Договорная ответственность в российском гражданском праве

Договорная ответственность в российском гражданском праве.

Статьи по теме
Искать по теме

Понятие договорной ответственности

Юридическая ответственность по праву считается одной из фундаментальных категорий юриспруденции, неразрывно связанных с государством нормами права, обязанностью и противоправным поведением отдельных граждан и их объединений, должностных лиц государственных органов и органов местного самоуправления.

"Правонарушение – основание ответственности; где есть правонарушение, там есть (должна быть) ответственность; без правонарушения нет ответственности". Поддерживая данную позицию, С.Ю.Рипинский, на наш взгляд обоснованно, утверждает, что "фактическим основанием возникновения юридической ответственности любого вида является состав правонарушения. Юридическая ответственность невозможна, недопустима за что-либо иное, кроме правонарушения. Состав правонарушения является тем сложным юридическим фактом (фактическим составом), который служит основанием возникновения правоотношения ответственности".

В соответствии с видами правонарушений юридическая ответственность подразделяется на уголовно-правовую, гражданско-правовую, административную, дисциплинарную и материальную.

Структура каждого правонарушения согласно общей теории права состоит из объекта, субъекта, то есть объективной и субъективной сторон. Гражданскому деликту присущи в основном те же элементы состава правонарушения, что и иным правонарушениям. Вместе с тем гражданское правонарушение отличается от иных деликтов по ряду оснований.

По мнению В.Л.Кулапова, гражданские правонарушения (проступки) отличаются от иных проступков прежде всего специфическим объектом посягательства. Это имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, регулируемые нормами гражданского права, а также некоторыми нормами трудового, семейного, земельного права. Они совершаются в сфере имущественных и неимущественных отношений, имеющих интеллектуальную ценность как для конкретных лиц, так и для всего общества. Свое внешнее выражение, указывает М.Н.Марченко, гражданские правонарушения находят в причинении гражданам или их организациям имущественного вреда, неисполнении договорных обязательств, распространении сведений, задевающих честь и достоинство граждан, заключении незаконных сделок, нарушении гражданских прав тех или иных лиц либо организаций.

В отличие от других деликтов, определение гражданскому правонарушению в российском законодательстве не дано. В соответствующих статьях ГК РФ (11, 12, 14, 15 и др.) лишь говорится об имущественной ответственности гражданина и ответственности юридических лиц, перечисляются конкретные санкции, применяемые за те или иные гражданские правонарушения. Среди них возмещение убытков, взыскание неустойки, компенсация морального вреда и т.д.

Согласно п.1 ст.396 ГК РФ уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором.

Представляется, что отсутствие в ГК РФ определения гражданского правонарушения является недоработкой законодателя. Это приводит к многочисленным дискуссиям, а порой и к судебным ошибкам.

В юридической литературе вопрос о понятии гражданско-правовой ответственности является предметом дискуссии.

Например, В.А.Тархов в 1973 году отмечал, что гражданско-правовая ответственность – это необходимость дать отчет о своих деяниях, а также инициативное, неуклоняемое, строгое, полное исполнение своих обязанностей.

По мнению С.Н.Братуся, гражданско-правовая ответственность – это мера государственного или общественного принуждения, включая понуждение должника к исполнению принятой на себя обязанности.

Н.Д.Егоров пишет, что под гражданско-правовой ответственностью следует понимать санкцию, применяемую к правонарушителю в виде возложения на него дополнительной гражданско-правовой обязанности или лишения принадлежащего ему гражданского права.

И.Н.Сенякин считает, что гражданско-правовая ответственность предусмотрена за нарушение договорных обязательств или за причинение внедоговорного имущественного ущерба. Наиболее характерные санкции здесь сводятся к возмещению правонарушителем имущественного вреда и восстановлению нарушенного права.

А.Н.Гуев дает следующее определение гражданско-правовой ответственности: это совокупность неблагоприятных правовых последствий, выражающихся либо в возложении на нарушителя условий договора (требований законов, иных правовых актов, а при их отсутствии – обычаев делового оборота) мер имущественного воздействия, либо в лишении его определенных гражданских прав, либо в понуждении совершить определенные действия.

Достаточно обоснованное, полное и четкое понятие гражданско-правовой ответственности дано в Большом юридическом словаре, где сказано, что это один из видов юридической ответственности, представляющий собой установленные нормами гражданского права юридические последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения лицом предусмотренных гражданским правом обязанностей, что связано с нарушением субъективных гражданских прав другого лица. Гражданско-правовая ответственность заключается в применении к правонарушителю (должнику) в интересах другого лица (кредитора) либо государства установленных законом или договором мер воздействия, влекущих для него отрицательные, экономически невыгодные последствия имущественного характера – возмещение убытков, уплату неустойки (штрафа, пеней), возмещение вреда. Аналогичное определение гражданско-правовой ответственности дано и в Большом энциклопедическом словаре.

Как один из видов юридической ответственности гражданско-правовая ответственность урегулирована разными нормативными правовыми актами, основными и специальными. Так, в качестве общей целевой установки ст.2 Конституции РФ говорит об обязанности государства по соблюдению, защите и охране прав и свобод человека и гражданина. Эта принципиальная целевая установка Основного Закона нашей страны закреплена и конкретизирована в нормах ГК РФ и ГПК РФ, содержание которых определяет и гражданско-правовую ответственность. Так, ст.1 ГК РФ гласит, что гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

В ст.12 ГК РФ, определяющей способы защиты гражданских прав, говорится, что защита этих прав осуществляется путем: признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда и т.д. в зависимости от характера и сферы деятельности, в которой ущемляются права и свободы граждан.

В ст.2 ГПК РФ подчеркивается, что гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду. Выбор способа защиты нарушенного права, как это отмечено Верховным Судом, принадлежит не суду, а истцу.

Институт гражданско-правовой ответственности объединяет нормы права, регулирующие отношения, которые гарантируют прежде всего возможность граждан и других субъектов гражданского права восстановить нарушенные права и свободы, возместить причиненные им убытки, связанные с невыполнением или ненадлежащим выполнением договорных обязательств, и т.д.

В настоящее время сложились две основные формы гражданско-правовой ответственности: деликтная и договорная.

Анализ правовых норм ГК РФ свидетельствует, что деликтная форма гражданско-правовой ответственности определяется в основном отдельной главой под названием "Обязательства вследствие причинения вреда".

Гражданско-правовую ответственность влечет и нарушение договорных обязательств.

За нарушение договорных обязательств (неисполнение или ненадлежащее исполнение) в предпринимательской деятельности, в первую очередь, наступает договорная ответственность. Она не порождает нового обязательства, а присоединяется к прежнему в виде новой обязанности нарушителя.

Необходимым условием для применения любого вида юридической ответственности является нарушение нормы права. Если нарушается договор, то есть нормы для двоих контрагентов, то в этом случае наступает юридическая ответственность, имеющая принудительную силу.

