Деятельность социального педагога по профилактике жестокого обращения с детьми

Деятельность социального педагога по профилактике жестокого обращения с детьми.

Статьи по теме
Искать по теме

1. Понятие "жестокого обращения с детьми", его сущность и виды

Анализ литературы свидетельствует, что феномен жестокого обращения с детьми является объектом изучения различных отраслей знания: медицины, социологии, психологии, юриспруденции, педагогики и др. Такой комплексный характер жестокого обращения с ребенком является одной из причин отсутствия общепринятого обобщенного его определения. Одной из причин отсутствия общепринятого обобщенного определения является то, что определение понятие жестокого обращения должно содержаться в национальных законодательствах страны и учитывать этнические, культурные, исторические, религиозные, социальные особенности страны. Определение понятия "жестокое обращение с ребенком" зависит от правовой и моральной точек зрения точно так же, как и от исторически изменяющихся социокультурных и профессиональных подходов и условий.

Большинство исследователей, занимающихся проблемой жестокого обращения с ребёнком, считают, что начало современного научного представления о данной проблеме было положено в 1961 году, когда на ежегодном собрании Американской академии педиатрии Н. Кетре провел всесторонний анализ синдрома избитого ребенка. В своей фундаментальной работе автор подробно представил педиатрические, психиатрические, рентгенологические и юридические аспекты проблемы и впервые привел сводные статистические данные о распространении жестокого обращения с детьми в США.

В докладе Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) "Насилие и его влияние на здоровье", на основе обобщения подходов в различных странах даётся следующее определение понятию "жестокое обращение с детьми": "жестокое или плохое обращение с ребёнком – это все формы физического и/или эмоционального плохого обращения, сексуальное насилие, отсутствие заботы, пренебрежение, торговля и другие формы эксплуатации, способные принести или приводящие к фактическому ущербу для здоровья ребёнка, его выживания, развития или достоинства в контексте отношений ответственности, доверия или власти" [44, c. 147].

В исследованиях российских учёных также представлены различные подходы к определению понятия "жестокое обращение с детьми".

Так, в словаре-справочнике по социальной работе понятие жестокое обращение с детьми рассматривается как умышленные действия (или бездействие) родителей, воспитателей и других лиц, наносящие ущерб физическому или психическому здоровью ребёнка [45, с.105].

По мнению Т.Я. Сафоновой под жестоким обращением и пренебрежением основными нуждами ребенка следует понимать любые действия или бездействия со стороны родителей, лиц их заменяющих или других взрослых, в результате чего нарушается здоровье и благополучие ребенка или создаются условия, мешающие его оптимальному физическому или психическому развитию, ущемляются права и свобода [37, с. 97].

Е. И. Цымбал считает, что жестокое обращение с детьми – это "любые умышленные действия или бездействие со стороны родителей, лиц, их заменяющих, лиц, на которых возложены по закону обязанности по воспитанию ребенка, а также лиц, обязанных осуществлять надзор за ребенком, причинившие вред физическому или психическому здоровью ребенка или вследствие которых нарушилось естественное развитие ребенка либо возникла реальная угроза для его жизни или здоровья" [46, с. 36].

В литературе по юриспруденции под "жестоким обращением с детьми" понимаются такие насильственные действия, которые нарушают права ребенка, но еще не являются уголовно наказуемыми [13, с. 85].

Конкретное юридическое понятие впервые появилось в Кодексе о браке и семье РСФСР в 1968 году. В нем жестокое обращение с детьми было включено в перечень оснований для лишения родительских прав, но содержание самого понятия не раскрывалось. Разъяснение этого понятия для семейного, но не для уголовного права было дано в пункте 14 постановления № 9 Пленума Верховного Суда СССР от 7 декабря 1979 года "О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" и без существенных изменений воспроизведено через 20 лет в пункте 11 постановления № 10 Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года. "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей".

Сам термин "жестокое обращение" предусмотрен только в трех уголовно-правовых нормах: статья 110 УК РФ – доведение до самоубийства, статья 156 УК РФ – неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, статья 245 УК РФ – жестокое обращение с животными [27, с. 15].

В действующий Уголовный кодекс РФ введена глава, объектом охраны которой являются общественные отношения по обеспечению нормального физического и духовного развития несовершеннолетнего. Объективная сторона состава преступления, предусматривающего жестокое обращение с несовершеннолетними, выражается в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию ребенка. Надлежащие обязанности по воспитанию несовершеннолетнего могут вытекать не только из закона, но и из договорных обязательств, например таких, какие на себя берут приемные родители, усыновители, опекуны, попечители, фактические воспитатели. Неисполнение обязанностей может быть у педагогов, воспитателей, других работников сферы образования, поскольку профессиональная деятельность перечисленных лиц связана не только с образованием, но и с воспитанием несовершеннолетних. Сегодня законодатель не рассматривает "жестокое обращение" как способ совершения преступления, и понятие жестокости в самом законе не раскрыто. Нормы, в которых предусмотрена данная уголовно-правовая категория, имеют несовершенную конструкцию, что затрудняет их применение на практике. В статье 2 УК РФ законодатель не определил в качестве особого объекта охрану несовершеннолетнего. Общественные отношения, складывающиеся в процессе нормального физического и нравственного развития, правильного воспитания и формирования личности несовершеннолетнего, не выделены законодателем в качестве важнейшего объекта преступления. Соответственно, если законодателем данные отношения не выделяются в качестве значимого объекта преступления, то посягательства, совершаемые в отношении несовершеннолетних с применением жестокости, не признаются в качестве деяний, обладающих повышенной опасностью. При рассмотрении жестокого обращения с несовершеннолетними необходимо учесть, что болевой порог у данной категории потерпевших более низкий, чем у взрослых. Поэтому необходимо выделить жестокость в отдельную категорию, определив ее собственные границы, учитывая возрастную особенность потерпевших [44, с. 148].

Жестокое обращение с несовершеннолетними – это многоаспектная юридическая проблема, которой в теории уголовного права уделяется относительно слабое внимание, проблема нуждается в значительной доработке.

Обобщая сложившиеся в настоящее время подходы к определению понятия "жестокое обращение с детьми", можно сказать, что жестокое обращение с детьми происходит там и тогда, где и когда детям фактически причиняется вред через оскорбление, несправедливое наказание, побои, чрезмерные требования или запрещения чего-либо из "любви к ребенку". Пренебрежение – это отсутствие таких необходимых компонентов нормального развития ребенка, как уход, содержание (питание, обеспечение одеждой и т. д.), забота о здоровье, защита, контроль и требовательность родителей или опекунов. Понятие "здоровье ребенка" следует рассматривать в данном контексте очень широко: это и физическое развитие в соответствии с возрастом, и душевное здоровье, и социальная зрелость. Важно обратить внимание на то обстоятельство, что отсутствие требовательности и контроля со стороны родителей оценивается не только как пренебрежение, но и как жестокое обращение.

Несмотря на существенные изменения, произошедшие в жизни общества, положение детей сегодня нередко сходно с тем, что было в прошлом. Ярким подтверждением этому является широкая распространенность безнадзорности и беспризорности детей в современной России, явившаяся следствием недостаточного внимания к проблемам семьи и детства в период бурных социально-экономических перемен.

Современная ситуация характеризируется не столько сокращением распространенности жестокого обращения с детьми, сколько признанием существования этого явления и готовностью общества принять все необходимые меры для предупреждения насилия по отношению к детям.

От других форм насилия жестокое обращение отличают особенности отношений, существующих между ребенком и насильником. О жестоком обращении с ребенком можно говорить лишь тогда, когда насилие совершается родителями или лицами, выполняющими функции родителей (опекунами, попечителями, постоянно проживающими в семье отчимами или мачехами, воспитателями интернатных учреждений). Эти лица призваны заботиться о ребенке, в силу своего положения они пользуются в его глазах безусловным авторитетом, он доверяет им, доложен выполнять их требования. Поэтому в тех случаях, когда указанные лица злоупотребляют своим положением, применяют к ребенку насилие, он лишается поддержки значимых взрослых, не имеет возможности защитить себя, вследствие чего эти действия вызывают значительно более тяжелые последствия, чем насилие со стороны незнакомых лиц. Кроме того, в большинстве случаев из-за закрытости семьи от социального контроля жестокое обращение с ребенком не ограничивается одним эпизодом, а продолжается длительное время, что также усугубляет его последствия [1, с. 93].

Исследователями выделяются следующие основные виды жестокого обращения с детьми:

1. Психическое насилие, вероятно, является наиболее распространенным видом жестокого обращения с детьми, однако его определение, выделение в качестве самостоятельного вида жестокого обращения при наличии других видов насилия (физического или сексуального) представляет значительные сложности. Психическое насилие не следует рассматривать как сопутствующее проявление других форм жестокого обращения, тяжесть связанных с ним последствий дает основание считать психическое насилие основным механизмом, нарушающим психическое развитие ребенка и его социальное функционирование при ненадлежащем поведении родителей.

Т.Я. Сафонова дает следующее определение психического насилия "Под эмоциональным (психологическим) насилием понимается однократное или хроническое психическое воздействие на ребенка, враждебное или безразличное отношение, а также другое поведение родителей и лиц, их заменяющих, которое вызывает у ребенка нарушение самооценки, утрату веры в себя, затрудняет его развитие и социализацию" [37, с. 78].

Некоторые авторы разделяют психическое и эмоциональное насилие. Так, Н.О. Зиновьева и Н.Ф. Михайлова под эмоциональным насилием над ребенком понимают "любое действие, которое вызывает у ребенка состояние эмоционального напряжения, подвергая опасности, возрастное развитие его эмоциональной жизни"; а под психологическим насилием – "совершение по отношению к ребенку деяния, которое тормозит или вредит развитию его потенциальных способностей" [17, с. 64].

Столь же сложно отграничить психическое насилие от пренебрежения основными потребностями ребенка, которое включает эмоциональное отвержение. О пренебрежении основными потребностями ребенка следует говорить в тех случаях, когда родители бездействуют, не оказывают ребенку необходимой эмоциональной поддержки, не уделяют должного внимания его психическому развитию, но поступают так по неосторожности и не стремятся причинить вред психическом развитию ребенка. Психическое насилие всегда осуществляется с прямым умыслом, целью родителей является причинение ребенку душевных страданий [31, с. 126].

Психическим (эмоциональным насилием) являются:

- эпизодические или регулярные оскорбления или унижения ребенка;

- высказывание в его адрес угроз;

- демонстрация негативного отношения или отвержение.

Основными отдаленными последствиями психического насилия являются выраженная задержка интеллектуального развития, нарушение привязанностей ребенка. Это ограничивает его возможности устанавливать эмоционально близкие отношения и искажает социализацию. Многие дети, которые в раннем возрасте подвергались психическому насилию, в дальнейшем становятся жертвами других форм жестокого обращения. Одной из причин подобного дисфункционального развития детско-родительских отношений является отсутствие привязанности родителей к ребенку. Длительность последствий психического или эмоционального насилия над детьми имеет особое значение, поскольку лежит в основе процесса "социального наследования" насилия. Из детей, пострадавших от этой формы жестокого обращения, как правило, вырастают неэффективные родители, которые жестоко обращаются с собственными детьми или пренебрегают их основными потребностями. Широкая распространенность психического насилия, либеральное отношение ко многим его проявлениям в обществе затрудняют выявление неблагополучных семей и пострадавших детей, а также своевременное оказание им необходимой помощи.

Психическое (эмоциональное) насилие приводит к возникновению выраженных эмоциональных или поведенческих нарушений. Психическим насилием будет также однократное воздействие тяжелой психической травмы, приведшее к возникновению посттравматического стрессового расстройства; а также случаи повторного воздействия менее тяжелых психических травм, в результате чего возникает расстройство адаптации.

