования и, соответственно, между разными горизонтами оценки эффективности производства. В самом деле, если зависимость прибыли y от затрат t выражается логистической кривой, то цель максимизации "мгновенной" нормы прибыли dy/dt неизбежно предполагает стремление рассматриваемой экономической системы к точке перегиба (точка А на рисунке 1), в которой и достигается искомый максимум первой производной. Но точка перегиба логистической кривой, будучи точкой ее максимально быстрого роста, в то же время определяет состояние неустойчивого динамического равновесия данной системы, поэтому ориентация на достижение этого состояния не позволяет системе раскрыть потенциально заложенные в ней долгосрочные возможности развития. Этот вывод, вообще говоря, означает, что для процессов, описываемых логистическими кривыми (это касается и обобщенных логистических кривых), максимизация нормы прибыли не должна служить краткосрочной целью.

Принимая решение об инвестировании в развитие (создание или производительное применение) определенной технологии, инвестор находится в состоянии дискретного выбора: в его распоряжении имеется лишь ограниченное число вариантов, определяемых наличием существующих технологических решений данной технической проблемы. Логика принятия инвестиционного решения существенно зависит от горизонта оценки эффективности производства. Технологии, которые в ближайшей, краткосрочной перспективе приносят наиболее значительный эффект, редко оказываются пригодными на длительный период времени.