Согласно ст.309 ГК РФ все обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Следовательно, любое неисполнение или ненадлежащее исполнение договора a priori является нарушением норм права, то есть противоправным деянием.

Факультативным условием ответственности служит наличие негативных последствий в имущественной сфере лица, чье право нарушено. Очевидно, что непредставление обоснований по наличию и размеру убытков повлечет отказ в удовлетворении требований об их взыскании.

Ответственность за нарушение договорных обязательств существует в виде возмещения понесенных убытков, а также уплаты неустойки, пени, штрафов и т.д.

Важность такой имущественной ответственности очевидна. Она во всех случаях затрагивает основной институт гражданского законодательства – собственность.

Выплата штрафов, пени, неустойки или убытков всегда приводит к уменьшению собственности владельца: его расчетного (текущего) счета в банке, а в случае отсутствия денежных средств на счете взыскание может быть обращено и на имущество должника.

Однако все это оправданно, потому что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, как говорится в ГК РФ (п.1 ст.2 ГК РФ). Отсюда логично вытекает и повышенная ответственность партнеров по бизнесу по сравнению со всеми другими участниками гражданского оборота (п.3 ст.401 ГК РФ).

Выполнение виновной стороной договора обязательства по уплате штрафных санкций и возмещению причиненных ею убытков – одна из гарантий стабильности правоотношений. Это особенно актуально в наши дни, в условиях кризиса неплатежей, когда повсеместно не оплачиваются поставленные товары (работы, услуги), когда недобросовестный поставщик, получив предоплату, длительное время пользуется чужими денежными средствами.

Ответственность сторон договорного обязательства является не только важным, но и довольно сложным вопросом гражданских правоотношений как с позиции правоприменения, так и с научно-теоретической точки зрения.

Такая ответственность регламентируется главой 25 ГК РФ. Нарушение обязательств влечет прежде всего обязанность должника возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением договора или ненадлежащим исполнением (п.1 ст.393 ГК РФ).

По общему правилу, основанием ответственности за нарушение обязательств является наличие вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания (п.1 ст.401 ГК РФ).

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (п.1 ст.401 ГК РФ).

Ранее действовавшее законодательство Союза ССР давало следующую классификацию ответственности:

- законная ответственность (та, которая прямо предусмотрена в законодательном или нормативном акте);

- так называемая договорная ответственность, то есть предусмотренная в тексте договора.

При этом видов "законной" ответственности было великое множество, причем разбросанных по самым различным отраслям (подотраслям) права: Положение о поставках товаров и продукции (раздел 4 – "Применение предприятиями мер экономического воздействия за нарушения договорных обязательств"), УАТ РСФСР (раздел IX), УЖД СССР (раздел VII), КТМ (глава XXV), УВВТ СССР (раздел IX), законодательство о капитальном строительстве и т.д. Было совсем не просто ориентироваться в таком потоке нормативной ответственности.

Новое гражданское законодательство России, в противовес бывшему гражданскому законодательству Союза ССР, отдает предпочтение договорной ответственности сторон контрактного обязательства. Абстрагируясь от теории классификации ответственности, отметим основные "виды" ответственности сторон договорного обязательства:

1. Убытки, понесенные контрагентом (п.2 ст.15 в совокупности со ст.393 ГК РФ), причем прямые – реальный ущерб.

2. Неполученный доход (упущенная выгода) относится также к убыткам (п.2 ст.15 и ст.393 ГК РФ), которые ранее в гражданском праве именовались "косвенными" убытками.

3. Уплата процентов за пользование чужими денежными средствами (ст.395 ГК РФ).

4. Уплата неустойки (штрафов, пени), которая условно именуется: зачетной; исключительной; штрафной; альтернативной (ст.ст.330-333 ГК РФ).

5. Договорная ответственность сторон. Это ответственность, не противоречащая закону и иным законодательным актам ("широкая договорная" ответственность).

Существуют и другие разновидности ответственности или способы обеспечения исполнения обязательств: удержание имущества должника, поручительство, банковская гарантия, задаток и другие варианты, предусмотренные законом или договором (п.1 ст.329 ГК РФ). Однако подобные способы обеспечения обязательств не являются типичными для договорного права России.

Таким образом, договорную ответственность можно определить как вид гражданской правовой ответственности, которая, в свою очередь, представляет вид юридической ответственности в целом.

Договорная ответственность, как следует из ее названия, происходит из условий договора, заключаемого между сторонами сделки.

Если нарушается договор, то есть нормы для двоих контрагентов, то в этом случае наступает договорная ответственность, поскольку, согласно ст.309 ГК РФ, все обязательства должны исполняться надлежащим образом.

Именно поэтому неисполнение или ненадлежащее исполнение договора является нарушением норм права, то есть противоправным деянием, и влечет договорную ответственность.

Ответственность за нарушение договорных обязательств является имущественной и существует в виде возмещения понесенных убытков, а также уплаты неустойки, пени, штрафов и т.д.

Признаки договорной ответственности

Нарушение договорных обязательств влечет гражданско-правовую ответственность.

Она является санкцией, вызывающей для нарушителя отрицательные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей.

Эта ответственность имеет некоторые особенности, позволяющие отграничить ее от других видов юридической ответственности.

Во-первых, гражданско-правовая ответственность носит имущественный характер, поскольку ее применение всегда связано со взысканием убытков, уплатой неустойки.

Во-вторых, это ответственность одного участника правоотношений перед другим, то есть ответственность правонарушителя перед потерпевшим. Цель ответственности – восстановление или компенсация нарушенного права потерпевшего. Однако если нарушение затрагивает публичные интересы, то санкции могут быть обращены в пользу государства. Например, в доход Российской Федерации взыскивается доход по сделке, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст.169 ГК РФ).

В-третьих, гражданско-правовая ответственность имеет компенсационный характер, то есть ее размер должен соответствовать объему причиненных убытков, поскольку опять же цель ответственности – восстановление имущественной сферы потерпевшей стороны. Нормы о заведомо неэквивалентном размере ответственности являются редким исключением и применяются обычно для защиты публичных интересов.

Например, при невыполнении обязательств по государственному контракту кроме уплаты штрафной неустойки поставщики возмещают понесенные покупателем убытки.

Помимо традиционных мер имущественной ответственности, существуют иные меры, понуждающие к надлежащему исполнению обязательств (устранение недостатков в товаре или работе, замена некачественного товара и др.), а также "меры оперативного воздействия", означающие право потерпевшей стороны на односторонние действия, порождающие правовые последствия. Такие меры понуждения нельзя считать ответственностью, поскольку обязанность реального (надлежащего) исполнения вытекает непосредственно из самого обязательства, а ответственность должна выражаться в каком-то дополнительном бремени. С ответственностью их сближает только то, что применение данных мер также связано с нарушением обязательств.

Долгое время в нашем законодательстве использовался "принцип реального исполнения обязательств", означавший, что уплата неустойки и возмещение убытков не освобождают должника от исполнения обязательства в натуре. Однако судебно-арбитражная практика свидетельствовала о неэффективности принимаемых решений.