Наиболее существенный вред психическое насилие причиняет эмоциональному развитию ребенка, которое определяется окружающими, прежде всего, родителями и воспитателями. Процесс эмоционального развития начинается с первых дней жизни ребенка, благодаря заботе окружающих, демонстрации ими привязанности и любви. Последствия психического насилия в значительной мере определяются возрастом ребенка, на котором он подвергся неблагоприятному воздействию. Психическое насилие в наибольшей мере нарушает те психические функции, которые развиваются в период его воздействия. В то же время необходимо учитывать, что ребенок в процессе развития не является пассивным объектом, адаптирующимся к воздействию окружающих, будь то родители, воспитатели или сверстники. Он сам активно влияет на своё окружение.

Сложность задачи разграничения допустимых мер дисциплинарного воздействия на ребенка и жестокого обращения с ним наиболее отчетливо видна в случае психического насилия. Например, как часто ребенок может получать замечания от родителей, в каких выражениях и с какой интонацией можно делать замечания, как родители должны учитывать возраст ребенка, в каких случаях, несмотря на совершенный проступок, замечание ребенку делать нельзя. Очевидно, что те или иные действия родителей могут быть расценены как психическое насилие только с учетом особенностей личности ребенка и характера его взаимоотношений с родителями (приложение А). Ответить на поставленные вопросы помогает предложенная Гарбарино классификация основных проявлений (форм) психического насилия: отвержение, изоляция, терроризирование, игнорирование и развращение [5, с. 218].

Отвержение проявляется в том, что взрослый отказывается признавать ценность ребенка и свою обязанность удовлетворять его основные потребности, не признается право ребенка просить или требовать что-либо от родителей.

При изоляции взрослый резко ограничивает социальные контакты ребенка, полностью контролирует круг его общения, препятствует установлению дружеских связей с другими детьми или доверительных отношений с другими взрослыми. В крайних случаях могут ограничиваться контакты даже с другим родителем. У ребенка возникает впечатления полного одиночества, изоляции от внешнего мира и других людей.

Терроризирование проявляется в постоянной вербальной агрессии, запугивании и угрозах со стороны взрослого, что создает у ребенка чувство страха, тревоги и неуверенности. Ребенок начинает воспринимать мир как враждебный и непостоянный. Терроризированием являются не только угрозы физической расправой со стороны взрослого, но и запугивание возможными враждебными действиями со стороны других лиц, которые взрослый рассматривает как заботу о безопасности ребенка.

При игнорировании взрослый лишает ребенка одного из важнейших условий нормального психического развития – обратной связи со значимым взрослым (отклика взрослого на обращение ребенка, его поведение). Игнорирование может быть следствием неадекватной педагогической тактики, эмоционального отвержения ребенка или психической патологии родителя.

Развращение проявляется в том, что взрослый способствует искаженной социализации ребенка, поощряет или прямо вовлекает в антисоциальное поведение, укрепляет проявления девиантного поведения. В результате подобных действий подросший ребенок отвергает общепринятые моральные нормы и правила поведения, оказывается социально дезадаптированным.

Наличие эмпатии к ребенку, возникновение у родителей положительных эмоций при общении с ним способствует формированию привязанности, а также более внимательному отношению к ребенку, когда родители охотно отзываются на его потребности и желания. Такое конструктивное взаимодействие отвечает интересам ребенка и в то же время облегчает родителям процесс воспитания. Родители, не способные к конструктивному взаимодействию с ребенком, не получают удовлетворения от общения с ним, они понимают, что допускают ошибки при воспитании. Однако они вновь и вновь повторяют эти ошибки, поскольку не могут справиться с постоянно возникающими трудностями. Эти родители неспособны объективно оценить ситуацию, выбрать правильную педагогическую тактику и последовательно претворять ее в жизнь. В результате общение с ребенком для них оказывается постоянно связанным с отрицательными эмоциями, вследствие чего формируется отвержение ребенка, восприятие его как неблагодарного, не ценящего заботы родителей, а наоборот стремящегося досадить им. Преобладание негативных эмоций, постоянная неудовлетворенность также ведут к тому, что обычные педагогические трудности начинают восприниматься как неразрешимые проблемы. Родители, испытывающие подобные чувства, значительно чаще используют наказание, рассматривая его как универсальное средство педагогического воздействия, в конечном итоге целью воспитания они начинают считать облегчение своей жизни, а не развитие и социализацию ребенка.

В отечественной педагогической, психологической и криминологической литературе широко используется понятие "социально-педагогическая запущенность", сходное с пренебрежением основными потребностями ребенка, хотя последнее, несомненно, является более широким [2, с. 115].

Психологическое или эмоционально жестокое обращение вызывает у детей страх; заниженные или завышенные требования, свидетельствующие о непризнании ребенка родителями и препятствующие построению им представлений о собственной ценности. Сюда же относятся: душевная жесткость; психологическое давление в унизительных формах (унижение, оскорбление), а также некоторые запреты чего-либо, якобы оправданные любовью; гиперопека и чрезмерная забота, которые могут вызвать чувства беспомощности, бесполезности и абсолютной зависимости ребенка от родителей.

Насилие над душой относится к такой форме насилия, которую трудно узнать и воспринять. Оно делает ребенка неуверенным, заставляет держаться особняком, вгоняет в депрессию и печаль или же делает агрессивным и способным к ответному насилию (может быть, не сейчас, а через некоторое время, возможно, – через годы) (приложение Б).

Если ребенок в прямом или переносном смысле "остается один", если к нему долгое время не проявляется внимание и нежность, у него не появляется связанной с этим эмоциональной защищенности, а это и есть насилие над душой ребенка. Сигналами такого насилия являются: боязливость, запуганность, покорность, апатия, депрессия, пассивность, отставание взросления, тревожность, беспомощность, некоммуникабельность (приложение В). Часто психологическое насилие обозначают как эмоциональное насилие (по направленности на эмоциональную сферу психического) и вербальное насилие (по способу нанесения травмы). Эмоциональное и вербальное насилие характеризуется присвоением кличек, оскорблением, угрозой физической расправы или ущерба, криком и проявлением гнева, отказом во взаимоотношениях (эмоциональная и вербальная изоляция), давлением или принуждением выполнять то, что человек выполнять не хочет.

2. Жестокое физическое обращение – насильственное воздействие на ребенка, которое ведет или может привести к причинению физического вреда. Т.Я. Сафонова предлагает следующее определение: "Физическое насилие – это преднамеренное нанесение ребенку физических повреждений или травм родителями либо лицами, их заменяющими, или другими взрослыми, в результате чего у ребенка возникают нарушения физического и/или психического здоровья и развития, либо наступает летальный исход. Физическое насилие может быть однократным или хроническим" [37, с. 153].

Таким образом, основное значение для рассмотрения тех или иных действий родителей как физического насилия имеет их умышленный характер и причинение ребенку телесных повреждений. С помощью указанных критериев можно оценивать и наказания, применяемые родителями. Различие между физическим насилием и телесными наказаниями лежит в общественном сознании, то есть границы допустимого наказания определяются социальными нормами. До недавнего прошлого считалось возможным "разумное" применение родителями телесных наказаний в дисциплинарных целях, если они не вызывали телесных повреждений. Однако в последнее время отношение к телесным наказаниям изменилось. В ряде стран Европы приняты законы, запрещающие родителям любое использование физического насилия по отношению к детям. Однако в общественном сознании телесные наказания продолжают рассматриваться как неотъемлемое право родителей. Это связано с тем, что использование для наказания физической силы, причинение боли для целей дисциплинарного и воспитательного воздействия имеет многовековую историю. Например, Ветхий Завет осуждает родителей, которые не применяют телесных наказаний в отношении своих детей. Только после законодательного запрета на телесные наказания в местах лишения свободы, в армии и образовательных учреждениях, эти меры воздействия в отношении детей в семье стали признавать недопустимыми. Однако и в наши дни физическое наказание детей встречается в семьях из разных социальных слоев, с разным уровнем образования и благосостояния.

Сторонники телесных наказаний считают их эффективным воспитательным средством, которое в ряде случаев оказывается единственным способом поддержания дисциплины. Противники телесных наказаний доказывают, что они приводят к более высокому уровню противоправного поведения, провоцируют агрессивность и неэффективны как мера дисциплинарного воздействия. Более того, телесные наказания вызывают у ребенка чувство гнева, негативно сказываются на его самооценке. В большинстве случаев телесные наказания отличаются от физического насилия тем, что не сопровождаются причинением телесных повреждений, однако по своим психологическим последствиям эти явления тесно связаны.

Многие родители, которые были привлечены к уголовной ответственности или лишены родительских прав за жестокое обращение с детьми, первоначально использовали телесные наказания в дисциплинарных целях. Однако наказание превратилось в физическое насилие, когда родители утратили контроль над своими действиями (приложение Г).

Проявления физического насилия чрезвычайно разнообразны. Однако любое физическое насилие, не зависимо от тяжести, всегда сопряжено с причинением ребенку боли, ограничение его свободы и навязыванием чужой воли, то есть имеет черты психического насилия. Опасность физического насилия (тяжесть его последствий) в значительной мере зависит от возраста ребенка. Родители, применяющие физическое насилие, склонны со временем использовать все более тяжелые его формы. Поэтому незначительная травма, причиненная маленькому ребенку, всегда является фактором риска более тяжелого насилия в будущем.

Неспособность родителей, или одного из них, защитить ребенка от агрессии со стороны окружающих, а также оставление его без необходимого ухода или в ситуации, представляющей опасность для жизни ребенка, может повлечь столь же негативные последствия, как и преднамеренное нанесение телесных повреждений. Такие умышленные или неосторожные действия родителей могут рассматриваться как пассивная форма физического насилия или как пренебрежение основными потребностями ребенка. Последняя точка зрения представляется предпочтительной, особенно в случае неосторожных действий.

Таким образом, физическим насилием является умышленное причинение ребенку телесных повреждений, а также любе иное использование физической силы (причинение боли, лишение свободы, понуждение к употреблению психоактивных веществ и др.), которое причиняет ущерб его физическому или психическому здоровью нарушает нормальное развитие или создает реальный риск возникновения таких нарушений. Физическое насилие может проявляться в форме бездействия, когда ребенок умышленно оставляется в опасной или неблагоприятной обстановке.

Чем младше ребенок, тем больше для него вероятность стать жертвой физического насилия, и тем выше опасность этого насилия для его жизни и здоровья. Даже самое незначительное телесное повреждение, причиненное маленькому ребенку его родителями или лицами, их заменяющими, должно рассматриваться как значимый фактор риска потенциально опасного для жизни насилия.

Физическое насилие часто сочетается с другими формами жесткого обращения с детьми (сексуальное насилие, пренебрежение основными потребностями ребенка). По данным зарубежных исследователей один из шести перенесших физическое насилие детей также страдал и от сексуального насилия. Эмоциональное же насилие имеет место в большинстве случаев физического насилия. В связи с этим среди детей, пострадавших от физического насилия, необходимо активно выявлять другие формы жестокого обращения.

Повышенный риск стать жертвой физического насилия имеют дети-инвалиды, особенно воспитывающиеся в социально неблагополучных семьях. В некоторых случаях само физическое насилие в сочетании с пренебрежением основными потребностями ребенка, в том числе с неоказанием необходимой медицинской помощи, может быть причиной инвалидизации ребенка [4, с. 45].

Жесткость и интенсивность насильственного поведения оценивается в зависимости от возраста и чувствительности ребенка, а также от отношений между взрослым и ребенком (бытует мнение, что чем ужаснее внешне видимые проявления физического насилия, тем страшнее последствия для развития ребенка. Исследования, однако, показывают, что это не так, поскольку дети и подростки существенно отличаются по своим психологическим характеристикам).

Необходимо сознавать, что физическое насилие – это действительно физическое нападение (истязание), оно почти, всегда сопровождается словесными оскорблениями и психической травмой. В понятие физического насилия включается так же вовлечение ребенка в употребление наркотиков, алкоголя или "медицинских препаратов, вызывающих одурманивание (например, снотворные, непрописанные врачом).