Сейчас в законодательстве (ст.396 ГК РФ) сохранены лишь некоторые элементы принципа реального исполнения. Так, если уплата неустойки и возмещение убытков вызваны ненадлежащим исполнением обязательства, должник не освобождается от исполнения обязательства в натуре. Например, обязательство исполнено в неполном объеме либо полностью, но ненадлежащим образом.

Если же уплата неустойки и возмещение убытков вызваны неисполнением обязательства, должник освобождается от исполнения обязательства в натуре, и в данном случае обязательство прекращается. Например, к сроку, когда обязательство должно быть исполнено, должник не приступил к исполнению. Но здесь принципиальное значение имеет также то, какой способ защиты выберет кредитор. Если будет предъявлен иск о принуждении к исполнению обязательства в натуре, то кредитор (истец) сохранит право требовать от должника уплаты неустойки за последующие периоды. Но если кредитор (истец) выберет иск о возмещении убытков, то он лишится возможности предъявлять впоследствии должнику какие-либо требования. Таким образом, должник как бы "откупается" от кредитора путем возмещения ему убытков.

Следует иметь в виду, что принцип реального исполнения сформулирован в законодательстве в виде диспозитивной нормы. Во многие договоры сейчас включается условие о том, что "уплата штрафных санкций и возмещение убытков не освобождает сторону, нарушившую свои обязательства, от их надлежащего исполнения". Нужно отметить, что такие формулировки в договорах вполне соответствуют требованиям закона, хотя и налагают на должников дополнительное бремя.

Беспрецедентной мерой оперативного воздействия являются нормы о "встречном исполнении обязательств". Встречным является такое исполнение обязательства, которое должно производиться одной стороной только после того, как другая сторона исполнила свое обязательство (ст.328 ГК РФ). Причем подобная обусловленность должна быть предусмотрена непосредственно в договоре. Например, если по условиям договора заказчик своевременно не профинансировал строительство, он не вправе требовать санкций против подрядчика, который допустил просрочку сдачи объекта.

Так, по одному из дел суд не признал обязанность стороны поставить молочную продукцию встречной по отношению к обязанности контрагента ее оплатить, указав, что применение ст.328 ГК РФ к случаю неоплаты товара возможно только при условии, если договор предусматривает, что "отгрузка молочной продукции производится после ее предварительной оплаты".

В другом случае суд не признал встречными обязательства сторон по договору мены (три вагона стройматериалов в обмен на партию компьютеров) по причине того, что каждая из сторон должна была выполнить свои обязательства в один и тот же день. Суд решил, что ст.328 ГК РФ может применяться, если сроки передачи обмениваемых товаров не совпадают.

Своеобразной мерой оперативного (быстрого) воздействия на недобросовестного контрагента является допускаемый законодательством односторонний отказ от договора. Как известно, неоднократное нарушение поставщиком сроков поставки отдельных партий товара предоставляет покупателю право отказаться от договора (п.2 ст.523 ГК РФ ).

Итак, договорная ответственность обладает следующими важными признаками.

Договорная ответственность носит имущественный характер. Применение договорной ответственности как и гражданско-правовой ответственности в целом всегда связано с возмещением убытков, взысканием причиненного ущерба, уплатой неустоек (штрафов, пеней).

Договорная ответственность представляет собой ответственность одного участника гражданско-правовых отношений перед другим, ответственность правонарушителя перед потерпевшим. Это связано с тем, что гражданское право регулирует отношения, складывающиеся между равноправными и независимыми (автономными) субъектами. В имущественном обороте нарушение обязанностей одним участником всегда влечет за собой нарушение прав другого участника.

Одна из основных особенностей договорной ответственности состоит в соответствии размера ответственности размеру причиненного вреда или убытков.

Особенностью договорной ответственности также является применение равных по объему мер ответственности к различным участникам имущественного оборота за однотипные правонарушения.

Нарушение договора

Ответственность должника за нарушение обязательств наступает не при любом его несоблюдении, а только при наличии обстоятельств, признаваемых правом необходимыми для возложения ответственности. Такие обстоятельства принято именовать условиями (или основаниями) ответственности. Ими являются:

- противоправность действий должника;

- вина должника;

- наличие убытков у кредитора;

- наличие причинной связи между действиями должника и возникшими у кредитора убытками.

Договорная ответственность подразумевает противоправность действий контрагента, или должника.

Под противоправным надлежит понимать действие, которое запрещено законодательством. В случае договорной ответственности речь идет о нарушении условий договора.

Обязательства должны исполняться, любое их нарушение запрещено законом и поэтому является противоправным. Следовательно, всякое несоблюдение сторонами обязательства, независимо от того, является оно полным или частичным, затрагивает основные или вспомогательные обязанности сторон, является противоправным и дает основание контрагенту требовать возложения ответственности и возмещения причиненных ему убытков.

Лишь в единичных случаях неисполнение обязательства может признаваться непротивоправным. Такие ситуации возможны при наличии запрета компетентного государственного органа исполнять обязательство, в случае невыдачи лицензии на экспорт или импорт товара и т.п.

Противоправность в действиях (бездействии) должника согласно общим положениям гражданского права исключается также в случае причинения вреда в состоянии необходимой обороны (ст.1066 ГК РФ) или крайней необходимости (ст.1067 ГК РФ). Однако в сфере имущественных взаимоотношений такого рода случаи встречаются крайне редко и большого практического значения не имеют.

Главная особенность ответственности за нарушение договорных обязательств установлена п.3 ст.401 ГК РФ, согласно которому, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. При этом к таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Таким образом, первым условием договорной ответственности является наличие противоправных действий должника, выражающихся в нарушении норм договора.

Нарушение положений договора дает основание контрагенту требовать возложения ответственности и возмещения причиненных ему убытков.

Лишь в некоторых случаях, предусмотренных законом или договором, неисполнение обязательства может признаваться непротивоправным.

Убытки и вред

Под убытками надлежит понимать денежную оценку ущерба, причиненного неправомерными действиями должника – ненадлежащим исполнением обязательства. Ущерб, причиненный кредитору, может выражаться в разных формах: в повреждении его имущества, дополнительных затратах, уплате субпоставщику неустойки, неполученных доходах и т.д. Поэтому гражданское законодательство знает различные виды убытков.

Основной и наиболее важной классификацией убытков является их деление на две группы: а) расходы, произведенные или необходимые кредитору, утрата или повреждение его имущества; б) не полученные кредитором доходы, которые он получил бы, если бы обязательство было исполнено должником. Это деление убытков закреплено в ст.15 ГК РФ. Первый вид убытков сокращенно принято именовать положительным ущербом в имуществе, второй – упущенной выгодой. По общему правилу в случае неисполнения обязательства возмещению подлежат все понесенные кредитором убытки: как положительный ущерб в имуществе, так и упущенная выгода.

В практике выработано понятие абстрактных убытков, которые исчисляются как разница между ценой, согласованной в договоре, и ценой, сложившейся на рынке на момент, когда не исполненное в срок обязательство подлежало исполнению согласно его условиям. Если сложившаяся на рынке цена окажется выше обусловленной (при истребовании убытков покупателем) или ниже (при истребовании убытков продавцом), разница в ценах считается понесенным убытком. Такой метод исчисления убытков предусмотрен в ст.524 ГК РФ для договора поставки.

Другой классификацией убытков является их деление на прямые и косвенные. В ГК РФ нет каких-либо указаний по этому вопросу. Однако многие источники правового регулирования содержат нормы о косвенных убытках. Согласно ст.143 КВВТ косвенные убытки не подлежат возмещению. Аналогичное условие может содержаться в правилах перевозок и транспортного страхования грузов. Юридическая литература также часто обращается к понятию косвенных убытков.

Разграничение прямых и косвенных убытков представляет известные трудности, поскольку закон не дает их определений. Принято считать, что прямые убытки являются непосредственным следствием нарушения обязательства. Косвенные убытки связаны с неисполнением обязательства случайно, и поэтому нет оснований возлагать на должника их возмещение. Косвенным убытком можно считать, например, неполучение покупателем необычно высокой прибыли от перепродажи товара, обусловленной особо благоприятной конъюнктурой рынка или наличием у него специфических отношений с субпокупателями.

Для возмещения понесенных убытков должник обязан доказать их размер путем представления соответствующих, как правило письменных, доказательств. Такими доказательствами являются прежде всего акты приемки товара (груза) и выполненных работ, составленные в соответствии с требованиями законодательства и условиями договора. Акты приемки должны подкрепляться документальными данными о действующих ценах, калькуляцией затрат на произведенный ремонт и т.д. В отдельных случаях для определения действительного размера понесенных истцом убытков суд может назначить экспертизу.

Особо сложным является обоснование размера не полученной вследствие нарушения обязательств упущенной выгоды. По этому вопросу в Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 года № 6/8 разъяснено, что размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено (п.11).

Кредитор, требующий возмещения убытков, должен, кроме того, доказать, что он принимал разумные меры к уменьшению убытков, и, если такие доказательства не будут представлены, суд вправе уменьшить размер присужденного возмещения (ст.404 ГК РФ).

Так, покупатель предъявил к продавцу иск о взыскании стоимости забракованного товара, прибывшего в поврежденном контейнере. После составления коммерческого акта истец, не выяснив степени повреждения груза, отправил товар в том же контейнере сначала на один, а затем на другой склад и только спустя 3 месяца проверил груз и определил понесенный ущерб. Суд отметил, что оставление подмоченного груза в поврежденном контейнере могло привести к еще большему повреждению груза и, следовательно, к увеличению убытков, поскольку происходит значительный перепад температуры воздуха. Истец был обязан своевременно проверить состояние прибывшего товара и определить размер понесенного ущерба. Не сделав этого, истец не вправе претендовать на возмещение убытков, которых он мог бы избежать, если бы проявил надлежащую заботливость. В удовлетворении иска покупателю было отказано.

Вред в гражданском праве – умаление субъективного гражданского права или уничтожение блага. Вред может быть причинен личности или имуществу. В юридической литературе, судебной и арбитражной практике используются понятия "вред", "ущерб", "убытки". Вред и ущерб чаще всего рассматриваются в качестве синонимов. Понятия "вред" и "убытки" не совпадают. Вред – более широкое понятие, подразделяющееся на имущественный и неимущественный вред.

Имущественный вред – материальные (экономические) последствия правонарушения, имеющие стоимостную форму. Денежную оценку имущественного вреда называют убытками.

Гражданско-правовая ответственность всегда наступает при причинении имущественного вреда. В соответствии с ч.1 ст.151 ГК, если причинен неимущественный вред, то ответственность наступает: а) при нарушении личных неимущественных прав граждан, б) при нарушении нематериальных благ граждан, в) в других случаях, предусмотренных законом. В частности, Законом РФ "О защите прав потребителей" 9ст.15) установлена компенсация морального вреда изготовителем (исполнителем, продавцом) при нарушении любых, в том числе и имущественных прав потребителя.

Причинная связь

Важным условием наступления договорной ответственности как вида гражданско-правовой ответственности является причинная связь между противоправным поведением и наступившими последствиями.

Для юридической практики важно определить, какая причинная связь может и должна приниматься во внимание, учитываться при решении конкретных дел. Поскольку существует всеобщая связь явлений, постольку "поиски" причинной связи можно вести бесконечно. Например, смерть пациента наступила от некачественного лекарства; но кто-то его прописал; кто-то давал, изготавливал, контролировал качество; кто-то изготавливал оборудование для его производства, подавал энергию для всех участвующих в его изготовлении и т.д. по нисходящим и боковым связям. Очевидно, проблема состоит в том, где и как "вырвать" из всеобщей связи исследуемые явления – причину и следствие.

В цивилистической науке уже давно предпринимались попытки решения этого вопроса.

Предлагалось различать абстрактную и конкретную возможность результата, создаваемую данным поведением. Соответственно указывалось, что причинная связь между поведением человека и наступившим результатом приобретает правовое значение лишь при условии, что это поведение вызвало действительность результата или создало конкретную возможность его наступления. Если обстоятельства, превращающие возможность в действительность, носят объективно повторяющийся характер и в связи с ними находится поведение человека, то это означает, что оно создало конкретную возможность результата. При объективной неповторяемости в данной конкретной ситуации тех же обстоятельств находящееся в связи с ними поведение создает лишь абстрактную возможность результата, исключающую ответственность.

Распространена теория причинно-необходимых и причинно-случайных связей. Ее сторонники считают, что действие лица может быть причиной данного результата, если связь между ними – проявление необходимости (закономерности), а не носит характера случайного сцепления событий.

Другая теория построена на разграничении прямой и косвенной причинной связи. Юридически значимой признается только прямая причинная связь, которая характеризуется тем, что результат (следствие) возникает непосредственно, прямо из поведения причинителя, в сочетании с объективными закономерностями и в условиях, сложившихся до совершения действия. Косвенная причина может приобретать юридическое значение лишь в случае, когда должником (причинителем вреда) были созданы специфические особенности обстановки, выражающиеся в определенных отклонениях от нормальных условий, способствующих наступлению отрицательного результата.

Можно отметить, что, как представляется, между ними нет принципиальных различий и что, способствуя развитию общей теории о причинности в праве, ни одна из этих теорий не дает "точной формулы" для установления судом юридически значимой причинной связи в конкретных делах.

Иногда причинная связь столь очевидна, что ее установление не представляет трудности. К примеру, издательство без согласия автора и без выплаты ему вознаграждения перевело его произведение на другой язык, а затем опубликовало. Труднее определить наличие причинной связи в случаях, когда результат не следует непосредственно за противоправным действием или когда вред вызван действием не одного какого-либо лица, а целого ряда факторов и обстоятельств, которые усложняют ситуацию.