3. Сексуальное злоупотребление происходит, когда ребенок используется

взрослым человеком или старшим ребенком (подростком) как объект для

удовлетворения сексуальных потребностей с применением насилия или без него. При этом насильник злоупотребляет доверием ребенка и использует свои властные

возможности. Наиболее частые формы сексуальных злоупотреблений: словесные

приставания; "сексуальные прикосновения"; оральные, вагинальные и анальные

изнасилования. Ребенок не всегда осознает значение злоупотребления (и ему не

обязательно будет нанесен физический вред), поэтому он может бездумно

согласиться на предлагаемые ему действия [10, с. 76].

4. Пренебрежение нуждами детей – понимается постоянное или

периодическое неисполнение родителями или лицами, их заменяющими, своих

обязанностей по удовлетворению потребностей ребенка в развитии и заботе, пище и

крове, медицинской помощи и безопасности, приводящее к ухудшению состояния

здоровья ребенка, нарушению его развития или получению травмы. Н.О. Зиновьева и Н.Ф. Михайлова подчеркивают, что в случаях пренебрежения родители не удовлетворяют наиболее значимые для ребенка потребности, что приводит к нарушению формирования привязанностей, искажению его эмоционального и психического развития [17, с. 193].

Пренебрежение основными потребностями ребенка является чрезвычайно коварной формой жестокого обращения. Не сопровождаясь грубым насилием, оно кажется сравнительно безопасным, хотя может приводить к крайне тяжелым последствиям, вплоть до гибели ребенка. Ребенок, лишенный заботы родителей, оставленный ими без медицинской помощи, не получивший образования, не может стать полноценным членом общества. Нередко такие дети начинают злоупотреблять алкоголем и наркотиками, совершают преступления, что причиняет обществу значительный социальный ущерб. Отсутствие ярко выраженных внешних проявлений, как, например, в случаях физического или сексуального насилия, приводит к позднему выявлению случаев пренебрежения основными потребностями ребенка.

От других форм жестокого обращения с ребенком пренебрежение его основными потребностями отличается тем, что охватывает не только умышленные (сознательные, целенаправленные) действия или бездействие родителей, но и неисполнение ими своих обязанностей вследствие отсутствия возможности заботиться о ребенке (приложение Д).

В современных условиях бедность оказывается одной из наиболее распространенных причин, лишающих родителей возможности в полном объеме удовлетворять потребности ребенка. Ответственность за низкий уровень жизни семей с детьми в значительной мере лежит на государстве. Очевидно, что уровень развития экономики – явление объективное и не может быть резко повышен усилиями органов государственной власти.

Пренебрежение основными потребностями ребенка приводит к тому, что детство из периода радостного, беззаботного, полного любви и внимания общения с взрослыми, превращается в безрадостное существование, когда ребенок страдает от недоедания, холода, безразличного отношения взрослых и постоянно болеет. Пренебрежение основными потребностями ребенка часто сочетается с физическим и психическим насилием. Дети, лишенные любви и заботы родителей, готовы полюбить и довериться любому взрослому, который проявит к ним хоть немного внимания [10, с. 145].

В раннем возрасте пренебрежение основными потребностями ребенка проявляется в замедленном, не соответствующем возрастным нормам, психическом и физическом развитии, отсутствии гигиенических навыков и навыков самообслуживания. Выраженность отставания в психическом развитии может быть столь значительной, что ее бывает трудно отличить от умственной отсталости. Однако, при помещении в благоприятную семейную обстановку (усыновление, передача в патронатную семью), эти дети чрезвычайно быстро достигают возрастных нормативов психического и физического развития. Одним из наиболее демонстративных признаков пренебрежения основными потребностями таких детей следует считать задержку речевого развития при отсутствии органической патологии головного мозга.

В дошкольном возрасте на первый план выступают признаки отставания в психофизическом развитии (маленький рост, низкая масса тела, ограниченность знаний об окружающем мире) в сочетании с эмоциональными нарушениями (высокий уровень тревоги, сниженная самооценка) и расстройствами поведения. Недостаток любви и внимания со стороны родителей не может быть компенсирован полноценным или даже избыточным удовлетворением материальных потребностей ребенка. Ребенок, которому занимающиеся бизнесом родители не уделяют должного внимания или которому они наняли квалифицированную, но равнодушную няню, будет отставать в психическом развитии, несмотря на обилие игрушек, дорогую одежду и полноценное питание.

В школьном возрасте отсутствие или недостаток внимания со стороны родителей приводит к так называемой социально-педагогической запущенности: низкой успеваемости, пропускам занятий без уважительных причин, нарушениям взаимоотношений с одноклассниками и учителями, агрессивности и правонарушающему поведению. Таким детям трудно усваивать учебный материал из-за ограниченных представлений об окружающем мире, несформированности учебных навыков, отсутствии помощи со стороны родителей, частых пропусков занятий по болезни. Среди одноклассников дети, родители которых пренебрегают их потребностями, зачастую не пользуются популярностью из-за неопрятного внешнего вида, плохой одежды, отсутствия предметов, играющих важную роль в жизни подростков (мобильный телефон, компьютер или игровая приставка). Такой ребенок оказывается ненужным не только в семье, но и в школе, что нарушает его социализацию и создает высокий риск формирования девиантного поведения (приложение Е).

Потребности ребенка зависят от его возраста, однако все дети нуждаются в адекватном питании, теплом жилом помещении, любви, внимании, безопасности, образовании и медицинском обслуживании. В наибольшей степени интересам ребенка отвечает ситуация, когда заботу о нем осуществляют любящие мать и отец. Человек – существо социальное, в связи с этим потребности, имеющие первостепенное значение для оптимального психического развития ребенка должны быть отнесены в число основных. С точки зрения создания оптимальных условий для развития ребенка основными можно признать следующие потребности:

1. Потребность в любви и заботе родителей

Основным механизмом нарушения развития ребенка, родители которого не исполняют обязанностей по его воспитанию, является психическая депривация, отсутствие атмосферы счастья, любви и понимания, которая, необходима ему для полного и гармоничного развития личности. Не бедность сама по себе и связанные с ней плохое питание, недостаток одежды и игрушек, ограниченные возможности проведения досуга негативно сказываются на психическом развитии ребенка, а недостаток внимания и любви со стороны родителей, то есть психическая депривация. Наглядным подтверждением этого являются дети, воспитывающиеся в домах ребенка. Хорошие материальные условия и медицинское обслуживание, которые нередко бывают лучше, чем в семье, регулярные занятия обеспечивают удовлетворительное развитие интеллекта и моторики у воспитанников, но не дают возможности предотвратить нарушения эмоционального и речевого развития, а также задержки развития социального поведения вследствие недостатка родительской любви и внимания.

Любовь к ребенку родители могут выразить либо через физический (телесный) контакт, либо через внимание и заботу, проявление заинтересованности к деятельности ребенка. Для детей младшего возраста огромное значение имеет телесный контакт с любящим взрослым. Ребенок должен быть уверен в том, что его любят таким, каков он есть, не обусловливая любовь какими-либо требованиями, не связывая ее с теми или иными достижениями. Любовь и забота родителей проявляется в развитии ими у ребенка сначала элементарных навыков, необходимых для повседневной жизни (умение одеваться, самостоятельно есть, навыки опрятности), а потом и сложных социальных навыков (умение общаться с взрослыми и сверстниками, умение конструктивно разрешать конфликтные ситуации и т.п.).

2. Потребность в получении положительных эмоций

Любовь и забота родителей позволяют ребенку чувствовать себя желанным, делает уверенным в себе. Для развития у ребенка позитивной самооценки родителям необходимо поощрять его успехи, пусть самые незначительные. Предъявление завышенных требований, неадекватных возможностям ребенка, постоянная критика, даже за объективно неправильные, заслуживающие осуждения поступки, негативно сказываются на формировании личности ребенка, ведут к утрате веры в себя, развитию тревожности. Ребенок нуждается также и в том, чтобы ему помогали научиться положительным способам решения проблем повседневной жизни.

3. Потребность в медицинском обслуживании

В условиях платности многих медицинских услуг, концентрации специализированной медицинской помощи в крупных городах доступ к медицинскому обслуживанию детей из социально неблагополучных семьи оказывается ограниченным вследствие бедности. У родителей отсутствуют средства для оплаты сложных диагностических обследований, приобретения лекарств или на проезд в специализированный медицинский центр, который находится в другом городе. Наряду с объективными факторами не менее значимы субъективные причины – непонимание необходимости регулярного медицинского наблюдения за ребенком или недооценка возможных негативных последствий несвоевременного обращения за медицинской помощью. В случае пренебрежения основными потребностями детей раннего возраста отсутствие необходимой медицинской помощи оказывается наиболее значимым фактором риска возникновения тяжелых последствий.

4. Потребность в пище

Полноценное по составу и достаточное по объему питание является необходимым условием для роста и развития ребенка. Одним из наиболее наглядных критериев бедности служит доля средств семейного бюджета, затрачиваемая на приобретение продуктов питания. Недостаточность средств ведет к увеличению в рационе дешевых продуктов с большим содержанием углеводов и низким – белка и витаминов, то есть к несбалансированному питанию, что негативно сказывается на состоянии здоровья детей.

5. Потребность в комфортном жилище

По результатам социологических опросов около трети граждан России считают плохие жилищные условия наиболее актуальной проблемой для своей семьи. Прежде всего, под плохими жилищными условиями понимается недостаток жилой площади, чрезмерная стесненность, проживание в коммунальной квартире или нескольких поколений в одной квартире. Значительное экономическое расслоение населения, преимущественное строительство коммерческого, а не муниципального жилья привело к тому, что подавляющее большинство семей, имеющих детей, не может самостоятельно улучшить свои жилищные условия. Развитие программ ипотечного кредитования, в том числе и для молодых семей, пока не оказало существенного влияния на рынок жилья.

Реже под плохими жилищными условиями понимается неудовлетворительное состояние занимаемого жилого помещения (ветхость, отсутствие удобств, нарушение санитарных норм).

6. Потребность в безопасности

Ребенок вследствие ограниченного жизненного опыта, социально-психологической незрелости нуждается в постоянном контроле со стороны взрослых для обеспечения своей безопасности. Отсутствие такого контроля является одним из проявлений ненадлежащего исполнения родителями обязанностей по воспитанию своего ребенка. В связи с этим показатель смертности детей от неестественных причин (несчастные случаи, отравления убийства и самоубийства) можно рассматривать как индикатор распространенности пренебрежения основными потребностями детей.

7. Иные потребности детей

Р. Соонетс и соавторы выделяют и иные потребности детей. Потребность в открытии врожденных способностей, которая проявляется в том, что родители позволяют ребенку заниматься в соответствии с его способностями и интересами, обеспечивают необходимой поддержкой для наиболее полного развития врожденных способностей. Родители должны учитывать интересы и способности ребенка, попытка родителей с помощью ребенка осуществить собственные несбывшиеся надежды и желания, как правило, приводит к плачевным результатам.

Потребность в свободе, ребенок нуждается в свободе, чтобы научиться действовать самостоятельно. Только обладая свободой принятия решений, ребенок сможет научиться самостоятельности и ответственности. При определении меры предоставляемой свободы родители должны исходить из того, насколько ребенок может самостоятельно спланировать и реализовать задуманное без риска для себя и окружающих.

Потребность в уважении, даже маленький ребенок нуждается в том, чтобы его уважали как самостоятельную личность. В процессе воспитания, особенно при наказании, установлении необходимых ограничений ребенка нельзя унижать, поскольку это ведет к формированию низкой самооценки, что тормозит развитие его личности [17, с. 175].

Основные причины жестокого обращения с детьми, учеными рассматриваются в четырех контекстах:

1. Социокультурный контекст подразумевает анализ классовой структуры общества и экономического состояния отдельных классов (работа/безработица; благосостояние/ситуация бедности; условия проживания). Кроме того, здесь следует учитывать в чем-то специфические для каждого общества установки и отношение к насилию, отношения между поколениями и полами, ролями родителей и детей, формальные и неформальные социальные сети и т. д. Например, в культуре существует взаимосвязь между насильственными формами поведения и представлениями о мужественности, которые вырабатывают у "сильного пола" установку на господство над другими людьми, особенно над девочками и женщинами как лицами, принадлежащими к подчиненному полу. Осуществление такого стремления с помощью насилия признается в большинстве случаев как "легитимное". И хотя мы видим "провал" этих традиционных представлений о мужественности в современном обществе, этот "провал" снова ведет к насилию со стороны мужского пола. Такая ситуация может выступать причиной эскалации жестокого обращения с детьми в семье со стороны мужчин. Другая причина – распространенные в культуре представления о методах воспитания. До сих пор физическое наказание рассматривается как хорошее средство педагогического воздействия на "непослушного ребенка".

2. Семейный контекст включает в себя анализ изменений структуры семьи

(снижение рождаемости, плюрализм форм супружества и семьи, частоту разводов и

разрыва отношений), специфическую структуру отношений и их динамику (большое

количество конфликтов между поколениями, неадекватное распределение власти,

двусмысленные области взаимоотношений, конфликты и коллизии между супругами, ролевые изменения в отношениях между родителями и детьми), а также

фрагментарность семейных отношений и частые нововведения и изменения.

Жестокое обращение с детьми в семье в этом контексте детерминируется стрессами

родителей, ссорами между супругами, раздражительностью и нервозностью отца и

матери. Самое главное, что при этом ребенок перенимает модель решения

конфликтов и усваивает образцы поведения в трудной ситуации. А это в

последующем ведет к возрастанию непослушания ребенка и применению в

отношении него все более жестких форм "усмирения".

3. Индивидуальный контекст родителей опирается на предписанное

понимание силы и слабости. Он включает в себя: представления родителей о

здоровом образе жизни, специфический взгляд на собственный опыт детства, уровень самооценки и самоконтроля, представления о воспитании и воспитательных методах, степень приспособления к фрустрациям и способность бороться со стрессами.

При рассмотрении индивидуального контекста детей следует учитывать, что дети не только объекты воздействия других, но и сами – действующие лица, они не просто реагируют на все происходящее, но сами создают ситуацию и в определенной мере управляют действиями своих родителей как агентов интеракции. Не следует забывать о том, что дети не обладают достаточными полномочиями и знаниями, позволяющими полностью контролировать ситуацию, С этих позиций жестокое обращение с детьми – это, как правило, выражение власти родителей (и в целом взрослого мира), т. е. остаточная и ущербная часть заботы о ребенке как о вещи, которая еще может пригодиться.

4. Кризисный контекст должен предусматривать изучение: дефицита средств и возможностей для установления и поддержания бесконфликтной ситуации в семье; нагрузок, вызванных социальными изменениями, и снижение сопротивляемости родителей в кризисных ситуациях; компетентности взрослых людей решать конфликты и изменять свои представления о детях в процессе их взросления и т. д. [49, с. 93].

Исторически исследования причин насилия над детьми можно отнести к трем основным парадигмам: психиатрической, социологической и ситуационной [2, с. 152].

Психиатрическая модель концентрирует внимание на личностной и семейной биографии родителей. Основная идея данного подхода состоит в том, что жестокие родители нездоровы и им требуется психиатрическое лечение, хотя исследователи не обнаружили определенных личностных или иных черт, "отвечающих" за жестокое обращение с ребенком. Такие родители могут иметь любую профессию и занимать любое положение в обществе.

Однако одним объединяющим их фактом является то, что многие жестокие родители сами переносили насилие, когда были детьми. Хотя остается неясным, как жестокое отношение к детям передается от одного поколения к другому, одно вполне вероятное объяснение заключается в том, что взрослые, перенесшие в детстве насилие, усваивают паттерн жестокого родительского поведения, наблюдая за ролевыми моделями – своими родителями, точно так же, как в течение детства усваиваются приемлемые модели поведения. Например, их в свое время родители могли научить, что такие потребности, как зависимость или автономия, являются неприемлемыми, что плач или просьба о помощи бесполезны и не одобряемы. Можно предположить, что дети усваивают такие уроки в раннем возрасте и в дальнейшем, когда они становятся родителями, применяют то, чему их научили, к своим собственным детям.

Социологическое объяснение. Один из аспектов, имеющий отношение к жестокому обращению с детьми, – это насилие. Насилие, демонстрируемое по телевизору, является примером того, что это – приемлемый способ решения конфликтов. Важно и то, что когда физическая жестокость имеет место в отношениях супругов, вероятно, ее проявление и к детям. Жестокое обращение с детьми также связано с повсеместным распространением физических наказаний в виде средства установления дисциплины; 93% современных родителей прибегают к таким методам воспитания, хотя большинство из них делают это умеренно и остаются в рамках допустимого. Однако в обществах, где есть тенденция использовать основанные на любви и поддержке дисциплинарные методы, меньше общий уровень насилия и жестокого обращения с детьми.

Хотя физическое насилие над детьми обнаруживается на всех социально-экономических уровнях, оно наиболее характерно для бедных семей. Это может частично объясняться тем, что насилие, происходящее в домах представителей среднего класса, имеет меньше шансов дойти до сведения властей. Однако верно и то, что общие семейные стрессы, такие как нищета, повышают риск насилия над детьми.

Еще одним фактором риска является безработица. В периоды высокого уровня безработицы повышается количество насилия мужчин над женщинами и детьми. Отцы или матери, внезапно потерявшие работу, могут начать жестоко обращаться со своим ребенком. Помимо финансовых проблем безработица снижает социальный статус и самооценку родителей. Безработный отец может попытаться компенсировать потерю общественного положения утверждением своего авторитета в доме посредством физического превосходства.

Еще одна общая характеристика семей, в которых происходит насилие над детьми, – социальная изоляция. Такие родители часто изолированы от родственников, друзей и других систем поддержки. Они испытывают трудности с установлением дружеских отношений и редко принадлежат к общественным организациям. Таким образом, возможна ситуация, когда у них не окажется никого, к кому можно при необходимости обратиться за помощью, и они начнут изливать свою фрустрацию на детей.

Ситуационное объяснение. Подобно социологической, ситуативная модель обращается к факторам окружающей среды. Однако акцент здесь делается на взаимодействиях членов семьи и на признании ребенка активным участником этого процесса. Когда изучается роль ребенка в семьях, где появляется насилие, обнаруживается, что родители обычно выбирают для жестокого обращения одного из детей. Наиболее часто это младенец и очень маленький ребенок. Особенно большая вероятность стать объектом насилия у тех, кто обладает физическими нарушениями либо психическими расстройствами, а также тяжелым характером. Младенцы, которые постоянно плачут, могут вызвать у родителей сильные негативные реакции. Кроме того, возможно проявление несоответствия между родительскими ожиданиями и поведением ребенка. Еще одна возможность появления жестокости заключается в том, что родитель обладает нереалистичными представлениями о том, какие виды поведения присущи ребенку.

Исторические аспекты проблемы жестокого обращения с детьми

Жестокое обращение с детьми существовало на всем протяжении истории человечества. Представления о недопустимых формах обращения с детьми существенно различались в разные эпохи. Лишь в 18-м веке появились представлениям о необходимости гуманного обращения с детьми. До этого времени чрезвычайно высокая рождаемость приводила к тому, что во многих семьях рождалось больше детей, чем родители могли прокормить и воспитать. Это обстоятельство определяло широкую распространенность детоубийства и либеральное отношение к этому явлению.

Обращение к ранним периодам истории свидетельствует о низкой защищенности детства, когда для каждого ребенка риск погибнуть, стать жертвой насилия или пренебрежения был чрезвычайно высок. В архаичных культурах дети в момент рождения не получали априори право на жизнь. Это право даровалось им в результате ритуала, когда отец признавал ребенка своим. В ряде случаев признанию ребенка предшествовало испытание его жизнеспособности, в результате которой слабые дети погибали. Лишение жизни ребенка, не прошедшего такого ритуала, не считалось сколько-нибудь существенным проступком.

Получение ребенком имени – другой широко распространенный способ признания его права на существование. Согласно христианским представлениям ребенок должен пройти обряд крещения и получения имени, чтобы его душа могла отойти на небеса. Некрещеных детей хоронили за оградой кладбищ как самоубийц и животных. Дети, рожденные вне брака, долгое время считались незаконными и поэтому часто становились жертвами детоубийства.

Многие мыслящие люди прошлого полагали, что насилие по отношению к детям служит причиной значительной части негативных явлений в обществе. Святой Августин афористически высказал эту мысль: "Дайте мне других матерей, и я дам вам другой мир".

Связь между особенностями личности ребенка и родителей была установлена в 17-м веке. Однако эта связь наивно объяснялась тем, что черты характера передаются ребенку с молоком матери. Родителям рекомендовалось уделять большое внимание выбору кормилицы, которая должна была быть здоровой, добропорядочной и спокойной.

В России на рубеже XIX-XX веков предписывалось родителям давать несовершеннолетним пропитание, одежду и воспитание, доброе и честное по своему состоянию. Кроме того, рекомендовалось все внимание обращать на нравственное образование. Но при этом законодательно не устанавливалось никаких санкций за уклонение родителей от следования этим предписаниям. Единственное, за что могли привлечь к ответственности, – это за упущения в религиозном воспитании. Но и это преимущественно касалось лиц православного вероисповедания.

В конце XIX века происходит рост как количества преступлений, совершенных в отношении детей, так и разнообразия способов и приемов, с помощью которых "маленькие люди", едва начавшие жизнь, делались и нравственными, и физическими калеками на всю жизнь, или же просто убивались. Чаще всего причиной этого являлся взгляд на ребенка как на статью дохода. "Арендное пользование детьми" – это использование детского труда на фабриках, заводах и в мастерских, а также передача в "аренду" для нищенского промысла бродягам, содержателям цирков, хоров и музыкантам. Только в Санкт-Петербурге за период с 1900 по 1912 гг. Обществу защиты детей стало известно о 752-х случаях нечеловеческого обращения родителей с собственным потомством, которые включали тяжелые увечья, истязания, доводившие до самоубийства. В 1890-е годы в жестокое обращение было мотивом к самоубийству детей и подростков примерно в 40 % случаев [37, с. 45].

Нередко жестокое обращение испытывали малолетние ученики в ремесленных мастерских и торгово-промышленных заведениях. Каждую осень в Санкт-Петербург и Москву привозили детей для продажи в ремесленные заведения. Родители и опекуны, устраивая детей в мастерские с благой целью научить ребенка какому-нибудь ремеслу, в большинстве случаев не решались жаловаться и конфликтовать из боязни лишиться места или озлобить хозяина, и тем еще более ухудшить каторжную долю ученика. Во главе мастерских стояли обычно грубые, малообразованные люди, кругозор которых ограничивался корыстными интересами. Они мало думали о ремесленном образовании учеников, важнее всего для них было извлечь из питомцев доход и как можно выгоднее использовать детскую рабочую силу.

Годы ученичества проходили в грязных работах под градом ругательств и побоев. Труд ремесленных мастерских не контролировался со стороны государства и общества, несмотря на то, что 431 статья "Устава о промышленности" устанавливала 10-часовой рабочий день; и существовала ремесленная управа, призванная охранять интересы не только владельцев мастерских, но и учеников. Но, как правило, наказания носили формальный характер. Единственной формой протеста против невозможных условий жизни в ремесленных мастерских были самоубийства учеников. Некоторые из таких юных самоубийц, умирая, оставляли записки, в которых описывали свою тяжкую судьбу.

По Фабричному законодательству дети допускались на фабрику с 12-ти летнего возраста, и владельцы были обязаны предоставлять малолетним работникам, не имевшим свидетельства об окончании курса, возможность посещения учебного заведения не менее 3-х часов ежедневно. Но эти правила нарушались, а с 1909 года обнаружилась тенденция роста случаев использования детского труда как наиболее дешевого из-за возросшей конкуренции фабрик [17, с. 73].