С учетом сложности выявления причинной связи по ряду дел назначается экспертиза (судебно-медицинская, судебно-техническая, судебно-товароведческая и др.). Как правило, экспертное заключение носит категорический характер. Однако в отдельных случаях эксперты могут констатировать только определенную вероятность наличия или отсутствия причинной связи. Полагаем, что вероятные экспертные заключения не имеют доказательственной силы. Суд должен в этих случаях, прежде всего, учитывать и оценивать другие доказательства, а при необходимости назначить повторную экспертизу.

Итак, необходимым условием ответственности является наличие причинной связи между допущенным должником нарушением и возникшими в результате этого убытками. Если такая связь отсутствует, для ответственности должника нет оснований, так как убытки возникли независимо от действий должника и возложение в этом случае на него ответственности не только не достигло бы цели, но и вообще было бы бессмысленно.

Закон не употребляет термин "причинная связь", однако это условие ответственности отчетливо выражено в ряде норм гражданского права. Согласно ст.15 и ст.393 ГК в случае неисполнения обязательства должником он обязан возместить кредитору причиненные этим убытки. Иначе говоря, убытки должны быть причинно обусловлены ненадлежащим поведением должника при исполнении договора.

Наличие причинной связи между действиями должника и возникшими у кредитора убытками иногда достаточно очевидно: поставщик не отгрузил в срок топливо и у покупателя простояло оборудование; поставленные машины имели производственные дефекты, для устранения которых покупатель произвел затраты по ремонту, и т.д. Однако нередки случаи, когда установление причинной связи представляет трудности. Например, из порта получен импортный груз, при приемке которого на станции назначения установлены внутритарные недостачи и повреждения, о чем составлен коммерческий акт. Причиной таких повреждений могли быть действия как перевозчика (неисправность вагона, перегрузка в пути следования, толчки, хищения и т.д.), так и отправителя – порта (неправильная погрузка в вагон). Наконец, несохранность груза могла быть вызвана действиями иностранного поставщика, применявшего при упаковке груза тару, не обеспечившую его сохранность в ходе перевозки.

Поэтому необходимо иметь достаточно надежные критерии для выявления причинной связи как одного из условий ответственности. В доктрине формулировались различные общие подходы к решению этой проблемы, однако они не получили широкого признания, поскольку возникающие в имущественном обороте ситуации очень разнообразны.

Применительно к проблеме причинной связи можно сделать два важных вывода. Во-первых, из совокупности рассматриваемых явлений должны быть выделены вредоносный результат и непосредственно предшествующие ему факторы, которые могли быть причиной этого результата. Во-вторых, необходимо исследовать характер причинной связи между этими явлениями и установить, объективна, реальна такая связь или нет. Критерием при решении этого второго и главного вопроса будут прежде всего данные практики, жизненного опыта, отраженные в имеющихся по делу материалах и других доказательствах, которые могут быть получены. В необходимых случаях суд вправе назначить экспертизу для того, чтобы проверить правильность сведений, содержащихся в материалах по делу.

Причинная связь между неисполнением обязательства и наступившими убытками, в отличие от вины должника, законом не презюмируется и поэтому доказывается кредитором, который должен представить необходимые доказательства, обосновывающие наличие причинной связи. При отсутствии причинной связи требование о возложении ответственности удовлетворению не подлежит.

Вина

Согласно п.1 ст.401 ГК лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность лишь при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, предусмотренных законом или договором. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Вина есть ненадлежащее отношение к своим обязанностям. При вине в форме умысла должник сознательно нарушает обязательство, например отказывается от оплаты закупленного им по договору товара. Вина в форме неосторожности встречается чаще и характеризуется тем, что должник стремится исполнить обязательство, однако не предпринимает для этого всех необходимых мер или же проявляет при этом некомпетентность либо неосмотрительность.

Вина организации – юридического лица выражается в ненадлежащем выполнении служебных обязанностей его работниками и руководителями. Действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника – гласит ст.402 ГК. При этом для наличия вины юридического лица не требуется выявления конкретного работника, неправильные действия или бездействие которого повлекли нарушение обязательства. Вина юридического лица может состоять в неправильной организации выполнения заключенного договора, отсутствии должного инструктирования соответствующих работников, слабом контроле за работой специалистов и привлеченных организаций и т.д.

Как правило, ответственность возлагается на должника независимо от формы его вины (умысел или неосторожность). Иное решение предусмотрено для договоров безвозмездного пользования (ст.ст.693, 697 ГК), хранения (ст.901 ГК) и в некоторых других случаях, когда легкая вина в форме неосторожности освобождает должника от ответственности.

Правило о том, что отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство, именуется презумпцией вины. Это правило имеет большое практическое значение, так как кредитор не располагает необходимыми материалами и сведениями, относящимися к деятельности должника, и возложение на кредитора обязанности доказать вину должника ставило бы перед ним трудноосуществимую задачу и вело бы во многих случаях к неосновательному освобождению должника от ответственности. Однако иногда закон отходит от принципа презумпции вины. В некоторых транспортных уставах предусмотрены случаи, когда доказывание вины перевозчика в несобранности груза возлагается на заявителя требования. Эти отступления объясняются тем, что здесь речь идет о таких ситуациях, когда несохранность груза может быть связана с действиями грузовладельца (погрузка груза средствами отправителя, сопровождение груза проводниками грузовладельца, внутренние недостатки тары) и он должен располагать доказательствами вины перевозчика, если таковая имела место.

Для исполнения обязательств, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, гражданское законодательство устанавливает повышенные требования и предусматривает в п.3 ст.401 ГК возложение ответственности независимо от наличия вины. В этих случаях ответственность исключается, напомним, вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы, а также вины кредитора (ст.404 ГК). Такое новое для отечественного законодательства решение отражает современные тенденции развития зарубежного и международного права и направлено на усиление ответственности в сфере предпринимательской деятельности. Однако правило о безвиновной ответственности допускает отступления в силу закона или договора, и многие нормы самого ГК и дополняющих его законов предусматривают ответственность предпринимателя только при наличии его вины. Так решается этот вопрос в отношении производителей сельскохозяйственной продукции (ст.538 ГК), ответственности энергоснабжающих организаций (ст.547 ГК), исполнителя научно-исследовательских работ (ст.777 ГК), перевозчика грузов и багажа (ст.796 ГК).

Безвиновная ответственность продавца (изготовителя, исполнителя) перед потребителем введена Законом о защите прав потребителей (ст.13).

Формы договорной ответственности

Возмещение убытков

Возмещение убытков – универсальный способ защиты гражданских прав. Он применяется как в случае нарушения прав в обязательственных отношениях, так и иных гражданских прав, например вещных. Применяется этот способ при неправомерном пользовании чужими средствами и других нарушениях.

ГК РФ исходит из того, что управомоченное лицо может, то есть вправе, потребовать возмещения убытков. В ГК РСФСР акцент был сделан на обязанности должника возместить убытки.

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения убытков, складывающихся из реального ущерба и упущенной выгоды, содержание которых раскрывается в п.2 ст.15 ГК РФ.

В названной норме имеются весьма существенные новеллы. ГК РФ включает в состав подлежащих возмещению не только фактически понесенные расходы, но и те расходы, которые лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Согласно ГК РСФСР, а также Основам гражданского законодательства возмещению подлежали (и суды неукоснительно следовали этому правилу) только фактически понесенные расходы. Теперь суд при доказанности нарушения права может по требованию истца присудить ответчику выплатить истцу в порядке компенсации убытков те расходы, которые истцу еще предстоит понести для восстановления своего права.

В абз.2 п.2 ст.15 ГК РФ конкретизируется размер упущенной выгоды применительно к случаям, когда лицо, нарушившее право, получило вследствие такого нарушения доходы. Возмещению подлежит упущенная выгода в размере не меньшем, чем полученный доход.

Требуя возмещения реального ущерба и упущенной выгоды, лицо, право которого нарушено, обязано доказать размер ущерба (ст.393 ГК РФ), причинную связь между ущербом и действиями лица, нарушившего право, а в случаях, когда законом или договором предусмотрена презумпция невиновности должника, – также его вину (ст.401 ГК РФ).

Установив один из важнейших принципов гражданского права – возможность возмещения лицу, право которого нарушено, убытков в полном объеме, – ГК РФ допускает иное решение вопроса: закон или договор могут предусмотреть возмещение убытков в меньшем объеме. Возможность ограничения ответственности в обязательственных отношениях предусмотрена ст.400 ГК РФ.

Действующие транспортные уставы и кодексы существенно ограничивают ответственность перевозчика за утрату, недостачу, повреждение груза и багажа (глава VIII КВВТ РФ, глава VII УЖТ РФ, и др.). ГК РФ (часть вторая) установил ограничение ответственности хранителя при безвозмездном хранении (п.2 ст.902).

В п.2 ст.15 ГК РФ выделяются два вида убытков: реальный ущерб и упущенная выгода. Реальный ущерб, в свою очередь, подразделяется на уже понесенные или будущие расходы в связи с восстановлением нарушенного права и утрату или повреждение имущества. Под упущенной выгодой понимаются неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

К расходам потерпевшей стороны относятся, например, расходы из-за простоя производства; по устранению недостатков в полученной продукции (выполненных работах); по уплате санкций (включая возмещение убытков) и т.п. При утрате имущества определяется стоимость утраченного имущества за вычетом износа. При повреждении имущества определяется сумма уценки или расходы по устранению повреждения. Такой ущерб может быть нанесен, например, в результате нарушения условий договора о таре и упаковке, поломки поставленного оборудования и других причин.

Ущерб (убытки) определяется исходя из характера последствий нарушения обязательства, а не содержания самого нарушения. Одно и то же нарушение (например, недопоставка) может вызвать различные последствия (уменьшение объема производства, снижение качества продукции и др.), равно как различные нарушения (недопоставка, поставка некомплектной продукции или продукции ненадлежащего качества и др.) могут вызвать одно и то же последствие. Например, при уменьшении объема производства убытки рассчитываются одинаково независимо от того, какое нарушение явилось причиной уменьшения объема производства.

В состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.

Взыскание неустойки

Установление неустойки на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств является довольно распространенным явлением. Хотя право потерпевшей стороны на получение неустойки в принципе не обусловлено наличием и размером фактического ущерба, вопрос о соотношении неустойки и убытков за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства имеет важное практическое значение. Основания для требования неустойки и возмещения убытков должны быть однотипны.

В случае, когда неустойка устанавливается законом, вопрос о соотношении неустойки и убытков, как правило, решается в том же законе. В случае, когда неустойка устанавливается в договоре, стороны достаточно часто ограничиваются лишь указанием на размер и основания уплаты неустойки, оставляя открытым вопрос о соотношении неустойки и убытков. Именно в этом последнем случае подлежит применению норма, содержащаяся в п.1 ст.394 ГК РФ.

По одному из дел Арбитражный суд г.Москвы принял решение: если действия стороны направлены на отказ от договора, неустойка вообще не может применяться ни в качестве способа обеспечения исполнения обязательств, ни в качестве меры ответственности. Представляется, что здесь нужен другой подход. Неустойка взыскивается за сам факт нарушения обязательства, поэтому ее можно взыскивать за период с момента нарушения обязательства до момента заявления другой стороной об отказе от договора.

Исходя из того, что основной функцией ответственности за нарушение обязательства является компенсация потерь, понесенных кредитором в результате нарушения, ГК РФ устанавливает в качестве общего правила право кредитора получить помимо неустойки возмещение убытков только в части, не покрытой неустойкой. Неустойка в этом случае носит зачетный характер.

Для того чтобы кредитор получил возмещение убытков в части, не покрытой неустойкой, ему будет необходимо доказать полный размер причиненных ему убытков. В отличие от взыскания неустойки, не требующего от кредитора представления доказательств о причинении ему ущерба, возмещение убытков всегда сопровождается необходимостью доказывания фактов наличия и размера данных убытков. Требование о возмещении убытков, не покрытых неустойкой, на практике обычно сводится к случаям, когда неустойка лишь в незначительном объеме компенсирует понесенные кредитором убытки.

Договором может быть предусмотрено, когда возмещение убытков при уплате неустойки не будет допускаться. Такая неустойка, называемая исключительной, особенной, дает контрагентам возможность, с одной стороны, быстро разрешать возникающие в связи с нарушением обязательства проблемы, а с другой – ориентирует их при согласовании размера неустойки на объективную оценку возможных убытков. Исключительная неустойка чаще всего применяется в публичных договорах (ст.426 ГК РФ). В последнее время она получает распространение и в иных договорах, главным образом в сфере предпринимательства. Если подлежащая уплате неустойка явно не соразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе ее уменьшить (ст.333 ГК РФ). Однако в этом случае бремя доказывания размера фактического ущерба или отсутствия такового у кредитора должно быть возложено на должника, по инициативе которого суд, как правило, обращается к рассмотрению этого вопроса.

Договором могут быть предусмотрены возмещение убытков сверх неустойки. В этом случае неустойка выполняет карательную функцию. Такой вид неустойки, как правило, предусматривается законом в исключительных случаях, например применительно к таким нарушениям обязательств, как несоблюдение условий договора о качестве продаваемых товаров (поставляемых товаров). Широкое применение неустойки, имеющей карательный характер, не сочетается с основными началами частного права. Как показывает практика, использование такой неустойки в договорных отношениях нередко оказывается результатом злоупотребления доминирующим положением одного из контрагентов, что является недопустимым с точки зрения устанавливаемых ГК пределов осуществления гражданских прав.

Хотя ГК РФ и устанавливает норму, согласно которой кредитору может быть предоставлено в силу закона или договора право выбрать между требованием неустойки и требованием возмещения убытков (так называемая альтернативная неустойка), на практике такой вариант встречается нечасто. Тем не менее в тех случаях, когда при заключении договора порой бывает трудно определить размер возможных убытков от нарушения обязательства для установления неустойки, но и упускать возможность избежать доказывания убытков было бы неоправданным, может быть целесообразным воспользоваться возможностью согласования "альтернативной" неустойки.