Наряду с эксплуатацией детского труда в ремесленных мастерских и на фабриках широкое распространение получила аренда детей для нищенского промысла. Найти сострадание и получить милостыню детям было легче, чем взрослым. Грудных детей, чтобы вызвать у них плач профессиональные нищие щипали или кололи иголкой. Детей постарше приглашали "по найму" и платили по 2-5 рублей в месяц. Наемный ребенок должен был разыгрывать роль "сироты", у которой "только на днях умерли мама и папа". А "арендатор" следил за его действиями и за тем, чтобы он не попался на глаза городовому. Нанимаясь к нищим из-за тяжелых условий жизни, и надеясь облегчить свое положение, дети нередко погибали. Нищие, взяв в поездку двух-трех мальчиков, часто не привозили обратно ни одного. По всей стране "профессиональные попрошайки" нередко намерено калечили своих подопечных, чтобы вызвать большее сострадание у прохожих.

Среди различных видов эксплуатации малолетних значительное место занимала аренда детей театральными антрепренерами, содержателями цирков, хоров и музыкантами, которая была связана с самыми ужасными истязаниями детей. Маленьких "артистов" морили голодом, били, чем попало, заставляли работать по 14-16 часов в сутки. В афише каждого цирка и балагана с целью привлечения жадной до чудес публики фигурировали "каучуковые люди", "женщины-змеи", "удивительные младенцы, исполняющие невозможные, невиданные упражнения на головокружительной высоте".

Тяжелым и изнурительным был труд детей и у различных уличных музыкантов, содержателей хоров, оркестров, у владельцев заведений, где детей заставляли петь куплеты и танцевать канкан перед публикой. Им нередко не платили жалование по нескольку месяцев, содержали впроголодь и заставляли работать по 12 часов. На такую жизнь детей тоже толкали либо отсутствие родителей, либо тяжелое материальное положение семьи. Но, главное, общество в целом мирилось с этим как с неизбежным злом.

Самой отвратительной была аренда детей для проституции. Детская проституция делилась на две разновидности: либо малолетних арендовали непосредственно для проституции, либо для какого-либо сравнительно невинного ремесла, которым обычно маскировалась истинная цель аренды. Аренда производилась с ведома и согласия родителей, или же ловко прикрывалась в глазах последних какой-либо другой работой.

На I Всероссийском съезде по семейному воспитанию в 1913 году проблемы детей из низших сословий связывали с изменениями в развитии общества, отмечая, что "... современная семья пролетаризированных классов городской бедноты, семья неимущая, только борющаяся за существование, таит в себе гораздо больше дурных, опасных для детской души элементов, нежели спасительных". Что не только "... не всегда ребенок охраняем своей семьей от внешних опасностей, но много чаще приходиться спасать его гибели в недрах родительского попечения..." [31, с. 38].

Первое в России "Общество защиты детей" появилось в Москве. А его председателем стал присяжный поверенный В.Н. Герард. "Общество" стремилось ограждать детей от жестокого обращения, от эксплуатации, от развращающего и вредного влияния на них взрослых, а также осуществляло надзор за соблюдением материальных и нравственных обязанностей со стороны родителей и опекунов по отношению к детям. Отделы по защите детей руководствовались принципом: "Если общество не может в настоящий момент вырвать с корнем жестокие нравы, то нашей обязанностью является спасать беззащитные создания от воздействия таких жестоких нравов" [17, с. 62].

Иллюстрацией развития отношений двух миров – взрослого и детского может служить своеобразная историческая типология доминирующих стилей отношения к ребенку в мире, предложенная американским ученым Ллойдом де Маусом [6, с. 25].

- Детоубийство ("Infanticidal") – от времен античности до IV столетия нашей эры: ребенок не имеет души, он не "важен", а потому его можно убрать.

- Покинутость ("Abandoning") – с IV до XIII столетия н.э.: у ребенка есть душа, но она не важна.

- Противоречивость ("Ambivalent") – с XIV до XVII столетия: ребенка можно вылепить, сформировать по желанию взрослых.

- Навязчивость ("Intrusiv" – навязать) – XVIII столетие – формирование воли и характера ребенка.

- Социализация ("Socializing") – XIX столетие – стиль воспитания, базирующийся на наследовании лучших нормативных образцов культуры.

- Помощь ("Helping") – с середины XX столетия – поддержка, помощь ребенку в процессе воспитания и обучения.

Несмотря на существенные изменения, произошедшие в жизни общества, положение детей сегодня нередко сходно с тем, что было в прошлом. Ярким подтверждением этому является широкая распространенность безнадзорности и беспризорности детей в современной России, явившаяся следствием недостаточного внимания к проблемам семьи и детства в период бурных социально-экономических перемен.

Современная ситуация характеризируется не столько сокращением распространенности жестокого обращения с детьми, сколько признанием существования этого явления и готовностью общества принять все необходимые меры для предупреждения насилия по отношению к детям.

Осознание особой уязвимости определенных категорий детей появилось очень давно. Еще 6000 лет назад в Месопотамии сироты имели богиню-патрона, которая покровительствовала им. Специализированные учреждения для детей, оставшихся без попечения родителей, которые чаще других страдали от жестокого обращения, имеют многовековую историю, поскольку они существовали уже в древней Греции и Риме.

К сожалению, эти учреждения, хотя и создавались, как правило, при церквях и монастырях, оказывали находящимся в них сиротам и подкидышам самую минимальную заботу, значительная часть их воспитанников погибала от голода и жестокости персонала. Судьба детей в приютах не многим отличалась от судьбы сирот, преданных на воспитание в семьи ремесленников, где они, кроме того, подергались экономической эксплуатации.

Лишь в начале 20-го века после критики условий воспитания детей в приемных семьях в Великобритании были законодательно закреплены требования к лицам, желающим взять на воспитание ребенка, появились специальные инспектора, контролирующие условия жизни и воспитания детей в приемных семьях. Позднее подобные меры были приняты и в других странах.

В России в XIX столетии стал накапливаться положительный опыт государственного содержания (призрения) сирот: детей стали передавать на воспитание в семьи зажиточных крестьян и ремесленников. Практика показала, что дети хорошо приживались в приемных семьях и вырастали совместно с родными детьми, получали профессию и создавали свои семьи.

В нашем столетии, со сменой политического строя, департамент призрения царской России перестал существовать. Армией беспризорных детей занялся НКВД, проблема стала решаться силовым способом посредством организации колоний для несовершеннолетних. С полной победой социализма, в 30-х годах, исчезли последние приюты, т.к. строители коммунистического общества не нуждались в буржуазных приютах.

В середине 80-х годов в Россию пришли проблемы, вызванные экономическим, политическим и духовным кризисами. Первыми это почувствовали самые слабые члены общества: инвалиды, старики и дети. В наше время необходимость в приютах стала возникать в конце 80-х – начале 90-х годов.

Наука и общество неохотно признали реальные масштабы жестокого обращения с детьми. Историю формирования отношения к насилию над ребенком как к медицинской и социальной проблеме можно разделить на четыре этапа:

- первый этап – это описание медицинских характеристик насилия профессором судебной медицины Амброуз Тардье. Вслед за ним другие врачи педиатры -Пористой (1929), и Кассейд (1929) докладывали о случаях нанесения множественных телесных повреждений детям;

- второй этап тесно связан с развитием рентгенологии, которая позволила получить новые данные насилии над детьми в связи с тем, что на снимках стали обнаруживаться следы старых гематом и множественных переломов костей;

- третий этап в 1962 г. американский педиатр Генри Кемпе и его коллеги в Денвере организовал мультидисциплинарную конференцию под названием "Синдром избитого ребенка", на которой было констатировано, что обязанности и ответственность врача по отношению к ребенку требуют от него полной оценки проблемы и гарантии того, что повторная травма будет предотвращена. Именно там под его руководством были организованы первые группы специалистов разного профиля для оказания помощи пострадавшим детям;

- четвертый этап – в конце 70-х годов понятие "синдром избитого ребенка" было расширено. Первый международный конгресс по жестокому обращению с детьми и пренебрежению их основными нуждами состоялся в Женеве в 1976 г. [17, с. 96].

Ведущей стала идея комплексного подхода, то есть создание соответствующих институтов, которые включали бы в себя агентства по защите детей, психологические службы, правовую систему, суды и полицию. В этот же период в большинстве стран Западной Европы и Америки вышел ряд новых законодательных актов по защите детей.

В 1989 году Организацией Объединенных Наций была принята "Конвенция о защите прав ребенка". Статья 19 этой Конвенции говорит о необходимости государственной защиты ребенка от любых форм плохого обращения с ним со стороны родителей или других лиц, несущих ответственность за заботу о нем, и создании соответствующих социальных программ предупреждения злоупотреблений и лечения пострадавших.

Первые законы, призванные защищать детей от жестокого обращения, появились много столетий тому назад. Это связано как с широким распространением насилия в отношении детей, так и тяжестью связанных с ним последствий.

Однако эти правовые акты касались отдельных форм жестокого обращения или пренебрежения основными потребностями детей, которые по тем или иным причинам получали широкое распространение. Например, в 1224 г. "Винчестерским статутом" женщинам было запрещено спать в одной кровати с маленьким ребенком (нарушение запрета влекло большой денежный штраф). Появление этой нормы было связано с гибелью в Англии большого числа грудных детей, которых матери случайно задавили во сне.

Однако до настоящего времени во многих странах отсутствует полноценная нормативно-правовая база, позволяющая эффективно защитить детей от всех форм насилия. Наиболее ярко это видно на примере наказания за убийство новорожденного. Детоубийство все еще рассматривается как менее опасное преступление, чем другие виды убийств, хотя для ребенка на первом году жизни риск погибнуть от руки своих родителей в 5-10 раз выше, чем в другом возрасте. Необходимость особой защиты ребенка признавалась мировым сообществом и была установлена "Женевской декларацией прав ребенка" 1924 года, "Декларацией прав ребенка" 1959 года, а так же рядом других международных правовых актов. Основным отличием "Конвенции ООН о правах ребенка" от этих документов, которые не смогли оказать существенного влияния на уровень защищенности детей в мире, является не только четкое определение основных прав детей, но и конкретизация механизмов реализации требований Конвенции. Это стало возможным благодаря развитию национального законодательства о правах детей в странах Западной Европы и США.

Определенный прогресс, достигнут в вопросах защиты прав детей и Российской Федерацией. К числу положительных изменений в законодательстве можно отнести ужесточение уголовной ответственности за изготовление порнографических материалов с использованием изображений несовершеннолетних, а также вовлечение несовершеннолетних в занятие проституцией.

В то же время в нашей стране существует множество проблем связанных с защитой детей от жестокого обращения. Так, органами законодательной и исполнительной власти не было уделено достаточного внимания защите детей "от пыток и телесных наказаний, грубого обращения, отсутствия заботы и плохого обращения". Отсутствует механизм сбора данных, позволяющих в полном объеме получать информацию по всем охватываемым Конвенцией областям. В полной мере это относится к данным о распространенности жестокого обращения с детьми. Специальный учет случаев жестокого обращения с детьми и пренебрежения их основными потребностями отсутствуют. Существующие формы уголовной и социальной статистики не позволяют четко выделить детей – жертв насилия из учитываемых категорий (дети-жертвы преступлений, дети, находящиеся в социально опасном положении).

- Эксперты Комитета ООН по правам ребенка отметили характерную для Российской Федерации особенность: расхождение между требованиями законодательства и правоприменительной практикой. Они отмечают, что большинство законов и федеральных целевых программ учитывают принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка, однако "практическое соблюдение этого принципа является ограниченным в силу недостаточности финансирования, ресурсов и программ подготовки, а также бытующих в обществе взглядов". Комитет ООН по правам ребенка отметил, что значительное число детей живет в семьях с низким (ниже прожиточного минимума) доходом. Бедность не только ограничивает возможности родителей удовлетворить основные потребности детей, но и является одним из наиболее значимых факторов риска жестокого обращения с детьми. Именно бедность побуждает многих несовершеннолетних заниматься проституцией, принимать участие в съемках порнографических фильмов, выражена обеспокоенность "по поводу значительного числа детей и подростков, подвергающихся в Российской Федерации сексуальной эксплуатации [15, с. 24].