Положения об ограничении ответственности имеют приоритет перед положениями о предельном размере возмещаемых убытков, могущих быть взысканными наряду с установленной неустойкой или вместо нее. Так, в случае зачетной неустойки право кредитора на возмещение убытков в части, не покрытой неустойкой, будет ограничиваться установленным пределом, вытекающим из положений об ограничении ответственности.

Компенсация морального вреда

Разновидностью договорной ответственности являются так называемые моральные убытки, то есть ущерб от потери авторитета, коммерческой репутации, страданий и переживаний вследствие причинения вреда здоровью и т.д.

Ранее отечественное законодательство не предусматривало возмещения моральных убытков, поскольку они не могут быть точно выражены в денежной оценке и должны компенсироваться в других формах (публикация опровержения, пресечение неправомерных действий и т.д.).

Однако право многих зарубежных стран допускает денежное возмещение моральных убытков, и действующее законодательство РФ предусматривает компенсацию морального вреда в двух основных случаях: при нарушении личных неимущественных прав гражданина либо других его нематериальных благ, прежде всего здоровья (ст.151 ГК), а также при нарушении обязательств перед гражданами-потребителями (ст.15 Закона о защите прав потребителей).

В нормах ГК РФ содержатся указания о критериях определения компенсации морального вреда (ст.1101 ГК РФ), однако практика судов в этой области различна и неустойчива. По существу, такое возмещение часто носит характер присуждения денежного штрафа, определяемого судом, так как денежный размер понесенных моральных убытков достаточно надежно исчислен быть не может.

Под неимущественным вредом понимают такие последствия правонарушения, которые не имеют экономического содержания и стоимостной формы.

Термин "моральный вред" раскрывается в законе как физические и нравственные страдания (ч.1 ст.151 ГК). Но поскольку понятия "моральный" и "нравственный" являются синонимами, более приемлемо в законодательстве и на практике использовать термин "неимущественный вред", подразделяющийся на моральный и физический.

Моральный вред выражается в причиненных нравственных страданиях и может заключаться в испытанном страхе, тревоге, унижении, беспомощности, стыде, в переживании иного дискомфортного состояния в связи со смертью родственников, раскрытием врачебной, семейной тайны, временным ограничением или лишением прав, распространением о потерпевшем порочащих сведений, не соответствующих действительности, и др.

Так, по одному из дел суд удовлетворил требования Б. к МП "Строитель" о расторжении договора подряда на строительство жилого дома в связи с тем, что ответчик возвел жилой дом с существенным нарушением строительных норм и правил, взыскал в пользу истицы внесенные ею суммы, проценты в размере ставки рефинансирования банка за пользование чужими денежными средствами и компенсацию за моральный вред, а также признал за истицей право на получение пени за 371 день просрочки возврата внесенных по договору подряда сумм начиная со дня предъявления заказчиком требования о расторжении договора. При этом суд руководствовался ст.23 Закона о защите прав потребителей.

Проценты за пользование чужими денежными средствами

В соответствии со ст.395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части.

При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения.

Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов, причитающуюся ему на основании пункта 1 ст.395 ГК РФ, он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму.

Проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен для начисления процентов более короткий срок.

Таким образом, ст.395 ГК РФ устанавливает в качестве меры ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства уплату процентов в размере учетной ставки банковского процента.

Это не новая самостоятельная мера ответственности, а разновидность неустойки законная диспозитивная неустойка. По сути дела, именно так характеризует эти проценты Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 года № 13/14.

Если должник не несет ответственности, проценты не подлежат взысканию.

По решению суда размер взыскиваемых процентов может быть уменьшен; при этом применяются те же правила, что и установленные в ст.333 ГК (п.7 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 года №13/14).

Если в договоре предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени), то кредитор вправе предъявить требование о взыскании процентов либо о взыскании неустойки (пени) (п.6 того же Постановления Пленумов). Указанные проценты в отношениях между организациями и гражданами РФ подлежат уплате в размере единой учетной ставки ЦБ РФ по кредитным ресурсам, предоставляемым коммерческим банкам (ставка рефинансирования). Если денежное обязательство в соответствии с законом выражено и подлежит оплате в иностранной валюте, то применяется официальная учетная ставка банковского процента по валютным кредитам, а при ее отсутствии – средняя ставка банковского процента по краткосрочным валютным кредитам в месте нахождения кредитора (п.52 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 года № 6/8). Проценты начисляются на сумму основного долга.

Употребляемый в третьем предложении глагол "может" относится к размеру взыскиваемых процентов: суд может выбрать один из указанных размеров, но само взыскание процентов должно быть произведено.

Если за время неисполнения обязательства учетная ставка банковского процента изменялась, применяться должна та ставка, которая наиболее близка к средней ставке, существовавшей в течение периода просрочки платежа (п.3 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 года № 13/14).

Договором может быть установлен иной размер процентов. Это означает, что размер процентов может быть увеличен либо уменьшен, вплоть до отказа от их начисления ("ставка 0%").

В п.2 ст.395 ГК РФ, по сути дела, повторяется норма, содержащаяся в абз.1 п.1 ст.394 ГК: проценты, предусмотренные в п.1 ст.395, являются "зачетными", то есть засчитываются в счет убытков (точно так же, как и неустойка, которая по общему правилу является "зачетной").

Норма, содержащаяся в абз.1 п.1 ст.394, может быть изменена законом или договором, то есть она является диспозитивной. Из этого следует, что и норма, содержащаяся в п.2 ст.395, аналогичная по своей сути первой упомянутой норме, является диспозитивной и может быть изменена договором. Иными словами, стороны договора могут установить, что взыскание процентов исключает взыскание убытков, что проценты взыскиваются независимо от взыскания убытков, и т.п.

Пункт 3 ст.395 ГК РФ устанавливает общее правило о том, что проценты за пользование чужими денежными средствами взимаются по день уплаты этих средств кредитору. Однако эта норма может быть изменена законом, иным правовым актом или договором, которые могут определить либо более краткий срок для начисления процентов, либо вообще исключить их начисление.

Иные последствия нарушения договора

К иным последствиям нарушения договора относятся, кроме рассмотренных, иные способы защиты гражданских прав, закрепленные в ст.12 ГК РФ.

Так, защита гражданских прав возможна путем присуждения к исполнению обязанности в натуре. Этот способ защиты предусмотрен абз.7 ст.12 ГК РФ и рассматривается как самостоятельный способ защиты гражданских прав.

В судебной практике исполнение обязательства в натуре в качестве способа защиты гражданских прав трактуется как понуждение должника выполнить действия, которые он должен совершить в силу связывающего стороны обязательства (договора). В этом случае, в отличие от присуждения имущества в натуре (отобрания индивидуально-определенной вещи), предусмотренного ст.398 ГК РФ, отсутствует соответствующий денежный эквивалент, поскольку предъявлено требование о понуждении совершить действие, а не передать вещь.