Улучшение экономической ситуации, рост расходов на социальную сферу, развитие системы учреждений социального обслуживания, укрепление их кадрового потенциала создают благоприятные условия для активизации усилий, направленных на предотвращение жестокого обращения с детьми. Однако практическая реализация этих предпосылок зависит от осознания значимости проблемы жестокого обращения с детьми на федеральном, региональном и муниципальном уровне, каждым специалистом, работающим с детьми.

В последние десятилетия разрушался один из наиболее устойчивых мифов о том, что дети – это единственный привилегированный класс в нашем обществе, охраняемый и оберегаемый государством и обществом. Еще совсем недавно считалось, что случаи жестокого обращения с детьми в нашей стране встречаются редко и связаны с психическим заболеванием или алкоголизмом родителей, их нравственной неразвитостью или моральной дефектностью. В силу, прежде всего, идеологических и ряда других причин проблема жестокого обращения с детьми до недавнего времени была закрыта для обсуждения. Сейчас мы начинаем пожинать плоды такого подхода и осознавать масштабы и серьезность этой проблемы. Уже ни для кого не секрет, что ребенок может столкнуться с жестоким обращением в любое время и в любой ситуации: в школе, на отдыхе, в общественном месте. Даже семья не является здесь исключением, несмотря на то, что данный социальный институт призван обеспечивать безопасность, которая является необходимым фактором для нормального развития ребенка.

Однако было бы несправедливо полагать, что жестокое обращение с детьми – современная проблема, характерная только для нашей страны. К сожалению, жестокое отношение к детям пронизывает всю историю развития человечества, тенденция роста насильственных действий в отношении детей отмечается сегодня во всем мире.

Американский историк Ллойд Демоз в своей работе "Психоистория" приводит примеры того, что "история детства – это кошмар, от которого мы только теперь стали пробуждаться. Чем глубже в историю – тем больше у ребенка вероятность быть убитым, брошенным, избитым, терроризированным и сексуально оскорбленным" [17, с. 84]. Дети, если им удавалось вырасти, воспроизводили механизмы взаимоотношений взрослых и детей, повторяя ужасы собственного детства.

Вплоть до IV века н. э. детоубийство не считалось нарушением правовых и моральных норм. Первобытные родители приносили собственных детей в жертву, сами съедали их. Главнейшим "методом" воспитания была жестокость. За непослушание детей в античности швыряли в. реку, в помойную яму, сажали в кувшин, чтобы уморить голодом, оставляли на обочине дороги. Ребенка, который не был безупречен по форме или размерам своего тела, который слишком много или слишком мало кричал или просто был не нужен, как правило, убивали. Детей приносили в жертву, замуровывали в стены домов и городов.

Считается, что христианство принесло в историю человечества новое мировоззрение и новое отношение к детям. Умерщвление детей стало рассматриваться европейским законом как убийство в 374 году н. э.. Церковь противодействовала детоубийству, считая недопустимой встречу их души с душами родителей – их убийц. Однако в христианской Европе в течение длительного времени сохранялось жестокое и пренебрежительное отношение к детям. Ребенка рассматривали как нежелательный результат половых связей: бремя греха и вины лежало на младенце. Детей избивали за малейшую провинность, чтобы изгнать дьявола, называя их "одержимыми". Заброшенность, телесные наказания детей и продажа их в рабство или крепостную зависимость известны в истории.

В XVI веке сохранялась торговля детьми, использование их в качестве залога исполнения политических или долговых обязательств. В России жестокое обращение с ребенком считалось вполне допустимым. М. В. Ломоносов описал процедуру домашнего крещения, на которой он присутствовал: "...большой каменный зал дома, где должно было произойти крещение, не отапливался сутки, а воду взяли прямо из колодца... ребенок кричал как резаный, из всех сил, прерываясь только в короткие промежутки, когда переводил дух после полного погружения... Он впал в бессознательное состояние, развились судороги и лихорадка...". Во время крещения в проруби священники, бывало, роняли детей в воду. Матери при этом должны были ликовать, так как считалось, что при этом младенец попадал прямо на небеса.

Чтобы держать детей под контролем, чтобы "сделать их менее опрометчивыми и непослушными", часто прибегали к запугиванию. Перед детьми держали изображения ночных демонов и ведьм, всегда готовых их украсть, съесть и разорвать на куски.

Обычной практикой вплоть до XX века считалось воспитание и развитие ребенка не собственными родителями, а в семьях кормилицы или воспитателей. Известное воспитательное и, как считалось, прогрессивное учреждение для детей в XIX веке в России – Царскосельский Лицей – представляло собой закрытый интернат, где воспитывались мальчики с 6 лет, практически лишенные контактов с матерью и отцом. Насколько эмоционально тяжело было находиться в Лицее, можно только догадываться по ряду косвенных данных, таких, например, как попытки воспитанников к самоубийству.

В XVIII-XIX веках в Европе бедных детей отдавали в зависимость в работные дома. В романах Чарльза Диккенса описываются ужасные условия, в которых работали дети. Дети должны были работать наравне с взрослыми: 5-6-летние дети работали нередко по 14-16 часов в день. Хозяин использовал длинные, острые колья, чтобы маленькие полусонные работники не заснули. Мнение, что младенцы и дети – всего лишь нечувствительная "движимость", которая не может реагировать на что-либо или помнить, сохранялась до начала XX века.

Первые научные исследования проблемы насилия появились в Европейском Средневековье. Теологи – Блаженный Августин, Фома Аквинский пытались разъяснить прихожанам, как необходимо использовать жестокость, чтобы она не расходилось с христианскими заповедями, при этом жестокость, связанная с уничтожением еретиков (колдунов, демонов и пр.), таковой не считалась, и было широко распространена в Европе в XIII-XVIII веках.

Из светских исследований жестокости в позднем Средневековье можно назвать работы Н. Макиавелли, который признавал жестокость как одно из важнейших средств для объединения разрозненной страны под властью одного правителя. Т. Гоббс считал, что, для того чтобы сохранить с таким трудом добытый мир и безопасность, ограничить эгоизм человеческого поведения, государь может и должен использовать все средства, в том числе жестокость и насилие. Различные аспекты проблемы жестокости рассматривались в работах Ф. Ницше, 3. Фрейда, О. Бланки, М. Бакунина, К. Маркса, Ф. Энгельса и др.

В 1920-х годах начала интенсивно развиваться детская психология, раскрывающая основные закономерности развития ребенка в норме и патологии. Российскими учеными, среди которых, несомненно, наиболее значительным считается Л. С. Выготский, было показано, что нормальное развитие ребенка связано с удовлетворением основных его потребностей в познании, общении и содержательной активности. Большое внимание в работах отечественных и зарубежных ученых уделялось изучению психолого-педагогических условий развития ребенка в семье, детском доме, школе, детском саду.

Основы современных научных представлений о проблеме жестокого обращения с детьми были заложены в 1961 году, когда на ежегодном собрании Американской академии педиатрии Н. Кетре провел всесторонний анализ синдрома избитого ребенка. В своей фундаментальной работе автор подробно представил педиатрические, психиатрические, рентгенологические и юридические аспекты проблемы и впервые привел сводные статистические данные о распространении жестокого обращения с детьми в США. После того как была установлена природа так называемых необъяснимых повреждений у детей, к жестокому обращению были отнесены сексуальные злоупотребления, психологическое давление и пренебрежение основными нуждами ребенка [17, с. 43].

Во второй половине XX века на Западе сложилась самостоятельная научная дисциплина валейнсология, изучающая жестокое обращение, с отдельными направлениями: социологическим, психологическим, юридическим, международным.

Социально-педагогическая деятельность по профилактике жестокого обращения с детьми

Прежде чем рассматривать социально-педагогическую деятельность по профилактике жестокого обращения с детьми, необходимо обратить внимание на деятельность главного работника данной области – социального педагога. Согласно А.В. Мудрику, социальный педагог – это педагог, исследующий социальное воспитание в контексте социализации, т.е. воспитание всех возрастных групп и социальных категорий людей, осуществляемое как в организациях специально созданных для этого, так и в организациях, для которых воспитание не является основной функцией (например, предприятия) [30, с. 18].

Цель его работы – создание благоприятных условий для личностного развития ребёнка (физического, социального, духовно-нравственного, интеллектуального), оказание ему комплексной социально-психологической помощи, а также защита ребёнка в его жизненном пространстве. Социальный педагог выступает посредником между ребёнком и взрослым. Он проводит социальную диагностику семей, составляет программу помощи семье и непосредственно ребёнку.

Социальный педагог по своему профессиональному назначению стремится по возможности предотвратить проблему, своевременно выявить и устранить причины, порождающие ее, обеспечить превентивную профилактику различного рода негативных явлений (социального, физического, социального и т. п. плана). Социальный педагог не ждет, когда к нему обратятся за помощью. В этической форме он сам "выходит" на контакт. Объектом воздействия социального педагога могут быть ребенок в семье, взрослые члены семьи и сама семья, в целом, как коллектив.

Деятельность социального педагога с семьей включает три основных

составляющих социально-педагогической помощи: образовательную, психологическую и посредническую (схема 1).

Схема 1.

Деятельность социального педагога

Деятельность социального педагога по профилактике жестокого обращения с детьми

Социально-педагогическая помощь детям в настоящее время – это социальное обслуживание и поддержка ребёнка, попавшего в трудную жизненную ситуацию, в оказании ему комплекса социально-педагогических услуг и осуществление их социальной адаптации и реабилитации.

Важнейшая задача системы социально-педагогической работы с детьми -обеспечение реализации социальных прав и гарантий, решение возникающих проблем посредством предоставления социально-правовых, социально-медицинских, социально-бытовых, социально-педагогических услуг и консультаций, которая ведётся в тесном контакте с правоохранительными органами, а также с органами опеки и попечительства [45, с. 78]. Исходя их этого, социальный педагог призван выполнять следующие функции:

- диагностическую (изучение особенностей ребёнка, его семьи);

- охранно-защитную (правовая поддержка ребёнка, создание условий для реализации его прав);

- социально-психолого-педагогическую (оказание неотложной психологической помощи, профилактическая поддержка).

Деятельность социального педагога подразделяется на три составляющие: психологическую, социально-педагогическую и правовую (юридическую). Психологическая составляющая социально-педагогической помощи включаете себя два компонента: социально-психологическую поддержку и коррекцию. Психологическую поддержку семьям, испытывающим различные виды стресса, социальный педагог может осуществлять совместно со школьным психологом. Наиболее эффективна эта работа, когда профилактика осуществляется комплексно: социальный педагог определяет проблему, анализируя межличностные отношения, положение ребенка; психолог посредством психологических тестов и других методик выявляет те психические изменения, которые приводят к жестокому обращению с ребёнком, затем идёт планомерная работа над коррекцией межличностных отношений. Социальный педагог должен так скорректировать отношения в семье, чтобы все необходимые меры для обеспечения установленного порядка и дисциплины в семье поддерживались с помощью методов, основанных на уважении человеческого достоинства ребенка в соответствии с Конвенцией о правах ребенка. В отличие от психотерапии социально – психологическая коррекция вскрывает конфликты внутрисемейных взаимоотношений и отношений между семьей и обществом. Цель ее заключается в том, чтобы помочь членам семьи узнать, как они взаимодействуют друг с другом, а затем помочь узнать, как сделать эти взаимодействия более конструктивными. Социальный педагог также выполняет посредническую функцию в установлении связей и контактов семьи и специалистов – психологов, социальных работников, врачей, юристов, представителей органов власти и общественности. Посреднический компонент социально-педагогической помощи включает в себя три составляющие: помощь в организации, координации и информирование. Работая над профилактикой жестокого обращения с детьми, необходимо, в первую очередь, обратить внимание на информирование, которое оказывается любому члену семьи, в том числе и детям, с которыми плохо обращаются или о которых не заботятся [48, с. 61].

Социальный педагог при работе с семьей выступает в роли советника, консультанта и защитника, отстаивая права ребенка в случае, когда приходится сталкиваться с полной деградацией личности родителей (алкоголизм, наркомания, жестокое отношение к детям) и вытекающими из этого проблемами неустроенности быта, отсутствие внимания, человеческого отношения родителей к детям.

Сегодня проблема профилактики жестокого обращения с детьми входит в число важнейших направлений государственной политики, активно ведутся поиск и создание различных систем эффективного её решения.

Социально-педагогическая профилактика (предупреждение, превенция) – деятельность по предупреждению социальной проблемы, социального отклонения или удержанию их на социально терпимом уровне посредством устранения или нейтрализации порождающих их причин. Профилактика направлена на предотвращение возможных физических, психологических или социокультурных коллизий у отдельных индивидов; сохранение, поддержание и защиту нормального уровня жизни и здоровья людей; содействие им в достижении поставленных целей и раскрытии их внутренних потенциалов [35, с. 312].

В отечественной литературе выделяется три уровня профилактики. Первый, общесоциальный уровень (общая профилактика), предусматривает деятельность государства, общества, их институтов, направленную на разрешение противоречий в области экономики, социальной жизни, в нравственно-духовной сфере. Второй уровень – специальный (социально-педагогическая профилактика), состоящий в целенаправленном воздействии на негативные факторы, связанные с отдельными видами отклонений или проблем. Устранение или нейтрализация причин этих отклонений осуществляется в процессе деятельности соответствующих субъектов, для которых профилактическая функция является профессиональной. И последний уровень, индивидуальный, (индивидуальная профилактика) представляет собой профилактическую деятельность в отношении конкретных лиц, поведение которых имеет черты отклонения или проблемности.

Профилактика, как функция социального педагога, при осуществлении им различных социальных ролей, реализует социально-правовые, юридические и психологические механизмы предупреждения и преодоления негативных последствий, организует социально-терапевтическую помощь, обеспечивает защиту прав ребёнка. Проблему жестокого обращения с детьми необходимо решать посредством социально – профилактической и реабилитационной функции в контексте реализации системы мер, направленных на своевременное оказание социально-правовой помощи детям. Также большую роль здесь играет охранно-защитная функция социального педагога, направленная на защиту прав и интересов детей, содействие применению мер государственного принуждения и реализации юридической ответственности лиц, допускающих прямые или опосредованные противоправные воздействие на детей, взаимодействует с органами социальной защиты и помощи.

Одним из эффективных инструментов решения проблемы профилактики жестокого обращения с детьми является социально-педагогическая деятельность общеобразовательной школы. Это следует из того, что социально-педагогическая деятельность как вид профессиональной деятельности направлен, в первую очередь, на гармонизацию взаимоотношений личности (в том числе и ребенка) с окружающей её средой во всех сферах её жизнедеятельности (в том числе ив школе, и в семье). Взаимодействие же образовательного учреждения с семьей, включение в это взаимодействие окружающей микросреды, повышает воспитательный потенциал семьи, который становится мощным средством социализации, социальной поддержки и защиты ребенка [35, с. 245].

В условиях низкой мотивации обращения семей за социально-педагогической, психологической помощью, необходимо применение такой формы работы с семьей, как патронаж. Патронаж – это одна из форм работы социального педагога, представляющая собой посещение семьи на дому с диагностическими, контрольными, адаптационно-реабилитационными целями, позволяющая установить и поддерживать длительные связи с семьей, своевременно выявляя ее проблемные ситуации, оказывая незамедлительную помощь. Патронаж дает возможность наблюдать семью в ее естественных условиях, что позволяет выявить больше информации, чем лежит на поверхности. Проведение патронажа требует соблюдения ряда этических принципов: принципа самоопределения семьи, добровольности принятия помощи, конфиденциальности, поэтому следует находить возможность информировать семью о предстоящем визите и его целях [45, с. 193].

Патронаж может проводиться со следующими целями:

- диагностические: ознакомление с условиями жизни, изучение возможных факторов риска (медицинских, социальных, бытовых), исследование сложившихся проблемных ситуаций;

- контрольные: оценка состояния семьи и ребенка, динамика проблем (если контакт с семьей повторный); анализ хода реабилитационных мероприятий, выполнения родителями рекомендаций и пр.;

- адаптационно-реабилитационные: оказание конкретной образовательной, психологической, посреднической помощи.

В ходе проведения патронажа часто выясняется, что обстановка не отвечает нуждам ребенка, а в ряде случаев, представляет опасность для его жизни. В этом случае социальный педагог, исходя из интересов ребенка, совместно с правоохранительными органами ведет открытый контроль за ходом реабилитационных мероприятий, оказывает необходимое директивное воздействие в случае низкой реабилитационной активности семьи, в том числе прибегает к карательным мерам, выступая, например, инициатором лишения родителей прав на воспитание ребенка.

Патронажи могут быть единичными или регулярными в зависимости от выбранной стратегии работы (долгосрочной или краткосрочной). Жестокое обращение с детьми происходит, преимущественно, в неблагополучных и асоциальных семьях. Следственно, именно, в таких семьях необходимы регулярные патронажи, постоянное наблюдение за которыми в какой-то мере дисциплинирует их, а также позволяет своевременно выявлять и противодействовать возникающим кризисным ситуациям.

Жестокое отношение к ребенку социальный педагог может заподозрить по некоторым особенностям поведения родителей:

- противоречивые, путаные объяснения причин травм у ребенка, нежелание внести ясность в происшедшее;

- позднее обращение за помощью в случае травм у ребенка или обращение за помощью по инициативе посторонних лиц, обвинение в травмах самого ребенка;

- неадекватная реакция родителей на тяжесть повреждения, стремление к ее преувеличению или преуменьшению, отсутствие обеспокоенности за судьбу ребенка;

- невнимание, отсутствие ласки, эмоциональной поддержки в обращении с ребенком, обеспокоенность собственными проблемами, невнимание к здоровью ребенка;

- рассказы о том, как их наказывали в детстве;

- признаки психологических расстройств в поведении или проявление патологических черт характера (агрессивность, возбуждение, неадекватность);

- перекладывание на ребенка ответственности за собственные неудачи, отождествление ребенка с нелюбимым родственником, негативная характеристика ребенка.

Наряду с патронажем, занимающим важное место в деятельности социального педагога, следует выделить консультационные беседы как одну из форм профилактической работы. Консультирование может проводиться в завуалированной форме. Конечная цель консультационной работы – с помощью специально организованного процесса общения откорректировать отношение к ребенку. Вместе с индивидуальными консультативными беседами, могут применяться групповые методы работы с семьей (семьями ) – тренинги. Социально-психологический тренинг определяется как область практической психологии, ориентированная на использование активных методов групповой психологической работы с целью развития компетентности в общении. Надо отметить, что в настоящее время цели проводимых тренинговых программ расширились, и тренинг перестал быть только областью практической психологии, заняв достойное место в социальной педагогике, в системе образования в целом. Тренинг представляет собой сочетание многих приемов индивидуальной и групповой работы и является одним из самых перспективных методов решения проблемы психолого-педагогического образования родителей. Эта проблема не теряет своей актуальности в течение последних десятилетий. Особенно остро она стоит в отношении родителей тех детей, которые имеют проблемы психического, физического, социального отклонения от нормы [35, с. 401].

Социальный педагог не может решить все проблемы, он должен лишь добиться осознания проблемы, создать условия для ее успешного решения.

Социально-педагогическая профилактическая деятельность будет эффективна, если она будет основана на комплексном подходе. Он предполагает изучение и использование данных демографии (изучение рождаемости), социологии и социальной психологии (исследование и анализ удовлетворенности браком и семейными отношениями, причин конфликтов), педагогики, права и экономики, этнографии (быт и культурные особенности); истории и философии (исторические формы семьи, брака, проблемы семейного счастья и долга), а также религии.

Таким образом, основными направлениями профилактики жестокого обращения с детьми в деятельности социального педагога являются:

- ранняя диагностика детей, находящиеся на воспитании в семьях с различным уровнем социальной дезадаптации; детей, находящихся под гиперопекой со стороны родителей, близких, воспитателей;

- консультационно-разъяснительная работа с учащимися, родителями, педагогами;

- организация коррекционно-реабилитационной деятельности в зависимости от уровня дезадаптации, привлечение необходимых специалистов, обращение к помощи специализированных учреждений, центров, служб;

- патронаж дезадаптированных несовершеннолетних;

- разработка и реализация целевых программ и технологий, направленных на профилактику и коррекцию нарушений поведения.

Профилактическая работа ведется во всем мире. Эти меры включают взаимодействие государственных и негосударственных структур, реабилитационные и адаптационные программы, меры уголовного пресечения, в виде наказаний. Целесообразно вести профилактику жестокого обращения с детьми совместно с профилактикой алкоголизма и наркомании, так как дети, воспитывающиеся в семьях, где их родители систематически употребляют алкоголь и наркотики, являются уязвимыми и незащищенными от насильственных злоупотреблений.

Результаты профилактической работы появятся не сразу, должно пройти время, к тому же для осуществления такой работы необходимы определенные финансовые затраты, возможны и административные барьеры.

Выводы по главе 1

Анализ литературы свидетельствует, что феномен жестокого обращения с детьми является объектом изучения различных отраслей знания: медицины, социологии, психологии, юриспруденции, педагогики и др. В исследованиях российских и западных учёных представлены различные подходы к определению понятия "жестокое обращение с детьми". Вместе с тем, отсутствует чёткое определение понятия "жестокое обращение с детьми", не определены приемлемые и неприемлемые формы воздействия родителей на детей, не разработаны критерии определения потенциальной опасности воздействия на ребёнка.

В литературе по юриспруденции под "жестоким обращением с детьми" понимаются такие насильственные действия, которые нарушают права ребенка, но еще не являются уголовно наказуемыми. Жестокое обращение с несовершеннолетними – это многоаспектная юридическая проблема, которой в теории уголовного права уделяется относительно слабое внимание, проблема нуждается в значительной доработке.

Обобщая сложившиеся в настоящее время подходы к определению понятия "жестокое обращение с детьми", можно сказать, что жестокое обращение с детьми происходит там и тогда, где и когда детям фактически причиняется вред через оскорбление, несправедливое наказание, побои, чрезмерные требования или запрещения чего-либо из "любви к ребенку".

Современная ситуация характеризируется не столько сокращением распространенности жестокого обращения с детьми, сколько признанием существования этого явления и готовностью общества принять все необходимые меры для предупреждения насилия по отношению к детям.

Исследователями выделяются следующие основные виды жестокого обращения с детьми:

1. Психическое насилие – однократное или хроническое психическое воздействие на ребенка, враждебное или безразличное отношение, а также другое поведение родителей и лиц, их заменяющих, которое вызывает у ребенка нарушение самооценки, утрату веры в себя, затрудняет его развитие и социализацию.

2. Жестокое физическое обращение – насильственное воздействие на ребенка, которое ведет или может привести к причинению физического вреда.

3. Сексуальное злоупотребление – когда ребенок используется

взрослым человеком или старшим ребенком (подростком) как объект для

удовлетворения сексуальных потребностей с применением насилия или без него.

4. Пренебрежение нуждами детей – постоянное или

периодическое неисполнение родителями или лицами, их заменяющими, своих

обязанностей по удовлетворению потребностей ребенка в развитии и заботе, пище и крове, медицинской помощи и безопасности, приводящее к ухудшению состояния

здоровья ребенка, нарушению его развития или получению травмы.

Основные причины жестокого обращения с детьми, учеными рассматриваются в четырех контекстах:

1. Социокультурный контекст – анализ структуры общества, установки и отношение к насилию в обществе, отношения между поколениями и полами, ролями родителей и детей, формальные и неформальные социальные сети и т. д.