В соответствии с п.1 ст.396 ГК РФ при ненадлежащем исполнении обязательства должником кредитор может потребовать исполнения обязательства в натуре, то есть потребовать совершения тех действий, которые составляют содержание обязанности. При этом уплата неустойки и возмещение убытков не освобождают от исполнения обязанности в натуре. Статья 475 ГК дает покупателю право потребовать от продавца устранения выявленных в товаре недостатков или замены товара, имеющего существенные недостатки. Осуществление обязанности в натуре предусмотрено нормами о договоре хранения и других договорах.

Иначе подходит суд к рассмотрению требования об исполнении обязанности в натуре, если обязательство не выполнено, однако должник возместил убытки и (или) уплатил неустойку либо отступное. Пункт 2 ст.396 ГК РФ в этом случае освобождает должника от исполнения обязательства в натуре.

Понуждение к исполнению в натуре имеет свои границы. Судебная практика исходит из того, что удовлетворение требования об исполнении обязанности в натуре допустимо лишь тогда, когда сохраняется возможность реального исполнения. В противном случае речь может идти о возмещении убытков или возмещении стоимости товара.

ГК РФ переносит акцент с реального исполнения обязательства в натуре на денежное возмещение потерь, предоставляя потерпевшему право осуществить самому соответствующие действия, заменяющие исполнение должником обязанности в натуре. Так, ст.520 ГК дает покупателю право приобрести товар, аналогичный не поставленному или не замененному должником, у других лиц и потребовать от продавца возмещения убытков.

ГК РФ называет в качестве одного из средств защиты гражданских прав прекращение или изменение правоотношения. Статья 407 ГК РФ устанавливает основания прекращения обязательств исполнением, новацией обязательства и т.д. Ряд норм о договорах предусматривают расторжение и изменение договора по одностороннему заявлению одной из сторон независимо от нарушения. Следует полагать, что прекращение или изменение обязательств соглашением сторон, исполнением обязательства и иными правомерными фактами не может рассматриваться как использование средств защиты гражданских прав. Средства защиты применяются при нарушении или оспаривании гражданских прав. Следовательно, указанное средство защиты используется в случаях, когда правоотношения прекращаются или изменяются по одностороннему заявлению одной из его сторон при существенном нарушении договора другой стороной или по иным основаниям, предусмотренным законом или договором. При этом прекращение или изменение правоотношения возможно как по заявлению одной из его сторон, так и по решению суда.

В целом нормы ГК об отдельных договорах предусматривают различные правовые последствия нарушения обязательств. Применение таких последствий управомоченным лицом также является способом защиты своих прав.

Договор может предусматривать разные правовые средства воздействия на сторону, нарушающую договорные обязательства, – право изменить порядок, форму и сроки оплаты товара, работ; основания для отказа от оплаты.

Неслучайно подобные правовые средства воздействия (способы защиты) иногда называют оперативными санкциями, так как их применение влечет различные имущественные потери для нарушителя и рассматривается в литературе как особые последствия, близкие к имущественной ответственности.

Литература

1. Беляева О.А. Предпринимательское право: Учебное пособие/Под ред. В.Б.Ляндреса. – М.: Юридическая фирма "КОНТРАКТ", "ИНФРА-М", 2006.

2. Большой энциклопедический словарь. – 2-е изд., перераб. и доп./Под ред. А.М.Прохорова. – М.: 1988.

3. Большой юридический словарь/Под ред. А.Я.Сухарева, В.Д.Зорькина, Б.Е.Крутских. – М.: 1999.

4. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. Книга 1. – Издание 3-е, стереотипное. – М.: Издательство "Статут", 2001.

5. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. – М.: 1976.

6. Витрянский В.В. Особенности ответственности за нарушение предпринимательского договора//Журнал российского права. 2008. № 1.

7. Волков А.В. Возмещение убытков по гражданскому праву России. – М.: 2008.

8. Гражданское право. Ч.1. 5-е изд./Отв. ред. А.П.Сергеев, Ю.К.Толстой. – М.: 2001.

9. Гражданское право. Часть первая: Учебник/Отв. ред. В.П.Мозолин, А.И.Масляев. – М.: Юристъ, 2005.

10. Гражданское право: В 4 т. Том 1: Общая часть: Учебник (издание третье, переработанное и дополненное)/Под ред. Е.А.Суханова. – М.: Волтерс Клувер, 2008.

11. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. – М.: Статут, 2001.

12. Гуев А.Н. Гражданское право: Учеб. Т.I. – М.: 2006.

13. Гущин В.З. Некоторые аспекты гражданско-правовой ответственности//Современное право. 2008. № 11.

14. Дегтярев С.Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном

процессе: Учебно-практическое пособие. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.:

Волтерс Клувер, 2003.

15. Завидов Б.Д. Основные идеи, недочеты и новации общих положений о договоре. – М.: 2007.

16. Иоффе О.С. Обязательственное право. – М.: Юридическая

литература, 1975.

17. Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. – Л.: 1955.

18. Карапетов А.Г. Расторжение нарушенного договора в российском и зарубежном праве. – М.: Статут, 2007.

19. Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. – М.:

Юридическая литература, 1991.

20. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный)/Под ред. С.П.Гришаева, А.М.Эрделевского. – М.: 2006.

21. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Т.1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). – Издание третье, переработанное и дополненное/Под ред. Т.Е.Абовой, А.Ю.Кабалкина. – М.: Юрайт-Издат, 2007.

22. Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права. Избранные труды: В 2 т. – М.: 2005.

23. Кривцов А.С. Абстрактные и материальные обязательства в

римском и в современном гражданском праве/МГУ им. М.В.Ломоносова. –

М.: Статут, 2003.

24. Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве/МГУ им. М.В.Ломоносова. – 2-е изд., испр. – М.: Статут, 2004.

25. Малеин Н.С. Правонарушение. Понятие, причины, ответственность. – М.: 1985.

26. Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник. – М.: 2003.

27. Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. – М.: 1970.

28. Мейер Д.И. Русское гражданское право. – М.: 1997.

29. Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. – М.: Госюриздат, 1950.

30. Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Выпуск 3/Под ред. Л.А.Новоселовой, М.А.Рожковой. – М.: Статут, 2008.

31. Рипинский С.Ю. Имущественная ответственность государства за вред, причиняемый предпринимателям. – СПб.: 2002.

32. Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право: в

практике Международного коммерческого арбитражного суда. – 2-е изд.,

перераб. и доп. – М.: Статут, 2000.

33. Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. – М.: Статут, 2005.

34. Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. – Саратов: 1973.

35. Теория государства и права: Курс лекций/Под ред. Н.И.Матузова и А.В.Малько. – М.: 2003.

36. Убытки и практика их возмещения: Сборник статей/Отв. ред. М.А.Рожкова. – М.: Статут, 2006.

37. Хачатуров Р.Л. Юридическая ответственность. – Тольятти: 1995.