2. Семейный контекст – анализ изменений структуры семьи, специфическую структуру отношений и их динамику, а также фрагментарность семейных отношений и частые нововведения и изменения.

3. Индивидуальный контекст – представления родителей о

здоровом образе жизни, специфический взгляд на собственный опыт детства, уровень самооценки и самоконтроля, представления о воспитании и воспитательных методах, степень приспособления к фрустрациям и способность бороться со стрессами.

4. Кризисный контекст предусматривает изучение снижения сопротивляемости родителей в кризисных ситуациях; способности взрослых людей решать конфликты и изменять свои представления о детях в процессе их взросления и т. д.

Жестокое обращение с детьми существовало на всем протяжении истории человечества. Представления о недопустимых формах обращения с детьми существенно различались в разные эпохи. В архаичных культурах дети в момент рождения не получали априори право на жизнь. Вплоть до IV века н. э. детоубийство не считалось нарушением правовых и моральных норм. Главнейшим "методом" воспитания была жестокость. Обычной практикой вплоть до XX века считалось воспитание и развитие ребенка не собственными родителями, а в семьях кормилицы или воспитателей. В XVIII-XIX веках в Европе бедных детей отдавали в зависимость в работные дома.

Осознание особой уязвимости определенных категорий детей появилось очень давно, однако наука и общество неохотно признавали реальные масштабы жестокого обращения с детьми. Только в 1989 году Организацией Объединенных Наций была принята "Конвенция о защите прав ребенка". Однако до настоящего времени во многих странах отсутствует полноценная нормативно-правовая база, позволяющая эффективно защитить детей от всех форм насилия.

Определенный прогресс, достигнут в вопросах защиты прав детей в Российской Федерации. К числу положительных изменений в законодательстве можно отнести ужесточение уголовной ответственности за изготовление порнографических материалов с использованием изображений несовершеннолетних, а также вовлечение несовершеннолетних в занятие проституцией.

Главным субъектом социально-педагогической деятельности по профилактике жестокого обращения с детьми является социальный педагог, т.е. педагог, исследующий социальное воспитание в контексте социализации. Цель его работы – создание благоприятных условий для личностного развития ребёнка (физического, социального, духовно-нравственного, интеллектуального), оказание ему комплексной социально-психологической помощи, а также защита ребёнка в его жизненном пространстве.

Сегодня проблема профилактики жестокого обращения с детьми входит в число важнейших направлений государственной политики. Профилактика, как функция социального педагога, при осуществлении им различных социальных ролей, реализует социально-правовые, юридические и психологические механизмы предупреждения и преодоления негативных последствий, организует социально-терапевтическую помощь, обеспечивает защиту прав ребёнка.

Одним из эффективных инструментов решения проблемы профилактики жестокого обращения с детьми является социально-педагогическая деятельность общеобразовательной школы. Социальный педагог не может решить все проблемы, он должен лишь добиться осознания проблемы, создать условия для ее успешного решения.

Литература

1. Асанова, Н.К. Руководство по предупреждению насилия над детьми /Н.К.Асанова – М.: Издательский гуманитарный центр ВЛАДОС, 1997.- 160 с.

2. Беличева, А. И. Основы превентивной психологии / А.И.Беличева – М., 1993.-246 с.

3. Богачева, О.П. Дубягин, Ю.П. Школа выживания или 56 способов защитить ребенка от преступления / О.П.Богачёва, Ю.П.Дубягин – М.: Глаголь, 2007г. – 136 с.

4. Бодрова, В.В. Насилие в семье / В.В.Бордова // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. – 2000. – № 5. – С. 44 – 47.

5. Бурлачук Л. Ф. Психодиагностика: Учебник для вузов. – СПб.: Питер, 2006. – 351 с: ил. – (Серия ≪Учебник нового века≫). ISBN 5-94723-045-3, c.104

6. Варывдин, В. А., Клемантович, И. П. Управление системой социальной защиты детства: учебное пособие / В.А. Варывдин, И.П.Клемантович – М., 2004. – 418 с.

7. Василькова, Ю.В. Методика и опыт работы социального педагога /Ю.В.Василькова. – 2 – е изд., испр. – М.: Молодая гвардия, 2004. – 290 с.

8. Волкова, Е.Н. Защита детей от жестокого обращения / Под ред. Е.Н. Волковой.- СПб.: Питер, 2007.-256 с.

9. Выготский, Л.С. Педагогическая психология / Л.С.Выготский. -М.: Наука, 1999.- 536 с.

10. Гайдаренко, Н.В., Ярославцева Н.Д. Психологические последствия жестокого обращения с детьми / Н.В.Гайдаренко, Н.Д.Ярославцева. – М.: Психология и Педагогика, 1994. – 148 с.

11. Герасимов, В.И. Основы превентивной педагогики/ В.И.Герасимов.- М.: ВУ, 2005.- 225 с.

12. Гильбух, Ю.З. Психодиагностика в школе / Ю.З.Гильбух.- М.: Серия: Учитель и психодиагностика – Издательство: укрвузполиграф – Переплет: мягкий; 84 страниц; 1992 г.

13. Даллер, К.Г. Социальная защита детей / К.Г.Даллер // Энциклопедия социальной работы. М: 2000. – С. 160 – 164.

14. Дмитриева, В.Г. Организационная и социально-педагогическая деятельность социального педагога в образовательном учреждении: Методические рекомендации/ Дмитриева В.Г., Черноусова Ф.П., Яркова И.В. – М., 2004. – 356 с.

15. Елисеев, Д. И. Жестокое обращение с детьми как проблема современного общества / Д.И.Елисеев. – М.: Свобода, 2001. – 206 с.

16. Закатова, И.Н. Социальная педагогика в школе / И.Н.Закатова. – М.: 2006. – 320 с.

17. Зиновьева, Н.О., Михайлова Н.Ф. Психология и психотерапия насилия. Ребенок в кризисной ситуации / Н.О.Зиновьева, Н.Ф.Михайлова. – М.: Педагогика-Пресс, 2003. – 218 с.

18. Игнатьев, В.И. Реабилитация подростков в семейных воспитательных группах / В.И. Игнатьев // Социальная работа. – 2002. – № 1. – С. 69 – 71.

19. Ильина, С.В. Влияние пережитого в детстве насилия на возникновение личностных расстройств / С.В. Ильина // Вопросы психологии. – 1998. – № 6. – С. 65 – 75.

20. Кинар, Э.М. Дети, страдающие от плохого обращения / Э.М.Кинар // Энциклопедия социальной работы. – М., 1993. – Т. 1. – С. 202 – 209.

21. Кон, И.С. Социология личности / И.С.Кон. – М.: Наука. 1967. – 316 с.

22. Конституция Российской Федерации. – М., 2004.

23. Кочеткова, С.В. Опыт анализа насилия в семье/ С.В.Кочеткова //Социологические исследования. – 1999. – № 12. – С. 114 – 117.

24. Кошелева, А.Д., Алексеева Л.С. Психологическое насилие над ребенком в семье, его причины и следствия/ А.Д.Кошелева, Л.С.Алексеева // Насилие в семье: с чего начинается семейное неблагополучие. – 2000. – № 1. – С. 21 – 69.

25. Лидере, А.Г. Психологический тренинг с подростками/ А.Г.Лидере.- М.: Высшее образование, 2001.- 239 с.

26. Международная Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 года № 44/25.

27. Мельниченко, С.А. Предотвращение жестокости по отношению к женщине и детям / С.А. Мельниченко // Издавтельство Института психотерапии,2005г.- С. 10-23.

28. Меньшикова, Е.С. Жестокое обращение с детьми и его возможные отдаленные последствия / Е.С. Меньшикова // Психологический журнал. 1993. – №6. С. 21 – 36.

29. Минеева, О.А. Работа с семьей в условиях ПМС-центра по поводу жестокого обращения с детьми: (Опыт Психол.-мед.-соц. Центра "Юго-запад" Москвы) /О.А. Минеева //Семейная психология и семейная терапия. – 1999. – №1. С. 7-12.

30. Мудрик, А.В. Создание условий развития личности в воспитательных организациях /А.В.Мудрик. – М.: МСЭИ, 2008.-246 с.

31. Никитина, О.А, Жестокое обращение с детьми / О.А.Никитина.- Магнитогорск, 2000.- 169с.

32. Райе, Ф. Психология подросткового и юношеского возраста /Ф. Райе. – СПб., 2000. – 684 с.

33. Реан, А.А. Агрессия и агрессивность личности /А.А. Реан //Психологический журнал. – 1997. – №5. – С.3-18.

34. Ремшмидт, X. Подростковый и юношеский возраст: Проблемы становления личности. Пер. с нем. Т.П. Лойдиной. /Методы исследования личности СПБ, 2004.,- 287.

35. Рогов, Е.И. Настольная книга практического психолога в образовании: Учебное пособие/ Е.И.Рогов. – М.: ВЛАДОС- ПРЕСС, 2001. – 529 с.

36. Румянцева, Т.Г. Агрессия и контроль /Т.Г. Румянцева // Вопросы психологии. – 1994. – №6. – С.35-40.

37. Сафонова, Т.Я., Цымбал Е.И. Жестокое обращение с детьми/ Т.Я.Сафонова, Е.И.Цымбал. – М.: ПСМЗ "ОЗОН", 2001. –168 с.

38. Сафронова, Т., Цымбал Е., Ярославцева Н. Плата за жестокость: проблемы профилактики жестокого обращения с детьми в семье/ Т.Сафонова, Е.Цымбал, Н. Ярославцева // Народное образование. – 1995. – №5. – С.13-26.

39. Ситаров, В.А., Маралов В.Г. Педагогика и психология ненасилия в образовательном процессе,- учебное пособие для студ. высш. пед. учебн. заведений /Под ред. В.А. Сластенина.-М.: Академия, 2000.-289 с.

40. Соколова, Е.Т., Чеснова И.Г. Зависимость самооценки подростка отношения к нему родителей/ Е.Т.Соколова, И.Г.Чеснова // Вопросы психологии. – 1996. – № 2. – С. 31 – 42.

41. Соколова, Е.Т. Влияние на самооценку нарушений эмоциональных контактов между родителем и ребенком и формирование аномалий личности/ Е.Т.Соколова. – М.: Наука, 1981. – 179 с.

42. Соколова, Е.Т. Проективные методы исследования личности /Е.Т.Соколова. – М.: изд-во МГУ, 1980. – 139 с.

43. Столин, В.В. Психологические основы семейной терапии/ В.В.Столин // Вопросы психологии. – 1989. – №4. – С. 11 – 17.

44. Тимченко, Г.П., Семенова И.В. Проблема жестокого обращения с детьми и пути ее решения / Г.П.Тимченко, И.В.Семёнова // Альманах судебной медицины. – 2001.-№2.- С. 146-149

45. Холостова, Е.И. Словарь-справочник по социальной работе /Под ред. д-ра ист. наук проф. Е.И.Холостовой – М.: Юрист, 1997.- 296 с.

46. Цымбал, Е.И. Правовая защита детей от насилия и пренебрежения их основными нуждами / Е.И.Цымбал // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. – 1998. – №2. – С. 35-40.

47. Черняк, Е.А. Социология семьи / Е.А. Черняк. – М., 2003. – 247с.

48. Шапиро, Б.Ю., Сидоренкова Т.А., Либоракина М.И. Социальные работники за безопасность в семье/ Б.Ю.Шапиро, Т.А.Сидоренкова, М.И.Либоракина. – М.: 2004. – 152 с.

49. Шульга, Т.И. Олиференко Л.Я., Быков A.B. Социально-психологическая помощь обездоленным детям: опыт исследований и практической работы / Т.И.Шульга, Л.Я. Олиференко, А.В.Быков. – М.: Форум, 2003.- 198 с.

50. http://www.un.org

51. http://www.nov-mvd.ru.